Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2008-07
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20581
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 23, 2008 1:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008072305
Тема| Балет и Олимпиада, Персоналии, Мария Александрова, Сергей Филин, Диана Вишнёва
Авторы| Наталья ПЕНЬКОВА
Заголовок| Звезды Большого и Мариинки поедут на Олимпиаду
Где опубликовано| Газета "Вечерняя Москва" №130 (24908)
Дата публикации| 20080723
Ссылка| http://www.vmdaily.ru/article.php?aid=61327
Аннотация|




Диана Вишнева, Мария Александрова и Сергей Филин рассказали о своих планах поддержки русских спортсменов

ПРЕЖДЕ чем отправиться в Поднебесную, главные балерины и балеруны страны дали небольшую пресс-конференцию в пафосном месте “Гранд Гавана клуб”.
Неподражаемая прима Мариинского театра Диана Вишнева, любимица московских зубастых критиков балерина Большого театра Мария Александрова, ее верный партнер Сергей Филин пришли, чтобы рассказать о своих планах поддержки русских спортсменов.
В загашнике у агитбригады от русского искусства ни много ни мало – классический дивертисмент. В нем также примут участие оперная дива из Мариинки Ольга Бородина, меццо-сопрано Метрополитен-опера Светлана Шилова, даже Майя Плисецкая обещает “явиться миру”. Одно “но” – в этой многообещающей программе русских номеров практически нет. Так что придется нашим спортсменам поднимать свой боевой дух, глядя на неродную красотищу:
– Вообще-то мы с Марией планировали исполнить русскую классику, я даже собрался Петрушку танцевать, – весело заявил Филин. – Но мы вовремя опустились на землю и выбрали то, что, по нашему мнению, зажигает страсть. В обещанную пекинскую 40-градусную жару как нельзя кстати будет “Дочь фараона”, ну и “Кармен”, конечно.
Также звезды заверили журналистов, что в рамках гала-концерта 10 августа в “Доме друзей Олимпиады” в Пекине будет впервые показано лазерное шоу-балет. Где как не в Китае демонстрировать достижения новых технологий?
На вопрос, что исполнит в Пекине, а также после него, Диана Вишнева, прелестно выглядевшая в белом шелковом платье с китайским узором, ответила:
– В Пекине я буду танцевать номер “Бусы” из своей сольной программы.
На сем признания закончились, и вся толпа вместе со звездами прошла к столам на фуршет. Балетные ели мало, пили только воду, за них, как и положено, оторвались остальные.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Чт Июл 24, 2008 7:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008072401
Тема| Балет, Персоналии, А. Клемм
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| АНДРЕЙ КЛЕММ: Каждый урок - это новый спектакль
Где опубликовано| Газета ""Культура"
Дата публикации| 20080723
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=784&rubric_id=207&crubric_id=100442&pub_id=965405
Аннотация|

Два года назад мне довелось попасть на утренний класс балета в Берлинской Штаатсопер. Урок вел Андрей Клемм. В негромкую речь педагога, которому не было еще и сорока, внимательно вслушивались все звезды труппы во главе с Владимиром Малаховым. В нынешнем году судьба Андрея совершила крутой поворот - он стал постоянным педагогом Парижской Оперы. Таких виражей в жизни воспитанника Московского хореографического училища было немало. Сначала Андрей попал (не сомневается, что посчастливилось!) в Классический балет к Наталии Касаткиной и Владимиру Василеву, которых вспоминает с большой благодарностью: "Труппа была небольшая, и нас сразу же вводили в репертуар. За восемь лет станцевал много разных партий - знания на всю жизнь". Потом работа в Бонне, Берлине и частые "педагогические гастроли" по миру: Америка, Нидерланды, Франция. Нынешним летом Андрей КЛЕММ был приглашен в Москву, чтобы провести двухнедельные мастер-классы в Большом театре.

- Два года назад вы сказали, что большим творческим потрясением для вас оказались встречи с артистами Парижской Оперы. Теперь вы постоянно работаете в этом театре .

- У французских танцовщиков уникальное отношение к балету. Они готовы танцевать каждый день, менять стили, роли, амплуа. Этуали могут выходить на сцену по два раза в день, и вы никогда не услышите от них жалоб. Случается, Орели Дюпон утром репетирует классику, вечером танцует сложнейший модерн, а на следующий день ведет и утренний, и вечерний спектакли. Такое подвижничество свойственно всем: от первых солистов до артистов последнего ряда кордебалета. Элизабет Платель, руководитель балетной школы Парижской Оперы, ежедневно в 10 утра делает класс в театре и лишь потом спешит в школу. Мануэль Легри, по-моему, вообще не уходит из театра, присутствует на всех репетициях вторых составов, непонятно, как ему хватает сил. Танец и жизнь для французских артистов - синонимы.

- Парижская Опера с опаской относится к "чужакам", предпочитая французских специалистов. Вам же предложили длительное сотрудничество, и, по-моему, вы первый иностранец, с кем этот театр подписал бессрочный контракт ?

-- Но это случилось не сразу. Сначала пригласили на две недели, потом на месяц. Отрабатывал и возвращался в Берлин. Затем позвали на год, к концу которого и предложили постоянный контракт. Этого хотели артисты, которым я очень благодарен.

- В ваши функции входит только проведение ежедневного класса ?

- Не только, хотя и такой нагрузки (в Парижской Опере несколько классов подряд по полтора-два часа) было бы вполне достаточно. В труппе ежегодно проводится традиционный внутритеатральный конкурс, в котором участвуют все, кто хочет повысить статусное положение в театре. Артист готовит две вариации и исполняет их на основной сцене в Пале Гарнье. В зале находится не только жюри, но и зрители забивают театр до отказа, правда, аплодисменты строго запрещены. К нынешнему конкурсу я готовил мужской класс, и это была очень интенсивная работа, которую называют "нью экспириенс", что можно перевести как новый опыт, новые впечатления. Я столкнулся с подобной практикой впервые и волновался не меньше своих учеников, но конкурс прошел успешно: двое артистов получили более высокие контракты и стали первыми танцовщиками. Это хороший результат.

- Вы начали преподавать весьма рано, когда артисты балета думают только о танцевальной карьере. Увлеклись педагогикой в Берлине ?

- Нет. Тайное желание попробовать свои силы в педагогике жило во мне всегда, даже в ученические времена. Уже в училище воспринимал замечания педагогов немного со стороны и прикидывал, как можно объяснить это движение по-другому. Это была своего рода игра. А первые педагогические пробы были еще до Берлина. Тогда я танцевал в Боннской Опере, балетную труппу которой возглавлял Валерий Панов. Мой друг и одноклассник Дмитрий Руднев пригласил меня на время отпуска вести вместе с ним интенсивные балетные курсы в Америке. С этим багажом я оказался в Берлинской Штаатсопер. Там, конечно, знали о моих американских уроках, но воспринимали меня только как танцовщика. Помог случай: педагог попросил заменить его на один день. Класс артистам понравился, и мне дали возможность повторить урок. После этого предложили дать еще двадцать классов. А на следующий сезон заключили два контракта: на ведение классов и на работу танцовщика.

- Трудно работать с артистами Большого ?

- Впечатления самые замечательные. Все работают с невероятной отдачей, пашут до седьмого пота и выполняют все замечания. Мне передается их азарт. Нет такого отношения - де мы все сами знаем, уже всему научились, что это вы тут приехали нас испытывать. Наоборот, от меня просят новые комбинации, выполняют сложнейшие заноски, каскады прыжков. Мне показалось, что технический уровень труппы стал гораздо выше, заметен прогресс в работе стоп. Сегодня артисты Большого могут танцевать все.

- Полезны ли артистам такие краткосрочные смены педагогов ?

- Для труппы встречи с другими педагогами необходимы. Это ведь старинная российская традиция - приглашать педагогов из других стран. Примеров множество, еще во времена Петипа Энрико Чеккетти не раз приезжал в Россию. Замечательно, что Алексей Ратманский об этом не забыл.

- Ваш класс для артистов Большого чем-то отличался от класса в Парижской Опере ?

- Каждый урок - новый спектакль, который нужно сочинить. Экспромт может спасти, может быть, только один-два раза. К каждому классу педагог готовится заранее, так что вчерашний урок всегда отличается от сегодняшнего. Результат достигается только при условии, что педагог чувствует конкретных танцовщиков, с которыми занимается. В парижском репертуаре много модерна, и утром артистов надо чуть-чуть расслабить. Артистам Большого я давал большую нагрузку. С легкостью они выполняли сложные силовые комбинации.

- Вы не оговорились, класс - это не разминка, а спектакль ?

- Мастерство танцовщика зависит не только от техники, важно духовное наполнение. И происходит это у каждого артиста на утреннем классе - день ото дня. Нужно и душу разбудить, и проработать все тело до последней фаланги пальца, подготовиться к тем трудностям, с которыми придется столкнуться днем на репетиции, а вечером - на сцене. Урок, в котором нет танцевальности, вряд ли таким задачам соответствует. Перед каждым классом ставлю себя на место артиста, стараюсь не забывать, как себя чувствуют ноги утром, если накануне был классический спектакль, или в каком состоянии пребывает тело после вчерашнего модерна. Пытаюсь построить урок так, чтобы снять усталость, помочь аккумулировать силы. Я - не сторонник нервировать артистов виртуозными комбинациями, которые даже запомнить сложно. Движения должны быть логичными и жить во времени, стоит давать возможность их пропевать и протанцовывать. Набор па стараюсь не делать коротким, такие превращают класс в ритуал и полностью исключают внутреннюю импровизацию. Одно задание должно подготавливать следующее, в этом - драматургия урока, что и делает его спектаклем. Все выполняют одно и то же, но не безлично, а с учетом индивидуальности, только тогда урок становится живым.

- Вы окончили Московское училище по классу начинавшего тогда педагога Александра Бондаренко. Сегодня - он известный мастер. Поддерживаете ли вы отношения ?

- В Москве бываю регулярно, отсюда я родом, и здесь мне всегда хорошо. Со своим педагогом никогда не терял контактов. Александр Иванович Бондаренко, конечно, посмотрел мой класс в Большом. Потом мы встретились и не просто поболтали о жизни-планах-семье, а поговорили о конкретных проблемах балетного тренажа, о разработке стоп, о развитии комбинаций. Получился диалог коллег, а не только разговор между учителем и учеником. Мне вообще повезло с педагогами. В "Классическом балете" нам преподавал Наум Азарин, до сих пор иногда ловлю в своем голосе азаринские интонации. Да и в составлениях комбинаций вспоминаю его уроки. В институте нам замечательно преподавал Анатолий Борзов.

- Вы еще танцуете ?

- Несколько лет назад перешел на характерные роли, их было несколько в моем берлинском репертуаре. Был уверен, что в Париже на сцену уже не выйду, но меня заметил Матс Экк и попросил исполнить характерную роль в его балете "Дом Бернарды" по кровавой драме Гарсия Лорки "Дом Бернарды Альбы". Премьера в Пале Гарнье состоялась в канун нашей православной Пасхи, 26 апреля. В спектакле заняты восемь человек, в том числе четыре этуали Парижской Оперы. Моя роль небольшая, но все равно пришлось потрудиться, войти в форму и понервничать. Возвращаться на сцену, тем более в окружении звезд, приятно. "Дом Бернарды" - сюжетный модерн-балет. Сюжетность для меня важна, мне всегда ближе танец со смыслом. У Экка мысль в каждом движении, каждом шаге, каждом жесте. Потому этот спектакль можно с интересом смотреть несколько раз. А ведь чаще бывает по-другому: посмотришь модерн-опус один раз, и больше уже не хочется.

- Предвидятся другие актерские работы ?

- Предстоит еще одна работа. В Париже Джон Ноймайер возобновляет "Даму с камелиями", я репетирую роль Отца. В других составах этой партии - Лоран Илер и Микаэль Денар.

- Слышала, что Михаил Барышников присутствовал на премьере "Дома Бернарды" .

- Он смотрел и генеральную репетицию, и премьеру, а потом сказал: "Классно, что Экку пришла идея занять тебя в характерной роли. Здорово". В Париже Барышников готовился к фестивалю в Афинах и занимался у меня в классе. Говорил добрые слова, ему мой урок напомнил о работе с Асафом Мессерером, у которого мне тоже довелось поучиться.

- Неужели Барышников еще делает классический урок ?

- Да, он в форме, занимается, выполняет все движения, даже прыгал в конце урока. Конечно, делает все очень аккуратно и невероятно мягко. Я не ожидал, что Барышников настолько открытый человек, удивительно обаятельный, всегда готовый к общению. Прощаясь, он сказал: "Учи французский обязательно. Тебе пригодится".

- Учите ?

- Обязательно освою, стараюсь брать со слуха. Немецкий и английский же выучил без педагогов.


Последний раз редактировалось: Наталия (Вт Июл 29, 2008 2:27 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4349

СообщениеДобавлено: Пт Июл 25, 2008 9:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008072501
Тема| Балет, балет "Москва", Персоналии, Басин Н.
Авторы| Борис ТАРАСОВ
Заголовок| Любовь к женщине продлевает молодость
Где опубликовано| Электронная газета «Утро»
Дата публикации| 20080725
Ссылка| http://www.utro.ru/articles/2008/07/25/754569.shtml
Аннотация| Недавно художественный руководитель известного столичного театра Балет "Москва" Николай Басин отметил двойной юбилей: 70 лет со дня рождения и 50 лет творческой деятельности.

Созданный им коллектив, состоящий из двух трупп – классической и современного танца, хорошо известен в мире. Спектакли и исполнители Балета "Москва" получили заслуженное признание, неоднократно номинировались на Национальную театральную премию "Золотая маска" и получали ее. Немалая заслуга в этом принадлежит бессменному директору и художественному руководителю театра Николаю Басину.

"Yтро": Николай Анатольевич, с чего началась ваша артистическая деятельность?

Николай Басин: Когда мне было лет шесть, наша соседка, она работала в танцевальном коллективе в Доме пионеров, увидела меня во дворе, когда я в футбол играл. И говорит: "Пойдем, Коля, со мной". Сначала я пошел, потом не ходил, а дальше – втянулся и не просто ходил раз в неделю, а четыре-пять раз. Интерес у меня был большой, мне это нравилось, и я занимался с удовольствием. Мне повезло, у меня были хорошие педагоги, и мне легче было в дальнейшем учиться. В 1955 г. я оказался в только что организованном Музыкальном театре Петрозаводска. Молодые актеры создавали театр "с нуля". Это было возможно только при колоссальном энтузиазме, вере и любви к театру. Работали изо всех сил, не думая о зарплате, которой, впрочем, почти и не было. Мне повезло, что свою жизнь я начинал не в спокойной академической рутине, а в атмосфере безумного напряжения и великой радости от каждого спектакля. Потом, танцуя в балете, я увлекся актерской карьерой и успевал везде – переиграл всех простаков в оперетте.

"Y": Вы много работали на эстраде?

Н.Б.: Я работал с Эдди Рознером, танцевал у него в 1961 г. сразу пять номеров в программе "Советское ревю" в Парке имени Горького. Огромное спасибо знаменитым Михаилу Михайловичу Хрусталеву и Анне Аркадьевне Редель, которые передали мне свои номера. И то, чему они меня научили, я использовал на эстраде. Мне много помогали друзья – Володя Тихонов из Большого театра, Юра Шерлинг, Володя Зернов.

"Y": А потом вы занялись административной деятельностью?

Н.Б.: Да, я стал театральным организатором, продюсером и режиссером. Создавал концертные программы, театрализованные представления. Работал со многими знаменитыми драматическими артистами: Александром Ширвиндтом, Ольгой Аросевой. Двадцать шесть лет мы дружили с Евгением Леоновым, с которым проехали по всей стране – деньги зарабатывали. Он научил меня вести программы, он сказал мне одну истину: "Как ты не умеешь говорить, так и говори со зрителями. Тогда тебе поверят". И еще он мне говорил: "Я каждый день иду в театр и каждый день доказываю, что я – народный артист. Чуть-чуть сделаешь себе поблажку – и это будет начало конца". А однажды Леонов сказал про себя: "Я не популярный (не дай Бог!), я талантливый…" И он был прав: ценить надо настоящее искусство и настоящие таланты. Вот и многие певцы, которые участвовали в моих программах, стали звездами первой величины: Галина Ненашева, Валентина Толкунова, Полад Бюль-Бюль Оглы, Леонид Сметанников, Игорь Крутой, Александр Серов.

"Y": Расскажите о главном деле вашей жизни – Балете "Москва". С чего все началось?

Н.Б.: Это большой кусок моей жизни, очень серьезный. Когда я ушел из шоу-бизнеса, я решил делать театр. И в конце 1980-х годов организовал первый в России театр мюзикла, очень успешный. Но сердце-то было отдано навсегда балету... Я просто должен был создать балетный театр совершенно нового типа – открытый для различных поисков, экспериментов. Молодой театр для современной молодежи. Но с непременным сохранением русской балетной школы в качестве фундамента. В 1991 г. я истратил все заработанные на мюзиклах деньги на создание балетной труппы. Это было время бурного развития шоу-бизнеса во всех видах, балет, да еще современный, мало кого интересовал. Я перешел в группу крайнего риска. Смешно теперь вспоминать, но меня почти объявили сумасшедшим, жена от меня ушла, чтобы не связываться с психом... Мы репетировали в тяжелейших условиях в Подольске, и каждый костюм или пара балетных туфель были чудовищной проблемой. Но труппа работала с таким подъемом, что мы победили все трудности. Первые же показанные в Москве спектакли: балет "Вечерок" на музыку Гаврилина и программа "Новеллы о любви" – имели большой успех. Правительство и Комитет по культуре Москвы приняло нас в число городских коллективов. Идея заключалась в том, что здесь должны идти спектакли лучших хореографов России и мира. В этом уникальность и оригинальность Балета "Москва" – в сочетании лучших традиций отечественной балетной классики с различными направлениями современной хореографии, в развитии их. Моя задача – дать возможность молодой и талантливой молодежи воплотить свои мысли, идеи. Для театра, для артистов привлечение разных хореографов к работе – это не только интересно в творческом плане. Это возможность обновить репертуар, познать новое в хореографии. Сегодня вы придете и увидите один театр, а завтра – совершенно другой. А выигрывает зритель.

"Y": Очень многие хорошие балетмейстеры работали в вашем театре!

Н.Б.: Хочу особо подчеркнуть: я не создавал его "под себя". Многие театральные труппы создаются артистами и постановщиками для удовлетворения собственных творческих амбиций. А я решительно и принципиально отказался от этого, оставив себе только роль художественного руководителя. Я не поставил ни одного спектакля в Балете "Москва". Но зато приглашал на постановки Михаила Лавровского и молодых хореографов, за которыми, уверен, XXI век: Елену Богданович, Ивана Фадеева, Марину Никитину, Лику Шевченко; принял в труппу "Графический балет" Геннадия Песчаного. У нас в театре ставили китаянка Вань Су, голландец Пол Нортон, француз Режис Обадиа, Раду Поклитару. Все эти хореографы очень разные. Но только в объединении многообразных направлений можно создать по-настоящему современный балетный театр.

"Y": Какие ближайшие планы у Балета "Москва"?

Н.Б.: У нас есть такой молодой, но уже известный хореограф Никита Дмитриевский, он работал уже в нашем театре. В этом сезоне была премьера его балета "Terraclinium", который он поставил с нашей современной труппой. Лариса Александрова поставила очень интересный спектакль "Свадебка". Эдвальд Смирнов, с которым мы начинали этот театр, поставил одноактный балет на библейскую тему – "Иудифь". Дальше он будет ставить "Блудного сына".

"Y": Зная вас много лет, я всегда поражался вашей неуемной энергии. Откуда берете силы?

Н.Б.: Это большой физический, природный запас. И, знаешь, когда не плачешь, не жалеешь о прошлом, когда оптимизма побольше... Не получается – нужно добиваться, некогда плакать, нужно делать. Я получаю огромные положительные эмоции от того, что делаю. Тяжело, конечно, но это благодарный труд, и это сказывается. В первую очередь, это Господь, который дал мне родиться. Я знаю своих предков, все мои деды жили до ста лет. Они оба были героями, воевали в брянских лесах. Конечно, генетика имеет значение, но многое зависит и от тебя самого. Когда вместо того, чтобы идти пить пиво, идешь работать, – это сказывается. И, конечно, старый спортивный запас – ведь я и футболист, в футбол играл. Эти профессиональные нагрузки оставляют хороший след и продлевают жизнь. И еще есть важный фактор – любовь, женщины. Это великий природный стимул, который нужно беречь и давать развиваться этому чувству – оно дает молодость. Какой там возраст, когда рядом красивая женщина! Я тут же забываю обо всем! Иди сюда, милая!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Пт Июл 25, 2008 11:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008072502
Тема| Балет, Краснодарский балет, Гастроли в Петербурге,Персоналии, Ю. Григорович
Авторы| Ольга Федорченко
Заголовок| Любовь и лебеди
// Балеты Юрия Григоровича в Мариинском театре
Где опубликовано| Журнал «Weekend» № 28(74) от 25.07.2008
Дата публикации| 20080725
Ссылка|http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=914921
Аннотация|



Знаменитый "балетный бунт" в Большом театре 1995 года против главного хореографа главного театра страны Юрия Григоровича, случившийся на гребне модной тогда самостийности и протестных голосований, несомненно, принес пользу всем. Театр избавился от диктатора. Заговорщики получили долгожданную свободу, а также как следует пропиарились. Григоровичу сразу предложили возглавить Краснодарский театр оперы и балета, созданный только что, словно бы специально для него. А балетоманы всей страны наконец-то увидели легендарные спектакли отечественного классика с доставкой на дом. Один из самых южных балетных театров России активно гастролирует по стране. В числе других городов повезло и Петербургу. Ведь трудно было представить, что народный артист СССР и лауреат разных премий будет вот так запросто ежегодно приезжать в родной город со своей труппой и показывать лучшие постановки. Нет, конечно, если напрячься, выбить что-то там из Минкульта на огромный коллектив — может быть, к какой-нибудь очень важной дате. Раз в десять лет. Ну, в пять. Не чаще. А у молодого краснодарского театра с всего-то 12-летней историей нет столичной спеси и имперской неповоротливости. Мобильная труппа в сотню человек владеет очень приличным репертуаром с хитами мировой классики и лучшими сочинениями Григоровича золотого периода, она легко и радостно перемещается по стране. В Петербурге Григоровичу в знак благодарности и уважения всегда предоставляют основную сцену Мариинского театра. Репертуар гастролей обновляется ежегодно, но "Лебединое озеро" краснодарский театр привозит каждый сезон. Этим летом будут также "Ромео и Джульетта"и "Баядерка".

В разливе "Лебединых озер", танцуемых в эти туристские дни на всех возможных площадках и в исполнении всех возможных трупп, постановка Григоровича наиболее концептуальная и выстраданная. Не получив партийно-номенклатурного одобрения перед премьерой 1969 года, этот спектакль вышел в искаженном виде — с благостно-оптимистичным финалом, совершенно не отражавшим авторский замысел. По Григоровичу, не было хищного злодея, превратившего невинную девушку в птичку. Не было никакого сражения между Зигфридом и Ротбартом с членовредительством в виде отрывания крыльев. А были внутренние демоны, вползающие в душу неискушенного юноши, идеалиста-романтика, который вступал в мир с твердой уверенностью, что все люди — братья. Была тема двойных стандартов и невидимого кукловода, дергающего героя за ниточки. Была тема внутреннего сопротивления, приводящая к единственному выходу — оборвать эти ниточки ценой жизни. О таком диссидентском прочтении нашего балетного всего в 1969 году лучше было бы и не заикаться. Не отставала и сумрачная сценография Симона Вирсаладзе, где гнетущая атмосфера монументального рыцарского замка перекликалась с тревожной синью озера. Мощь государственной машины (эпизоды во дворце Зигфрида) в постановке Григоровича вызывающе оспаривалась умиротворенной ивановской хореографией лебединых сцен. Невиданная же дерзость хореографа — перевод характерных каблучных танцев третьего акта на классическую основу — вызвала весьма оживленную дискуссию о проблемах сохранения характерного наследия. Но спектакль Григоровича, пусть изломанный и идеологически загипсованный, стал выдающимся событием, на репутацию которого не повлиял даже показ по всем телеканалам 19 августа 1991 года.

В поставленных десятью годами позже "Ромео и Джульетте" Григорович вновь обращается к своей любимой трагедийной теме гибели возвышенных героев в столкновении с жестоким миром. Отказавшись от историко-бытовых реалий, тонкого психологизма и акварельной хореографии Леонида Лавровского (его "Ромео и Джульетта", поставленные с прицелом на Галину Уланову, стали самым знаменитым балетом о судьбе двух влюбленных веронцев), Юрий Григорович сочинил спектакль о другом. Государственная машина опять катком давила тех, кто осмеливался думать о личном и, маршируя невпопад, нарушал державную стройность сплоченных единой идеей рядов. В этот спектакль, в целом довольно массивный и тяжеловесный, Григорович встраивает исключительный по лирическим достоинствам дуэт главных героев: очнувшаяся Джульетта падает в объятия Ромео, уже выпившего яд, но еще живого. Прозрение и обреченность были тогда ведущими умонастроениями порядочных людей, и хореограф точно уловил их.

Наконец, третий спектакль, который привозит в Петербург краснодарская труппа,— "Баядерка" — относится уже к позднему периоду Григоровича, когда патриарх советского балета стал особенно внимательно вглядываться в классику. Как человек с огромным жизненным опытом, Юрий Николаевич не мог просто любоваться архаикой и анахронизмами одного из старейших балетов Петипа, дошедших до наших дней. Поэтому "Баядерка" подверглась радикальной правке. Оставаясь верным своему принципиальному убеждению решать все только через танец и считая пантомиму и характерные пляски досадным, но неизбежным пережитком прошлого, Григорович откорректировал "Баядерку", заставив танцевать даже миманс, который в традиционном спектакле неспешно и с чувством собственного достоинства шествует по просцениуму. Главные же хореографические ценности "Баядерки", в том числе знаменитые "Тени", остались нетронутыми. Возможно, их тронут краснодарские танцовщики, среди которых Анастасия Волочкова.

Мариинский театр, с 27 июля по 2 августа


Последний раз редактировалось: Наталия (Пт Июл 25, 2008 11:53 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Пт Июл 25, 2008 11:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008072503
Тема| Балет, Персоналии, Ю. Григорович
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Юрий Григорович
// Портрет номера
Где опубликовано| Журнал «Weekend» № 28(74) от 25.07.2008
Дата публикации| 20080725
Ссылка|http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=914921
Аннотация|



Юрий Григорович — живая легенда отечественного балетного театра. 81-летний хореограф, который ничего не ставит уже четверть века, неизменно оказывается в центре самых животрепещущих событий современной истории. Человек, которого одни боготворят, а другие демонизируют, вновь стал главным ньюсмейкером петербургского лета (о спектаклях его Краснодарского театра балета — см далее в номере).

Юрий Григорович — это Сталин советского балета вообще и Большого театра в частности. Ему, как и усатому вождю, можно приписать все достижения отечественного балета второй половины ХХ века, а можно обвинить во всех утратах. При нем Большой пережил свой золотой век, при нем же впал в глубочайший кризис. Он поставил главный советский балет "Спартак", и он же наглухо задраил железный занавес, перекрыв доступ в Москву лучшим балетмейстерам "гнилого Запада". До самого конца ХХ века все хореавторы России и бывших союзных республик чистили себя под Григоровичем, отчего еще недавно весь наш современный балет был на одно лицо — мускулисто-героическое, но сильно искореженное эпигонами.
Даже время правления двух вождей — 30 лет — совпадает. Хромает только хронология — Юрий Григорович воцарился в Москве (в смысле заступил на пост главного балетмейстера главного театра страны) как раз тогда, когда по стране гуляла оттепель, но самодержавную власть обрел лишь с приходом застоя. А до того числился в прогрессивных, чуть ли не в диссидентах.

Таким его помнит Ленинград конца 1950-х—начала 1960-х, где он поставил два своих лучших, по мнению историков, балета — "Каменный цветок" и "Легенду о любви".

Петербуржцы и по сей день уверены, что их любимого оттепельного героя сгубила именно Москва — близостью к власти, цензурными окриками, политическим заказом. Неизвестно, впрочем, что случилось бы с одаренным хореографом, останься он в Питере во времена правления Константина Сергеева, консервативного и ревнивого худрука Кировского театра. Может, дослужился бы до главного балетмейстера Малого оперного театра, а может, отправился бы на Урал или в Сибирь (Пермь и Новосибирск — исторические вотчины ленинградского балета), и история советского балета потекла бы другим руслом.

Но сослагательных наклонений не бывает. Григорович возглавил Большой, полный крамольных планов радикально перелопатить всю классику начиная с "Лебединого озера". Был одернут министерским окриком, присмирел, стал ставить редко и благонадежно, старательно вытравляя из репертуара лучшие балеты предшественников. Классику все-таки переделывал, но этак орнаментально — где что-то выкинет, где, наоборот, что-то добавит. Любил, например, ставить танцы "арапчат".

Уход Григоровича из Большого в Петербурге восприняли с праведным гневом: дескать, добила-таки гения Москва. И с удвоенной силой принялись чествовать все, к чему прикасается рука мастера. В последние годы она прикасалась к Краснодарскому балету, куда Юрий Григорович перенес почти все спектакли, поставленные им в Большом, включая свои редакции классических балетов. И вот теперь каждое лето Краснодарский балет во главе с балериной Волочковой царит на той самой сцене, на которой полвека назад характерный солист Кировского театра Юрий Григорович поставил свой первый спектакль, открывший ему путь на Олимп балетной власти.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Пн Июл 28, 2008 7:19 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008072801
Тема| Балет, БТ, Пламя Парижа, Персоналии, М. Александрова
Авторы| Ирина Мак
Заголовок| Футболисты разбудили революционерку
Где опубликовано| «Известия»
Дата публикации| 20080728
Ссылка| http://www.izvestia.ru/weekend/article3118836/
Аннотация|



Мария Александрова, прима Большого, стала героиней балета "Пламя Парижа", премьерой которого театр только что завершил сезон

Трудно ли войти в роль романтической революционерки? Откуда пошли мифы о том, что люди в балете не слишком умны? Правда ли, что балерины толком ничего не едят, дабы сохранить фигуру? И позволяют ли балеринам рожать детей? Ответы на все эти вопросы - в беседе Маши Александровой с обозревателем "Недели" Ириной Мак.

Балерина Мария Александрова: "Наши выиграли в футбол - и я поняла, как станцевать революционерку"

О том, как Маша Александрова чувствовала себя в роли романтической революционерки, о своих взглядах на жизнь в театре и за его пределами балерина рассказала обозревателю "Недели" Ирине Мак.

"Такого одиночества прежде никто не испытывал"

вопрос: Это так неожиданно - сейчас вдруг поставить "Пламя Парижа".

ответ: Все обращают слишком много внимания на идеологическую составляющую: речь идет о Великой французской революции. Да, балет был сделан под идеологию нашей страны. Но сейчас идеологии в нем нет. Есть истории людей, которые родились, чтобы сделать революцию, или попали в ее мясорубку, или просто увлеклись мечтой о другой жизни. Революция в этом балете - среда, в которой живут люди.

в: Кроме того, здесь замечательная музыка Асафьева.

о: Музыка потрясающая, она очень помогает. Молча рассказывать о вещах и людях, подобных которым вообще теперь нет, очень трудно. Что такое сегодня Свобода, Равенство, Братство? Мы же понимаем, что такой разрозненности среди людей, как сегодня, тогда не было, и такого одиночества никто не испытывал.
Мы живем в многомиллионном городе, но чувствуем себя одинокими в толпе. Найти себя в этой толпе, понять, чего ты хочешь, трудно. Почему нет теперь вождей, которые бы всех объединяли? Потому что все сейчас личное и частное. Это тенденция времени. А я так устроена, что в толпу не выйду никогда, всегда останусь рядом или пойду в другую сторону. Но в этом балете - как раз толпа, и я не понимала, что мне делать в ней.

в: Вы там поднимаете восстание.

о: Да, хотя никогда не чувствовала в себе таких сил и возможностей. Я не умею говорить пламенных речей. Единственное, на чем можно протянуть без слов, - внутреннее ощущение, им одним можно оправдать свое появление на сцене. Понимаете, если у меня в роли есть "пустое" место и нет перехода от одной сцены к другой, я буду искать, пока не найду, и добиваться, чтобы образ был цельный. А сейчас у меня с этим была колоссальная сложность: в "Пламени Парижа" я не могла почувствовать себя такой героиней. И - вы будете смеяться - я нашла это ощущение, поняла, как это станцевать, когда наши выиграли в футбол.

До премьеры оставалось недели две, шли репетиции. И вот мы выиграли, народ вышел на улицу. Достаточно было из окна увидеть, как люди из "Хаммера" лезут целоваться с людьми из "Лады", как народ сидит на памятнике Маяковскому.

в: Но это же не революционная толпа.

о: Да, эта толпа была позитивна, а революционная - негативна, она все рушит на своем пути. Но это был колоссальный опыт. Я не видела весь матч - только гол, который забили в наши ворота. Вышла и сказала мужу: если нам сейчас забьют, никогда не буду смотреть футбол. И забили. Но не нам - наши без меня прекрасно выиграли. А я всю ночь не спала - за окном шло гулянье. И это была та капля, которой мне не хватало.

"Балетные дети отличаются от остальных"

в: Прежде чем стать примой Большого, вы танцевали в кордебалете. Но считается, что кордебалет - болото, из которого не выберешься.

о: Наш кордебалет - не болото. В каком бы театре я ни танцевала, кордебалет - лицо труппы. Он определяет уровень спектакля, уровень труппы в целом, всего театра. Ты видишь кордебалет и понимаешь, что в театре происходит, какие у него проблемы.

в: Что можно увидеть, глядя на кордебалет Большого?

о: Красивые лица и красивые тела, глаза, наполненные энергетикой и смыслом. С одной стороны, этих людей много, и убедить их трудно, а с другой стороны, расстроить их легко. Они могут воспламениться, но быстро погаснуть. А могут долго хранить верность чему-то, кому-то.

в: Как же вы выбились в солистки? По конкурсу?

о: Нет. Я пришла в театр, уже имея золотую медаль Московского международного конкурса артистов балета.

в: А помните первый спектакль, в котором вышли на сцену Большого?

о: Я была во втором классе. В "Тщетной предосторожности" есть такой "Танец в сабо". Мы были смешные, маленькие, в деревянных башмачках. Вообще, балетные дети очень отличаются от остальных.

в: Чем?

о: Они такие эльфы с невероятной внутренней силой. Немножко инопланетяне, и это бросается в глаза.

в: Это было ваше самостоятельное желание - пойти в балет?

о: Да. Мне было восемь лет. В этом возрасте все мечтают о розовых ленточках, о пачках, а меня красивая сторона дела никогда не увлекала. Я занималась в хореографическом ансамбле "Калинка". И наша преподавательница давала всем девочкам что-то вроде балетного класса у станка. И она меня похваливала, говорила: "Вот, Маша правильно делает". Я не понимала, что она говорит. И стала думать: а что же правильно? Потом как-то посмотрела фильм про Вагановское училище и подумала: если я буду этим заниматься - пойму, что правильно.

"Тип мужчины-интеллектуала сегодня не моден"

в: Как вы думаете, откуда взялся миф о том, что артисты балета пусты и туповаты? Мой опыт говорит совсем о другом.

о: Видимо, кто-то в этом виноват... С другой стороны, ум в профессии и в жизни - разные вещи. Кроме того, это понятие меняется во времени. В начале XX века был такой тип мужчины-интеллектуала, а сегодня этот тип не моден.

в: Другой миф - все балерины сидят на жесткой диете.

о: Миф создается, когда человек не может рассказать о себе правду и начинает красоваться. А ситуация с едой очень простая. Сейчас мы существуем в бешеном ритме. Мы одновременно танцуем по три-четыре балета, мы выпускаем спектакль не годами, а за месяц. Татьяна Николаевна Голикова, мой педагог, сказала как-то: "Раньше так не работали". Если при этом я не буду есть - я самоубийца.

в: Неужели раньше в балете Большого театра пахали меньше?

о: Они не меньше пахали, просто ритм был другой, как и вообще в жизни страны.

в: Считается, что в театре трудно выжить, особенно в Большом.

о: В жизни вообще все трудно. Остаться самим собой, научиться любить, соединяться, расставаться, чего-то добиваться - все это огромный труд. А театр - сгусток всего самого яркого. Если люди сильные - в театре они сильнее, если умные - еще умнее. В театре все острее, но это тот же мир, что в жизни. Только без убийств.

в: А что есть в Большом такое, чего нет в других театрах?

о: Сейчас - очень сильная труппа, и по характеру, и по духу. В России нас все еще объединяют идеи и вера в искусство. На Западе все иначе - там артисты существуют в системе, которая позволяет им заниматься своим делом и жить более-менее достойно. А у нас все чуть-чуть на грани выживания, и всегда есть доля альтруизма.

в: Педагог для вас - главный человек в театре?

о: Да. При мне в театре сменилось пять руководителей балетной труппы, а Татьяна Николаевна остается со мной с самого моего первого дня. Она - моя жизненная необходимость и огромная привязанность. В балете без педагога нельзя. Очень мало прецедентов, когда артисты могли существовать сами по себе.

в: Но были?

о: Яркий пример - Алла Яковлевна Шелест. И Марина Тимофеевна Семенова могла себе это позволить. Правда, в ее жизни была Ваганова, к которой она ездила, уже переехав из Ленинграда в Москву.

в: Вы знакомы с Семеновой?
о: Да. 12 июня мы отмечали ее столетие.

в: Она бывает в Большом?

о: Нет, с тех пор как пришло новое руководство. Но я у нее шесть лет занималась. Она человек небывалой жизнестойкости.

Женщина сильных страстей и мыслей, с чувством юмора. Настоящий воин в до-спехах.

в: Воин в доспехах - точное определение для балерин вообще. За хрупкими формами всегда скрывается железный характер.

о: Профессия накладывает отпечаток. Балетные люди очень упорны. Отодвинуть нас невозможно.

в: Когда я вижу балерину в прыжке, всегда хочу спросить: прыгать страшно?

о: Бывает. Причем в школе страшно не было, но чем дольше ты пребываешь в профессии, тем больше понимаешь груз ответственности. Хотя у тебя уже достаточно опыта, чтобы рискнуть. Но волнение в большей степени связано не с тем, упаду я или нет, а с тем, что я не имею права упасть. В противном случае надо быть честным человеком и сказать: "Все, я перехожу в кордебалет, отдаю звание обратно". В балете прошлые достижения нельзя положить в копилку, даже если они записаны на видео.

"Муж - моя сбывшаяся мечта"

в: Ваша семья ведь не имеет отношения к балету?

о: Никакого. Мама работала в библиотеке, потом в детском саду, когда брат туда ходил. А когда появилась я, она полностью отдала себя детям и, я считаю, совершила подвиг. Она положила колоссальные силы, чтобы я занималась тем, чем хотела.

в: А вы бы хотели иметь детей?

о: Это было первое, о чем я спросила маму, когда мы решили, что я пойду в балет. Я знаю, что Галина Сергеевна Уланова относилась к этому вопросу очень принципиально, и слышала от ее учениц, что даже если она принимала их обратно, простить до конца не могла. Раньше все было иначе - случались и трагические истории, когда именитая балерина уходила в декрет, а ее вызывали, она выходила, танцевала спектакль, а потом выкидыш, операция - и все.
Но у Марины Тимофеевны Семеновой есть дочь, и всем, с кем она работала, она говорила: "Иди рожать". Так же как, кстати, и Софья Николаевна Головкина, у которой я все годы училась в училище, - у нее тоже сын. И сейчас среди прим тех, у кого нет детей, - единицы.

в: Ваш муж тоже не имеет отношения к вашей профессии - насколько я знаю, он художник.

о: Да, он вообще творческая личность. А для меня он - подарок судьбы, сбывшаяся мечта. Надеюсь, жизнь мне его за что-то послала, и это дает мне колоссальные силы жить дальше.

в: Он ходит на все ваши спектакли?

о: Старается, по возможности. А на гастролях стесняется. Но если я очень попрошу его - обязательно приедет.

в: Его не смущает, что жена - звезда?

о: Нет, правда, я не люблю этого слова. Видите ли, он сам невероятно хорош собой и очень талантлив. И в любой момент тоже может стать звездой, просто он к этому не стремится. Мне кажется, он не из тех, кто живет коротко. Он из тех, кто раскрывается на протяжении всей жизни.

в: Как вы встретились?

о: У общего друга, и этого никак не должно было случиться. Просто наш друг перепутал и назначил одновременно и ему встречу, и мне. Мы с Сергеем давно слышали друг о друге, а тут вдруг встретились, и все сложилось, с первого вечера.

в: Вы давно вместе?

о: 19 июля будет два года, как мы познакомились, а 19 мая исполнился год, как поженились. Хотя я никогда не стремилась выйти замуж - считала, что это не про меня. Как сказали мне в передаче "На ночь глядя" у Бермана с Жандаревым: "Вы замужем за театром". И это правда. Театр - единственное место, где я пойду на компромисс.

в: Это место того стоит?

о: Да. Для меня Большой театр - любимое место, здесь работают самые интересные для меня люди. У меня там нет кумиров - только герои.

в: Кто они, ваши герои?

о: Старшее поколение, педагоги. Они творили в эпоху золотого века Большого театра. Круче этих людей в этой профессии не существовало.

"Пламя Парижа": вторая попытка
Четырехактный балет "Пламя Парижа" Борис Асафьев написал в 1932-м на либретто Николая Волкова. Сюжет - события Великой французской революции - и герой - революционный народ - удовлетворяли идеологическим претензиям и амбициям советских вождей: это был любимый балет Сталина. Перенесенный в 1933-м на сцену Большого, в 1947-м спектакль получил Сталинскую премию. И шел до 1964 года.

Однако к 2008 году большая часть хореографии оказалась утеряна: от постановки Василия Вайнонена до нас дошли лишь сцены, записанные в 1953 году, - два па-де-де и главная сцена - с революционной толпой, идущей на публику.
Они и остались в новой версии Алексея Ратманского. Только нынешние главные персонажи - не столько герои революции, сколько ее жертвы: крестьянин Жером, влюбившийся в маркизу, сама маркиза, потерявшая на гильотине голову, и романтическая красавица революционерка - ее как раз и танцует Мария Александрова.

СПРАВКА "НЕДЕЛИ"

Мария Александрова родилась в Москве. Окончила Московское хореографическое училище. В 1997 году завоевала I премию и золотую медаль Международного конкурса артистов балета в Москве, после чего была принята в Большой театр.
В 1999 году Александрова была награждена призом журнала "Балет" "Душа танца" - в номинации "Восходящая звезда"
В 2003 году станцевала одну из своих лучших ролей - Джульетту в "Ромео и Джульетте" Прокофьева в постановке Доннеллана и Политкару. Однако спектакль быстро сняли: купюры, сделанные в балете, не были согласованы с Фондом Прокофьева.
В 2004-м за партию Классической танцовщицы в балете "Светлый ручей" Александрова стала лауреатом национальной театральной премии "Золотая маска".
С 2005-го - заслуженная артистка России.
Замужем с 2007 года.

Избранный репертуар Александровой
"Симфония до мажор" Бизе (1998) - первое исполнение в Большом театре.
Рамзея в "Дочери Фараона" Пуни (2000) - первая исполнительница.
Императрица в "Русском Гамлете" на музыку Бетховена и Малера в постановке Б. Эйфмана (2000)
Сильфида ("Сильфида" Левеншелля, 2002)
Эгина ("Спартак" Хачатуряна, 2002).
Джульетта в "Ромео и Джульетте" Прокофьева (постановка Доннеллана и Поклитару, 2003) - первая исполнительница.
Мехмене Бану в "Легенде о любви" Меликова (2003).
Классическая танцовщица в "Светлом ручье" Шостаковича (2003) - первая исполнительница.
"Па-де-де" Чайковского, хореография Баланчина (2004).
Леа в "Леа" Бернстайна в постановке Ратманского (2004).
Раймонда ("Раймонда" Глазунова, 2004).
"Игра в карты" Стравинского (2005).
Одетта-Одиллия в "Лебедином озере" (2005).
Мельничиха в "Треуголке" Де Фальи, постановка Мясина (2005).
Кармен в "Кармен-сюите" (2006).
Солистка в "Misericordes" на музыку Арво Пярта и в "В комнате наверху" Филиппа Гласса, хореография Т. Тарп (2007).
Жанна в "Пламени Парижа" (2008).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20581
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 28, 2008 9:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008072802
Тема| Балет, Фландрский королевский балет, Персоналии,
Авторы| М.ПРИЦКЕР
Заголовок| Эстетика совершенного беспорядка
Где опубликовано| «НОВОЕ РУССКОЕ СЛОВО »
Дата публикации| 20080727
Ссылка| http://www.nrs.com/news/art/usa/270708_174733_94396.html
Аннотация|



«Когда б вы знали, из какого сора...» Если послушать Уильяма Форсайта, то его балет Impressing the Czar, только что показанный Фландрским королевским балетом в рамках Фестиваля Линкольн-центра, появился на свет из череды случайностей, без особого замысла. Сначала Форсайт поставил для балета Парижской Гранд-опера абстрактную, в одном акте, композицию In the Middle Somewhat Elevated. Она стала одной из самых известных его работ и исполняется разными труппами, в частности балетом Мариинского театра. Главным декоративным элементом спектакля были... две золотые вишни на веточке, подвешенные над сценой (отсюда и название, которое можно перевести как «В середине что-то подвешено»). Смысла никакого вишни не имели, а возникли в сознании Форсайта как единственное украшение сцены, когда он узнал о чрезмерно сложной конструкции, предложенной художником Дэвидом Салле для другого балета, который должен был идти «в паре», в тот же вечер.
Вскоре для Франкфуртского балета, где Форсайт был главным хореографом, пришлось сочинять полнометражный спектакль, а поскольку времени было мало, то Форсайт решил использовать уже готовую работу, In the Middle Somewhat Elevated, но вокруг нее придумать что-то новое. Объединяющим элементом стали... пресловутые вишни. Чтобы придумать что-нибудь интересное для других актов балета, он начал рассматривать книгу под названием «Лексикон полной истории живописи», где нашел тысячи изображений вишен в самых разных ситуациях...
Конечный результат — «Impressing the Czar» — оказался одним из самых интересных, многозначительных и забавных балетов второй половины XX века и приобрел культовый статус после того, как труппа Форсайта исполнила его в последний раз в 1995 году. И никогда бы мы его не увидели, если бы не настойчивое желание Катрин Беннет, бывшего педагога в труппе Форсайта, а ныне художественного руководителя Фландрского королевского балета, спектакль возродить. После долгих преследований она уговорила Форсайта снять запрет на исполнение и передать ее новой «команде» эксклюзивные права.
Теперь это один из самых популярных спектаклей в репертуаре Фландрского балета. В Нью-Йорке его показали на сцене Rose Theater. Как ни приду в этот зал, он выглядит иначе. Он и строился для многоцелевого использования, и на этот раз поразил просторной, широкой балетной сценой. На меньшей действие просто не поместилось бы — многочисленные персонажи просто превратились бы в малоподвижную толпу и мы не увидели бы этой «эстетики совершенного беспорядка», которую так потрясающе создает на сцене Форсайт.
Классический балет XVIII и XIX века, как известно, базируется на идеальной организации: все в нем отмерено, отсчитано, ясно, соотнесено с музыкой, выстроено в ряды и диагонали. Форсайт живет в веке XX, обремененном знаниями и культурным багажом, а потому действует как все постмодернисты: смешивает классические движения и бытовые, жест с речью, мелодраму с фарсом, музыку Бетховена с электронным «битом», изысканные бальные туалеты со школьной формой, придворных с экспонатами...
Что все это означает?
За очаровательной суетой, за стремительными движениями танцовщиков (их частота и некоторая даже судорожность напоминают о кадрах немого кино), превосходно «ложащимися» на барочную музыку раннего Бетховена, следить безумно интересно, даже если не видишь за этим ничего, кроме просто движений. Название первой части — «Подпись Потемкина» — ни о чем не говорит, хотя намекает, как и костюмы мужчин в стиле полувоенных мундиров царских придворных или меняющиеся в глубине сцены образцы старой живописи. Тут же купидон с луком и стрелами и... четверка юнцов и девиц в школьных формах. Одна из школьниц то и дело растерянно сообщает по телефону: «Нахожусь в правом верхнем углу композиции», «Нахожусь в левом нижнем углу композиции»...
Хаос (в нем с трудом можно уловить короткие, оборванные и существующие независимо один от другого сюжеты), однако, кажущийся: перед нами — симбиоз стилей, конспект балетного и живописного лексикона от XVIII века до наших дней (кроме дам и господ в бальной одежде, есть еще и группа в трико, танцующая в стиле modern dance), «цитаты» известных полотен (в том числе и тех, что с «золотыми вишнями») и... паническая реакция на все это «аристократическое наследие» сегодняшних подростков, которым и суть, и язык старой европейской культуры чужды и непонятны.
Погружение после этой блистательной сцены в мир абстрактного танца (вторая часть – In the Middle Somewhat Elevated) дается нелегко, хотя танцовщики очень старались, а некоторые были великолепны (в целом мне больше нравилось, как танцевали его мариинцы, которые стараются все движения наделить смыслом и характером).
Зато потом настала пора чистой пародии: третья часть балета, La Maison De Mezzo-Prezzo — аукцион. Где, как не здесь, найти выгодное применение старой культуре? Былая «школьница» теперь хорошо поставленным голосом и тоном профессиональной зазывалы сыплет абракада¬б¬рой искусствоведческих терминов и клишированных восторгов (сообщив в конце своей тирады: «Принимаем любую валюту, кроме доллара!»). Ее напарница то и дело выкрикивает: «Продано!». Рядом, сверкая «упаковкой» — золотой фольгой, — мечутся «лоты». И все это происходит под суматошную музыку Евы Кроссман-Хехт.
Впрочем, эта вакханалия абсурда — всего лишь интермеццо перед финальными, плавно переходящими одна в другую частями, где абсолютно унифицированная группа школьниц-клонов (мужская часть труппы тоже предстает в женских костюмах) под электронно-агрессивные ритмы Тома Виллемса увлеченно повторяет уродливые, угловатые жесты некоего массового атавистически-дикого танца, похожего и на африканский ритуал, и на сегодняшние молодежные пляски. Впрочем, на какой-то миг на сцене и в музыке воцарится лирика — вместе с несколькими идиомами классического лексикона; школьницы станут больше похожи на девушек, в них даже появится некая грация. Но это ненадолго.
Кому-то Impressing the Czar показался устаревшим, кому-то – непонятным. На мой взгляд, какой бы «сор» ни лежал в основе этого спектакля (язык не поворачивается назвать его просто «балетом»), американец Уильям Форсайт высказался в нем о состоянии современной культуры и сделал это по-европейски.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20581
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 28, 2008 9:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008072803
Тема| contemporary dance, Летняя школа «Цех» и фестиваль невербального театра «Личное дело», Персоналии,
Авторы| Лейла Гучмазова, фото Александр Иванишин и Владимир Луповской
Заголовок| Между телом
Где опубликовано| «Итоги» No. 31 (633)
Дата публикации| 20080728
Ссылка| http://www.itogi.ru/Paper2008.nsf/Article/Itogi_2008_07_28_02_0851.html
Аннотация|

Не успев толком вырасти, русский contemporary dance незаметно состарился, и в нем уже назрел классический конфликт отцов и детей



Есть такой не самый популярный в России отсек искусства — современный танец. Где-нибудь в Авиньоне его лидеры задают тон всему современному театральному процессу, давно тяготеющему к бессловесным способам выражения. У нас о нем знали понаслышке, а открыли по-крупному благодаря гастрольному валу девяностых. Тогда же возник в чистом поле наш родной гибрид, российский современный танец. На макушке лета в Москве происходят важные для него события — Летняя школа «Цех» и фестиваль невербального театра «Личное дело». Способ их бытия отражает состояние дел в русском contemporary dance.

Летняя школа по счету восьмая, а фестиваль всего третий, и такое соотношение чисел весьма показательно: после тотального господства классического балета и сувенирного народного танца российским артистам, во-первых, особо нечего показывать, а во-вторых, хочется учиться. Посредником между цивилизованным танц миром и страждущими студентами культпросветучилищ с бескрайних просторов родины стало московское Агентство театров танца «Цех» и его Летняя школа танца. Мастер-классы в ней дают несколько отечественных мастодонтов и зарубежные педагоги, причем география впечатляет — от Дании до Израиля и от Франции до США. У каждого свой класс, своя методика и вкусовые пристрастия — уж чем-чем, а многообразием выбора современный танец всем даст фору. В качестве эксперимента есть даже курс танца барокко и тай цзи цуань — после балетных образовательных диет такому замаху позавидуешь. Однако сводить потребности сторонников жанра только к школярству в «Цехе» не стали, справедливо решив, что художественный запал в такой ситуации очень кстати. На придуманном «Цехом» фестивале «Личное дело» убиваются два зайца: фестиваль манит стажеров из Соликамска и Уфы артистической перспективой, а в off-программе выступают московские педагоги школы, подкрепляя свой авторитет. В зале сидят их ученики — надо ли добавлять, что они, как правило, визжат от восторга?

На сцене же сосредоточенно трудятся люди, начинавшие русский contemporary dance почти двадцать лет назад. Вот ушедшая из классического балета в Gallina Aquatica Татьяна Гордеева — существо со строгим лицом, в рыжем банном чепце и платье-фуфайке — бьется о стены с ощущением непоправимой ограниченности пространства, украшая процесс вздохами высокой клоунады. В отличие от многих она умеет выстроить свой спектакль и сделать это без нажима. А идею соло приписывает отцу-основателю Русского инженерного театра АХЕ Павлу Семченко — может, потому и ассоциации действо вызывает самые разные, вплоть до рекламы непромокаемых ботов.



Затем танцевальный проект «Онэ Цукер» в опусе под названием Luftmangel (есть у современного танца тяжелая привычка называть вещи с вывертом) пробует расчленить процесс дыхания на троих: один заглатывает воздух, другой прожевывает, третий переваривает и агонизирует. Здесь исследуют тело и реакции на электрошок — в диапазоне от легкой судороги до конвульсии в дугу. Затыкая одному танцовщику рот и нос, лишают подопытного воздуха, а потом делают искусственное дыхание и ржут неслышимым дурацким шуткам в такт жужжанию ЭКГ. Двигаются они под душераздирающий саундтрек очень профессионально и главную фишку припасают к концу: сей физически затратный опыт режиссер-танцовщик Тарас Бурнашев в какой-то момент пустил по второму кругу и дословно повторил от корки до корки.

А вот танцкомпания «По.В.С.Танцы» в «Практике вероятностей, или 0,07 м3 пустоты» блеснула взрослостью идей, коронной партерной техникой и техникой вообще (непривычный зритель не задумывается, что виртуозно грохнуться оземь тоже надо уметь). Плюс, увы, невытравляемой тягой к красивой позе, которой contemporary dance обычно стесняется. Здесь повторялись два стоп-кадра — завернутое вбок сидение на корточках и мунковский «Крик», а к финальному аккорду «По.В.С.Танцы» припасли групповое ню впятером — впрочем, целомудренное.



Еще один получасовой спектакль вразрез с декларированной невербальностью фестиваля заговорил. Назывался он как клип на youtube «Бурнашев & Андрианов (live)»; видимо, и молчать дальше было уже некуда, и конкретность выражений заботила, в общем, вылился спектакль в печальный манифест поколения, просоленный иронией и сарказмом. На сцене двое, один нагишом нарезает по сцене круги, другой вещает в микрофон. Под такой примерно текст от своего лица: «Окончив институт радиотехники, я очутился в Классе экспрессивной пластики Геннадия Абрамова (культовая фигура российского театра со свойственным всем культовым набором качеств. — «Итоги»). Семь лет я упорно овладевал современным танцем и начатками экспрессии — и это накладывает определенный отпечаток на мое тело». Дальше еще веселее, потому что тоже правда: «СМИ обходят мое тело за версту, и это меня сильно угнетает». И еще пассаж по поводу застившей всем глаза и уши Айседоры Дункан, иконы современного танца в российском массовом сознании. Вокруг, после и вместо нее было много чего любопытного, замытого отечественной пропагандой за ненадобностью.



На фестивале прислушивались к телу, к его состоянию и смутным чувствам, ему доверяли, оформляя это доверие в меру таланта и вкуса. Смотреть было тяжело, а временами любопытно, но общее впечатление такое, будто встретился с одноклассниками: все куда-то продвинулись и чего-то достигли, но в прин­ципе никаких неожиданностей. Зануда зудит, красотка красуется, веселый оболтус стал взрослым веселым оболтусом. Впрочем, есть качественные изменения: с пуризмом покончено, видимо, навсегда, на пристойном уровне техника движения и медийная обертка спектаклей. Есть не слишком оригинальные, но доношенные и додуманные свои идеи. Но есть и удивительные, не просчитанные поколением первопроходцев изменения. Например, что их ирония проскальзывает, новую публику не задев. И ведь публика сугубо своя, стажерская, фактически — продолжатели дела, вот только другая, в своем наивном восхищении задающая удручающие вопросы. Например: «А чего они нормально не танцуют?» — о вполне нагруженном смыслами небойком спектакле.



Степень раскрепощенности у них другая. Но нет истории с обретением свободы своей собственной: они не выбирают между институтом радиотехники и маргинальной сценой, а сочетают; они приходят не из кружка народного танца, а из модного йога-клуба. Словом, пока мы размышляли, есть в России современный танец или нет, развивается он или умер, в нем уже назрел классический раскол отцов и детей. Русский contemporary незаметно состарился, не успев толком вырасти. А мы-то думали, что он еще маленький.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20581
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 28, 2008 9:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008072804
Тема| Балет, фестиваль искусств в Линкольн центре, «Королевский Балет Фландрии», Персоналии, Уильям Форсайт
Авторы| Нина Аловерт
Заголовок| IMPRESSIОN THE CZAR
Где опубликовано| Русский Базар №30(640)
Дата публикации| 24 - 30 июля, 2008
Ссылка| http://www.russian-bazaar.com/article.aspx?ArticleID=13000
Аннотация|
«ПРОИЗВОДЯ ВПЕЧАТЛЕНИЕ НА ЦАРЯ»...« ПРЕЛЬЩАЯ ЦАРЯ»... Такое завлекательное название придумал знаменитый европейский хореограф Уильям Форсайт для своего экстравагантного балета. «Царя» привез на фестиваль искусств в Линкольн центр «Королевский Балет Фландрии». И этот спектакль стал единственным балетным «сюрпризом» фестиваля.
Все в этом абсурдном балете напоминает «Алису в Зазеркалье» Льюса Кэрролла. (Достаточно вспомнить знакомство Алисы и пудинга, после чего она не может больше его есть, потому что они друг другу представлены). Некоторые ситуации и поведение персонажей балета Форсайта развиваются по логике сказки Кэрролла. Форсайт в своих объяснениях утверждает, что хотел показать то ли историю балета, то ли вообще всей европейской цивилизации. Осколки обеих тем заведомо перепутаны в спектакле и не складываются в стройную картину.
Первая часть называется «Подпись Потемкина», знаменитого фаворита Екатерины Великой. При чем здесь она? В предуведомлении к балету пишется, что Екатерина покровительствовала возникновению балетной школы в России. Это неверно. Екатерина открыла в 1783 году первый театр для публики, на сцене которого и пели, и танцевали дивертисменты. Балетной школе покровительствовала Анна Иоановна на 50 лет раньше. Все в этом балете – игра воображения хореографа, включая факты истории. Но не стоит придираться, этот спектакль надо воспринимать с детской радостью. Те зрители, которые «вошли» в спектакль, как Алиса входит в волшебную страну, получили ничем не омрачаемое удовольствие.
Танцы кордебалета и солистов должны напоминать балы, устраиваемые русской царицей во дворце. В то же время прелестные дамы в кринолинах исполняют классический танец на пуантах и не менее обольстительные кавалеры время от времени то танцуют с ними в унисон, то солируют... Танцы относятся к временам итальянского Возрождения 15 века. Придворный этикет, жеманство и интриги... Танцовщики то выбегают на сцену, то заканчивают танец и исчезают. И все немного преувеличенно-иронично. Возможно, среди них есть Потемкин, но невозможно уследить за всеми событиями, между которыми нет связи. Танцы классические сменяются композициями с ускоренными темпами в баланчинском стиле, а затем и современными дуэтами уже в манере самого Форсайта. Словом, вот вам развитие танца от чистой классики до современной неоклассики.
Танцевальное действие разворачивается одновременно на двух площадках, расположенных на одной сцене. Параллельно с балом при царском дворе (условно говоря) на правой площадке происходит, по-видимому, развитие европейской цивилизации. Щуплый молодой человек, олицетворяющий Святого Себастиана, то стоит в окружении танцовщиков, которые целятся в него золотыми стрелами, то сам натягивает огромный лук и стреляет в кого-то из участников балета. Зазеркалье! Среди танцовщиков появляются братья Гримм, затем девицы, одетые в черные плессированные юбки и белые блузки с галстуком (униформа для девочек в английских закрытых школах)...
Вообще спектакль Форсайта – чисто европейский современный балет. Американские хореографы-модернисты озабочены, главным образом, идеей придумать новое движение. Европейские современные хореографы больше связаны в своем творчестве с мировой цивилизацией. Форсайт в данном спектакле зашифровал в свой балет некоторое количество ассоциаций с сюжетами и легендами мировой культуры, но подал их в присуще ему ироничном ключе. Необходимость воспроизвести ту или иную ассоциативную ситуацию побуждают хореографа к интересным танцевальным находкам.
Второе отделение – одноактный балет с таинственным названием «In the Middle, Somewhat Elevated», поставленный на электронную музыку Уиллемса. Балет был поставлен хореографом для балета парижской оперы. Создавая трехактный спектакль, Форсайт включил в него свои «вишни», отождествил царей и короля Франции, покровительствоваших театру в разные эпохи и в разных странах. Балет “In the Middle...” и принес Форсайту славу. Его танцуют в крупнейших театрах Европы и даже в Мариинском театре. В напряженной головоломной хореографии Форсайт показал себя как современный последователь Дж.Баланчина. В этом развитии неоклассицизма Баланчина в ультро современном балете, возможно, и надо усматривать продолжение темы о мировой культуре.
Третий акт начинается со сцены, которая названа «Дом Меццо-Преццо» и стоит, на первый взгляд, взгляд, особняком. По мере развития действия, связь с основной темой балета все-таки проясняется. «Дом» - это пародия на американские телевизионные программы. Одна из ведущих программу, Агнесса, появляется уже в первом акте. Она не столько танцует, сколько говорит, пародируя властных классных дам балетной школы в начале спектакля и крикливых телеведущих, которые говорят фальшивыми и бодрыми голосами, в конце. Заканчивается спектакль массовой пляской всех участников программы. 40 танцовщиков одеты в униформу английских школ для девочек. Все участники, как мужчины, как и женщины, – в женских париках (часть: “Bongo Bongo Nagela”). Все стремительно несутся (большую часть времени – по кругу), подпрыгивая и размахивая руками, вокруг неподвижно лежащего Себастьяна, пронзенного стрелой. Эта часть спектакля имела огромный успех у публики. Она напомнила мне пляски из балет В.Нижинского «Весна Священная». Думаю, в этой дикой однообразной пляске, исполняемой с бешеном темпе, заключается гипнотическая сила воздействия на зрителя. Повторяющиеся па темпераментного и энергичного движения по кругу сначала завораживают. Но Форсайт задает этому общему плясу ироничный оттенок, и публика начинает смеяться. «Покойник», в конце концов, вскакивает и несется во главе подпрыгивающей массы. Танцовщики скрываются в кулисах, а тщедушный Себастьян продолжает нестись по кругу. Затем, кажется, все труппа вновь выбегает на сцену и окружает ожившего героя. Концовка вполне ассоциируется с окончанием классического «гран па»: герой в позе стоит посреди сцены, окруженный «кордебалетом». Я пишу «кажется», потому что все происходит в таком темпе, что уловить и запомнить все нюансы с первого раза невозможно.
«Королевский балет Фландрии» возник в Антверпене в 1969 году. Сейчас это вполне интернациональная европейская труппа, в которой есть, помимо европейцев и японцев, танцовщики из России, Украины и Грузии. Труппа показалась мне очень профессиональной. Особенно интересны танцовщики-мужчины. Те танцовщицы, которых я видела в тот вечер, на меня особого впечатления не произвели, но, повторяю, общий уровень труппы высокий.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20581
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 28, 2008 10:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008072805
Тема| Балет, Львовский национальный академический театр оперы и балета имени Соломии Крушельницкой, Персоналии,
Авторы| --
Заголовок| При поддержке Банка ВТБ проходят премьерные спектакли балета "Дон Кихот"
Где опубликовано| podrobnosti.ua
Дата публикации| 2008 07 24
Ссылка| http://podrobnosti.ua/promo/2008/07/24/542284.html
Аннотация|



Львовский национальный академический театр оперы и балета имени Соломии Крушельницкой завершил подготовку новой премьерной постановки. 19, 20 и 27 июля во Львове проходят премьерные спектакли балета Людвига Минкуса "Дон Кихот". Спонсором постановки выступил Банк ВТБ.

В группе постановщиков такие признанные творцы театрального искусства, как заслуженная артистка России, лауреат премии "Душа танца" балетмейстер Юлиана Малхасянц (Большой театр, Москва), художник-постановщик – заслуженный художник Украины Михаил Риндзак, дирижер-постановщик – Юрий Бервецкий, художник костюмов – Оксана Зинченко.

Главные партии в балете исполняют: лауреат премии им. Вадима Писарева Сергей Наенко, Юрий Григорьев, Евгений Пестушко, Кристина Ткач, лауреат премии имени Вадима Писарева Альбина Якименко, дипломант международного конкурса Евгений Светлица, заслуженный артист Украины Игорь Храмов, лауреат премии имени Шекеро Виталий Рыжий.

Как отметил директор театра, заслуженный работник культуры Украины, Тадей Александрович Эдер, - "Балет, сюжет которого основан на романе Мигеля Сервантеса "Дон Кихот", пользуется в мире большой популярностью. Во Львовском театре оперы и балета он шёл в 40-х годах 20 столетия и был одной из первых постановок балетной труппы театра. Возвращение балета на сцену вызвано, прежде всего, горячим желанием публики, и, конечно же, балетной труппы приобщится к классике мировой культуры".

Банк ВТБ, продолжая и развивая традиции меценатства и благотворительности группы ВТБ, активно поддерживает Львовскую оперу и содействует реализации значимых проектов, тем самым способствуя укреплению культурных и художественных традиций и популяризации искусства в Украине.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20581
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 28, 2008 10:18 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008072806
Тема| Балет, премия имени Джерома Роббинса, Персоналии, Твайла Тарп
Авторы| --
Заголовок| Хореограф Твайла Тарп получит премию Джерома Роббинса
Где опубликовано| "Лента.Ру"
Дата публикации| 2008 07 28
Ссылка| http://lenta.ru/news/2008/07/28/robbins/
Аннотация|


Твайла Тарп. Архивное фото с сайта хореографа

Ведущий американский хореограф Твайла Тарп (Twyla Tharp) названа лауреатом премии имени Джерома Роббинса. Эту престижную награду за вклад в искусство танца ей вручат 26 сентября 2008 года в Нью-Йорке. Кроме Тарп получателем премии Роббинса в этом году станет труппа San Francisco Ballet. Денежная составляющая награды - 100 тысяч долларов, пишет The New York Times.
В предыдущие годы лауреатами награды становились Михаил Барышников, New York City Ballet и другие известные солисты и коллективы. В 2008 году к основной премии добавилась еще одна - Floria V. Lasky Award, учрежденная юристом фонда Джерома Роббинса Флорией Ласки. Эта награда (25 тысяч долларов) достанется манхэттенскому театру New York City Center.

67-летняя Твайла Тарп поставила с 1963 года около полутора сотен номеров и считается одним из главных хореографов современного танца послевоенного поколения. Ей присуждались премии "Тони" и "Эмми", она была получателем "гранта для гениев" фонда Макартура. В России одна из ее работ - одноактный балет "В комнате наверху" на музыку Филипа Гласса - идет в Большом театре в составе "Вечера американской хореографии".


Ссылки по теме Recipients Announced for Robbins Award
- The New York Times, 28.07.2008

Сайты по теме
- Twyla Tharp
- San Francisco Ballet
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20581
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 28, 2008 1:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008072807
Тема| Балет, премия имени Джерома Роббинса, Персоналии, Твайла Тарп
Авторы| Аркадий Клыков
Заголовок| Награде нашли героиню//
Хореограф Твайла Тарп стала лауреатом премии Джерома Роббинса

Где опубликовано| ГАЗЕТА.GZT.RU
Дата публикации| 2008 07 28
Ссылка| http://www.gzt.ru/culture/2008/07/28/134044.html
Аннотация|



В Нью-Йорке оглашено имя очередного лауреата престижной премии имени знаменитого американского хореографа Джерома Роббинса, присуждаемой за вклад в искусство танца. Лауреатом стала 67-летняя Твайла Тарп - ведущий американский хореограф, уже давным-давно вложившая в искусство всё, что могла, и получившая за это множество наград, кроме разве что премии Роббинса.

Твайла Тарп получала премии "Тони" и "Эмми", "грант для гениев" фонда Макартура. Как хореограф-постановщик она работает с 1963 года. За это время Тарп создала более полутора сотен номеров и развернутых композиций. В репертуар ведущих театров мира ее номера включают охотно, несмотря на то, что они основаны не на академической танцевальной технике.

Тарп - изобретатель демократичного танцевального языка, требующего изрядных физических сил, но не антагонистичнского к классике и потому охотно применяемого академическими труппами. Одна из ее давних постановок - одноактный балет "В комнате наверху" на музыку Филипа Гласса - идет в Большом театре России в составе "Вечера американской хореографии".

Премию Роббинса Твайле Тарп вручат 26 сентября 2008 года в Нью-Йорке. Кроме неё лауреатом станет труппа San Francisco Ballet, обязанная своим прогрессом русским педагогам и танцовщикам, работавшим с ней последние годы. Именно там проявил себя как хореограф бывший премьер Большого театра Юрий Посохов, пару лет назад поставивший в Большом театра авангардную версию прокофьевской "Золушки".

Премия Роббинса составляет $100 тысяч. В 2008 году к ней добавилась еще одна - Floria V. Lasky Award, учрежденная Флорией Ласки, юристом фонда Джерома Роббинса. Она составляет 25 тысяч долларов, которые в этом году присудили манхэттенскому театру New York City Center. Ранее лауреатаими премии Джерома Роббинса становились Михаил Барышников, New York City Ballet и другие известные солисты и коллективы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20581
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 28, 2008 1:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008072808
Тема| Балет, Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, Персоналии,
Авторы| Борис ТАРАСОВ
Заголовок| Возобновили знаменитый балет «Ромео и Джульетта»
Где опубликовано| Вечерняя Москва №133 (24911)
Дата публикации| 2008 07 28
Ссылка| http://www.vmdaily.ru/article.php?aid=61526
Аннотация|



В МУЗЫКАЛЬНОМ театре имени Станиславского и Немировича-Данченко возобновили знаменитый балет Сергея Прокофьева. Эта постановка увидела свет в 1990 году, в тот период, когда Владимир Васильев оставил сцену. Оказавшись за бортом первого театра страны, легендарный Спартак увидел возможность самореализации в балетмейстерской деятельности и откликнулся на предложение поставить «Ромео и Джульетту» в Московском музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, где балет шел долгие годы.
В труппе всегда находились достойные исполнители больших и маленьких партий, которыми так густо населен этот балет. И сейчас, когда после длительного перерыва, вызванного реконструкцией театра, балет «Ромео и Джульетта» вернулся на сцену, именно актеры-танцовщики спасают постановку. Как и в спектакле 1990 года, в нынешнем главенствуют строгие декорации, сочные, насыщенные костюмы Сергея Бархина и стихийный, буйный, но прекрасно организованный Владимиром Васильевым кордебалет.
В первом составе героев танцуют молодой и талантливый Михаил Пухов и удивительная, ни на кого не похожая балерина Наталья Ледовская. Во втором составе Джульетта, можно сказать, просто отсутствует — занимающая ее место Наталья Крапивина ни по своим данным, ни по полному отсутствию актерских возможностей не может претендовать на эту партию. Партнером Натальи Крапивиной стал Станислав Бухараев. Его Ромео пока лучше выглядит в пантомимных сценах, чем в танцах и дуэтах.
В соперничестве Меркуцио и Тибальда в исполнении опытного Антона Домашева и юного Сергея Мануйлова победил последний. Это первая большая партия танцовщика и очень серьезная заявка на будущее. Две Синьоры Капулетти – две великолепных актрисы-балерины Ирина Белавина и Анастасия Першенкова, два сильных, разных и незабываемых образа. Два одинаково интересных Слуги Меркуцио — молодой и похожий на резвящегося щенка Борис Мясников и более опытный мастер-виртуоз Денис Акинфеев.
Событием стало участие в спектакле блестящей Синьоры Капулетти прошлого поколения Натальи Трубниковой, которая с мягким юмором исполнила партию Кормилицы Джульетты.
Балет «Ромео и Джульетта» в Московском музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко родился заново.
Еще не все сложилось, не все гладко. Близостью отпуска и усталостью от трудного рабочего сезона можно объяснить недостатки и шероховатости нынешней премьеры. Но ведь это только начало, и впереди немало актерских открытий, которыми всегда был славен этот театр.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20581
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 28, 2008 5:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008072809
Тема| Балет, БТ, гастроли, Персоналии, Светлана Захарова
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| Балерина Светлана Захарова: "Я сказала Владимиру Путину, что с японцами надо дружить"
Где опубликовано| "ИЗВЕСТИЯ"
Дата публикации| 2008 07 28
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article3118893/
Аннотация|

27 июля Большой балет завершил гастрольный тур в Амстердаме, а вместе с ним и 232-й театральный сезон. Как повелось в престижных поездках БТ, на первых ролях была народная артистка России Светлана Захарова. Ей предоставили почетное право открыть гастроли в "Лебедином озере" и закрыть - в "Спартаке". С прима-балериной Большого театра встретилась обозреватель "Известий".

вопрос: До Амстердама в вашем летнем гастрольном списке были Токио и итальянская Равенна. Успеваете отличать один город от другого или гастроли - это работа и еще раз работа?

ответ: Гастроли - разумеется, прежде всего работа, но не только творческая. Все чаще приходится осваивать не балетные области. Например, в последний свой приезд в Японию я работала дипломатом - встречалась с высокопоставленными чиновниками, отвечающими в этой стране за культуру. О чем говорили? О наших культурных связях. О том, чтобы Новый национальный театр Токио смог познакомить со своими балетами российских зрителей. Тем более что в этой труппе есть очень интересные спектакли. Фрагмент одного из них - "Дамы с камелиями" - вы могли видеть в мае, на гала-концерте "Бенуа де ла данс". Танцевали наш Денис Матвиенко и японская балерина. Если все будет в порядке, осенью 2009 года москвичи увидят этот балет целиком.

в: Пикантная французская мелодрама в японском варианте? Очень любопытно...

о: Вы напрасно иронизируете. Во-первых, роль Маргариты Готье буду исполнять я. Во-вторых, постоянно бывая в Японии, я все больше убеждаюсь, что это страна огромных возможностей не только в сфере высоких технологий, но и искусства. Причем тех его отраслей, которые раньше считались традиционно европейскими. И, в частности, балета. В России достижения японцев в этой сфере почти неизвестны. Они в лучшем случае приезжают к нам с национальными театрами и музыкальными коллективами, да и то редко. И я рада, что свою озабоченность по этому поводу мне удалось донести до нашего премьер-министра.

в: Владимир Путин заинтересовался японским балетом?

о: Я рассказала ему о своих японских впечатлениях. Он спросил, что это за театр, и я ответила, что это первый государственный балетный театр в Японии, что там отличный классический балет и нам надо дружить. Но речь, разумеется, шла не только о Японии. Дело было во время встречи премьер-министра с однопартийцами из "Единой России". Я говорила о развитии сети Президентской библиотеки имени Бориса Ельцина, о проблемах региональных библиотек, о необходимости предоставления президентских и правительственных грантов провинциальным театрам, оркестрам и учебным заведениям, о повышении зарплаты работникам культуры, о восстановлении детских домов творчества... Словом, затронула весь спектр проблем, которыми занимаюсь как депутат Государственной думы.

в: Один наш читатель интересуется, посещаете ли вы заседания Госдумы. Пишет, что, как ни включит трансляцию из этого учреждения, - вас там нет.

о: Наверное, ваш уважаемый читатель не очень внимательно смотрит на экран. Если я не на гастролях, то в Думе бываю постоянно - и на общих заседаниях, и на заседаниях комитета по культуре. Никаких поблажек мне не делают. Как и все мои коллеги, решаю вопросы, отвечаю на письма, занимаюсь текущей работой.

в: Тогда поразительно, как вам удается везде поспевать. Вы ведь сейчас повсюду - в Токио, Милане, Москве. Администрация БТ любит называть вас лицом Большого театра. А сами вы чьим "лицом" себя считаете?

о: Во всех городах, которые вы перечислили, у меня контракты и везде я считаюсь своей. Все привыкли, что я балерина Большого. Хотя за рубежом - вне гастролей БТ - я танцую просто как Светлана Захарова. Не люблю спекулировать именем театра - когда меня приглашают, то приглашают именно меня. Если бы я не могла собрать публику на свое имя, мне, может быть, необходимо было бы прикрытие бренда. Но пока, слава богу, я востребована без всяких уточнений. В начале июня в Равенне я танцевала "Жизель" с Андреем Уваровым и еще раз в этом убедилась. Принимали нас потрясающе - в финале зал аплодировал стоя. В Большом выступать тревожнее, чем где бы то ни было. Больше устаешь, больше боишься - даже не знаю, с чем это связано, вроде бы давно танцую в этом театре. Хотя, по совести сказать, только одной ногой ступишь на сцену, страх исчезает.

в: Когда весной вы готовили роль Эгины в "Спартаке", балетоманы трепетали. Все-таки коварная куртизанка - первая отрицательная роль в вашем списке лирических героинь. Как далась вам эта метаморфоза?

о: Сравнительно легко. Во время репетиций я просто наслаждалась. Не то, чтобы я очень полюбила свой персонаж, но постановка и гениальная музыка меня сильно взбудоражили. Тем более что довелось поработать с Юрием Григоровичем. На премьере вдруг возникло ощущение, что я нахожусь в Древнем Риме и вокруг меня не артисты балета, а настоящие патриции. Это было здорово! Вообще мне тяжело танцевать премьеры. Да что говорить, не люблю я их - многого еще не знаешь, не чувствуешь.. Мне по душе, когда балет много раз станцован и появляется возможность переосмыслить уже привычные вещи. А в "Спартаке", может быть, впервые в жизни я ощутила себя комфортно уже во время первого спектакля. Наверное, есть в этом балете что-то особенное. Думаю, он долго будет жить - главное, чтобы были соответствующие исполнители.

в: Голландские гастроли вы открыли "Лебединым озером". Каким по счету в вашей биографии?

о: Честно говоря, не знаю. Когда я станцевала штук пять "Озер", то перестала их считать. Бывает, конечно, надоедает. Иногда не хочется репетировать, думаешь - а может, хватит с меня "Лебединых..."? Столько версий освоено, столько сцен... Начинаешь себя заставлять, говорить: надо, надо, надо работать, и с таким настроением приходишь в зал. Но как только начинает звучать гениальная музыка Чайковского - всё! Лень, нежелание куда-то пропадают. Просто заново осмысливаешь роль.

в: В таком случае да здравствует Чайковский. В репертуаре следующего сезона, естественно, тоже "Лебединое..."?

о: Разумеется. Все планы уже расписаны. Из новых балетов в БТ будет "Коппелия", в которой я не занята. Жаль, конечно, что в Большом нет спектаклей, поставленных специально для меня. Но что я могу сделать? Только проявлять инициативу. Ищу постановщиков, ищу какие-то темы, миниатюры делаю... Как только обнаружу что-то более значимое - классную музыку, классную тему, хореографов, с которыми действительно было бы очень интересно работать, обязательно сделаю спектакль в Большом. Знаю, что с постановкой проблем не будет.

в: С таким боевым настроем вам понадобится много сил. Каковы планы на отпуск?

о: Если получится, планирую съездить в несколько хороших мест. Сезон был тяжелым и нужно серьезно заняться восстановлением. Я предпочитаю то, что называют пассивным отдыхом. Главное, чтобы было тихо, немноголюдно и никуда не нужно было торопиться. Не люблю море, жару. Люблю горы, озеро, оздоровительные процедуры. Ну и, конечно, полежать и книжку почитать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20581
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июл 29, 2008 9:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008072901
Тема| Балет, музыкальный театр, Астрахань, Персоналии, Людмила Семеняка
Авторы| ЯРОСЛАВ СЕДОВ
Заголовок| Хореодрама зафонтанировала//
В Астрахани поставлен балет к 100-летию Ростислава Захарова

Где опубликовано| Материал опубликован в "Газете" №140
Дата публикации| 2008 07 29
Ссылка| http://gzt.ru/culture/2008/07/28/223017.html
Аннотация|



В музыкальном театре Астрахани премьерой балета "Бахчисарайский фонтан" отметили 100-летие классика советской хореографии балетмейстера Ростислава Захарова.

Строго говоря, день рождения Ростислава Захарова был в сентябре. Но премьера состоялась позже и стоила того, чтобы ее ждали: вместо копии хрестоматийно известного спектакля возникла новая версия.

Ростислав Захаров, выучившийся в Ленинградском хореографическом училище и сделавший карьеру балетмейстера в Ленинграде и Москве, прославился во многих театральных амплуа. Он ставил в Театре оперы и балета имени Кирова, работал балетмейстером и режиссером Большого театра, где стал первым постановщиком прокофьевской "Золушки", руководил Московским хореографическим училищем, а в 1946 основал балетмейстерский факультет московского Государственного института театрального искусства (ГИТИС), который возглавлял до своих последних дней.

Из его книг о балете особенно популярно «Искусство балетмейстера». Но главным делом жизни Захарова была разработка хореографической драмы (или драмбалета), ставшей ведущим направлением советского балетного театра середины ХХ века. Культивируя тип сюжетного хореографического спектакля, построенного по законам драматической пьесы, свой балет «Бахчисарайский фонтан» по мотивам одноименной поэмы Пушкина Захаров сделал не просто первой, а именно что программной работой.

Поставленный в содружестве с режиссером Сергеем Радловым спектакль увидел свет в ленинградском Кировском театре в 1934 году. Дирижировал Евгений Мравинский. Марию танцевала Галина Уланова, ее возлюбленного Вацлава - Константин Сергеев, а роль Заремы, соперницы героини, впоследствии признавалась одной из лучших у Майи Плисецкой.

Помимо прочего, «Бахчисарайский фонтан» положил начало пушкиниане Захарова, позже поставившего балеты «Кавказский пленник» (1938), «Барышня-крестьянка» (1946) на музыку Асафьева и «Медный всадник» на музыку Глиэра (1949).

В соответствии с принципами хореодрамы, поэмы Пушкина Захаров монументализировал, поражая публику обилием реалистических подробностей как в пластике, так и в сценографии.

Для новой постановки "Бахчисарайского" Астраханский театр пригласил Людмилу Семеняку - прима-балерину и педагога Большого театра. Она училась у Захарова на балетмейстерском факультете ГИТИСа.

Не копируя первоисточник, Семеняка создала собственную компактную версию в двух актах со стремительно развивающимся действием, подчиненным драматическому преображению героев. Можно сказать, она вернула зрелищу жанровую природу поэмы. Эпизоды польского бала, нападения татарских войск, танцы жен в гареме сменяют друг друга, запоминаясь яркими пластическими решениями. Татьяне Бирюковой (Мария), Эсмеральде Мамедовой (Зарема), Алексею Меренкову (Вацлав, жених Марии), Никите Филонову (Гирей), Михаилу Соколову (военачальник Нурали) удались актерские задачи, завуалировавшие изъяны в их танцевальной технике. Художники Ольга Пилюгина (декорации) и Ольга Девкина (костюмы), сумев избежать аляповатости, придали спектаклю лоск. А петербургский дирижер Валентин Богданов извлек из партитуры Бориса Асафьева мощь и силу, вполне в духе хореодраматической патетики Ростислава Захарова.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 7 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика