Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2002-08

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Янв 08, 2004 10:17 am    Заголовок сообщения: 2002-08 Ответить с цитатой

В этом разделе газетного киоска помещаются ссылки на статьи, вышедшие в августе 2002 года
(первый номер ссылки - 2002080101).

Номер ссылки|
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|
Аннотация|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 9795

СообщениеДобавлено: Чт Авг 04, 2005 11:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002080001
Тема| Балет, МТ, Персоналии, А. Фадеев
Авторы| Яна ЮРЬЕВА
Заголовок| Юноша и гений. Предчувствие судьбы Андриана Фадеева
Где опубликовано| Культура, №31-32 (7338) 8 - 14 августа 2002г.
Дата публикации| 20020808
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree/cultpaper/article.jsp?number=404&crubric_id=100442&rubric_id=207&pub_id=332647
Аннотация|

У Фадеева биография простая. Учился балету в Вагановском училище, потому что где же и чему же еще учиться сыну балетной танцовщицы. Окончил его вслед за старшим братом. Танцует в Мариинском театре. Ныне солист. За такой биографией может подразумеваться и балетная суперзвезда, и просто танцовщик, которого на следующий день после пенсионной отставки не вспомнят ни злым словом, ни добрым. Никаким. Как и полагается воспитанному балетному мальчику из хорошей семьи, Андриан Фадеев, только-только поступивший в труппу Мариинки, принял участие в балетном конкурсе. Ехать никуда не пришлось: это был конкурс "Майя", проводился он в Петербурге. Фадеев выступил неудачно. Прилично оттанцевав обязательную классическую программу, провалил тур современной хореографии. Ему тогда откровенно не повезло с хореографом. Но даже и в примитивной последовательности как бы свободных па Фадеев не сумел вольно расположить свое вымуштрованное школьным экзерсисом, выглаженное, натянутое по прямой тело. Тогда же и составилось общественное мнение: в лице Фадеева театр получил приятного классического солиста с хорошей фигурой, без большого воображения, но с явным обещанием лирического амплуа. Все получилось ровно наоборот.
Андриан Фадеев, выходя, по обязанности солиста, в классических балетах, нередко танцует их именно что никак: не падает с туров, делает положенные прыжки, и решительно ничем не запоминается. В дебютных спектаклях все это окрашивается вдобавок школярской скованностью. Только раз, пожалуй, я видела удачный дебют: в партии Базиля в "Дон Кихоте" молодой танцовщик был на диво раскован, обаятелен, благородно-азартен, ровно так, как полагается солисту императорского театра вытанцовывать все эти псевдоиспанские шалости петербургского француза Петипа, аранжированные москвичом Горским. Второй спектакль, впрочем, был скучен, чинен, сух. Но оказалось, и сегодня это ясно вне всяких сомнений, что именно современная хореография и модернистская (без всяких как бы) пластика - главная специальность Андриана Фадеева. И что эмоциональная палитра его - никакая не классическая лирика, а страх, болезнь, надлом, безумие, морок.
Танцовщик отлично провел "Юношу и Смерть" Ролана Пети (что было особенно трудно после превосходного Вячеслава Самодурова), и эта удача подготовила успех премьеры балета Джона Ноймайера "Звуки пустых страниц" на музыку Альфреда Шнитке. На сей раз партия ставилась специально на Фадеева. Прототипом балетного героя был сам Шнитке. После премьеры Ноймайер пригласил Фадеева в Гамбург: захотел возобновить с ним в главной роли своего "Пер Гюнта". Тут биография чуть было не переломилась. У Мариинского театра уже был танцовщик с похожим матричным отпечатком: Вячеславу Самодурову не очень удавались академические балеты и очень хорошо - хореография ХХ века, каковой в петербургском репертуаре и сейчас немного, а тогда почти не было. Теперь Самодуров танцует ее в Амстердаме, домой приезжает несколько раз в году, и эти разовые спектакли оставляют радость, какую испытываешь при виде человека, сделавшего правильный выбор в масштабе судьбы.
Андриан Фадеев никуда не уехал, и это хороший знак того, что в последние годы ситуация в Мариинском театре изменилась. Теперь можно быть и востребованным, и реализованным, не уезжая из Мариинского театра. Но это и плохой знак для танцовщика, чье дарование так прочно завязано на модернистский балетный театр. Где бы ни выступал талантливый танцовщик Андриан Фадеев, он останется просто хорошим (или просто очень хорошим), но нигде не станет легендарным. С легендами в балете сейчас туго, они повывелись. Даже баснословная слава Рудольфа Нуреева, Натальи Макаровой и Михаила Барышникова была славой не легенд, а поп-звезд. Для легенды, бесспорно, важен индивидуальный талант танцовщика, но важнее общий рельеф художественной ситуации. А он сейчас стремится к плоскости. Что в России, что на Западе. Его давно не взрывали стилистические революции. Скучно качают деньги из кассовых балетов XIX века, превратившихся в неяркую отрасль художественной гимнастики. Скучно переставляют из театра в театр удачные балеты ХХ века. Скучно шьют новое, подавленные памятью о могучих предках. У судьбы нет материала, чтобы вылепить историческую личность. Тем не менее хочется пожелать Андриану Фадееву творческих успехов: его возраст оставляет надежду на встречу танцовщика с пока еще неведомым миру хореографом-гением.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 9795

СообщениеДобавлено: Чт Авг 04, 2005 5:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002080002
Тема| БТ
Авторы| Наталья ШАДРИНА
Заголовок| АНАТОЛИЙ ИКСАНОВ: "Перспективы перестали быть туманными"
Где опубликовано| Культура, №35 (7342) 29 августа - 4 сентября 2002г.
Дата публикации| 20020829
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree/cultpaper/article.jsp?number=399&crubric_id=100445&rubric_id=200&pub_id=324966
Аннотация|

8 сентября премьерой оперы "Турандот" Пуччини откроет свой 227-й сезон Большой театр. ГАБТ сразу решил выложить козырную карту: постановка стоимостью в миллион долларов, в работе над которой принимали участие мировые знаменитости Франческа Замбелло и Георгий Цыпин, в театре, безусловно, рассматривается как гвоздь будущего сезона. 27 августа на сборе труппы руководство театра обрисовало собравшимся артистам и прессе ближайшие перспективы жизни и деятельности. По окончании мы обратились за комментариями к директору ГАБТа Анатолию ИКСАНОВУ.

- Анатолий Геннадьевич, главным событием прошедшего сезона, безусловно, должна была стать смена художественного руководства. Сотрудничество с Геннадием Николаевичем Рождественским не оказалось столь плодотворным, как ожидалось. Зато маэстро Ведерников, судя по всему, в Большом театре чувствует себя вполне на своем месте. Очевидно, и потому тоже, что вы поддерживаете его в этом убеждении. Как вы считаете, ему действительно удалось вывести Большой на правильный путь?
- Как сказал, уходя, Геннадий Николаевич, время нас рассудит. Это справедливо и в отношении Александра Ведерникова. Хотя, на мой взгляд, и за один сезон его пребывания в Большом театре было сделано немало. Помимо того, что Александр Александрович - человек умный и образованный, тонко чувствующий все современные музыкальные процессы, он еще обладает набором положительных человеческих качеств, что в театре, к сожалению, бывает довольно редко. Но главное, что позволило нам сработаться,- это общая нацеленность на перспективу. Александр Александрович энергетически заряжен на будущее - он думает не только о сегодняшнем дне театра, но и о том, что в этом театре будет происходить через год, через два, через пять лет. Возраст ему это позволяет: есть и силы, и желание. Мне кажется, эту его заряженность не сразу поняли и оценили. Например, испытывая безусловный интерес к арендованным постановкам, нас тем не менее за них и упрекали - а где же собственное творчество Большого театра? Между тем, пополнив репертуар арендованными спектаклями, г-н Ведерников как раз обеспечил труппе необходимый разбег.
- Однако репертуарный план, и не только на самую дальнюю перспективу, уже подвергся значительным корректировкам. С чем это связано?
- С тем, что жизнь богаче планов. Хотя на самом деле корректировки вовсе не такие уж значительные. Происходят они по разным причинам. Ну вот, например, очень мы хотели поставить оперу Фомина "Американцы" - и, думаю, все-таки поставим, но уже не в нынешнем сезоне. Илья Эппельбаум и Майя Краснопольская, бесспорно, талантливые люди, но, на наш взгляд, не очень соотнесли свою фантазию с масштабом и духом Большого театра. Но дело даже не столько в этом - постановочная бригада не предполагала занимать в спектакле Большой театр! И солисты, и хор, и оркестр - все должны были прийти "со стороны". Согласитесь, это уже очевидный нонсенс. ГАБТ - все-таки репертуарный театр, а не продюсерская компания. Мы предложили эту постановку Дмитрию Чернякову, но он отказался, зато будет ставить "Похождения повесы" Стравинского. Дирижера мы пригласили из Петербурга - это Александр Титов. Спектакль, как и не состоявшиеся пока "Американцы" (для них теперь ищем постановочную бригаду), предназначен для сцены филиала. Премьера - 20 февраля.
Концертное исполнение "Аттилы" пришлось принести в жертву "Снегурочке" (29 ноября), оказавшейся во всех отношениях куда более "затратной", чем мы предполагали. Конечно, Римский-Корсаков не замена Верди. Но, что поделаешь, "Снегурочка" изначально была одним из основных пунктов репертуарного плана. Это первая постановка на нашей сцене главного приглашенного дирижера Николая Алексеева, дебют в Большом режиссера Дмитрия Белова и хореографа Елены Богданович. Что касается второй премьеры из русского оперного репертуара - "Руслана и Людмилы" (23 апреля), то эта работа будет сопряжена и с некоторыми музыковедческими изысканиями. Евгений Левашев составляет новый концертмейстерский клавир, опираясь на ранее неиздававшиеся варианты клавира и партитуры Глинки. Поменялась постановочная группа, выпускающая этот спектакль, - теперь в нее входят Александр Ведерников, Николай Шейко и Март Китаев.
- Репертуарный план балета не производит впечатления "прорыва". Во всяком случае, современная хореография в нем отсутствует. Решение поставить созданный в 65-м году "Собор Парижской богоматери" выглядит как желание сказать "спасибо" Ролану Пети за "Пиковую даму", что, впрочем, можно и понять, ведь он первым из зарубежных хореографов пошел навстречу новому руководству балетной труппы, согласившись осуществить на сцене Большого театра более или менее оригинальную постановку. Учтены интересы Юрия Григоровича - возобновляется "Раймонда" в его редакции. Третья заявленная премьера - "Ромео и Джульетта" Лавровского - удивляет больше всего: ведь этот балет возобновлялся совсем недавно стараниями Владимира Васильева и, кажется, еще вовсе не позабыт.
- Что касается Ролана Пети, то, во-первых, в прошлом сезоне он все-таки у нас работал не только за "спасибо". А во-вторых, насколько мне известно, "Собор Парижской богоматери" (наша премьера пройдет 15 февраля) считается одним из шедевров хореографии - 60-е годы составили эпоху в искусстве, почему бы ей не присутствовать и в нашем репертуаре? "Раймонда" (премьера - 10 мая) не в последнюю очередь привлекательна тем, что принадлежит к шедеврам классического репертуара... Между прочим, Юрий Николаевич тоже ставил "Ромео и Джульетту". Можно было бы отметить, что, возрождая эпоху Григоровича, Большой театр не забывает и другие достижения отечественной хореографии. Переговоры в отношении оригинальных постановок, разумеется, ведутся. В этом сезоне таковая у нас пока одна -"Светлый ручей" Шостаковича. Хореограф-постановщик (это, кажется, все на свете уже знают) - Алексей Ратманский, художник-постановщик - Борис Мессерер. Спектакль пойдет в филиале, премьера намечена на 18 апреля. Пробелы в западном репертуаре будем восполнять выступлениями гастролеров: 17 - 18 сентября "Цюрих балет" покажет "Гольдберг-вариации" Ханса Шпеерле, 8 - 13 октября балетная труппа Ла Скала - "Ромео и Джульетту" МакМиллана, 12 - 15 ноября состоятся гастроли Хьюстонского балета с участием Нины Ананиашвили - макмиллановская "Манон" и одноактные балеты Бена Стивенсона. А в июне мы ожидаем на гастроли труппу из Монако (1 - 7 июня) и балет театра Ковент-Гарден (тоже июнь, 17 - 29).
- Почему вы расстаетесь с Петром Поспеловым? Идея отдать составление перспективного репертуарного плана в руки одному из самых ярких музыкальных критиков произвела сильное впечатление - во всяком случае, на прессу. И не приведет ли его отставка к отказу от большинства его проектов?
- Это был очень полезный опыт. И я лично весьма благодарен Петру Глебовичу за наше сотрудничество: план до 2005 года мы с его помощью сделали очень быстро. Разошлись мы по двум причинам. Первая - отсутствие у него призвания к менеджменту, что он, кстати, и сам признает. Генератор идей (иногда, правда, слишком для нас революционных) он великолепный, но от генерирования идей до их воплощения - дистанция огромного размера. Вторую я уже упоминал - "продюсерский" крен. Затевались проекты - те же "Американцы" или концертное исполнение итальянской оперы на "Декабрьских вечерах", все участие Большого театра в которых сводилось либо только к финансовым затратам, либо опять-таки к ним же плюс прокатное использование нашей сценической площадки. От подобных идей я, разумеется, отказался. Для чего же тогда у нас такая большая труппа и как суметь загрузить ее работой, если артисты не будут попадать в ставящиеся спектакли и концертные постановки? У нас запланирована масса гастролей, которые могут познакомить нас с заезжими звездами. К нам приедет и Варшавская опера со своим знаменитым "Онегиным" Мариуша Трелиньского и еще двумя спектаклями (14 - 20 октября), и Латвийская (26 - 31 мая), на основной сцене будет показана "Аида", в филиале - генделевская "Альцина". Что касается цикла "Камерные вечера в Бетховенском зале" (исключительно разнообразная программа и практически без нашего участия), то этот проект Поспелова остался и, надеюсь, будет полностью реализован. Как и наши симфонические вечера. Это - бетховенская Торжественная месса, которая будет исполнена (24 декабря) на основной сцене БСО под управлением Владимира Федосеева с участием хора "Латвия" и наших солистов, и оратория Шенберга "Песни Гурре" (26 апреля, новая сцена) - участвуют наш оркестр под управлением Николая Алексеева, Хор академии Виктора Попова и приглашенные солисты, в том числе из Мариинки. В роли чтеца выступит Клаус Мария Брандауэр.
- А почему ни в текущем, ни в перспективном плане не значится опера Сорокина-Десятникова о пяти клонированных композиторах?
- Прежде чем планировать, хотим все-таки посмотреть материал. Он должен быть представлен в марте.
- Чем будет заниматься организованный в театре продюсерский центр во главе с топ-менеджером, как вы его сами рекомендуете в прессе, Антоном Гетьманом, практически пришедшим на смену Поспелову? Его проекты будут ориентированы только на артистов Большого?
- Не только, но будут соблюдены разумные пропорции. А менеджмент - это его профессия. И будучи человеком способным, он достиг в ней немалых успехов.
- Как будет развиваться сотрудничество с Мариинским театром? Нет ощущения, что наладившиеся было отношения продолжают складываться удачно. И партитуру "Американцев" Мариинка долгое время предоставить отказывалась, и соревновалась с Большим театром, на лету подхватывая и первой воплощая его идеи. А ведь когда вы только пришли в Большой, речь шла даже о совместной постановке. И дело стало лишь только за тем, что Валерий Гергиев выбрал "Жизнь за царя" - оперу, уже имеющуюся в репертуаре ГАБТа и для жизни российской весьма символическую?
- Никакого "эксклюзива" в нашем сотрудничестве не будет. Теперь собираемся строить отношения с этим театром на тех же основаниях, что и с другими ведущими театрами мира. То есть nothing special - как говорят англичане. В марте у нас состоятся обменные гастроли. Мы покажем "Хованщину" и "Пиковую даму" Ролана Пети, они - "Так поступают все" и "Золушку". То, что Мариинский театр все время старается обогнать и прийти первым, мы не воспринимаем как политику, направленную против Большого театра. Есть такие характеры, которые жизни вне соревнования не знают. Я не раз еще возвращался к разговору о совместных проектах - предлагал и "Турандот", и тех же "Американцев". Не хотят. Ну что тут поделаешь? Я считаю, что отношения могут быть только равноправными и взаимовыгодными. А если кто-то начинает давить, я этого не приемлю.
- Как будет работать филиал? Какие-то спектакли уже намечены к переносу на его сцену?
- Уже осенью, до открытия, которое, как и предполагалось, состоится 29 декабря, собираемся "обкатывать" там "Любовь к трем апельсинам" и "Жизель". Со временем спектакли начнут идти регулярно, а пока мы пригласили на эту сцену множество гастролеров.
- Все ли члены Попечительского совета внесли свой вступительный взнос?
- Нет, пока не все. Вернее, еще не целиком. Что, в принципе, правил не нарушает. Сумма-то ведь большая - 250 тысяч долларов. "Газпроминвестхолдинг", например, свой взнос выделил прицельно на постановку "Турандот". Главной сложностью в работе Попечительского совета стало отсутствие юридического статуса. Не предусмотрены в наших законах такие органы для учреждений культуры. А поскольку в наш совет входят очень серьезные люди, они настаивают на том, чтобы его взаимоотношения с театром были четко прописаны. Не в последнюю очередь занимает наших попечителей, будет ли у них возможность влиять на творческую политику театра. Те или иные предложения высказываются довольно часто. Вот "Северсталь" спрашивает, не мог бы Большой театр выступить в Череповце. Вопрос-то вроде бы уже и творческий. Обсуждаем сейчас возможность создания группы Молодой балет, которая могла бы выехать на подобные гастроли. "Сибирский алюминий" поинтересовался, нельзя ли включить в наш репертуар оперу "Мазепа". Чем поверг меня просто в изумление. К счастью, нашим перспективным планом это название уже было предусмотрено. А одного из членов Попечительского совета мы уже "потеряли" - никакого внимания ни к нашим проблемам, ни к самому совету, и в конце года с ним было решено расстаться.
- Что, на ваш взгляд, является главным препятствием для нормальной деятельности театра?
- Налоги. Упразднены льготы для учреждений культуры. С одной стороны, государство старается увеличить нам финансирование. С другой - само же и уменьшает. Тут нужны совсем другие пропорции. А для того чтобы этого добиться, - другие законы. Будь они приняты, жить стало бы и проще, и веселей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 9795

СообщениеДобавлено: Чт Сен 07, 2006 4:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002080003
Тема| Балет, БТ, Персоналии, А. Антоничева
Авторы| Беседу вела Анна ГАЛАЙДА
Заголовок| Танцуешь - значит рискуешь"
Где опубликовано| «Культура»
Дата публикации| 20020822
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=400&crubric_id=100442&rubric_id=207&pub_id=326426
Аннотация|

Судьба Анны АНТОНИЧЕВОЙ, отметившей свой первый юбилей - 10-летие работы в Большом театре, - воплощает почти несбыточный идеал ее сверстников и коллег: в 17 лет она стала артисткой Большого, в 22 исполнила первые значительные главные роли в "Легенде о любви" и "Спартаке", в 25 завоевала "золото" на престижном международном конкурсе и получила звание заслуженной артистки России. В Большом Анна танцует главные партии в "Жизели", "Спящей красавице" и "Баядерке", в Америке - в знаковом балете Баланчина "Аполло". Она ездит на фестивали в Самару, Сыктывкар, Якутск, а за рубежом уже пять лет неизменно участвует в гала-концертах международного балетного проекта "Звезды ХХI века".

- Аня, пожалуй, в минувшем сезоне ваше имя звучало в новостях гораздо чаще имен ваших коллег. А что для вас самой было самым ярким и запоминающимся?
- Событий, действительно, было очень много. Но самое главное - это репетиции с Юрием Николаевичем Григоровичем. Когда-то Фригия в "Спартаке" и Ширин в "Легенде о любви" были моими первыми главными партиями, но работать с ним лично мне никогда раньше не доводилось.
В этом году я много гастролировала с Большим театром - танцевала в Петербурге, Италии, США. Так получилось, что и в Турине, и в Вашингтоне я станцевала чуть ли не вдвое больше спектаклей, чем было запланировано, - вынуждена была срочно заменять заболевших. Но, слава Богу, все прошло удачно, пресса была замечательная. А сразу после Вашингтона я улетела в Глазго, где участвовала в необычном и очень интересном концерте: Национальный оркестр исполнял фрагменты из "Ромео и Джульетты", "Спартака", "Щелкунчика" и других балетов, а я танцевала.
- Вашей карьере можно позавидовать. Вас ведет по жизни судьба или вы конструируете ее сами?
- Чтобы судьба состоялась, мало одного желания самого человека. Необходимы желания и усилия многих людей. И - счастливый случай. Я родилась и начала учиться в хореографическом училище в Баку. В 87-м году у нас в городе проходил Первый Закавказский конкурс артистов балета. Мне тогда было 14 лет, и, в принципе, я еще не имела права в нем участвовать. Но один из организаторов, Александр Максов, сказал, что я обязательно должна выступить. Не знаю, что он предпринял, но к участию меня допустили. Я завоевала золотую медаль в младшей группе и приз зрительских симпатий. После этого несколько человек посоветовали маме отвезти меня в Москву или Ленинград. Ей очень хотелось, чтобы я училась в Вагановском училище - она сама когда-то там стажировалась. Но в Ленинграде нам сказали, что по окончании училища я обязательно должна буду вернуться домой. И... мы отправились в Москву, хотя там у нас не было знакомых. Но меня приняли без проблем. В Баку у меня был очень хороший педагог - Элла Петровна Алмазова, но все же приехать из провинции и сразу попасть в класс к Софье Николаевне Головкиной - это очень большая удача.
- Учиться в классе Головкиной было привилегией?
- Своих учениц Софья Николаевна в обиду не давала. Правда, это было только в школе - на театр уже не распространялось. Но меня, можно сказать, она пропихнула в этот театр - если бы не она, никто не взял бы в Большой без прописки. Софья Николаевна позаботилась о том, чтобы я еще целый год жила в интернате и училась в институте.
- В вашей жизни были такие моменты, когда стоял вопрос, продолжать работать, не жалея себя, или не перетруждаться и спокойно осесть в кордебалете?
- Когда я только пришла в театр, никаких авансов у меня не было - только розовые мечты. Великие мечты, как у любой девочки после школы. Выбиралась я из кордебалета очень медленно, постепенно проходя все существующие в театре ступени - корифейные места, сольные вариации, партии первой солистки. Первую главную роль получила только в начале своего пятого театрального сезона. Все эти годы я работала с Мариной Викторовной Кондратьевой: она заметила меня еще в кордебалете. Мы вместе провели в репетиционном зале сотни часов, перелопатили такое количество партий! Это она сделала из меня профессионала. Теперь я очень хорошо понимаю, что после училища действительно была не готова стать балериной.
- Какой шаг вы считаете важнейшим в своей карьере?
- Летом 95-го года группа наших солистов ездила в Италию. Наталия Игоревна Бессмертнова, которая руководила поездкой, взяла и меня тоже. Это были первые серьезные гастроли в моей жизни, я вообще впервые в жизни танцевала па де де из "Лебединого озера" и адажио из "Каменного цветка". Я привезла запись этих концертов в Москву и показала кассету Вячеславу Михайловичу Гордееву - он как раз только что стал руководителем балетной группы в нашем театре. И он тут же дал мне Ширин в "Легенде о любви". Это был решающий момент в моей жизни - я впервые танцевала главную партию.
- С какой интенсивностью вам надо работать, чтобы чувствовать себя ни перегруженной работой, ни сидящей без дела?
- Когда я только начинала набирать балеринский репертуар, мне давали по три новых спектакля в сезон. И это не было для меня чрезмерной нагрузкой. Поэтому когда я целый год сижу без премьеры, - это просто катастрофа.
- Уже несколько лет вы регулярно танцуете в Америке.
- Сразу после конкурса в Джексоне меня пригласили станцевать "Щелкунчика" в Америке. Мне это показалось интересно - попробовать себя в спектакле, который я наверняка никогда не станцую в Москве. С тех пор у нас сложилось постоянное сотрудничество, меня регулярно зовут туда на новые постановки. А для балерины участвовать в премьерном спектакле - это неповторимые ощущения. Ты не просто учишь сто лет назад придуманный текст, а приходишь в зал, рядом стоит балетмейстер и некоторые движения, комбинации делает специально "на тебя". В прошлом году я станцевала там два новых для себя спектакля - "Паганини" в постановке Лавровского, моим партнером был Саша Ветров, и "Боядлер". Этот спектакль ставил Пол Мехия, который уже приглашал меня танцевать "Гамлета" и "Ромео и Джульетту" на музыку Чайковского - очень короткую, сжатую, лаконичную версию, в которой нет никаких "побочных" бытовых сцен, а все сосредоточено на чувствах Ромео и Джульетты. Оба спектакля поставлены в классическом стиле, а "Боядлер" же несколько иной. Для меня это был первый "неакадемический" опыт, поэтому отказаться от него я никак не могла. В нашем понимании это типичый бессюжетный спектакль. Но, как говорил Баланчин, если на сцене есть мужчина и женщина, - это уже сюжет. А Мехия - ученик Баланчина: он танцевал в его труппе, был мужем Сьюзен Фаррелл, для которой и создал все эти балеты. "Боядлер" - спектакль для балерины и мужского кордебалета. Это рассказ о женской судьбе, или, говоря конкретно, трагедия одинокой женщины. Вся ее жизнь проходит в окружении мужчин - и любящих, и равнодушных - разных. Но в этой толпе она всегда остается одна, не находит своего избранника. Сцена напоминает ресторанный зал, на ней даже расположен оркестр. У меня там две вариации, три дуэта с тремя разными партнерами и общая сцена, когда я - на каблуках - танцую в окружении мужского кордебалета. Это был интересный эксперимент.
- Что держит вас в Большом?
- Не представляю, как смогла бы работать в другом месте. В этом театре вся моя жизнь. К тому же я станцевала еще не все из того, что хотела.
- А есть партии, от которых вы раз и навсегда отреклись?
- Мне интересно танцевать все. Я очень любила Джульетту в спектакле Лавровского, хотя мало ее танцевала. Захватывает "черное" "Лебединое", "Дон Кихот". Мне больше нравятся роли живых людей, чем теней. Хотя наше руководство, кажется, видит меня исключительно лирической балериной: даже на недавних гастролях в Англии у меня выстроился "белый" репертуар - "белая" картина "Лебединого", "Тени", "Спящая".
- Но ведь и раньше та же Кондратьева никогда не танцевала "Дон Кихот", а Максимова и Павлова по одному разу выступили в "Лебедином озере". Существовали границы, за которые балерину не выпускали.
- Я считаю, сильно урезать балерине репертуар нельзя - когда танцуешь один и тот же спектакль, начинается полная деградация. И я не раз слышала от наших мастеров мнение, что балерина имеет право попробовать все.
- Что вы планируете попробовать в ближайшее время?
- Уже второй год жду "Раймонду", а ее все никак нет. Как только мне давали этот спектакль, я начинала о нем думать, пробовать, он тут же отменялся. Рада, что в конце сезона мне удалось станцевать хоть одно адажио из него. Еще присматриваюсь к "Сильфиде", но это очень "щепетильный" спектакль. Пойдет ли он мне?
- Что вас смущает?
- Он очень сложен технически - у нас мало кто может хотя бы точно воспроизвести текст. Поэтому многое теряется, отменяется. Со времени премьеры, когда его замечательно танцевала Надя Грачева, он изменился неузнаваемо. Мне кажется, я еще внутренне не готова к этому спектаклю.
- А есть партии, в которых вам появляться не хочется?
- Нет. Хотя в самый первый год работы в театре, на репетициях "Корсара", который ставил Константин Сергеев, меня определили в совсем уж глухой кордебалет. Обвязали веревкой, одели в шаровары, нацепили балахон. Мне было так стыдно появляться в таком виде на сцене, что я даже заболела. Это мой единственный бюллетень за десять лет работы. Больше такой ненавистной партии у меня не было. Например, за место в "Тенях" в "Баядерке" мы очень держались и тряслись, чтоб его не потерять. Я не пропустила ни одного спектакля. И когда дошла из второй линии до первой, а потом стала первой "тенью", это были настоящие события!
- На сцене вы живете в "предлагаемых обстоятельствах" со своим личным характером или ломаете себя под традиционный образ?
- Скорее, существую с собственным характером. Но в балете внешний вид - это часть успеха. Надеваешь костюм - и сразу чувствуешь себя другим человеком. Я всегда очень переживаю, если что-то не так с прической или головным убором. А когда все получается, как я хочу, это создает приподнятое настроение перед спектаклем. Сразу кажется, что все удастся, хочется быстрее выбежать на сцену...
- А прическу и украшения придумываете себе сами?
- Есть вещи, задуманные художником, а что-то позволительно добавить от себя. Если Одетта появится без белых перьев, никто этого не поймет. А в Одиллии уже можно пофантазировать.
- Счет ваших партнеров по всему миру уже пошел на десятки...
- Да, даже в Мариинском театре их уже трое.
- Кто наиболее адекватно воплощает для вас образ идеального партнера?
- У меня столько прекрасных партнеров! Не хочется никого обижать. Хотелось бы станцевать с Малаховым. Мне кажется, он должен быть замечательным партнером. Я видела его выступление с достаточно сложной партнершей. Но он, несмотря на свою мировую славу, постарался представить и ее в лучшем виде. В дуэте должна танцевать и красиво смотреться женщина, она не должна хвататься за воздух. Иногда вы смотрите из зала - красивое адажио, нормально прошло, а на самом деле балерина уже едва держится на ногах: партнер держит, но не на ноге. Вот ты так висишь и висишь. А попробуй провисеть семь минут в адажио в "Лебедином"! Представляете, какая после этого будет вариация?
- А вы ходите на балет как зритель?
- В балете все основано на традициях, младшие всегда учатся на спектаклях старших. Я тоже всегда ходила учиться. Потрясающее ощущение было на "Сильфиде" с Надей Грачевой. Я даже забывала анализировать, как она что делает, спектакль шел на одном дыхании. Но сейчас у нас в театре не осталось балерин старшего поколения. Кроме Гали Степаненко, учиться не у кого. Это огромная проблема. Остаются только записи. Смотрю пленки Максимовой, Бессмертновой, Семеняки. Когда я в первый раз увидела по телевизору Надю Павлову в па де де из "Дон Кихота", пришла в такой восторг, что на следующий день поздравила ее. Было такое ощущение, что это не па де де по телевизору, а спектакль в театре.
Теперь хожу смотреть на нашу молодежь. Но никто из них ко мне не подходит, ничего не спрашивает, не интересуется мнением старших. Для меня это странно. Зато когда бываю на гастролях, общаюсь с балеринами там. В нашей профессии много секретов, и мы ими обмениваемся, ведь даже балетные туфли в разных странах делают по-разному.
- Когда-то Ольга Васильевна Лепешинская говорила, что ее всесоюзная слава - следствие бесконечных гастролей в провинции. В последнее время вы тоже очень много танцуете в небольших театрах.
- Когда есть возможность, никогда не отказываюсь от предложений выступить в провинции. Там принимают необыкновенно! Когда я впервые приехала в Самару с Костей Ивановым танцевать "Жизель" и "Лебединое", нас пригласили на телевидение и организовали прямой эфир со зрителями. Целый час шли звонки - поздравляли, приглашали приезжать еще. Поэтому я с удовольствием поехала в Самару снова. Там очень заинтересованный зал, профессионально понимающий балет. Уже трижды была в Бишкеке. Очень приятно, что там на спектаклях много детей из училища. Во время репетиций они стоят за дверью и обсуждают: "Мне так Белоголовцев понравился. А мне - Филин". Потом подходят и задают вопросы, например, что надо делать, чтобы так высоко прыгать? Между прочим, в Бишкеке прекрасная сцена - небольшая, но новая, ровненькая. А какой прекрасный театр в Риге! У нас там случилась очень трогательная история. За нами закрепили машину с водителем, который возил нас из гостиницы в театр. Водитель с нами не разговаривал и изо всех сил делал вид, что русского языка не знает. Но после нашего спектакля он вдруг заговорил по-русски и даже устроил нам маленькую экскурсию по городу. Любовь публики очень подкупает. Когда видишь, что тебя ждут, как это было в Самаре, то начинаешь понимать, что ты нужна людям. Это искупает даже маленькие гонорары. Жаль, что сейчас у нас в театре почти нет гастролей по стране.
- Вы, кажется, являетесь и самой любимой московской балериной в Петербурге.
- Действительно я нигде не танцую так часто. Впервые я побывала в Питере с нашим театром во время обменных гастролей с Мариинкой - танцевала Фригию, Мирту и Принцессу-лебедь в васильевском "Лебедином озере". Второй раз я оказалась там совершенно случайно - в Мариинском театре срывался "Дон Кихот" из-за гастролей ведущих исполнителей, и их руководители обратились за помощью к Александру Юрьевичу Богатыреву. Он предложил поехать в Петербург нам с Димой Белоголовцевым. А я тогда только ввелась в этот спектакль - на гастролях в Египте. И получилось, что в Петербурге я станцевала "Дон Кихот" раньше, чем в Москве. Потом меня пригласили на 75-летие Аскольда Макарова - в юбилейном концерте я танцевала первый акт "Дон Кихота". А спустя почти ровно год уже состоялась печальная поездка на концерт памяти Макарова. И прошлым летом я снова танцевала в Мариинском с Большим - на этот раз вторую картину "Лебединого".
Выступать в Питере очень приятно - там зрители не просто профессиональны, но внимательны к артистам. Когда я приехала в Мариинский танцевать "Дон Кихота", не было никакой рекламы - только перед самым началом спектакля известили о замене солистов. Но после первого акта я получила цветы с запиской: "Мы видели вас во время обменных гастролей в "Лебедином озере", вы нам понравились, и мы поехали в Москву посмотреть вас в "Баядерке". Очень интересно увидеть вас в новом амплуа - в "Дон Кихоте". Я была покорена.
- Три года назад вы поехали на международный конкурс в Джексон. Это был неожиданный шаг - мало кто из ведущих балерин рискует принимать участие в конкурсах, боясь повредить своей репутации. Вы любите риск?
- Наоборот. Я боюсь. Ехать в Джексон было очень страшно - чужая страна, чужие порядки. Всем хорошо известно, что на этом конкурсе не очень любят русских. А мы с Димой Белоголовцевым оказались к тому же совсем одни - с нами не смог поехать никто из педагогов. Но мне было очень обидно, что я так и не испытала свои силы на большом и престижном международном конкурсе. Джексон оставался последним шансом, потому что мне уже было 25 лет. К счастью, риск себя оправдал.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16351
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 20, 2010 2:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002080004
Тема| Балет, Персоналии, Никита Дмитриевский
Авторы| Ольга Гердт
Заголовок| Никита Дмитриевский: "Несу фонарь на кладбище"
Где опубликовано| GZT.RU
Дата публикации| 20020816
Ссылка| http://www.gzt.ru/topnews/culture/18484.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Танцовщик кордебалета Большого театра Никита Дмитриевский два года назад стал первым русским артистом, попавшим на стажировку во всемирно известный Театр танца Иржи Килиана (NDT). По окончании стажировки, несмотря на заманчивые перспективы (танцовщики, прошедшие школу Килиана, высоко котируются и легко находят работу в Европе), Дмитриевский вернулся в Большой. В результате сокращений в конце сезона 23-летнего Никиту из театра уволили. Как ему сказали - "за позицию". О своих отношениях с театром Никита Дмитриевский рассказывает корреспонденту "ГАЗЕТЫ" Ольге Гердт.

- В Нидерландах, я знаю, вы танцевали в довольно сложных балетах Иржи Килиана, Охада Нахарина. А чем занимались в Большом?


- Я ради смеха выписал себе этот репертуар. Вот что я делал последний сезон. 'Лебединое озеро': двенадцать трубачей, стою на башне высотой десять метров. 'Баядерка', восемь факиров, двенадцать копий - стою весь акт у четвертой кулисы. 'Ромео и Джульетта', первый акт: сцена боя, умираю у четвертой кулисы, уносят. Второй акт - танец с бубнами на мосту за сценой. Третий акт - свита герцога, несу фонарь на кладбище…

- Впечатляет. А уволили вас за что?

- Формально - закончился договор, который я подписывал с театром. Но неофициально Борис Борисович Акимов, художественный руководитель балета, сказал мне: 'Никита, твоя позиция театру не нужна'.

- Какую такую опасную позицию может транслировать артист с фонарем?

- Я предлагал ввести некоторые изменения в подготовку артистов, хотел вести занятия по современному танцу. Потому что артисты балета в Большом сегодня не владеют телом и мышечным аппаратом так, чтобы это отвечало современным запросам.

- Вы революцию пытались устроить?

- Я не собирался это делать в одиночку. Нужна целая программа подготовки артиста. Нельзя вот так вдруг переформировать базу, накопленную годами. Но в Большом театре сегодня никто не думает о завтрашнем дне, все зациклены на дне сегодняшнем. Я общался с людьми, которых выпускает хореографическое училище. Они слабо ориентированы в музыке, не знают современных хореографов, Голейзовского-то вспоминают с трудом. Что-то слышали о Бежаре и Форсайте. Голландская, европейская школы танца остаются без внимания. Такое ощущение, что в училище проходят сегодня тот минимум, который был заложен пятьдесят лет назад. Кроме того, что артисты теоретически не образованы, они не образованы физически. Да, они, конечно, могут сделать несложные па, вынести на сцену определенные вещи и постоять с копьем. Но этого уже слишком мало. Не удивительно, что зрители в итоге видят какую-то серую массу, которой заполняют пространство. Если мы это по привычке называем искусством, то только потому что другого слова не знаем.

- Понятная позиция. Но за это не увольняют. Формально все честно - ваш контракт закончился. И, как я понимаю, не вас одного сократили. Штат непомерно раздут.

- Сократили, кстати, не так много. Я знаю, что принято в театр намного больше людей. А это вряд ли можно назвать сокращением - тогда не набирали бы новых на те же места.

- Сколько получает артист кордебалета?

- В среднем сто долларов. Сто-двести, колеблется от занятости. Очень много людей работает на стороне, но об этом, естественно, никто не говорит. Пропасть между заработком солистов и артистов кордебалета - огромная. Понятно, что мало кто в кордебалете заинтересован в работе. Большинство заинтересованы от этой работы откосить. Зачем в балете Ролана Пети вламывать так, чтобы уставать, когда можно постоять с копьем и получить те же пять долларов за выход?

- Я разговаривала с Пети, он с симпатией отзывался о вас, хотя и выражал недоумение по поводу кордебалета в целом.

- Да, он сидел на моих репетициях, я общался с ним, показывал свои работы. Когда меня уволили, я ему позвонил - Пети сказал: как, у вас в труппе столько балласта, а уволили именно тебя? Летом этого года он звал меня приехать на фестиваль в Швейцарию, но, поскольку я был в Большом театре, мне не было позволено делать проекты от собственного имени на стороне. Поэтому я отказался.

- Не понимаю, вы же не штатный балетмейстер. Отработали в театре, сделали вещь в свободное время - и поехали себе, хоть в Швейцарию...

- Это риторический вопрос. Любой поступок, который не укладывается в устоявшиеся поведенческие нормы, становится в театре поводом для обид, интриг, сплетен. Руководители не просто обижаются. Они обижаются как дети. Что бы ты ни делал, лучше поставить в известность - иначе скажут, что ты использовал марку театра, артистов… Даже если ты этого не делал, скажут.

- А вы делали?

- Все знали, что я ставлю номера для солистов балета. Им нужны новые номера - невозможно танцевать без конца в концертах один и тот же набор: 'Умирающий лебедь' и так далее. Но, зная, как в театре относятся к подобным вещам, я каждый свой шаг оговаривал. Вплоть до абсурда - даже когда артисты других театров танцевали мои номера….

- Борис Борисович видел ваши работы?

- Конечно. За два месяца до увольнения я показал свой балет на верхней сцене. Не было ни прессы, ни ядовитых критиков. Были только мамы-папы артистов. И это очень раздражило Бориса Борисовича. Он сказал: зачем ты всех назвал, а вдруг в прессу просочится, что Дмитриевский балет давал в Большом театре? Этого он почему-то больше всего боялся. Потом он сказал, что хореографа во мне не видит, что почерк мой малоинтересен и что все заимствовано с запада. Еще сказал: если бы у тебя было имя, я бы на тебя еще посмотрел. А пока его нет, можешь развивать свои наклонности на периферии. Так и сказал: 'наклонности'.

- Ну, положим, худрук балета имеет право отклонить любую постановку. Поскольку я с вашим творчеством не знакома, мне трудно судить, прав он или не прав. Но меня интересует другое: во многих европейских театрах, в том числе и в NDT, где вы стажировались, у молодых есть возможность хотя бы раз в год показать публике и прессе новые работы.

- Это никому не нужно в Большом театре. Тактика театра - абсолютно парадная. Не важно, что идет на сцене, важно, что это правительственный театр. Важно, чтобы в репертуаре было какое-то количество красивых зрелищ, которые можно предложить в качестве культурного мероприятия для почетных гостей столицы. Есть установка: раз показывают на сцене Большого театра - значит это искусство. Это неправильная установка. Вот скоро откроют филиал - это здание меньше, чем театр Оперетты, который был филиалом. Оно вряд ли рассчитано на какую-то деятельность, выходящую за рамки фуршета.

- Но если исходить из этой политики, то вас уволили правильно. Вы не думали, что это ваша ошибка? Если вы хотели ставить и танцевать другой репертуар, надо было искать другой театр. Может быть, другую страну.

- Когда я уезжал в Голландию, тогдашний худрук балета Алексей Фадеечев сказал: 'Я тебе от души желаю там закрепиться, потому что для тебя на сегодняшний день в театре работы нет'. Он сказал: 'Этот гроб с места не сдвинешь'. Но мне казалось, что я могу что-то сделать, что-то предложить. Я рвался в Большой, полный надежд и проектов.

- И что теперь? Они рухнули?

- Наоборот. Теперь у меня больше свободы действий.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 2951

СообщениеДобавлено: Пн Фев 15, 2016 11:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002080005
Тема| Балет, Персоналии, Анна Кушнерева
Авторы| Людмила Жилина
Заголовок| Как становятся прима-балериной
Где опубликовано| газета «День» №151, (2002)
Дата публикации| 20020821
Ссылка| http://www.day.kiev.ua/ru/article/taym-aut/kak-stanovyatsya-prima-balerinoy
Аннотация|

На IV Международном конкурсе артистов балета, который проходил в Москве в 1981 году, юная балерина из Киева вытянула на жеребьевке один из последних номеров — 123-й. Тогда ей показалось, что она потеряла всякую надежду попасть в число призеров — ведь до нее столько талантливых балерин должно пройти перед членами жюри. Но киевлянка не осталась незамеченной — уже в первом туре выдающиеся мастера балета обратили внимание на чистоту ее танца, красоту линий, способность исполнительницы в достаточно непродолжительном, по сравнению со спектаклем, номере войти в образ сценической героини и найти самобытные выразительные средства для его создания.

Искусствовед Игорь Диченко впоследствии писал: «Нужно было видеть Анну Кушнереву за мгновение до выхода на сцену Большого театра в па-де- де из «Лебединого озера»… Еще до первых музыкальных аккордов она преобразилась в Одилию, чем-то напоминала птицу, способную вот-вот броситься на свою жертву. Широта жеста, какая-то особая, «металлическая» интонация ее танцевальной мелодии поневоле захватывала».

В Киевском хореографическом училище Анне повезло с педагогом: народная артистка Украины Анна Кирилова, ученица прославленной Агрипины Вагановой, прививала своим воспитанницам тонкое ощущение академического стиля, способность наполнять танец собственными переживаниями и убедительной актерской игрой. Далее все зависело от трудолюбия каждой выпускницы, творческого честолюбия, стремления овладевать новыми хореографическими пространствами и, в конечном счете, желания реализовать себя как творческую личность. Хотя нет, не все. Для Анны еще нужно было, чтобы в столичном академическом театре оперы и балета им. Т. Г. Шевченко, куда она пришла работать, ее (после четырех лет в кордебалете) заметила педагог-репетитор, народная артистка СССР Елена Михайловна Потапова и стала готовить к конкурсам — сначала Республиканскому, где юная балерина получила первую премию, а потом — и Всесоюзному, на котором заняла второе место. Возможно, это был риск для педагога — выбрать для конкурсных соревнований не проверенную в сложных партиях солистку, а остановить выбор на артистке кордебалета. Но этот риск оправдался. Как и потом, на протяжении почти двух десятилетий. Потому что доверие Елены Михайловны к своей ученице базировалось на тонком профессиональном анализе ее технических возможностей и черт ее личности.

К Всесоюзному конкурсу в Москве в 1980 году Анна подготовила па-де-де из балета А. Адана «Корсар», партию Одилии с третьего акта «Лебединого озера» П. Чайковского и хореографическую миниатюру по мотивам сказки «Царевна- лягушка», которую она танцевала с ее автором — солистом балета, а тогда еще и выпускником балетмейстерского отделения Московского театрального института Вадимом Федотовым.

Этот год запомнился Анне не только победами на ее первых конкурсах, но и дебютом в партии Одэтты-Одилии в «Лебедином озере». Как сказал потом балетмейстер Анатолий Шекера, право на этот дебют дали ей «природные внешние данные, широкий диапазон актерских возможностей в сплаве с высокой технической школой».

В репертуаре артистки появляются друг за другом новые партии: Китри и Повелительницы дриад в «Дон Кихоте» Л. Минкуса, Эгины в «Спартаке» А. Хачатуряна, Лизы в «Напрасном предостережении» Л. Герольда, Франциски в «Голубом Дунае» Й. Штрауса, Жизели и Сильфиды в одноименных балетах А. Адана и Х. Левенсхольда, Никии в «Баядерке» Л. Минкуса, Мавки в «Лісовій пісні» М. Скорульского. Такое разнообразие репертуара, стилистическая непохожесть партий позволяет говорить, что Анна Кушнерева принадлежит к балеринам с многогранной творческой индивидуальностью, которые с одинаковым успехом танцуют и лирико- романтические, и драматические, преисполненные глубокой внутренней экспрессией, партии. Своеобразная внутренняя сила позволяет ей легко перевоплощаться в женщин властных, гордых, своевольных, иногда готовых подчинять себе других, и вместе с тем способных на любовь, страстное увлечение и духовное страдание. Среди таких ее героинь — Ольга в одноименном балете Е. Станковича, Мехмене-бану в «Легенде о любви» А. Меликова, Гамзатте в «Баядерке» Л. Минкуса. Ее Кармэн из балета «Кармэн-сюита» Ж. Бизе — Р. Щедрина пленяет ярким темпераментом, умением зажигать любовью мужские сердца и жаждой свободы, которая доминирует над всеми другими чувствами и подсознательными желаниями.

Во время работы над каждым образом Анна очень внимательно вслушивается в музыку, анализирует стиль как композитора, так и балетмейстера, который осуществляет постановку. Она никогда бы не согласилась быть просто беспристрастной исполнительницей танца — ей нужно его «проживать». И эта способность не осталась не замеченной ни зрителями на спектаклях родного театра, ни партнерами, которым приходилось с ней танцевать. С одним из них — Виктором Яременко — Анна Кушнерева участвовала в Международном конкурсе артистов балета в Японии в 1987 году. Киевские танцовщики получили золотые медали и стали лауреатами. Им пришлось преодолеть трудность адаптации, для которой у них было недостаточно времени, привыкнуть к линолеумному покрытию на сцене, сверхвлажному климату. Но они мобилизовали все свои духовные и физические силы ради того, чтобы показать действительно красивый и возвышенный танец, — и потому были первыми.

Бенефисы и творческие вечера Анны Кушнеревой, которые не раз проходили в Национальной опере Украины на протяжении последних сезонов, засвидетельствовали расцвет действительно неординарной творческой личности. Во время этих концертов балерина представала не только исполнительницей утонченного классического танца, но и интерпретатором современных танцевальных стилей. Ведь зрители увидели ее также в фрагментах из балетов «Золотой век» Д. Шостаковича и «Собор Парижский Богоматери» М. Жарра (последний — в постановке известного французского балетмейстера Ролана Пэти), в хореографических миниатюрах «Все проходит» и «Четыре поцелуя», постановку которых осуществили киевские балетмейстеры Сергей Швыдкый и Анико Рехвиашвили.

Два года назад Анна Кушнерева продемонстрировала также способность освоить совсем новую для нее лексику японского танца «буто», выступив солисткой в балете «Крылья тьмы», поставленном на киевской сцене японским хореографом Иппием Ямадой. Ярко выраженная замедленность движений «буто» побуждает зрителей к философскому осмыслению явлений жизни и самосозерцанию. Выполнять его могут только артисты, которые действительно одухотворяют танец. К таким принадлежит и Анна Кушнерева.

Отдельно следует сказать об ее отношении к партнерам. Балерина как будто транслирует им переживания героинь, которых танцует, вынуждая отвечать на эти чувства и демонстрируя новые психологические нюансы своих сценических героев. В свое время она содействовала творческому росту Виктора Яременко, Константина Костюкова, Николая Михеева и еще ряда своих партнеров. А в последнее время яркий свет звезды выхватил из сценической полутени двух перспективных молодых исполнителей: Александра Шаповала, который был ее партнером в нескольких классических и современных номерах, и Владимира Чуприна, который танцевал с ней адажио из балета «Собор Парижский Богоматери». Как известно, кордебалет уравнивает всех, подгоняет под один стандарт, который не может не отразиться на психологии артистов. И очень хорошо, что Анна Кушнерева, привлекая к общему творчеству еще не очень опытных коллег, побуждает у них потребность самовыражения. Этой весной А. Шаповал стал лауреатом Международного конкурса балета имени Сержа Лифаря, а совсем недавно после трех репетиций и благодаря творческой и психологической поддержке Анны, которая танцевала заглавную партию, впервые выступил в роли Принца Альберта в спектакле «Жизель».

Со вниманием относится балерина и к ученикам Украинской академии танца, с которыми, в частности, танцевала в гала-концерте, который состоялся в рамках Международного фестиваля «Дети и звезды мирового балета». Кстати, в следующем году и сама звезда получит диплом академии, который засвидетельствует получение ею высшего образования и профессии балетмейстера-педагога. И это для нее отнюдь не вынужденный этап будущего завершения сценической карьеры. И не способ дополнить свои профессиональные знания, что может быть полезным для исполнительской практики. И даже не прагматический расчет иметь впоследствии дополнительную подработку: к счастью, ее муж Андрей Лирнык оказался способным не только предоставлять жене духовную и моральную поддержку, но и обеспечить материальное существование, достойное народной артистки. Интерес к работе балетмейстера-педагога она почувствовала еще тогда, когда только начинался ее путь в искусстве.

— Сегодня я буквально по «камешку» собираю все, что может составить впоследствии тот образ педагога, который мне хотелось бы воплотить, — рассказывает артистка. — Когда выступают дети, обращаю внимание на их наиболее типичные ошибки и анализирую потом, почему они случаются. Меня интересуют и учебные программы, и образ жизни маленьких танцовщиков, и даже материальное обеспечение учебного процесса. Без того, что называют школой, не бывает хорошего балета. А чего ждать от бедной школы? Призадумываюсь и о том, как найти правильный подход к будущим ученикам. «Тренируюсь» в собственной семье. Стефания еще маленькая — ей только два года, а вот общение с семнадцатилетней Стасей и ее ровесниками убеждает в том, что сегодня дети растут совсем не похожими на нас — они более раскованы, свободолюбивы. Поэтому нужно научиться никогда не говорить с ними с позиций авторитаризма. Работая в театре, я не раз с благодарностью вспоминала установки своих педагогов. И мне, конечно, хотелось бы, чтобы когда-то меня с таким же чувством вспомнили и мои ученицы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16351
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Янв 05, 2017 9:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002080006
Тема| Балет, БТ, Гастроли, Персоналии, Анна Антоничева, Сергей Филин, Элина Пальшина, Юрий Клевцов, Инна Петрова, Руслан Пронин, Анастасия Горячева
Авторы| Тамара Харабрина
Заголовок| В Тюмени состоялись встречи с балетным чудом
Где опубликовано| информационное агентство "Тюменская линия"
Дата публикации| 2002-08-26
Ссылка| http://t-l.ru/56467.html
Аннотация| ГАСТРОЛИ

Воскресный вечер 25 августа для любителей большого искусства запомнится как праздник, которым их одарила судьба. На сцене Областного дворца культуры " Нефтяник" прошел заключительный концерт солистов Большого театра - известных мастеров, народных и заслуженных артистов России.

Анна Антоничева, Сергей Филин, Элина Пальшина, Юрий Клевцов, Инна Петрова, Руслан Пронин – настоящее созвездие Большого Балета. Программа, которую представили москвичи на суд тюменских зрителей, свидетельствуют о высоком уровне профессионализма организаторов гастролей и почтительном отношении к публике. Па де де из "Фестиваля цветов в Дженцано" Хельстеда, из "Дон Кихота" Минкуса и " Щелкунчика" Чайковского, фрагменты из "Лебединого озера" Чайковского, "Спартака" Хачатуряна, "Жизели" Адана, характерные танцы и балетные новинки… Этот концерт с восторгом смотрели зрители Японии, Новой Зеландии, Австралии.

Тюменцы на бис принимали практически каждый номер. Легкие, слегка лукавые Евдокимов и Горячева в "Фестивале цветов", искрометный Руслан Пронин в "Гопаке" Соловьева – Седова, по-академически прекрасный Сергей Филин в "Лебедином озере" вызвали неподдельное чувство восхищения. Оно нарастало от номера к номеру. И когда заслуженные артисты России Анна Антоничева и Юрий Клевцов исполнили бессмертное па де де из "Дон Кихота" Минкуса, в концертном зале долго не смолкала овация. Она не прекращалась ни на минуту и тогда, когда все участники гала-концерта вышли на финальное представление, где каждый артист исполнил свое маленькое соло. Стоя, зрители долго прощались с прекрасным и, покидая зал, все надеялись, что для них вновь зазвучит музыка и на сцену впорхнут балетные феи.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16351
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Янв 05, 2017 9:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002080007
Тема| Балет, БТ, Гастроли, Персоналии, Анна Антоничева
Авторы| Тамара Харабрина
Заголовок| Анна Антоничева мечтает станцевать Раймонду
Где опубликовано| информационное агентство "Тюменская линия"
Дата публикации| 2002-08-26
Ссылка| http://t-l.ru/30706.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

"Как легко танцевалось мне на этой сцене, - сказала заслуженная артистка России, солистка балета Большого театра Анна Антоничева. - На некоторых площадках (имеются в виду провинциальные, не обустроенные под балет - авт.) чувствовались и сценические круги, и неровный пол, а здесь – хорошо и приятно".

Группа солистов Большого театра гастролирует по Тюменской области впервые. Два вечера в Тюмени, два – в Нижневартовске. До этого они побывали в Воронеже, а еще раньше – в Австралии.

Корреспонденту "Тюменской линии" удалось задать Анне Антоничевой несколько коротких вопросов.

- Как Вам тюменский зритель?

-Удивительно теплый прием.

- Вас не раздражали аплодисменты во время исполнения номера?

Нет, даже приятно согревали. И вообще, все ребята очень довольны встречей с тюменцами.

Балет Большого театра, кроме Анны Аноничевой, представляли народный артист России Сергей Филин, заслуженные артисты России Руслан Пронин, Элина Пальшина, Юрий Клевцов, Инна Петрова, Дмитрий Белоголовцев и другие талантливые молодые мастера русского балета.

- Ваша труппа состоит из молодых артистов. Что это специальный подбор или так получилось из-за программы?

Скорее, так получилось из-за занятности в основных спектаклях.

- Что Вы танцуете на сцене Большого?

Практически, я занята во всех спектаклях.

- Есть любимые роли?

Каждая роль в процессе работы над ней становится любимой. Одна дается трудней, другая легче, но от этого они не менее интересны.

- Как Вы пришли в Большой Балет?

Моя мама работала преподавателем в балетном училище в Баку. После его окончания по распределению попала в Большой. Три года танцевала в кордебалете. Училась в классе Софьи Головкиной. Потом перешла в основной состав.

- Когда вы стали заслуженной артисткой?

Три года назад, после того, как получила Золотую медаль на международном лондонском конкурсе артистов балета.

- Как Вам танцуется с партнерами?

Легко. И с Сережей Филиным, и Юрой Клевцовым, и с Мишей Уваровым. Мне пришлось однажды в Челябинске в течение одного дня отрепетировать и станцевать с новым партнером. Ничего, справилась.

- Вы по натуре реалист или романтик?

(Задумалась.) Скорее реалист. Строю планы, стараюсь их реализовывать.

- И какие же творческие планы на ближайшее будущее?

Хочется станцевать Раймонду в одноименном балете Глазунова. Мне кажется, этот спектакль должен быть в репертуаре каждой балерины.

Небольшого роста, больше похожая на очаровательного подростка, нежели на одну из ведущих балерин Большого театра, Анна Антоничева удивляет своей обаятельной простотой, за которой может скрываться озорной характер. Быть может, поэтому она так задорно и весело исполнила знаменитое па де де Минкуса из балета "Дон Кихот", что заставила зрителей долго аплодировать. Ничем другим они и не смогли выразить своего восторга перед большим искусством и великолепным мастерством балерины. Аплодисментами, цветами и любовью.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика