Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2003-03
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Янв 08, 2004 10:08 am    Заголовок сообщения: 2003-03 Ответить с цитатой

В этом разделе газетного киоска помещаются ссылки на статьи, вышедшие в марте 2003 года
(первый номер ссылки - 2003030101).

Номер ссылки|
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|
Аннотация|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3368

СообщениеДобавлено: Чт Мар 04, 2004 4:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2003030401
Тема| Балет, МТ, 3 Международный фестиваль балета, Персоналии, Килиан И.
Авторы| Борисова М
Заголовок| Плоть, мрак и пламя
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20030304
Ссылка| http://main.izvestia.ru/culture/04-03-03/article30811.
Аннотация| Нидерландский балет произвел фурор

"Bella Figura" - кульминация Третьего международного балетного фестиваля "Мариинский", который в финале сделал важное открытие. Стало вдруг очевидно, что балет - не только самая чистая форма танца, но и самая совершенная модель культуры. Причем современной культуры. Смысл фестиваля, проходящего в Петербурге, - собрать в одном месте и выставить все лучшее в мировом балетном театре. В десять дней уместились мировая премьера ("Принцесса Пирлипат" Слонимского - Шемякина), последняя реставрация ("Баядерка" 1900 года, возобновление Сергея Вихарева), старинный романтизм ("Жизель") и наше время ("Золушка" Прокофьева - Ратманского), спектакли-памятники ("Лебединое озеро"), спектакли-сборники (вечер "Темы и вариации классического балета") и спектакли-посвящения (финальный гала-концерт в честь Рудольфа Нуреева (в этом году - 10 лет со дня смерти). Ведущие имена главных балетных домов (лондонский Королевский балет, "Гранд-опера де Пари", "Нью-Йорк Сити Балле") и собственные звезды Мариинки создали впечатляющий ландшафт, по которому можно судить о состоянии балета в мире и понять это старое искусство как важную составляющую культуры. Все расставлено на места. Есть молодой жанр - современный танец, который энергетически ближе нашему дню. Однако на фоне мощной презентации классики в Петербурге современный танец кажется милой забавой распустившихся малолеток. Этот незатейливый жанр - дитя демократии и свободы. А классический балет - продукт диктатуры, слепок имперского абсолютизма, где нет места глупому самовыражению, а есть стержень - неумолимость единой воли монарха-хореографа. Фестиваль портретировал великих диктаторов танца, создателей совершенных моделей (Петипа и Баланчин) и напомнил об иерархии, существующей помимо наших желаний и, может быть, даже вопреки нашей действительности: классика - фундамент танца, камертон, по которому настроен жанр, ежедневный хлеб для артиста и публики. Она вне моды, сиюминутных прихотей и заскоков. Как Библия, Бах и Моцарт. Игры детей в современный танец возможны, потому что есть великое целое. Классика балета сегодня - Иржи Килиан. Родившийся в 1947 году в Праге, Килиан пришел в 1978-м в Нидерландский театр балета (создан в 1959-м) и превратил его в уникальную танцевальную труппу, задающую тон в мире. Килиан и НТБ инициировали современный взлет танцевальной культуры Голландии и определили ее лидерство в жанре и всеобщее внимание к танцу. Появление спектакля Килиана в Петербурге создало фестивалю открытую форму. В тот момент, когда классический балет в очередной раз громко утвердил свой музейный статус, возник прорыв - "Bella Figura" Килиана. Созданный в 1995-м (знакомый нам по видеозаписи), этот спектакль можно уже спокойно назвать классикой, и не только танцевальной. Его слагаемые: пять женщин и четверо мужчин. Дополнения: слитые с телом лаконичные костюмы (Йок Виссер), движущиеся черные занавесы и огонь (сценография и свет - Иржи Килиан). Его образы - три стихии: живая плоть, густой мрак и вечное пламя. Феномен здесь в тончайшем соединении вертикали с горизонталью: современная точеная архитектура движения тела - текучая ритмика итальянской музыки XVIII века (Перголези, Марчелло, Вивальди, Торелли), чья неброская камерность предварена точным современным эпиграфом в старинном стиле (Лукас Фосс). Композиция бессюжетна: она состоит из нескольких частей и строится как наслоение сцен и фигур, где свобода неограниченна, а порядок восхитителен. Абстрактные линии подобны голосам в старой полифонии: красивы, автономны, безупречны. Эти же характеристики определяют всю 35-минутную композицию, которую хочется разглядывать бесконечно. Ее содержательность не утомляет, красота завораживает, а откровенность (обнаженные торсы) несет тепло физического контакта. Просто удивительно, что этот спектакль создан в наше время: опровергая принятые установки, он первозданно чист и абсолютно, вызывающе неконъюнктурен. Словно на дворе не эпоха унисекса, агрессии и деструктивности. Спектакль Килиана очень правильно включен в фестиваль: это классический балет сегодня. Он очень точно поставлен в конец программы: когда все усвоили классику как прошлое, она заявила о себе как актуальное искусство. Наконец, он показывает, куда нам двигаться. Фестиваль "Мариинский" утвердил Петербург центром мирового балета. Теперь ясно, чего не хватает для полноты картины: введения в культурный обиход современных классических шедевров.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3368

СообщениеДобавлено: Чт Мар 04, 2004 4:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2003030402
Тема| Танец, «Тюряга», «Пикник», Персоналии, Панфилов Е., Прокопьева Е.
Авторы| Губайдуллина Е.
Заголовок| ТАНЕЦ ПРИГОВОРЕННЫХ
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20030304
Ссылка| http://main.izvestia.ru/culture/04-03-03/article30833
Аннотация| "Пикник" и "Тюряга" на одной сцене

В московском Театре Наций показывали одноактные танц- спектакли. В первом отделении зал был забит до отказа - пермская труппа "Бойцовский клуб" танцевала "Тюрягу" Евгения Панфилова - знаменитого хореографа, трагически погибшего прошлым летом. После антракта ряды заметно поредели. Презентация "Крепостного балета", перебравшегося из Иркутска в Москву, походила на выступление кружка клубной самодеятельности. Подбор программы показался странным даже видавшим виды балетоманам. Как будто в одну композицию соединили патриотическую песню и фривольный анекдот.
Анекдот "Крепостного балета" назывался "Пикник" и шел минут сорок вместо обещанных полутора часов. Относительная краткость оказалась единственным достоинством опуса Елены Прокопьевой. Публика вздохнула с облегчением, когда четыре жеманные парочки, накривлявшись вволю, расположились наконец на зеленом коврике в мизансцене а ля "Завтрак на траве". Вертлявый флирт да несколько перекличек "ау--ку-ку", исполненных в полных голос. Ничего другого в "Пикнике" не было.
В сравнении с беспомощной поделкой "Крепостного балета" панфиловская "Тюряга" показалась чуть ли не шедевром. Пятнадцать мальчишек "Бойцовского клуба" серьезно и искренне станцевали про плен и свободу, страхи и комплексы, власть и безволие.
Панфилов любил работать с танцорами-новичками. Быть может, подкупала наивность, детская вера в значительность каждого жеста и шага, утрачиваемая профессионалами. И потому так брали за душу его "Бабы. 1941", станцованные "Балетом толстых". А на спортсменов, собранных в слаженную танцевальную команду, хореограф поставил спектакль так, как ставят в последний раз. Будто знал, что действительно в последний.
В "Тюряге" все без дураков - мощные метафоры, внятная логика, уверенное владение пространством. Нет привычной панфиловской вялости и самолюбования. Нет и спекуляции на двух-трех движениях - оказалось, что много спорта танцу не помеха. А финал спектакля - прорыв одного из узников то ли в свободу, то ли в смерть - сейчас видится страшным предсказанием участи самого балетмейстера.
Загнанные в клетку, обезличенные, обездушенные, не имеющие права ни на протест, ни на жалость, пятнадцать арестантов, одетых в робы нежно-персикового цвета, танцуют, конечно же, не только про тюрьму. Про то, как компания, незаметно для ее участников, превращается в волчью стаю. Про то, как к власти подкрадывается зло. И просто про бренное тело, осужденное на вечную борьбу с пространством, на неутолимую жажду и изнурительные корчи.
Панфилов всегда был склонен к пафосу. Часто оказывался однозначным и примитивным, раздражал грубой прямолинейностью. Но наконец пришел к той теме, в которой без пафоса обойтись невозможно. В жестокой "Тюряге" даже реквизит патетически страшен - ошейники, надетые на забитых зеков, железные койки, превращенные в орудия пытки. Не будь у "Бойцовского клуба" суровой строгости, действо непременно скатилось бы к дешевому триллеру. Но последние ученики Панфилова верно поняли его последнее высказывание.

И после бьющей по нервам "Тюряги" в Театре Наций не надо было больше ничего показывать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3368

СообщениеДобавлено: Пт Мар 05, 2004 12:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2003030501
Тема| Балет, МТ, «Манон», «Кармен», Персоналии, Макмиллан К., Пети Р.
Авторы| Хрипин А.
Заголовок| Любовь без слов.
Где опубликовано| Аргументы и Факты
Дата публикации| 20030305
Ссылка|
Аннотация| ГАСТРОЛИ. К нам едет Мариинский театр и везет с собой "пять пудов любви", а точнее, два балета о вечных женщинах: Манон и Кармен. Эти имена с момента их литературного рождения сразу же стали нарицательными и до сих пор дразнят воображение художников, композиторов, хореографов, киношников своей неоднозначностью. ХХ век сполна отдал дань и французской кокетке, и свободолюбивой испанской цыганке, и совсем скоро Москве предстоит увидеть, как преломились всем известные классические образы в успевших стать классикой современных балетах. Гастроли Мариинки пройдут на сцене Большого театра с 14 по 17 марта.

История Манон Леско - застывшая красота порока. Кто-то вспомнил свои любимые стихи и иллюстрации, оперы Массне и Пуччини, кто-то - Маргариту Терехову в советском телефильме, а кто-то - Катрин Денев в "Манон-70". Балет Кеннета Макмиллана был создан для театра Ковент-Гарден в 1974 г. на музыку оперы Массне и других его сочинений. XVIII век. Старая добрая Франция. Вместо монастыря молоденькая прелестница попадает в чрево парижского полусвета и становится модной куртизанкой. Призрачно пестрый мир пудреных париков, фижм и мушек заканчивается для нее ссылкой на каторгу и смертью. Все было бы очень грустно, если б не было в этой истории искупительной любви к кавалеру де Грие. Драмбалет Макмиллана, немного затянутый (три часа с двумя антрактами) и эстетически несколько устаревший, по-прежнему крепко держится на страстных дуэтах двух любовников. И, конечно же, это бенефис для прима-балерины, не менее желанный, чем "Жизель" или "Лебединое озеро". 16 марта в роли Манон на сцену выйдет импозантная Светлана Захарова, 17-го - несравненная Диана Вишнева.
Москву, кажется, вконец решили закормить Роланом Пети. Имея уже его "Пассакалью" и "Пиковую даму" и обретя недавно "Собор Парижской Богоматери", готовимся к мариинской "Кармен" (в комплекте с другим одноактным балетом Пети - "Юноша и Смерть" и "Средним дуэтом Ратманского"). Танцевальная история любви и смерти Кармен на музыку из одноименной оперы Бизе, впервые рассказанная в 1949 г. в Лондоне труппой "Балет Парижа", длилась всего 44 минуты. В своей нервной иронической парафразе Пети отказался следовать романтическому сюжету Мериме, исключил из сценария все второстепенные персонажи и сосредоточил внимание на экзистенциальном поединке Кармен и Хозе. Его Карменсита - маленькая работница табачной фабрики, пахнущая чесноком и царапающаяся, как кошка, - отдает предпочтение ничтожному тореадору, выведенному в комическом свете. Главная фигура спектакля - благородный Хозе, вовлеченный в страшную игру с роком. Убивая Кармен, он защищает свое человеческое достоинство. На исторической премьере Хозе танцевал сам Пети, а 14 марта те, кому повезет, увидят Фаруха Рузиматова в паре с Дианой Вишневой. 15 марта Рузиматов выйдет с Юлией Махалиной в пятнадцатиминутном декадентском эскизе Пети и Кокто на музыку Баха в оркестровке Респиги "Юноша и Смерть" - стра-а-ашно интересно!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3368

СообщениеДобавлено: Пт Мар 05, 2004 12:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2003030601
Тема| Балет, Приз журнала "Балет", «Душа танца», Персоналии, Уральская В., Ананиашвили Н., Лиепа И., Панфилов Е., Ледовская Н., Редель А., Сахарова Л, Кондратьева М., Вазиев М.
Авторы| Гордеева А.
Заголовок| Дипломатия на марше.
Где опубликовано| Время новостей
Дата публикации| 20030306
Ссылка| http://www.vremya.ru/2003/40/10/33266.html
Аннотация| Названы очередные «души танца»

Жизнь журнала "Балет" отличает клокочущая борьба с самим собой. Традиционная схема такова: опубликует редакция что-нибудь особенно чудовищное (вроде недавней статьи М. Ильичевой, где неугодная ей репертуарная политика Мариинского театра объясняется происками "внедренных" в его руководство людей, - ах, товарищ Жданов, живо твое учение) - потом бежит извиняться, налаживать дипломатические отношения (в следующем номере обещан очерк творчества лично директора балета Мариинки Махара Вазиева, написанный лично главным редактором журнала Валерией Уральской). И призы, раздаваемые каждый год журналом "Балет" (бронзовое изображение голой безрукой девушки), к творческим достижениям награждаемых имеют весьма косвенное отношение: это не статуэтки - это юбилейные подарки, авансы, извинения и дипломатические послания.
Поэтому, конечно, нет никаких списков номинантов - объявляются только награжденные. И поэтому названия номинаций все время колышутся: люди нужны разные, не всегда вписывающиеся в уже установленный ряд. Вот, например, решено было наладить отношения с Ниной Ананиашвили - и постановили, что "звезды" будет мало, назвали ее "королевой танца". Если учесть, что в балете королева - это традиционно роль для артистки миманса (принцессы танцуют, она сидит), то балерине стоило бы обидеться на столь сомнительный комплимент. Она не обиделась - и даже обеспечила аншлаг на вечере вручения "душ", согласившись поставить в программу балет Алексея Ратманского "Прелести маньеризма", сделанный когда-то по ее заказу.
Тут вот еще какая штука: на саму церемонию вручения вряд ли кто выберется (не Оскар, однако, да и интриги нет - лауреаты объявляются заранее), потому должен быть концерт. За выступления на нем артисты денег не получают. То есть Нина Ананиашвили или уговорила своих коллег из Большого театра поработать задаром (а "Прелести маньеризма" - как известно, квартет - в этот раз танцевали еще Инна Петрова, Юрий Клевцов и Сергей Филин), или заплатила им сама. Правда, Сергей Филин был рачительно объявлен "звездой" - лет через восемь после того, как о том догадалась московская публика.
"Прелести" станцевали так, что стало ясно: по ним страшно соскучились. Дурачились, комиковали и превращали галантную офранцуженную игрушку чуть ли не в капустник. Дамы еще держали рисунок, а кавалерам совсем удержу не было (особенно старался Клевцов, однажды просто изобразивший нотр-дамского горбуна). Хореография пострадала, конечно, но в целом балетик доказал свою жизнеспособность: если уж он весеннюю игру сил артистов выдерживает, остаться ему в веках.
Еще одна новая номинация появилась в этом году - "актер/актриса". Странно, конечно: а что, те, которые становятся "звездами", не актеры? Но надо было придумать приз для Илзе Лиепа за роль старухи в "Пиковой даме". "Звезда" не подходит, все же не балерина. Лауреатка вместе с Николаем Цискаридзе отработала свою статуэтку дуэтом из этого сочинения Ролана Пети. "Восходящей звездой" была названа юная солистка Большого Анастасия Горячева, на церемонии не появившаяся. "Магом танца" посмертно назвали Евгения Панфилова. В честь погибшего хореографа станцевал его миниатюру "Китайская безделушка" Сергей Райник - от свертывающихся и развертывающихся бродячих мускулов, от мужчины, обнаженным удавом впечатывающегося в беззащитный бумажный кораблик, прорывалось такое страдание, что хотелось отшатнуться от сцены. (Памятный знак после этого вручили какой-то чиновнице из Пермской области - но чувство вкуса у людей из журнала "Балет" равно только их принципиальности.)
Еще одной "звездой" назвали балерину Музыкального театра Наталию Ледовскую (одна из лучших Джульетт Москвы появилась с Владимиром Кирилловым в попсовом номере "Мое сердце не остановится" на музыку к фильму "Титаник"). "Мэтром" окрестили Анну Редель, во время Великой Отечественной подбадривавшую бойцов эстрадными танцами (показали дивную, уже послевоенную пленку, где пара танцующих старательно изображает флирт на катке - с падениями и эротическими ракурсами). Ответ на вопрос о том, почему также "мэтром" оказалась худрук Казанского балетного училища Нинель Юлтыева, а худрук Пермского Людмила Сахарова и педагог-репетитор Большого театра Марина Кондратьева - всего лишь "учителями", надо искать в сложных взаимоотношениях журнала "Балет" с региональными театрами и школами (лучше всех - те, кто заказывает тематические номера). Но почему "рыцарем балета" кроме организатора провинциальных фестивалей Наталии Садовской и директора эйфмановского балета Геннадия Альберта оказался Махар Вазиев - никто даже и не спрашивал. Про увлекательную дипломатию журнала "Балет" знали все.
А Вазиев не приехал.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3368

СообщениеДобавлено: Пт Мар 05, 2004 12:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2003030701
Тема| Балет, Приз журнала "Балет", «Душа танца», Персоналии, Уральская В., Ананиашвили Н., Лиепа И., Панфилов Е., Ледовская Н., Редель А., Сахарова Л, Кондратьева М., Вазиев М.
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Звезды выручили рыцарей и магов.
Где опубликовано| Ведомости
Дата публикации| 20030307
Ссылка|
Аннотация| Журнал "Балет" вручил свой ежегодный приз "Душа танца". Аналогов у этой премии в России нет, поэтому она числится высшей отечественной наградой профессионального балетного сообщества. Однако делит ее узкий круг членов редколлегии журнала "Балет", и с каждым годом становится все сложнее понять, кто и за что ее получает.

В балетном мире давно известно, что журнал, перманентно переживающий тяжелые времена, выдает свой приз по совокупности заслуг деятелей балета - былых, настоящих и будущих - перед самим собой, прикрывшись романтичными и мало понятными названиями номинаций: "рыцарь балета", "маг танца", "мэтр танца".
Многочасовая церемония вручения, проходящая на сцене Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко и неизменно тормозящаяся заминками, оплошностями и накладками, всегда больше напоминает школьный вечер встречи выпускников. Нервное ожидание и взрывы чувств, которые любят ловить телекамеры, здесь исключены - имена обладателей "Душка", как по-свойски переименовали приз балетные, объявляются еще осенью. На самой церемонии под убаюкивающий конферанс лауреатов осыпают блестящими бумажками, летящими прямо с потолка, и вручают чугунную статуэтку, призванную символизировать эфемерную балетную душу. В зале преобладают старшеклассники хореографического училища и балетные пенсионеры, а также друзья, мамы и дети лауреатов.
Прошедший лауреатский концерт (как и любой из предыдущих) продемонстрировал случайный набор номеров, собранных с бору по сосенке, и полную оторванность "Души танца" от реальной жизни: исключение обычно составляли только победители в категории "восходящая звезда" (правда, в нее порой залетали и танцовщики с десятилетним стажем).
В этом году ситуацию решили подправить. От "рыцарей" (ими в этом году стали Наталия Садовская, несколько десятилетий занимающаяся организацией провинциальных балетных фестивалей, директор Театра балета Бориса Эйфмана Геннадий Альберт и директор балета Мариинки Махар Вазиев), "мэтров" (Анна Редель, половинка знаменитого эстрадного дуэта Редель - Хрусталев, и Нинель Юлтыева, первая татарская балерина, а ныне худрук Казанского хореографического училища), "мага" (им посмертно назван пионер российского современного танца Евгений Панфилов) и "учителей" (железная леди пермского балета Людмила Сахарова и репетитор из Большого Марина Кондратьева) не отказались. Но количество номинаций увеличили вдвое - Россия до сих пор обладает запасом потенциальных лауреатов на много десятилетий - и придумали им не менее вычурные названия.
Благодаря этому тягостно-скучный концерт, в котором пытка ученической школьной "Коппелией" пермяков Елены Никифоровой и Михаила Мартынюка сменялась разухабистой "Тарантеллой" солистов Татарского театра Екатерины Бортяковой и Артема Белова, а дуэт из "Кармен" в истеричном исполнении Ирины Голуб и Ислома Баймурадова из Мариинского театра - натуральным степом "Танца татарских шакирдов" в исполнении студентов из Казани, все же оказался украшен участием Наталии Ледовской из Театра им. Станиславского и Немировича-Данченко (ей выдана новая награда "звезда балета"), Илзе Лиепы (для нее сочинили приз "актриса"), выступившей с Николаем Цискаридзе в дуэте из "Пиковой дамы", Нины Ананиашвили (" королева балета") и Сергея Филина (опять "звезда балета"), которые с коллегами по Большому театру Инной Петровой и Юрием Клевцовым станцевали "Прелести маньеризма" Алексея Ратманского.
После этого были и крики "браво! ", и корзины цветов, и столпотворение у рампы - все признаки настоящей души танца, обычно пролетающей мимо церемонии журнала "Балет".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3368

СообщениеДобавлено: Вт Мар 09, 2004 11:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2003030702
Тема| Балет, журнал "Балет", «Душа танца», Персоналии, Ананиашвили Н., Филин С., Лиепа И., Панфилов Е., Ледовская Н., Редель А., Кондратьева М., Райник С.
Авторы| Майя Крылова.
Заголовок| Кто с душой, а кто с ногами.
Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 20030307
Ссылка| http://ng.ru/culture/2003-03-07/12_balley.html
Аннотация| Премия "Душа танца" - повод для балетного концерта.

Несколько лет назад журнал "Балет" учредил ежегодную премию "Душа танца". С самого начала ее разбили на отдельные номинации. Звучат они необычайно возвышенно: сплошь "маги", "мэтры" и "рыцари" танца. Уже шестьдесят человек таким манером получили моральное удовлетворение.
В отборе номинантов журнал адекватно реагирует на действительность. Никто не возразит, если Нину Ананиашвили объявят "Королевой танца", премьера Большого театра Сергея Филина провозгласят сияющей "Звездой танца", а солистку той же труппы Анастасию Горячеву - "Звездой восходящей". Кто будет против, если "Мэтром танца" назовут знаменитую некогда исполнительницу эстрадного танца Анну Редель, помянут наградой безвременно погибшего хореографа Евгения Панфилова, а педагогу ГАБТа Марине Кондратьевой присвоят звание "Учитель"?
Сама церемония награждения в Музыкальном театре была организована из рук вон плохо. За первыми рядами партера не было слышно даже слов ведущего с микрофоном, а уж каких-либо децибел в благодарственных репликах лауреатов, которым вообще никакой усилительной техники не дали, раздраженная галерка добивалась исключительно воплями "Громче! Громче!". Символы "Души танца" почему-то вручали в неудобном проходе между первым рядом и сценой. Награждаемым дамам и господам приходилось топтаться в узком пространстве, а сами статуэтки стояли на краю сцены у них за спиной. Для того чтобы извлечь оттуда витиеватые фигурки и кому-то их вручить, всем "вручантам" приходилось проделывать малоэстетическую операцию - запускать руки в район лауреатского затылка и по дуге перемещать увесистую "Душу танца" в сторону лауреатского лица.
Первая половина концерта настроила на крепкий сон. И если б не Сергей Райник из
Перми (в номере Панфилова "Китайская безделушка" он выдал хоть какую-то энергию), можно было бы и не просыпаться. Зачем смотреть, как отдельные солисты Большого и Мариинского театров соревнуются в убиении классики, изгоняя из "Жизели" и "Кармен" любые признаки дееспособности? К чему мучиться, когда провинциальные ребята и девочки что хотят, то и делают с баланчинской "Тарантеллой" и называют "татарским танцем" кошмарную смесь из обрывков ирландского степа неизвестно с чем?
Но, к счастью, было и второе отделение. И там удалось припомнить, что российский балет многие до сих пор считают одним из лучших в мире. Это действительно так, когда получает "Душу танца" и с душой танцует Наталья Ледовская (она была хороша даже в чьей-то невнятной хореографии). Когда лауреатка "Души" в номинации "Актер" Илзе Лиепа на пару с Николаем Цискаридзе самовыражается в "Пиковой даме". И особенно, когда четыре премьера Большого театра - Нина Ананиашвили, Инна Петрова, Сергей Филин и Юрий Клевцов - показывают настоящее высокое мастерство, "вкусно" разыгрывая страсти в шутливом балетике "Прелести маньеризма".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3368

СообщениеДобавлено: Вт Мар 09, 2004 3:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2003031001
Тема| Балет, МТ, "Принцесса Пирлипат", "Щелкунчик", Персоналии, Шемякин М., Симонов К., Слонимский С.
Авторы| Никита Елисеев
Заголовок| Крепкий орешек.
Где опубликовано| Эксперт (Россия)
Дата публикации| 20030310
Ссылка| http://archive.expert.ru/sever/03/03-09-64/scultur.htm
Аннотация|

В Мариинском театре - премьера особого рода. К "Щелкунчику" Чайковского, поставленному и оформленному скульптором и художником Михаилом Шемякиным в содружестве с молодым хореографом и танцовщиком Кириллом Симоновым, добавили... как это по нынешним временам называется - сиквелл? Нет, сиквелл - это просто продолжение. Приквелл! События, происшедшие до, если можно так выразиться, основной истории. Балет современного композитора Сергея Слонимского "Принцесса Пирлипат, или Наказанное благородство" предваряет классический балет Чайковского.
В "Принцессе Пирлипат" рассказывается история про то, почему племянник Дроссельмейера превратился в уродца Щелкунчика, почему он враждует с крысами и почему его может расколдовать беззаветная любовь Маши. Пересказывать балетные либретто, особенно по новеллам Гофмана, - неблагодарное дело. Гофман писал свои тексты, перепутывающие явь и сон, бред и действительность, предварительно накачавшись кофе или вином. Сами понимаете, как должен выглядеть сюжет психоделического, что называется, произведения.
"Пирлипат" и "Щелкунчик", представленные в один вечер, в каком-то смысле уникальны. Не припомню случая, чтобы художник балетного спектакля был одновременно и постановщиком. Мне почему-то вспоминается "Послеполуденный отдых фавна" Вацлава Нижинского и Льва Бакста. Но все же постановщиком спектакля был танцовщик Нижинский, а не художник Бакст. Художник ведь, волей-неволей, приносит в балет свой небалетный взгляд. В результате балет больше становится похож на перформанс (карнавал? мимическое представление?), благодаря чему подставляет незащищенные фланги под огонь балетной критики.
Представление Шемякина и Кирилла Симонова под музыку Сергея Слонимского и Петра Чайковского оказывается в равной степени архаическим и футуристическим. Создатели его обращаются к самым древним - может быть, еще дотеатральным - формам зрелищного искусства: к карнавалу и маскараду. Вместе с этой добалетной дотеатральной архаикой вовсю используются наиновейшие технические достижения, вся современная театральная машинерия - чего стоит один только гигантский, во всю сцену Мариинки, черный экран, по которому в "Принцессе Пирлипат" проносится изображение красного ореха Кракатука! Такое не может не раздражать ревнителей чистого балетного искусства.
Но благодаря этому странному спектаклю я вдруг услышал в последнем, предсмертном балете Петра Чайковского то самое важное, что было в этом великом композиторе и несчастном человеке, - мольбу о нормальности и Божий ответ на эту мольбу. Ну, что-то вроде: "Господи! Почему я не такой, как все? Почему я какой-то Щелкунчик, урод, почему мне не дано нормальной любви и нормальной жизни?" И соответствующий ответ: "Да чтобы ты писал гениальную музыку, несчастный Щелкунчик, наказанный за благородство".
Наказанное благородство
Подспудный трагизм "Щелкунчика" в "Принцессе Пирлипат" подчеркнут, выпячен. Чему способствует не столько сюжет - поди разбери в балете сюжет, - сколько музыка Сергея Михайловича Слонимского. В декорациях Михаила Шемякина есть еще доля юмора, несерьезности: мол, пугаю, но вам-то не страшно! Музыка Слонимского почти полностью лишена такого подмига зрителям и слушателям. Что объяснимо: Гофман для Сергея Слонимского, и в особенности "Щелкунчик" Гофмана, - особый писатель, особый текст. Об этом я первым делом и спросил композитора.
- Мне кажется, что в вашем обращении к Гофману, и в особенности к "Щелкунчику", есть нечто интимное, что ли? Ведь ваш отец Михаил Слонимский входил в знаменитое литературное объединение, названное в честь гофмановского цикла новелл, - "Серапионовы братья". Как раз из этого цикла - сказочная новелла "Щелкунчик и Мышиный Король".
С.С.: Да, мой отец входил в это объединение. "Серапионами" были также Михаил Зощенко, Вениамин Каверин, Всеволод Иванов, Николай Тихонов... Гофман - один из любимых писателей моего отца и мой любимый писатель. Сказочник? Фантастический реалист? В его новеллах, сказках зло очень сильно, оно - могущественно. Оно - вооружено. Добро беззащитно, наивно, не столь подготовлено к борьбе, но оно... остается. Оно - существует. Фантастическим образом добрые благородные люди не погибают, хотя находятся на грани катастрофы. Это вечная тема Гофмана, которая есть и в "Щелкунчике".
В либретто балета Петра Ильича Чайковского не была использована первая часть сюжета - "Сказка о крепком орехе". Рассказ о том, как юноша, племянник Дроссельмейера, стал уродцем Щелкунчиком. Он слишком благороден. Он расколдовал принцессу Пирлипат, принял на себя ее уродство. Тогда Пирлипат отвергла его. Щелкунчик сделал свое дело и оказался осмеянным, одиноким. Романтическая гофмановская тема, требующая нескольких планов. И в музыке я постарался дать эти планы. Оркестровые характеристики людей - добрых, коварных, разных. Романтические, напевные мелодии в традиции Чайковского, но отнюдь не заимствованные. Это было бы претенциозно и безвкусно. Мелодии печали, одиночества, любви, радости и грусти. Главным образом - грусти. Это - темы молодого Дроссельмейера. Есть органные звуки, которые связаны с добрым волшебством Дроссельмейера-старшего. И есть компьютерные звучания - это злое крысиное волшебство. Злой подземный крысиный мир, в котором живут и благоденствуют крысы. Они - вооружены, они - современны, поэтому для их мира потребовался компьютер, поэтому они танцуют под модную ныне ретро-музыку, танго в стиле Пьеццолы, заполонившего сейчас все залы, сменившего былого кумира - Вивальди. Они танцуют и под звуки самой модной теперь мини-музыки, кружения трех нот в неуловимом рисунке странного такого канкана. Крысы живут полной, счастливой жизнью, в то время как благороднейший из героев все время на грани гибели.
Вот, собственно говоря, сфера музыкальных образов "Принцессы Пирлипат". По-моему, это очень близко Чайковскому. Не музыкально, а мировоззренчески, что ли? Хотя и не только. В "Щелкунчике" ведь есть этот подземный мышиный мир. Чайковский как раз открыл поддонные силы зла, которые потом, в ХХ веке, обрушатся в симфониях Шостаковича, в балетах Стравинского, в сочинениях Бартока. Понимаете, мне очень важно было показать музыкой, что есть (как писала Марина Цветаева) "победы, которых нужно стыдиться", и есть поражения, которыми можно гордиться. В финале "Пирлипат" - оргия крыс, превративших Дроссельмейера в Щелкунчика, вакханалия компьютерных звуков - вот победа, которой стоит стыдиться. А в это время у медных инструментов очень мощно звучит тема любви, тема достойного поражения, которым можно гордиться.

- Чья это была идея - дополнить балет Чайковского приквеллом?
С.С.: Это мысль Шемякина: сказка Гофмана должна иметь полное балетное воплощение. С благословения Валерия Гергиева Шемякин заказал музыку к "Принцессе Пирлипат" мне. Гергиеву понравилось то, что я сделал. Он сам стал за дирижерский пульт, что он делает крайне редко в балетах. Кроме "Щелкунчика", я не знаю случая, чтобы Валерий Гергиев дирижировал балетной музыкой. И "Пирлипат" он не доверил другому дирижеру, что, конечно, усилило музыкальное звучание "Наказанного благородства". Вот вторую часть заглавия придумал я. Когда я прочитал либретто Михаила Шемякина, я понял, что самое главное в нем вот это - не вознагражденное, но наказанное благородство.
Это не противоречит мироощущению Гофмана и, в особенности, Чайковского. У Чайковского не редки трагические кульминации. Увертюра-фантазия "Ромео и Джульетта", симфоническая поэма "Франческо да Римини", Шестая симфония. Да и первая часть "Щелкунчика" очень трагична, в отличие от лучезарного финала. Хотя ведь и у Чайковского финал далеко не так лучезарен. Шемякин хорошо это понял. У него Дроссельмейера-старшего не приглашают на содеянный им пир. Добрый волшебник остается забыт, он то ли печально, то ли внимательно глядит сквозь щели ставень на лавку сладостей, Конфитюренбург, где пируют Маша, полюбившая Щелкунчика, и Щелкунчик, ставший прекрасным принцем. В музыке Чайковского это есть. Пробудившийся к новой человеческой жизни Щелкунчик трагично и остро воспринимает внезапно вспыхнувший свет непривычного существования, как прозревшая Иоланта из одноактной оперы Чайковского. Недаром эта опера и балет "Щелкунчик" в 90-х годах ХIХ века ставились в один вечер...
Заточение в уродство

Сергей Слонимский был, как видите, немногословен. На прощание он сказал: "Что может сказать композитор? За него должна говорить его музыка". Иное дело - Михаил Михайлович Шемякин. Соединение таких разных людей кажется интересным, необычным. Впрочем, как выяснилось, не таких уж разных, давно знакомых, давно единомышленных.
- Вы часто говорили о том, что ваше детство, с 1946 по 1957 год, прошло в бывшем Кенигсберге; ваш отец был военным комендантом этого города. Любопытно, знаете ли вы, что один из ваших любимых писателей, Гофман, чья сказка легла в основу двух балетов, оформленных и поставленных вами, родился в Кенигсберге, учился в тамошнем университете? Нет позыва поставить ему памятник - там?
М.Ш.: Да, я интересовался биографией Гофмана, великого писателя и удивительного композитора, и знаю, что город моего детства - это город и его детства. Что же до памятника, то я уже начал над ним работу. Это будет такой театрально-скульптурный архитектурный ансамбль: Гофман в окружении своих героев. Я уже сделал скульптуры Щелкунчика, Мышиного Короля, нескольких других персонажей. Все упирается в поиск денег, потому что монументальная скульптура может быть реализована только при наличии материала, не только скульптурного, но и денежного. Конечно, памятник Гофману в Кенигсберге - это было бы прекрасно, но я размышляю о Берлине. Во-первых, как писатель Гофман состоялся в Берлине, во-вторых, немцы просто быстрее соберут деньги.
- У кого и как родилась идея дополнить балет "Щелкунчик" приквеллом?
М.Ш.: Не мне первому пришла в голову такая идея. Первым это придумал в 30-е годы замечательный балетмейстер Федор Лопухов. Он уже заказал музыку к будущему балету о неблагодарной принцессе Пирлипат, благородном Дроссельмейере и его дяде, добром волшебнике Дроссельмейере-старшем Дмитрию Шостаковичу, но тут Шостаковича в пух и прах разгромили советские критики за балеты "Болт" и "Светлый ручей", после чего Дмитрий Дмитриевич Шостакович зарекся писать балетную музыку.
Последней серьезной попыткой приквелла "Щелкунчика" был балет американского модернистского хореографа Макса Морриса "Крепкий орешек". Музыка была Чайковского, но изобразительное решение вполне модернистское или постмодернистское. В общем, разухабистое. Принцесса Пирлипат после заклятия мышиной волшебницы превращалась не в Щелкунчика женского пола, как у Гофмана, а в свинью, что неправильно сюжетно, потому что Дроссельмейер-младший, расколдовавший Пирлипат, принимает на себя ее уродство - становится Щелкунчиком. Гости Штальбаума пьют кока-колу и насилуют сестру Маши под рождественской елкой, Щелкунчик бегает в маске хоккейного вратаря. Хотя вот эта последняя придумка - неплоха. У Щелкунчика - металлическая сетка на лице, он, как в тюрьму, заточен в свое уродство, в свою несхожесть с людьми. Мне не хотелось так надругиваться над Чайковским и Гофманом. Мне хотелось, чтобы и тот, и другой получили адекватное балетное воплощение.

- Расскажите о музыке Сергея Слонимского к балету "Принцесса Пирлипат, или Наказанное благородство".
М.Ш.: Самое страшное, если бы "Пирлипат" была стилизацией под музыку Чайковского. Этого следовало избежать всеми силами. И поэтому, когда встал вопрос о композиторе для самостоятельного балета, предваряющего "Щелкунчика", я вспомнил о Сергее Слонимском. Диапазон этого композитора, его колоссальный интеллект, его знания, широта его взглядов позволили создать уникальное произведение. Рабочую запись музыки сделал Валерий Гергиев, я работал по ней в Америке. Музыку прослушали многие американские композиторы, музыковеды - и пришли от нее в восторг. Сергею удалось то, о чем мне мечталось, о чем и он думал: проложить какие-то своеобразные духовные мосты к романтизму Чайковского и одновременно остаться современным композитором. Замечательно использование компьютерной музыки в изображении мышиного царства. Писк, шелест, искаженный звук - это звуковой образ мира, в котором живут эти странные подземные подпольные существа. А есть в его музыке и много такого, что спиритуально связывает его музыку с музыкой "Щелкунчика".
- А как вы познакомились с Сергеем Слонимским?
М.Ш.: Ой, с Сережей мы дружим Бог знает с какого времени. С середины 60-х? С начала 60-х? В 1967 году мы с ним работали над оперой Шостаковича "Нос". Вот как раз напротив Мариинского театра, в Оперной студии режиссер Виталий Фиалковский ставил эту оперу, а я был художником. Сергей Михайлович же делал все, чтобы хотя бы один вечер эта опера была показана публике. Тогда это было опасное и неприбыльное занятие - быть пиар-менеджером такой постановки. Он был энтузиастом нашего спектакля, который был закрыт после генеральной репетиции. Опера была сразу же запрещена. Сейчас Валерий Гергиев предложил мне сделать реконструкцию того старого спектакля уже на сцене Мариинского театра.
- А кто будет режиссером этого спектакля?
М.Ш.: У меня, конечно, будет ассистент, но ставить буду я. Ведь если я берусь за какую-то работу, то воплощаю мою концепцию, и специалист-режиссер, который знает, что такое па-де-де и па-де-труа, должен быть, грубо говоря, подо мной. В противном случае мы просто разойдемся. Я ведь тоже режиссер. Я занимаюсь режиссурой в своих скульптурах. Скульптура - это театр, и театр более сложный, чем просто подмостки, потому что режиссер еще может сказать: "Не получилось! Встаньте с этого стула и махните рукой по-другому". Или там "дерните ногой по-другому!". Я же не могу так сказать металлу. Я не могу сказать бронзе: "Будьте любезны - поднимите руку повыше!" Для меня скульптурная композиция, памятник - сложное театральное действие. Раз я постановщик театра в бронзе, то почему мне не быть постановщиком театра на подмостках?
- Стало быть, вы считаете, что театр - это ожившие скульптуры, а скульптуры - застывший театр? То есть вы согласны с Гордоном Крэгом, который писал, что лучшим артистом была бы марионетка, беспрекословно слушающаяся режиссера?
М.Ш.: А вы знаете, что раньше балетные представления разыгрывались куклами, марионетками, чтобы потом быть перенесенными на сцену для живых артистов? Мне это рассказал Андрей Севбо, мастер, изготавливающий маски для "Пирлипат" и "Щелкунчика". Он много работает и как режиссер кукольного театра. У него как раз есть такая идея - возродить балеты марионеток.
- Касательно художника, который является одновременно и постановщиком спектакля. Когда я смотрел на ваши декорации, мне вспомнился Николай Акимов, мне показалось, что его театральное искусство вам очень близко.
М.Ш.: Мы дружили с Николаем Павловичем Акимовым. Моя мама Юлия Предтеченская работала у него в Театре комедии. Акимов иногда посещал мою студию, поддерживал меня во время гонений. У меня была выставка в 1967 году в Консерватории. Естественно, был наезд сотрудников госбезопасности по доносу Союза художников. Николай Павлович Акимов, Мстислав Ростропович, Альфред Шнитке пришли на эту выставку. Чтобы отстоять экспозицию, написали в книге отзывов слова похвалы, поддержки. Потом, конечно, всем, кто оставил хвалительные отзывы, было дано по шапке по линии ГБ и парткомов. Николай Акимов - грандиозный режиссер и великолепный художник, но непосредственное влияние... Не знаю. Просто я иду от тех же театральных источников, что и Акимов. Можно назвать их формалистическими, декадентскими, а можно - народными, древними. Театр - зрелищный, яркий, когда даже стул на сцене красив, оригинален, вычурен. Карнавал, театр масок, commedia dell arte. Вообще, самые разные маски - бразильские, цейлонские, африканские, из этих масок я делаю вытяжки, чтобы получились мои, шемякинские маски.
- По поводу театра масок. Мне показалось: то, что вы, Сергей Слонимский и хореограф Кирилл Симонов делаете в "Пирлипат", больше подойдет актерам-мимам, чем балетным артистам. В пластике Антона Адасинского, исполняющего роль Дроссельмейера-старшего, ничего балетного и очень много от пластики немецкого, немого экспрессионистского фильма "Вампир Носферату" или "Кабинета доктора Калигари". Это правильное ощущение?
М.Ш.: Антон Адасинский - это мой выбор. На счастье, я имею право приглашать на нетанцевальные роли (а Дроссельмейер - нетанцевальная роль в этом балете) того, кто мне нравится. Я уже работал с Антоном в Венеции, в Эрмитажном театре вместе с Полуниным и другими "Лицедеями". Ему удалось создать уникальный образ Дроссельмейера-старшего. Это отмечают все рецензенты. Что до миманса, "Лицедеев" и Вячеслава Полунина, то я считаю, что вводить новую пластику в музейный театр давно пора. В принципе, с этой идеей согласен и Валерий Гергиев. Он вызвал в Нью-Йорк Полунина, мы беседовали с ним. Но на роль Дроссельмейера он никак не подходил. Он слишком добрый. Он лучится добротой. Он чересчур округлый для Гофмана. Нет в нем немецкой, экспрессионистской угловатости. Но я надеюсь, что и Полунин будет работать в каком-нибудь балетном спектакле Мариинского театра.
- Почему хореограф Кирилл Симонов не вышел на поклоны после "Принцессы Пирлипат, или Наказанного благородства"?
М.Ш.: Господи, да он уже был одет в костюм Щелкунчика, он готовился к этой сложной партии, которую исполняет в балете Чайковского. Ну что же, он до своей партии выйдет на поклоны? Как-то из театральных, суеверных соображений этого делать не следует. Потом, он очень скромный, очень застенчивый человек. Наверное, поэтому он так замечательно танцует Щелкунчика. В нем самом есть что-то от благородного Дроссельмейера-младшего.
- Есть замечательное стихотворение Вадима Шефнера, моралитэ, конечно, но мне нравится: "Не наживай дурных приятелей, / Уж лучше заведи врага. / Враг постоянней и внимательней, / Его направленность строга". У вас есть такой внимательный враг, кому вы неприятны и кто вам неприятен, но к чьим мнениям и суждениям вы прислушиваетесь, поскольку (к сожалению) ненависть зорче любви?
М.Ш.: Нет. Такого "любимого врага" у меня нет. Здешняя разносная критика - просто безграмотна и зла. А тамошняя - вся положительная. Даже язвительная, свирепая газета "Монд" откликнулась на "Щелкунчика" восторженной статьей. Внимательный враг должен быть тебе одномасштабен. Я здесь такого не ощущаю.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3368

СообщениеДобавлено: Ср Мар 10, 2004 10:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2003031301
Тема| Балет, БТ, "Светлый ручей", Персоналии, Ратманский А
Авторы| Кузнецова Т.
Заголовок| Светлый путь "Светлого ручья".
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20030313
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/370556
Аннотация| Балет Шостаковича возродится на сцене Большого.

В Большом театре на 18 апреля намечена премьера знаменитого балета Дмитрия Шостаковича "Светлый ручей". Это единственный балет в истории, удостоившийся полноценного партийного разгрома - статьи в газете "Правда", инспирированной ЦК ВКП(б). Историю "балетного дела" 1936 года напоминает ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.
"Светлый ручей" появился на свет в апреле 1935 года в ленинградском Малом оперном театре, именуемом в просторечии МАЛЕГОТом. Балетную труппу в нем создал Федор Лопухов, отличавшийся не только замечательным талантом хореографа, но и редким в балетном мире интеллектом. В своей новой труппе он культивировал комедию, как наиболее безвредный и популярный вид искусства. Проверив ее рецепт на старинных сюжетах ("Коппелия", "Арлекинада"), хореограф рискнул взяться за современность.
Композитор-интеллектуал Дмитрий Шостакович написал блистательную партитуру в строгом соответствии с балетными канонами.Либреттист (тоже интеллектуал-книжник) Адриан Пиотровский перенес ситуации французской комедии положений в колхоз "Светлый ручей", "потерявшийся в степях Северного Кавказа". Туда по случаю праздника в честь уборки урожая приезжает столичная артистическая бригада в составе Классической танцовщицы и Классического танцовщика. Их приезд вызывает целый переполох: переодетый собакой тракторист катается на велосипеде, престарелая дачница влюбляется в танцовщика, ее муж-дачник и местный агроном - в танцовщицу, жена агронома, оказавшаяся по образованию балериной, ревнует, колхозная молодежь ей сочувствует. В ночи происходит каскад свиданий с переодеваниями, всеобщей путаницей и шутовской дуэлью; все разрешается благополучно - роскошным grand pas и общим балабиле-переплясом.Некоторое время соавторам удавалось водить за нос цензоров и выдавать свой классический бурлеск за социальную комедию из современной жизни. В Ленинграде балет прошел с успехом: публика валила валом, критики же, хоть и ворчали по поводу отсутствия идеи и глубокого содержания, единодушно признавали, что музыка и танцы чудо как хороши. На волне общего энтузиазма "Светлый ручей" вместе с постановщиком и частью исполнителей переехал в столицу: в те времена (как, впрочем, и позднее) лучшие, уже апробированные, ленинградские балеты полагалось включать в репертуар Большого театра.В Большом сюжет слегка переработали на предмет большего правдоподобия и уже в ноябре 1935-го предъявили публике. Грянул почти триумф: рецензии были куда благодушнее, чем в Ленинграде. Благосклонно оценили изменения в либретто, отмечали блистательную работу дирижера Файера и взахлеб хвалили артистов. Хореографа Лопухова тут же сделали главным балетмейстером Большого. И вдруг в одночасье все рухнуло.По внутритеатральной легенде, на очередной спектакль заглянул сам отец народов. И товарищу Сталину балет не понравился. Газета "Правда" разразилась двумя разгромными статьями: "Сумбур вместо музыки" сокрушила оперу Шостаковича "Леди Макбет Мценского уезда", а "Балетная фальшь" изничтожила "Светлый ручей" (уверяют, что автором статьи был главный идеолог Жданов).В балете нашли разом формализм и натурализм, незнание жизни и равнодушие к ней. Авторов строго одернули: "Если вы не знаете колхоза, не спешите, поработайте, но не превращайте ваше искусство в издевательство над зрителями, не опошляйте жизни, полной радости творческого труда". И наконец вынесли приговор: "Тот, кому действительно дороги и близки новые отношения, новые люди в колхозе, не позволит себе превратить это в игру с куклами".Балетмейстера Лопухова отправили обратно в Ленинград руководить хореографическим училищем. Отныне и до конца жизни он ставил только сказки или спектакли по идейно проверенным литературным первоисточникам. Композитор Шостакович навсегда зарекся сочинять балеты. Либреттист Пиотровский угодил в лагеря. Балет "Светлый ручей" вошел в историю и там канул. С 1935 года его нигде и никогда не ставили, пока молодой хореограф Алексей Ратманский не предложил его Большому театру.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3368

СообщениеДобавлено: Ср Мар 10, 2004 10:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2003031302
Тема| Балет, БТ, "Светлый ручей", Персоналии, Ратманский А.
Авторы| Кузнецова Т.
Заголовок| Премьеры Большого не хотят быть трактористами.
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20030313
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/370557
Аннотация| В Большом театре целыми днями артисты вживаются в образы доярок и трактористов.


Фото: ПАВЕЛ СМЕРТИН

ТАТЬЯНЕ Ъ-КУЗНЕЦОВОЙ едва удалось отвлечь от репетиций балетмейстера АЛЕКСЕЯ РАТМАНСКОГО.
-Кому пришло в голову сделать ремейк репрессированного балета?
-Мне. Еще когда Геннадий Николаевич Рождественский был директором Большого, мы с ним обговаривали программу из трех одноактных балетов разных композиторов. Но по зрелому размышлению я предпочел одного композитора и предложил ему "Светлый ручей".
-Чем вас зацепила соцкомедия на колхозный сюжет?
-Музыка там гениальная и чудный милый сюжет, без затей, комедийный.
-Почему комедии из жизни бутафорского советского колхоза на ура проходили в кино у Александрова и Пырьева, а в балете аналогичная попытка закончилась крахом?
-Просто неудачная судьба. Тут нет какой-то глобальной закономерности, мне кажется. Если бы Сталин не пришел на тот роковой спектакль, то балет бы шел себе и шел.
-Как вы собираетесь поиграть с этим сюжетом? Ведь в наше время его нельзя ставить всерьез.
-А почему бы и нет?
-Ну как-то... трактористы, гармонисты, доярки...
-Это их работа. Вот она работает дояркой, этот - трактористом. Не вижу никаких проблем в том, чтобы поверить в это. К тому же я в первую очередь интерпретирую музыку. А это не чистосердечная музыка. Какая-то издевка у Шостаковича действительно есть. Но с другой стороны, он с головой окунулся в жанр балетной музыки, продолжая традиции Минкуса и Дриго - на уровне своего гения, конечно. В "Ручье" потрясающая именно балетная партитура: вариации, галопы, марши, польки - полный набор.
-Как артисты относятся к перспективе станцевать доярок и трактористов? Не саботируют репетиции?
-Один из исполнителей уже сказал: "Я тут прочитал либретто, мне как-то не очень близко, я, наверное, не буду участвовать". Люди появляются на репетициях, прикидывают, потом говорят: "У меня нога болит" или "У меня свои гастроли". Так ушли с постановки Андрей Уваров и Дима Гуданов, к которым я очень хорошо отношусь и которые прекрасно танцевали в моих постановках. Люди предпочитают зарабатывать деньги на гастролях, чем станцевать балет, который будет ставиться персонально для них. Это очень странная ситуация. Все вроде бы на службе, все получают зарплату, но некоторые могут выбирать, что им танцевать и танцевать ли вообще. На Западе такого не может быть, их бы просто не держали в труппе.
-Кто же в итоге будет танцевать?
-Это вопрос еще не решенный. У меня пять Зин - Степаненко, Лунькина, Капцова, Петрова, Яценко, три Классические танцовщицы - Александрова, Рыжкина, Андриенко, три Петра - Клевцов, Непорожный, Белоголовцев, три Классических танцовщика - Годовский, Скворцов и Филин. Буду выбирать.
-За полтора месяца вы собираетесь поставить, разучить и отрепетировать 90-минутный балет?
-Надеюсь, успею. За неделю я сделал уже треть. Правда, пока не начал работать с кордебалетом.
-Вы не боитесь ленивого кордебалета Большого?
-Обычно мне помогает то, что я сам актер. Я знаю, чего актеры терпеть не могут в балетмейстерах. Люди любят конкретные задания. Если ты чем-то недоволен, не надо говорить: "Вы ничего не можете". Надо сразу сказать: "Вот тут ухо назад, палец направо" и так далее. Я же уже работал с ребятами в "Каприччио". Танцевали блестяще. Мне важно добиться от них энергии, оптимизма. Ведь в те времена люди не играли, они действительно были оптимистами - все казалось прекрасным, и будущее виделось ясным, отчетливым.
-Вы думаете, Орлова играла всех этих "веселых ребят", веря в светлое будущее?
-Ну не думаю, что она держала фигу в кармане. Вот эти фильмы, кстати... Я все пересмотрел. Подкупает, честно говоря. Хотя примитивно до предела, действительно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3368

СообщениеДобавлено: Чт Мар 11, 2004 10:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2003031303
Тема| Балет, БТ, гастроли, балет Азербайджана, «1001 ночь»
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| Каково было джинну в бутылке?
Где опубликовано| Время новостей
Дата публикации| 20030313
Ссылка| http://www.vremya.ru/2003/44/10/33513.html
Аннотация| Азербайджанская «1001 ночь» на московской сцене

Для однодневной гастроли в Большом театре балет Азербайджана выбрал "1001 ночь" Фикрета Амирова - последний успешный спектакль советских лет. Впервые балет этот поставила Наиля Назирова - в Баку в 1978 году. Провинциальные театры СССР тут же кинулись его танцевать с непонятной тогда страстью. Нынешняя гастроль все расставила по местам: выяснилось, что руководители балетных трупп в начале 80-х нюхом чувствовали время.
В "1001 ночи" одна эпоха прорастала сквозь другую. Хореография в основном - перепевы Григоровича, с милым таким оттенком восточной эротики. Оргия в гареме, устроенная неверной женой отправившегося на охоту шаха, - пересказ римской оргии в "Спартаке". Любимый раб топчет шахиню дословно как Красс - Эгину, но вдруг возникает явный танец живота, солистка начинает размашисто качать бедрами. В этих отсылках к правившему тогда в Большом балетмейстеру нет ничего странного: в 1978-м Григорович уже не молодой новатор, но официальный главный хореограф страны, и подражание ему - нечто вроде присяги на верность. Если есть уже патентованные великие достижения в центре - почему бы их не повторить на местах? И страдающий от измены жены шах мается, как григоровичский Иван Грозный, и его подданные, которым выдан приказ уничтожить всех женщин ("от баб все зло"), вдохновляются действиями службы безопасности царицы Мехменэ Бану из григоровичской же "Легенды о любви". Но рядом со всем этим вторсырьем вдруг начинает пиликать скрипка нового века.
Века еще не то чтобы запрещенного, но пробирающегося домой тайными тропками. Мечтающего о веке Серебряном. (Марис Лиепа объявил тогда о "восстановлении" "Видения розы". Оно, собственно, никуда не девалось - его вполне успешно танцевали на Западе. Но перенос с зарубежной сцены не прошел бы - вот и изобретали велосипед.) Это потом уже хлынуло - продирались к Баланчину пермяки, стал фантазировать на фокинские темы Андрис Лиепа - а так только эхо "Шопенианы" звучало иногда, да "Половецкие пляски" побрякивали.
И вот азербайджанский балет "1001 ночь" впустил в себя эту дягилевскую мифологию, дягилевские сюжеты, дягилевский строй. Прежде всего сюжет: ведь вся история с изменой шахини - это сюжет фокинской "Шехеразады". И первый акт "1001 ночи" - это "Шехеразада" и есть, лишь переписанная языком социалистического симфонизма. Второй же акт, где в дивертисменте проходят персонажи сказок, рассказанных Шехеразадой разбушевавшемуся шаху, - это отсылка к "Свадьбе Авроры", к последнему акту "Спящей красавицы", что танцевали дягилевские артисты.
Бал сказок - не советская форма балета: недавние сказители предпочитали простраивать один сюжет на протяжении нескольких актов. А тут - все взято понемножку. Синдбад-мореход спасает некую девушку от злобной птицы Рухх, и поражает мужество птицы - Алексея Лисицына: мореход поднимает его вниз головой и кидает на пол с размаху; он приземляется на шпагат. Сказка об Али-бабе и сорока разбойниках апеллирует к "Айболиту-66": атаман разбойников копирует у тогдашнего Бармалея не только гримасы, но и манеру двигаться. А танец этих разбойников - точь-в-точь "Половецкие пляски", в них лишь всыпано чуточку стеба.
И по окончании этого странного балета (идет два часа как вполне современные опусы, а аккредитовывать на него непроверенных - неазербайджанских - журналистов азербайджанское посольство отказывалось категорически, в духе самых темных времен), балета, в котором накрошено все, от пафосной империи до насмешливой свободы, и станцованного то ли на три с минусом, то ли на два с плюсом, понимаешь, что руководители советских провинциальных трупп, солидные усталые люди, чувствовали странное зудение постмодернистского будущего, еще закупоренного в этом балете. А потом джинн вылетел из бутылки.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3368

СообщениеДобавлено: Чт Мар 11, 2004 10:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2003031304
Тема| БТ, балетная школа, Джойнвилл, Бразилия
Авторы| Наталия БАЛАШОВА
Заголовок| "Звезды" зажигают в Джойнвилле.
Где опубликовано| Московская правда
Дата публикации| 20030313
Ссылка|
Аннотация| 15 марта 2000 года в городе Джойнвилле на юге Бразилии открылась единственная за пределами России балетная школа Большого театра.

Наша газета сообщила тогда об этом событии. Открытию школы предшествовала большая подготовительная работа, в основу которой легло соглашение между Большим театром и мэрией Джойнвилла. Саму идею школы выдвинул префект города Луис Энрике под огромным впечатлением от увиденного им выступления артистов Большого театра в 1998 году.
Почти сразу же началось строительство здания, законченное в короткие сроки. Все было предусмотрено: классическая планировка для балетной школы, современное оборудование, удобные классы, пять больших репетиционных залов, получивших имена Нижинского, Павловой, Улановой, Мессерера и Богатырева (А. Богатырев был, кстати, одним из инициаторов создания школы). Есть в здании и камерный зал на 400 мест. Кроме того, в комплекс входят сценическая лаборатория, библиотека, восемь комнат для занятий на фортепиано, медчасть, столовая, зал для проведения выставок и другие необходимые помещения.
Педагогический персонал составляют российские и бразильские специалисты, среди которых такие известные бывшие солистки Большого театра, как Алла Михальченко, Нина Сперанская, Галина Богатырева.
В школе занимаются: 88 мальчиков и 156 девочек, 160 детей - выходцы из бедных семей. При наборе 80% мест отдается стипендиатам в возрасте от 8 до 10 лет, отобранным из муниципальных школ Джойнвилла среди более чем 24 тысяч учеников. Стипендиаты не платят за обучение, форму, транспортные услуги, медицинскую помощь и питание. Остальные ученики - дети не только из разных районов Бразилии, но и из других стран, победители ежегодного конкурса. Продолжительность обучения - восемь лет с возможной двухгодичной специализацией.
Разумеется, такой размах деятельности школы был бы невозможен без широкой поддержки разными предприятиями и частными лицами, именуемыми Друзьями Большого. Что и помогло школе за короткий срок стать настоящей визитной карточкой хореографии на всем южноамериканском континенте. Достаточно сказать, что Джойнвилл называют бразильской столицей балета за ежегодно проводимый самый крупный балетный фестиваль всей Латинской Америки.
И, конечно же, педагоги и ученики школы приезжают в Москву: берут наглядные уроки в Московской академии хореографии, смотрят спектакли Большого театра. Недавно новая группа из 8 человек прибыла из Джойнвилла в Москву. Бразильское посольство по этому случаю организовало в своих стенах встречу гостей с руководством Большого театра, пригласило прессу.
На встрече много и тепло говорилось о чрезвычайно плодотворных контактах между школой в Джойнвилле и Большим театром, значении и популярности школы на всем континенте: мэр Джойнвилла стал теперь губернатором штата, а два ученика школы уже танцуют в Европе.
Приятным сюрпризом для бразильских гостей стало оглашение Борисом Акимовым, директором балетной труппы Большого театра, решения руководства ГАБТ принять в стажерскую группу ученицу школы Ракэль Сеглиш. Тоненькая, хрупкая 16-летняя девочка так обрадовалась этому известию и смутилась, что только и могла сказать "огромное спасибо" и что будет "очень стараться" оправдать доверие русских и бразильских педагогов. А ГАБТ тем временем пошлет за океан, бразильским воспитанникам школы Большого театра, партию балетной обуви.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3368

СообщениеДобавлено: Пт Мар 12, 2004 11:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2003031401
Тема| Балет, БТ, гастроли, театр "Арвайден", Владикавказ, Персоналии, Баганова Т.
Авторы| Александр Соколянский
Заголовок| Самородок в модной оправе.
Где опубликовано| Ведомости
Дата публикации| 20030314
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/stories/2003/03/14-38-02.html
Аннотация| Москве показали "Золото нартов"

В балетном спектакле владикавказского театра "Арвайден" ("Небесное зеркало") есть четкая фабула, основанная на эпическом сказании о братьях-близнецах, золотой яблоне и морской деве, но понять, что в какой из сцен происходит, трудно - приходится лезть в либретто. Объяснить, почему этот спектакль называется "Золото нартов", еще труднее - можно лишь предположить, что руководитель "Арвайдена", режиссер и сценограф Виола Ходова, соблазнилась ассоциацией с "Золотом Рейна". Рассуждать об этом балете гораздо легче, чем получить от него живое удовольствие. Короче говоря, "Золото нартов" - балет для критиков. И, разумеется, для фестивальных скаутов.
Два года назад "Арвайден" приезжал в Москву на "Золотую маску", номинировался в конкурсе "Новация" и получил спецпремию музыкального жюри. Скептики пожимали плечами: для них обрядовый театр Виолы Ходовой ничем не отличался от бесчисленных ансамблей песни и пляски, потчующих публику "этнографическими консервами" (выражение покойного Дмитрия Покровского). Скептики, как водится, были правы лишь наполовину. Принять всерьез высокопарные тирады Ходовой насчет "циклов жизни и смерти, отраженных божественной беспристрастностью небесного зеркала", тем более соотнести с ними немудрящее представление - это как-то не получалось. Однако грех было не заметить, что руководитель "Арвайдена" - одаренная художница, что она эффектно и толково переписывает народные орнаменты, пользуясь опытом модернистского искусства. Сей способ "возвращения к корням" ничем не хуже прочих. Сегодня "возвращением к корням" можно провозгласить все, что угодно, включая творческую деятельность свиньи под дубом, и все найдет спрос. В общем, могло примерещиться, что "Арвайден" - клад для продюсера.
Сразу наметились интересные перспективы: сохранив за североосетинским коллективом статус театра-самородка, ввести его в поле contemporary art - заменить доморощенную музыку и хореографию более продвинутыми, оснастить все это дело политкорректной идеологией и покорить мир. Всякого, кто не восхитится, да поразит древнее проклятие нартов. Поскольку же нартовский эпос - достояние не одних только осетин, но и абхазов, и ингушей, и чеченцев, на критические замечания можно, помимо проклятий, отвечать обвинениями в "неэкологичности культурного сознания", ксенофобии и т. д. Это удобно.
Музыку для "Золота нартов" написал Владимир Николаев, известный "электронщик от симфонизма", видный член Термен-центра, увлекшийся в последнее десятилетие акустикой и театром. Он признает, что, работая для театра, не чувствует себя творчески свободным, "но все-таки берется за заказы с удовольствием и исполняет их добросовестно".
И талант, и опыт композитора-электронщика, и готовность к непостыдным компромиссам - все это в "Золоте нартов" было предъявлено с не оставляющей сомнений убедительностью. Николаев любит и умеет писать медитативную и сладкозвучную музыку, ориентированную на стиль "нью эйдж", но, раз уж ему предложили озвучить героический эпос, он и грохотнет изо всех сил там, где надо (в увертюре), и национального колорита подпустит, и трагически-бессмысленную гибель братьев-близнецов оплачет с подобающей душещипательностью...
История и впрямь жалостная: морская красавица Дзерасса перепутала Ахсара (" Отважного") с Ахсартагом (" Самым Отважным"), т. е. приняла деверя за собственного мужа и повела себя соответственно. Ахсар, как честный человек, отверг ее ласки, но вернувшийся муж почему-то решил, что брат их не только не отверг, а, напротив, сам бедную Дзерассу изнасиловал. Тут они и поубивали друг друга: а ведь могли бы, как нормальные люди, сесть, поговорить, выпить чарку ронга или пива... Впрочем, этих дивных напитков еще нет на свете; их изобретет лишь дочь Дзерассы, Сатана (NB: в ее имени ударение ставится на втором слоге). Поневоле приходится драться.
Поединок братьев осмыслен в "Золоте нартов" как грандиозная экологическая катастрофа: в него вовлекаются могучие силы природы, и шеренга оленей-ахсаровцев красиво выходит на смертный бой с ахсартагскими барсами. В реальности клуб "Барсов", конечно, задрал бы "Оленей", но для мифологического сознания, как для пристрастного судьи, устроить нулевую ничью - не проблема. Проблема в том, что пространство Новой сцены ГАБТа, как его ни обуживали, все равно оказалось чересчур велико для "Арвайдена" - эпическую битву оно превращало в мелкую потасовку. Понятно, что театру было лестно выйти на эту сцену, выступить перед 1000-местным (неважно, насколько заполненным) залом - а все же стоило напрячься и преодолеть соблазн. Мрамор и хрусталь (кое-где натуральные), плафон, расписанный как бы кистью Бакста, - в этом вальяжном интерьере спектакль Виолы Ходовой смотрелся не более выигрышно, чем скромный эстамп в массивной золоченой раме.
Второй неразрешимой проблемой стало качество танца. Хореограф "Золота нартов" Татьяна Баганова - человек еще более известный, чем композитор Николаев, и никак уж не менее добросовестный. Однако я просто боюсь говорить о ее работе - боюсь, ибо не могу понять, что входило в задачи хореографа и насколько результат работы соответствует замыслу. К примеру, Баганова ли ставила в первом действии балета воинственный танец кайтар и венчала его бессмысленной, на мой взгляд, живой пирамидой? Может быть, Баганова. А может быть, гордые аланы додумались до живых пирамид тысячу лет назад и хореографу пришлось склониться пред великими канонами традиционного искусства.
Сказать по чести, я плохо представляю, как Баганова работала с "Арвайденом". Она любит экономный, выверенный и предельно отточенный жест. Она славится пристрастием к жесточайшим методам тренинга. В своих знаменитых "Провинциальных танцах" Баганова, помимо всего прочего, ввела обязательные занятия йогой. Однако "отточенность" и "тренинг" - последние из слов, которые стоит употреблять в разговоре о "Золоте нартов".
Строгие построения Багановой размываются артистами "Арвайдена" с умилительной беззаботностью. Лихость, обаяние - этого у них не отнимешь, но йогой они занимались без должного усердия, это видно невооруженным глазом. И пусть меня зарежут, но я скажу: танцы в "Золоте нартов" относятся к фирменным работам Багановой так же, как паленая осетинская водка - к фирменной продукции завода "Кристалл".
Кто обиделся на шутку, пусть сам на себя обижается. Если же говорить серьезней, мы никак не обойдемся без затрепанного, но до сих пор модного слова "мультикультурализм".
Не будем принимать во внимание его наиболее радикальные версии: "долой культуру "мертвых белых европейцев", с нами мудрость Вицлипуцли и сила Мама-Джумбо! " и т. д.; нормальные, вменяемые мультикультуралы - вполне приличные люди. Они считают (и имеют на то основания), что идея "плавильного котла", где все культуры должны слиться в единое целое, себя дискредитировала. Нужно усвоить новое (или, если угодно, наидревнейшее) правило: живи с другими, оставаясь собою. Сформулируем строже: культуры, не похожие друг на друга, могут (и должны) сосуществовать по принципу "интеграция без ассимиляции". Если признать (для начала - хотя бы на словах), что они равноценны, жизнь мира станет спокойнее, а все свободные искусства повсюду пышно расцветут: каждое - на свой лад, но с учетом чужого опыта. Так оно выглядит в теории.
На практике же все обычно получается по-арвайденски: худо-бедно освоив чужой язык (в нашем случае - язык танца), мультикультурал совершенно не интересуется "правильным произношением". Еще бы, говорить по-английски, как выпускник Оксфорда, - это как раз и значит ассимилироваться, променять свою этническую самость на блага чуждой цивилизации. И вдобавок, говоря по секрету, это же очень трудно - поставить правильное произношение...
Хорошая вещь - мультикультурализм. Он как война: всех объединит, все спишет, обяжет малограмотность считать самобытностью, а отсутствие профессиональных навыков - залогом свободного самовыражения. "Золото нартов" в этой системе ценностей вообще не подлежит критике: оно прекрасно именно тем, что оно такое, какое есть.
Есть лишь одна закавыка. Можно понять и простить все, что сделал "Арвайден", - ничего другого он просто не мог сделать. Удивляет то, как жеманничает североосетинский театр со своей национальной эпопеей. Миф о Дзерассе в "Золоте нартов" излагается на манер дедушки Н. А. Куна, застенчиво оскоплявшего мифы Древней Греции.
"На землю нартов пришла смерть. Но под сердцем Дзерассы уже теплится новая жизнь. Небесная голубка и дочь моря станет матерью героев рода Ахсартаггата... " (цитирую буклет "Арвайдена").
Станет, станет, и не только матерью близнецов. В этом ей поможет небожитель Уастырджи: он спустится на землю, чтобы похоронить братьев-близнецов и взять Дзерассу в жены. Обманутый дочерью моря, он дождется ее смерти и овладеет трупом Дзерассы, а вслед за Уастырджи то же самое сделают его конь и пес. Вследствие этого мертвая красавица родит вышеупомянутую дочь Сатану, жеребенка Арфана и щенка Силама - "старшего из коней" и "старшего из собак". Конечно, мысль о родстве всего сущего сейчас популярна, как никогда, она лежит в основе ньюэйджерского мировоззрения, но, видимо, нартский эпос предлагает слишком уж крутой вариант всеобщего родства.
Я вовсе не мечтаю увидеть эту историю в третьем отделении "Золота нартов": двух поставленных с меня достаточно. Я хочу лишь сказать, что жару подлинного мифа, его неистовым страстям и безумным деяньям нет и не могло быть места в благообразном, желтенько-голубеньком спектакле Виолы Ходовой. Что все "тр-рагические" моменты в музыке Николаева слишком уж явно сделаны на заказ. Что идеология и искусство "нью эйдж", велящие современному человеку расслабиться, успокоиться и возлюбить себя, как самого себя, в моей ассоциативной памяти прочно увязаны со славной шуткой Михаила Жванецкого. Можно даже думать, что ньюэйджеры приняли ее не как шутку, а как тайную доктрину и руководство к действию: "Вы снотворное вместе со слабительным принимать не пробовали? Интереснейший эффект получается! " По-моему, этим все сказано. А кому не ясно - примите и проч.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3368

СообщениеДобавлено: Пт Мар 12, 2004 11:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2003031402
Тема| Балет, БТ, гастроли, балет Азербайджана, «1001 ночь»
Авторы| Елена Губайдуллина
Заголовок| Тысяча и один клон.
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20030314
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/370830
Аннотация| В Большом театре прошли гастроли бакинского балета


Театр оперы и балета из Баку привез в Москву балет, национальный по форме и азербайджанский по содержанию
Фото: МИХАИЛА ГУТЕРМАНА


Однодневные гастроли Азербайджанский театр оперы и балета приурочил к 80-летию своего классика - композитора Фикрета Амирова. Его балет "Тысяча и одна ночь", четверть века назад поставленный Наилей Назировой, считается национальным азербайджанским достоянием. Однако ЕЛЕНА Ъ-ГУБАЙДУЛЛИНА не смогла отличить национальное от эсэсэсэрного.Двухчастное хореополотно составили завуалированные и явные цитаты из спектаклей Юрия Григоровича. Это закономерно. Ведь пресловутая формула советского искусства в балете решалась однозначно: за "национальное" отвечали ориентальные руки танцовщиков, за "социалистическое" - то сочетание классики и акробатизма, которое узаконил главный балетмейстер Советского Союза Юрий Григорович. Но хореограф Назирова пошла дальше: клонировала не только движения, но и целые сцены из опусов Григоровича.Героические вариации гневного Шахрияра (Ислам Исламов) - вылитый Спартак.
Мелкие прыжки-вращения Шехеразады (Римма Искендерова) с витиеватой игрой рук - натуральная Ширин из "Легенды о любви". Неверная Шахриярова жена Нурида (Елена Скоморошенко) устраивает оргию, взяв за образец разложение древнеримской распутницы Эгины. А скорбное шествие обреченных на смерть женщин повторяет путь плакальщиц из той же "Легенды".Существенное отличие в том, что азербайджанский хореограф с большей лихостью внедряет в акробатическую классику национальный элемент: каждая вторая сцена балета представляет собой соревнования по исполнению танца живота. На этой стезе особенно преуспела Алсу Гимадиева, станцевавшая подругу Али-бабы Марджану. А вот с акробатикой дело не сложилось: в любовных адажио, сделанных будто под копирку, кавалеры чуть не падали, перебрасывая с плеча на плечо своих дам. Одинаково трудно пришлось Аладдину с Будур и Синдбаду с Девушкой, а Шахрияру - тяжелее вдвое: ему пришлось таскать и распутную Нуриду, и сочинительницу Шехеразаду.Впрочем, с остальным текстом национального достояния, удостоенного некогда Госпремии СССР, артисты справились легко. Самым живым моментом стала детская выходка атамана разбойников (Юрий Лобачев). Усатый негодяй кровожадно наклонился над оркестровой ямой в поисках очередной жертвы. Искал он не там: как раз оркестр Большого театра под управлением азербайджанского дирижера Джаваншира Джафарова вполне пристойно обошелся с азербайджанской партитурой. Особенно отличились ударные.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3368

СообщениеДобавлено: Пн Мар 15, 2004 10:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2003031701
Тема| Балет, БТ, гастроли, МТ, «Кармен», «Юноша и Смерть», «Средний дуэт»
Авторы| Майя Крылова.
Заголовок| Смерть по жизни.
Где опубликовано| Независимая Газета
Дата публикации| 20030317
Ссылка| http://ng.ru/culture/2003-03-17/8_ballet.html
Аннотация| Мариинский балет на гастролях в Москве

Гастроли Мариинского балета на сцене Большого театра - проект "Золотой маски" и ответ с Невы на весенние выступления оперы и балета ГАБТа в Петербурге. Интерес к гастролям подогрелся недавним конфликтом между Мариинкой и хореографом Роланом Пети. Француз опротестовал аутентичность исполнения своих балетов - те самые "Кармен" и "Юноша и Смерть", которые питерцы нынче и показали. В результате критики и балетоманы принялись прикидывать степень сходства спектаклей с оригиналом. Лишь десятиминутный "Средний дуэт" Алексея Ратманского, метафизической гурманской начинкой прослоивший пласты пирога из двух опусов Пети, воспринимался просто - как хорошо поставленный концептуальный номер в прекрасном исполнении Светланы Захаровой.
...Детали на самом деле не мелочь. Вот, скажем, убрав красное одеяло с белой кровати в сцене "Кармен и Хозе в спальне", Мариинский театр зачем-то завесил кричаще-красным занавесом другую кровать - ложе самоубийцы в балете "Юноша и Смерть". Подобным трюком великолепно пользовалась Джулия Ламберт в "Театре" Сомерсета Моэма, когда хотела отвлечь внимание публики от актрисы-конкурентки. Но там было ясно, зачем отвлекать. А здесь громадная яркая тряпка замещала своей буквальностью трагическую метафорику танца.
После такой жирной точки, поставленной вначале, исполнителям было труднее вырулить к нужному типу и уровню эмоций. Хотя Андриан Фадеев (Юноша) красиво ввинчивал двойные обороты в воздухе в трогательную трактовку своего героя: беззащитная мышка в когтях сытой кошки. Смерть у Ирмы Ниорадзе делилась с героем своей мертвящей загадочностью, она была похожа на глюк после марихуаны (в этом балете персонажи много курят). Но не купалась в брутальном садизме, как роскошно и с кайфом делала другая исполнительница - Юлия Махалина.
Можно не соглашаться с претензиями Пети: в конце концов он знал, на что идет,
когда отдавал фирменный стиль в российские руки (и ноги). Но его нужно понять. Когда автору этих строк полгода назад довелось смотреть в Петербурге "Кармен", рядовой спектакль текущего репертуара, - это было похоже на затанцованный до полусмерти "Дон Кихот". А значит, стрела в принципе била мимо цели. Не в пространство злого, ироничного, изысканного кабаре, в эстетике которого Пети поставил свой балет, но в область традиционной сценической "испанщины". Теперь, на гастролях в Москве, танцовщики подсобрались - и оказались в ситуации Колобка: от профанации стиля Пети постарались уйти, но к чему-то определенному не пришли. Диана Вишнева в роли Кармен положения не спасла - танцевала будто в состоянии усталости. А ее партнер Андрей Меркурьев (Хозе) провел спектакль как в стопоре, чему способствовал на редкость унылый оркестр Мариинского театра.
Впрочем, глобальный смысл гастрольной программы все равно действовал на зрителей с очевидностью топора, занесенного над приговоренным. И как не впасть в прострацию, если персонажи мрут, как мухи: сначала Кармен зарежут, затем безымянные герои "Среднего дуэта" уйдут на тот свет, а под конец, узрев свою кончину в облике вульгарной девицы, в парижской мансарде повесится нервный молодой человек...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Страница 1 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика