Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
Михайловский театр
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4 ... 9, 10, 11  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Музыкальное фойе
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1707
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 16, 2008 8:22 am    Заголовок сообщения: Новые Известия - Елена Образцова Ответить с цитатой

http://www.newizv.ru/news/2008-09-16/98063/&grade=5
Новые Известия 16 сентября 2008 г.
Певица Елена Образцова:
«Ставить вверх ногами оперы Чайковского я не разрешу»
НАДЕЖДА БАГДАСАРЯН, АНДРЕЙ КНЯЗЕВ



В конце этой недели состоится открытие сезона в Михайловском театре – одном из ведущих театров Санкт-Петербурга. Вот уже год как его оперную труппу возглавляет знаменитая певица Елена ОБРАЗЦОВА. Эту работу она совмещает с сольными выступлениями в Большом театре в Москве. Помимо прочего Елена Образцова много занимается с учениками и ежегодно проводит международный конкурс молодых вокалистов, который сама же и основала. В преддверии нового сезона «НИ» встретились с оперной примой.

– Елена Васильевна, художественным руководителем оперы Михайловского театра вы стали год назад. Тогда вы говорили, что в первую очередь хотите присмотреться к труппе. Присмотрелись? Каковы ваши впечатления?
– Труппа театра замечательная, там изумительные совершенно голоса. Единственный недостаток – не очень хорошая ориентация в стилевом исполнении музыки. Над исправлением этого недостатка я работала в течение прошлого. И кое в чем достигли неплохих результатов. Например, мы замечательно спели две премьеры – «Сельскую честь» Масканьи и «Любовный напиток» Доницетти. И хотя в этих постановках участвовали итальянцы, наши солисты были совсем не хуже.

– Итальянцы не только пели в премьерах, они их и ставили. А вы в Михайловском не хотите выступить как постановщик?
– Я бы очень хотела поставить две оперы – «Кармен» и «Царскую невесту». Это мечта моей жизни. Я ведь уже ставила «Вертера» в Большом театре, который шел там шесть лет и имел большой успех… Кстати, и «Вертера» я хотела бы поставить в нашем театре.

– А «Пиковую даму», в которой вы поете с 25 лет, не думаете ставить?
– «Пиковую даму» мы обязательно будем ставить, она уже есть в планах нашего театра. Но это такое глубокое, философское произведение, что я все-таки побоялась браться за него как режиссер. Конечно, могла бы поставить эту оперу, но думаю, что мы будем искать какого-то хорошего режиссера, очень глубоко знающего и Петербург, и Пушкина…

– Судя по тому, что вы приглашаете итальянцев, для вас очень важны традиции, «высокая классика»…
– Пока я работаю в Михайловском театре, здесь никогда не будет никакой гадости. Никаких искажений в режиссуре и музыке я не допущу. И никто не будет ставить вверх ногами оперы Чайковского, как это уже однажды сделали… Да, я за сохранение традиций. Конечно, я не против того, чтобы вносить что-то новое в постановки, но не так, как это часто делают в последнее время. Ведь эта гадость, что нередко появляется на сценах, становится, к сожалению, «эталоном модернизма», знаком «продвинутости» театра. А на самом деле новое должно быть не в гадости и не в поверхностности. Новое – в глубине.

– В тридцатые годы Михайловский театр называли «лабораторией советской оперы». Сегодня вы планируете ставить произведения современных авторов?
– Мы постоянно что-то ищем, прослушиваем много нового материала и, может быть, остановимся на опере о Екатерине II. Не буду сейчас подробно об этом рассказывать, но не исключено, что мы поставим эту оперу.

– Каковы ваши главные требования к певцам?
– Самое главное требование режиссеров, дирижеров и педагогов – выявить индивидуальность певца. Певец не должен никому подражать, он должен быть таким, каким его создал Господь, он должен раскрыть Божий дар – индивидуальность. И самое интересное в актере – не растерять эту индивидуальность, остаться самим собой.

– Для вас в творчестве всегда была очень важна свобода. А певцам вы свободу предоставляете?
– Обязательно. Певец, безусловно, должен быть «надрессирован» до спектакля – дирижером, режиссером, педагогом. Но когда он выходит на сцену, то творит музыку и действо так, как Господь его наставит в этот момент.

– На сайте театра напечатана фраза: «Михайловский театр вновь стал одной из непременных составляющих светской городской жизни Петербурга». Вас не коробит прилагательное «светский»?
– Я думаю, что это слова нашего директора – Владимира Абрамовича Кехмана, который хочет, чтобы не очень близкие к искусству люди, те, кого называют «новыми русскими», приобщились к музыке, к нашему театру. Я вижу, что он хочет привлечь в театр новую, другую публику.

– Вам не кажется, что эта «другая публика» не сможет понять оперу?
– Знаете, среди интеллигенции тоже немало дураков (смеется). А среди людей, которые заработали большие деньги, большой процент умных людей. Потому что дурак-то заработать сильно не может.

– Раньше вы сетовали на то, что у вас нет возможности использовать в России свой богатый творческий опыт. Теперь он востребован в полной мере?
– Я хотела бы иметь свой собственный театр, где могла бы проводить свою политику, где исполнялись бы все мои решения. В Михайловском театре это удается, но пока еще не на полную мощь. Первое время в столь ответственной должности я чувствовала себя немного скованно.

– Как вы относитесь к тому, что многие ваши коллеги играют в кино?
– Я сама снималась во многих музыкальных фильмах, в том числе в одной из картин Дзефирелли, и у наших режиссеров – к примеру, в телевизионной версии оперетты «Веселая вдова». К тому же в моих планах подготовить телевизионную версию оперы «Кармен» Михайловского театра.

– Елена Васильевна, вы любите отмечать юбилеи?
– Понимаю, на что вы так деликатно намекаете. Как я говорю друзьям и знакомым, мне скоро сто лет в обед, отмечать придется, хотя не очень люблю это делать. Но семидесятилетие, которое случится в будущем году, собираюсь отметить. И знаете, не стану кривить душой – именно сейчас мне это будет приятно сделать! Потому что все идет нормально.

– Вы являетесь организатором международного конкурса юных вокалистов. Недавно этот конкурс прошел уже во второй раз. С чем была связана идея его проведения?
– С одной стороны, мы ищем таланты, а с другой – пытаемся понять, что происходит в этом смысле у педагогов. Может быть, потому и проводим конкурс, чтобы понять, что же педагоги делают с ребятишками и почему зачастую маленькие таланты теряют голоса.

– Вы нашли ответ на этот вопрос?
– Да, дело в том, что в музыкальных школах даются слишком завышенные программы. Ребята не могут их исполнить ни эмоционально, ни физически. Например, как можно разрешать талантливому мальчику петь Эморино, если взрослые с этой арией не всегда справляются. Глупость какая-то. В общем, мы выяснили, что очень много педагогов, которые просто загубили голоса своих учеников. Потому что дети не могут осилить такую сложную программу.

– На ваш взгляд, десятилетнему ребенку наносится психологическая травма, если он проигрывает на такого рода конкурсе?
– Если это вредит ребенку, значит, он не сильный. Только сильные люди могут быть артистами. Или другой пример. Выступила девочка из Азербайджана, первый раз – просто прекрасно, а на следующий день у нее голос пропал. Награды мы ей дать не можем, но ведь это не значит, что она бесталанна или плохо поет.

– А вы в юности как относились, когда педагоги вас недооценивали?
– Все время рыдала. Учительница постоянно выгоняла меня с уроков, приговаривая: «Леночка, запомни раз и навсегда: голос не восстанавливается, иди и отдохни». В общем, педагог не давала мне перегружать себя. И я ей за это благодарна всю жизнь. А те, у кого такого умного педагога не было, в переходном возрасте напрягали свои связки, теряя голос безвозвратно.

– А положительные стороны обучения в музыкальных школах все-таки существуют?
– Естественно, причем их немало. Наш конкурс выявил педагогов, которые не дают завышенные задания детям, понимают, что нужно помогать природе, а не разрушать ее. Их ученики развиваются замечательно, а их нутро не тронуто этими глупостями.

СПРАВКА
Оперная певица Елена ОБРАЗЦОВА родилась 7 июля 1939 года в Ленинграде. В 1964-м окончила Ленинградскую консерваторию по классу пения. С того же года – солистка Большого театра. На ее счету главные партии меццо-сопранового репертуара в операх русской и зарубежной классики и современных композиторов: Марфа («Хованщина» Мусоргского), Любаша («Царская невеста» Николая Римского-Корсакова), Амнерис и Азучена («Аида» и «Трубадур» Верди), Кармен («Кармен» Бизе), Шарлотта («Вертер» Массне) и др. В 1973 году Елена Образцова исполнила партию Кармен в новой постановке оперы в театре «Персе Гальдос» (Мадрид), была признана лучшей исполнительницей этой партии в Испании, а также в Марселе, Брно и Пльзене. С 1973 по 1994 год преподавала в Московской консерватории. В 1986 году поставила на сцене Большого театра оперу Жюля Массне «Вертер». С 2007 года – художественный руководитель оперы Михайловского театра в Санкт-Петербурге. Елена Образцова – лауреат 1-й премии Всесоюзного конкурса вокалистов имени М.И.Глинки (1962), Международного конкурса имени П.И.Чайковского (1970), Государственной премии РСФСР имени М.И.Глинки (1973), Ленинской премии (1976). Народная артистка СССР (1976), Герой социалистического труда (1990).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20770
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 18, 2008 12:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«НОВАЯ ГАЗЕТА» в Санкт-Петербурге № 69
18 - 21 СЕНТЯБРЯ 2008


Театр одного
Новый сезон вместо премьеры открыли скандалом



Михайловский театр в этом году отмечает 175-летие. Несколько месяцев назад нынешний генеральный директор «императорской сцены» Владимир Кехман бравировал: «Мы планируем отметить этот юбилей так, чтобы о нашем театре уже никогда не забыли». До юбилея еще есть время. Но главной цели Кехман, похоже, уже добился…

Ребенок получился уродом
Скандала, подобного тому, который сейчас сотрясает его стены, Михайловский театр не знал за всю 175-летнюю историю существования.
В год юбилея открытие сезона в театре обещали сделать необычным. И обещание выполнили. Вместо премьерного спектакля сезон начался с происшествия — в театральных кругах — чрезвычайного. Премьера на бывшей императорской сцене знаменитой оперы Чайковского «Евгений Онегин» (в реконструкции спектакля по постановке Станиславского 1922 года), которую в театре готовили с весны, сорвалась. Спектакль отменили буквально за три дня до премьеры. Деньги за все проданные (на 16 и 20 сентября) билеты — около тысячи штук — руководство театра обещает вернуть в течение двух недель. По официально озвученным данным, бюджет спектакля составлял 20 миллионов рублей. Те, кто мало знаком с Владимиром Абрамовичем, считают, что он «погорел».
15 сентября, выступая по этому скандальному поводу на пресс-конференции, генеральный директор Михайловского театра Владимир Кехман заявил: «Причиной отмены стало то, что режиссер Михаил Дотлибов не смог справиться с поставленной задачей… Когда я с ним договаривался, принципиально было, чтобы для молодежи... Я не делал этот спектакль, чтобы отдать дань Станиславскому... Я хотел, чтобы именно молодежь увидела современную историю, потому что Онегин — это современная история». Кехман не сдерживал эмоций: «Я был в шоке от увиденного на прогоне спектакля. Никогда не известно, каким будет ребенок, но этот получился уродом».
Художественный руководитель оперной труппы Михайловского театра Елена Образцова не просто соглашалась со своим «шефом», но и переживала за него: «Мои художественные критерии не позволили разрешить эту постановку, поскольку режиссер допустил много ошибок. Я была шокирована вещами, которые сделал режиссер, которые невозможны, которые идут против воли Чайковского...» Спустя несколько месяцев после начала репетиций Елена Васильевна вдруг обнаружила, что «спектакль неактуальный», и добавила, что «впредь будет тщательнее контролировать выбор своего любимого директора, чтобы он не совершал таких ошибок».
Чья это ошибка — оставим на суд специалистов. Но даже крайняя степень непосвященности не позволяет проигнорировать тот факт, что в предложенной к постановке опере «Евгений Онегин» сочетаются волеизъявления трех авторов, которые с 1922 года и до сих пор успешно сосуществовали на разных сценах. «До конца моих дней я буду помнить первое оперное детище Станиславского, рожденное в его оперной студии, — это дивное слияние трех русских гениев — Пушкина, Чайковского и Станиславского», — писал о спектакле композитор Сергей Рахманинов.

Хотели как лучше…
Наверное, по изначальному замыслу спектакль должен был получиться грандиозным. Для постановки «Евгения Онегина» на петербургской сцене был приглашен румынский дирижер швейцарского происхождения Ион Марин и специально выписан из Германии известный русский режиссер Михаил Дотлибов (81-летний постановщик живет сегодня в Бонне). Еще в 1992 году Дотлибов ставил оперу «Евгений Онегин» в Московском академическом музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко (режиссер работал в этом театре около 30 лет), а в 1994 году — в Вене. Критики Германии, Австрии, Англии, США горячо приветствовали реконструкцию этого спектакля на сцене венской «Каммер Опер», назвав Михаила Дотлибова «учеником Станиславского»:
«Михаил Дотлибов намеренно дает почувствовать оперу Чайковского «по-чеховски»: публика словно подглядывает за жизнью семьи Лариных, глубоко погруженная в атмосферу старинного помещичьего дома. …Весь спектакль поразительно музыкален. В венской постановке «Евгения Онегина» система Станиславского проявила себя как вечно живой и плодотворный метод» (Лондон, «Таймс»).
«Европа впервые встретилась с шедевром, с которого начался современный этап развития оперы во всем мире. Никогда прежде не доводилось видеть на сцене оперу Чайковского в решении, столь близком по своему строю, духу и поэтике к своему первоисточнику — великому русскому поэту Александру Пушкину» (США, «Чикаго трибьюн»).
— Реконструкция спектакля в петербургском театре соответствует всем историческим материалам. Утверждать, что с постановкой спектакля не справился я — все равно что сетовать: «не справился Станиславский», — 81-летний режиссер, заслуженный деятель искусств России Михаил Дотлибов не столько возмущен, сколько обескуражен произошедшим. — Я не могу искажать Станиславского. Крайне важно донести дух великого спектакля.
Но результат, достигнутый Дотлибовым, Кехман назвал «скучным музейным посвящением». И, видимо, за это почтенный режиссер за десять дней до премьеры был отстранен от репетиций.

«Я обязательств врать не давал»
— Все настолько беспредельно глупо, что объяснить это невозможно, — прокомментировал в интервью «Новой» разрыв взаимоотношений с руководством Михайловского театра Михаил Дотлибов (которого, кстати, не позвали на пресс-конференцию).
История этих отношений с самого начала складывалась так некрасиво, что всякому приличному человеку впору стыдиться за культурную столицу.
— Когда я приехал в Петербург, я привез две видеозаписи — два варианта постановки спектакля на московской и венской сцене. Я сразу предложил посмотреть их Владимиру Кехману и Елене Образцовой. Но, по-моему, никто ничего так и не посмотрел. Записи до сих пор валяются где-то в дирекции…
Затем оказалось, что в Михайловском театре нет помещений для репетиций оперы.
— Я так и поставил весь спектакль возле гардероба, в коридорчике, внизу, — тяжело переживает неприятную ситуацию именитый режиссер. — Потом для меня арендовали спортивный зал напротив гимназии Русского музея.
В этих условиях — без декораций, без музыки, без света — около месяца велись репетиции. Там же, в спортзале, режиссер Михаил Дотлибов показал спектакль Кехману и Образцовой.
— Я лично на сцене репетировать не мог, — говорит Дотлибов. — Я просил: дайте мне сцену, я покажу итог. Кехман отвечал: «Не дам, я и так знаю, что это плохо».
На сцену Дотлибова все-таки пустили. Один раз — первый и последний — вечером 16 сентября. В тот день, на который была намечена премьера — несостоявшаяся для сотен зрителей, состоялся закрытый показ для избранных.
Молодые актеры — кстати, раскритикованные и отстраненные вместе с режиссером, — по мнению Дотлибова, «совершили подвиг»: на сцене Малегота, в декорациях, со светом 16 сентября они выступали впервые. Некоторые из них в тот же вечер получили приглашение на работу в другие петербургские театры. Однако неизвестно, получат ли они деньги за свою работу.
Михаил Дотлибов на оплату не рассчитывает:
— Я ничего не получил за свою работу и не получу. Потому что договор со мной не подписан. С самого начала мне предложили подписать липовый договор, чтобы скрыть сумму, которую мне должны заплатить. На липовый договор я не согласился, а настоящий театр со мной не подписал. Поэтому получается, что я у них не работал, и они мне и не заплатят.
— Сознательно работали за бесплатно?
— Я же не знал, что все это кончится конфликтом. Не знал, что меня обманут. Они обещали до последних дней, что договор будет. Вчера мне в театре сказали: «Если вы будете встречаться с журналистами и все им рассказывать, то выметайтесь из театральной гостиницы, где живете…» А перед моим лицом Владимир Кехман символично помахал конвертом с деньгами, видимо, в знак того, что они мне не достанутся. Но я обязательств врать не давал. Как не давал я и обещаний умиляться. Я не могу умиляться глупости.

...А получилось как всегда
«Спасать» спектакль в конце прошлой недели поручили румынскому дирижеру Иону Марину и Елене Образцовой. Но Марин — фигура европейского истеблишмента — тут же выразил неудовольствие выбором солистов, отсутствием хоров, сделанными купюрами.
— Совершенно некорректно повел себя дирижер по отношению к труппе, — рассказывает концертмейстер Михайловского театра Ирина Дайнеко. — Не осталось ни одного цеха, про который не было бы сказано плохих слов.
— Ион Марин — дирижер способный, но он совершенно не знает русской музыки и презирает русское искусство, — объясняет Дотлибов, которого Кехман познакомил с Марином несколько недель назад в Праге. — А когда дирижер из Румынии приехал сюда, он сказал, что не знал про реконструкцию Станиславского, — продолжает Дотлибов, — и разозлился: «Зачем мне столько покойников: Чайковский, Пушкин, Станиславский?» Он хотел ставить только Чайковского и непосредственно так, как хочет он.
Постановка погибла окончательно.
Дирижер Ион Марин улетел в Румынию. Режиссер Михаил Дотлибов завтра отбывает в Германию. Владимир Кехман сегодня открывает сезон — выступлением балета…
Вместо «небывалых торжеств», давно обещанных и широко анонсированных городским и театральным руководством, Михайловский театр постиг небывалый позор.
Дело даже не в том, чья постановка не состоялась — Станиславского или Чайковского, Дотлибова или Марина. А в том, что в год юбилея в Михайловском театре вновь сорвана премьера и смазано начало сезона. Самое главное, отмечают небезразличные к Михайловскому театру люди искусства, так уже было, и не единожды. Лишь за последние полгода с громким скандалом сорвана «Орестея» в постановке Александра Сокурова, менее шумно, но также отменены спектакли «Тоска», «Кармен», «Вертер», «Борис Годунов». Не слишком ли много за короткий срок?

Нина ПЕТЛЯНОВА
Фото Василия САЗОНОВА



Прямая речь
Александр СОКУРОВ
, режиссер: «Могу только сожалеть о художественном развале театра»
— История с профессиональной точки зрения тривиальная. Теперь уже периодически в Михайловском театре отменяются спектакли. Я полагаю, это очередная большая профессиональная ошибка директора театра Владимира Кехмана.
Постановщик спектакля «Евгений Онегин» — известный режиссер, а не вынырнувший вдруг откуда-то человек. У него — имя, опыт. С этим режиссером заключили контракт. А значит, все с самого начала прекрасно понимали, что режиссер хотел сделать. Он ничего не скрывал и не собирался заниматься какой-то революционной деятельностью. Тем более что в театре нет никаких скрытых процессов. Там все наружу, все наглядно. Есть эскиз декорации, макет декорации, либретто. Есть четко сформулированная режиссером его позиция. Все все знали.
Я как житель Петербурга и творческий человек могу только сожалеть о художественном развале театра. Неприятно, что у Михайловского театра в городе складывается такая плохая репутация. Я считаю, к этому привела цепь сумбурных непрофессиональных решений. Непрофессиональная работа всего механизма руководства театром и отсутствие художественного руководителя, принимающего все те решения, которые сейчас берет на себя Владимир Абрамович: он просто нанятый городом администратор. В театре должны существовать фигуры гораздо более значимые, чем главный администратор театра. Но в Михайловском театре нет настоящего художественного руководства, которое могло бы составить противовес административному волюнтаризму директора Владимира Кехмана. Это государственное учреждение, видимо, отдано в его единоличное владение. Нет художественного руководителя, нет главного дирижера, нет режиссера. Есть отремонтированные стены и некоторые внешние для театра акции. А самого театра — как художественного организма — на мой взгляд, нет.
Во время работы над спектаклем «Орестея» в Михайловском театре у меня лично с Владимиром Абрамовичем пересечений не было. Потому что я не знаю, какие профессиональные постановочные вопросы можно обсуждать с таким директором театра. Он не режиссер, не музыкант, не драматург, не певец. Я работал только с художественным руководителем оперной труппы Еленой Образцовой, с главным дирижером Андреем Анихановым, с артистами, с художниками, с хором. С Кехманом у меня по определению не могло быть никаких пересечений, поскольку он не является специалистом музыкального театра.
Боюсь, мы потеряем театр, если Валентина Матвиенко не пересмотрит свое решение (назначение Кехмана. — Ред.). Этот театр может превратиться постепенно в кафешантан с какими-то постоянно существующими там корпоративными акциями и т. п. Между тем вспомню только одно историческое событие: именно в Михайловском театре Галина Вишневская в первый раз в своей жизни, во время блокады, услышала оперу. А сколько еще подобных событий в истории этого театра…
Я хочу надеяться, что мои негативные прогнозы не оправдаются, в том числе и в отношении деятельности Владимира Кехмана.

Станислав ГАУДАСИНСКИЙ, экс-директор Михайловского театра: «Надеемся, что на происходящее как-то отреагирует власть»
— За время моей работы в театре (с 1980 по 2007 год) никогда не было ни одного случая отмены премьерной постановки, и более того — те премьеры, которые назначались, выпускались точно день в день. Потому что театром руководили профессионалы (я говорю в целом о художественном руководстве) и должны руководить профессионалы. Иначе ничего не получится. Это — искусство. Искусство — категория, которую не купишь ни за какие деньги.
Самое главное и самое обидное: театру — 175 лет. И ничего не сделано к 175-летию. А сделать что-то надо было. Видимо, хотели поставить этот спектакль. И вот какой получился результат. Причину провала надо искать внутри театра, во взаимоотношениях, которые мне сегодня совершенно неведомы. Может быть, там возникли какие-то личные сложности. Я изнутри не знаю ситуацию. Потому что в своей жизни я перевернул, закрыл страницу этого театра. Будем надеяться на то, что на происходящее как-то отреагирует власть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1707
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 22, 2008 12:30 pm    Заголовок сообщения: Дмитрий Ренанский. Отмена «Евгения Онегина» в Михайловском Ответить с цитатой


http://www.openspace.ru/music_classic/events/details/3077/

Отмена «Евгения Онегина» в Михайловском театре

Дмитрий Ренанский 17/09/2008
Почему-то никто не подумал заранее, что трудно ожидать свежести от наряда, купленного даже не в секонд-хенде, а в отечественной комиссионке

© Виктор Васильев / ИНТЕРПРЕСС

16 и 20 сентября петербургский Михайловский театр должен был открыть свой новый сезон «Евгением Онегиным» — режиссер Михаил Дотлибов намеревался представить свою реконструкцию постановки Константина Станиславского 1922 года. Однако за три дня до премьеры «Онегина» отменили: как заявил гендиректор бывшего МАЛЕГОТа Владимир Кехман, «постановка не состоялась как цельный спектакль и не соответствует уровню Михайловского театра».

Приглашенный маэстро Ион Марин отказался дирижировать партитурой Чайковского, которая, в соответствии с замыслом Станиславского, была изрешечена обширными купюрами Михаила Дотлибова. А Владимир Кехман и Елена Образцова остались недовольны тем, что вместо актуального спектакля получили на руки музейный артефакт.

Со стороны может показаться, что «Онегин» пал жертвой тривиального производственного конфликта. Он, конечно, имеет место быть. Но ситуация им далеко не исчерпывается.

Хотя чего греха таить: после того как дверью театра один за другим поочередно хлопнули Андрей Могучий (он должен был делать в Михайловском «Бориса Годунова», а в итоге ставит в варшавском Театре драматичном спектакль по опере Мусоргского и пьесе Пушкина) и Александр Сокуров (который этой осенью планировал выпустить «Орестею» Сергея Танеева), так и хочется списать очередной михайловский инфоповод на неуживчивость Владимира Абрамовича и капризный норов Елены Васильевны.

Но если в чем-то и стоит винить руководство Михайловского, так это в том, что за прошедший с их прихода к власти год они так и не сумели наладить нормальное функционирование театрального организма. После десятилетий диктатуры Станислава Гаудасинского сделать это непросто, но жизненно необходимо. В противном случае будущее оперной труппы театра представляется весьма туманным.

Сегодня Михайловской опере позарез нужно что-то вроде отдела перспективного планирования. Соответствующая административная ячейка который год успешно функционирует в Большом; из петербургских театров подобным образованием располагает Александринка. Владимир Кехман должен опираться на людей, не понаслышке знакомых с современным отечественным и мировым оперным процессом, способных просчитывать репертуарную ситуацию на несколько ходов вперед.

В Петербурге подобные фигуры существуют, но остаются на обочине интересов ведущих оперных театров города. В их отсутствие художественная политика подменяется обыкновенным кумовством, когда постановочная бригада спектакля формируется по схеме: преследующий личные цели художник (певица, продюсер etc.) Х рекомендует директору Y своего знакомого режиссера Z.

Для петербургского театрального общака это обычное дело, но отчего бы михайловским управленцам-неофитам не поучиться на ошибках других?

Впрочем, никакого перспективного планирования и не требуется — достаточно, впервые услышав малоизвестную фамилию Дотлибов, вбить ее в поисковик. По первым же ссылкам можно перейти на страницу, где обсуждается восстановленный «Евгений Онегин» Станиславского — постановка, уже осуществленная Дотлибовым в 1992 году в московском театре Станиславского и Немировича-Данченко. Примечательно, что и сторонники, и противники этого музейного спектакля сходятся в одном: Дотлибов работу благополучно провалил.

Но по непонятным причинам никто толком не удосужился поинтересоваться этим заранее. И вот сначала Дотлибова в Михайловском аттестуют как маститого режиссера, а за три дня до премьеры признают, что с поставленной задачей он не справился — позор, тоска, о жалкий жребий!

Сам Владимир Кехман несет убытки (на «Онегина» он ассигновал порядка двадцати миллионов рублей), а репутации театра нанесен очередной удар. «Никогда не известно, каким будет ребенок», — отметил гендиректор Михайловского на прошедшей в минувшую субботу пресс-конференции. С ребенком, конечно, верно замечено. Но вот в театральном деле всё гораздо проще: трудно ожидать свежести от наряда, купленного даже не в секонд-хенде, а в отечественной комиссионке.

Михайловский театр отчаянно нуждается сегодня в прагматичной художественной стратегии. Наиболее выгодный из возможных вариантов — стать антиподом Мариинского театра, поскольку конкурировать с Валерием Гергиевым себе дороже. В Мариинке почти не выступают приглашенные дирижеры — Михайловский должен заняться экспортом лучших отечественных и европейских маэстро. На Театральной площади в почете Вагнер и Рихард Штраус — площадь Искусств должна стать домом для барочной и классицистской оперы (благо, в городе сидит без дела лучший в стране специалист по этому репертуару Дмитрий Зубов). Имея в активе лучший в России оркестр и колоссальных возможностей певческий аппарат, Гергиев позиционирует Мариинку как промузыкальный театр, где главным является дирижер. Следовательно, в Михайловском должна рулить режиссура. Именно режиссура, а не артель итальянских ремесленников, весь прошлый год городившая на бывшей императорской сцене импортные потемкинские деревни.

Между тем в эксцессе с открытием сезона Михайловской оперы есть один неожиданный и отрадный внутренний сюжет. Решение отказаться от продукции Михаила Дотлибова было принято Владимиром Кехманом аккурат по возвращении из Парижа, где директор Михайловского смотрел... правильно, «Евгения Онегина» в постановке Дмитрия Чернякова. Очень хочется верить, что решение об отмене премьеры «от Станиславского» — это первый, хоть и не слишком ловкий шаг господина Кехмана на пути к той системе координат, в которой развивается сегодня европейская опера и в которую идеально вписался спектакль Большого театра. Причем сразу же равняться на парижского интенданта Жерара Мортье вовсе не обязательно. Для начала достаточно будет перенять опыт, скажем, московского директора Анатолия Иксанова.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20770
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 23, 2008 11:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Мужественный" конфуз Михайловского театра
Санкт-Петербург.ру 23 | 09 | 2008


В Михайловском театре открытие юбилейного 175 сезона 2008-2009 года состоялось не 16 сентября премьерой оперы Чайковского "Евгений Онегин" , а только 18 сентября, и не оперой, а балетом. На сцене одного из старейших петербургских театров состоялся гала-концерт с участием художественного руководителя балетной труппы Фаруха Рузиматова. Расценивать это как провальное начало сезона в театре или же триумфальное возвращение Рузиматова на сцену — вопрос неоднозначный, но срыв спектакля и очередной скандал в Михайловском театре — это уже объективная реальность.

Кстати, это не первая скандальная отмена готовящейся премьеры в новейшей истории Михайловского. В мае этого года по до сих пор непонятным самому режиссеру причинам сорвалась постановка оперы "Орестея" Александра Сокурова. А почти сразу после этого главный дирижер театра Андрей Аниханов не удовлетворил Кехмана исполнением "Лебединого озера" и тут же уволился по собственному желанию. Поэтому прошлый сезон театр заканчивал без главного дирижера.

Накануне же юбилейного года художественный руководитель театра Владимир Кехман заявил, что 175 сезон в Михайловском должен стать незабываемым: планировалось реконструировать великую постановку Станиславского оперы "Евгений Онегин" 1922 года. Для этого в Петербург пригласили заслуженного 81-летнего режиссера Михаила Дотлибова.

Еще в 1992 году Дотлибов в Москве создал новую редакцию знаменитой оперы. Позже он же поставил спектакль на венской сцене "Каммер Опер". Сначала российские критики, а потом и заграничные из Австрии, Германии, Англии и других стран признали постановку "лучшим пушкинским спектаклем". А Кехман не признал.Осыпав вначале режиссера дифирамбами, в итоге, за несколько дней до намеченной премьеры руководство отменило спектакль, обвинив в срыве постановке именно Дотлибова.

Глава Михайловского театра объяснил произошедшее тем, что режиссер не справился с поставленной задачей. "Когда я с ним договаривался, принципиально было, чтобы для молодежи…", - заявил Кехман на пресс-конференции, спешно созванной по этому случаю. По его мнению, получилось, оказывается, совсем не "по-молодежному". Но если Кехману не понравилось общее впечатление от спектакля, то художественному руководителю оперы Михайловского театра Елене Образцовой и вовсе не угодила редакция Станиславского. "Было очень много вещей, которые меня не устраивали как драматическую актрису", - заявила она о постановке.

Рождается закономерный вопрос: зачем тогда было воссоздавать постановку оперы именно 1922 года? Ведь даже человеку без искусствоведческого образования понятно, что требования у молодежи тогда и сейчас значительно изменились. А, быть может, дело во вкусах Михайловского театра, где, кажется, громкое слово начинает превалировать над громкими спектаклями?

Мнение руководства Михайловского поддержали и в администрации города. Председатель Комитета по Культуре Санкт-Петербурга Антон Губанков легко допускает отмену премьеры за несколько дней до показа. "Я не уверен, что если бы премьера состоялась, то тогда она не была бы провальной. Если руководство театра считает, что, по художественным меркам, премьера не готова для показа широкому зрителю, значит, они приняли верное решение", - заявил он в интервью "Санкт-Петербург.ру". Губанков добавил, что с Михайловского театра должны брать пример и другие учреждения культуры: "Мне кажется, что в театре очень серьезно относятся к репертуару. Это не только не трагедия, а очень показательный пример для других", - уверен председатель Комитета.

Так или иначе, открытие сезона в театре пришлось спешно чем-то заменять. И руководство Михайловского пошло на заранее беспроигрышный пиар-ход. На сцену попросили вроде как бы завершившего карьеру танцовщика - руководителя балетной труппы театра Фаруха Рузиматова. Он, естественно, согласился выступить в балетном гала-концерте. В результать поклонники танцовщика устремились в театральные кассы, чтобы увидеть Рузиматова снова на сцене.

Поклонники балета не были разочарованы. Рузиматов исполнил на сцене индийскую вариацию "Бакти" в хореографии Мориса Бежара. В красном одеянии полубога, с горящим ярким взглядом и змеиными движениями Рузиматов вызвал шквал аплодисментов. Публика долго не отпускала со сцены своего любимца, догадываясь, что еще много времени утечет, прежде чем они увидят его вновь. В зале даже слышались возгласы: "Стоило отменить премьеру, чтобы увидеть Рузиматова на сцене!"

Однако сам танцовщик не стремится связывать два открытия сезона — состоявшееся и несостоявшееся, но жалеет, что премьера оперы не состоялась в срок. "Порой бывают ситуации в театре, когда что-то не складывается. Я думаю, что, в конечном итоге, она будет чуть позже", - заявил он в личном интервью корреспонденту.

На открытие сезона зрители балета рукоплескали заслуженным Рузиматову и Матвиенко, но оценить масштаб амбиций Кехмана в опере так и не смогли. В театре ищут замену на место Дотлибова и обещают еще три премьеры в сезоне. Хочется надеяться, что руководство театра обдумает случившееся, и скандалы только что начавшегося 175 сезона на этом закончатся. "На мой взгляд, это достаточно мужественный поступок — отменить премьеру за несколько дней", - заявил Губанков. Однако, кажется, в будущем театру лучше не доводить ситуацию до столь мужественных шагов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1707
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 24, 2008 4:47 pm    Заголовок сообщения: Петр Поспелов: Разрешите Кехману ошибаться Ответить с цитатой



Разрешите Кехману ошибаться

Петр Поспелов 22/09/2008
Сегодня идея прогресса в искусстве устаревает так же, как театр режиссеров-авторов

Генеральный директор Михайловского театра бизнесмен Владимир Кехман вложил в постановку «Евгения Онегина» 20 миллионов собственных рублей. Накануне премьеры стало ясно, что спектакль не удался. Кехман отменил премьеру и возвращает деньги за билеты. Снимаю шляпу.

С Кехманом в российский оперный театр пришел свежий ветер. По этому ветру носит и самого Кехмана. Работу театра, который возглавил далекий от театра человек, профессиональной не назовешь. Перекрестно переругались друг с другом чуть ли не все участники постановки. Ничего страшного. Много хуже было бы сделать хорошую мину при плохой игре и показать спектакль зрителю. Любой другой театр так бы и поступил. И это бы как раз свидетельствовало о профессиональном подходе к делу.

Сегодня Станислав Гаудасинский и Александр Сокуров, оппоненты Кехмана, уже апеллируют к руководству города: Кехмана надо убрать. Пусть они посоветуют другого директора, кто вкладывал бы в театр собственные деньги.

В последние годы руководства Гаудасинского Михайловского театра словно и не было. Сокуров, чью постановку «Орестеи» Кехман закрыл, силен в кинематографе, но в опере пока робеет. Александр Могучий, чья постановка «Бориса Годунова» тоже не состоялась, яркая театральная фигура, но он представляет направление, Кехману чуждое — режиссерский театр. Такой тип театра ныне принят везде: в Большом и Мариинском, в Новосибирске и Перми, в «Новой опере», в Станиславского и Немировича, в труппах Юрия Александрова и Дмитрия Бертмана — исключений нет.

Кехман — человек творческий, Кехман — исключение. Он чувствует, что режиссерский театр устаревает. Ему хочется чего-то иного. Чего именно, он сам не знает. Не всегда это знает и Валерий Гергиев. Только Гергиев ставит «Кольцо», а потом меняет его на другое, а Кехман отменяет сразу: своя рука владыка.

Говорят, что Кехман варвар. Говорят, он собрался перестроить памятник позднего конструктивизма, где находится его универмаг. Он отодвинул от своего театра проезжую часть, и теперь машины коптят здание Этнографического музея на другой стороне площади Искусств. Он уволил дирижера. Он проводит в театре корпоративные вечеринки. Вот такой человек руководит театром. Он хочет сделать театр популярным местом, привлечь молодежную аудиторию. Но он не ставит мюзиклов, он ставит оперы.

В прошлом сезоне Кехман купил лучшую оперную постановку, сделанную на российской сцене за последние годы. Это международная копродукция; с нашей стороны в ней участвовал Фонд старинной музыки Марка де Мони — опера Boris Goudenow (1710) Иоганна Маттезона. Реконструировать барочный спектакль стопроцентно аутентично невозможно, тем не менее гармония между сценическим действием и музыкой была достигнута идеальная. Это элитарный спектакль, собирать международный состав всякий раз сложно, оркестр Михайловского театра к аутентичному исполнительству не годен. Неизвестно, сможет ли театр хотя бы повторить ранее достигнутый результат. Декорации и костюмы лежат на складе.

Другой шаг Кехмана в сторону от режиссерского театра — аренда старых итальянских постановок. «Любовный напиток» Доницетти не стал столь же чистым образцом гармонии, что постановка оперы Маттезона, — это просто старомодный, досадно суетливый спектакль. Фурор, однако, произвело другое — то, что приглашенный итальянский тенор (а вслед за ним и его российский коллега) посреди действия повторял романс Неморино на бис. Такого в российском театре не было много десятилетий. В спектакле Михайловского театра концепция оперы как «концерта в костюмах» вернула себе право на существование. В ХХ веке она была подвергнута остракизму со стороны прогрессивного театра. Но сегодня идея прогресса в искусстве устаревает так же, как театр режиссеров-авторов.

© Александр Таран / ИНТЕРПРЕСС

Владимир Кехман

Идея восстановить «Евгения Онегина» в постановке Станиславского 1922 года лежала в том же русле. Кехману виделся некий идеальный классический спектакль, который бы ожил благодаря участию привлекательных молодых исполнителей. Его сподвижнице Елене Образцовой «Онегин» виделся как роскошный экспонат с балетом. На поверку оказалось, что Станиславский вынужденно понаделал в Чайковском купюр, выбросил хоры, что его спектакль был комнатным и бедным. Не подвергаю сомнению компетенцию режиссера-реконструктора Михаила Дотлибова. Но реконструкцию все равно надо было допридумывать. Сделать это не удалось. Кехман ошибся.

Ведущие российские театры видят свою миссию в том, чтобы залучить интересного (лучше всего именитого) режиссера и положиться на удачу. Кехман ставит себе большие задачи и разбивает о них лоб. Создать сегодня спектакль в историческом стиле не легче, чем авторски осовремененный, а труднее. Это значит пролезть в игольное ушко между верностью историческому стилю и современными эстетическими требованиями — от театрального освещения (попробуйте играть для нынешней публики при свечах) до темпа восприятия.

В этом направлении наш балет обогнал оперу. В конце 90-х прорывом стала «Спящая красавица», за ней другие реконструкции в Мариинском театре, «Дочь фараона» и «Корсар» в Большом. Мнения специалистов, правда, расходятся. Есть ли у реконструктора право на досочинение, стилизацию? И можно ли говорить о театральной аутентичности, если в те времена балерины были в полтора раза толще? Безусловно, однако, то, что наши балетные деятели выбрали лучшие образцы для воссоздания — балеты золотой эпохи Петипа.

В опере же исторический стиль до сих пор ассоциируется у нас со сталинскими постановками 40 — 50-х. А если копнуть глубже? Кехман копнул — Станиславский. А если еще глубже? Золотая эпоха русского оперного театра — время рубежа веков. Именно тогда оперный спектакль был осознан как всесторонне гармоничное музыкально-театральное целое. Многие макеты, эскизы, экспликации, описания и впечатления сохранились. А если копнуть еще глубже — в начало и середину XIX века, когда концепция так называемого «художественного целого» еще не сложилась? Ведь сегодня она тоже дышит на ладан, как и режиссерский театр XX века. Идея художественного целого во главе с Рейнхардтом или Мейерхольдом — ближайший кандидат на списание. Почему не возродить театр певца, у кого на побегушках режиссер, дирижер и даже композитор? Если мы хлопаем до изнеможения, провоцируя тенора бисировать арию, то мы к этому готовы.

Станет ли Михайловский театр тем местом, где восстановится связь эпох, прошлое станет современным? Родится ли там искусство, которое в своих законах вытекает не из ушедшего XX века, а из эпох более давних — XIX или даже XVIII века?

Вопросов больше, чем ответов. В поступках бизнесмена Кехмана есть обещание, надежда. Разрешите ему делать ошибки. Он — хозяин-фантазер. Он бросается творческими людьми, которых мало, меньше, чем людей богатых. Он все делает правильно. Вполне возможно, что наша культура еще скажет ему большое спасибо. А пока — маленькое спасибо за отмену «Онегина».

Автор — редактор отдела культуры газеты «Ведомости»

URL: http://www.openspace.ru/music_classic/projects/118/details/3175/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1707
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 29, 2008 12:15 pm    Заголовок сообщения: Радио "Орфей": Юлия Лежнева Ответить с цитатой

Час критики, А. Парин
26.09.2008
В гостях у Алексея Парина в эфире радио "Орфей" - сопрано Юлия Лежнева
Юлия Лежнева

Слушать можно здесь: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1707
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 01, 2008 3:48 am    Заголовок сообщения: Е.В.Образцова сошла с дистанции Ответить с цитатой

Газета «Коммерсантъ» № 177(3994) от 01.10.2008

Елена Образцова сошла со сцены Владимира Кехмана
// Знаменитая певица ушла из Михайловского театра

Вчера стало известно, что 1 октября Елена Образцова прекратит работу в петербургском Михайловском театре. Сезон, начавшийся беспрецедентной отменой премьеры "Евгения Онегина", продолжается еще более странно: оперная труппа осталась без своего художественного руководителя. В том, чем это грозит театру, разбиралась ОЛЬГА Ъ-КОМОК.

Сначала директор Михайловского театра Владимир Кехман самым феноменальным образом разрешил производственный конфликт между режиссером Михаилом Дотлибовым, отвечавшим за историческую точность реконструкции "Евгения Онегина" в постановке Станиславского 1922 года, румынским дирижером Ионом Марином, намеревавшимся вернуть в текст оперы купюры, сделанные самим Станиславским, и Еленой Образцовой, которая не только поменяла всех солистов за две недели до премьеры, но и инициировала перестановку мизансцен исторического спектакля. Широко разрекламированная премьера была отменена вовсе (см. "Ъ" от 15 сентября). На защиту директора театра встал новый петербургский председатель комитета по культуре Антон Губанков, несколько дней назад призвавший журналистов прекратить обсуждать отмену "Евгения Онегина". "Владимир Кехман вкладывает немало собственных средств в развитие театра, который успешно работает",— заявил господин Губанков, не знавший о том, что работать оперной труппе театра придется уже без художественного руководителя.

Елена Образцова служила своего рода залогом преемственности русских оперных традиций в коллективе, который последние два года переживает сильные потрясения: превращение второстепенного МАЛЕГОТа, каким театр был в пору директорства Станислава Гаудасинского, в Михайловский, о котором не говорит только ленивый, с тех пор как директором стал Владимир Кехман, процесс, мягко говоря, непростой. Однако на практике в прошлом сезоне о какой бы то ни было преемственности речи не было: в двух заемных итальянских постановках "Сельской чести" Масканьи и "Любовного напитка" Доницетти были заняты в основном приглашенные певцы, а единственный собственный продукт (пусть тоже заемный — у Станиславского) так и не дожил до премьеры. В театре нет ни главного дирижера, ни — с 1 октября — худрука оперы. Петербургские премьеры Михайловского балета под руководством Фаруха Рузиматова — детский спектакль "Чиполлино" и взрослый "Спартак" — стали публичными, но не высокохудожественными событиями. И в этом смысле судьба театра, "встающего с колен", вызывает опасения. Ряд "громких" увольнений — Александр Сокуров прекратил работу над оперой Танеева "Орестея", уволен бывший главный дирижер театра Андрей Аниханов, наконец, ушла Елена Образцова — делает эти опасения все более обоснованными.

Сам Владимир Кехман вполне оптимистичен: "Проблема в следующем. Тот стиль работы, который был выработан за долгие годы застоя, привел к тому, что без резких движений не могло быть развития. Михайловский театр — и вы это увидите в ближайшие три года — предоставит самым прогрессивным людям возможность реализации. Как сказал дирижер Ион Марин, "Михайловский театр — это Rolls-Royce, у которого под капотом 12 цилиндров, но он абсолютно не может ехать, потому что нет зажигания". Моя задача как генерального директора на этом этапе развития Михайловского театра поменять замок зажигания".

Перемены и вправду заметны. По словам Владимира Кехмана, решение о "разводе" между театром и Еленой Образцовой принималось обоюдно. Госпожа Образцова сослалась на свою занятость в других проектах и вчера улетела в Японию — на два месяца. Перед отлетом она оставила в театре заявление, которое среди прочего гласит: "Я вижу свое обязательство перед артистами и обществом выполненным: Михайловский театр уже не будет забыт. Мы привлекли к театру публику, спектакли идут с аншлагами. Я готова и дальше помогать Михайловскому в огромном деле создания великолепного ансамбля".

Владимир Кехман сообщил "Ъ": "Все оперные проекты театра, которые были приняты при ее участии, остаются в планах Михайловского. Мы надеемся, что Елена Васильевна продолжит работу с нами в области мастер-классов, а также поиска новых солистов и новых дирижеров". Между тем господин Кехман заявил, что в ближайших планах театра — организация отдела планирования, консультантами которого должны стать госпожа Образцова, московский педагог по вокалу Дмитрий Вдовин, а также знаменитая певица Рената Скотто и не менее знаменитый режиссер Лилиана Кавани. Этот отдел обязан выработать репертуарную политику театра на три-пять лет вперед.

"Репертуар на 2009 год уже утвержден",— заявил господин Кехман.— Премьера "Паяцев" Леонкавалло в постановке Лилианы Кавани, запланированная на середину ноября 2008 года, обойдется и без художественного руководства, как и другие проекты этого сезона". Директор театра мечтает создать систему, при которой репертуар будет формироваться вне зависимости от личностей: "У меня и так предложений по постановкам, солистам и дирижерам хватает лет на семь".

ОЛЬГА Ъ-КОМОК
URL: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1033991&NodesID=8
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1707
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 01, 2008 11:39 pm    Заголовок сообщения: С сайта театра Ответить с цитатой

Елена Образцова

1 октября 2008 года народная артистка СССР, лауреат Ленинской и Государственных премий Елена Образцова оставила пост художественного руководителя оперы Михайловского театра.

Елена Образцова так комментирует свое решение:
«Прошлый сезон стал переломным для оперы Михайловского театра. Я бы сказала, что театр пережил второе рождение. Мы работали с ведущими европейскими артистами, режиссерами и дирижерами, музыканты театра выросли как профессионалы, произошла феноменальная перемена. Новые постановки имели огромный успех в Санкт-Петербурге и Москве.
Я вижу свое обязательство перед артистами и обществом выполненным: Михайловский театр уже не будет забыт.
Мы привлекли к театру публику, спектакли идут с аншлагами.
Я готова и дальше помогать Михайловскому в огромном деле создания великолепного ансамбля, однако, уверена, что учитывая мою занятость в большом количестве международных проектов, будет честнее и правильнее,
если я буду делать это в другой роли. Я обязуюсь принимать участие в формировании труппы, проводить концерты и мастер-классы и всегда быть с театром, если в этом будет необходимость».

Комментарий генерального директора Владимира Кехмана:
«Я очень благодарен Елене Васильевне за то, что она фактически прервала привычный образ жизни и потратила год своей жизни для развития оперной труппы Михайловского театра, и поэтому я с уважением отнесся к ее просьбе освободить ее от должности художественного руководителя.
Но наше сотрудничество продолжится: я буду помогать ей с конкурсами, а она — с привлечением молодых солистов в нашу труппу. На данный момент место художественного руководителя оперы вакантно».

За время работы Елены Образцовой в Михайловском театре были осуществлены две оперные премьеры: «Сельская честь» Пьетро Масканьи и «Любовный напиток» Гаэтано Доницетти, и труппа пополнилась молодыми интересными солистами — в театре начали работать Екатерина Садовникова, Марина Пинчук, Светлана Мончак, Вера Чеканова, Методие Бужор, Дмитрий Корчак и другие. Сегодня Елена Васильевна вылетела в Японию, где она на протяжении двух месяцев в соответствии с одним из своих международных конрактов будет давать концерты и мастер-классы.

URL: http://www.mikhailovsky.ru/content/elenaobraztsova1
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20770
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 02, 2008 10:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Новая газета (С-Петербург)

Не пой, красавица, при мне

В Михайловском театре Петербурга новая потеря — 1 октября покинула пост художественного руководителя оперы народная артистка Елена Образцова. Официально руководство театра расценивает увольнение известной оперной певицы как рядовое и вполне ожидаемое событие и уверяет, что сотрудничество с Образцовой не прервется. Однако на фоне последних скандалов за кулисами Малого оперного едва ли можно считать, что это так…

— Я сама ушла. Сама написала заявление. Потому что у меня куча новых проектов, — весьма лаконично прокомментировала «Новой» свое решение Елена Образцова. Пространных откровений с прессой певица (случайно или предусмотрительно?) избежала, еще накануне увольнения — 30 сентября — уехав на гастроли в Японию.
В Михайловском театре Образцова отработала ровно год. Но именно за этот период бывшая императорская сцена пережила несколько громких и неприятных инцидентов: отмена постановки Александра Сокурова «Орестея» и изгнание режиссера из театра в мае этого года, тогда же увольнение главного дирижера Андрея Аниханова и наконец, в сентябре — отмена оперы «Евгений Онегин» и фактически срыв открытия сезона в год 175-летия театра. Все «опальные» деятели культуры Сокуров, Аниханов и режиссер-постановщик «Евгения Онегина» Михаил Дотлибов покинули Михайловский театр в результате конфликтов с его генеральным директором, фруктовым бизнесменом Владимиром Кехманом.
Дважды за этот год закулисная молва «увольняла» из Малого оперного и Елену Образцову. Артисты театра в кулуарах рассказывали о частых ссорах певицы и бизнесмена. Но сама оперная дива всякий раз упорно опровергала эти слухи:
— Невероятная глупость, высказанная с целью раздуть скандал, — так в августе этого года в интервью корреспонденту «Новой» отреагировала певица на очередное известие о своем уходе из театра. — Я с удовольствием отработала в театре год и собираюсь работать с Кехманом еще два года, а если понравится — то продлю контракт.
Контракт с театром у Елены Образцовой был заключен в июне 2007 года сроком на три года, и еще несколько недель назад стороны не мыслили раздельного творческого существования и не предусматривали досрочного разрыва отношений.
Но в сентябре Михайловский театр не открыл сезон оперой «Евгений Онегин», как планировал. В беседе с «Новой» известный русский режиссер Михаил Дотлибов, обвиненный Кехманом в том, что «не справился с поставленной задачей», объяснял это так:
— Утверждать, что с постановкой спектакля не справился я — все равно что сетовать: не справился Станиславский! Реконструкция спектакля в петербургском театре соответствовала всем историческим материалам. Но, по-моему, ни Кехман, ни Образцова даже не знают толком, что такое система Станиславского. Можно уменьшать число актеров в постановке. Можно совершенствовать игру. Но нельзя искажать Станиславского. Ломать его я не мог. Мне было крайне важно донести дух великого спектакля. Я поставил его, показал отдельно Владимиру Кехману, отдельно Елене Образцовой. Кехману вроде бы сначала спектакль понравился, кроме каких-то мелочей. А Образцовой не понравился сам Станиславский. Она раскритиковала его сцены. Я показал Образцовой знаменитую книгу о Станиславском «Жизнь в искусстве», где сказано, что решение тех сцен (которые как раз пришлись не по душе Образцовой) — лучшее, что Станиславский сделал в опере. Но я ее не убедил. Образцова — талантливая певица. Но совершенно никакой не режиссер. Ее взгляды на оперное искусство — провинциально-первобытные. А Кехман — человек, который очень поддается чужим впечатлениям.
Спектакль погиб. Спасти постановку не смог ни приглашенный румынский режиссер Ион Марин, ни сама Образцова. Владимир Кехман, потративший 20 миллионов рублей на постановку, вернул зрителям деньги за билеты. А через две недели из театра ушла Образцова: «по собственному желанию». Как заявил директор театра Кехман: «Я с уважением отнесся к просьбе Елены Образцовой освободить ее от должности художественного руководителя».

Нина ПЕТЛЯНОВА

Прямая речь
Александр СОКУРОВ, режиссер:

— Уход Елены Образцовой не стал для меня неожиданностью. Она свободный творческий человек. Я думаю, ей просто сделалось тесно в рамках этого театра. Поскольку я не работаю там и не знаю нюансов, другой причины я не вижу.
Теперь в Михайловском театре можно делать все что угодно. С уходом Образцовой здесь не осталось ни главного режиссера, ни главного дирижера, ни художественного руководителя оперы, остался только балет.
По-разному можно относиться к конкретным режиссерам, дирижерам, вокалистам, но объективным критерием является только высокий профессиональный уровень. Когда профессионалы уходят из театров, это, безусловно, плохо.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1707
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 02, 2008 9:22 pm    Заголовок сообщения: P.S. РБК: Интервью с Еленой Образцовой Ответить с цитатой

РБК daily 02.10.2008
СПб
«Мне очень хотелось иметь свой театр»

Интервью с Еленой Образцовой

В Михайловском театре, руководимом Владимиром Кехманом, состоялась очередная громкая отставка. На этот раз заявление об уходе «по собственному желанию» подала художественный руководитель оперы Елена Образцова. Открытие сезона 2008/09 года в Михайловском выдалось на редкость скандальным. Аналогичные заявления Кехман получил от главного дирижера Андрея Аниханова, который, по мнению руководства, неудовлетворительно исполнил «Лебединое озеро», европейского мэтра режиссуры Михаила Дотлибова, недостаточно «молодежно» поставившего «Евгения Онегина», и теперь вот оперной дивы Елены Образцовой, «выполнившей свои обязательства перед артистами». Это интервью ЕЛЕНА ОБРАЗЦОВА дала корреспонденту РБК daily МИХАИЛУ УСТИНОВУ буквально накануне того, как стало известно об ее отставке. Возможно, в нем можно увидеть причины решения знаменитой певицы.

— Елена Васильевна, расскажите о причинах, по которым вы согласились работать с Владимиром Кехманом в Михайловском театре, который в последние годы был фактически забыт петербургской публикой.

— Я согласилась на предложение Кехмана лишь потому, что мне очень хотелось иметь собственный театр. Я много раз говорила на эту тему с нашим прошлым президентом Владимиром Путиным, и он обещал мне сделать театр, потом очень долго беседы велись у чиновников, и я поняла, что мне так и не дождаться никогда своего театра. Так я согласилась работать в Михайловском, хотя мне, конечно, хотелось находиться в театре, в котором я свободно могла бы воплощать на сцене свои идеи, свои воззрения, делать свои постановки. И пока такого театра я не имею.

— Разве руководство Михайловского не предоставило вам карт-бланш на постановки?

— Никакого карт-бланша. Я связана с нашим директором, он принимает все решения. Я несвободна, проще говоря. Я хотела бы поставить «Царскую невесту», хотела бы поставить «Алеко», ведь труппа, которая сложилась сейчас в Михайловском, очень хороша именно для русского репертуара.

— Но в театре существует четкий курс Кехмана на иностранные постановки и приглашение зарубежных артистов...

— Если вы говорите о приглашении иностранцев только как о мере популяризации театра, то это не совсем так. Обмен опытом нужен прежде всего нашим ребятам из труппы, ведь если исполнители варятся в собственном соку, не имеют никакого кровообращения с миром, то они и не развиваются. Так было в эпоху «железного занавеса». И сейчас, когда появилась возможность ездить самим и приглашать иностранцев, мы учимся, поднимаемся над собой, уровень культуры тоже поднимается. Я считаю, то, что делает Кехман, очень правильным, и нисколько не расхожусь с ним во мнениях. Когда мы пришли в театр, зал был пустой, люди не шли в наш театр, но за этот год все совершенно изменилось — постоянные аншлаги. Кехман занимается пропагандированием театра в целях приглашения иностранцев, и это хорошо, потому что можно надеяться, что театр не собьется со своего курса — итальянской оперы. И потом Кехман, конечно, умница, что дает деньги на громадные ремонты театра, коих у нас было два за последний год.

Полагаю, он пытается привлечь новую для классических театров публику, свой собственный круг — «новых русских». Думаю, он поступает правильно, ведь все эти люди могут помогать театру, что будет способствовать его развитию.

— Разве это не диктует определенную репертуарную политику: ставить лишь те оперы, которые гарантированно будут восприняты публикой?

— Понимаете, никаких новых выдающихся произведений я не вижу. Мы ведь постоянно находимся в поиске: очень много ищем и очень много слушаем. Мне присылают огромное количество партитур и дисков со своими произведениями — из России и из-за рубежа. Но ставить плохие оперы просто потому, что они новые, мы не будем — это элементарное неуважение к зрителям, дирижерам и исполнителям. Мы не ставим самоцелью обязательно раз в год сыграть для галочки произведение из новых композиторов. На каком-то этапе театр был действительно экспериментальным, ставились замечательные оперы Шостаковича, Мусоргского, но ведь это были Шостакович и Мусоргский. Вот когда у нас родятся такие композиторы, мы с удовольствием поставим их произведения, и Михайловский можно будет назвать экспериментальным театром.

— А вот если бы какой-нибудь меценат задумал сделать экспериментальную сцену, где в репертуаре были бы современные композиторы, современные оперы?

— Насколько я знаю современную оперу, это невозможно. Может быть, я плохо знаю современную оперу, но я бы точно не стала рисковать.

— Но при этом Петербург критики называют культурным анклавом, мол, мы застряли, безнадежно отстали как в плане репертуаров, так и в организации театрального процесса.

— Это неправда, мы не отстаем, у нас главенствуют те же тенденции, что и во всех театрах мира. Конечно, если говорить о финансовой поддержке, то у них дела обстоят куда лучше, те же «Метрополитен-опера» и «Ковент-Гарден» получают огромное количество государственных дотаций и правительственных грантов, поэтому, слава богу, что есть такой Кехман, который помогает театру. Но в плане музыки, исполнительского мастерства труппы я с полной уверенностью утверждаю, что мы находимся на мировом уровне.

02.10.2008

URL: http://www.rbcdaily.ru/2008/10/02/lifestyle/383250
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20770
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 06, 2008 12:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«НОВАЯ ГАЗЕТА» в Санкт-Петербурге № 74 6 - 8 ОКТЯБРЯ

Лимон с лимонами
Владимир Кехман — сам себе Станиславский


Какую бы хорошую мину ни делал генеральный директор Михайловского театра Владимир Кехман, после ухода с его сцены известной оперной певицы Елены Образцовой откровенно патовая ситуация в театре ретушируется плохо. Впрочем, в узком кругу посвященных фруктовый король этого и не скрывает, хотя и преподносит в свойственной ему манере…


Уже на следующий день после увольнения художественного руководителя оперной труппы Образцовой директор устроил в театре общее собрание артистов оперы и балета, где признался:
— Обстановка, какая существует сегодня, мне невероятно не нравится. За год не выработана стратегия, которая должна быть в театре. У нас сейчас уникальная возможность. В театре нет никого (ни главного режиссера, ни главного дирижера, ни художественного руководителя. — Ред.), и это хорошо, потому что можно все создавать с нуля. Я лично буду этим заниматься, — заявил подчиненным Кехман. — Пока я не создам свою систему — никакого художественного руководителя в театре не появится. Я сам разработаю уникальную систему, — пообещал 2 октября Владимир Абрамович. — Мы будем ее внедрять. Все те, кто станут частью системы, останутся в театре. Но мы расстанемся с теми, кто не станет частью системы и не захочет ей помогать. Это жестокий процесс.
Опустим параллели. Хотя бы из-за их очевидности. Хуже другое. Пока еще ни один процесс, затеянный Кехманом в Михайловском, не был щадящим, с точки зрения специалистов в сфере культуры и искусства. Так, в частности, когда минувшей весной руководитель Михайловского театра попробовал себя в роли Принца Лимона в детском спектакле «Чиполлино», критики разразились резкими отзывами:
— В том случае, если это действительно произойдет, то это будет такой Лимон, который стоит многих лимонов, — выставила свою оценку «дебютанту» театральный критик Надежда Таршис. — Потому что Лимон с лимонами — это уже Лимон в кубе. Главное, чтобы зрителям не было слишком кисло.
Единственное, за что можно точно поручиться: в ближайшее время Михайловский едва ли даст зрителю заскучать. Даже в своих прогнозах и планах Кехман непредсказуем и противоречив:
— В Италии стоит очередь из режиссеров, дирижеров и певцов, желающих работать в нашем театре, — хвалится Владимир Абрамович и жалуется спустя 15 минут, что ему негде взять хорошего дирижера. Профессионалы расписаны и заняты до 2013 года. А те, что свободны, — молодежь, которая мало на что способна…
Однако амбиции Владимира Кехмана — студента-второкурсника Театральной академии (платное отделение) и в то же время советника губернатора Петербурга Валентины Матвиенко по культуре — только растут.
— Я сам буду заниматься всем: оркестром, концертмейстерами, режиссерами. Через полгода я буду знать оперное дело так же, как знаете его вы, — объявил на собрании руководящий Михайловским театром банановый бизнесмен. — Попробую вдохнуть в вас часть своей энергии. Если это получится — мы будем двигаться вперед семимильными шагами…
Как минимум сложно (если не страшно) представить, к чему будет двигаться театр «семимильными шагами» на тех ходулях, при помощи которых перемещается сейчас. Конечно, и самолет может лететь на автопилоте. Вопрос только в том, сколь долго. А еще — когда и как он совершит посадку.
— Будьте готовы к серьезной работе, которая скоро обрушится на вас, — предупредил напоследок артистов директор бывшей императорской сцены. — Дай бог, чтобы вам хватило сил ее вынести. А что касается зарплат — ничем хорошим вас порадовать не могу. Работы будет много, а денег мало — это справедливо и правильно.

Нина ПЕТЛЯНОВА
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1707
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 01, 2008 12:18 pm    Заголовок сообщения: В опере "Евгений Онегин" споют солисты Михайловско Ответить с цитатой

В опере "Евгений Онегин" споют солисты Михайловского театра

http://www.oreanda.ru/ru/news/20081031/culture/article342984/
Дата публикации: 22:27 31/10/2008
Источник: "Ореанда-Новости"
Город: Санкт-Петербург

ОРЕАНДА-НОВОСТИ. 19 ноября солисты оперы Михайловского театра из Санкт-Петербурга исполнят главные партии в опере "Евгений Онегин" в Нижнем Новгороде в рамках фестиваля "Болдинская осень".

Партию Онегина исполнит лауреат международного конкурса Роман Бурденко, партию Татьяны - лауреат международного конкурса Юлия Симонова, партию Ленского - лауреат международного конкурса Дмитрий Карпов. Это седьмая постановка этой классической оперы в истории театра. Премьера спектакля состоялась 16 мая 1999 года. Либретто Чайковского и Шиловского по одноимённому роману в стихах Пушкина, передаёт НИА "Нижний Новгород".

XXII Всероссийский Пушкинский фестиваль "Болдинская осень" пройдёт в Нижегородском государственном академическом театре оперы и балета им. Пушкина 14-23 ноября. Участниками нынешнего фестиваля станут мастера оперного и балетного искусства из театров Москвы, Самары, Санкт- Петербурга, Саратова и Уфы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20770
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 01, 2008 2:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Владимир Кехман: «Опера — это дорогое удовольствие»
Гюляра Садых-заде 01/11/2008


Успешный бизнесмен и самый обсуждаемый директор музыкального театра поделился с OPENSPACE.RU секретами театрального менеджмента

Немногим более года прошло с того дня, как в Михайловский театр (бывший МАЛЕГОТ и театр имени Мусоргского) пришел новый директор, бизнесмен Владимир Кехман. Он взялся за дело столь рьяно, что вскоре театр стал важным ньюсмейкером, а оперное поле Петербурга претерпело значительные структурные изменения в связи с появлением нового, чрезвычайно активного игрока. Премьеры и отмены премьер, приход и уход из театра Елены Образцовой, расторжение договоренностей с Александром Сокуровым, гастрольные поездки в Москву и Лондон, приглашение в театр Олега Виноградова, проекты с зарубежными партнерами… Новости сыпались в этот год как из рога изобилия, провоцируя горячие споры. О том, чего ждать дальше, ГЮЛЯРА САДЫХ-ЗАДЕ узнала из первых рук.

— Как вы оцениваете нынешнее положение вещей, когда Образцова ушла и художественного руководителя в театре нет?

— Все, что сейчас происходит с театром, я оцениваю как положительную динамику развития. Что касается Елены Васильевны, не могу сказать, что она куда-то «ушла». Она прекратила быть художественным руководителем оперы, но осталась работать в театре как педагог.

— На постоянной основе?

— Говорить о постоянной или переменной основе применительно к творческим людям бессмысленно. Что такое, в вашем понимании, постоянная основа?

— Штатная должность и ежемесячная зарплата.

— Это не принципиальная составляющая. Думаю, театр заключит с Еленой Васильевной контракт, когда она вернется из Японии. В этом контракте будут прописаны все условия ее работы в театре: круг ее обязанностей и обязательств и обязательства театра по отношению к ней.

— Ваши высказывания и высказывания Елены Васильевны по поводу ее ухода звучали очень корректно и интеллигентно: мол, претензий нет, расстались, взаимно довольные друг другом. Но каковы все-таки реальные причины вашего расставания?

— Причины, которые на сегодняшний день озвучены, и есть подлинные причины. История же такова: те функции, которые Елена Васильевна должна была выполнить в театре, выполнены. Задачи, которые нами ставились, решены. Просто мы очень быстро все сделали.

— Что сделали? Обновили труппу за год?

— Такой задачи мы не ставили, да это и невозможно. Мы стремились привлечь интерес к театру, и это нам удалось. Это сегодня, когда у меня на 95% заполнен зал, я могу с вами разговаривать спокойно. Сегодня я уже думаю о лете: хочу в июле поставить подряд 24 спектакля «Лебединое озеро». Мог ли я представить такое год назад, когда на барочного «Бориса Годунова» Маттезона не было продано и ста билетов? Так что первая задача, я считаю, выполнена: интерес к театру огромный.

Теперь надо двигаться дальше: решать, как будет развиваться театр в ближайшие пять лет. Когда мы начали обсуждать долгосрочные перспективы с Еленой Васильевной, то пришли к выводу, что затраты труда и времени, которые должен будет приложить будущий руководитель оперы, колоссальны. Тогда Елена Васильевна сказала — и я с ней согласился, — что она не готова к работе такого объема.

Не будем забывать: Елена Васильевна — певица, творческий человек. Ей морально тяжело, когда к ней все время приходят люди со своими проблемами: почему не поставили на роль, почему не прибавили зарплату. И она должна была каким-то образом находить решение этих проблем. Скандал с общежитием, история с отменой «Онегина» — для нее это было большим напряжением. Тем более в преддверии ее семидесятилетия и сорокапятилетнего юбилея работы в Большом театре. Кстати, мы готовимся отметить ее юбилей.

— Тогда остается открытым очень важный вопрос: как театр сможет двигаться дальше без художественного руководства? Нужна концепция развития, некая идеология театра. Кто будет ее формировать и проводить в жизнь?

— Пока я являюсь генеральным директором театра, концепция развития определяется мной. Вначале я не мог ее сформулировать, но внутренне, интуитивно я ее понимал. Сейчас я уже могу предварительно сформулировать несколько направлений, которые меня интересуют. Первое: я хочу, чтобы Михайловский театр полностью возродил свои традиции, в первую очередь дореволюционные...

— Но их мало кто помнит...

— Секундочку! Меня не волнует, помнят их или нет — я напомню. Я тот человек, который готов напомнить. Второе: я хочу, чтобы этот театр стал самым «итальянским» в России. До революции здесь выступала французская труппа, но мы изменим вектор. У нас завязалась дружба со знаменитой римской Академией Санта-Чечилия, с итальянскими театрами, такими как La Fenice. Итальянский репертуар, который мы разработали, на ближайшие три-пять лет, будет основной сферой деятельности театра.

— А у вас не было мысли перейти на систему stagione, как в Италии?

— Даже если б я хотел, это пока невозможно. Театр репертуарный, в нем работают 800 человек, их нельзя ни уволить, ни подвинуть. Да я бы и не хотел.

— Но как вы будете решать проблему старения солистов?

— Я полагаю, решить это можно только через квартирный вопрос.

— То есть даете солисту квартиру — и до свидания? Что ж, это неплохие отступные...

— Но это и есть — корректное поведение работодателя по отношению к работнику. Если я смогу добиться того, чтобы люди, проработав 15 лет, получали квартиру и переходили с театром на договорные отношения, тогда мы смогли бы запустить процесс смены и обновления кадров в труппе.

— Дорогостоящий проект...

— По сравнению с бюджетами Мариинского или Большого это просто пыль. Ну сколько может быть солистов в труппе? Максимум — 40, больше и не нужно. Это означает, что каждые 15 лет театру нужно покупать 40 квартир. Причем я не имею в виду большие квартиры в центре — одно-, двухкомнатные в спальных районах подойдут. Это не очень большие деньги.

А что касается концепции развития, нас интересует и то, что имеет отношение к лучшим традициям МАЛЕГОТа. То время было одним из самых интересных в истории театра, и мне бы хотелось вернуть театру его былой экспериментаторский пыл. К сожалению, нас застал серьезный экономический кризис, который, возможно, не позволит нам быстро осуществить намеченные серьезные проекты. Все-таки опера — это дорогое удовольствие. Тем не менее мы рассматриваем сейчас несколько проектов: спектакли, которые будут впервые показаны на этой сцене. Пока я не готов назвать эти сочинения, но, думаю, до конца года мы их отберем: одно-два названия, напоминающих о славном прошлом МАЛЕГОТа.

Теперь о том, что касается нового. Мы очень внимательно следим за развитием оперной жизни, европейской в первую очередь. Мы хотим, чтобы театр знали не только в России, но и на Западе. Пока мы говорим об опере; но я не хочу, чтобы забывали о нашем балете. Опера, к сожалению, сегодня не может прокормить себя сама. Опера должна быть постоянно благодарна балету, потому что сборы делает в первую очередь балет.

— Однако в мире ситуация меняется: наступил оперный бум, опера популярна, как никогда...

— В единичных театрах, таких как Метрополитен или Венская опера. Но я разговаривал с интендантом Баварской оперы — даже там кассу большей частью делает балет. А ведь там замечательно сильная оперная труппа и много лет существует мощнейший оперный фестиваль!

Конечно, нам нужно в первую очередь поднимать качество оперной труппы. Но не забудем: над качеством, которое выдает сейчас труппа Мариинского театра, Гергиев работал двадцать лет. И нужно помнить о реалиях: не может в стране существовать всего два театра — Большой и Мариинский. А те бюджеты, на которые существуют остальные оперные театры России, — на них сделать вообще ничего невозможно. Вообще и ничего!

Простой пример: два наших певца сейчас находятся на стажировке в Риме. Уже сегодня они получают такие заманчивые предложения от западных импресарио, которые позволяют им вообще не обращать внимания на то, что происходит в России. Мы не можем конкурировать с Западом по размерам гонораров. Мы можем лишь надеяться на благодарность певцов театру, который их послал учиться. Я с ними договариваюсь так: если вам нужно уехать на гастроли — пожалуйста. Свобода полная. Но когда вы нам нужны два-три раза в год — приезжайте ко мне и спойте в опере.

— Точно так же Гергиев договаривается со своими звездами...

— А другого пути нет! И я не вижу в этом ничего плохого. Такая ситуация будет продолжаться до тех пор, пока мы не сможем платить так, как на Западе. Скажу честно: мне сегодня дешевле договариваться с итальянцами. Потому что средний уровень итальянских певцов гораздо выше, чем средний уровень российских. Как в российском бизнесе отсутствует средний класс, так и в опере: есть только «топ-фигуры» и есть пехота. Среднее звено либо отсутствует, либо оно неважного качества. А в Италии середнячок-вокалист поет очень прилично.

Теперь в Италии все знают о Михайловском театре: что сюда можно приехать и спеть за разумные деньги. Несколько тысяч евро за выступление — это вполне уровень Мариинского театра. Во всяком случае, суммы сопоставимые. Сейчас к нам, правда, приедет суперзвезда — Анжела Георгиу, споет гала-концерт...

— Западные певцы приезжают в Россию «срубить капусты», а наш народ идет на громкое имя — это понятно. Но не гала-концерты составляют мейнстрим оперного процесса, это так, пена, некое братание с шоу-бизнесом. А если говорить о более серьезных, инновационных направлениях?

— Самый сложный вопрос, который перед нами стоит: что именно делать в этой экспериментальной нише? Мне кажется, его нужно решать коллегиально. Я убежден: это не может решить один человек. Поэтому я думаю создать при театре экспертный совет, составленный из серьезных критиков. Мы могли бы вместе вырабатывать стратегию этого экспериментального движения. Определять, что есть интересного в мире, что можно и нужно поставить в Михайловском театре, чтобы он оставил след в истории. Мы сядем за круглый стол и будем обсуждать каждое название, каждого композитора; я готов выслушать всех. Но я бы хотел получить спектр мнений, чтобы выработать верное суждение. Эта идея родилась у меня после того, как я сам погрузился в процесс изучения оперы, новейших тенденций оперной жизни в мире.

Думаю, при наличии экспертного совета и отдела стратегического планирования, который я намереваюсь создать, в принципе, можно обойтись без художественного руководителя. Так, например, работает Большой театр. Институт художественного руководителя, как мне кажется, изживает себя. Потому что любой персонаж с творческими амбициями неизбежно начинает все «зачищать под себя». Ситуация проста. Есть такое понятие: «умение слышать» Не имеет значения, кто ты, что и когда заканчивал. Возможность услышать, что тебе говорят, есть дар Божий. Раньше, когда я был бизнесменом, я был благодарен банкирам: в определенные моменты они не давали мне денег и тем самым спасали меня. Самый профессиональный банкир — тот, кто видит состояние души клиента. И тогда либо спасает его, либо уничтожает. Все хорошие банкиры — немного психологи.

Теперь же, когда я стал театральным менеджером, кто мои лучшие друзья? Только критики. Все остальные говорят только одно: гений, гений, гений. Только хвалят. А критики... Все обижаются на критиков и мне советуют: «Не обращай внимания на то, что они говорят». Я же считаю такое отношение к критике стратегической ошибкой. Потому что, честно говоря, пока я не услышал от критиков ни одного плохого совета. Заявляю это с полной ответственностью.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1707
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 19, 2008 2:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Елена Образцова запоет совещательным голосом
// Вернувшись в Михайловский в роли советника Владимира Кехмана

Газета «Коммерсантъ» № 231(4048) от 18.12.2008

Позавчера после сольного концерта в Петербурге в Малом зале филармонии Елена Образцова сообщила ОЛЬГЕ Ъ-КОМОК о продолжении своей работы в Михайловском театре (о ее уходе "Ъ" писал 1 октября). На этот раз — в роли советника по художественным вопросам. Ее контракт с гендиректором театра Владимиром Кехманом уже подписан.

"Я, собственно, и не расставалась с Михайловским театром,— заявила Елена Образцова.— Мы продолжали созваниваться с Владимиром Кехманом все это время. Просто сейчас нашли форму сотрудничества, приемлемую для меня. Накануне десятилетия моего вокального конкурса и подготовки к собственному 70-летию я не могу сидеть в театре с десяти утра до часу ночи, как это было раньше. У меня слишком много других дел. В роли советника по художественным вопросам я смогу работать в свободном режиме. Я буду помогать Владимиру Кехману в выборе репертуара и смогу приезжать в Михайловский во время подготовки новых постановок, чтобы работать с певцами и дирижерами".

Важнейшим результатом возобновления сотрудничества Елены Образцовой с Владимиром Кехманом должно стать назначение главного режиссера, главного дирижера и художественного руководителя Михайловского театра. Напомним, после увольнения Елены Образцовой господин Кехман утверждал, что театр может прожить и без этих руководящих фигур. Однако теперь гендиректор театра со своим советником полностью солидарен: "Я надеюсь, что мы определимся с назначениями раньше, но крайний срок — 1 мая",— сообщил Владимир Кехман.

Госпожа Образцова также выразила надежду, что впредь гендиректор Михайловского будет советоваться с нею до, а не после принятия решений о репертуарных планах (как это, по ее словам, было с "Орестеей" Танеева—Сокурова и "Евгением Онегиным" Чайковского—Дотлибова—Станиславского). Впрочем, в этом вопросе между коллегами согласия пока нет. Господин Кехман заявил: "Все, что касается репертуара, будет входить в компетенцию художественного руководителя оперы. Принятие решений по репертуару будет осуществляться с учетом большого количества факторов, в том числе с учетом мнения Елены Васильевны. Я никогда не принимаю решений один, и, в частности, решение о постановках "Орестеи" и "Онегина" было принято коллегиально вместе с Еленой Образцовой и бывшим главным дирижером театра Андреем Анихановым".

Елене Образцовой и Владимиру Кехману предстоит договориться и о том, как проводить отбор певцов на роли в новых постановках. Советник по художественным вопросам сообщила о намерении учредить с этой целью худсовет оперной труппы, в который кроме администрации, режиссеров и дирижеров войдут и лучшие певцы труппы. На что гендиректор театра пока не готов: "Об этих планах говорить рано до тех пор, пока не будет художественного руководителя труппы. Когда он будет назначен, в его компетенцию войдет полное управление и абсолютная власть. Это единственно возможная структура управления театром". Еще один камень возможного преткновения между коллегами — вопрос о сотрудничестве с итальянским продюсером, ответственным за перевод на сцену Михайловского театра старых постановок опер "Сельская честь", "Паяцы" и "Любовный напиток". Госпожа Образцова мечтает о том, чтобы сотрудничество театра с господином Волонтьери пошло на убыль. Однако господин Кехман в данном вопросе категоричен: "С Волонтьери подписан контракт на три года, он является моим консультантом, и сотрудничество с ним будет продолжено".

Елена Образцова поделилась с корреспондентом "Ъ" планами на будущий сезон. Знаменитое сопрано Рената Скотто появится в театре не только как консультант и член экспертного совета, но проведет мастер-классы для вокалистов и поставит "Сомнамбулу" Беллини. Сама Елена Образцова готова выступить режиссером оперы Массне "Вертер": "Я уже ставила эту оперу в Большом театре, но в Михайловском поставлю по-новому". В планах также "Алеко" Рахманинова (с приглашенным режиссером): "В этой опере можно будет занять всех басов Михайловского театра — они хороши, но пока что им почти нечего петь",— заявила Елена Образцова.

URL: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1095629&NodesID=8
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20770
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Янв 16, 2009 1:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

У Кехмана нет слов
Нина ПЕТЛЯНОВА, "Новая газета" № 02
15 - 18 ЯНВАРЯ


Директор Михайловского театра никак не прокомментировал возмущенное письмо своих артистов. Зато пообещал вернуть художественного и музыкального руководителей


Если пессимистично оценивать результаты коллективного обращения артистов Михайловского театра к российскому президенту и прочим влиятельным лицам, то, видимо, можно считать, что оно обернулось пшиком: лица не отреагировали до сих пор. Если, напротив, рассматривать эти итоги с долей здравого оптимизма, то письмо, оставшись без ответов и комментариев, тем не менее немало изменило за кулисами бывшего императорского театра.
На этой неделе отказался комментировать «Новой» письмо артистов главный и непосредственный виновник его появления — генеральный директор Михайловского театра и по совместительству фруктовой компании JFC Владимир Кехман. «Отвечать не на что, — резюмирует администрация театра. — Те вопросы, которые были затронуты в послании танцоров и солистов президенту Медведеву и другим высокопоставленным адресатам, на данный момент сняты».
Напомним, еще в ноябре 2008 года при публикации письма артистов (см. № 88 за 2008 год) редакция «Новой» обратилась за комментариями к председателю городского Комитета по культуре Антону Губанкову и Владимиру Кехману (были направлены официальные запросы). Смольный сразу заявил, что «считает неэтичным комментировать сведения, приведенные в анонимных письмах», а «подписей под текстом нет». Подписанты действительно не называли своих имен ни театральному начальству, ни петербургским чиновникам, справедливо опасаясь репрессий со стороны администрации. Это единственное, на что обратили внимание в Комитете по культуре, хотя послание артистов изобиловало документально подтвержденными фактами о реальном положении дел в Михайловском театре, а также фактами, связанными с небезупречной деятельностью руководителя этого храма искусства Владимира Кехмана.
Сам Кехман пошел более длинным путем. Сначала директор и его окружение пытались представить обращение с 49 автографами («Новая» располагает копией) «фальшивкой» и «анонимкой», а его содержание — чьей-то инсинуацией. Но доказать, что автографы оставили некие фантомы, а не артисты театра, не удалось. Никак не комментируя факты, изложенные в тексте, в Михайловском театре, как говорят, настойчиво выясняли, кто авторы письма, сколько их, в чей адрес оно отправлено?
14 декабря в здании на площади Искусств, 1, прошло общее собрание коллектива. Как рассказали «Новой» работники театра, присутствовавшие на собрании, в первые минуты директор начал общение в своей обычной манере. Однако осекся, когда увидел, что недовольных гораздо больше, чем он предполагал. «Тогда Владимир Абрамович сделал вид, что ничего не знал о том, что в театре происходят несправедливые и дикие вещи», — свидетельствуют артисты.
Уже тогда директор пошел на первые уступки подчиненным. В том числе пообещал, что в театре будет и музыкальный, и художественный руководитель (обязанности которого в последние месяцы Кехман возложил на себя). Посулил вернуть Елену Образцову, правда, только в качестве консультанта (Елена Васильевна оставила должность художественного руководителя оперы Михайловского театра 1 октября 2008 года).
Накануне новогодних праздников Образцова и впрямь подписала контракт с театром на работу советником по художественным вопросам. Непременными условиями возобновления сотрудничества с Кехманом оперная дива назвала: назначение главного режиссера, главного дирижера и художественного руководителя Михайловского театра. Ранее Кехман утверждал, что театр может прожить и без этих руководящих фигур. К тому же Образцова выразила надежду, что впредь директор Михайловского будет советоваться с ней до, а не после принятия решений о репертуарных планах.
В конце декабря председатель Комитета по культуре Антон Губанков подтвердил, что художественный руководитель в театре будет назначен в течение месяца. Как отметил Губанков, «сложилось ясное понимание того, что каждый должен заниматься своим делом. Владимир Кехман сохранит за собой пост директора-менеджера, а художественной политикой займется новый творческий лидер».
— Не нужно воспринимать процесс выбора и назначения как простую техническую процедуру, — предостерег на днях корреспондентов «Новой» председатель комитета по культуре Антон Губанков. — Нам не хотелось бы допустить здесь ошибку. Мы предполагаем, что художественный руководитель Михайловского театра появится в самом начале 2009 года. Однако, учитывая, что процесс поиска руководителя непростой и связан с серьезными переговорными процессами, процедура может чуть-чуть затянуться.
Сегодня Кехман и его команда утверждают, что среди артистов больше нет недовольных происходящим в Михайловском театре.
— Если раньше у солистов и балета были какие-то негативные замечания, то теперь их нет, — уверена пресс-атташе Михайловского театра Наталья Кардаш.
Мнения артистов сейчас действительно услышать сложно: большая часть труппы находится на гастролях за рубежом.
Однако, как удалось выяснить «Новой», ни от своих слов, ни от требований авторы обращения не отказываются. Преждевременно и опрометчиво считать их довольными итогами деятельности Кехмана. Позиция артистов скорее выжидательная: исполнят ли обещания? Как будут дальше развиваться события в театре? Ответа из Москвы они уже не ждут. Письмо артистов Михайловского театра вызвало много откликов, действий, скандалы, пикеты. Может, не так уж и важно, что на него никто не ответил на бумаге.

Нина ПЕТЛЯНОВА
Карикатура Виктора БОГОРАДА



Мифы и легенды площади искусств
О художественном руководстве Владимира Кехмана в Михайловском театре давно уже рассказывают «черные» анекдоты. Вот только некоторые из них.

***
Говорят, что на одной из репетиций фруктовый король расположил свои ноги в кроссовках прямо над оркестровой ямой. Возможно, он уже тогда представлял себя главным дирижером и собирался таким образом дирижировать? В конце концов, хорошие дорогие кроссовки — чем не дирижерские палочки? Исторический момент решил запечатлеть на камеру своего мобильного телефона один из солистов, но Кехман заметил фотоохотника и тут же лишил музыкантов удовольствия лицезреть элитную спортивную обувь.

***
Однажды один из руководителей (оставшийся еще от прежней администрации Михайловского театра) рассказал Кехману анекдот про учителя пения:
«Бегемот приходит на урок к учителю пения. Тот ему на рояле что-то играет. Пытается показать гаммы. Объясняет, как надо петь. А бегемот открывает пасть, но ничего у него не получается. Учитель кидает ему в пасть табурет, чтобы он замолчал. Бегемот проглатывает табурет и поет дальше. Учитель кидает стол. Потом рояль. Бегемот только шире пасть открывает и все проглатывает. Заканчивается тем, что бегемот съедает самого учителя пения. Потом выходит за дверь. Открывает пасть, и оттуда доносятся прекрасные звуки…»
Человек, рассказавший этот анекдот, в театре больше не работает.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Музыкальное фойе Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4 ... 9, 10, 11  След.
Страница 3 из 11

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика