Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2001-12
На страницу Пред.  1, 2, 3
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3708

СообщениеДобавлено: Пт Янв 13, 2006 12:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2001122102
Тема| Премия «Золотая маска»
Авторы| Валерий КИЧИН
Заголовок| "Летучая мышь" не наденет "Маску"
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20011221
Ссылка|
Аннотация| Сразу два спектакля Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко - "Обручение в монастыре" и "Летучая мышь" - выдвинуты на театральную премию "Золотая маска". Оба спектакля только что сняты с номинаций по решению творческого коллектива самого театра.

Непредвзятый наблюдатель, просмотрев списки номинаций, согласится, что в таком решении есть резон: сам механизм конкурсной экспертизы нуждается в сверке с требованиями профессии. Из противоречий самое типичное: "Щелкунчик" Мариинки выдвинут на "Маску" как лучший балетный спектакль, но из его создателей номинирован только художник Шемякин. Выведем за скобки животрепещущую тему обид и амбиций и согласимся, что это нонсенс с точки зрения профессии и здравого смысла. В работе экспертного совета "Маски" такие нонсенсы стали традиционными. Жест "станиславцев" представляется своевременной попыткой привлечь внимание к проблеме.
Мы попросили художественного руководителя оперной труппы театра Александра Тителя прокомментировать это решение.
- Есть профессиональные категории, которые надо свято соблюдать. Я понимаю, что и экспертным советом "Маски" руководят благие намерения - соблюсти широту палитры, никого не обидеть, создать такую сеть, чтобы в ней был интересный и разнообразный улов. Мы исполнены уважения к этим людям, но чувствуем: что-то здесь не так. И чтоб не идти на бесконечные компромиссы, приняли такое решение. Нам кажется, в самом механизме "Маски" есть забвение основ того, что добыл театр за весь ХХ век. Театр - дело коллективное, это аксиома, так учили моих коллег - актеров, режиссеров, театроведов. И есть в искусстве театра понятие художественной целостности, когда совокупные усилия разных профессий дают не просто арифметическую сумму, а новое качество. Лучший спектакль - наиболее гармоничный во всех его компонентах. Это бывает нечасто. Если этого не случилось - пожалуйста, в спектакле могут быть отдельные удачи художника, дирижера, актрисы. В "Летучей мыши" номинирован режиссер, но не выдвинут художник. Но режиссер и художник - единое целое, мы несем ответственность друг за друга, мы выигрываем вместе и проигрываем вместе. Это суть театра!
- Любая система премирования содержит элемент компромисса.
- Я говорю не о вручении "Масок" - это раздача слонов, шоу. Я говорю о критериях. Если есть несколько спектаклей, каждый из которых состоялся как гармоническое целое, то они могут быть в главной номинации. Но тогда и все ключевые участники этой целостности должны участвовать в конкурсе - а уж дело жюри сказать: именно здесь работа дирижера или художника представляется более завтрашней, новаторской, интересной. Я сейчас говорю о базовых противоречиях, которые вызывают недоумение и нежелание играть по этим правилам. Наш театр не обижен "Маской", и мы поступили так не из обиды, а из желания защитить театральную природу.
Комментарии директора "Золотой маски" Эдуарда БОЯКОВА:
- Свое решение выйти из конкурса театр объясняет тем, что лучший спектакль не может быть без лучшего дирижера и лучшего режиссера. По-моему, это странная логика. Любой аналог нашей премии - скажем, "Оскар" - не предполагает подобного симбиоза. В "Золотой маске" есть понятие "основная номинация". Это - спектакль. И выдвигая спектакль, эксперты, естественно, оценивают работу целого коллектива. Театр много раз участвовал в нашем конкурсе по этим правилам и никогда не возражал. Дело в другом, просто в этом году очень сильный конкурс. А возможно, им не понравился состав жюри.
P.S. Тем не менее проблема остается, и мы к ней вернемся.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3708

СообщениеДобавлено: Пт Янв 13, 2006 12:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2001122401
Тема| Балет, Красноярский балет, премьера, «Щелкунчик», Персоналии, Бобров С.
Авторы| Михаил Малыхин
Заголовок| Взросление Щелкунчика
Где опубликовано| «Эксперт» №48 (308) 24 декабря 2001
Дата публикации| 20011224
Ссылка| http://expert.ru/expert/2001/48/48ex-novkult_25028/
Аннотация| На днях в Красноярске состоялась большая премьера: Театр оперы и балета представил свою версию рождественской феерии "Щелкунчик" на музыку Чайковского.

Балетную сказку поставил 38-летний хореограф из Большого театра Сергей Бобров. "Щелкунчик" получился весьма нарядным благодаря 75 уникальным маскам, шляпам-кораблям в стиле рококо и парикам по моде XVIII века. Время от времени нервные женщины в зале взвизгивают, когда из-под елки выползают странные фантастические существа с огромными носами и крыльями, растущими прямо из огромных ушей.
Бобров давно знаком красноярцам по прежним танцевальным проектам - "Царь-рыба" (1998) на сюжет Виктора Астафьева, "Антигона" (1999) по Софоклу и "Дивертисмент" (2000) по мотивам русской балетной классики. Как и во всех прежних работах хореографа, в избитом и заезженном на всех мировых подмостках "Щелкунчике" зрителей ожидает масса сюрпризов. На этот раз Бобров не стал шокировать публику танцем с бензопилами ("Царь-рыба") или плясками хвостатых чудищ ("Антигона") - на первый взгляд даже пластика двухчасового балета смотрится вполне классически.
Однако оказалось, что в спектакле две главные героини: Маша-девочка и Маша-девушка. По замыслу авторов балета, Маша проходит через "зеркало времени" и взрослеет, а вместе с ней взрослеют и ее друзья. В постановке это решено довольно просто: первый акт танцуют дети - учащиеся местного хореографического училища, а во втором к ним присоединяются солисты Красноярского балета.
И уж совсем невероятным сюрпризом красноярского "Щелкунчика" стал финал, где в Принца - жениха Маши - превращается не уродец-Щелкунчик, а старый сказочник Дроссельмейер, который весь балет напролет сочинял для Маши истории про Мышиных королей и оловянных солдатиков. Вот уж, воистину, чего только не бывает в Сибири перед Рождеством.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3708

СообщениеДобавлено: Пн Янв 16, 2006 11:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2001122402
Тема| Балет, МТ, премьера, «Блудный сын», Персоналии, Баланчин Дж., Прокофьев С., Гумерова С., Матвиенко Д., Меркурьев А., Павленко Д.
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Кабаре на паркете
Где опубликовано| «Эксперт Северо-Запад» №32 (61)
Дата публикации| 20011224
Ссылка| http://expert.ru/northwest/2001/32/32no-cultur2_52718/
Аннотация| Мариинский театр показал очередную премьеру балетов Джорджа Баланчина.

На этот раз выбор пал на "Блудного сына" Сергея Прокофьева. К регулярному появлению в Петербурге новых спектаклей американского классика уже настолько привыкли, что в профессиональных кругах это не вызвало никакого ажиотажа.
Мариинка начала осваивать Баланчина двенадцать лет назад. Но даже в Советском Союзе первооткрывателем его спектаклей не была: они уже шли в Тбилиси, Перми и даже в самом Ленинграде в Малом оперном театре. Гениальность хореографа и его бесспорное лидерство среди балетмейстеров ХХ века даже в России конца 80-х сомнений не вызывали. Однако тогда русский балет, все еще не расставшийся с мифом о собственном первенстве, ценил в Баланчине только то, что казалось адекватным русской классической традиции. В Тбилиси, Перми и Ленинграде шло одно и то же: "Серенада", "Тема с вариациями", "Pas de deux" на музыку Чайковского. Большой театр, нарушивший тенденцию и рискнувший поставить в 1991 году "Блудного сына", пережил сокрушительный провал: спектакль прошел два десятка раз и исчез из репертуара.
Как выглядели те спектакли двенадцатилетней давности, позволила судить "Тема с вариациями", возобновленная ныне в пару к "Блудному сыну". Сосредоточившиеся на премьере американские педагоги из фонда Баланчина отдали ее в руки местных репетиторов. В результате наспех сколоченный спектакль, которому, очевидно, не хватило репетиций, оказался погребен под шикарными театральными люстрами, тяжеленными расписными и расшитыми пачками и величественностью танцовщиков.
Словно забыв опыт пяти последних лет, они чувствовали себя массивными искусственными цветами какого-нибудь "Оживленного сада" из "Корсара", а не мобильными и легкими гоночными автомобилями Баланчина. И ни старательность красавиц кордебалета, ни изумительная красота ног Софьи Гумеровой и напористость Дениса Матвиенко не в силах были скрыть приблизительность исполнения одного из лучших балетов Баланчина.
Однако со времен первой премьеры "Темы" Петербург стал главным экспертом по стилю балетмейстера. Здесь были возобновлены или поставлены впервые в России "Серенада", "Аполлон", "Драгоценности". Все они в большей или меньшей мере являют генетическую связь хореографа с петербургским балетом: пронизаны петербургскими мифами и воспоминаниями о Петербурге. На них Мариинский театр осваивал не только лексику, но и сам способ мышления Баланчина. "Блудным сыном" Мариинка дала понять, что ее честолюбие этим не ограничивается.
"Блудный сын" - второй крупный балет хореографа: он был поставлен для труппы Сергея Дягилева в 1929 году, через год после премьеры "Аполлона". Спектакль, годы спустя ставший образцовым украшением репертуара любой презентабельной труппы, является фаворитом и у исследователей. Он - благодатная почва для сопоставлений и ассоциаций: в последний год своей бурной жизни один российский беглец - Сергей Дягилев дает возможность поставить балет в своей прославленной труппе другому такому же беглецу, только очень молодому, - Джорджу Баланчину, а в главной партии в нем выступает еще один их соотечественник - Сергей Лифарь. В основе спектакля - легенда о блудном сыне. И 25-летний Баланчин в сотрудничестве с композитором Сергеем Прокофьевым, сценаристом Борисом Кохно и художником Жоржем Руо ставит спектакль - свободный, дерзкий, виртуозный, лишенный всяких комплексов самоутверждения. Образец для современных творцов, объясняющих отсутствие таланта недостатком денег, времени или технических возможностей.
Чтобы рассказать библейскую легенду, Баланчину нужно полчаса сценического времени, шестнадцать танцовщиков, два живописных задника (один условно изображает пейзаж отчего края, второй - зазывные яства чужбины), шатер, обозначающий родной дом, деревянная конструкция, служащая то забором, через который сбегает Блудный сын, то стол, за которым он пирует с бритоголовыми попутчиками, то крест, к которому они, обобрав, пригвождают его, то корабль.
Минимализм постановочных средств продиктовал минимализм лексики. Баланчин почти не позаимствовал движений из словаря Петипа, а трансформировал те, что увидел на улице или в парижских кабаре.
И танцовщики Мариинского театра, еще несколько лет назад капризно отказывавшиеся ломать тела под усложненные темпы баланчинских балетов, самоотверженно осваивают новый стиль. Андрей Меркурьев - Блудный сын, еще недавно чистенько и тоскливо декламировавший pas de deux из "Щелкунчика" и "Дон Кихота" в Театре имени Мусоргского, с энтузиазмом скручивается в прыжках-загогулинах, колотит кулаками по колену, сопротивляясь непреклонности Отца, а в финале старательно карабкается ему на руки. Ослепительно красивая в рубиновом костюме и высоченном колпаке с рубиновыми камнями Дарья Павленко в роли Сирены по-баланчински вызывающе прогибается в мостиках, оттопыривает бедро, сохраняя при этом баланчинскую же изысканность и невозмутимость.
На высоте и кордебалет: не обнаружив в этом спектакле ни пируэтов, ни поддержек, ни прыжков, он тем не менее точно и музыкально воссоздает механизированный стиль спектакля, демонстрируя завидную увлеченность. Последнее обстоятельство принципиально: именно невежественное равнодушие артистов когда-то погубило постановку Большого.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3708

СообщениеДобавлено: Пн Янв 16, 2006 11:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2001122403
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Цискаридзе Н.
Авторы| ДАРЬЯ ПАШЕВА
Заголовок| Рожденный в Новый год тонуть не должен
Где опубликовано| Профиль
Дата публикации| 20011224
Ссылка|
Аннотация|

На вопрос о том, как собирается встретить наступающий Новый год солист Большого театра Николай Цискаридзе, артист со смехом ответил: "Надеюсь, мне не придется встретить его на дне Сены". 31 декабря Николай будет выступать на сцене Гранд-опера - российская "Баядерка" станет волшебным новогодним подарком для французской публики. (Выступать в новогодний вечер на сцене для Николая не редкость - традиционно он исполнял главную партию в балете "Щелкунчик" в Большом театре.) Николай признался корреспонденту "Профиля", что каждый раз выходит на сцену словно в первый раз, волнуясь, как его примут зрители. Наверное, именно таким отношением к работе можно объяснить колоссальный успех солиста Большого - "на Цискаридзе" во всех странах аншлаг. "Если же все пройдет успешно, - заметил Николай, - я буду стоять с бутылкой шампанского на мосту и любоваться Сеной".
Вообще, для Николая Цискаридзе Новый год - праздник особый, ведь он родился 31 декабря. Поэтому, по его собственному признанию, в Новый год он не дарит подарки, а получает их сам. В Грузии, где прошло детство Николая, есть традиция: кто первым переступит порог дома в Новый год, на того и будет похож следующий год. 31 декабря именинник Николай обходил с выданным родителями подносом с деньгами и сладостями дома своих знакомых. "Божий дар", каковым считают в Грузии всех маленьких мальчиков, а тем более родившихся в новогоднюю ночь, с огромной радостью принимали соседи. Николай раздавал всем понемногу конфет и денег, что согласно традиции обещало, что наступающий год будет богатым и сладким. Соседи с радостью дарили мальчику подарки. Особенно Николай любил торт со свежей клубникой, который пекла одна из хозяек, - в ее дом мальчик наносил первый визит. Тот новогодний торт он вспоминает до сих пор: радует Николая его тетя, которая каждый Новый год печет специально для племянника пирог с маком.
В этом году в дни новогодних и рождественских праздников в Большом театре впервые за много лет соберутся мальчики и девочки. Главный театр страны приготовил для них чудесный подарок - праздник Новогодней елки. 170 маленьких зрителей примут участие в представлении, которое устроят для них 50 артистов Большого. Не исключено, что среди детишек окажутся и те, кто пойдет по стопам гениального Цискаридзе и через много лет будет вспоминать елку в Большом как свой самый яркий новогодний подарок.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3708

СообщениеДобавлено: Вт Янв 17, 2006 3:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2001122501
Тема| Балет, МТ, премьера, «Блудный сын», Персоналии, Баланчин Дж.
Авторы| Анна Галайда, Фото: НАТАЛЬЯ РАЗИНА
Заголовок| "Блудный сын" Джорджа Баланчина
Где опубликовано| Итоги №51 / 289 (25.12.01)
Дата публикации| 20011225
Ссылка| http://www.itogi.ru/archive/2001/51/125300.html
Аннотация| Премьера балета Джорджа Баланчина в Мариинском театре особого ажиотажа не вызвала.

Спектакли Баланчина - главной фигуры в хореографии ХХ века - в последние годы стали центром интересов Мариинки. Триумфальный успех на ее сцене "Симфонии до мажор" в 1996 году спровоцировал в России моду на Баланчина. Трудности с приобретением прав на его спектакли не остановили ни Большой, ни Пермский театры оперы и балета. Танцевать Баланчина - значит быть молодым, мобильным и полным сил. В XXI веке не танцевать Баланчина - все равно что не танцевать "Лебединое озеро".
Однако в отличие от Большого театра, нокаутировавшего и артистов, и зрителей сочетанием имперской роскоши "Симфонии до мажор" с конструктивистским "Агоном", Мариинский театр пополнял свой баланчинский репертуар медленно и планомерно. Зубодробительно сложную технику Баланчина петербургские танцовщики осваивали несколько лет на "Симфонии до мажор", "Аполлоне", "Серенаде" и "Драгоценностях", которые только на первый взгляд похожи на неторопливые и величественные балеты Петипа.
"Блудный сын" означает, что на смену баланчинскому Чайковскому приближаются Стравинский и Хиндемит. Этот спектакль 25-летний Баланчин делал в 1929 году для "Русского балета" Сергея Дягилева. Незадолго до этого с трудом выбравшийся из Советской России, молодой хореограф, взявшись за библейскую легенду, поставил спектакль вовсе не о счастье возвращения к тихому семейному уюту. За полчаса сценического времени, выбросив из спектакля всю привычную балетную красоту в виде классических позочек и прыжочков, он рассказал о радости свободы, пьянящей неизвестности и бьющих через край молодых силах. Лишь поначалу этот спектакль выглядит созданным на порыве неконтролируемого вдохновения. Задор молодого Баланчина, заставляющего танцовщиков переплавлять балетные пируэты в акробатику и пантомимные жесты, помножен здесь на жесткий расчет хореографа. Он выглядит пощечиной молодым современным хореографам, которые за две недели до нынешней премьеры презентовали свои опусы на сцене Мариинского театра, оправдывая профессиональную несостоятельность молодостью и недостатком опыта.




Год 1929-й. Париж. До премьеры балета 37-летнего Сергея Прокофьева «Блудный сын» в постановке Джорджа Баланчина в рамках дягилевских «Русских сезонов» остается несколько минут. Любимец Сергея Дягилева Сергей Лифарь лежит на кровати в гостинице. Его зовут в театр.
- Я не чувствую роли! Я не знаю, чего ждет от меня Дягилев! - восклицает Лифарь. - Пусть провалится этот спектакль! Пусть его вообще отменят!
Он ждет, что за ним придет Сергей Дягилев и они вместе отправятся в театр. Дягилева нет. Безуспешно покапризничав некоторое время, Лифарь вскакивает с кровати и мчится в театр. Он успевает на сцену вовремя: «Блудный сын» заявлен в конце программы. С последним тактом он понимает: это успех.
(Журнал «Профиль» N46 декабрь 2005 http://www.profile.ru/items/?item=17298 )
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3708

СообщениеДобавлено: Вт Янв 17, 2006 3:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2001122502
Тема| Балет, Париж, Театр де ла Виль, премьера, «Весна священная», Персоналии, Прельжокаж А.
Авторы| Эльмар ГУСЕЙНОВ
Заголовок| Балалайка и трусы
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20011225
Ссылка| http://main.izvestia.ru/culture/24-12-01/article11949
Аннотация| Парижские театральные премьеры: новое прочтение русской классики

Между артистами медленно ползли круглые пятна настоящего пламени. Затем подмостки затянуло густым белым дымом, в котором скрылось человек пятьдесят артистов хора. Дым тут же растаял, и сцена осталась пустой, на ней лишь темнели груды сброшенных хористами одежд - ведь раскольники в последней сцене "Хованщины" умирают в одних нательных рубашках. Это было жуткое и величественное зрелище. Зал подождал. И взорвался бешеными аплодисментами. "Хованщина" в "Опера Бастий" и "Весна священная" в "Театр де ла Виль". Две премьеры - два триумфа. Два парижских театра - и два разных подхода к русской классике. Румынский режиссер Андрей Шербан не стал особенно экспериментировать с оперой Мусоргского - оркестровка Шостаковича, почти полный набор звезд Мариинского театра и костюмное оформление. В результате - настоящий аншлаг. Основным элементом декораций "Хованщины" стала огромная глыба чего-то серого - то ли стена, то ли скала, которая острым ребром рассекает сцену. На верхушке этого сооружения маячат позолоченные церковные купола, вокруг двигаются стрельцы, монахи, бояре и другие герои оперы. Иногда глыбу сменяют странные дощатые помосты, на которых почему-то по ходу действия укладываются отдыхать стрельцы. Сюда же в расшитой рубахе выходит и дьяк Шакловитый. Он держит в руках загадочный и напрочь отсутствующий в либретто (да и в самой допетровской Руси) атрибут - балалайку. С балалайкой в руках Шакловитый сообщает стрельцам об их печальной участи, с ней же уходит со сцены. С ней же Валерий Алексеев, исполняющий партию дьяка, выходит после окончания спектакля на поклоны. Впрочем, балалайка не портит впечатления от спектакля. Об этом же говорил и Геннадий Рождественский, которого я встретил во время одного из антрактов: "По оформлению это почти социалистический реализм, - заявил дирижер, дожевывая бутербродик. - "Хованщину" ведь как только ни ставили, чуть ли не на подводную лодку переносили действие. А здесь художник не мешает воспринимать музыку. И голоса неплохие". Голосами в этой новой постановке "Хованщины" были Владимир Огновенко (Иван Хованский), Владимир Галузин (Андрей Хованский), Роберт Брубейкер (Василий Голицын), Анатолий Кочерга (Досифей), Лариса Дядкова (Марфа). Обилие русских голосов - главная сенсация нынешней "Хованщины".
"Весну священную" Стравинского в "Театр де ла Виль" поставил известный французский хореограф албанского происхождения Ангелин Прелжокай. Вышло зрелище странное, очень рассудочное и в то же время захватывающее. Начинается так: в полной тишине на сцену выходит танцовщица в короткой юбке и маечке, медленно поднимает юбку и спускает трусы, оставляя их стягивать ноги где-то у щиколоток. Затем на сцену выходят еще танцовщицы и проделывают тот же номер. И только после этого начинается танец, первые па которого участницы спектакля проделывают, стесненные странными путами, от которых потом, впрочем, избавляются. Весь балет Прелжокая об этом: о свободе и рабстве, в которое ввергает человека любовь. О готовности отдаться любимому и о готовности причинять ему боль. Шесть мужчин и женщин, беснующихся на сцене под музыку Стравинского, держат зал в напряжении все 45 минут спектакля. Но особенно удалась последняя картина балета. Главную героиню партнеры раздевают догола и швыряют на импровизированное возвышение на сцене. После ее последнего, яростного танца музыка стихает. В зале воцаряется тишина, и все, кроме обнаженной женской фигуры на сцене, тонет во мраке. Женщина в свете одинокого софита медленно поворачивается - даже в последних рядах огромного амфитеатра слышно тяжелое дыхание уставшей танцовщицы, затем опускается на помост, сворачивается калачиком и тоже исчезает в темноте. Неистовые аплодисменты. В нынешнем сезоне русская классика, как всегда, составляет интереснейшую часть репертуара парижских театров. Добавьте к названным выше спектаклям "Преступление и наказание", поставленное Робером Оссейном в театре Мариньи, и "Шехерезаду" Римского-Корсакова в "Гранд Опера", воссозданную испанским балетмейстером Бланкой Ли (художником-постановщиком этого спектакля выступил сам Кристиан Лакруа). Обращаясь к русской классике, французы редко придерживаются канонов. Но свою основную функцию она, русская классика, выполняет, оставаясь для западных артистов неисчерпаемым резервуаром новых идей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3708

СообщениеДобавлено: Ср Янв 18, 2006 11:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2001122503
Тема| Танец, Екатеринбург, "Трик&Трак", Персоналии, Френак П.
Авторы| Марина БОРИСОВА
Заголовок| ИСПЫТАНИЕ ТЕЛОМ
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20011225
Ссылка| http://main.izvestia.ru/culture/25-12-01/article12009
Аннотация| Стриптиз - это только начало танца



Танцевальный бум в Екатеринбурге достиг высшей точки. После ряда премьер местных групп contemporary dance, изготовленных приглашенными хореографами ("Известия" об этом писали), по городу был пущен короткий, но точный залп: "Екатеринбург-данс-театр". Художественный директор Первого международного фестиваля современного танца Олег Петров и его организаторы, Театр эстрады и Муниципальный театр балета, хотели показать искушенной в этом деле столице Урала то, что она еще не видела.
Главным событием фестиваля стало явление Компании Пала Френака (создана в 1989 году в Париже). Выросший в Венгрии в семье глухонемых родителей хореограф известен Уралу больше, чем Москве, видевшей лишь шесть лет назад его "Плашки". Екатеринбург же кроме того спектакля имел Френака постановщиком в Муниципальном театре балета, а сейчас получил его в качестве российского эксклюзива из парижской оперы. Прямиком после показа на этой престижной площадке один из последних опусов Френака "Трик&Трак" (создан в 1999 году) угодил в столицу Урала и встретил горячий прием.
Чем же так удивила Екатеринбург интернациональная Компания Френака, показавшая почти часовой спектакль с простым названием? Если коротко - очень высоким качеством танца и безупречной формой: спектакль врезается в память каждым кадром, а каждый исполнитель - это индивидуальный образ, что в современном танце большая редкость. Правда изначально бессюжетная пьеса для семи танцовщиков имела другую приманку для публики, повалившей на то, что она действительно еще не видела в данс-театре, - обнаженное тело. Однако спектакль сразил уральцев не количеством женской и мужской натуры (последнюю представлял и сам Френак, появившийся на кульминации подобно ожившей пепельной мумии), а очень выразительной хореографией, корни которой уходят не только в Европу, но и Японию, и подготовкой исполнителей, сумевших превратить свои тела в совершенные пластические инструменты.
Кроме того, "Трик&Трак" доставил эстетическое наслаждение свободным смешением жанров, к которому, однако, невозможно придраться: это не только танец, но и боди-арт (два обнаженных тела оформлены в стиле японской росписи по шелку), и рискованная воздушная гимнастика (парящая над сценой вниз головой обнаженная женщина подвешена за щиколотки), и дикая стихийная грация (яростное сплетение-расплетание тел мужчины и женщины) и многое другое, чему не просто, да и не нужно давать определение. В принципе, описывать "Три&Трак" почти бесполезно: его содержание - не литературная концепция, а тела танцовщиков, от движений которых трудно оторвать глаз: эти движения красивы и посылают в зал сгустки эмоций. В современном танце порой и 10 минут кажутся вечностью. Здесь же час пролетает так насыщенно и незаметно, что спектакль хочется смотреть еще раз сразу, как он закончился.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3708

СообщениеДобавлено: Ср Янв 18, 2006 11:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2001122504
Тема| Балет, БТ, МТ, итоги года
Авторы| Екатерина БИРЮКОВА
Заголовок| БОЛЬШИЕ НАДЕЖДЫ
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20011225
Ссылка| http://main.izvestia.ru/culture/25-12-01/article12043
Аннотация| Итоги года: литература - театр

Говоря о музыкальной жизни, сложно ограничиться только ее конечными продуктами - концертами или спекаклями. В ней есть еще люди, книги, партитуры, тенденции, скандалы. Десять номинаций родились без особого труда. Все они - определенного рода достижения. Но не только со знаком плюс, но и со знаком минус. И те и другие - важны.
Концерт года. Чечилия Бартоли в Большом зале консерватория. В Россию приехала впервые. Спела Вивальди и Глюка. Оказалась еще лучше, чем на компакт-дисках. Довела зал до безумия. Заставила позабыть его о рекордно высоких ценах на билеты. Смела границу между классическим и рок-концертом. Доказала, что суперзвезда - это не журналистское клише, а самая настоящая реальность.
Спектакль года. Опера Римского-Корсакова "Сказание о невидимом граде Китеже" в Мариинском театре. Режиссер и художник - Дмитрий Черняков. Реакция - от восторгов до русофильского негодования. Стиль - не подлежит определению. Ничего подобного с русской оперой никто и никогда не делал. Скорее всего никто другой и не сделает, потому что это уникально и неповторимо. Спектакль - громоздкий, дорогой, нетехнологичный, непопулярный, фантастически спаянный с музыкальной драматургией и прямо до слез талантливый.
Композитор года. Леонид Десятников. Имя не ново, но в этом году оно как никогда на поверхности. А для современного композитора это равносильно всенародному признанию. Его хит - саундтрек к фильму Александра Зельдовича "Москва". Его крупная премьера - симфония "Зима священная 1949", написанная на тексты советского учебника английского языка. Его лучшее исполнение - "Русские сезоны" на фольклорные поозерские тексты с Гидоном Кремером (скрипка) и Юлией Корпачевой (сопрано). Его благородный риск - участие в коллективном проекте Петра Поспелова "Царь Демьян".
Книга года. "Словарь Гроува", Москва, издательство "Практика". Первое русское издание знаменитого английского музыкального словаря. Тысяча с лишним страниц, четыре с половиной тысячи композиторских имен, более тысячи исполнителей, две тысячи музыкальных терминов. Сведения - до 2001 года включительно. И все это перевел, отредактировал, адаптировал к нашей российской ментальности, а многое и сам дописал один-единственный человек - доктор искусствоведения Левон Акопян.
Потеря года. Янис Ксенакис. Французский композитор греческого происхождения умер в Париже в возрасте 78 лет. Он из поколения послевоенных бунтарей, быстро ставших классиками. От многих своих сподвижников отличался тем, что, занимаясь теорией авангарда, сумел все-таки остаться музыкантом. Ансамбль ударных "Перкусьон де Страсбург" сыграл в Москве его "Плеяды", "Ардитти-квартет" - "Tetras". Эти опусы, включенные в гастрольные программы двух знаменитых европейских коллективов, напомнили, как сильно и ярко он писал и как пасует перед этой музыкой нынешнее поколение композиторов.
Герой года. Евгений Светланов. Уволенный гений. После инцидента с Госоркестром, в котором в его споре с собственным коллективом победил министр культуры Михаил Швыдкой, полтора года не появлялся дома. Был практически забыт. Приехав и продирижировав Российским национальным оркестром, показал, кто есть кто. Третья симфония Брамса в его исполнении - это вызов таланта и воли разумному государственному эгоизму. Принцип "незаменимых нет" не сработал. Незаменимые - есть.
Антигерой года. Геннадий Рождественский. Титул отличного дирижера и просветителя променял в этом году на имидж скандалиста, вечно отменяющего выступления и воюющего с прессой. Главная кадровая ошибка Швыдкого. Продержался в кресле худрука Большого театра рекордно мало - девять месяцев. За это время: поставил оперу "Игрок" Прокофьева, которая оказалась почти непригодной к репертуарному использованию; подготовил несколько эклюзивных концертных программ - некоторые из них, впрочем, так и не сыграл (последняя отмена произошла несколько дней назад, в Большом зале консерватории) - и издал неподъемный том собственных лирических отступлений под названием "Треугольники", который практически невозможно прочитать от начала до конца.
Надежда года. Новый курс Большого театра. Еще полгода назад казалось, что никому не под силу оживить главный театр страны, единственным символом которого было болото. Что единственный вариант - закрыть его на реконструкцию, а там видно будет. За несколько месяцев произошло чудо: закрытие отменяется, планов на ближайшие несколько сезонов - громадье, и хотя ни один из них еще толком не осуществлен (первая премьера, сделанная силами уже нового руководства, состоится только завтра вечером), главное - имидж театра стремительно меняется. Смена харизматического правления Васильева и затем Рождественского на коллективно-анонимный принцип команды Иксанова-Ведерникова (в которой не последнюю роль играет бывший музыкальный обозреватель "Известий", ныне зав. управлением творческого планирования Петр Поспелов) - пожалуй, самая прямая аналогия оппозиции Ельцин-Путин в сфере культуры.
Сенсация года. Провал гастролей Мариинки в Лондоне. Впервые за все время блестящей карьеры питерского маэстро этим летом на гастролях в "Ковент-Гардене" Валерий Гергиев был вынужден читать ругательные рецензии на свои спектакли. Этот год, драматичный еще и из-за большого количества проходных спектаклей у себя дома, и из-за появления реального соперника в лице обновляющегося Большого театра, кажется этапным для Гергиева. Взлет закончен. Теперь надо удерживать высоту.
Подвиг года. Михаил Плетнев продирижировал оперой Танеева "Орестея". Огромный состав, несколько часов не всегда гениальной музыки, никакого действия на сцене, поскольку - концертное исполнение и вялый слушательский интерес. На все это Плетнев пошел - он может себе такое позволить. Свою любовь к Танееву он доказал в этом году, пожалуй, с наибольшей силой. И его подвиг не оказался не замечен - Большой театр уже предложил Плетневу полноценную постановку.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18972
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 15, 2006 5:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2001120101
Тема| Балет, Еда(Диета)
Авторы| ПЕТРОВА Евгения
Заголовок| Страшные истории из жизни маленьких лебедей decs Что едят балерины? Конечно, пару листиков петрушки, йогурт из пипетки, цветочный нектар и утреннюю росу
Где опубликовано| Советская Белоруссия №348 (21345)
Дата публикации| 20011201
Ссылка| http://www.sb.by/article.php?articleID=11336
Аннотация|


Тем же читателям, которые хотят узнать правду, журнал "Огонек" преподнес сюрприз, опубликовав заметки Евгении Петровой, в прошлом профессиональной танцовщицы. Уж она-то знает всю балетную кухню...

Проблема лишнего веса в балете связана с переходным возрастом, когда формируется организм, и касается в первую очередь девушек. Девушки в балете подбираются специфические, обычно физически они развиваются позже ровесниц. Если кому-нибудь "посчастливится" уже к 13 - 14 годам обзавестись грудью и округлиться в бедрах, начинаются страдания и самые варварские диеты. Дело в том, что как раз в этом возрасте девочки переходят в балетный 5-й класс, после которого по традиции в хореографических училищах идет великая чистка: выгоняют всех - и явно неспособных, и просто рано созревших девиц. Педагоги не будут ждать, когда они к 20 годам скинут вес естественным образом.

К этому рубежному классу худеют почти все. Каждый старается как может. Самые жестокие диеты с применением медикаментов хранят в глубокой тайне. Девочки, которые быстро и радикально худеют, обычно врут, что сидели на фруктах и минералке.

В 1970-е годы, во времена моей учебы в московском училище (не думаю, что с тех пор что-то кардинально изменилось), вес девочек старших классов не должен был превышать 50 кг независимо от роста. После рубежного 5-го класса в программу входил дуэтный танец, и считалось, что мальчикам больше полуцентнера поднимать вредно. Каждую неделю у нас было контрольное взвешивание. За день до этого мы наедались фуросемида - сильного мочегонного и старались поменьше пить.

Еще один рубежный момент - выпускные экзамены. Мы сдавали "классику" в коротких розовых хитончиках, все наши телеса так и бросались в глаза, самим было противно. Одна из девиц, которой все равно предстояло ехать в Театр музкомедии в Саранск, так что о форме можно было не беспокоиться, из чистого перфекционизма на две недели села на жесткий сыр и сухое вино. От такой диеты она постоянно пребывала в легком подпитии и сразу после экзамена грохнулась в обморок. Некоторые, не столь рисковые, ели пресную гречневую кашу: три раза в день по две ложки, закусывая сухофруктами.

Самыми уязвимыми, как ни странно, были дети из обеспеченных семей: они вечно экспериментировали с неведомыми лекарствами. Случались трагические истории. Из училища выпускалась дочка известного теледиктора. Перед выпуском она сильно похудела, и, видно, в организме нарушился обмен веществ, у нее что-то случилось с психикой. После любого случайного яблока бежала в туалет, чтобы вызвать рвоту, а потом к зеркалу - не прибавила ли она лишнее.

Когда она совсем ослабела, ее положили в больницу, кормили искусственно, внутривенно - она выдирала трубки. Закончилось все ужасно, она умерла. Говорят, что в последние дни эта высокая девушка весила 38 килограммов, у нее был желудок трехлетнего ребенка.

Есть счастливые люди, которые могут есть что хотят и сколько хотят, без всяких последствий для фигуры. Балерина Алла Михальченко имела прекрасные пропорции: длинные ноги, маленькую головку, изящную шейку. У нее была узкая кость, что тоже важно для балета - силуэт получается тонкий, графичный. Не знаю, как в театре, но в школе у нее не было проблем с весом. Не страдавшая отсутствием аппетита, она всегда съедала полный обед, прикупала в буфете пирожное или пяток конфет и тут же шла на репетицию. Мы все тяжело и завистливо вздыхали. И еще, кстати, нормальная половая жизнь очень воздействует на обмен веществ. Худеешь мгновенно.

Балетные люди ведут ночной образ жизни - поздние спектакли, возбуждение после нагрузки. На завтрак едят мало или почти не едят - еще не хочется, организм еще не проснулся. Нормальный обед не получается из-за репетиций - ну салат съедят в буфете, какую-нибудь курицу перехватят, а то и чаем с шоколадкой ограничатся. Настоящая же жизнь начинается поздним вечером дома. Ночью балетные люди едят суп. Или даже полный обед.

Многие убеждены, что труд балерины тяжек, как шахтерский, - это миф, в любом коллективе кто-то работает, а кто-то халявит всю жизнь. Иные артистки балета могут всю жизнь проходить в "дамах" в свите королев или простоять "у воды" в последней линии кордебалета.

Да и репетиционные нагрузки у всех разные. Утренний класс длится час. В конце солисты (обычно мужчины) делают что-нибудь сложное: туры в воздухе, большой пируэт, жете ан турнан, двойные ассамбле.

С полудня и обычно часов до трех идет репетиция. Во время постановки нового балета начинается форменная штурмовщина, репетируют до позднего вечера. Если новых балетов нет, танцуют рутинный репертуар. А там тоже не так чтобы сильно устаешь.

Животрепещущий для зрителей вопрос: легко ли балерин поднимать? Нелегко, конечно, но зависит это не от веса. Один 85-летний русский эмигрант - балетный премьер, перетанцевавший со всеми легендарными балеринами столетия, с содроганием рассказывал об английской балерине Алисии Марковой, на взгляд зрителя - хрупкой, совершенно прозрачной. В "Шопениане" есть поддержка, на балетном жаргоне именуемая "покойничек" (партнер берет балерину под спину и под ноги, а она должна в воздухе принять горизонтальное положение). От балерины требуется посильная помощь - она должна оттолкнуться от пола. Маркова никогда этого не делала и прямо-таки укладывалась на руки партнера, как только чувствовала их под своей спиной. Бедному танцовщику вместо толчка приходилось делать жим. Партнер ее еле-еле вытягивал. Какая там "греза"?! Он только и думал, когда кончатся эти три поддержки.

В 1830-е годы во Франции блистала балерина Тальони. Вначале ее считали просто безобразной: руки до колен, длинные сосиски-ноги, шея, как у жирафа, низкая грудь. Но ее умный папаша превратил недостатки дочери в новый эстетический идеал. Для балета "Сильфида" он придумал туники, сильфидный облик, не женщина, а дух. И очень скоро предшественницы Тальони начали казаться публике приземленными и грубыми.

Когда романтизм весь вышел, идеал красоты поменялся опять. На рубеже XIX - XX веков эталоном слыла Кшесинская: округлые руки, попка, очерченная грудь. И не дай Бог, чтобы где-нибудь были видны кости. Худоба Павловой считалась огромным недостатком, и бедная балерина пила стаканами рыбий жир - тогда думали, что от него можно поправиться.

Кшесинская, кстати, развернула борьбу за укорочение юбок. В балете снова появился эротизм. Ноги стали поднимать выше, держать их дольше, к тому же развивалась техника вращения - делать фуэте в длинной юбке было неудобно. Так вот Матильда Феликсовна свои сценические наряды все время укорачивала. Прибегал инспектор императорских театров, мерил длину пачки сантиметром и "стучал" начальству. Матильда, в свою очередь, "стучала" высоким покровителям, ее юбки оставляли в покое, а инспектору давали по рукам.

При Сталине на физическую форму танцовщиц смотрели сквозь пальцы. Хрупкая Уланова, например, всю жизнь была в одном весе.

В Третьяковке висит портрет балерины Лепешинской кисти художника А.Герасимова. Посмотришь - даже вроде бы странно, что такие крепкие были балерины. Но это просто тип такой, ширококостный: широкие запястья, щиколотки, колени, плечи. Она была не толстая, просто мускулистая. В танце культивировала почти акробатические сложности. Она делала то, что сейчас уже никто не делает, - какие-то двойные рыбки с прыжка, полеты с середины сцены. Вот уж кого было легко держать!

Вообще "балетные" в 1930 - 1950-е годы очень увлекались спортом. Суламифь Мессерер профессионально плавала. Мужчины прыгали с вышек, играли в волейбол. Классический танец вызывал спортивный азарт: женщины увеличивали количество и темп вращений, мужчины - сложность прыжков.

Следующая смена канонов - Майя Плисецкая. Она начала танцевать в 1940-е, и огромная часть ее карьеры пришлась на то время, когда блистали Лепешинская, Семенова, Уланова. Но Плисецкая была балериной следующей эпохи. На фоне крепеньких невысоких балерин она со своими метр шестьдесят пять казалась каланчой. Плисецкая в то время почти не следила за весом, потому что и в нелучшей форме выглядела стройнее своих конкуренток. Длинные ноги, длиннющие руки - она уже в школе научилась их использовать. Это задачка на координацию - балерине еще нужно сообразить, что с такими руками делать. Канонические позы требуют округлости рук, длина мешает. У Плисецкой руки стали главным оружием.

В 1970-е настала эра нового атлетизма, связанная с балетами Григоровича. "Спартак" посадил здоровье не одного исполнителя. Премьерам приходилось несладко: огромные прыжки, адажийные монологи, требовавшие напряжения всех сил, а в промежутках какие-то варварские дуэты с женщинами, которых не спускаешь с рук. И опять бежать, прыгать. Эпигоны Григоровича продолжают ставить подобные балеты и в наши дни.

На Западе различают классический балет и современный танец. Ни в танце, ни в балете единого канона нет, хотя система подготовки и отбора артистов гораздо жестче, чем в России. У нас хореографические училища ежегодно выпускают по 2 - 3 класса. Попробуй какого-нибудь слабого ученика выгони - дети рыдают, родители ходят по инстанциям, всем жаль потраченного времени и сил: ребенок же 8 лет проучился, все общеобразовательные предметы пошли побоку. И в результате при выпуске его впихивают в какую-нибудь труппу, где и ему не рады, да и он сам себе не рад.

Школа "L'Opera de Paris" выпускает каждый год от силы 10 - 12 человек, в театр принимают и вовсе

2 - 3. Там отсев чудовищный, и он не обсуждается. Остаются одни фанаты, форма у всех изумительная. В труппе нет балласта. В "L'Opera de Paris" работают 140 артистов, в Большом - 250, а репертуары у театров схожие.

На Западе, если человек положил свою голову на выживание в балетной школе, значит, он сознательно выбрал карьеру, а у нас артисты балета инфантильны - карьеру им обычно выбирают родители.

Но нет правил без исключения. Светлану Лунькину в балет никто насильно не тащил. Родители были против. А оказалось, балет ее призвание. Сегодня молодую солистку Большого отличают все заезжие хореографы: Пьер Лакот сделал ее Аспиччией в своей "Дочери фараона", у Ролана Пети она танцевала "Пассакалью". И, кстати, возвращаясь к еде: в свои 23 года Светлана ест что хочет и сколько хочет. И весит всего 46 кг.

Ее семья родом из Краснодарского края, Света там проводит летние каникулы. А на Кубани, как известно, культ еды. Там, по ее собственным словам, она ест по-настоящему.

У Светланы здоровый подход к жизни, я очень ее прагматизму симпатизирую. Более того, я считаю, что только прагматичные, трезво мыслящие люди, любящие не только танец, но шире - жизнь во всем ее разнообразии, способны в балете состояться.

Комментарии

Ирина Николаевна Савельева, народная артистка, солистка белорусского театра оперы и балета, ныне преподаватель колледжа балета.

- Я вам так скажу: в колледже учащимся разрешается есть все. Вот я только из столовой, гляжу, одна девчушка взяла первое и салат из капусты, так я на нее крикнула: кусок мяса на салат! Ребенок формируется, физические нагрузки большие - силы должны быть.

Но блюсти вес - от этого никуда не денешься. И я своих учеников-старшеклассников инструктирую: не есть после семи вечера. Пирожные, пирожки - раз в неделю на каникулах.

Я вот была в Московском хореографическом училище, так там в столовой даже не продают хлеб, пирожки, чипсы. Наберешь вес - двигаться трудно, партнеру в дуэте таскать лишние килограммы ни к чему. К тому же увеличивается нагрузка на стопу, а ноги наш инструмент основной - беречь надо.

Я пока танцевала 20 лет, худела. Это очень сложно. Особенно пришлось взять себя в ежовые рукавицы после родов. Два месяца - в день три раза по плавленому сырку и какой-нибудь овощ.

Знаете, у танцовщиков есть "мягкое" тело и "жесткое". Мне Бог дал "мягкое" - вот мне и доставалось больше в борьбе за сохранение веса. А есть такая конституция, что съеденные несколько конфет - как проглоченная клюковка.

Кстати, я своим ученицам разрешаю съесть шоколадку, но не конфетку. Что касается различных медпрепаратов - в отличие от спорта (слышим постоянно сообщения об экспериментах в этой сфере), у нас огромное табу. Вестибулярный аппарат очень подвержен негативному влиянию. Даже когда танцоры болеют, они очень аккуратны с применением неизвестных лекарств.

А вообще, принимая ребенка в наш колледж, комиссия профессионалов от балета и медиков ведет отбор детей, уже думая о будущем здоровье детей, о том, как будет развиваться тело.

Но, замечу: чаще звездами становятся те, кто во время учебы не был самым "фигуристым". У меня занималась, к примеру, Людмила Бржозовская - наша ярчайшая звезда балета, рядом с ней были девочки с более безупречными физическими данными, но... ленивые.

Наш балетный мир, безусловно, своеобразен, но здравый смысл нас никогда не покидал. А блюсти форму - это обязанность профессии. Вот что трудно - так это худеть, когда нарушил режим.

А знаете, что я сделала, когда станцевала свой последний спектакль? Намазала горбушку черного хлеба маслом и слопала! Удовольствие - одно из самых запоминающихся в жизни!

Александр Иванович Коляденко, худрук колледжа балета, заслуженный деятель искусств.

- В нашем колледже нет террора по поводу веса. Занимаясь ежедневно - урок классического танца, исторического, ритмика и т.д. - учащиеся держат форму. Изредка, правда, случаются драмы, когда ребенок превращается в молодого человека, срабатывают гены, полнота одолевает... И для таких случаев мы внесли в программы новые предметы, потому выпускники имеют в дипломе теперь две специальности: артист и преподаватель танцев.

Отвечая на статью Евгении Петровой, я не могу со всеми ее высказываниями согласиться, но поддержу ее в том, что каждое время выбирает свои эстетические идеалы. Когда-то публика делилась на два лагеря - одним нравилась маленькая, хрупкая, романтичная Галина Уланова, другим - высокая, резкая, темпераментная Майя Плисецкая. Сейчас в балет пришли акселератки - высокие, стройные, как греческие башни, - Лопаткина, Лиепа, Волочкова. Талант этих танцовщиц заставляет зрителя забыть об их фигурах, мы не рассматриваем, какой размер обуви они носят, нас захватывает другое - талант. А уж партнеров мы им найдем.

Фото Артура ПРУПАСА, "СБ".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11084

СообщениеДобавлено: Вт Янв 13, 2009 4:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2001120002
Тема| Балет, Персоналии, Л. Иванов
Авторы| ЮЛИЯ Ъ-ЯКОВЛЕВА, Санкт-Петербург
Заголовок| Автор маленьких лебедей
Где опубликовано| Газета «Коммерсантъ» № 236(2366)
Дата публикации| 26.12.2001
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.html?path=/daily/2001/236/22371840.htm
Аннотация|



100 лет назад умер хореограф Лев Иванов: именно он придумал русскому балету будущую эмблему – балерину-лебедь в белой пачке – и сочинил главный шлягер – "Танец маленьких лебедей". И то, и другое возникло в "белых" картинах "Лебединого озера" Чайковского: Лев Иванов вошел в историю как автор единственной сохранившейся работы, но зато – шедевра.
Он танцевал и сочинял балеты в императорских Большом и Мариинском театрах. Но список его постановок невелик, до наших дней дожили только картины из "Озера", а подробности ролей надежно упрятаны за дежурными похвалами критиков. Центральной фигурой эпохи остался Мариус Петипа. Иванов всегда держался на втором плане – для этого даже не надо было затевать интриг. Как если бы заурядность жизни и карьеры была предопределена фамилией.
Младенцем мать отдала его в сиротский дом, через несколько лет забрала, потом, обзаведясь еще несколькими детьми, и вовсе благополучно вышла замуж за его отца: получилась почтенная, дружная купеческая семья. Лев Иванов счастливо женился – на дочери композитора Лядова Вере, тоже танцовщице, вскоре ставшей первой русской опереточной дивой – слишком роскошной для своего мужа: развод. Выбился в первые танцовщики, но его достоинства были признаны только после того, как Иванов покинул сцену. Коллеги говорили о нем охотно, с любовью и в превосходных степенях, но такое, что в превосходной степени не украсит обладателю жизнь в театре: тишайший, скромнейший, добрейший. Когда Льва Иванова сместили с видного поста режиссера труппы, он искренне обрадовался: так спокойнее. Прекрасно понимая, что распечь, свернуть в бараний рог, накричать, поставить на вид, выжить, приструнить ему по слабости характера все равно никогда никого не удастся. У него не было никакой судьбы, потому что он избегал поступков, решений, перемен. Очень по-русски это соседствовало с пьянством.
В его даре не сомневались, хотя Иванову главный балетмейстер Петипа всегда сбрасывал только то, что не привлекало его самого. Grand pas лебедей было поставлено Ивановым и показано в концерте еще до того, как был готов спектакль. После чего Мариус Петипа, поначалу отказавшийся от немилого ему "Озера", тут же бросил болеть и сочинил парные – "черные" картины. Противопоставив целомудренной русской царевне-лебеди галльскую чертовку Одиллию, чья партия виртуозно, увлеченно, насмешливо обыгрывала лебединые pas. У "Лебединого озера" получилось два автора, но прославили этот балет именно танцы Иванова. Очень простые по лексике: варьируются скупо отобранные pas. Мерные, полные раздумчивого покоя, льющиеся широко и плавно: рисунок предельно разрежен, кажется, что нить танца вот-вот оборвется, иссякнет. Отважно ломающие классический канон: руки, вроде бы размечая академические позиции, взлетают или складываются крыльями, батманы рассыпаются водяными брызгами.
В Иванове сразу распознали самородка, дивясь иной раз, откуда что берется, когда он сочинял танцы. И тогда же стало ясно, что быть самородком – не чудо, а трагедия. Иванов сочинял музыку, но не умел записать: не знал нотной грамоты. Обладал феноменальным слухом и музыкальной памятью, однажды потрясшей даже Антона Рубинштейна, но и это осталось бесполезным. А его композиционный дар расходился на однодневные балетные пустячки для летних спектаклей в Красном Селе.
Пораженный роковым изъяном воли, он постоянно становился заложником чужих амбиций. Он был одним из немногих русских в категории петербургских балетных премьеров – это не раз давало повод порассуждать о засилье иноземщины и горькой доле отечественных талантов, но не о танцах самого Иванова. Его балетмейстерская деятельность совпала с парадом итальянских виртуозок, ринувшихся в Петербург за шумной славой и длинным рублем,– говорили о технике гастролерш, а не о хореографии Иванова. Его хвалили, если надо было поддеть работающего рядом Петипа. И даже самое вдохновенное описание утраченного вальса снежинок, сочиненного Ивановым в "Щелкунчике", описание, убедившее потомков в том, что утрачен шедевр, было в сильной степени вдохновлено грызней за руководящее кресло в петроградском театре начала 1920-х: представитель одной партии, пользуясь случаем, уязвил противника, подновившего хиреющий ивановский "Щелкунчик".
Тем не менее сам Лев Иванов считал, что его жизнь достойна мемуаров, и он их написал, подарив балетной литературе один из самых удивительных документов. Театральные воспоминания еще не знали столь умиротворенного покоя. Нет ни торопливого самооправдания, ни зубовного скрежета, ни проклятий, ни жалоб, ни стона по загубленному дару. Какая-либо поза отсутствует в принципе. Он даже совершенно спокойно говорит о том, что Петипа талантливее. Единственная, о ком упоминается в негативе, хотя и вскользь,- теща, совавшаяся, как положено, не в свое дело.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18972
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 17, 2010 5:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2001120003
Тема| Балет, Кировский (Мариинский) театр, Театр оперы и балета (Казань), Персоналии, Олег Соколов
Авторы| Айсылу КАДЫРОВА
Заголовок| Олег Соколов: "Я был счастлив, когда Нуриев остался на Западе"
Где опубликовано| "Вечерняя Казань" № 205(2312)
Дата публикации| 20011222
Ссылка| http://old.evening-kazan.ru/article.asp?from=number&num_dt=22.12.2001&id=4461
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Если оценивать объективно и по мировым меркам, то сегодня самый знаменитый в труппе казанского балета - педагог-репетитор Олег Соколов. На работу в Казань его пригласил директор оперного театра Рауфаль Мухаметзянов. Контракт со звездой советского балета заключили на сезон 2001/2002 года.

Экс-премьер Кировского (Мариинского) театра, после завершения карьеры танцовщика он преподавал в Ленинградском хореографическом училище, работал в Каирском высшем балетном институте, в балетных труппах миланского театра "Ла Скала", Боннского оперного театра...

- Олег Германович, кто-нибудь в вашей семье имел отношение к балету?

- Ведущей характерной танцовщицей Кировского балета была моя кузина - Нина Александровна Федорова, ученица легендарной Агриппины Вагановой. Мы жили вместе, и в нашей коммуналке частенько собирались друзья Нины - прославленные Маргарита Гришкевич, Софья Тулубьева, Надежда Федорова, Вахтанг Чабукиани, Юрий Гофман, Николай Зубковский... Я рос среди выдающихся балерин и танцовщиков.

- А учились у не менее выдающегося Бориса Шаврова...

- Да. Но я не считаю Шаврова выдающимся педагогом. Он был неважный педагог, если честно. И страшно меня не любил. Понимаете, он был книжником: любил порассуждать, поговорить на уроке, мои замечания "может, займемся непосредственно уроком?" его очень сердили. Но тем не менее по "классике" у меня была "пятерка". А тогда как было? Если у тебя "пятерка" - тебя безоговорочно берут в труппу Кировского балета, если "четверка" - в труппу Ленинградского малого оперного театра, "тройка" - езжай по городам и весям... К неудовольствию Шаврова меня взяли в Кировский, по негласной традиции - в кордебалет. Я четыре года числился в кордебалете, хотя уже на второй год работы танцевал ведущие партии в балетах. Я прошел самый главный тогда экзамен: станцевав подготовленную первую сольную партию на оркестровой репетиции "Лауренсии", заслужил аплодисменты труппы, аплодисменты своих коллег...

- И потом вам уже самому предлагали выбирать репертуар?

- Не совсем так, хотя... Художественный руководитель труппы Константин Сергеев однажды спросил меня, что я хочу станцевать? И я, думая, что сейчас меня точно примут за наглеца, ответил: "Голубую птицу в "Спящей...". Сергеев ничуть не удивился, более того - предложил мне партию Вацлава в "Бахчисарайском фонтане". А с Птицей я поставил своеобразный рекорд: танцевал ее однажды весь сезон, без дублеров.

- Говорят, в этой партии вас превзошел потом Юрий Соловьев?

- Да. Я без ревности относился к тому, что его считали лучшей Голубой птицей, потому что это было правдой. Горькой, но правдой.

- Олег Германович, вы танцевали практически со всеми выдающимися балеринами советского балета. Кто из них была самой лучшей партнершей?

- Они все - лучшие. Каждая заслуживает признания, что я был необыкновенно счастлив считать себя их партнером. Корчил из себя принца с восхитительными Шелест, Сизовой, Колпаковой, Зубковской, Комлевой, Осипенко, Макаровой, Максимовой, Тер-Степановой... Изумительные балерины! Если решусь написать книгу, подробно расскажу о каждой.

- Однажды в телепередаче "Как это было", вы - участник легендарных гастролей Кировского балета в Париже в 1961 году - сказали, что почувствовали себя счастливым, узнав, что Рудольф Нуриев решил остаться на Западе...

- Это я сейчас понимаю, что "прыжок на свободу" Нуриева был для меня счастьем. А тогда в аэропорту вся труппа была в растерянности, почти что в шоке... Оказавшись без Рудика, репертуар премьера поделили между оставшимися солистами. На меня, Соловьева, Сергея Викулова обрушился грандиозный успех, в газетах писали: "Если они, оставшиеся, так блестяще танцуют, как, интересно, танцует Нуриев?". Мы сделали друг другу потрясающую рекламу.

- Вы завидовали успеху Нуриева?

- Нет, никогда. Для меня гениальным танцовщиком ХХ века является Михаил Барышников. А Нуриев - это миф, легенда... Нуриев - это нечеловеческие трудолюбие и эгоцентризм, шквальный темперамент... Его "сделал" выдающийся педагог Александр Пушкин, выпестовавший потом и истинного балетного гения - Михаила Барышникова.

- Вас тоже считают выдающимся педагогом, ведь вашим учеником был и знаменитый ныне Игорь Зеленский.

- Зеленский не совсем мой ученик, он у меня только стажировался год, приехав из Тбилисского училища. Работать с ним было нелегко, но интересно.

- А с труппой казанского балета работать легко?

- Вы знаете, мне здесь очень интересно. Пока интересно. У ваших артистов нет дутой славы балетных трупп истинно великих театров - Большого и Мариинского. Они у вас вообще славой не избалованы! Но они так жизнерадостны, так оптимистичны, так трудолюбивы... Поражает, что буквально каждый спектакль танцуют так, будто это премьера. Труппа в очень хорошей форме! Кордебалет дисциплинирован, солисты замечательные. Здесь профессионалы работают!

Фото Олега КОСОВА
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18972
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Авг 25, 2018 2:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2001120003
Тема| Балет, Мариинский театр, Персоналии, Светлана Захарова
Авторы|
Заголовок| Светлане нравится свобода
Где опубликовано| Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51 19/12/2001
Дата публикации| 2001-12-19
Ссылка| http://www.spb.aif.ru/archive/1796884
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

- Меня пригласили станцевать три "Баядерки" подряд в знаменитой постановке Нуреева, - рассказывает Светлана Захарова. - Приехав, почувствовала себя как дома, меня окружили вниманием: "Ты только скажи, что тебе нужно".

Партия Никии - любимая, тем более интересно станцевать в новой редакции. Костюмы совершенно другие, более "настоящие", мы-то танцуем в легком шифоне, а там платье вышито серебряными нитями, украшено камнями. Когда оделась, настолько прибавился вес, что испугалась, смогу ли шевелиться. Но на сцене освоилась и было нетрудно. Очень помогли репетиторы, партнеры - я танцевала с французскими звездами.

На спектаклях присутствовало много критиков, педагогов, приехали даже из Лондона. Моя мама, которая была в зале, рассказала, что увидела свободный ряд, а потом появилась директриса балета с целой свитой. Было ощущение, что все ждут чего-то необыкновенного: Мама ужасно переживала, а я, во-первых, ничего не видела, во-вторых, меня подобные ситуации не пугают, наоборот, придают сил и уверенности: люди пришли посмотреть на меня, так нужно выложиться! Поддержало и то, что перед премьерой принесли факс от Натальи Макаровой с пожеланием успехов. С Натальей Романовной я познакомилась недавно, в Рио-де-Жанейро, где она ставила "Лебединое озеро" и пригласила меня на главную партию.

"Баядерки" прошли удачно. Публика не отпускала, мне сказали, что давно такого приема в "Гранд-опера" не было. Подошел известный балетмейстер Пьер Лакот с супругой, бывшей прима-балериной театра, и искренне хвалили. Пьер Лакот пригласил нас с мамой на обед, много рассказывал о "Гранд-опера", мы провели в гостях весь день. Очень тронуло отношение труппы, ребята из кордебалета завалили цветами, подарками. Перед спектаклем все говорили "той-той-той", это наше "ни пуха, ни пера". Один интервьюер спросил, что я такое сделала, чтобы завоевать труппу. Я удивилась, да разве для этого нужно что-то специально делать?! Просто хорошо работать. В Париже мне была оказана такая поддержка, что я не была закрепощена, могла наслаждаться танцем. На Западе люди очень доброжелательны:

Москва

- А вот в России нет, тем более если это касается соперничества Мариинского и Большого. Столичные критики часто к нам несправедливы. Поэтому, когда на недавних гастролях в Москве я танцевала "Спящую красавицу", волновалась гораздо сильнее, чем в Париже. Перед спектаклем лежу в номере и чувствую, что каждый нерв, каждая мышца напряжены и мозг работает, вспоминает все, что я должна сделать, что мне говорила мой любимый педагог Ольга Николаевна Моисеева. Перед спектаклем была в таком накале, что ноги дрожали! Но публика мой выход встретила аплодисментами, я выдохнула весь этот безумный страх. Публика гораздо справедливее критиков.

...Я много гастролирую и вижу - таких танцовщиков, как в Мариинском, нигде больше нет. Жалко, что критики не знают картину мирового балета, иначе у них рука бы не повернулась "опускать" наш.

Петербург

- Сейчас я редко танцую дома. Много контрактов, до конца сезона все расписано. Езжу или с театром - вот сейчас до Нового года мы в Испании и Германии, или с партнером Игорем Зеленским, или одна. 30 декабря возвращаюсь в Петербург и начинаю готовить "Ромео и Джульетту". Лет пять уже об этой партии думаю (а вообще в театре шестой сезон). В середине января должна быть премьера. Но для меня премьера - не самое большое событие, нужно всего лишь аккуратненько сделать, а потом иду дальше, появляются новые идеи, может, через год будет совсем другая партия.

Новый год хочу встретить с семьей - это мама и брат. Замуж пока не собираюсь, считаю, что прежде всего карьера. Свобода мне нравится. Поклонников много в разных странах, вот в Париже один написал очень романтическое письмо, потом он сидел в первом ряду и фотографировал (это фото вы и видите). Но такие поклонники смотрят на меня как на звезду. А я хочу, чтобы меня полюбили как человека...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3
Страница 3 из 3

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика