Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2002-04
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3624

СообщениеДобавлено: Ср Июн 08, 2005 10:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002042601
Тема| Балет, "Легенда о любви", Персоналии, Григорович Ю., Меликов А., Сорокин П., Ноймайер Дж., Бессмертнова Н., Грачева Н., Антоничева А., Цискаридзе Н.
Авторы| Елена ГУБАЙДУЛЛИНА
Заголовок| Возобновлен лучший балет Юрия Григоровича.
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20020426
Ссылка| http://izvestia.ru/news/261289
Аннотация| Большой театр возобновил лучший балет Юрия Григоровича.

"Легенда о любви" родилась на свет сорок с лишним лет назад в Кировском (ныне Мариинском) театре. Вскоре балет появился и в Большом и не сходил с его афиш в течение нескольких десятилетий. Он вошел во все хрестоматии и энциклопедии по истории хореографии и чуть было не рискнул только в истории и остаться. В Большом театре "Легенду о любви" забыли на целых четыре года (для мимолетного искусства балета - срок немалый). К счастью, спохватились вовремя. Над возобновлением работал сам Юрий Григорович, восстановивший спектакль практически без изменений. На премьеру приехал автор музыки - азербайджанский композитор Ариф Меликов. За дирижерским пультом стоял Павел Сорокин. Публика тепло встретила возвращенную "Легенду". Аплодировать начали уже во время действия - зал откликался и на появления солистов, и на помпезные массовые сцены, и на красоту орнаментальных движений.
Каждый акт завершался овациями, а финальные поклоны длились почти четверть часа под несмолкаемые "браво". В одном из антрактов удалось переговорить с присутствовавшим на премьере Джоном Ноймайером. Восторженный руководитель Гамбургского балета признался, что спектакль Григоровича произвел на него ошеломляющее впечатление. Секрет популярности "Легенды о любви" - в парадоксальном сочетании величавой монументальности и занимательной интриги. В напряженной драматургии балета, поставленного по пьесе Назыма Хикмета, есть и любовный треугольник, и мистика, и захватывающие погони, и подвиги. Надежда Грачева (Мехменэ Бану), Анна Антоничева (Ширин) и Николай Цискаридзе (Ферхад) несколько притушили неизменную в советском балете патетику. Страстям и переживаниям предпочли чистый танец, витиеватый и сложный. Томные изгибы корпуса, изломанные линии рук, замысловатые прыжки казались буковками арабской вязи, будто сошедшими с гигантского фолианта.
* * * ПРЯМАЯ РЕЧЬ
Наталья БЕССМЕРТНОВА, ассистент хореографа-постановщика, народная артистка СССР, первая исполнительница партии Ширин в Большом театре:
- Очень рада, что "Легенда о любви" вернулась на сцену. Балет интересен артистам, надеюсь, и зрителям тоже. Это один из самых дорогих для меня спектаклей, я очень любила партию Ширин. И сейчас, когда работала с нашими балеринами, старалась передать им то, что Юрий Николаевич требовал и от нас, когда ставил спектакль. В "Легенде" важно все - и стилистика, и хореография, и эмоциональный накал, и выразительность, и чувства, переполняющие героев. Зритель должен быть захвачен происходящим на сцене, должен сопереживать, а не просто смотреть танцы. Я довольна исполнителями. Хотела бы пожелать им успеха и еще большего проникновения в образы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3624

СообщениеДобавлено: Чт Июн 09, 2005 5:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002042602
Тема| Балет, "Легенда о любви", Персоналии, Григорович Ю., Ноймайер Дж., Вирсаладзе С., Грачева Н.
Авторы| Елена Рюмина
Заголовок| Большая легенда.
Где опубликовано| Ведомости
Дата публикации| 20020426
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2002/04/26/44684
Аннотация| Прошедший в январе и не отмеченный в Большом театре юбилей создателя балета Юрия Григоровича мог стать идеальным поводом превратить возобновление спектакля в политическую акцию - именно в такой атмосфере год назад шло "Лебединое озеро". Но возвращение на сцену самого совершенного творения хореографа оказалось событием в первую очередь художественным.

Живые персонажи энциклопедии "Балет", заполнившие зал, превратились в антураж премьеры. В царской ложе появился Джон Ноймайер - культовый современный хореограф, возглавляющий Гамбургский балет, который в контексте премьеры трактовался как самый последовательный и самый успешный западный ученик Григоровича. Любовь Ноймайера к сложным литературным сюжетам, собственная система взглядов на окружающую реальность, провоцирующая критиков называть его хореографом-философом, умение режиссерски сконструировать композицию и сформировать индивидуальный язык каждого персонажа - свидетельство, что спектакли Григоровича он изучал задолго до нынешнего визита в Москву.
Для западных хореографов "Легенда о любви" стала учебником сразу же после премьеры, состоявшейся в 1961 г. в Ленинградском театре оперы и балета имени Кирова. Тогда появление спектакля, созданного 34-летним хореографом Юрием Григоровичем по мотивом персидских легенд, не просто зафиксировало рождение талантливого мастера сочинять танцы: "Легенда о любви" окончательно дискредитировала идею советских балетмейстеров превратить балет в воспроизведение "Работы актера над собой" с музыкой и танцами.
Время от времени спектакль танцуют за границей даже сейчас - как изощренное упражнение в старом стиле. В России "Легенда о любви" на протяжении четверти века оставалась не просто самым современным, но и самым актуальным балетом - одним из немногих спектаклей, в котором каждый мог станцевать собственные легенды о любви. Его наполняли своей энергетикой самые великие танцовщики Большого театра.
Восстановленный спектакль в первые минуты выглядит почти незнакомым, хотя коррективы, внесенные хореографом, заметны только тем, кто сдавал текст "Легенды" в курсе классического наследия на балетмейстерском факультете. Но суровые сукна, светильники и створки распахнутой на сцене огромной книги, выполненные художником Симоном Вирсаладзе в лаконичном стиле 60-х, огромные массовые шествия и ставшие легендарными трио главных героев, дуэты и монологи, созданные Григоровичем, остались на своих местах. Просто нынешняя премьера зафиксировала долгожданное наступление новых времен и переход "Легенды о любви" в разряд классики. Ее танцуют не плохо, но тщательно, сосредоточенно и отстраненно - как Петипа или Баланчина, вкладывая в текст не эмоциональные порывы, а весь профессионализм и чувство ответственности.
"Легенду о любви" это не убивает - она просто обретает новый смысл, что и отличает шедевр от хорошего спектакля. Поставленная в разгар хрущевской оттепели, та "Легенда" была спектаклем о художнике Ферхаде, который делал свой выбор между личным чувством и долгом перед народом. Теперь, не изменив текста, но потеряв восточную негу, она трансформировалась в балет о великой царице Мехмене Бану (Надежда Грачева), чью душу разъедает не столько безответная любовь, сколько безграничная власть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3624

СообщениеДобавлено: Чт Июн 09, 2005 5:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002042603
Тема| Балет, "Легенда о любви", Персоналии, Григорович Ю., Эйфман Б., Баланчин Дж., Лакотт П., Меликов А., Вирсаладзе С., Цискаридзе Н., Белоголовцев Д., Антоничева А., Рыжкина М., Грачева Н., Аллаш М.
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| "Легенда о любви" как правда о балете
В Большом театре показали и то и другое

Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20020426
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/320392
Аннотация| В Большом возобновили балет Юрия Григоровича

На сцену Большого театра после трехсезонного отсутствия с триумфом вернулся балет Юрия Григоровича "Легенда о любви". По мнению обозревателя Ъ ТАТЬЯНЫ Ъ-КУЗНЕЦОВОЙ, это событие не столько культурное, сколько идеологическое.
Балет "Легенда о любви" шел на сцене Большого с 1965 года ровно тридцать лет и три года. За это сказовое время полинял, потускнел и как-то вышел из моды. Вспышки внимания к нему возникали примерно раз в десять лет - когда в спектакль вводили новое поколение артистов. Но так как никто из последователей не мог сравниться с титанами, танцевавшими "Легенду" в 60-е годы, то интерес опадал самым естественным образом. Так же естественно (а вовсе не из-за гонений тогдашнего худрука Васильева на репертуар опального Григоровича) выпал из афиши и сам спектакль: то готовились к юбилею поэта Пушкина, то к загранкомандировкам, то ставили Бориса Эйфмана, Джорджа Баланчина и Пьера Лакотта (Pierre Lacotte).
А когда власть переменилась и Юрий Григорович вернулся в театр возобновлять свое "Лебединое озеро", решили заодно попросить его лично почистить и "Легенду". Мэтр и его ассистенты потратили на чистку уже танцевавшего состава два месяца (для сравнения: неведомого Баланчина в Большом поставили за три недели). И вот теперь вполне рядовое репертуарное событие преподносится как великая победа отечественного балета. Свежеотрепетированная "Легенда" и впрямь выглядела поучительно. Во-первых, стало понятно, почему этот "современный балет" сразу после премьеры (в 1961 году в Кировском театре) добился признания и властей, и критики, и публики. Пьесу турка Назыма Хикмета, написанную в капиталистических застенках, положенную на музыку азербайджанцем Арифом Меликовым, русский Юрий Григорович поставил как поэму о борьбе чувства и долга. Побеждал, разумеется, долг: юноша Ферхад отвергал любовь принцессы Ширин, дабы, сокрушив гору, напоить родной народ (после столь идеологически верного балета можно было спокойно вручать 38-летнему хореографу главный театр страны). Эстеты того времени пленились ориентально "условной" пластикой, жесткой режиссурой, аскетизмом сценографии и костюмов (художник - Симон Вирсаладзе), усмотрев во всем этом идейный отпор опостылевшей хореодраме. Массового зрителя тоже не пришлось перевоспитывать: балет оказался повествователен и общедоступен. Герои открывали сердце любимым, выдаивая левую грудь и выплескивая невидимое содержимое к ногам избранника; ковшом растопыренных пальцев зачерпывали "любовь" из-под ног и подносили ко рту. В общем, только дурак не поймет, кто здесь хороший, кто плохой и что происходит. Во-вторых, стало очевидно, что остальные пять оригинальных балета советского классика - калька "Легенды о любви". Жесткая схема спектакля (четверка протагонистов, у каждого - свой кордебалет и свой монолог; к каждой массовой ударной сцене прилагается контрастная - лирическая) сработала безотказно и была способна к тиражированию. Небогатая лексика тоже оказалась достаточной: Юрий Григорович четверть века так и переносил из спектакля в спектакль все эти ренверсе, верхние поддержки, большие батманы, падения на колено - вплоть до характерных жестов, одинаковых что у Визиря, что у Красса, что у Ивана Грозного. В-третьих, стало ясно, почему московские артисты десятилетиями танцуют грязно. Крупный помол хореографии Григоровича, на которой выросли поколения, не требует ни отчетливости позиций, ни выворотности, ни изощренности - только силы и выносливости. А также особой пафосной остервенелости (раньше ее называли одержимостью), для которой отчетливость танца даже вредна. Есть у танцовщиков эта самая одержимость - и можно не обращать внимание на косолапые ноги, сорванный пируэт, запоротое шене; а вот если ее нет, любой спектакль Юрия Григоровича тут же превращается в примитивный плакат. Ну вроде как песни Высоцкого, которые можно слушать только в его собственном надрывном исполнении.Сегодняшние артисты (от кордебалета до премьеров) работали так старательно, как никогда не работали на каком-нибудь Баланчине, Эйфмане и тем более на Лакотте. Отшкуренные репетиторами, с младенчества воспитанные на том, что лучше этой хореографии мир еще не создал, они выполняли знакомые григоровичевские па, как высокий ритуал. Но с высоцкими нынче плохо - время ушло. Балетоманы могут спорить, кто лучше - изящный Николай Цискаридзе или атлетичный Дмитрий Белоголовцев, длинноногая Анна Антоничева или компактная Марианна Рыжкина, уверенная Надежда Грачева или ошеломленная Мария Аллаш. Все прыгали, вертелись, переживали и, как могли, пытались соответствовать легендарным предшественникам. Реанимировать свою роль смог только не обремененный пиететом Геннадий Янин: несмотря на откровенно трюковой характер партии, его горбатый хромой шут ошарашивал, как нежданный выходец из преисподней.И все равно "Легенда о любви" была обречена на успех. Воспитанная на Григоровиче публика реагировала на спектакль, как собака Павлова на привычные раздражители: цирковая верхняя поддержка (в шпагат ли, "на стульчик") - аплодисменты, фуэте - бурные аплодисменты, jete en tournant в быстром темпе два круга - овация. Как в счастливом детстве, когда советский балет был опорой в трудный час, когда, как сказано в буклете, "умели тогда, знали, как побеждать и быть на коне". И чтобы опять почувствовать себя на коне, надо всего лишь вернуть в театр Григоровича. Его водружали на пьедестал еще год назад - после возобновления "Лебединого озера". Тогда не получилось, постановка оказалась уж очень невразумительной и скучной. "Легенда" больше пригодна для подъема национального духа. И вот на авансцену опять выводят хореографа со звездой Героя соцтруда на лацкане. Зал ревет, цветы летят, мэтр властно гонит кордебалетное стадо к рампе. "День сурка" какой-то, ей-богу.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3624

СообщениеДобавлено: Пт Июн 10, 2005 12:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002042604
Тема| Балет, "Легенда о любви", Персоналии, Григорович Ю., Плисецкая М., Бессмертнова Н., Лиепа М., Лавренюк А., Меликов А., Сорокин П., Цискаридзе Н., Антоничева А., Грачева Н., Перетокин М.
Авторы| Ольга Свистунова
Заголовок| Большой тряхнул стариной.
Где опубликовано| Московский Комсомолец
Дата публикации| 20020426
Ссылка| http://www.mk.ru/old/article/2002/04/26/167905-bolshoy-tryahnul-starinoy.html
Аннотация| Григорович теперь вооружени очень опасен

Такой премьеры в Большом не было давно. Практически трехактный спектакль шел под аплодисменты до отказа забитого зала. А "под занавес" публика вообще разразилась 20-минутной овацией.
Здесь состоялась премьера возобновленного балета Юрия Григоровича "Легенда о любви". Спектакль, впервые увидевший свет рампы 41 год назад, всего четыре года отсутствовал в репертуаре ГАБТа. Любопытно, что увертюра "Легенды о любви" состоит всего из пяти аккордов. В свое время, работая над партитурой, Меликов посвятил по одному аккорду каждому из пяти создателей балета и таким образом увековечил их в искусстве.
Похоже, в "Легенде" изначально заложен какой-то особый ген гениальности. Потому что в балете всегда мечтали участвовать самые талантливые артисты. Доподлинно известно, что премьеру, которая состоялась в 1961 году в Кировском (ныне Мариинском) театре, должен был танцевать Рудольф Нуреев. Но он не вернулся с парижских гастролей. Однако в чемодане, доставленном в Ленинград, среди вещей артиста было трико, в котором он собирался танцевать партию Ферхада.
Премьеру "Легенды" в 1965 году в Большом танцевали Майя Плисецкая, Наталия Бессмертнова, Марис Лиепа и Александр Лавренюк. В дальнейшем составы менялись, но редакция спектакля оставалась незыблемой. Теперь, приступив к восстановлению балета, Григорович попытался было что-то переделать, но созданный им материал, по признанию балетмейстера, словно бы сопротивлялся. И он решил ничего не менять.
"Легенда о любви" ожила в своем первозданном классическом виде - будто со страниц раскрытой книги персидских миниатюр сбегают на сцену юные Ферхад и Ширин, также страдает от неразделенной любви властительница Мехмене Бану. Блистательно танцуют Надежда Грачева, Анна Антоничева, Николай Цискаридзе, Марк Перетокин. Великолепно звучит оркестр под управлением дирижера Павла Сорокина, и кажется, будто сам маэстро и все его музыканты бесконечно влюблены.
Кстати, эта реакция оказалась цепной, потому что многие зрители уже в антракте побежали в кассу, чтобы приобрести билеты на следующий показ "Легенды". А главный герой этого праздника любви Юрий Григорович на память об очередном успехе получил неожиданный подарок - настоящий самурайский меч. "Чтобы работать в Большом театре, нужно быть хорошо вооруженным", - философски заметил мастер.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3624

СообщениеДобавлено: Пт Июн 10, 2005 12:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002042605
Тема| Балет, "Легенда о любви", Персоналии, Григорович Ю., Хикмет Н., Меликов А., Вирсаладзе С., Янин Г., Перетокин М., Цискаридзе Н., Антоничева А., Грачева Н.
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Суров, но справедлив.
Возвращение ориентального балета Юрия Григоровича
Где опубликовано| Независимая Газета
Дата публикации| 20020426
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2002-04-26/8_surov.html
Аннотация| Молодой хореограф Юрий Григорович поставил "Легенду о любви" в Большом театре через четыре года после премьеры в Ленинграде. Когда много лет спустя маститого Григоровича "ушли" из ГАБТа, балет 1965 года сняли с афиши. Теперь снова восстановили.

Слагаемые "Легенды" - либретто по пьесе турецкого поэта-коммуниста Назыма Хикмета, музыка Арифа Меликова, декорации (темный складень в виде огромной книги) Симона Вирсаладзе. Знатоки ислама находят скрытые суфийские мотивы, попавшие в балет от литературного первоисточника - поэм Навои и Низами. В событиях притчи участвуют две сестры-царицы, один пригожий зодчий, идея справедливости и скала, которую надо героически пробить, чтобы в средневековой стране была вода.
Этот аскетический балет-плакат в духе и букве шестидесятников многие считают лучшей постановкой Григоровича. В момент создания спектакль потряс невиданной в сталинском балете диалектикой "объективной" судьбы народа и субъективизма частных жизней. Не менее поражала почти диссидентская идея, что жизнь человека зависит от его собственного выбора, а не от закономерностей исторического процесса. Но Григорович угодил и тем, кто требовал от художников "воспитательного" искусства: мироздание у него героизировано, а нравственная коллизия между "хочу" и "должен" решается в пользу долга.
Апологеты не замечали малого набора балетной лексики и восторгались, что хореограф отменил синонимичность понятий "балетная драматургия" и "сюжет", обильные бытовизмы и танцы "по поводу", заменив их потоками "обобщающих" танцев с хореографическими лейтмотивами. Только ленивый не упоминал про персидские миниатюры, вдохновлявшие Григоровича. Балетоведы обсуждали танцующее золото, танцующие мечты о воде и танцующий царский гнев - все в исполнении женского кордебалета. Зрители ахали от лирических интерлюдий-кульминаций, когда массы (мудрецы, плакальщицы, шуты, воины, жители пустыни и т.д.), эмоционально формирующие ситуацию или настроение, замирают в темноте, но главные персонажи, поданные "крупным планом" в потоках локального света, продолжают действовать, танцем проецируя вовне внутренние чувства. Григорович использовал здесь модный европейский художественный прием: соорудил два потока времени, время объективное - и субъективное, темп которого регулируется нюансами "Я"-переживаний. Конечно, сейчас все эти новации оттепельного романтизма - давно традиции. Но по-прежнему впечатляют мастерски поставленные массовые сцены-нарастания: шествие первого акта и знаменитая погоня второго - чистейший хронотоп по Бахтину, время и пространство, обнаруживающие друг друга в едином пластическом целом.
Задача исполнителей - строго следовать графике пластического орнамента,
несложного танцевально, но напряженного физкультурно, и соблюдать былой запрет Григоровича на хлопотание физиономией (почти никто не соблюдает). Ближе всех к идеалу танцуют Геннадий Янин (Шут) и Марк Перетокин (Визирь). Николай Цискаридзе (зодчий Ферхад) в разговоре со мной описал метаморфозы своего героя, из художников попавшего в каменотесы, фразой: "Это все равно что пианиста заставить лепить кирпичи". Надежда Грачева (царица Мехмене-Бану) и Анна Антоничева (ее сестра Ширин) изображают что положено: тигрицу и газель. Требуемой пластической каллиграфии, одновременно упругой и льющейся, как арабская буквенная вязь, у солисток нет.
Сегодняшний день внес коррективы в восприятие некогда новаторского балета. То, что в танце и сценографии раньше считалось лаконичным и емким, теперь наивно. Впрочем, картинно вскинутые в запястьях кисти рук, многократные силовые поддержки и балетный Восток без восточной цветистости получили горячее одобрение публики. Наши зрители десятилетиями воспитывались на суровой простоте Григоровича. "Легенда" для них - не какой-нибудь извилистый опус прибабахнутых интеллектом Форсайта или Ноймайера.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3624

СообщениеДобавлено: Вт Июн 14, 2005 9:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002042901
Тема| Балет, "Бенуа де ля данс", Персоналии, Григорович Ю., Вандекейбус В., Фабр Я., Дюпон О., Волочкова А., ван Данциг Р., Розе Ю., Форсайт У., Бубеничек И., Геродиас Дж.
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Провинциальные анекдоты
Где опубликовано| Ведомости
Дата публикации| 20020429
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2002/04/29/44815
Аннотация| Юбилейная, десятая, церемония вручения Международного балетного приза Benois de la Danse не обещала никаких неожиданностей.

Среди номинантов на награды значились в основном хорошо знакомые хореографы, танцовщики и "деятели хореографии". Однако в Большом театре разразился скандал, какого эти стены никогда не знали. Теперь он может гордиться, что пережил страсти посильнее, чем парижская Opera во время премьеры "Эрнани".
Вручение этого русского по происхождению приза с французским именем в Москве проходило уже пять раз: он был учрежден в 1992 г. Международным союзом деятелей хореографии во главе с Юрием Григоровичем. Как и всякий международный приз, Benois de la Danse сразу попытался идентифицировать себя с кинематографическим "Оскаром". Вместо денег он предполагает вручение скульптуры работы Игоря Устинова и снисходящую в момент награждения на голову лауреата мировую славу. Мы относились к нему, как привыкли относиться в Советском Союзе к Ленинским и Государственным премиям - единственным и неповторимым, бескомпромиссным, биться за которые надо так, чтобы потом не жег позор за бесцельно прожитые годы. Потому отсутствие четко сформулированной концепции, критериев оценки, процедуры выбора лауреатов и неизменное наличие среди них солистов Большого театра, тогда еще возглавляемого Григоровичем, позволяли уже до церемонии писать обличительные рецензии. А ежегодный "недоезд" звезд первой величины за лауреатской статуэткой воспринимался в отрезанной от цивилизованного балетного мира Москве как личное оскорбление.
Но с той поры, как Григорович - создатель проекта и неизменный председатель жюри - оказался вне Большого театра и Benois de la Danse уехал странствовать по миру (с 1995 г. в Москву он возвращался только однажды - четыре года назад, когда сцену предоставил Кремлевский дворец), оказалось, что 10 лет назад он был одной из немногих форточек в большой мир. Просто к нему нужно было относиться так, как относятся к подобным мероприятиям во всем мире, - как к гала-концертам с разнообразной программой, благодаря которым в России видели хотя бы фрагменты новых спектаклей Джона Ноймайера и Ролана Пети, а в Большом театре танцевали Доминик Кальфуни, Алессандра Ферри, Изабель Герен, Николя Ле Риш, Александр Кёльпин, Хулио Бокка...
Теперь об "Оскаре" не говорят, но и о респектабельности Benois de la Danse не спорят - статуэтка двух танцовщиков на зеркале хранится у Сильви Гилем, Каролин Карлсон, Манюэля Легри, Ульяны Лопаткиной, Дианы Вишневой, Мари-Клод Пьетрагалла, Владимира Деревянко, Иржи Килиана, Николая Цискаридзе, Начо Дуато, и даже Москва перестала пугать настоящих и потенциальных лауреатов медведями на улицах и клопами в гостинице.
Но от российской реальности отвык и Юрий Григорович, в последние годы вручавший Benois de la Danse в Варшаве, Париже, Берлине, Штутгарте. Он не предусмотрел того, что в России балет все еще остается самым консервативным из искусств - искусством для школьных учительниц и младших научных сотрудников. Стремясь соответствовать актуальным хореографическим идеям, Григорович позволил включить в число претендентов на звание лучшего хореографа года спектакли двух провокаторов contemporary dance - Вима Вандекейбуса и Яна Фабра, которых в прошлом сезоне очень занимала физиология исступленных женщин-вакханок. Спектакль Вандекейбуса "Почесывая внутренние поля" (в программе Benois он стыдливо переименован в "Задевая за самое сокровенное"), на этот раз не доехавший до Москвы, уже был показан у нас, и ничего, кроме зевоты и вежливых аплодисментов среди традиционных завсегдатаев фестивалей современного танца, не вызвал. Такова же была бы и судьба Яна Фабра, несколько лет назад целый вечер мучившего российскую публику пауками, ползавшими по танцовщице в подвенечном платье, а теперь для Авиньонского фестиваля поставившего спектакль "Мои движения одиноки, словно бездомные псы". Если же в партере сидела бы традиционная бриллиантовая VIP-публика, она бы тихо проспала спектакль Фабра. Но для балетоманов, пришедших за Петипа, Ноймайером и Ратманским, увидеть на сцене Большого театра вместо утонченных рефлексий Одетты или Жизели мастурбирующую женщину, даже внешне не похожую на нежных тонкокостных балерин, оказалось выше их сил. Первыми не выдержали мужчины - кто-то нервно захлопал, кто-то рванул по ногам из зала, кто-то истерически крикнул на весь зал: "Позор, Григорович! " За моей спиной началась почти рукопашная: одна группка молодых людей вопила "уходи", пытаясь перекричать соседское "браво". Женщина впереди жалобно сказала: "Слава богу, что муж остался дома". Даже закаленному опытному конферансье Святославу Бэлзе оказалось нелегко после этого выйти к публике - вместе с Екатериной Андреевой они на двоих не смогли выдавить из себя ничего, кроме того, что "искусство бывает разным, и мы, к сожалению, не можем оказать влияние на решение жюри".
После этого церемонию попытались продолжить как ни в чем не бывало - вручали дипломы, выносили статуэтки, целовали, кланялись, говорили поздравительные спичи и благодарственные слова, победитель в номинации "За жизнь в искусстве" нидерландский хореограф Руди ван Данциг выехал на сцену в колеснице Фараона из "Дочери фараона", показывали хороший балет - Мариинский, Гамбургский, Нидерландский, Баварский. Даже если бы не было Яна Фабра, мыслей и слов хватило бы на большую рецензию - например, о том, что понятие "провинциальный балет" умерло и любая бывшая балетная резервация теперь способна потеснить столицы, что бывший Советский Союз продолжает подпитывать своими кадрами весь мир, а русская балетная школа, даже если она производства Алма-Аты, жизнеспособна и порой выдает результаты, заставляющие позавидовать Москву и Петербург.
Однако перевозбужденный полнолунием зал уже не мог контролировать собственных эмоций. Он бурно реагировал, когда на прозрачном заднике вдруг появлялись головы каких-то уборщиц, шедших с ведрами по краю сцены, когда прямо посреди номера выносили цветы танцовщикам и когда Екатерина Андреева, путаясь в кринолине, задирала юбку до колена.
Настоящий же взрыв эмоций вызвало оглашение результатов в номинации "Лучшая танцовщица". Едва рядом с именем француженки Орели Дюпон прозвучало: "Анастасия Волочкова", зал закричал, зашикал, затопал ногами. И хотя за несколько минут до этого, наблюдая за топорным исполнением Классического па-де-де на музыку Обера, я горько сожалела, что не родилась в Париже (тогда и я, как Дюпон, могла бы стать этуалью Opera de Paris), но тут - впервые за многие месяцы - я ощутила себя частью балетоманского сообщества, протестующего против того, что балет - это только бровки домиком, вскинутая топориком к уху нога с куцей стопой, вытянутые в локоточках ручки с брошенными кистями и вихляние бедрами. Впрочем, Анастасия Волочкова наверняка сочла обструкцию, устроенную ей залом, кознями завистников. Но, боюсь, международные балетные звезды, стоявшие на сцене с вытянувшимися лицами и не понимавшие, что происходит с обычно чопорным залом Большого театра, решили, что медведи теперь обитают прямо на Театральной площади.
Победу в номинации "За жизнь в искусстве" с Руди ван Данцигом разделил художник Юрген Розе. Лучшим хореографом признали Уильяма Форсайта за спектакль "Слово Вирджинии Вульф" во Франкфуртском балете. Звания лучших танцовщиков удостоены солист Гамбургского балета Иржи Бубеничек и Джеффри Геродиас из Танцевального театра Элвина Эйли.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3624

СообщениеДобавлено: Вт Июн 14, 2005 9:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002043001
Тема| Балет, МТ, БТ, интернет-сайт
Авторы| Юлия Яковлева
Заголовок| Культурный интернет
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20020430
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/320886
Аннотация| Мариинский театр реорганизовал собственный сайт (www.mariinsky.ru).

До этого сайт был похож на сам театр: парадный вход в центре страницы, портрет Валерия Гергиева в передней, от которого лучами расходились этикетки оперы, балета, ленты новостей, дискуссионного клуба и т. д. Он явно отставал от хозяина в погоне за техническим прогрессом: одним из первых русских театров Мариинка попробовала транслировать спектакли в сети, но делать это пришлось на чужих полях. На материале реальных дат, артистических имен и репертуарных названий сайт конструировал параллельную реальность. Без особого размаха и вдохновения: то есть попросту путал и врал. Но правды от него никто и не требовал - в оперно-балетной тусовке сайт прославился не цифирью.Живая жизнь там играла в разделе дискуссий - междугородном-международном фэн-клубе.
Спорили, что для балерины важнее - техника или душа; нервно вскрикивали девицы, хлопали дверями, обменивались кассетами, сочно звенел мат, важно выступали старейшины, были любовные объяснения, взаимные обвинения, керосин в супе и тайные признания, официальный модератор робко пытался призвать к порядку и тонул в толпе. Все как у людей. Судя по журналу реплик, участники проваливались в сеть прямо с конторских стульев Москвы, Петербурга, Киева, Нью-Йорка, Сан-Франциско, Парижа, Рязани: русский балет понижал производительность труда по всему миру.Этим Мариинка была обязана Большому театру: прихлопнув аналогичный клуб на своем сайте, тот заставил темпераментных московских балетоманов искать общения на стороне, их энергия заводила квелых петербуржцев. Потом они открыли собственную курилку (http://forum.balletfriends.ru) и лихая "воронья слободка" в Мариинке умерла. С тех пор и по сей день там выступают в основном двинутые на балете "ботаны" и в основном с безадресными внутренними монологами. Параллельная реальность затопила и клуб: из балерин Майи Думченко и Жанны Аюповой отчаянные спорщики составляют Майю Аюпову, после чего вдумчиво обсуждают ее достоинства, так и не заметив подмены, а главное, не дав постороннему читателю ни одной зацепки, чтобы понять, о ком в действительности идет речь.Новый сайт Мариинки - это прошедший химчистку старый. Дизайн крепко держится прежней казенной скромности. Выиграв в функциональности, она даже переросла в демонстративный аскетизм. Титульную страницу сняли. Парадный вход заколочен (на его месте - новостная лента). Дверь скромно приделана сбоку. Информация чрезвычайно суха и скупа, ссылок на другие сайты почти нет: на новом сайте Мариинки, памятуя прежний опыт, явно решили, что лучше отвечать лаконически или вовсе молчать, чем в свободном разливе речи брякнуть какую-нибудь чушь. Вместо былых "легенд"-обманок - глухое партизанское запирательство перед лицом агрессоров извне. Былое безумие налетает легкими редкими порывами: "'Валькирия' - Боги способны на чувства",-вынесено в top-news. И лишь это согревает клинически стерильное пространство непосредственным свидетельством человеческого участия.В раздел "Общение" выложен набор гримас (точка, точка, запятая, минус, рожица кривая), "которые можно использовать". Выразить удовлетворение увиденным можно четырьмя графическими способами, четырежды - и огорчиться. Семь раз обрушить гнев. По два оттенка отведены на общую приветливость, лукавство, плач, зубовный скрежет, изумление. Шесть состояний задумчивости, пять - смеха. Один вопрос, одно восклицание. Для русских театральных сайтов этот ход чрезвычайно нов. До сих пор неструктурированные сетевые балетоманы ловили и клеймили своих хулиганов поштучно ("А еще этот вредитель говорит, что я матом ругаюсь, а мат этот специально с сайта не убирают, и все женщины читают, что Митя - пидор"). Мариинка обещает наладить систему. И не карать, а предупреждать. Тем самым репрессивно ставя препоны живой струе народного словесного творчества. Над входом в дискуссионный клуб прибито грозное "Скоро здесь будут правила..." Но пугать некого - они не придут.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3624

СообщениеДобавлено: Ср Июн 15, 2005 12:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002043002
Тема| Балет, "Бенуа де ля данс", Персоналии, Григорович Ю., Ноймайер Дж., Фабр Я., Омарсдоттир Э., Волочкова А., Захарова С., Дюпон О., ван Данциг Р., Розе Ю., Форсайт У., Бубеничек И., Геродиас Дж.
Авторы| Елена ГУБАЙДУЛЛИНА
Заголовок| Лауреатку освистали
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20020430
Ссылка| http://izvestia.ru/news/261454
Аннотация| Вручение Benois de la danse на сцене Большого театра

Премия Benois de la danse ("Балетный Бенуа") появилась десять лет назад по инициативе Юрия Григоровича. Под его председательством ежегодно собирается международное жюри, каждый из судей выдвигает своего номинанта. Затем, в основном по видеозаписям, с творчеством кандидатов знакомятся все арбитры. Окончательное решение выносится накануне Международного дня танца (он отмечается 29 апреля, в день рождения Жана Жоржа Новера). Benois de la danse патронируется ЮНЕСКО и считается чуть ли не главной международной балетной премией. И в то же время - премией наиболее субъективной. "Это не олимпиада и не конкурс, а во многом отражение личных вкусов семерых судей", - признался на церемонии награждения один из членов жюри, руководитель Гамбургского балета Джон Ноймайер. И огласил имя одного из самых бесспорных лауреатов - хореографа Уильяма Форсайта. Жюри оценило его "Слово Вирджинии Вульф", поставленное во Франкфуртском балете. О том, что это за спектакль, зрители гала-концерта не узнали. Зато увидели вялые и утомительные фрагменты сочинений других претендентов. Не обошлось и без скандала. Экстремальный опус Яна Фабра "Мои движения одиноки, словно бездомные псы" довел почтенную публику Большого театра до истерики. Балетоманы свистели и топали, но солистка труппы "Трублейн" Эрна Омарсдоттир мужественно продолжала свое дело. Рычала, ползала между трупиками бульдогов, билась в конвульсиях, ела мыло и плевалась пеной. Продукция Авиньонского фестиваля на академической сцене смотрелась диковато и вызывающе. Дружные свистки зала раздались и при вручении статуэтки Анастасии Волочковой. Поп-звезда балетной эстрады обошла даже солистку Мариинки Светлану Захарову, наиболее достойную из всех номинанток, выступавших в концерте. Еще одну премию "За лучшую женскую роль" получила малообаятельная Орели Дюпон из Парижской оперы. Лауреатами "Бенуа-2002" также стали солист Гамбургского балета Иржи Бубеничек (аристократично станцевавший фрагмент из "Дамы с камелиями" Ноймайера) и не прибывший на церемонию Джеффри Геродиас из "Алвин Эйли Балет" (США). Премии "За жизнь в искусстве" удостоились основатель Нидерландского балета Руди ван Данциг и немецкий сценограф Юрген Розе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3624

СообщениеДобавлено: Ср Июн 15, 2005 12:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002043003
Тема| Балет, "Бенуа де ля данс", Персоналии, Григорович Ю., Ноймайер Дж., Фабр Я., Омарсдоттир Э., Волочкова А., Захарова С., Эйхвальд М., Дюпон О., ван Данциг Р., Розе Ю., Форсайт У., Бубеничек И., Геродиас Дж.
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Куда смотрит милиция?
Жюри балетного приза препутало божий дар с яичницей
Где опубликовано| Независимая Газета
Дата публикации| 20020430
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2002-04-30/8_militia.html
Аннотация| В Большом театре прошла десятая церемония награждения лауреатов приза "Бенуа де ля данс" - награды для лучших исполнителей, хореографов и сценографов балетного театра, которую ежегодно присуждает международное жюри во главе с Юрием Григоровичем. Юбилейный благотворительный вечер обернулся большим скандалом.

А ведь день начинался благостно. С утра в том же ГАБТе прошли сразу две пресс-конференции: одну дал директор Парижской оперы Юг Галль, другую - известный хореограф Джон Ноймайер. В 2004 году нас ожидают обменные гастроли балетных трупп Большого и Опера де Пари, а также совместная оперная постановка названных театров. Ноймайер же, приехавший поучаствовать в работе жюри "Бенуа де ля данс" и заодно присмотреться к балетной труппе Большого (куда его давно приглашают на постановку), ограничился туманными обещаниями на будущее.
Вечером, когда началась церемония (на которой присутствовали министр иностранных дел Игорь Иванов и Михаил Горбачев), дело не заладилось. Смущал плохо подшитый, с косо свисающими краями, занавес. Ведущие - Екатерина Андреева с ОРТ и Святослав Бэлза - забыли выключить микрофон за кулисами, и их служебные беседы транслировались на весь зал прямо во время выступления. За прозрачным задником, не смущаясь тем, что идет концерт, слонялись туда-сюда отчетливо видимые человеки, вызывая неуместный смех в зале. Программа предполагала знакомство зрителей с номинантами, но часто танцевали или не те исполнители, кто был номинирован, или те, но не в том репертуаре, за который были номинированы. А живой классик из Германии Уильям Форсайт, в итоге получивший "Бенуа" за хореографию неведомого в России балета "Слово Вирджинии Вулф", вообще никак не был представлен - ни в танце живьем, ни хотя бы в видеопоказе.
Первый скандал случился, когда на сцену вышла Эрна Омарсдоттир. Она представляла
постановку "Мои движения одиноки, как бродячие псы" от бельгийца Яна Фабра, знаменитого художественного хулигана, крупного специалиста по провокациям и эпатажу, невесть как затесавшегося в чинную компанию "Бенуа де ля данс". Более неподходящего контекста (а может, наоборот, более подходящего, если скандал как эстетическая акция специально задумывался тем членом жюри, кто выдвинул Фабра в номинанты), чем позолоченный зал Большого, трудно было придумать. Народ еще терпел корчи девушки в обнимку с муляжами собак, но когда она весьма натурально изобразила длительную мастурбацию... Что было! На местах затопали ногами. С разных концов зала неслись крики "Долой", "Вон!" и "Не оскверняй сцену Большого театра!". Их перекрывали возгласы "Милиция! Вызовите милицию!". Но ничто не помешало невозмутимой Эрне довести дело до конца...
Победителей объявляли уже в накаленной атмосфере. Ими стали очень средний танцовщик из труппы Ноймайера Иржи Бубеничек и непредъявленный Москве американец Джефри Геродиас. В номинации "За жизнь в искусстве" - популярный в Европе оперно-балетный художник Юрген Розе и почтенный хореограф из Нидерландов Руди ван Данциг, выехавший на сцену в колеснице, запряженной живой лошадью. Ван Данциг откровенно поведал, что не ожидал награды, потому что ранее пытался сопротивляться давлению, оказываемому Григоровичем на членов жюри конкурса балета в Москве.
Только успокоился взбудораженный зал на привычной классике и неоклассике следующих номеров программы, как разразился второй скандал. В номинации "Лучшая балерина" победила ныне любимая балерина Григоровича Анастасия Волочкова, хотя все номинантки - и отличная Светлана Захарова из Мариинки, и крепкая Мария Эйхвальд из Мюнхенского балета, и прочие - танцевали гораздо лучше. В концертном номере "Гибель богов" было отчетливо заметно, что к прежним танцевальным "достоинствам" Волочковой прибавилась потеря профессиональной формы: балерине срочно требуется суровая диета.
Что тут сказать? Вольному воля. Охота этому жюри и его председателю дискредитировать собственное мероприятие и наносить урон своей профессиональной репутации - так тому и быть. Охота
настойчивой в поисках признания г-же Волочковой иметь свист и крики "Позор!", которые она получила на церемонии "Бенуа", - пусть имеет. А ни в чем не повинная, милая Орели Дюпон из Парижской оперы, которая тоже награждена, наверное, уедет домой обиженной: вряд ли она поняла, почему при оглашении имен зал реагировал именно так.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3624

СообщениеДобавлено: Чт Июн 16, 2005 11:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002043005
Тема|Танец, «Танго обольщения», Персоналии, Руссо Г., Мантинан А.
Авторы| Елена Губайдуллина
Заголовок| Танго вместно партсобрания
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20020430
Ссылка| http://izvestia.ru/news/261443
Аннотация| Аргентинское шоу в Государственном Кремлевском дворце

Организаторы шоу-программы "Танго обольщения" наобещали с три короба. Шесть лучших аргентинских пар, история танго, начиная с фламенко, путешествие сквозь пространство и время, роскошные костюмы и декорации, немыслимые трюки и так далее. На самом деле все оказалось гораздо скромнее. Хваленое шоу напоминало уездный чемпионат по бальным танцам. Обязательная программа изредка прерывалась показательными выступлениями.
В лучах света и клубах дыма настороженно двигались испуганные тангисты. Официальные дамочки, одетые как партсекретарши (белый верх, темный низ) и их невозмутимые кавалеры в черном. Все как один демонстрировали невероятную ловкость ног и полное отсутствие шарма и обаяния. За исключением пары комиков, уморительно откалывавшей кренделя и коленца, не нарушая при этом привычной структуры танго. Бойкий крепыш и его разбитная подружка лихачили так, будто на фонограмме был не Пьяццолла, а какой-нибудь "тюк-тюк, разгорелся наш утюг".
Но комедия длилась недолго. Загрохотали тревожные барабаны. Наверное, началась война. Сердитая пара в черной униформе усердно топтала кремлевскую сцену. Танцовщица вопрошающе взглянула на партнера, словно желая узнать, готов ли он к боевым подвигам. Кавалер даже бровью не повел, только быстрее закружил свою даму-комиссара. Невиданная скорость вращений превратила танцующих в единое четырехногое существо. Таковыми казались и остальные участники "Танго обольщения".
Время от времени танцы сменял вокал. Альберто дель Соллар - этакий аргентинский Иосиф Кобзон - пел что-то душевно патетическое на обольстительном испанском языке. Этим и исчерпывалось обольщение зазывного шоу. Правда, одно танго станцевали почти обнаженными. Но танцоры быстро устыдились своей внезапной наготы, невольно скомкав лирический дуэт.
Обещанные три отделения уместились в час с небольшим без антракта. В середине программы однообразие обязательных танго попытались разбить неким подобием сюжетного спектакля. Постановщики Густаво Руссо и Александра Мантинан на несколько минут изменили любимому Астору Пьяцолле- во всю мощь зазвучала орфовская "Кармина Бурана". Почему-то пошла поножовщина. За что шайка разбойниц обсмеяла, а потом прирезала длинноволосую красотку, осталось неясным. Но у горячих аргентинских парней появился повод для поединка не на жизнь, а на смерть. Впрочем, историю быстро забыли - танго снова вошло в свои права. Танцоры лягались ногами, ловко увиливали от подножек, подставляемых партнерами, цеплялись каблуками за воздух, юлили по запутанным лабиринтам. На чемпионате по танго все они получили бы самые высшие баллы. Но к развлекательному шоу их состязание никакого отношения не имело.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3624

СообщениеДобавлено: Чт Июн 16, 2005 11:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002043004
Тема|Танец, «Танго обольщения», Персоналии, Руссо Г., Мантиньян А.
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Кремлевский обольщения
Где опубликовано| Независимая Газета
Дата публикации| 20020430
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2002-04-30/8_tango.html
Аннотация| В Москве снова танцуют танго

С интересом к танго может соревноваться лишь фламенко. Что-то есть в танго такое, отчего хочется смотреть вновь и вновь, не отрываясь, как смотришь на огонь, сидя у костра в ночи. Крик подсознания, что ли? Зов предков, придумавших этот вольный, строгий, манерный и естественный танец? Нашу слабость к танго эксплуатируют все кому не лень. И мы совсем не против. Сколько бы ни привозили к нам различные шоу - голосуем рублем и идем смотреть, будет ли зрелище доморощенное и скромное или нечто претенциозное, поставленное с размахом.
Выступала у нас несколько лет назад труппа из Аргентины, давала представление под названием "Танго страсти". Поразила профессионализмом - и отсутствием чувства, упомянутого в названии. Теперь ведущие солисты того спектакля, действительно мастера своего дела, Густаво Руссо и Александра Мантиньян снова танцуют в Москве. Но уже в другом аргентинском проекте - "Танго обольщения". А вместе с ними еще четыре пары "тангерос", анонсированных как "лауреаты международных конкурсов". Сегодня второе и последнее их выступление в Кремлевском дворце (слишком огромном для такого камерного зрелища).
На этом "Обольщении" глазу есть чем обольститься. Обещали шоу - и показали шоу. Пусть скромное, но с виртуозными танцами, со световыми эффектами. И певец есть с приятным баритоном и песнями про "корасон" (сердце): тщательно открывает рот под фонограмму. Костюмы, правда, прибудут только ко второму показу: где-то застряли. Так что выступали аргентинцы в основном в черно-белом - на фоне черного кабинета. Один танцор был в родном до боли малиновом пиджаке.
Спектакль возят по всему миру, благо он компактный, даже чересчур: всего час. Танго подают с пиететом и с подчеркиванием плотского начала танца, который стал национальной "священной коровой" Аргентины. Нам демонстрируют умение танцевать с завязанными глазами. Партнер в экстазе может поддать даме туфлей под зад. На сцене не только светские и полусветские пары; в клубах сценического (читай метафорически - сигаретного) дыма его танцуют завсегдатаи баров, "сводники, проститутки и пьяницы, которые все вместе варятся в душной и грязной атмосфере, как в мутных водах Рио де ла Плата". В Кремле секс и поножовщина: в финале двоих как бы зарезали, а прощальный дуэт исполнялся с обнажением мужской и женской груди.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 23, 2005 12:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002043101
Тема|Балет, Эстония, Таллинское балетное училище,Персоналии, СЕЛЕЦКАЯ Мария
Авторы| Людмила ГРАДОВА, искусствовед
Заголовок| 42-й выпуск выходит в жизнь...
Где опубликовано| Молодежь Эстонии
Дата публикации| 20020419
Ссылка| http://www.moles.ee/02/Apr/19/12-2.php
Аннотация|



Маша Селецкая, будущая звезда... Скоро, совсем скоро прозвенят последние звонки, закончится учебный год и из стен своих Alma mater в самостоятельную жизнь шагнут те, кто сегодня еще имеет статус выпускников. Для государственного Таллиннского балетного училища (так соответственно его эстонскому названию — Tallinna Balletikool стало называться Таллиннское хореографическое училище) — это 42-й раз, когда выпускники покидают его стены, ставшие для них родными за 9 лет учебы.

Каждый новый выпуск не похож на предыдущие – на эстонские балетные сцены приходят юные артисты, обладающие разными индивидуальностями и техническими возможностями и, что скрывать, разной степенью одаренности. Одинаково дорогие для своей школы – учителей, классных руководителей, которые много лет спустя все еще помнят такие детали школьной жизни своих питомцев, о которых те, скорей всего, сами уж давно забыли, – они вносят в балетное искусство разный вклад.

О 42-м выпуске хочется сказать особо. Во-первых, он удивительно гармоничен по составу, что бывает редко, – четыре девушки и четверо юношей. А во-вторых, это на редкость одаренный курс, к тому же отлично выученный. Конечно, все (или всех) на свои места расставляет театр, сцена. Именно там и происходит та расстановка сил, в результате которой кто-то из выпускников оказывается в кордебалете, а кто-то становится солистом, прима-балериной или ведущим танцовщиком. Как правило, потенциальные возможности будущих артистов становятся ясными уже на последних курсах училища. Но бывает и так, что выпускник, на которого школа возлагала большие надежды, в театре как бы стушевывается, ему не удается полностью раскрыть себя на сцене – то ли в силу характера, не сумевшего адаптироваться к сложной внутритеатральной жизни, то ли по недостатку целеустремленности в каждодневной черновой изнурительной работе танцовщика. Бывает и так, что балетмейстер, от «видения» которого полностью зависит артист, по тем или иным причинам проходит мимо него...

Если говорить о нынешнем 42-м выпуске, то можно с уверенностью прогнозировать появление новых звезд на танцевальном небосклоне эстонского балета. В этом смогут убедиться зрители, которые придут на гала-концерт Таллиннского балетного училища 19 апреля в 19.00 или 21 апреля в 12.00 в Национальную оперу «Эстония».

В этом году Таллиннское балетное училище оканчивает Кертту-Лийз Куузик, Галина Лауш, Светлана Павлова, Мария Селецкая, Виктор Ларионов, Владислав Левской, Владимир Полетаев и Аллан Симсон. Класс девушек выпускает Тийу Рандвийр (в младших классах их педагогами были Людмила Кирш и Ильзе Адуссон), класс юношей – Энн Суве (их педагог в младших классах – Тамара Кырревески). Бессменный классный руководитель 42-го впуска – Кайе Кивилаан.

Газета «Молодежь Эстонии» уже неоднократно писала о Маше Селецкой, которая по приглашению Europa Danse уже дважды принимала участие в большом танцевальном мероприятии по изучению современной хореографии, ежегодно проводимом во Франции. В прошлом году к ней присоединился и Аллан Симсон. На гала-концерте Маша и Аллан покажут один из номеров своего «французского» репертуара в постановке знаменитого Иржи Килиана. А этим летом во Францию отправится большая группа уже бывших выпускников – вместе с Машей и Алланом руководство Europa Danse пригласило также Галину Лауш, Владислава Левского и Владимира Полетаева пройти эту своеобразную школу танца-модерн.

В гала-концертах выпускники покажутся в лучших образах классического репертуара – вариациях, па-де-де и гран па из «Лебединого озера» и «Раймонды», «Жизели» и «Корсара», «Дон Кихота» и «Тщетной предосторожности». В программе будет представлен и танец-модерн в постановке западных и эстонских хореографов. Среди участников концертов – ученики старших классов Таллиннского балетного училища, а также учащиеся балетной школы Финской национальной оперы.

На гала-концерты придут зрители – не только родственники и друзья выпускников и других участников этого прекрасного праздника, но и все те, чье сердце юно, а душа стремится к Балету как к совершенной красоте. Придут – и будут аплодировать тем, кто дарит нам эту красоту, девушкам и юношам, в удивительной профессии которых тесно сплелись «...и расчет, и вдохновенье, и трезвый разум, и душа, и лебединое томленье в чеканных ритмах антраша».


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Авг 16, 2018 8:23 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июл 08, 2005 6:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002043102
Тема|Балет, Персоналии Лиепа Андрис
Авторы| Таисия БАХАРЕВА
Заголовок| АНДРИС ЛИЕПА: "МНЕ ПРЕДЛАГАЛИ СТАНЦЕВАТЬ В ДЕСЯТИ СПЕКТАКЛЯХ "ЩЕЛКУНЧИК" ЗА 100 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ. Я ОТКАЗАЛСЯ..."
Знаменитому танцовщику исполняется 40 лет
Где опубликовано| газета "Факты и комментарии"(Киев)
Дата публикации| 20020411
Ссылка| http://fakty.ua/84633-andris-liepa-quot-mne-predlagali-stancevat-v-desyati-spektaklyah-quot-cshelkunchik-quot-za-100-tysyach-dollarov-ya-otkazalsya-quot
Аннотация| Интервью

Сын знаменитого Мариса Лиепы Андрис семь лет уже не танцует. Он ушел из Большого театра и из балета вообще. Ему приписывали конфликт с Юрием Григоровичем и слишком близкую дружбу с Михаилом Барышниковым. В конце концов он опроверг и первое, и второе. Сегодня Андрис Лиепа больше известен, как режиссер-постановщик зрелищных шоу. Он все так же красив и не избавился от характерной балетной походки. Не живет в московской квартире своего знаменитого отца и не говорит о нем в прошедшем времени. Как будто Марис жив...

"Когда я приехал к Барышникову проситься в его театр, он только спросил: "На каких условиях?"

-- Семь лет без балета... Не тянет обратно?

-- По крайней мере, это меня не гложет... Правда.

-- Неужели?

-- Да-да. (Вздохнув.) Когда-то знаменитый танцовщик Михаил Лавровский сказал мне: "Как страшно, когда ты заканчиваешь танцевать, а еще не станцевал ни МакМиллана, ни Бежара, ни Баланчина, ни новых интересных постановок!" Это так запало мне в душу! Ведь что я по сути танцевал? Только Григоровича. Безусловно, он замечательный хореограф, и пока по мощности его никто "не переплюнул". Григорович совершил революцию в самом понимании мужского танца и мужского балета. И все-таки...

-- Вы считаете, что не попробовать Баланчина -- глупо?

-- Конечно! Восемь лет подряд танцевать только в "Спартаке", "Иване Грозном" и "Золотом веке"! Я устал стоять в очереди с другими артистами. Мне было мало моих партий! И я поехал в Америку... Михаил Барышников дал мне сразу 38 "Лебединых озер"!

-- Он вас ждал?

-- Я и сам не знал, что так случится. Был на гастролях в Канаде. Оттуда поехал к Барышникову и сказал, что хочу поработать в его труппе. Он только спросил: "На каких условиях?" Я ответил, что готов делать все, что нужно. Как раз тогда Барышников ставил "Лебединое озеро". "Вы будете принцем", -- сказал он мне. Знаете, от таких предложений не отказываются... Через полтора года, когда он ушел из компании, я получил аналогичное предложение от Мариинского театра. Бросил все, собрался и через 20 дней был в Петербурге. Шел 1990 год. Сложный, несытый... Но я ни секунды не жалел, что уехал из Штатов. Жизнь дала мне шанс, и если бы я его не использовал...

-- Тем не менее, это закончилось для вас трагически.

-- Травма? Да, если бы я не порвал крестовидную связку... Хотя в 92-м и 93-м я танцевал достаточно много даже с порванной связкой. А в 98-м мне сделали операцию. И никто тогда не давал гарантии, что я не порву связку опять. Поэтому в 33 года я начал думать, что мне делать дальше...

-- Вы работали со многими знаменитостями. Кто на вас оказал наибольшее влияние?

-- В балете, конечно, Барышников и Нуриев. Я никогда не забуду ужин, на который нас привел Рудольф Нуриев. Мы с Ниной Ананиашвили приехали танцевать в "Нью-Йорк-сити-балет", и нас пригласили к очень интересной даме в Нью-Йорке -- Наташе Харлей. Напротив меня сидел Михаил Барышников, рядом -- Рудольф Нуриев. Наташа Харлей на кухне готовила русские блюда. Сидел я, 26-летний мальчик, и Нина Ананиашвили, 24-летняя балерина. Такие вещи остаются на всю жизнь. Как и моя работа с Бежаром. А Володя Васильев! Когда отец умер, он стал директором Большого театра и добился, чтобы на доме, в котором жил Марис Лиепа, открыли мемориальную доску. Именно при нем в Большом театре сделали два спектакля в память отца. Он поставил на меня и Катю Максимову "Золушку" с костюмами Жерара Пипара от Нины Риччи. Фантастическая постановка с оркестром под руководством Михаила Плетнева! Увидев меня на сцене, моя мама сказала, что время повернулось вспять. Она помнила этот спектакль с отцом...

-- Вашему дуэту с великолепной балериной, красавицей Ниной Ананиашвили, приписывали не только творческую дружбу.

-- Ну что вы! Мы были так молоды! И честолюбивы. Просто у нас было хорошее сочетание: ее грузинский темперамент и мой русско-латышский облик. Я унаследовал выразительность русских и аристократический стиль прибалтов. Нина -- моя любимая партнерша. Мы вместе учились в школе. И, безусловно, сделали массу интересных вещей! Да и вообще, "пробили окно в Европу", в Америку. Тогда говорили, что Баланчина наши танцевать не могут, а мы показали, что могут. Да еще как! Мы показали, что можно не убегать на Запад, а работать там по контракту и возвращаться в Россию. До моего первого опыта работы у Барышникова всем приходилось оставаться. Нуриев, Барышников, Годунов, Панов потеряли Родину... В Америке меня очень смешно называли "перестройка-кит". Весь мир обожал Горбачева! Я попал на Запад как раз в этот момент. Все в Америке, вплоть до таксистов, восхищались нашим президентом. И мне действительно это было приятно.

"В день спектакля отца нам с Илзе до четырех часов дня нельзя было появляться в доме"
-- Одно время говорили, что вы хотите отказаться от русского гражданства...

-- Это "утка", запущенная десять лет тому назад, когда я был в Америке. Все говорили, что я хотел там остаться. Чушь! Когда я получил латышский паспорт и почетное гражданство, говорили то же самое. Объяснять мое отношение к Латвии глупо -- в 16 лет, получая паспорт, я выбрал национальность "латыш". Моя мама -- русская, папа -- латыш. Первые три года жизни я прожил в Риге. Мой первый язык -- латышский. Я свободно на нем говорю.

-- Часто бываете на родине?

-- Увы, нет. Моя дочь Ксюша имеет в Латвии вид на жительство. Хотя и родилась в Германии, в Мюнхене. Там живут родители моей жены Кати. Я никогда не зацикливаюсь на том, где работать и жить. Будет хорошо в Киеве -- здесь останусь. Если работа интересная, почему нет?

-- А если большие деньги?

-- Ну и что? У меня был скандал с менеджером, когда мне предложили станцевать в Чикаго десять "Щелкунчиков" по 10 тысяч долларов за каждый, а я отказался. Я мог за десять дней заработать 100 тысяч долларов! Но когда меня пригласили в Кировский театр танцевать "Видение Розы" бесплатно, я на свои деньги купил билет до Москвы и на свои же деньги жил в гостинице. Вообще, я работал в Мариинском театре бесплатно. Просто это было для меня важнее любых денег.

-- Отец поддерживал вас в желании стать танцовщиком?

-- Никто никогда меня не насиловал -- ни меня, ни Илзу! Думаю, это правильное воспитание. Мы и Ксюшу не учим танцевать, но она танцует. Она сама этого хочет! Я никогда не скажу ей: "Иди в балетную школу", если она сама не захочет!

-- Вы папу попросили отвести вас в школу?

-- Да. Хотя не скажу, что он пришел от этого в восторг. Танцовщик -- это настолько сложная профессия, что заставлять ею заниматься просто невозможно. Но я хотел этого. Страстно! Несмотря на то, что все мои шаги рассматривались через увеличительное стекло. То, что прощалось, скажем, Сидорову, Иванову и Петрову, никогда не прощалось мне! Я не очень хорошо танцевал вначале. Нельзя сразу научиться танцевать. Марис Лиепа тоже не стал Лиепой в 15 лет. Это случилось только в 30, когда он был уже сложившимся актером и опытным танцовщиком. Но, с другой стороны, мне было легче -- я знал, что за мной стоит фамилия Лиепа.

-- Вы ходили на все спектакли отца?

-- Да, обязательно! Нас с Илзе водили бабушка или мама. Отец всегда оставлял нам билеты -- либо в первом ряду, либо в ложе-бенуар. День спектакля вообще в нашей семье считался особенным. Мы знали, что в в этот день до четырех часов отца нельзя беспокоить. Мы сидели в школе или где-нибудь гуляли с сестрой. В четыре часа папа просыпался и шел на спектакль. Когда он уходил, мы возвращались домой. А потом тоже собирались на спектакль. Нас так приучили -- в день спектакля главное, чтобы у артиста не выскочила пружинка. Я знал это от отца. Он мне рассказывал, что артист до спектакля собирается. И эти сборы очень важны! Главное -- не сделать чего-то такого, чтобы сработала эта пружинка. И мама всегда за этим строго следила. Да вся семья работала на его спектакли! По-хорошему. А ведь мама тоже была замечательной драматической актрисой. Но творчество папы было на первом месте...

-- Даже когда его "ушли" из Большого?

-- Это была страшная трагедия! Отец не мог уйти из Большого театра. Он всегда мне говорил: "Что бы ни случилось, не бросай Большой театр!" А я понимал, что Большой театр его и погубил. Он не смог сделать то, что хотел. Пределом его мечтаний была работа в Большом. Он был готов работать там даже билетером. Но судьба так распорядилась, что Большой театр в нем перестал нуждаться...

-- ???

-- Политика в театре... Приходит молодое поколение, с ним начинают работать. Но отец был достаточно заметной фигурой, чтобы не замечать, что на него перестали ставить спектакли. Представляете,"Спартак" без Лиепы?! Все было очень явно. Но Григорович имеет право на собственное видение. Вот он увидел Лиепу Крассом, а Курбским не видел. Отец ужасно от этого страдал! Ему было обидно -- ведь он был в расцвете сил. Думаю, если бы отца не попросили тогда из театра, он бы еще долго танцевал. И наверняка был бы жив! В 52 года он бы не ушел... Мучения, которые он испытывал, когда его не пускали в театр... Нет, это было не из-за Григоровича, это его приспешники. Люди, забивающие клинышки между творческими людьми! Театр -- сложный механизм...

-- И страшный...

-- По своей сути, жестокий. Это как спорт -- если ты не берешь высоту 2.30, то как бы ты ни был хорош...

-- Но Лиепа брал 2.30!

-- Возраст! Любой молодой человек 2.30 тоже брал. И потенциально был уже сильнее.

-- То есть 50 лет для танцующих -- предел?

-- Барышников еще танцует! То есть для меня -- еще не предел, а для Григоровича -- уже все. Но это вопрос вкуса и внутренней политики театра. Я никогда не осуждал Григоровича. Ситуация с папой на мне никак не отразилась. Григорович был со мной предельно корректен.

-- Он вас сразу принял в театр?

-- У него не было выбора. Я получил золотую медаль на Международном конкурсе артистов балета в младшей группе, Нина получила "Гран-при". Не взять человека, который получил "золото", глупо! Когда я выпускался, Григорович уже видел, что может доверить мне какие-то спектакли. И действительно доверял. Восемь лет работы в Большом показали, что я могу танцевать в любом театре мира.

"Последний раз я виделся с отцом за полгода до его смерти... В аэропорту"
-- Вы помните, когда папа сказал: "Я горжусь тобой"?

-- Да! Он не очень верил, что у меня что-то получится в балете. Но после того как я станцевал сложную партию в спектакле "Деревянный принц" на музыку Андрея Петрова, он мне позвонил и сказал: "Андрис, теперь я знаю, что ты можешь танцевать "Жизель"!" И я понял, что папа мной гордится. А мне уже было 24 года! "Жизель" была одной из лучших работ Мариса Лиепы. Он сам со мной ее проходил. Учил меня ходить с плащом, отдал все свои костюмы. Знаменитый плащ Лиепы я храню до сих пор. Это уже семейная реликвия -- черный плащ с подкладкой из синего шелка. Папа мне все время повторял сакраментальную фразу: "Только не уноси плащ после окончания спектакля! Это не твой последний плащ! Ты пришел на могилу Жизели и про плащ забываешь!" Я как будто до сих пор слышу его голос. Да и вообще, когда мне трудно, я мысленно обращаюсь к отцу...

-- Когда решили уйти из балета -- тоже?

-- Я даже не мог себе представить, что в одну минуту можно лишиться своей профессии. Травма! Как будто бы ерунда -- неправильное приземление. Но затем возникает вопрос, будешь ли ты вообще танцевать. Тогда я пришел к вере. Бабушка меня когда-то крестила в лютеранской церкви, потом я перешел в православие. Теперь перед любым своим проектом я звоню своему духовному отцу и прошу благословения.

-- Так поступал и Марис Лиепа?

-- Папа был лютеранином. Парадоксальная вещь: в нашем доме было огромное количество уникальных икон. Он их собирал как предметы искусства. И это на нас с Илзе оказало очень сильное влияние... Мы с Катей обвенчались, у нас дочка Ксюша, ей четыре года. Назвали ее в честь Ксении Петербургской. Так получилось, что на первый мой спектакль на сцене Кировского театра пришла осветитель Татьяна и подарила мне иконку Ксении Петербургской, сказав, что она будет меня охранять. Теперь каждый год 6 февраля мы ездим в Питер на день Ксении Петербургской.

-- Ваша жена тоже балерина?

-- Мы вместе с Катей танцевали в Мариинском театре. Помню, это был балет "Жар-птица". Там есть такой длинный поцелуй, его поставил Михаил Фокин. Вот мы с Катюшей целовались на сцене и... Наверное, тогда между нами что-то проскочило. Как искра...

-- Когда умер Марис Лиепа, вы были в Америке?

-- Это было 26 марта 1989 года. Я был в Сан-Диего, позвонил Илзе, спросил, как дела. Я даже голос ее не сразу узнал. Илзе спрашивает: "Ты знаешь, что случилось? Сегодня умер отец..." На следующий день я должен был танцевать "Лебединое озеро". По американским понятиям я должен работать. Бизнес! Но Миша Барышников мне сказал, что я могу не танцевать. Помню, я ответил: "Нет! Я буду танцевать "Лебединое" в честь отца..." А на следующий день первым же рейсом вылетел из Лос-Анджелеса в Москву. Успел на похороны...

-- Вы помните свой последний разговор с отцом?

-- Это было за полгода до его смерти. Мы встретились с ним в аэропорту. Он летел преподавать на Кубу, я -- в Америку. Мы вместе летели до Шеннона. Отец не был подавлен. Нет. Но какая-то тоска... Ее не удавалось ему скрыть. Он собирался открыть свой театр, Театр Мариса Лиепы. Даже объявил набор. Но... не успел.

"В нашем доме часто бывал Владимир Высоцкий"

-- Говорят, ваш папа был дружен с Высоцким.

-- Высоцкий действительно часто бывал у нас в доме. Они снимались в фильме "Четвертый". Папа играл американского танцора и хореографа, а Володя Высоцкий -- одного из его друзей. Помню, на премьере в Доме кино после исполнения папой номера зал встал и зааплодировал. Для меня это было шоком! Какой-то фантастический момент! Они аплодировали экрану... Папа очень любил Владимира Семеновича. Может, только к Андрею Миронову относился с такой же теплотой. Мы часто вместе с Мироновым отдыхали в Сочи, в санатории "Актер". Никогда не забуду его спектакль "Горе от ума". Полные слез глаза Миронова... Такие глаза я видел только три-четыре раза в жизни! Ушел со спектакля с ощущением, что артист на сцене чуть не умер...

-- Считается, что любимой партнершей вашего отца была Майя Плисецкая.

-- Конечно! Он всегда восхищался Майей! Они танцевали вместе в "Дон Кихоте", "Легенде о любви", "Спящей красавице"...

-- Плисецкая -- женщина с характером?

-- Все балерины с характером. Иначе невозможно.

-- Ваша жена тоже?

-- Коне-ечно.

-- А танцовщики?

-- Театр не любит бесхарактерных людей. Любой танцовщик, поступая в театр, хочет стать солистом. Иначе нет смысла заниматься этой профессией!

-- Вы счастливый человек?

-- Счастье -- понятие растяжимое. Любовь -- это уникальное чувство. Это жертва. И если ты для любимого человека можешь пожертвовать своей профессией, благополучием, даже жизнью -- это и есть настоящая любовь! Катюша ради нашей семьи ушла из театра, хотя она замечательная балерина. Но семья стала для нее приоритетом. Родилась Ксюша, мы уехали в Москву, и сейчас Катя -- арт-директор Фонда Мариса Лиепы.

-- Вы живете в папиной квартире?

-- В папиной живет Илзе. А мы с Катюшей -- в квартире ее родителей на старом Арбате. Квартира нашего отца -- это настоящий музей. В ней раньше жила знаменитая русская балерина Екатерина Гельцер. Ее станок до сих пор стоит в нашем доме. Как и колонны, вензеля и даже маленькая сцена... В доме висят три картины, написанные моим отцом. Он был мультиталантливым человеком...

-- Вы похожи на него?

-- Мы с ним примерно одного роста. Папа занимался плаванием, был атлетического телосложения. Я более балетный. Все вспоминают его огромные мышцы на ногах, когда он выходил в "Спартаке". Он был очень красив! Внешне я больше похож на маму. А вот Илзе -- папина дочка! У нее классический профиль. Как у отца. Это уникальная вещь, когда артист совпадает с ролью, которую танцует. Когда отец танцевал Красса в "Спартаке", он был совершенной его копией. С его профиля можно было лепить греческий медальон. Это порода. Ее нельзя натренировать. Она либо есть, либо ее нет...


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Июл 12, 2014 10:21 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Вт Авг 16, 2005 4:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002043103
Тема| Балет, "Бенуа де ля данс", Персоналии, Григорович Ю., Ноймайер Дж., Фабр Я., Омарсдоттир Э., Волочкова А., Захарова С., Эйхвальд М., Дюпон О., Форсайт У., Бубеничек И., Геродиас Дж
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| Два скандала в один вечер
Где опубликовано| Время новостей
Дата публикации| 20020429
Ссылка| http://www.vremya.ru/2002/77/10/22648.html
Аннотация| В Большом театре освистали Анастасию Волочкову

Приз Benois de la danse (Балетный Бенуа) был изобретен Юрием Григоровичем в 1992 году. Это была замечательная придумка давно не придумывавшего спектаклей балетмейстера: свой личный «Оскар», ежегодное определение лучших в мире хореографов, балерин, танцовщиков. Приглашая каждый раз в жюри своих хороших знакомых и определив себя на место бессменного председателя, Григорович изящно самоустранился из общего пожизненного соревнования творческих людей.

Очередная церемония снова проходила в Большом театре. (В годы своего правления Владимир Васильев не пускал туда «Бенуа», и потому несколько лет приз вручался в других помещениях и даже в других странах.) Все снова было как в предыдущие годы: объявлялись номинанты, затем лауреаты. Как всегда, половина номинантов не приехала; приехавшие зачастую исполняли фрагменты не из тех ролей, за которые были номинированы. То есть публике предлагалось поверить жюри на слово: что вот тот танцовщик или хореограф был лучшим в той или иной работе.

Сначала статуэтка должна была достаться хореографу. В списке присутствовало пятеро: Кшиштоф Пастор, Алексей Ратманский, Ян Фабр, Вим Вандекейбус и Уильям Форсайт. Ратманский был номинирован за «Полет в Будапешт», сделанный в Международном балете Копенгагена, но его представляли Наталья Сологуб и Андрей Меркурьев, вышедшие в негромком и нежном дуэте из недавней мариинской «Золушки». Вима Вандекейбуса («Почесывая внутренние поля») и Уильяма Форсайта («Слово Вирджинии Вульф») не было на вечере вовсе -- хотя последнему и присудили приз. Два монолога из балета Кшиштофа Пастора «Курт Вайль», сделанного в Национальном балете Нидерландов, станцевали Рута Жезерскайте и Гель Ламбиотт. Балерина, будучи «Утопленницей», отдавалась соблазну течения, руки и ноги разбалтывались, собирались вновь и транслировали ощущение апатии, а танцовщик в «Молитве», напротив, сражался с пространством и, напрягая мускулы, раздвигал его. И на Ратманского, и на Пастора зал реагировал вяло. Зато Ян Фабр впечатление произвел.

Вовсе не балетный человек, творец contemporary dance, явно оказался среди номинантов по желанию единственного среди членов жюри авангардиста Анжлена Прельжокажа. Фабр вывесил над сценой Большого чучело собаки. Еще два чучела в разных углах сцены положил. Озаглавил свое сочинение «Мои движения одиноки как бродячие псы» -- и заставил танцовщицу Эрну Омарсдоттир полчаса рычать, ползать, кататься по сцене и поливать себя и сцену какой-то липкой гадостью. Публика, пришедшая смотреть на балет, вероятно, это выдержала бы -- если бы последние десять минут танцовщица, повернувшись фронтально к залу, не обозначала процесс мастурбации. Добропорядочные зрители были возмущены и заорали «позор». VIP-публика побежала из партера.

На самом деле ничего страшного для искусства не произошло: Ян Фабр просто оказался не в том месте и не в то время. На фестивале contemporary dance его композиционно выстроенное творение смотрелось бы нормально -- но публика, отправляющаяся в здание под квадригой, ждет принципиально других вещей.

К награждению танцовщиков все успокоилось. В номинации присутствовали Андриан Фадеев (за «Звуки пустых страниц», но танцевал фрагмент из Spring and Fall), Иржи Бубеничек (ноймайеровский премьер -- за роль Армана в «Даме с камелиями», в ней и показался) и Гель Ламбиотт (за «Молитву»), а также трое вовсе незнакомых московской публике артистов, на церемонию не приехавших, -- Уэйн Макгрегор (Рэндом балет), Роберт Тюсли (Штутгарт) и Джеффри Геродиас (Балет Элвина Эйли). Наградили патетического Бубеничека (его Арман падал к ногам Маргариты Готье как подкошенный) и виртуального Геродиаса. Зал пожал плечами.

А вот при награждении балерин снова заштормило. Балерины приехали все. Мюнхенская звезда Мария Эйхвальд изобразила несколько приторную Манон, гамбургская балерина Хизер Юргенсен -- вяловатую Маргариту Готье (обе за эти роли и номинировались, как и Рута Жезерскийте -- за «Утопленницу»). Парижанка Орели Дюпон, внесенная в список за роль Титании, появилась в па-де-де Обера -- и роскошно его загробила (в знаменитой виртуозной диагонали она не смогла двинуться вперед -- так и поднимала ногу, стоя на месте). Мариинская балерина Светлана Захарова, отмеченная за роль Никии, танцевала «Средний дуэт» Ратманского с Андреем Меркурьевым -- и в балете, где танцовщица должна гнуться и течь в руках партнера, продемонстрировала такую железную выправку и волевой напор, что гнуться и течь начал танцовщик. В общем, никто особенно не блистал -- но хуже всех была Анастасия Волочкова.

Представленная к награждению за главную роль в «Лебедином озере» Григоровича, она снова танцевала «Вилису» Эдвальда Смирнова. Снова выходила в длинной шопеновской юбке, и снова эта юбка под музыку Перселла сваливалась с нее кусками, пока танцовщица изображала беспричинные душевные и физические страдания. Снова изгибала брови домиком и замирала на авансцене в позе мороженой курицы. И вот именно ей Григорович выдал свой приз.

Что началось в зале! Свист, смех, топот и вопли. А когда объявили еще одну лауреатку -- Орели Дюпон, -- устроили демонстративную овацию. Так же горячо (но с большим основанием) хлопали балеринам и премьерам Большого, закрывавшим концерт. А потом вышел Григорович и уверенно пообещал, что «Бенуа» будет через год снова на этой сцене. Разделяют ли его уверенность Анатолий Иксанов и Михаил Швыдкой, узнать не удалось.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Пт Окт 21, 2005 5:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002043104
Тема| Балет, Персоналии, Д. Матвиенко
Авторы| Ольга Лебедева
Заголовок| ВОЛЬНЫЙ СТРЕЛОК
Где опубликовано| Столичные новости №16 (212)
Дата публикации| 20020430
Ссылка| http://cn.com.ua/N212/culture/meeting/meeting.html
Аннотация|

Танцовщик Денис Матвиенко предпочел карьеру «блуждающей звезды».

Уход молодых премьеров из балетной труппы Национальной оперы Украины приобрел в последние годы хронический характер. Алексей Ратманский теперь танцует на сцене Датского Королевского балета, Иван Путров — в лондонском театре «Ковент-Гарден». Недавно в санкт-петербургскую Мариинку перешел всего два года назад окончивший Киевское хореографическое училище и уже успевший завоевать не только престижные награды на международных балетных конкурсах, но и любовь столичной публики Леонид Сарафанов. Теперь он будет представлять в прославленном театре украинскую хореографическую школу вместо также экс-солиста Национальной оперы Украины, лауреата многочисленных конкурсов и любимца зрителей Дениса Матвиенко, последний год танцевавшего на сцене Мариинки. Работу в Санкт-Петербурге он завершил партией Принца в премьере «Золушки» Прокофьева (превосходную, по отзывам критиков, ее постановку осуществил в Мариинке Алексей Ратманский, чей талант балетмейстера дирекция киевских театров игнорирует столь же упрямо, как и солиста — его не приглашают в родной город ни в каком качестве). Денис вернулся в Киев, но связывать свои ближайшие планы с Национальной оперой, кажется, не намерен.

— Да мне никто и не предлагает. Кроме того, у меня до сентября все расписано: сплошная работа по контрактам.

Значит, увидеть тебя на киевской сцене в спектакле или гала-концерте твои поклонники не смогут?

— Нет. В июле запланированы гастроли театра в Японии, художественный руководитель балета, Виктор Яременко, предложил мне в них участвовать, я согласился, но, увы, конкретно ни количества спектаклей, ни сроков выступлений, ни гонорара со мной до сих пор никто не обсудил. Зато рекламу и афиши с моим именем там уже дали. Мне звонят японские коллеги, спрашивают, действительно ли я приезжаю с киевским театром. А что им отвечать?

— Работа по контрактам изматывает, наверное, сильнее, чем выступления в репертуарных спектаклях?

— Конечно, тяжело. Но, с другой стороны, предоставляется больше возможностей танцевать разноплановые партии. То есть приобретаешь профессиональный опыт, а не только рекламу и заработок, что, конечно, тоже немаловажно.

— Что тебе дал год работы в Мариинке?

— За этот год я получил в репертуар столько новых интересных ролей, о которых в Киеве не мог бы и мечтать. Я танцевал «Золушку», «Корсара», «Сильфиду», «Дон-Кихота», «Изумруды» в «Драгоценностях», подготовил партию в «Шопениане», которую, к сожалению, не удалось показать публике, сделал «Тему с вариациями» Баланчина, работал над «Блудным сыном».

— В Петербурге много очень разных балетных коллективов; не хотелось ли тебе, скажем, выступить с труппой Бориса Эйфмана?

— Мне бы не хотелось работать в его театре, но станцевать в его спектаклях — очень. Кстати, в Вильнюсе идет «Красная Жизель», и мне, возможно, удастся там поработать.

— А в Большом театре?

— Я в свое время отклонил это предложение. Сегодня весь основной репертуар этого балета держится на Николае Цискаридзе, но для меня не совсем комфортна и атмосфера этого театра.

— Тебе пришлось уже поработать во многих труппах. Скажи, а вообще закулисная обстановка бывает дружественной и искренней, а не эгоистично-амбициозной?

— В принципе, атмосфера везде одинакова, но ранг, масштаб коллектива многие конфликты сглаживает. Чем провинциальнее труппа, тем больше в ней склок и тем заметнее в ней амбиции руководства.

— Знаю, что питерская критика и публика приняли тебя восторженно, но я слышала, что к украинским артистам там относятся с некоторой долей превосходства.

— Пару раз и я с этим сталкивался. Как только я был принят в труппу Мариинского балета, худрук предупредил, что мне нужно перестраиваться, потому как здесь свой особый стиль и правила. Я не стал этого делать, развивал свое актерское мастерство, партнерские качества, свое «я» — вот и все. Кому-то что-то доказывать ради славы или денег я не хочу. А о том, какой я артист, пусть судит зритель.

— Что изменилось, на твой взгляд, в Киеве за время твоего отсутствия — в театре, в зрителях?

— Я был на нескольких спектаклях, и меня неприятно удивили полупустые залы. И это при наличии рекламы, анонсов. Когда несколько лет назад мы с Леной Филипьевой выходили на сцену всего три-четыре раза в течение сезона, то знали: публика этого ждет. Это было событием, а не обычным спектаклем. Зритель должен успеть соскучиться по артистам, лицо театра не должно превращаться в застывшую маску. Ведь когда артист через день танцует однообразный репертуар, это что-то в нем убивает. Чудо превращается в рутину.

— Почти все наши балетные артисты — работоголики. Эту жажду к упорному труду, равно как и стремление к перфекционизму, им прививают здесь, дома, в хореографической школе, училище. Не обидно ли, что, вложив в воспитание высококлассных танцовщиков столько сил и души, наш театр так легко с ними расстается и не делает ничего, чтобы заинтересовать их работой в Киеве?

— Ну, раздаривать таланты — это старая наша традиция. Вначале вкладывают колоссальные усилия, чтобы вырастить и воспитать артиста, а потом делают все возможное, чтобы он поскорее отсюда уехал. Я не стремился к карьере «вольного стрелка»: для меня это сегодня необходимость. У меня теперь нет постоянной партнерши, и я репетирую и выступаю с разными примами. На самом деле, это довольно нестабильная участь. Я, кстати, предлагал Яременко в конце мая станцевать «Шахерезаду» на киевской сцене, но для меня места в репертуарном плане не нашлось.

Не находится его, увы, и для новых балетмейстеров...

— А зачем их приглашать? Зритель так-сяк на спектакли ходит; к чему лишние хлопоты, затраты... Все-таки есть большая разница между людьми, думающими о судьбе театра или о самих себе. В свое время Анатолий Шекера все же был стержнем, вокруг которого вращались планеты, а теперь этой оси нет, и все планеты разбрелись в разные стороны, а кто-то и вообще изменил орбиту... Наверное, именно так заканчивается эпоха, просто не всем дано читать такие знаки.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Страница 3 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика