Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2002-03
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3039

СообщениеДобавлено: Вт Апр 26, 2005 9:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002032008
Тема| Балет, МТ, Пресоналии, Вазиев М.
Авторы| ЛЕЙЛА ГУЧМАЗОВА
Заголовок| ВСЕ ИДЕТ ПО ПЛАНУ
Где опубликовано| Время МН
Дата публикации| 20020320
Ссылка| http://www.vremya.ru/2002/48/
Аннотация| С организатором фестиваля, директором балета Мариинского театра Махарбеком Вазиевым встретился наш корреспондент.

- Кому принадлежит идея проведения фестиваля?
- Она возникла спонтанно - как аналог "Звезд белых ночей", но исключительно балетный. Такой праздник для театра, города и мира, на котором могли бы танцевать разные актеры, в перспективе и разные труппы. То есть на время его проведения Петербург становится мировой столицей балета. Внятно сформулировал эту идею Валерий Гергиев.
- Уже можно говорить о формате фестиваля?
- Можно определить три основные линии фестиваля: обязательно собственная премьера; главная тема - мировые звезды в репертуаре Мариинки; и "гвоздь" программы. В прошлом году им был Джон Ноймайер, сейчас - другой живой классик, Уильям Форсайт. Форсайт, сделавший в танце так много яркого и необычного, в России впервые. Он приехал не только на гала-концерт. Мы много раз встречались, он пробовал работать с артистами Мариинки, теперь рассчитываем на его эксклюзивную постановку.
- В прошлом году вы приглашали звезд-мужчин из разных театров, в этом сосредоточились на одной Гранд-опера. Как вам удалось в самый разгар сезона заполучить всех звезд лучшей в мире труппы?
- Очень хотелось обновить сочетание русской и французской балетных школ. Сразу отказался от участия пар, "вставная" пара в нашем спектакле - это совсем другой эффект. Фокус именно в партнерстве: Диана Вишнева танцевала с Мануэлем Легри, а Орели Дюпон - с Адрианом Фадеевым. Французы показали много полезного и интересного и говорят, что столько же почерпнули у нас.
- Как получается, что вы все время играете на опережение? Есть в российских широтах потребность в международном фестивале балета - вы делаете. Возник интерес к балетной старине - решаетесь на реконструкцию. Спрос на российских хореографов - у вас ставит Алексей Ратманский, дебютируют студенты... Наметился интерес Гранд-опера к русской сцене - и вот уже у вас целый десант!
- Нормальная плановая работа. Все зависит от того, насколько ты мобилен, насколько ощущаешь и понимаешь свое дело, чем располагаешь. В театре собранная Гергиевым, слаженная команда. Все вопросы обсуждаем с ним, и при всей его занятости то, что касается художественных идей, он решает молниеносно. Чтобы реализовать программу, нужна стабильность. У нас она есть, а дальше мы просто работаем.
- Какие конкретные результаты приносит фестиваль? Я не о московских балетоманах, которые клянут железнодорожников, но едут в Мариинский. Не секрет, что к вам слетается уйма продюсеров, импресарио, критиков.
- Художественная сторона остается главной, и балетоманы со всего мира лучшее тому подтверждение. В зале, например, были австралийцы, прилетевшие специально на "Корсара". Что касается предложений от продюсеров, то их очень много. Общаемся с American Ballet Theatre, на сезон обменяемся с Гранд-опера парами ведущих солистов и педагогами.
- Деликатный вопрос: на прошлом фестивале вы показывали подзабытые шлягеры советского балета. Сегодня их нет - на ваш взгляд, это некондиционное зрелище?
- Я не считаю, что они не представляют никакой ценности. На фестивале был "Ромео и Джульетта" Леонида Лавровского, и Орели Дюпон была счастлива танцевать эту советскую классику. Другие спектакли недотягивают до уровня "Ромео..."
- А наследие Леонида Якобсона, практически неизвестное ни у нас, ни в мире?
- Есть сложности с его наследниками. Хотя "Клоп" Якобсона - потрясающая работа, и очень жаль, что в мире ее не знают. К другой советской классике отношусь с уважением, но не все, что потрясло тебя в десять лет, интересно сегодня.
- Фестиваль будет как-то меняться структурно?
- Структурно вряд ли, останутся премьера и звезды. Другое дело, что у нас очень неудобные сроки, и с этим связано много сложностей: оперные премьеры, загруженность мастерских, гастроли. Есть идея повезти гала-фестиваль в Москву. И это вовсе не питерское вторжение. Просто балет такого качества нужно обязательно показывать зрителям.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3039

СообщениеДобавлено: Вт Апр 26, 2005 9:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002032009
Тема| Балет, МТ, II Международный фестиваль балета "Мариинский", Персоналии, Ратманский А., Баланчин Дж., Дюпон О., Форсайт У., Вишнева Д.
Авторы| ЛЕЙЛА ГУЧМАЗОВА
Заголовок| "БРИЛЛИАНТЫ" БАЛЕТА
Где опубликовано| Время МН
Дата публикации| 20020320
Ссылка| http://www.vremya.ru/2002/48/
Аннотация| Завершился Второй балетный фестиваль Мариинского театра. Десять дней балетного марафона - тест для истинных любителей

Пик туристической комы выбран специально для заманивания лысеющих австралийцев и прочих шведов, которым слетать в Питер на "Корсара" и поселиться в той самой "Астории" - не вопрос.
Мариинский балет на собственном международном фестивале опять показал себя в самом выгодном ракурсе. То есть, согласно житейской мудрости, поставил цезуру не на маскировку недостатков, а на полировку достоинств. С привлечением всего на свете лучшего, что с этим кредо монтируется. Заставка из металлической "Золушки" Алексея Ратманского оттенила трезво подобранные для афиши дары отечественных волхвов: от золотого века - "Корсар" и "Лебединое...", от Русских сезонов - "Шопениана", "Петрушка", "Видение розы", от советского драмбалета - "Ромео и Джульетта". Пророк в чужом отечестве Баланчин царствовал полный вечер плюс обновки Мариинки "Манон", вечер Ноймайера и монструозный "Щелкунчик". Можно было рассчитывать, что привезенные звезды Гранд-опера поодиночке чудно встроятся в мариинские спектакли. Но пыл, с которым юная этуаль Орели Дюпон взялась танцевать Джульетту Улановой и Лавровского, стал сюрпризом. В перенаселенном спектакле, где веронские матроны похожи на русских боярынь в паневах и кичках, где миманс важно вершит моцион перед закрытым занавесом, ворвался свежий ветер. Француженка-полунемка, Дюпон резвилась осмотрительно, но влюблялась по-настоящему. Благодаря босоногой версии Анжлена Прельжокажа, которую она танцует дома, в костюмной драме на героине чудились джинсы.
Как мираж сочетался с пуантами и отличной работой стоп, итожили на гала. Тут звездам Опера позволили выбрать себе пару "из своих". Стопы, фразировка, координация - шарм школы, что завещали основоположники, предстал во всей красе, но не в вакууме. Потому как разумное и светлое начало классического танца подверг сомнению Уильям Форсайт. И сунул его на рабочее стеклышко микроскопа.
Четверка из его труппы Франкфурт-балле показала, что танец - не селекционный фрукт королей-солнц, но вид искусства не скуднее прочих. Впрочем, впервые явленная в России живая икона танцевального мира обошлась без радикализма, признав, что "Артефакт" 1984 года - его самый подходящий для "этого случая" опус. Балерины с фигурами пловчих не желали прятать усилия, уж если на пальцах трудно стоять. А Форсайт тем временем пользовался аванзанавесом как монтажной заставкой: "cut" - и танцующие на миг отрезаны от зала. Партер пробовал захлопать, потом проникся. Так имела место быть нужная всякому фестивальному пиршеству доля остроты.
Не зря балетные поклоны репетируют специально, как отдельный акт: Диана Вишнева, только что бывшая чудным сиреневым облачком ("В ночи" Шопена - Роббинса), вышла на кромку авансцены, как на передний край бастиона, напомнив о силе и праве хозяев. "Бриллианты" Баланчина, грезы балетного двадцатого века по балетному девятнадцатому, сделали невидимой грань между анахронизмом и "внехронизмом". И видимой - разницу между складом и кладом. В Мариинском наследие потому и клад, что им, во-первых, пользуются, а во-вторых, пользуются с умом. Добавляют лучшее и оснащают передовыми технологиями, демонстрируя здравый смысл хронического удачника.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3039

СообщениеДобавлено: Ср Апр 27, 2005 9:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002032101
Тема| Балет, БТ, проекты, Пресоналии, Иксанов А., Ведерников А., Пети Р., Ратманский А., Баланчин Дж., Лавровский Л.
Авторы| Ольга Свистунова
Заголовок| "Кавалер роз" над "Светлым ручьем"
Где опубликовано| Московский Комсомолец
Дата публикации| 20020321
Ссылка|
Аннотация| Свои планы на предстоящий, 227-й сезон обнародовал Большой театр России.

"Мы будем делать больше и лучше" - так охарактеризовал основное направление творческой деятельности ГАБТа его музыкальный руководитель - главный дирижер Александр Ведерников.
По его словам, основной акцент придется на русскую оперу. Всего Большой театр предполагает выпустить пять оперных премьер. Первая - "Турандот" Пуччини - откроет сезон 8 сентября. Ее ставят известный итальянский режиссер Франческа Зампелло и русский художник Георгий Цыпин, дирижер-постановщик - Александр Ведерников. Второй оперной премьерой станет "Снегурочка" Римского-Корсакова в исторических декорациях Николая Рериха. Эту постановку осуществляют главный приглашенный дирижер Большого театра Николай Алексеев и молодой режиссер Дмитрий Белов, дебютирующий в ГАБТе.
В конце года Большой получит долгожданный филиал и представит на новой сцене старинную русскую оперу Евстигнея Фомина по сюжету Ивана Крылова "Американцы". Музыкальный руководитель - Татьяна Гринденко. Театр продолжит практику аренды лучших оперных спектаклей Европы. Слушателей ожидает встреча с "Кавалером роз" Штрауса в постановке Джона Шлезингера, осуществленной им в свое время в лондонском "Ковент-Гардене". Завершит сезон "Руслан и Людмила" Глинки в новой постановке, продолжающей, однако, классические традиции.
Балетный репертуар Большого в будущем сезоне также пополнится несколькими названиями. Французский хореограф Ролан Пети работает над балетом по сюжету из русской литературы (название произведения пока держится в тайне). Молодой балетмейстер Алексей Ратманский намерен обратиться к "Светлому ручью" Дмитрия Шостаковича. В афишу вернутся "Ромео и Джульетта" в знаменитой постановке Леонида Лавровского и сочинения Джорджа Баланчина.
Но, похоже, и без кадровых премьер не обойдется. На днях в Большом был упразднен пост исполнительного директора, который занимал Александр Ворошило. Генеральный директор ГАБТа Анатолий Иксанов пояснил: должность ликвидирована за ненадобностью. Он сообщил также, что грядут и дальнейшие изменения структуры управления Большим театром. Новая система включит ориентировочно 12 блоков, в числе которых - продюсерский, финансовый, производственный... Они будут напрямую подчинены генеральному директору ГАБТа. А нынешний сезон Большой завершит уникальной акцией - покажет оперу "Борис Годунов" в Святогорском монастыре в Пушкинских Горах.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3039

СообщениеДобавлено: Ср Апр 27, 2005 9:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002032102
Тема| Балет, МТ, II Международный фестиваль балета "Мариинский", Персоналии, Гергиев В., Ле Риш Н., Махалина Ю., Фадеев А., Аюпова Ж., Малахов В., Летестю А., Мартинез Ж., Дюпон О., Легри М., Рузиматов Ф., Вишнева Д., Захарова С.
Авторы| Ирина Губская
Заголовок| Гергиев под занавес
Где опубликовано| Независимая Газета
Дата публикации| 20020321
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2002-03-21/8_gergiev.html
Аннотация| К закрытию фестиваля в Мариинский театр подоспел Валерий Гергиев.

Присутствием на спектаклях художественный руководитель-директор балует свой театр не часто. Заявленный дирижером и музыкальным руководителем премьерной "Золушки", он не появился и ко второму спектаклю, открывшему фестиваль. Гергиев прибыл лишь на закрытие - за пятнадцать минут до начала гала-концерта и успел представить прессе новый памятник - гипсовый бюст императрицы Марии Александровны, в честь которой назван театр. Бюст скопировали с оригинала из музея Павловска.
Сам концерт прошел на звездном уровне, причем, что не столь уж часто случается, звезды соответствовали своим титулам в полной мере. Из-за внепланового отъезда премьера Опера де Пари Николя Ле Риша балет "Юноша и Смерть" танцевали наши Юлия Махалина и Андриан Фадеев. Однажды удачно созданный спектакль у них сохранил живое дыхание дуэта. После напряженного драматизма в фокинском "Видении розы" с Жанной Аюповой и Владимиром Малаховым атмосфера казалась особенно разреженной. В цветочном призраке, колышущемся на потоках воздуха, была, правда, заметна некоторая усталость - Малахову на фестивале досталась самая большая нагрузка. Зато французские гости к финалу решили наконец станцевать в полную силу. И выбрали для этого наиболее удачный репертуар. Па-де-де Гзовского на музыку Обера в исполнении Аньес Летестю и Жозе Мартинеза, пожалуй, могло бы примирить французов с мариинским стилем. Забавно и трогательно было наблюдать, как балерина пыталась "вздохнуть" кистью руки или корпусом. Мартинез продемонстрировал мягкий и легкий прыжок, четкие заноски. Вторая пара не смогла достичь такой же согласованности дуэта. Баланчинское па-де-де на музыку Чайковского ковыляло от па к па. Орели Дюпон танцевала, как обложенная ватой, - словно не француженка, а немецкая бюргерша. Зато Манюэль Легри на этот раз не жалел себя. Разве что на вариации не стал предпринимать попыток обводить круги-ронды над ушами, как это принято, - но, оказывается, так даже лучше. Главное в баланчинской хореографии точность и чистота исполнения, а здесь Легри был безупречен: вращения, заноски, большие прыжки. Наконец-то он безоговорочно предъявил себя как безукоризненного танцовщика. Жаль, что только для па-де-де, а не спектакля.
Дуэт из "Бахти" заменили на дуэт же "В ночи", то есть Бежара - на Роббинса. Фарух Рузиматов все-таки не решился станцевать дуэт, исполнение которого не согласовано с автором: одно дело благотворительный концерт даже в присутствии британского принца Майкла Кентского, другое - международный гала. Рузиматов, таким образом, вновь прошел мимо фестиваля. Диана Вишнева танцевала первый из трех "ночных" дуэтов, казалось, соединив в одном настроении все три, причем акцентировала не первый - о встрече, а третий - о разлуке.
"Гостевой театр" этого фестиваля - Франкфуртский балет показал "Artifact II" Уильяма Форсайта. Тотальный танец-лабиринт - экстремальное зрелище для академического театра. Интенсивность движения выматывает и танцовщика, и зрителя. Рафинированная уродливость фигур подчеркнута бесстрастно предъявляющим некрасивость костюмом, беззастенчиво вывернута на всеобщее обозрение сцена: открытые кулисы с техническими конструкциями (аукнулась недавняя "Золушка"). При этом Форсайт двумя парами танцовщиков на пустой сцене создает ощущение эпичности. Его танец более абстрактен, чем у Баланчина: баланчинская "бесфабульность" в сравнении с Форсайтом кажется сюжетом драмбалета.
Баланчинские "Бриллианты" со Светланой Захаровой и Владимиром Малаховым выглядели невероятным контрастом к Форсайту. Оба исполнителя невероятно точно совпали здесь в пластическом соответствии, у обоих главным была не безукоризненная точность выполнения хореографии, а удивление перед возможностью неожиданного интонирования привычных танцевальных оборотов. В "Бриллиантах" состоялся и единственный в этом вечере выход кордебалета - безукоризненно мариинский ансамбль в лучшей своей форме. Жаль только, что в классическом балете золотой запас классики почти исчерпан. После прошлогодней "Пахиты" - нынешние "Бриллианты". Для следующего фестиваля осталось разве что гран-па "Раймонды". А дальше? "Оживленный сад" или "Сон Дон Кихота"?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3039

СообщениеДобавлено: Чт Апр 28, 2005 9:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002032103
Тема| Балет, БТ, проекты, Пресоналии, Пети Р., Ратманский А., Баланчин Дж., Лавровский Л.
Авторы| НАТАЛЬЯ ЗИМЯНИНА
Заголовок| ТАЙНЫЕ И ЯВНЫЕ ПЛАНЫ БОЛЬШОГО
Где опубликовано| Время МН
Дата публикации| 20020321
Ссылка|
Аннотация| Большой театр обнародовал ближайшие планы, которые с каждой новой пресс-конференцией приятно обогащаются.

Как и ожидалось, следующий сезон откроется 8 сентября премьерой оперы Пуччини "Турандот". Ее поставит Франческа Дзамбелло, а это одно из самых громких имен мировой оперной сцены. Последний раз "Турандот" ставилась в Большом в 1931 году.
Второй премьерой - 29 ноября - станет "Снегурочка". И это хорошо, потому что идущая в Москве постановка "Новой оперы" почти дискредитирует поэтичнейшее создание Римского-Корсакова. Художник Алена Пикалова восстанавливает исторические декорации Николая Рериха.
Спектакль предлагали ставить Сергею Женовачу (!), но он к тому времени уже принял предложение Малого театра, которому отдает серьезную часть времени. Так что над "большой" "Снегурочкой" будет работать Дмитрий Белов, один из самых интересных молодых оперных режиссеров, осевший в Саратове. Его "Евгений Онегин" шокировал "Золотую маску" в прошлом году, а в этом на фестивале с нетерпением ожидается "Риголетто".
29 декабря откроется наконец новая сцена Большого театра. Спектакль ожидается уникальный - комическая опера с диалогами "Американцы" Евстигнея Фомина на текст Ивана Крылова.
Большой впервые обращается к музыке доглинковского периода. Музыкальный руководитель постановки - Татьяна Гринденко. Мало кто знает, что у руководителя "Академии старинной музыки" и выдающейся скрипачки уже есть опыт такого рода. На одном из фестивалей в Италии она была музыкальным постановщиком оперы Галуппи "Король-пастух".
Весной следующего года в аренду у Ковент-Гардена уже по накатанной схеме возьмут "Кавалера розы" Рихарда Штрауса в постановке Джона Шлезингера (среди широкой публики он знаменит как режиссер фильма "Полуночный ковбой").
Под конец сезона Александр Ведерников надеется продирижировать "Русланом и Людмилой".
Балетоманов порадуют сотрудничеством с Роланом Пети: в конце февраля он выпустит спектакль на сюжет из классической литературы. Увы, название держится в тайне.
В конце апреля выйдет очень советский "Светлый ручей" Шостаковича, зато в очень современной постановке Алексея Ратманского.
На сцену Большого вернется балет "Ромео и Джульетта" в постановке Леонида Лавровского. Кроме того, идут переговоры с фондом Баланчина: к "Симфонии до-мажор" и "Агону" прибавится что-нибудь для нас новенькое.
Будут и интересные гастролеры. Варшавская опера привезет "Страшный двор" Монюшко и "Евгения Онегина". Будапештская - "Макбета" Верди. Латвийская - "Аиду", а также "Альчину" Генделя. Напоследок выступит Королевский балет Ковент-Гардена.
Ну а текущий сезон завершится необычным событием: 3-4 июня Большой театр покажет "Бориса Годунова" в Святогорском монастыре - что называется, в исторических декорациях.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3039

СообщениеДобавлено: Чт Апр 28, 2005 9:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002032201
Тема| Балет, Русский камерный балет "Москва", премьера, "Оправдание Дон Жуана", Пресоналии, Фиксель Н., Ходоркайте Р.
Авторы| Кузнецова Т.
Заголовок| Товарищеский суд над Дон Жуаном
Где опубликовано| Коммерсант Daily
Дата публикации| 20020322
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/315330
Аннотация| В театре "Ромэн" современная группа Русского камерного балета "Москва" показала премьеру спектакля "Оправдание Дон Жуана". В версии хореографа Натальи Фиксель историю легендарного соблазнителя рассказывают его жертвы.

В новом спектакле балета "Москва" любопытна трактовка. Она как-то по-русски патриархальна. В том смысле, что мужик всегда прав. Понять его никак невозможно, угодить - тоже. Захочет - прибьет, захочет - уйдет. Это женщине нужно любви, семьи, детей. А мужчине, как сказано в либретто, необходимо "стремление к идеалу и неизвестным сторонам жизни". Правда, что это такое, даже хореограф Фиксель не знает. У нее в спектакле три Дон Жуана (разумеется, не "возрожденческих", а современных - в штанах и рубахах). Различаются они по цвету одежды, а в остальном - как близнецы-братья: апатичны, погружены в себя и женщин не без оснований опасаются. Сексом их взять нельзя - больно индифферентны. Так что отношения приходится выстраивать другими способами. Вот бабы и стараются по-всякому: одна - служанка, другая - соперница, третья - недотрога. А Дон Жуанам все по фигу. Сначала каждый танцует со своей партнершей по дуэту. Тут и обозначаются женские характеры. Первая так и льнет к своему милому; и даже когда он ложится ничком на пол, пытаясь от нее уползти, все поднимает ноги у него на спине, все сворачивается калачиком на ягодицах. Другая нападает этак любовно-агрессивно - и запрыгивает на плечи, и бедуинские колеса, держась за его талию, делает. Но тут и парень не промах: как бабахнет подругу на пол, да еще и подкрутит - не шибко забалуешь. Третья просто ложится перед партнером безо всяких ухищрений - понятно, что не каждый опознает свою единственную любовь при таком раскованном поведении.Потом все три пары синхронно танцуют что-то отчаянное - чтобы показать, что отношения не сложились и всем от этого плохо. В этой части балета женщины ненадолго выпячивают животы, но на их предполагаемой беременности хореограф особенно не зацикливается. Композиция, до этого вполне прозрачная, начинает пробуксовывать: Наталья Фиксель находится в явном затруднении, как воплотить "свет от соприкосновения с высшей одухотворенностью и любовью" (кои символизируют Дон Жуаны.-Ъ), если никто ни с кем не соприкасается. Поэтому она сводит пары еще по разу. В результате чего первая женщина погибает, вторая затевает со своим бесконечную пластическую перепалку, а третья появляется в кринолине, и Дон Жуан опознает в ней искомый идеал. Идеал и отыгрывается за всех: определенного ответа на предложенную руку (и сердце) так и не дает и вместе с соблазненным уходит в вечность (в сценический задник). Нельзя сказать, что все это поставлено из рук вон плохо. Наталья Фиксель - старейшина и главный неудачник отечественного современного танца. Ее послужной список начинается аж в 1975 году, когда она возглавила Народный театр балета Новосибирска и начала растить в провинции маленьких советских модернистов. Раньше всех выехала на Запад - преподавала и занималась и в США, и в Лондоне. И как-то без толку - труппы в России так и не создала, ничего заметного не поставила. Дар ее, видимо, скорее педагогический, чем балетмейстерский. Все танцовщики камерного балета работают просто замечательно: сильно, легко, четко, эмоционально. В лексике спектакля представлены все разделы типового мастер-класса: и прыжки, и адажио, и вращения, и партерная часть, и разные типы поддержек. Всего много, но необходимое не отобрано. Вот и получается, что самый яркий фрагмент спектакля - большая напряженная пауза, когда роскошная бритая Донна Анна (Рамуне Ходоркайте) долго и пристально разглядывает сдавшегося Дон Жуана. И наконец понимает, что оправдывать было некого. И за этот мой убогий вывод хореографа никак не оправдаешь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3039

СообщениеДобавлено: Пт Апр 29, 2005 11:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002032301
Тема| Балет, Мужской балет Валерия Михайловского, Персоналии, Флеминг К., Михайловский В., Кульпин А.
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Мой ласковый Жизель
Сорок пятого размера он пуанты покупал
Где опубликовано| Независимая Газета
Дата публикации| 20020323
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2002-03-23/8_tender.html
Аннотация| Валерий Михайловский - бывший премьер театра Бориса Эйфмана. Давно покинув Б.Э., он основал собственную труппу - Петербургский мужской балет, российский аналог европейского коллектива "Трокадеро де Монте-Карло".

Периодически на маскулинных и не очень работников труппы специально ставятся спектакли. Но прежде всего название "Мужской балет" значит, что все классические партии (в отрывках из старинных балетов) исполняют танцовщики. Оцените двойное трудолюбие артистов, которые должны владеть как своей, так и женской, на пуантах, техникой исполнения.
Ход в принципе беспроигрышный. Если мужской торс полуголо одет в балетную пачку, короткая стрижка уложена в дамские крендельки, лицо накрашено под личико, а жеманство двусмысленно - эффект будет, причем независимо от иных качеств предлагаемого искусства.
Впрочем, в первом опусе ничего такого не было. На сцене зала имени Чайковского "михайловцы" показали премьеру - авторскую программу американца Кристофера Флеминга "Взгляд со стороны". Ее первая часть называется "Отражение себя". Балет на музыку Вивальди, Римского-Корсакова и ритмические импровизации навеян (по программке) балтийскими дождями Северной Пальмиры и ее же архитектурно-балетной геометрией. С присовокуплением рассуждений о "загадочности мостов", "чувстве долга перед своим талантом" и "взгляде со стороны" на город, театр, труппу и творчество. Никакой связи, даже опосредованной, с изложенным высокопарным текстом не было. В хореографическом оливье смешаны общие места из балетного класса, оттопыренные бедра от неоклассики и современное "сумрачное" сознание. То, что поставлено, требует гораздо большей умелости в непародийном исполнении классики, чем в состоянии предложить "Мужской балет", весь поголовно в красных трико. Солирующий Валерий Михайловский, когда-то очень пластичный, увы, теперь пребывает в чересчур пожилом - по балетным меркам - возрасте. Лишь маленький и ловкий Алексей Кульпин (в любом традиционном театре он исполнял бы роль Шута в "Лебедином озере") юрко переворачивался в воздухе, делая перекидные прыжки-жете под шлягерный "Полет шмеля".
После закуски - "отражения" в культуре Петербурга - Флеминг предложил главное
блюдо: дивертисмент из пяти отрывков классических балетов в авторизованном гостем виде. Бывший танцовщик "Нью-Йорк Сити баллет", поставщик спектаклей для провинциальных американских трупп, Флеминг придумал выигрышный с его точки зрения ход. Чтобы оживить затасканные от чрезмерного употребления классические отрывки, он ввел во все эпизоды лесничего Ганса из "Жизели". Такая вот, как говорил Мандельштам, неумолкаемая цитата.
Ганс (тот же артистичный Алексей Кульпин) не просто путешествует по текстам балетов. Он тоже отражается - в юмористических редакциях классики. Эффект построен на том, что маленькие мужчины-женщины часто любят крупных женщин-мужчин. И наоборот. Все партнерши(ры), долговязые балетные принцессы на голову выше кавалера, отчаянно придуриваются, заманивая лесника в любовные сети. Насмотревшись на брутальных одетт и крупномасштабных маш, лесник-однолюб всех гонит прочь, примеряет на себя лавры принца Дезире из "Спящей красавицы" и оживляет покойницу(ка) Жизель поцелуем в лобик. Мотивы Флеминга: никуда без хеппи-энда. Отвергнутый мосластым Жизелем неудачник Ганс не мытьем, так катаньем должен наконец получить свою долю счастья, а зрители - причитающуюся порцию хохота. Или снисходительной улыбки. Кому как.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3039

СообщениеДобавлено: Пт Апр 29, 2005 11:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002032302
Тема| Балет, Русский камерный балет "Москва", премьера, "Оправдание Дон Жуана", Пресоналии, Фиксель Н., Ходоркайте Р.
Авторы| ЛЕЙЛА ГУЧМАЗОВА
Заголовок| ДОНЫ И ДОНЬЯ
Где опубликовано| Время МН
Дата публикации| 20020323
Ссылка|
Аннотация| Весна идет! Актуальными становятся вечные сюжеты с Ромео, Джульеттами и Дон Жуанами. За "Оправдание Дон Жуана" взялась Наталья Фиксель в Русском камерном балете "Москва"

Ей пришлось выруливать между двумя напастями, которые удивительно сочетаются друг с другом. С одной стороны, набор комплексов от самого затхлого, балетмейстерского факультета ГИТИСа, где основы профессионального танца намертво привязаны как бы к русскому, на деле прискорбно советскому балету. С другой - пришлось изживать кучу штампов мелодраматической попсы, составляющей костяк "современной" афиши труппы.
Тут неоценимую услугу оказал опыт "Москвы" прошлого сезона, когда нежданно для всех средний театрик с темным прошлым сделал отличный "Взлом" (The Rouge Tool, ныне кандидат на "Золотую маску") с голландцем Полом Селвином Нортоном.
Эльвира, Лаура и Донна Анна появляются на сцене в полном банном великолепии халатов и тюрбанов, будто это их подноготную будут сейчас вытаскивать и промывать. Но либретто твердит, что сосредоточится на Дон Жуане, "идеальном мужчине, поэте, философе", для которого жизнь - вечный поиск смыслов и опыт возможностей даже в иноходи по сердцам.
Потому на помощь смущенному троицей дону хореограф послал еще двоих: ясно, что реальному мужчине с комплектом опрометчиво возложенных на него лавров в одиночку не справится. Расчлененный на Дон Жуана-черного, Дон Жуана-белого и Дон Жуана-серого, он имеет больше шансов удержаться на пьедестале Героя, но - может, случайно? - соло его кратки, а в трех дуэтах есть шанс раскрыться не больше партнерш.
Заношенная донжуанова страстность здесь не имеет ровно никакого значения, благодаря специфике contemporary dance любовники сосредоточены исключительно на себе. Больше других повезло Дон Жуану-белому, поскольку его возлюбленной стала утонченная лысая Донна Анна в кринолине (изысканная работа Рамуне Ходоркайте).
"Делить" сложных героев обожает Морис Бежар, у которого танцевали разом семь лениных владимиров ильичей. Но цитаты цитатами. Важнее, как Фиксель натягивает техничный американский free dance на родовую тягу отечественных спектаклей к фабуле.
Груз образования диктует шаг: тут и щепотка синхронного ансамбля, и прокол современного танца классическими алезгонами. За этим чудится банальный страх, что зритель легче простит гнусно исполненное па де де из "Дон Кихота", чем более-менее радикального Дон Жуана в contemporary, что без вытянутого над головой носка не разглядит профессионала. Это удручает. Но Фиксель в отличие от большинства коллег слышит музыку (острая смесь Валерия Самойлова из И.-С.Баха, В.-А. Моцарта, Д. Шостаковича, групп "Апокалиптика" и "Волков Трио") и, главное, строит спектакль на как будто исключающих друг друга свойствах, на ножницах абстракции и рациональности.
Если верить внутрицеховым комментариям, мы имеем случай, когда низы наконец-то захотели и смогли.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3039

СообщениеДобавлено: Вт Май 03, 2005 11:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002032303
Тема| Балет, Санкт-Петербургский балет Бориса Эйфмана, гастроли
Авторы|
Заголовок| ПОЕХАЛИ
Где опубликовано| Время МН
Дата публикации| 20020323
Ссылка|
Аннотация|

В Сан-Франциско вчера начались гастроли Санкт-Петербургского балета под руководством Бориса Эйфмана. В программе - балеты "Карамазовы", "Чайковский", "Красная Жизель".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3039

СообщениеДобавлено: Вт Май 03, 2005 11:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002032501
Тема| Балет, МТ, премьера, «Золушка», Персоналии, Ратманский А., Вишнева Д., Меркурьев А., Махалина Ю., Кулик М., Терешкина В.
Авторы| Игорь Ступников
Заголовок| Золушка в клетке
Где опубликовано| Експерт
Дата публикации| 20020325
Ссылка| http://expert.ru/northwest/2002/12/12no-cultur1_52475/
Аннотация| Второй международный фестиваль балета "Мариинский" открылся премьерой "Золушки" в постановке Алексея Ратманского.

Имя Ратманского-хореографа всплыло в балетных кругах в 1997 году (до этого его знали лишь как первоклассного танцовщика): в антрепризе примы Большого театра Нины Ананиашвили Ратманский поставил "Прелести маньеризма" на музыку Рихарда Штрауса. И уже в следующем сезоне молодого хореографа залучил к себе Мариинский театр - три одноактных балета Ратманского показали умение автора выстроить конструкцию сложного кордебалетного спектакля, художественную незакомплексованность, чувство юмора, способность свободно говорить на языке неоклассического танца (что особенно важно для труппы вроде мариинской).
С тех пор изменилась и труппа Мариинки, и сам Ратманский. Он больше не неофит, но самый востребованный современный русский хореограф. У него много предложений в Большом театре, антрепризе Ананиашвили, Датском королевском балете. "Золушка", заказанная Мариинским театром, репетировалась в сжатые сроки, оговоренные строгим контрактом.
Балетмейстер приблизил действие к 40-50-м годам, то есть ко времени, когда создавалась музыка балета. Хореографический язык спектакля сочетает классику с неоклассикой, гротеск с театрализованной бытовой пластикой: все это заложено в музыке. Некоторые сцены балета заставляют вспомнить мюзикл "Моя прекрасная леди". Отец Золушки - пьяница и вымогатель - вваливается домой в компании друзей, сетуя на трудности жизни абсолютно в стиле Альфреда Дулиттла. На придворном балу Золушка начинает было разухабистую вариацию, но быстро осекается и очаровывает светскую публику уже вполне правильным классическим соло.
Вместе с тем сегодняшний день то и дело вторгается в действие: фея превращена в бомжиху, какие околачиваются с сумками у рынков и вокзалов; сцена бала напоминает постсоветскую тусовку; в поисках Золушки принц попадает то в компанию разбитных cool girls, то в гей-клуб. Странно, что партии фей времен года отданы мужчинам: возникает невольный диссонанс между музыкой и жесткой пластикой мужского танца, хотя этим феям-панкам не откажешь в красочности. Озадачивает также решение финального дуэта героев, завершающего спектакль мрачным, безрадостным аккордом.
Однако Диана Вишнева в роли Золушки оправдывает и это. Она сумела оживить даже самые скучные вариации - так выразительны, эмоциональны ее танец и пластика. Столь же порывист, смел, безогляден и наивный Принц Андрея Меркурьева: в нем нет ни капли высокомерия, "принц" - всего лишь его должность. Сводным сестрам Золушки Ратманский вернул подлинные, указанные в партитуре имена - Кубышка и Худышка. Маргарита Куллик в роли Кубышки уморительно смешна. Обложив тело толщинками, она превратилась в добродушно-любопытную и энергичную толстушку, на светском рауте то и дело открывающую от изумления рот. Совсем юная Виктория Терешкина в партии Худышки послушно выполняет все директивы балетмейстера, но роль столь бесцветна, что даже незаурядная техника ничем не может помочь танцовщице. Взбалмошная, истеричная, но полная желания нравиться Мачеха Золушки тоже поставлена на пуанты и может соревноваться в виртуозности с другими персонажами. Юлия Махалина танцует свою героиню широко, смело, не опасаясь показаться смешной и нелепой. Для балерины, исполняющей в Мариинке весь классический репертуар, эта роль стала прорывом к иной палитре красок, доныне совершенно не использованных танцовщицей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3039

СообщениеДобавлено: Вт Май 03, 2005 11:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002032801
Тема| Балет, Русский камерный балет "Москва", премьера, "Оправдание Дон Жуана", Пресоналии, Фиксель Н., Мусихин В., Андрейкин Р., Токарев И., Королихина Н., Шевченко А., Ходоркайте Р.
Авторы| Елена ГУБАЙДУЛЛИНА
Заголовок| Женский взгляд на вещи
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20020328
Ссылка| http://izvestia.ru/news/259996
Аннотация| В Камерном балете "Москва" решили вновь оправдать Дон Жуана

Великого севильского грешника оправдывают уже давно. Кем он только не был: и искателем идеала, и разочарованным странником, и вдохновенным художником, и мрачным мистиком: Балетмейстер Наталья Фиксель в "Оправдании Дон Жуана" представила многогранный образ наглядно - поручила роль Дон Жуана сразу трем танцовщикам. Дон Жуан номер один (Василий Мусихин), номер два (Роман Андрейкин) и номер три (Илья Токарев) появляются в спектакле строго по очереди. Все как один - в глубокой депрессии. Похоже, их не интересует не только женщина, но и жизнь как таковая. Отличить Дон Жуанов можно только по цвету костюмов. Один - белый, другой - серый, третий - черный. Танцовщицы одеты более ярко. Оранжевая Эльвира (Наталья Королихина), терракотовая Лаура (Анжелика Шевченко) и красная Донна Анна (Рамуне Ходоркайте) действуют активно и напористо. Дамы искусно соблазняют усталых Дон Жуанов, внушая им свои настроения. Эльвира втягивает кавалера в отрешенно-мечтательный танец. Лаура затевает энергичный любовный поединок. Донна Анна превращает свидание в игриво-манерную церемонию. Красотки тоскуют по материнству - недвусмысленно выпячивают животы, пугая и без того инфантильных Дон Жуанов. Прямо-таки не оправдание, а сплошное отрицание героя. Фонограмма шуршит и звенит психоделическим техно, светит надувной мяч луны, зияет дверной проем, фигуры танцующих напоминают пропеллеры неисправных вертолетов. Пластическая абракадабра "проговаривается" жестко и остро. И вдруг все исчезает и начинается совсем другая история. Бритоголовая дива в необъятном кринолине ворожит над статным юношей, одетым, можно сказать, "по-испански". Движений почти нет - только медлительные шажки и покачивания, да извивы воздетых рук. Донна Анна (она же, вероятно, и Командор) ведет Дон Жуана по его привычному финальному маршруту, неоднократно описанному классиками. Звучит, разумеется, Моцарт. Внушительно и ясно: миф бессмертен, потому и оправдан.

Кстати
Камерный балет "Москва" состоит из трех коллективов. Под руководством продюсера Николая Басина работают классическая труппа - одна из самых отстающих среди множества себе подобных, "Графический балет", годами исполняющий одни и те же абстрактно-акробатические миниатюры безвременно умершего хореографа Геннадия Песчаного. Яркая современная труппа "Москвы" - практически единственное доказательство того, что и у нас есть contemporary dance (именно танец, а не театрализованная пластика, исповедуемая Геннадием Абрамовым и его учениками). К сожалению, уровень новых премьер не всегда соответствует широким возможностям "современников" "Москвы". В числе последних счастливых совпадений - "Взлом" нидерландского хореографа Пола Селвина Нортона, включенный в афишу нынешней "Золотой маски".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10121

СообщениеДобавлено: Пт Июн 10, 2005 8:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002033201
Тема| Балет, Персоналии, Р. Стручкова
Авторы Александра Рассадина
Заголовок| "Я ЖИВУ БОЛЬШИМ ТЕАТРОМ. И СВОИМИ УЧЕНИКАМИ"
Где опубликовано| On-line Правда № 22 Мар 2002 г.
Дата публикации| 20020322
Ссылка http://www.pravda.ru/districts/centre/moscow/22-03-2002/833398-0/
Аннотация|

Многое изменилось за последнее время, мы пытливо смотрим вперед, ждем счастливых перемен. Не задерживаем взгляда на привычном, не замечаем часто его высокой цены, значения в нашей судьбе. Такова повседневная роль высокого искусства, таланта человечности и профессионализма его служителей, утверждающих истинные ценности, которые не дают оступиться на жизненном пути.

- Раиса Степановна, вы прославленная балерина, известнейший педагог, как складывалась Ваша творческая судьба?

- Я родилась в 1925 году, росла в очень бедной рабочей семье. Нам, конечно, было не до театра. Когда я была маленькая, я не знала, где Большой театр, что это такое, кто поет, кто танцует, - все это для меня было неведомо. Я конечно слышала, что Большой театр - это храм искусства, но там я никогда не была и не могла быть, потому что для нашей семьи это было бы слишком дорогим удовольствием.
Когда я немножко подросла, я поступила в обыкновенную школу, где мне предложили участвовать в группе самодеятельности. Тогда это было очень распространено, дети занимались искусством. То есть даже в самой простой школе детей учили петь, танцевать, и это было прекрасно.
Очень хороший голос был у моих матери и деда, так что голос мне перешел по наследству. Часто дома мы садились: дедушка мама и я, - и пели на многоголосье. Сейчас это можно услышать за застольем, когда приезжаешь в Тбилиси: там это искусство еще живет, они свято его хранят. К сожалению, у нас эта красота уходит, услышать такое можно в основном на сцене, а раньше так люди пели почти везде...
В нашем доме жили такие же, как и наша, рабочие семьи, но все очень хорошо понимали искусство. Иногда, вечерами, после рабочего дня мы собирались во дворе, ребята играли, а мы, девочки, пели.
- А как же вы пришли в балет?

- Когда в Большом театре решили посмотреть детей для отбора в хореографическое училище. Его комиссия стала посещать разные школы и однажды приехала и к нам. Мы им продемонстрировали, как мы хорошо танцуем и поем.
Меня спросили: ”Ты хотела бы танцевать?”. Я сказала, что больше бы хотела петь. Однако мне предложили подать заявление и попросили мою маму подъехать куда-то, сейчас уже не помню.
Мой дедушка был против того, чтобы мама пела, он не верил, что девочка из рабочей семьи, сможет чего-нибудь добиться. Он считал, что для простого человека, который живет в бедности, надо заниматься тем, чем занимаются все. И мама не пошла учиться туда, где смогла бы развить свой голос. Она посчитала, что если не удалось ей, то может быть получится у меня. И я сразу же согласилась.
Мы поехали в балетную школу. Там работала комиссия, наше заявление приняли. Потом был просмотр, где нас, девочек, сначала всех раздели, посмотрели какая длина шеи, плечиков, какие ручки, легкие ли ноги или нет. В общем, состоялась процедура, естественная в балетном училище. Потом нас под музыку велели ходить по залу и все время меняли темп: сначала быстрый, потом медленный. Смотрели, как девочка из одного ритма могла бы быстро переместиться в другой. Потом играли какой-нибудь отрывок и просили прохлопать его в ладоши. И уж если и это получалось, то точно можно было сказать, что девочка музыкальная.
- Как прошел первый экзамен в Вашей жизни?

- Экзамен я сдала отлично. Но могло так случиться, что еще бы одна секунда, и никогда бы я не узнала, что такое балетная жизнь. После осмотра моей маме врач сказал, что я горбатая и им не подхожу. Хотя горба у меня с рождения не было - она пошла брать заявление обратно. Но, когда мы уже уходили, прибежал инструктор и спросил: «Почему девочка не на месте?”
"Мне сказали, она не годиться, потому что горбатая", - ответила мама. - "Да какая она горбатая, у нее прямая спинка, она принята, а вы ее уводите. Завтра в девять часов приводите ее на урок!»
На следующий день я впервые увидела своего педагога Елизавету Павловну Гердт. Теперь я понимаю, какая это была великая танцовщица. Дочь Павла Гердта, который в свое время вместе с Петипа, с Фиаргандсоном создал на базе французской и итальянской русскую школу балета.
Наша школа сильно отличается от других тем, что мы не только выполняем движения под музыку, но и воплощаем в этой гармонии духовное начало. Положение рук, головы, шеи, поворот тела - это целое, и именно оно создает танец. Наши актеры всегда понимают, что и во имя чего они делают, для них балет это не просто сумма движений.
- Кто были Ваши первые педагоги?

- Когда моя мама привела меня в школу в первый раз, нам выдали маленькие узкие туфельки. На уроке надо было встать в первую позицию. Подошвы очень скользили, и я никак не могла устоять. Мой педагог говорила: ”Я тебя еще раз прошу, девочка, встань в первую позицию”. Я вставала, а мои ботинки опять съезжались. Тогда Елизавета Павловна сказала: ”Девочка, отойди”.
И потом, когда я ей говорила: «Елизавета Павловна, раньше вы меня не очень любили», - она смеялась и всегда отвечала: "Этого не может быть, у тебя по особенному светились глаза, ты всегда старалась. Когда я показывала движение, ты пыталась понять, что за ним стоит, ты пыталась постичь как можно больше”.
Я жила этими уроками Елизаветы Павловны, меня всегда все интересовало и я схватывала все на лету.
Очень часто к нам на уроки приходила одна из лучших танцовщиц Маргарита Павловна Кандоужева. Она видела, как мы занимаемся, и после первого класса, когда Елизавета Павловна никому не поставила высшей оценки, сказала: “Нет, я считаю, что Стручок, - и с этого момента меня начали называть Стручок, - заслуживает четыре балла”.
Я - единственная в классе за экзамен получила четыре. Вот так получилось, что с первого класса я уже была девочкой, которую мой педагог как-то отмечал.
Когда прошло много времени, Маргарита Павловна была уже совсем старенькая. В один из моих приездов я привезла ей в подарок пушистый белый платок.
Я смотрела на нее и думала: «Боже мой, как время меняет человека». А она сидела такая маленькая, беззащитная, но очень счастливая. Мы очень часто навещали Маргариту Павловну, а потом, к сожалению, ее не стало. Она как раз из тех людей, которые на протяжении всей моей творческой жизни всегда были рядом.
Очень хорошо ко мне относился Петр Андреевич Гусев, он был директором нашей школы и отличным кавалером. Мы вместе работали над моей первой большой ролью. Это была Лиза в спектакле «Тщетная предосторожность». Петр Андреевич знал блистательно дуэтно-классический танец, и позже даже преподавал его ученикам.
- Как проходила Ваша дальнейшая учеба?

- Началась война. И какая могла быть речь о танцах! Елизавета Павловна была эвакуирована в Тбилиси. Она очень волновалась, что ее вместе с мужем Александром Васильевичем Гауком, великим дирижером, пошлют по этапу дальше, ведь он и она - по происхождению были из немцев. Тогда все артисты оперы, балета написали письмо Сталину. Они просили, чтобы их не высылали, потому что именно они вложили в театр больше всех сил и времени. Их оставили. Елизавета Павловна была очень счастлива. Когда закончилась война они вернулась в Москву.
А нашу школу отправили на Волгу, в город Васильсурск. Тогда не знали, что будет твориться под Сталинградом. А нас как раз эвакуировали недалеко от Саратова.
Нас поселили в клубе Водников, положили на пол матрасы, вот так мы и жили. Ламп не было, были маленькие коптилки и, когда мы утром вставали, у нас были усы и бороды от копоти. Наши родители, что могли, дали нам с собой, ведь они считали, что скоро война кончится и мы вернемся. Оказалось, что война продолжалась долго, долго.
Тем не менее мы продолжали заниматься и начали по-взрослому работать. Мы выезжали на Волгу - мальчики валили лес, девочки собирали лекарственные травы, а вечером у нас были концерты...
- И когда Вы вернулись в Москву?

- Два года мы прожили в городе Васильсурске. С нами вместе был эвакуирован знаменитый балетмейстер Касьян Голейзовский. Он поставил нам спектакль “Сон Гремович”. Когда мы вернулись в Москву, оказалась, что нашу школу разбомбили. Стекла были все выбиты, залы никуда не годились. Мы искали фанеру и забивали ей окна. Нам пришлось самим мыть полы, все чистить. Но все равно мы продолжали заниматься, а когда говорили: "Николай Иванович, дорогой, ну как же можно работать в таких условиях, зачем это все нужно?" - он всегда отвечал: "Нет, ребята, вы приехали, скоро Большой театр будет пополняться молодыми кадрами, и это будете вы - и никто другой».
Так и случилось, именно наш выпуск влился в ряды Большого театра. Я помню наш выпускной вечер: мы стояли у раскрытого окна, шел страшнейший ливень, была гроза, сверкали молнии. К нам подошел Юрий Алексеевич Бахрушин, наш преподаватель. Как он много нам дал! Водил по всей Москве и рассказывал об архитектуре, о живописи, обращал наше внимание на темы для самообразования. Он старался это все вложить в наши души. И тогда, у открытого окна, он нам сказал: «Ребята, дорогие, вы видите, как вас встречает природа, она дает салют в вашу честь. Оправдайте доверие».
И вот мы пришли в Большой театр. Совсем другие залы, все другое. Что особенно меня поразило - это ни на что не похожий закулисный запах пудры и клея.
Нас встретили с распростертыми объятьями, и Елизавета Павловна снова стала моим педагогом.
- Как начиналась жизнь в театре?

- Я танцевала свои первые спектакли с Осафом Мессерером. Уже позже, когда я танцевала свой самый большой спектакль “Золушка”, моим партнером также был он. Помню, Осаф Михайлович будучи совсем уже взрослым человеком встречает меня и говорит: «Ты знаешь, Рая, в жизни всякое бывает. Может быть, когда-нибудь тебе придется ставить “Лебединое озеро”. Я был бы очень рад, если бы ты поставила мой четвертый акт».
И действительно это произошло, меня пригласили в Лондон и попросили поставить балет Горского «Лебединое озеро». Тогда на сцене Большого театра уже шла постановка Григоровича. Когда я работала над спектаклем, то конечно вспомнила просьбу Осафа Михайловича. Именно тогда версия Мессерера четвертого акта была узаконена.
Так по-разному складывалась моя жизнь. Мои кавалеры были один лучше другого. Я танцевала с такими блистательными артистами, как Осаф Мессерер, Алексей Ермолаев, Сергей Корин. И рядом всегда была Елизавета Павловна, которая смотрела каждую мою репетицию. С возрастом ей стало трудно со мной заниматься, и я свои роли готовила с великолепным мастером Тамарой Никитиной. Но все равно последнее слово всегда было за Елизаветой Павловной. И вот так, на протяжении всей моей жизни я была рядом с ней. Елизавета Павловна была для меня не только педагогом, но и очень близким человеком.
- Говорят таланту обязательно сопутствует счастливый случай?

- Первый раз меня вводил в “Золушку” Осаф Мессерер. Мне тогда было 19 лет, а этот балет считался новым. До меня танцевали первый спектакль великая Уланова, второй Лепешинская, третий Семенова. И получила я эту роль совершенно случайно. Когда проходила репетиция, никого из “золушек” не было, Захаров меня попросил, что бы я стала «вместо», все равно репетировать было не с кем. Все партии я знала наизусть, но все равно очень волновалась. А после репетиции он сказал: «Не плохо, эту девчонку надо готовить к Золушке”. Но самое трудное было впереди. Сначала я должна была держать экзамен перед всей труппой. Теперь этого правила, к сожалению, нет. У зеркала сидели педагоги, по бокам стояли актеры. Это не премьера, это гораздо сложней. Если ты получил “добро” от своих преподавателей, то это наивысшая награда. Экзамен я выдержала под гром аплодисментов.
И когда я танцевала спектакль в первый раз, помню, что очень волновалась. После его окончания ко мне пришли все артисты. Пришли Лепешинская и Семенова, а Уланова мне сказала: «Стручок, я хотела бы подарить тебе хрустальные башмачки, но у меня их нет. Я тебе просто дарю туфельки в которых ты могла бы ходить».
К сожалению, этой великой балерины с нами уже нет. Но она и другие, ушедшие от нас, большие актеры все равно продолжают присутствовать в нашем зале. Передавая творческую эстафету, воспитывая новое поколение, мы оставляем им частичку себя.
- Вы педагог примы-балерины Нины Ананиашвили, как складываются ваши рабочие отношения?

- Я с Ниной уже 20 лет. Я готовлю с ней все спектакли, это не значит, что она должна делать только то, что хочу я. Мы спорим, она мне старается доказать обоснованность своего видения, иногда я соглашаюсь. Я не могу не соглашаться, потому что я сама была балериной. И в тех случаях, когда речь идет о трактовках, которые я предлагаю, исходя из своего собственного опыта, Нина предлагает мне то, что ближе ей. Например, так, как она раньше танцевала “Лебединое озеро”, и сегодня - это разные спектакли. Она стала мудрее, и спектакль взрослеет вместе с ней. Приходят новые эмоции, новые возможности.
Вот так моя жизнь и продолжается с великой балериной Ниной Ананиашвили. И спустя 20 лет она опять приезжает ко мне и мы начинаем работать, как в первый раз.
Так продолжается моя жизнь - и продолжается она в моих учениках, в их новых спектаклях. А во мне живет та жизнь, которую мне дала великая Гердт и все балетмейстеры, с которыми я работала: Это Захаров, Вайнонен, Галейзовский, Якобсон, Лавровский, Вайнонен. Я живу Большим театром, стараюсь идти с ним в ногу и помогать тем, кто ко мне приходит.
Беседовала Александра Рассадина

На снимке: Раиса Стручкова в балете "Жизель". Фото: Независимая газета
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10121

СообщениеДобавлено: Пн Май 21, 2007 3:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 200203202
Тема| Балет, приз "Бенуа де ля данс",
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Григорович без Григоровича
Планы международного балетного проекта
Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 20020330
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2002-03-30/8_grigorovich.html
Аннотация|


Главная "примочка" пресс-конференции, посвященной проекту Юрия Григоровича "Приз Бенуа де-ля данс", - то, что он не пришел в ИТАР-ТАСС, ссылаясь (через своих представителей) на занятость. Тем не менее детали означенного проекта были обнародованы и в отсутствие президента Международного союза деятелей хореографии, худрука упомянутого приза и председателя жюри. А бенуа-лауреат прошлых лет Николай Цискаридзе рассказал, что у французских этуалей из Опера де Пари нет никаких премий, по поводу чего он слышал в Париже завистливые вздохи.
Приз "Балетный Бенуа" существует под патронажем ЮНЕСКО и назван в честь знаменитой художественной династии. Юбилейная, десятая по счету, церемония вручения приза состоится 26 апреля в Большом театре. Все сборы благотворительного гала-концерта пойдут нашим ветеранам балета. Приглашены участвовать международные звезды - Владимир Малахов и Жан-Гийом Барр: оба они по занятости не сумели вовремя получить премии, а теперь и получат задним числом, и станцуют в Москве. Обещала приехать и бывшая соотечественница, ныне европейская балерина, Лариса Лежнина, а также кое-кто из исполнителей-номинантов этого года: Светлана Захарова, Андриан Фадеев, Орели Дюпон, Иржи Бубеничек.
Приз танцовщикам, хореографам, балеринам и прочим творцам балетов ежегодно назначает и вручает международное жюри. В этом году сопредседателем оного будет Джон Ноймайер, а членами - лауреаты "Бенуа" прошлых лет. Они будут решать, кто из разношерстного списка (авангардисты на грани отсутствия танца Ян Фабр и Вим Вайдекейбус, неизвестный у нас Кшиштоф Пастор, спасение ныне скудной отечественной хореографии Алексей Ратманский и живой классик Уильям Форсайт) наиболее достоин звания "лучший хореограф года". Кстати, Форсайт состоит сразу в двух списках: он еще претендует на победу в номинации "За жизнь в искусстве" вместе с Руди ван Данцигом и Юргеном Розе.
Согласно правилам "Бенуа", каждый член жюри выдвигает одного претендента. Наличие в списке номинанток Анастасии Волочковой, не так давно объявленной Григоровичем выдающейся балериной, вызвало особое оживление в журналистской среде. На совершенно формальный вопрос, кто же из восьми членов жюри именно ее выдвинул в лучшие, ответа дано не было: мол, тайна внутренней работы. (А в кулуарах пресс-конференции обсуждался грядущий кинодебют Волочковой: в телефильме канала РТР она сыграет Екатерину Долгорукую, морганатическую жену императора Александра Второго. В роли последнего выступит Георгий Тараторкин.)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10121

СообщениеДобавлено: Вт Янв 13, 2009 4:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002033203
Тема| Балет, МТ, «Золушка», Персоналии, А. Ратманский
Авторы| ИРИНА ГУБСКАЯ
Заголовок| НА ПЕРВЫЙ БАЛ - ПЕШКОМ И БЕЗ СВИТЫ
Где опубликовано| Невское время
Дата публикации| 13-03-2002
Ссылка| http://www.nevskoevremya.spb.ru/kultura/2647/na_pervuej_bal__peshkom_i_bez_/
Аннотация|

Последним событием в Мариинском балете накануне открытия Международного фестиваля стала премьера балета "Золушка" Сергея Прокофьева в постановке Алексея Ратманского.

"Золушка" совсем не сказка. И это, пожалуй, главное в этом странном балете. Странности начались с даты премьеры, которая была перенесена именно на день рождения Константина Сергеева, автора прежней, послевоенной "Золушки" - светлой и легкой (особенно когда в 1960-х она "переоделась" в изящное оформление Татьяны Бруни), любимой не одним поколением зрителей. До сих пор питерская "Золушка" была сергеевской, московская - захаровской, невзирая на существование иных постановок. С благословения самого авторитетного теоретика хореографии Федора Лопухова "монархическое право" признавалось за постановкой Кировского театра, обеспечив ей ранг канонической версии. От нее постановке Алексея Ратманского достались лишь апельсины, сложенные в авоську феи, как самому балету "Золушка" - марш из оперы "Любовь к трем апельсинам". И Маргарита Куллик - последняя из Золушек сергеевской редакции, превратившаяся у Ратманского в сестру Золушки - Кубышку.
Ратманский перенес действие "Золушки" в некую условную страну, где фея похожа на профессиональную нищую, дворцовый зал - на провинциальный клуб, где нет даже мещанского быта. Всего этого и не должно быть. Золушка Ратманского, как почти каждая девочка, мечтает о сцене. И о волшебном превращении, которое ее на эту сцену доставит. Постановщик поступает как та колдунья, что подарила Русалочке ноги, отняв голос и заставив жить с непрерывной болью. Золушка получает мир сцены, но без праздничного флера. В нем нет любви, счастья и красоты. Зато есть изнанка - бесплодное ожидание, необходимость считаться с чужим невежеством и рассчитывать только на себя.
Художник спектакля Илья Уткин в подробности вдаваться не стал. Дом Золушки превращен в закулисье, дворцовый зал - в сцену. Минимализм в искусстве вообще удобная вещь. Прибежище нищеты или следствие отсутствия вкуса. Зато хореография и оформление адекватны: и то и другое - скелет.
Прокофьев выбрал для "Золушки" форму классического балета. Ратманский набрал штампов оттуда же. И еще из всех тех, которых не было во времена композитора. Постановщик предоставил пространство спектакля всем желающим. Золушки любят покрасоваться - пожалуйста. Принцы обожают вариации, составленные из джентльменского набора трюков классного тренажа, - нет проблем. Кто-то лучше всего смотрится в определенных движениях или ролях существующего репертуара - получите. Кордебалет утомлен ежедневной муштрой - можете расслабиться и повалять дурака. Мир из случайностей - что оказалось под рукой или пришло в голову.
Вот и актерские удачи выглядели случайными и не имеющими отношения к данному балету. Блистательно хороша была Мачеха Юлии Махалиной, с резкой, экспрессивной пластикой то якобсоновской Бабы-Яги, то Девушки из балета "Юноша и Смерть". Фея Елены Баженовой также не упустила возможности проявить характер: похожая на Верку Сердючку или колдунью Медж, она, закинув ногу на ногу, лихо опрокидывала поднесенный Золушкой стаканчик и выразительно стучала себя по лбу после бала - понимайте, как хотите. С сестрами возникли непредвиденные проблемы. У Маргариты Куллик Кубышка порой напоминала прежнюю Золушку, а Худышка Ирины Желонкиной была безнадежно обаятельна.
Золушка же все время пребывала в одиночестве. У Дианы Вишневой героиня не знала, чем себя занять: то потрет пыль на штанге лесов, то посидит, наблюдая за танцующими сестрами. Ее мечты - это процедура сочинения себе танца для бала. В этой роли не заметно ни сверкающих глаз Вишневой, ни ее улыбки - словно все стерли. Золушка второго спектакля - Наталья Сологуб - более решительна. Если уж она взялась протирать пыль - так даже металлическая конструкция скрипит.
Эта Золушка мечтать не умеет. Оттого и вальс ей противопоказан. А туфелька - ну что же, фее положено делать свое дело. Принцы, разумеется, также были не из сказки. Принц Андрея Меркурьева очень старался. Но вот утвердиться в танце не вышло. Да и с Золушкой отношения как-то не сложились: каждый остался сам по себе. В королевстве у Принца Дениса Матвиенко все решает не наследственность, а политика. Оттого и Золушка выбрана из деловых соображений.
Прокофьев, как и Чайковский, лирическую тему, тему счастья, предоставил вальсу. В "Золушке" их три. Первый - мечты о бале - Алексей Ратманский сделал "бескрылым". А финальный дуэт героев и вовсе выглядит "незавершенкой". Спектакль выстроился какой-то пародией на театр. Хореограф подкидывал публике "развлекательные штучки". То Мачеха и сестры дружно улеглись умирающими лебедями. То сестры выясняют отношения на боксерском ринге. То Фея прижимисто уносит туфельку, когда Принц встретил Золушку. Впрочем, туфелька была явно не хрустальная - ее пару раз роняли с картонным стуком.
Мариинский балет больше не ждет чуда и не рассказывает сказки.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16940
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 23, 2009 2:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002033203
Тема| Балет, МТ, «Золушка», Персоналии, А. Ратманский, Диана Вишнева, Юлия Махалина, Андрей Меркурьев
Авторы| Дмитрий Циликин, Санкт-Петербург
Заголовок| ПЛОДЫ ВИЗАНТИЙСКОЙ МУДРОСТИ
Где опубликовано| "Столичные новости"№10 (Украина)
Дата публикации| 19-25 марта 2002
Ссылка| http://cn.com.ua/N206/culture/ballet/ballet.html
Аннотация|



«Золушка» Прокофьева в постановке Алексея Ратманского в Мариинском театре получилась!

Знаете, почему? А потому, что цель творчества, извините, самоотдача, а все-таки не шумиха, не успех. Далее по тексту сформулированного Пастернаком катехизиса деятеля искусств.

Нет худа без добра. В прошлом сезоне санкт-петербургский Мариинский театр пригласил самого талантливого современного российского хореографа, солиста Датского Королевского балета, киевлянина Алексея Ратманского поставить «Щелкунчика» в сценографии Михаила Шемякина. Однако отношения балетмейстера и художника не сложились, поскольку цель творчества М. М. Шемякина — именно шумиха и успех, причем этим успехом он должен пользоваться исключительно единолично. (Вообще говоря, позорно, ничего не знача, быть притчей на устах у всех... Ну да ладно.)

Короче, Валерию Гергиеву и директору балета Махару Вазиеву хватило византийской мудрости продолжить отношения с Ратманским, предложив ему сделать «Золушку».

Оформил спектакль знаменитый «бумажный» архитектор Илья Уткин. В отличие от «Щелкунчика», представляющего собой кипящий борщ с зеленым лучком, пивом и парой эклеров, у Уткина (в содружестве с Евгением Монаховым и с художниками по костюмам Еленой Марковской и по свету Глебом Фильштинским) получился чистый, ясный, графичный образ, идеально соответствующий прохладной, разреженной, осенней музыке позднего Прокофьева. Это самый безупречный по вкусу спектакль Мариинского театра из всех новых работ за последние годы.

Труппа в «Золушке» в очередной раз доказала: нет ничего более творчески полезного, как работа с настоящим балетмейстером, который ставит специально для нее. Ратманский остроумно и изящно пародирует весь мариинский репертуар: феи времен года превращены в развеселых парней с панковскими гребнями на голове, в вариации Лета уморительно цитируется индусский танец из «Баядерки», а Зимы — Вальс снежинок как раз из шемякинского «Щелкунчика» (смешно убийственно); Золушка — Диана Вишнева дебютирует на балу некой квазибаланчинской вариацией — что прямо отсылает к «Рубинам», одной из самых заметных недавних работ балерины... Список парафразов и приколов можно продолжать до бесконечности. Мало того, хореограф щедро впускает в свой текст пластический шум и сор окружающей жизни: скажем, сестры Кубышка и Худышка в первом акте жестикулируют на манер знаменитого конкурса твиста в «Pulp fiction», а в третьем — дерутся в технике борьбы сумо; Юлия Махалина — Мачеха (наконец-то получившая идеально подходящую ей роль стервы и справляющаяся с ней блестяще) на балу швыряет партнера и разводит руками: мол, у вас тут танцовщики с ног валятся, — что воспроизводит известный сюжет, когда Нуреев специально уронил Наталью Макарову (это был ее дебют в Парижской опере) и скорчил соответствующую рожу: «Вот она, ваша хваленая звезда».

Надо видеть, как осмысленно — и с каким удовольствием! — проделывают все это артисты. Более того, наконец-то они обнаружили понимание: движения классического танца нужны не только, чтобы продемонстрировать шаг и прыжок, но — что-то обозначают. Скажем, pas de shat — бег, погоня, стремление одним махом преодолеть пространство, отделяющее тебя от какой-то цели, — а не просто шпагат в воздухе. И вот Андрей Меркурьев — Принц режет воздух сцены своими pas de shat именно в погоне за убегающей Золушкой, а не ради демонстрации своих данных, то есть предстает не самодовольной балетной куклой, но артистом. Так работают и все остальные (ярче прочих — филигранно точная во всех гротескных кунштюках, гомерически смешная Маргарита Куллик — Кубышка).

Шутки шутками, но не они, конечно, главное содержание спектакля. Алексей Ратманский удивительным образом соединяет все постмодернистские забавы с настоящей искренностью и душевной чистотой. И не думал я, что в балете, самом условном из сценических искусств, можно умудриться сделать такую «Золушку», что вы будете, как в детстве, переживать за судьбу героев. Прокофьев писал: «Я стремился так изобразить в музыке характеры... чтобы зритель не оставался равнодушным к их невзгодам и радостям». У Ратманского так и вышло. Вишнева и Меркурьев танцуют не сказку Перро и не либретто Николая Волкова, а — сценарий Евгения Шварца:

«— Один мой друг, — начинает принц после паузы, запинаясь, — тоже принц, тоже, в общем, довольно смелый и находчивый, тоже встретил на балу девушку, которая вдруг так понравилась ему, что он совершенно растерялся. Что бы вы посоветовали ему сделать?

— А может быть, — спрашивает Золушка робко, — может быть, принцу только показалось, что эта девушка ему нравится?

— Нет, — отвечает принц, — он твердо знает, что ничего подобнного с ним не было до сих пор и больше никогда не будет. Не сердитесь...»

Танцуют, понимая (вместе с композитором и хореографом), что в этом мире людям искренним и душевно чистым особенно трудно.
Химическим путем такого результата добиться невозможно. А путь естественный указан все тем же Пастернаком. Просто надо жить без самозванства. Так, простите за назидательность, жить, чтобы в конце концов привлечь к себе любовь пространства. А может, если повезет, и услышать будущего зов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Страница 3 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика