Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2003-04
На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Янв 08, 2004 10:04 am    Заголовок сообщения: 2003-04 Ответить с цитатой

В этом разделе газетного киоска помещаются ссылки на статьи, вышедшие в апреле 2003 года
(первый номер ссылки - 2003040101).

Номер ссылки|
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|
Аннотация|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Эжен
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 26.12.2003
Сообщения: 29
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 07, 2004 7:22 pm    Заголовок сообщения: 2003-04 Ответить с цитатой

"Маска" без маски.
Марина Зайонц.
2,183 words
1 April 2003
Итоги (Россия)
Russian
(c) 2003 Итоги. Издательство Семь Дней
ИСКУССТВО
ПРОДЮСЕР "Мы живем в ужасной среде, где очень много ревности, очень много зависти... И это наше сообщество, наши коллеги. Они воспринимают как должное, когда получают награды, и бесятся, когда проигрывают. Тогда они начинают искать виноватых", - говорит генеральный директор "Золотой маски" Эдуард Бояков
Национальная театральная премия "Золотая маска", пережив положенную череду скандалов при рождении, год от года становится все респектабельнее и буржуазнее. В этом году фестиваль переехал в Санкт-Петербург и вписался в государственные торжества по случаю 300-летия города (показ фестивальных спектаклей одновременно будет проходить и в Москве). На следующий год организаторы отметят уже свою круглую дату - десятую "Маску". Но закулисная борьба вокруг премии не утихает, ее продолжают обвинять в пристрастности, нечестности и прочих грехах. О тактике и стратегии премии и о причинах столь упорного несогласия некоторых театральных деятелей с ее итогами мы решили поговорить с генеральным директором ассоциации "Золотая маска" Эдуардом Бояковым.
- У нас в стране сейчас масса премий, но ни одна из них, мне кажется, не вызывает такую бурю эмоций. Почему именно "Маска" вызывает столько страстей?
- Кинопремии вызывают куда большую реакцию, уж поверьте. У нас не было ничего близкого к тому, что сопровождало появление "Золотого орла". Потому утверждаю категорически: в кино и нервов тратят, и грязи выливают намного больше. Я слежу за этим, это моя работа. У нас же в прошлом году, если только исключить одну публикацию (члены жюри актриса Ольга Остроумова и главный редактор журнала "Театр" Валерий Семеновский высказали в одной из центральных газет свое резкое несогласие с итоговым решением. - "Итоги"), тон комментариев был в целом позитивным.
- А в памяти осталась эта единственная. Очень уж громкая была. Люди в Министерство культуры ходили жаловаться, это ведь не шутка.
- Это все следствие того, что "Маска" состоялась. Никто не пойдет жаловаться на какую-нибудь премию под названием "Хрустальная туфелька". Можете себе это представить? Вот и я нет. Действительно, руководитель одного крупнейшего театра, заслуженный человек, дает интервью (интервью с Марком Захаровым было опубликовано в "Итогах" N 45 за прошлый год), где говорит, что он испортил отношения с организаторами "Маски" потому, что ему не дают премии. Да я ничего так не хотел все эти годы, как того, чтобы Марк Захаров ее получил. Могу в этом признаться абсолютно откровенно. Не хочу я ни с кем портить отношения, поверьте.
- Так, может, все дело в том, что вас все еще считают человеком со стороны? Вы ведь из бизнеса пришли в "Маску"?
- Но сначала я учился журналистике, в Воронеже работал завлитом в ТЮЗе. Потом началась перестройка, и я приехал в Москву жить новой жизнью. Да, занимался серьезным бизнесом, получил совершенно другое образование - финансово-экономическое. Но старых связей с театром не терял, а когда заработал деньги, сделал карьеру и понял, что состоялся как менеджер, возник вопрос: либо дальше все это эксплуатировать, либо снова совершить резкий поступок. Я выбрал очередное изменение, ушел из бизнеса и в 1996 году провел первый фестиваль. До этого "Золотая маска" была только московской, но уже возникла идея провести российский фестиваль, и нужно было всю систему заново придумывать. Театр в принципе не может существовать в закрытом режиме, а привычная система гастролей у нас по целому ряду причин абсолютна разрушена, фестиваль в этом смысле должен был стать центром, вокруг которого в обновленном виде возрождается гастрольная деятельность. Я принес из дома факс, компьютер, телефон и пригласил неско льких людей. Замечу, что я никогда не получал зарплаты в Союзе театральных деятелей (СТД), ни тогда, ни сейчас. Так как я сам в бизнесе крутился, то легко мог поставить себя на место человека, который дает деньги. Думаю, что в этом и было основное мое преимущество. Когда люди театра приходят просить денег, они ведь очень слабо себе представляют, зачем это нужно тем, у кого эти деньги есть. А я этот ответ знал, и мне удалось сколотить серьезный спонсорский пул.
- До сих пор не очень понимаю, "Золотая маска" - это самостоятельная организация или премия СТД Российской Федерации?
- "Маска" - премия союза. Но исполнительный орган премии - некоммерческая ассоциация "Золотая маска". Я на этом тогда очень жестко настаивал, потому что понимал, в какой ситуации могу оказаться. Моим условием было, что именно я наравне с СДТ являюсь соучредителем этой ассоциации. Принцип разделения властей - священный демократический принцип - должен работать не только в политике, но и здесь тоже. Одни должны решать как, а другие должны делать. Для меня это ключевой момент. Так как себе я верю больше, чем большинству остальных людей, то должен был быть спокоен, что не попаду в чью-то игру. При том что решения всех основных глобальных вопросов - состав экспертного совета, состав жюри, изменения в Положении - в руках союза. Сейчас, кстати, многое изменилось, и я готов (и уже сказал это Калягину и Швыдкому) отказаться от учредительства и хотел бы, чтобы Минкультуры пришло на мое место. Время изменилось, все стало намного цивилизованнее. Такого, как было, уже не будет. До сих пор помню, к ак после первого фестиваля пришел в кабинет одного высокого чиновника Министерства культуры, который мне говорит: "Молодец, хорошо провели фестиваль, давайте вместе работать. Есть очень хороший театр в Карачаево-Черкессии, запишите, пожалуйста, там работает мой большой друг". Я, понимая, что наступил момент истины, не моргнув глазом, отвечаю: "Хорошо, пусть ваш друг пришлет кассету, и экспертный совет ее рассмотрит". И они поняли, что со мной так говорить нельзя.
- А сейчас, по-вашему, такого не может быть?
- Сейчас уже нет. Потому что экспертный совет этого не допустит, не потерпит такого с собой обращения.
- Об экспертах каждый раз говорят, что это узкая группа критиков, которая обслуживает одних и тех же режиссеров. Кто-то предлагает артистов и режиссеров в совет ввести.
- Моя позиция очень конкретная. Экспертный совет - это главное наше достижение. Нам удалось создать институт профессиональной экспертизы, который не терпит свадебных генералов. Режиссеры или артисты будут ездить по стране? У них есть на это время и желание? И те 400 кассет самого разнообразного качества, которые мы ежегодно получаем из периферийных театров, они будут внимательно отсматривать? Ясно же, что нет. А кроме того, мы всего лишь предлагаем секретариату свои кандидатуры, а утверждают их именно они. Когда задним числом кто-то из них начинает вдруг ругаться, это выглядит абсурдно. Естественно, что эти критики ангажированы своими собственными пристрастиями. Конечно, на них давят самые разные силы общества, в том числе и СТД, но они все-таки независимы. В конце концов, все решается голосованием, и оно не подтасовывается.
- И тем не менее приходится слышать, что одни и те же театры у вас все время номинируются.
- Знаете, почему в списки из года в год попадают Додин, Фоменко или Гинкас? Потому что они хорошие режиссеры. В провинции та же ситуация - есть хорошие театры, а есть плохие. Если в этом году опять сочли лучшим режиссером Льва Додина, то с этим нужно просто смириться. Конечно, когда на нашей территории происходят открытия, это приятно. Но "Золотая маска" точно не может быть кузницей молодых талантов. Тут или национальная театральная премия, или "Алло, мы ищем таланты". И надо просто не обращать внимания на чье-то недовольство. Кому-то и в Америке, наверное, не нравится, что Джек Николсон или Мэрил Стрип в 12-й раз на "Оскара" номинируются. Ну и что? А Николсону, наверное, не нравится, что он всего три раза премию получил, а не все двенадцать.
- В прошлом году двое членов жюри возмущались, что вы своим присутствием нарушаете тайну их заседания. Как вы на жюри влияли, признавайтесь?
- Пожалуйста, подсыпал психотропные вещества. Я родился в Дагестане и, используя связи с кавказской мафией, просто запугивал людей. Ну и, конечно, деньги. Был связан с нефтяным бизнесом, поэтому могу себе позволить купить пару-тройку членов жюри. Но если серьезно, мне кажется, люди просто не умеют проигрывать. Они не могут стерпеть, что победило не их мнение. Да, я всегда сижу на всех заседаниях экспертного совета и жюри и буду сидеть, пока я директор "Золотой маски". И не потерплю отношения к себе и своим коллегам как к людям, которые должны только чай заваривать.
- А вам не кажется, что каких-то упреков можно было все-таки избежать? Как, например, в случае с прошлогодним шумным отказом Театра им. Станиславского и Немировича-Данченко участвовать в фестивале из-за того, что не все создатели спектакля "Обручение в монастыре" были номинированы.
- Да, недосмотрел. Я думаю, что мы совершили ошибку, и эксперты, и организаторы. У меня есть право обратить внимание экспертов на те или иные обстоятельства. Я им не воспользовался, это моя ошибка. Но также я считаю глубоко ошибочным решение театра не участвовать в фестивале. К счастью, мы разрешили этот конфликт, и в этом году они участвуют. Без ошибок ни в каком деле, наверное, не обойдешься.
- Вот уж не думала, что вы способны признавать свои ошибки.
- Да я совершил их огромное количество. Сегодня очень многое я сделал бы совершенно по-другому.
- Например?
- А не хочу говорить. Мне вообще неинтересно обсуждать все эти вещи, копаться в скандалах и чьих-то недовольствах. Я знаю, что мы живем в ужасной среде, где очень много ревности, очень много зависти, где люди на моих глазах бросаются друг другу на шею, целуются, а потом подходит ко мне секретарь СТД и говорит: "Как можно было этому
дать "Маску"?" И это наше сообщество, наши коллеги. Они воспринимают как должное, когда получают награды, и бесятся, когда проигрывают. Тогда они начинают искать виноватых.
- Ну хорошо, а чем вы можете гордиться?
- Мы сделали главный российский фестиваль, собрали потрясающую команду. Я высочайшего мнения о своих коллегах, среди них есть несколько человек, которые делают эту работу лучше, чем кто бы то ни было в стране. И года два назад наступил момент, когда я понял, что я - все еще важный компонент, но не определяющий. Наверное, у меня по-прежнему, если говорить языком бизнеса, самый большой пакет акций, но он уже не контрольный. Конечно, "Маска" - это мое детище, но я понимаю, что совсем скоро наступит момент, когда я уйду с позиций директора. Не знаю,когда это произойдет, но обещаю, что следующий юбилей я не буду отмечать.
- Как уйдете? Вам надоело этим нервным делом заниматься и принимать упреки?
- Нет, просто мне кажется, что параметры "Маски" сложились, я убежден, что все должно оставаться именно так, как есть сейчас. Как бы ни ругали экспертный совет, как бы ни злились на жюри, ничего в ней не изменится. Я сделал это дело, и мне хочется заняться чем-то другим, не менее важным. Например, Пасхальный фестиваль, который мы вместе с Валерием Гергиевым делаем, хочу превратить в один из главных европейских фестивалей - все компоненты для этого есть. И фестиваль "Новая драма", который мы в прошлом году затеяли, мне сейчас намного интереснее, чем "Золотая маска". Я уверен, что через три-четыре года он станет очень заметен.
- Как вам кажется, за годы, что существует "Маска", сильно ли изменилась театральная реальность?
- Безусловно, изменилась, и очень сильно. Просто жалко, что медленно. Вот возьмите нашу нынешнюю афишу - "Облом off", драматург Михаил Угаров ставит собственную пьесу. Это знак, примета времени. Или Евгений Гришковец. Этому человеку не нужно иметь юридическое лицо и госдотацию для того, чтобы делать свои проекты. Один из самых интересных балетов последнего времени - "Леа" Алексея Ратманского - сделан в частной антрепризе (Театр танца п/р А. Фадеечева. - "Итоги"). Выросло новое поколение режиссеров и актеров, которых уже нельзя засунуть в традиционные театры. Лена Морозова, Ира Гринева, актеры, играющие в Центре драматургии и режиссуры. В системе репертуарного театра они не заняты, играют то здесь, то там, выбирают, что им интересно.
- Считаете, что репертуарный театр должен рано или поздно умереть?
- Нет, я считаю, что репертуарному театру нужны хорошие, здоровые конкуренты. Это закон любого процесса, не только экономического. Если у репертуарного театра появятся конкуренты, он очень сильно выиграет.
- То есть их надо перестать финансировать?
- Нет, нужно создать конкуренцию за дотацию. Надо понимать, что тебе никто ничего не должен.
- Но вы представляете, что будет, если какой-нибудь театр N не получит положенную ему дотацию? Это же революция целая. И кто решать будет этот непростой творческий вопрос?
- Но во всем мире так. Надо создавать институт экспертизы, нет других рецептов. Причем конкурировать между собой должны и репертуарные театры, и независимые группы, продюсеры должны конкурировать с репертуарным театром. Перемены нужны, это несомненно. Только разговоры об этом нужно вести не на страницах печати. Должна быть воля власти. Очень многое зависит от Швыдкого, Калягина, Табакова, Фокина и еще четырех-пяти театральных олигархов, которые должны взять на себя эту ответственность и стать локомотивами реформ. Конечно, речь идет о заклании, потому что их просто разорвут на клочья. Но они все равно должны начать этим заниматься, таково веление времени. То, что рынок в театре в конце концов восторжествует, это совершенно очевидно. Жизнь за эти годы изменилась в корне, а отношения театра и государства не изменились никак. Этого не может быть. И если сейчас не начать серьезной работы в этом направлении, то наступит кризис, и я очень боюсь за результаты. Тогда-то вся эта попса, грубая к оммерция и низкопробная антреприза восторжествуют и захватят позиции. Сейчас многие из театральных авторитетов напоминают мне детей, которые от страха глаза закрывают вместо того, чтобы решать проблемы.
Совет да жюри
В экспертные советы (музыкальный и драматический) премии "Золотая маска" входят театральные критики Москвы и Санкт-Петербурга и по одному представителю Министерства культуры и комитета по культуре Москвы. "Золотая маска" предлагает список экспертов, который утверждает секретариат СТД. Экспертный совет ратируется каждый год.
В составы жюри (их тоже два) входят представители театральной России: режиссеры, актеры, сценографы и театральные критики. Кандидатуры также предлагаются "Золотой маской" и утверждаются секретариатом СТД. - (c) Журнал "Итоги" N13 04/01/03 -.
Document itogi00020030401dz41000bh
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Эжен
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 26.12.2003
Сообщения: 29
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 07, 2004 7:30 pm    Заголовок сообщения: 2003-04 Ответить с цитатой

Хореограф умеет сводить с ума.
744 words
5 April 2003
Коммерсант (Россия)
9
Russian
© [2003] Коммерсант. Все права сохранены. 125080
"Леа" Алексея Ратманского в Мариинском театре фестиваль балет В рамках "Золотой маски" в Мариинском театре показали балет "Леа" московского Театра танца Фадеечева / Ананиашвили. В номинации "Балет" завязалась нестандартная интрига: хореограф "Леа" Алексей Ратманский вступил в состязание с самим собой как автором "Золушки" Мариинского театра, тоже претендующей на звание лучшего спектакля. Комментирует ЮЛИЯ Ъ-ЯКОВЛЕВА.В один вечер с конкурсной "Леа" давали "Прелести маньеризма" на музыку Куперена - с этого балета шесть лет назад началась слава Ратманского-хореографа. "Прелести маньеризма" ставил обаятельный человек, очень хороший танцовщик и почти никому не известный хореограф, до этого сочинявший большей частью для себя и жены, так что заказчица "Прелестей" Нина Ананиашвили в общем-то довольно сильно рисковала.
"Леа" же поставил любимец критиков и балетных артистов, самый востребованный на сегодня русский балетмейстер, звезда и мастер, которого рвут Мариинка, Большой и датский Королевский балет. Так что вечер, показанный Театром танца, вполне подпадал под жанр творческого портрета. Соседство с "Леа" позволило иначе оценить "Прелести маньеризма", а они, в свою очередь, выглядели занятным комментарием к "Леа". Трудно поверить, что в 1997-м "Прелести маньеризма" казались милым пустячком, подкованной блохой; прямо поражаешься, как же запудрили мозги критикам ломаки-кавалеры и куколки-балетницы, сочиненные Ратманским. Под жужжащую музыку Куперена четверо танцовщиков топорщат пальчики, жеманно оттопыривают локти, прелестно лепечут соло и брызгами рассыпают туры и антраша. С истинно балетной широтой взглядов на всякие сложные вопросы стилей и истории искусств Ратманский сослался на маньеризм, хотя если его пластика и напоминает что-то из других искусств, то скорее мирискусника Сомова. Но только сейчас вдруг стало ясно, что все эти пальчики, позочки, локотки, порхающие улыбки и рассыпчатые танцы - подсластитель, придуманный для лукавого отвода глаз. А на самом деле всем заправляют очень жесткий бескомпромиссный ум, железная композиционная воля, танковый ход логики и твердая рука. Кулак-человек, короче. Какие уж тут шуточки.И уж совсем все понятно с хореографом после "Леа" - мелодраматической истории одной неудавшейся еврейской свадьбы. Там, напомню вкратце, папаши сговаривают детей; но отец жениха умирает, а отец невесты нарушает договор, проча дочку за богатого юношу; но дети тем временем полюбили друг друга, и безутешный жених-сирота пытается каббалой вернуть возлюбленную; но умирает, не справившись с управлением магическими силами, которые сам и вызвал; его душа вселяется в девушку на свадьбе, брак расстраивается, бесноватую тащат к цадику Азриэлю, тот изгоняет чужую душу; но девушка умирает, зато за гробом соединяется с истинным женихом-возлюбленным. И это, повторю, только краткий обзор событий. Каким-то непостижимым образом композитор Леонард Бернстайн запихнул это в одноактный балет. Можно себе представить, как худо придется любому, кто возьмется это поставить.Но Алексея Ратманского явно не интересует мелодрама. Он ставит, не упустив ни пункта. Но к чему эти подробности про договаривающихся отцов? Не надо вести несчастную Леа к цадику Азриэлю! Текст балета в этих эпизодах вял и безжизнен. Для истории Ратманскому вполне достаточно темной стены с витражами, нарисованной на заднике Михаилом Махарадзе, жутковатого света и бедного юноши Ханана с каббалической книжкой в руке. Весь балет, по сути, держится на двух сценах: этом самом неудавшемся заклинании и неудавшейся свадьбе, когда доселе покорная молчунья невеста вдруг мужским голосом начинает жаловаться и изрыгать проклятия миру (в балете они олицетворяются порывистыми двойными assembles и размашистыми жете Нины Ананиашвили, бог весть откуда собирающей силы на эти чисто мужские трюки в конце второго балета за вечер, проведенного ею в главной роли).Кажется, будто весь балет - только ради этих двух сцен. Ведь это в самом деле жуть нечеловеческая. Сосредоточенный Ханан читает книгу и выписывает в воздухе заклинания, а за ним наблюдает, заглядывает через плечо, слушает приказы, серым сквозняком носится по сцене кордебалет мужиков с голыми торсами, перевитыми веревкой. Как и положено кордебалету, синхронно и размеренно составляет вокруг солиста Ханана очень изобретательные группы. И только один танцовщик постоянно отпадает, выделывая свое: как убивает неправильно написанная буква в заклинании, так вся драма закручивается из-за нарушенного слова. И вдруг ты понимаешь, что объяснение этим удачным сценам самое простое: только они и взволновали и ужаснули чисто по-человечески Ратманского, когда он читал либретто. Ужаснули, как только могут ужаснуть хореографа, чьи балеты всегда залиты ровным ясным светом разума и подчинены просматриваемой насквозь логике. Взволновали, как только могут взволновать хореографа, всегда с удовольствием и ласковой иронией переставляющего канонические фразы и па, хореографа-каламбуриста, пересмешника, пародиста. Его "Леа", собственно, и есть история про то, как каламбуры, уморительные в "Прелестях маньеризма", умеют сеять несчастье и смерть. И ты понимаешь, что "Леа" вызвана настолько легчайшим, прямо интимно-лирическим человеческим импульсом, что крайне странно будет, если его накроют Национальной. Театральной. Премией. Золотая. Маска. Хотя Нина Ананиашвили здесь и вправду крайне хороша.
Document kmmsnt0020030407dz45000bv
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Эжен
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 26.12.2003
Сообщения: 29
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 07, 2004 7:34 pm    Заголовок сообщения: 2003-04 Ответить с цитатой

Дети в "Детской комнате".
Эльмира МИРОНЕНКО.
366 words
7 April 2003
Московская правда (Россия)
Russian
(c) 2003 Moskovskaya Pravda, Russian Story, Inc. All Rights Reserved
Премьера
В рамках VI Московского музыкально-театрального фестиваля состоялась премьера одноактного балета "Childroom" - "Детская комната". Спектакль создан в технике современного танца. Балетмейстер - Наталья Фиксель, автор музыкальной партитуры - Валерий Самойлов.
В спектакле заняты дети, воспитанники детской школы искусств 4. Это единственная государственная школа в Москве, где у ребят есть возможность обучаться азам профессионального современного балета. Идея создания отделения хореографии принадлежит директору школы Надежде Головиной. Возглавил его Александр Абриталин, выпускник Пермского хореографического училища, в прошлом профессиональный танцовщик, солист балета в Театре оперы и балета им. Мусы Джалиля в Казани. Он танцевал и в Театре современного балета Бориса Эйфмана в Санкт-Петербурге, где исполнял ведущие партии. Зрители запомнили его в партиях Фигаро в спектакле "Безумный день", Себастьяна в "Двенадцатой ночи"...
- В спектакле заняты десятилетние девочки, которые начали заниматься с 6 лет, - рассказывает Александр Абриталин. - Наша методика преподавания балета позволяет детям к 10 годам неплохо владеть техникой балета модерн, что помогает им успешно изучать и сложнейшие элементы классического танца. Мы занимаемся всеми видами хореографического искусства - это классический танец; гимнастика, помогающая детям войти в хореографию; исторический танец; народный танец. И, конечно, современная хореография.
Александр рассказывает, что в школе искусств начинал один, сейчас здесь работают три педагога. Они обладают высоким профессиональным мастерством, но самое важное - то, что они умеют работать с детьми.
- С Натальей Фиксель мы познакомились случайно, - вспоминает Александр. - Я пришел посмотреть, как она ведет урок модерн-танца, и был буквально поражен ее профессионализмом. Потом узнал, что она еще в 1980-е годы в Новосибирске ставила хореографические спектакли с детьми. А преподаватель классического танца Татьяна Гаврилова - моя однокурсница по училищу. Работа с детьми требует определенной психологической подготовки, устойчивости, огромного терпения. Это сложная работа. Чтобы заниматься с детьми, их прежде всего надо любить! Наши девочки не только хорошо танцуют, но и учатся в общеобразовательной школе без троек. Они уже умеют планировать свое время так, что вполне успевают вечерами по нескольку часов находиться в балетном зале. Успех возможен лишь в том случае, если ребенок сам в нем заинтересован. Мы видим, что нашим девчонкам нравится современный танец, они почувствовали вкус к сцене, любят танцевать. Это останется с ними навсегда. Человек должен сам выбрать дело своей жизни, для этого надо иметь разностороннее образование. Чем шире выбор, тем легче жизнь.
Document mospra0020030407dz470012x
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Эжен
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 26.12.2003
Сообщения: 29
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 07, 2004 7:35 pm    Заголовок сообщения: 2003-04 Ответить с цитатой

7 April 2003
Эксперт (Россия)
Russian
(c) 2003 Эксперт.
Уральские театры один за другим теряют головы. В конце марта этого года в Екатеринбурге погиб создатель, вдохновитель и артист камерного театра "Волхонка" Владимир Валл ("Эксперт-Урал" рассказывал о нем в ь 7 за 24 февраля 2003 года, это было одно из последних интервью Владимира Валла). Прошлым летом Пермский государственный театр "Балет Евгения Панфилова" лишился художественного руководителя Евгения Панфилова. Обстоятельства смерти в обоих случаях трагические. Тенденция...
Счет на единицы
И хореограф, и актер убиты в собственных квартирах. По делу гибели Евгения Панфилова почти сразу был задержан подозреваемый. Состоялся суд, который признал его виновным. "Голубая" подоплека, выдвинутая сразу после случившегося, не нашла подтверждения в ходе следствия, официальная версия - заурядное ограбление - также не убеждает. Наиболее близкие Евгению Алексеевичу люди говорят не о бытовом преступлении, а о более серьезных, возможно финансовых мотивах. На момент сдачи номера в печать подозреваемый в убийстве Владимира Валла задержан.
"Волхонка" придумана Валлом, и все 15 лет существования театра он был его главной движущей силой, как творческой, так и финансовой. Ситуация, аналогичная 15-летней биографии "Балета Евгения Панфилова". Оба театра - авторские, из тех ярких коллективов, что зародились в перестроечное время и после и базировались на таланте отдельных личностей. Сфера искусства вообще индивидуальна. Как сказал галерист Марат Гельман, она живет энергиями единиц.
Что же происходит с коллективом после ухода лидера?
Жизнь - в танце
Книга, кино, музыкальное произведение способны отделиться от родителя. Хореография - тоже фиксированный "текст" и способна существовать самостоятельно. Классика жанра дает тому массу примеров. Современный мир танца также знает случаи, когда авторский театр продолжал жить под прежней творческой маркой и после ухода автора, считает театральный критик Лариса Барыкина. Примеры, правда, в основном западной прописки. Так, одну из французских танцевальных трупп возглавлял Доменик Багуэ, и после его смерти труппа продолжает традиции мастера.
Первый сезон "Балета Евгения Панфилова" без Евгения Панфилова прошел довольно активно. Коллектив посетил запланированные ранее фестивали, и везде его ждали с нетерпением. Сейчас балет представляет на "Золотой маске" спектакль "Блокада", последнее и очень сильное произведение пермского хореографа.
Два года назад театр получил статус государственного и стал одной из главных достопримечательностей Перми. Театр по сути стационарный: в отличие от большинства трупп современного танца, дает представления стабильно, раз в неделю. Так что власти озабочены судьбой коллектива и, безусловно, не дадут ему пропасть. Однако вопрос, в какую сторону двинется прославленный коллектив, по-прежнему стоит в повестке дня. Специалисты уже высказывают опасения.
Рецепты долголетия
В мае в Перми состоится крупный международный фестиваль "Дягилевские сезоны" с участием Мариинского театра, зарубежных звезд, с мировой премьерой "Лолиты" Щедрина. Состоится и вечер памяти Евгения Панфилова, на котором труппы современного танца из Екатеринбурга, Челябинска представят программы, посвященные ушедшему хореографу. Однако у самих панфиловцев на это время запланирована гастрольная поездка: они отправляются на заработки и в фестивале не участвуют. "Самое страшное для памяти, имени, имиджа Панфилова, если его детище из уникального, авангардного по духу и мысли театра превратится в заурядный гастрольный шоу-коллектив", - делится Лариса Барыкина, близко знавшая Евгения в течение 14 лет.
У Барыкиной есть собственное видение выхода театра из кризиса. "Первое - реставрация лучших спектаклей Панфилова. Он создал около сотни постановок, так что резерв большой. Однако театр не может превратиться в музей. Поэтому, во-вторых, необходим поиск "родственных" хореографов, обновление репертуара. Повторение авторского стиля, конечно, невозможно. В любом случае это будет другой театр, но близкий по духу панфиловскому".
Театр в завещание
В "Волхонке" ситуация несколько иная. С драматической режиссурой вообще сложнее: она живет, пока жив ее автор. К тому же "Волхонка" - частное предприятие, теперь в число учредителей войдут наследники Валла. Его старший сын, студент театрального института, сказал так: "Надо, чтобы театр продолжал жить". Тот, кто возглавит "Волхонку", получит спаянный творческий коллектив, крепкие традиции, завоеванную любовь публики. И открытый вопрос - куда двигаться дальше.
Несмотря на шок, в который повергло коллектив "Волхонки" трагическое происшествие, ни один спектакль не был отменен, за исключением тех, в которых единственным исполнителем был Владимир Валл. В день гибели он обсуждал апрельские гастроли театра по городам Уральского региона со спектаклем "Тетя, как вы кстати", где играл главную роль...
Что будет с театром завтра? "Создать театр другой, но близкий по духу" - годится ли такой рецепт для излечения синдрома ухода лидера?..
Екатеринбург - Пермь
Создать театр другой, но близкий по духу прежнему - такой рецепт излечения от синдрома ухода лидера опробуется сейчас в творческих коллективах.
Document expert0020030408dz47000xj
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Эжен
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 26.12.2003
Сообщения: 29
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 07, 2004 7:36 pm    Заголовок сообщения: 2003-04 Ответить с цитатой

Опера в стране дворников.
Андрей Хрипин.
557 words
8 April 2003
Независимая Газета (Россия)
Russian
(c) 2003 Nezavisimaya Gazeta, Russian Story, Inc. All Rights Reserved.
К постановке четвертого по счету в нашей столице "Золотого петушка" (есть в Большом, есть в "Геликоне", и есть балет в театре "Москва") в Московском музыкальном театре имени К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко отнеслись на редкость ответственно. Афиши предупреждали, что это сказка для взрослых и что за все увиденное отвечают (так и написано!) режиссер Александр Титель и художник Владимир Арефьев, а за все услышанное - дирижер Феликс Коробов. В общем, все крайне серьезно.
Занавес открывает нам барак концлагеря из неровно уложенных досок с огромными щелями между ними. Царство Додона предстает страной дворников. Главный элемент реквизита - веники. Симфония веников. Девицы собирают ягоды-грибы под деревами-вениками и эротически млеют в веникообразных камышах, вениками стреляют из пушки, идут с ними наперевес вместо ружей и убивают друг друга вениками. Человеческих лиц нет. Сплошь какие-то дымковские игрушки: на белых мучных рожах намалеваны кругляши красных щек, и черные бороды держатся на ниточках. Поверх исподнего на всех дворниках обоего пола разноцветные фартуки кислотных тонов. В "ориентальном" акте мертвое поле побоища - почти по Верещагину: гора головных уборов всех видов и фасонов на фоне желтого полнолуния. Явление Шемаханской царицы - маленький катаклизм природы. Являя собой агрессивный гибрид гидры, медузы Горгоны, птицы Феникс и сфинкса, инфернальная царица поднимается из недр земли огромной самораспаковывающейся змеей и поет Гимн солнцу из-под самых колосников (чудеса театральной техники при простоте материалов). Вблизи царица оказывается отвратительной колышущейся амебой неопределенных форм с серебристой муравьиной головкой. В третьем акте кокон созревает, и из лопнувшей оболочки во все стороны разбегаются маленькие змейки.
Другой потусторонний персонаж - Звездочет превращен в банального опереточного
хлыща в полосатом костюмчике, соломенной шляпке, с сигарой в зубах, большим перстнем на пальце и манерами (ну живой Беня Крик и Буба Касторский, вместе взятые). И, конечно, как голуби в "Богеме", как белы снеги в "Летучей мыши", лейтмотивом спектакля здесь становятся живые петухи и все те же ностальгические бабочки-снежинки. Стиль!
Вокальный компонент премьеры слишком разношерстный, чтобы дать ему однозначную характеристику - плохо или хорошо. Скорее ни то, ни другое, а нечто среднее, хотя уж если обобщать, то за вокал спектаклю можно поставить твердую четверку с минусом. Хроническим проглатыванием страдает дикция хора, из-за чего до публики не доходят многие уморительные пассажи либретто Бельского. Не прожевана до кондиции и дикция у многих персонажей, например, у такой важной вестницы, как ключница Амелфа.
Неблагодарная роль петь столь прекрасный орнамент в столь уродливом обличье досталась жертвенной Хибле Герзмаве - легкий кавказский акцент лишь прибавил ее Шемаханке "нездешнего", дьявольского колорита. Партия Звездочета написана композитором для несуществующего голоса тенора-альтино, поэтому поют его в характерной (дьячковской) теноровой манере. Премьерный Звездочет Сергея Балашова напоминает еще и кота Бегемота, иногда выдавливая какой-то сдавленный кошачий звучок в достопамятной манере "моя морковь".
Веселых и даже красивых картинок в спектакле достаточно, но нет развития смысла внутри этих картинок, нет общей идеи в целом. Что хотели сказать? Констатировать социальные проблемы, которые в принципе не изменились со времени написания оперы-сатиры? Исследовать ускользающую природу зла? Выполнить план по детским названиям (хотя спектакль вроде бы действительно недетский)? Или просто поиграть в игру, к чему испытывает особое пристрастие режиссер Титель? В прошлом сезоне похоронили символ театра - "Онегина" Станиславского, каким-то чудом еще держится обветшавший "Севильский цирюльник". Но режиссерский театр, наверное, на то и режиссерский, что без прошлого ему легче создавать новые фирменные традиции и фантомы - это ясно.
Дальше по плану нам обещана страна по имени "Тоска". Пуччини у нас тоже любят.
Document nevgaz0020030408dz48000b9
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Эжен
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 26.12.2003
Сообщения: 29
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 07, 2004 7:37 pm    Заголовок сообщения: 2003-04 Ответить с цитатой

Бежар и дети.
Анна Галайда.
505 words
9 April 2003
Ведомости (Россия)
Russian
(c) Business News Media All Rights Reserved
Спектакль "Мать Тереза и дети мира" был показан в концертном зале "Россия". В течение месяца на него зазывали расклеенные по всей Москве плакаты с легко узнаваемым мефистофельским профилем Мориса Бежара. Имя этого французского хореографа давно превратилось в самостоятельный брэнд. С балетом он рифмуется весьма относительно - никого уже и не интересует, что Bejart Ballet Lausanne - это не легендарный "Балет ХХ века", который распался 15 лет назад, а в Москву на этот раз приехала и вовсе неизвестная труппа - "Компания М".
"Мать Тереза и дети мира" получили в Москве весьма кислый прием. Однако градус аплодисментов резко пополз вверх после того, как откланялись все участники спектакля: публика ждала выхода самого хореографа. Ведь именно Бежар в сознании советского народа стащил с классической балерины пачку, обрядил ее в минималистское телесное трико, малиновый румянец со щек стер вместе с кукольной пластикой и воспел свободу современных чувств.
Но на поклоны Бежар так и не вышел: вместе с Bejart Ballet Lausanne он гастролирует сейчас в Париже с той же программой, что показывал у нас в Кремле минувшей осенью. А балет о матери Терезе хореограф поставил для выпускников своей лозаннской школы "Рудра". Два года назад он собрал молодых танцовщиков разных рас и национальностей от 16 до 19 лет, сфотографировался на фоне юных лиц и с этой рекламой под названием "Компания М" отпустил их в большое путешествие по миру. Дополнительной приманкой для тех, кто хочет рачительно тратить деньги на собственное духовное развитие, стало приглашение Марсии Хайде - бразильянки по происхождению, прославленной балерины Джона Крэнко, танцевавшей в его "Онегине" Татьяну Ларину.
"Мать Тереза и дети мира" (кстати, единственный спектакль в репертуаре "Компании М") - театрализованный государственный экзамен "Рудры", в которой по передовым технологиям Бежара учат универсальных балетных артистов - поющих, говорящих, медитирующих и, разумеется, танцующих, причем не только на пуантах. Жизнеописание великой женщины лишь предлог соединить все умения недавних студентов в одном спектакле. На фоне Марсии Хайде, которая начинает и заканчивает спектакль в роли классической балетной Золушки, с тряпкой в руках усердно моющей полы, а в полуторачасовом промежутке читающей фрагменты проповедей матери Терезы, бегающей, подпрыгивающей, ползающей на коленях и молотящей по планшету кулаками, мальчики и девочки в белых костюмах демонстрируют свои умения. Бежар от каждого требует по способностям и каждому воздает по труду: кто-то на заднем плане сосредоточенно разрабатывает мышцы в demi-plie, так и не решаясь пуститься в более рискованные взаимоотношения с классическим танцем, а кто-то вращается и прыгает во всех плоскостях, параллельно запевая (впрочем, не слишком чисто) барочную арию. За 40 лет карьеры Бежар превратился для любого балетного в священную фигуру, поэтому его указаниям беспрекословно следуют не только вчерашние школяры. Любое его действие приобретает такой масштаб, что Хайде, работавшая со многими прославленными хореографами и известная далеко не жизелевским характером, рассказывала на пресс-конференции: "Что бы Бежар мне ни предлагал, я все буду делать с удовольствием, потому что он чувствует в жизни насыщенность и ритм".
Если судить по "Матери Терезе и детям мира", сегодня насыщенность и ритм Бежара - это самообман. Как этим неровно обученным юным танцовщикам нужно для профессиональной карьеры имя Бежара, так и ему нужны их энергия, сила и безмерная выдержка.
Document vedmos0020030409dz4900001
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Эжен
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 26.12.2003
Сообщения: 29
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 07, 2004 7:38 pm    Заголовок сообщения: 2003-04 Ответить с цитатой

Кармен взяла бедрами.
518 words
9 April 2003
Коммерсант (Россия)
21
Russian
© [2003] Коммерсант. Все права сохранены. 125080
Новосибирская опера на "Золотой маске" фестиваль опера Список опер, номинирующихся на "Золотую маску", в Москве открыла "Кармен" из новосибирского Театра оперы и балета. ЕЛЕНА Ъ-ЧЕРЕМНЫХ восприняла спектакль в Большом театре как выставку достижений провинциального оперного хозяйства.В последний момент попав на "Маску", новосибирская "Кармен" вдруг оказалась чуть ли не равной среди равных. Слетев с конкурса, моцартовский спектакль Мариинки "Так поступают все" (единственный столичный и безусловно лучший во всей оперной программе "Маски") открыл дорогу провинциальной продукции. Ну а провинцию, сами понимаете, положено поощрять: все-таки национальная театральная премия.Если покопаться, есть за что поощрить и новосибирскую "Кармен". Например, за французский язык, который с учетом ограниченности тамошнего контингента опероманов отдает прямо-таки революцией.
Конечно, с поправкой на провинцию: все-таки первой редакции с разговорными диалогами (а она-то и принята сейчас во всех "Кармен" мира) побоялись. Можно поощрить и за актуализацию сюжета, доказанную черными франкистскими униформами гарнизона, где служит Хозе, и переносом значительной части действия в подземный каземат, сильно смахивающий на испанские застенки из кинофильма "Парень из нашего города".При этом конкретного разговора о режиссуре Алексея Степанюка, хоть ты тресни, не получается. Выключенный какой-то режиссер, шаблонный. Ну заставил вертеть Карменситу (Юлия Герцева) бедрами, она и вертит ими три акта напропалую, а в четвертом, где дает решительный отказ Хозе, вдруг ходит прямая, словно костыль проглотила. Развитие образа? Про Хозе (Олег Видеман) вообще трудно что-либо сказать, кроме того, что очень уж невротичный: дыхания не хватает, верхние ноты цепляет как попало, даже знаменитую "Арию с цветком" поет, словно на работу опаздывает.Как и чем закалывает Хозе свою Карменситу, большинству публики не ясно: в момент убийства внимание отвлекла массовка. Хорошо шла: дамы ритмически обмахивались белыми веерами, солдаты-франкисты, чеканя шаг, на руках несли тореадора, чей марш, надсаживаясь, гремел оркестр (дирижер Сергей Калагин). А тут, глядь, на авансцене Карменситу-то уже замочили. А Тореадора-то уже за кулисы унесли. А Хозе ее, мертвую, обнимает. А уже занавес ползет. Конец.Ввиду общеизвестности такого вот конца не знаю уж как публика, а я все время думала о действии закона сохранения материи: ничто никуда не исчезает. И правда ведь. Вот, например, в столичные оперы уже пришла более или менее сознательная концептуальная режиссура, пришла и просто хорошая режиссура, умело выстраивающая отношения со сложным музыкальным материалом. А куда деваться тем, кто вроде Алексея Степанюка набил руку на тривиальных "разводках": герои поют, хор в это время сидит? Герои на авансцене влюбляются, а на заднем плане пара монашек, диагонально к ним - пара франкистов, а в самом дальнем углу солдат хватает сопротивляющуюся работницу табачной фабрики, которая перед этим целых три минуты и так жалась к нему.Понятное дело, специалисты по "разводкам" разводят провинцию. Сделать это очень просто. Сперва смотришь все видеоверсии "Кармен" - кое-что оттуда прихватываешь. Потом все это гримируешь под Испанию времен генерала Франко. Потом находишь сценографа вроде Игоря Гриневича, который рисует казематный задник, вешает тревожные хай-тековские абажурчики и придумывает пластмассового быка. Потом дело за светохудожником вроде Глеба Фильштинского, который грамотно заливает хабанеру неоном военного прожектора, сегидилью - эротично-красным, арию простодушной Микаэлы - наивно-зеленым, а под конец включает все что можно. И готова квазитехнологичная "Кармен", которую смотреть можно. Но слушать нельзя: очень уж плохо поют.
Document kmmsnt0020030409dz49000h4
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Эжен
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 26.12.2003
Сообщения: 29
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 07, 2004 7:38 pm    Заголовок сообщения: 2003-04 Ответить с цитатой

Детский рай.
Анна ГОРДЕЕВА.
423 words
9 April 2003
Время новостей (Россия)
Russian
(c) 2003 Vremya Novostey, Russian Story, Inc. All Rights Reserved
Декораций не было, лишь в глубине сцены бревна образовывали покатую дорожку в никуда. В фонограмме тянулись темные и томные индийские песнопения. Пятнадцать лучезарных подростков бегали толпой, неожиданно подпрыгивали в воздух, вертелись на одной ноге, закинув вторую на колено, и счастливо вопили дурными голосами. Пожилая женщина, сорок лет назад входившая в пятерку лучших балерин мира, штутгартская прима Марсия Хайде, ползала у них под ногами, драила тряпкой немаленькую сцену концертного зала "Россия" и периодически произносила проповеди на французском языке. Так проходила гастроль новой труппы Мориса Бежара "Компания М". Спектакль "Мать Тереза и дети мира".
В прошлогоднем выпуске бежаровской школы "Рудра", образовавшем эту труппу (мэтр столь высоко оценил успехи учеников, что не захотел отпускать их в другие театры), среди пятнадцати танцовщиков не оказалось двоих, приехавших из одной и той же страны, - что и стало поводом для появления спектакля. Дети балетного мира, собравшиеся в Лозанне, стали символом Детей мира вообще. И тот маленький мир, который Бежар создал в школе, распахнулся к человечеству.
Правила этого мира звучат неудобно, странно и наивно, как проповеди Матери Терезы. Они антибалетны, собственно говоря. Потому что балет - это остров убитого детства, придушенного конкуренцией и адским физическим трудом. А Бежар говорит - радуйтесь. И он говорит - будьте как дети, не стесняйтесь кричать, хохотать и петь. Труд не противоречит радости, говорит Бежар: Мать Тереза переворачивает посох, на который она опиралась, - и возникает палка, балетный станок, дети мира начинают экзерсис.
Древними правилами построения спектакля Бежар пренебрегает. Здесь вообще нет никакого конфликта, нет завязки-кульминации-развязки. Есть лишь младое солнечное племя (артистам - от шестнадцати до девятнадцати, часто кажутся еще младше) и есть Мать Тереза. Дети мира льнут к ней, слушаются ее, получают пищу из ее рук и мгновенно отшвыривают палки совершенно понарошечной драки, стоит ей сделать единственный останавливающий жест. Она же складывает ноги в позу лотоса и смотрит на всех с мирной улыбкой. Все это монотонно, невызывающе, недраматично.
Когда спектакль переваливает за половину, Бежар будто хрестоматию перед детьми мира перелистывает: то фрагмент из знаменитого "Болеро" обозначится, то вклинится кусочек "Греческой сюиты". Словно детям обещают: вот это вы будете танцевать, когда немного подрастете. Когда детство кончится, когда из общей кучерявой массы выделятся лидеры (а видно, видно, кто танцует лучше, - как бы мэтр их ни уравнивал), кто-то с кем-то рассорится и кто-то безнадежно заплачет. А пока что Бежар создает для своих подопечных искусственный рай, лишенный настоящих триумфов и настоящих искушений профессии. Правильно ли ограждать детей от внешнего мира - пусть об этом спорят педагоги. Родителям остается только вбухивать свою неимоверную, наивную, непродуманную любовь - и утешать, если зрители начинают сбегать из зала с середины представления.
Document vrenov0020030410dz4900001
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Эжен
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 26.12.2003
Сообщения: 29
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 07, 2004 7:39 pm    Заголовок сообщения: 2003-04 Ответить с цитатой

А может, это не Кармен.
Юлия БЕДЕРОВА.
608 words
9 April 2003
Время новостей (Россия)
Russian
(c) 2003 Vremya Novostey, Russian Story, Inc. All Rights Reserved
"Как вышедшие из тюрьмы,/ Мы что-то знаем друг о друге/ Ужасное. Мы в адском круге,/ А может это и не мы". Изысканный и путаный эпиграф из Ахматовой, предпосланный спектаклю Новосибирского театра оперы и балета, как нельзя лучше подходит пышному представлению. Что ему совершенно не подходит, так это прочие пассажи из сопроводительного текста. Который гласит: "Если кто-то из нас почувствовал вдруг очарование смерти, нелегко уйти из ее круга. Больше того, думая о смерти, мы как будто описываем вокруг нее круги, вовлекая в эту адскую орбиту прежде всего тех, кого любим. Таков Герман у Чайковского, такова Кармен у Бизе. Другое предназначение - любовь. Но две сверхсильные страсти не могут сосуществовать в одном организме. Происходит саморазрушение и разрушение тех, кто нас любит. Любовь для Кармен - это смертельная коррида, которая приводит ее к единственно возможному финалу - к смерти".
Вместо всей этой философии в спектакле Алексея Степанюка (режиссура), Игоря Гриневича (сценография и костюмы), Сергея Калагина (музыкальное руководство) и Глеба Фильштинского (свет) публика может обнаружить лишь финал - печальную смерть Кармен. Впрочем, она имеется и в любом другом спектакле, поставленном по роскошной партитуре.
Но если текст так или иначе предлагает некие эмоционально-философические котурны детективному сюжету (как то: адская круговерть, стремление к смерти, сверхсила страсти ну и т.п.), то представление запросто обходится без них. Больше того, оно практически обходится без режиссуры - четыре акта общей длительностью три часа пятьдесят минут содержат непритязательную разводку персонажей и массовки. И только. Ни миловидная пляска Кармен "со скакалкой" (арестантской веревкой), ни курение на сцене, ни трогательное поведение хора (постояли, посидели, снова постояли, сели и т.д.), ни то навязчивое обстоятельство, что здесь практически нет сцены, в которой на заднем плане кто-нибудь да целуется, не тянет на режиссерскую линию. Поцелуи не придают спектаклю ни эротизма, ни интеллектуальной смелости. А только скромно заполняют тихие углы сценического пространства. Тут и там осторожно бродят полуодетые люди. Все то и дело аккуратно качают бедрами. Особенно много - задиристая Кармен (Юлия Герцева). Все развитие ее образа исчерпывается тем, что в финале она уже строго причесана и своими надоедливыми бедрами больше ничего не делает. Что до претендента на "Маску" Олега Видемана (Хозе), он тоже ничего не делает, но в отличие от Кармен - на протяжении всего спектакля. Его вокал старателен, объятия тоже, но образа из этого не скроишь. А режиссерского рисунка партии артисту не предложено.
Спектакль предельно безыскусен, но выясняется, что этой опере ничего особенного и не нужно: публика следит за действием и хорошо знакомой музыкой все четыре часа кряду, не отлипая. Ей все нипочем: в неловкости наивного сценического движения, в пестроте и постоянстве неизменного декора, в неприхотливом чередовании тонов подстветки (от столично-известного светорежиссера даже странно было ожидать такой приверженности принципу светофора), в скромности вокала и даже в редкой оркестровой фальши, весело расцвечивающей по-школярски дурашливую фразировку, она видит здоровый театральный консерватизм. То есть рада, что совсем ничто не мешает ей следить за эффектными перипетиями сюжета и с удовольствием прослушивать громко сыгранные знакомые мелодии.
За этим несложным занятием ее застает финал. Тут-то авторы развернулись: на сцену выезжает крупного размера бык, с кронштейнов, где раньше болтались декоративные тряпочки, теперь свисают афиши оперы Бизе "Кармен" (русскими буквами), и корриды 1936 года (иностранными буквами). Костюмированная взвесь из образов XIX и XX веков, богатая перемена ламп, болтающихся над сценой, и франкистская Испания, от которой почему-то веет провинциальной Россией двухтысячных годов, не утомляя внятностью, приятно развлекают и без того размягшую аудиторию.
И ничего страшного нет в том, что половина сценографических деталей вынута из чужих спектаклей, что концептуальность безотчетна, а вторичность даже трогательна своей безобидностью. В эпиграфе же ясно сказано: мы что-то знаем друг о друге, мы в адском круге. А может, это и не мы.
Может, это, правда, не они.
Document vrenov0020030410dz490012y
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Эжен
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 26.12.2003
Сообщения: 29
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 07, 2004 7:39 pm    Заголовок сообщения: 2003-04 Ответить с цитатой

Прыжок в добро.
Майя Крылова.
554 words
9 April 2003
Независимая Газета (Россия)
Russian
(c) 2003 Nezavisimaya Gazeta, Russian Story, Inc. All Rights Reserved.
Бежар сочинил нечто похожее на церковные службы радикальных протестантов (когда
в молитвенном доме играет крутая рок-группа, вознося хвалу Богу под неистовый рев перкуссионных). "МатьТереза" - балет-проповедь, построенный по цитате из писаний святой: "Время молиться, время играть, время любить, время отдавать". Танец здесь не имеет самостоятельной ценности и лишь поддерживает смысловую нагрузку слова. Многозначность движения как основной принцип искусства балета сведена к нулю. Главное, что положено ощущать в этом зрелище, - хореографические аналогии. Например: танец - форма медитации. Йога - тоже. Надо скрестить их в одном флаконе.
Сочиняя хореографию, 75-летний Бежар не мудрствовал лукаво. Он просто показал, чему учат в его школе. На сцене кучка мальчиков и девочек в белом, все босые, но где-то к середине балета девочки встанут на пуанты. Молоденькие артисты тщательно тянутся вверх всем телом, так же тщательно "опадают" всей тяжестью, гримасничают кто во что горазд, по-восточному работают с палкой, стоят на голове, акробатически прыгают в шпагат, поддерживают равновесие на одной пятой точке. И видно, что в бежаровской школе основательно ставят классическую выворотность ног, детально приучают к технике современного танца по Марте Греам и натаскивают в основных стойках из боевых искусств. Чтобы сделать наглядной общечеловеческую идею, к западным и японским позам прибавлены позы индийского танца - караны и элементы индийского танцевального языка жестов - "мудра".
В роли матери Терезы - Марсия Хайде. Когда-то она славилась как прима-балерина Штутгартского балета, зрители со стажем помнят ее блистательных Катарину в "Укрощении строптивой" и Татьяну в балете "Евгений Онегин". Бежар вернул балетную пенсионерку на сцену. И заставил ее декламировать отрывки из трудов матери Терезы, смиренно драить тряпкой сцену и раздавать рис, который артисты едят руками из железных мисок. Хайде по-прежнему артистична, но ей почти нечего делать, кроме как работать чтецом-декламатором. Правда, Бежар еще дал ей мини-цитату из своего балета "Айседора". В остальное время мать Тереза гладит исполнителей по головам, благостно улыбается, прохаживается, командирски постукивая посохом, и долго молится, шевеля губами и перебирая четки. По замыслу Бежара, героиня балета - наставник в духе и учитель в танце, а труд балетного артиста - символ труда вообще. Если у верующих есть духовные упражнения, то у танцовщиков есть станок в балетном классе. Станок - одно из нескольких русских слов, которые Марсия Хайде специально выучила перед российскими гастролями.
Бежар уже использовал слово в своих балетах, но при этом гораздо больше доверял
движению. Теперь он все жаждет вербализировать, сделать буквальным, отрицая постмодернистскую девальвацию пафоса и не боясь перекормить морализаторством. "Чтобы быть хорошим мусульманином, индуистом или христианином, следует много работать. Больные проказой и туберкулезом нуждаются в помощи. Когда мы собираемся вместе, это дает нам силы. Любовь начинается в доме и семье. Служить Богу надо с радостью. Смерть - ничто". Тексты на французском языке, выкрикиваемые Хайде и танцовщиками, полны слишком очевидных истин. Именно поэтому их так трудно воспринимать.
Ранний и зрелый Бежар не стал бы гнать словесную волну. Поздний Бежар ищет лавров позднего Толстого. Его волнует не простота, а опрощение. Если вы любите искусство, утонувшее в наглядной агитации (как в этом балете, где раздачу риса, пищи телесной, надо понимать как потребность в пище духовной), Бежар образца 2002 года - хореограф для вас. Но те, кто знает, что сострадание само по себе еще не создает искусство, предпочтут прежнего Бежара, долгие годы умевшего волновать без риторики, увлекать без назидательности, рассказывать о высоком без лозунгов - только отточенной хореографической формой и магией новаторской театральности. А благими намерениями, как известно, вымощена дорога в очень нехорошее место.
Document nevgaz0020030410dz49000gy
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Эжен
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 26.12.2003
Сообщения: 29
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 07, 2004 7:40 pm    Заголовок сообщения: 2003-04 Ответить с цитатой

Приблудный сын.
350 words
10 April 2003
Коммерсант (Россия)
22
Russian
© [2003] Коммерсант. Все права сохранены. 125080
Балеты Мариинки на "Золотой маске" фестиваль балет Балетной "Золотой маске" для показа номинантов академической и современной категорий потребовалась всего одна фестивальная неделя. Завершили программу на своем поле "Золушка" и "Блудный сын" Мариинского театра - единственные из музыкальной программы, показанные только в Петербурге."Блудный сын" Баланчина выдвинут в номинации "Спектакль". Зачем - загадка. Констатация факта, что Мариинский театр удерживает обретенный в последние годы титул российского дома Баланчина? Но может ли на лучшем спектакле сезона, да еще в рамках фестивального показа, быть, мягко говоря, наполовину заполненный зал? Предположим, дело не в качестве спектакля (и так не самый яркий сценически балет выглядит сейчас довольно серо), а в его маломерности. Малометражные спектакли имеют значение актерских этюдов, соответственно, требуют именитых исполнителей.
Но исполнителей как раз и не номинировали: Фарух Рузиматов в "Маску" не играет, Юлию Махалину не поддерживает театр. Поэтому "Блудный" давали вторым составом.Андрей Меркурьев шел на рекорд: три спектакля за сутки. Вечером показав свою номинированную партию Принца в "Золушке", наутро вышел Блудным сыном и Юношей в балете Ролана Пети. Роли у артиста особо не отличаются друг от друга, хотя это самый старательный танцовщик труппы. Но завидное старание упирается в тупик физических данных. Танец приходится просчитывать по миллиметру, а недостатки маскировать резкостью движений. Зато Андрей Меркурьев держит уверенную позу премьера.Кажется, что "Маска" играет с артистом в поддавки. На партию принца в "Золушке" у Андрея Меркурьева практически монополия. За сезон он почти научился не срывать движения. И по-прежнему безупречно держит балерину. В дуэте он - необходимое обозначение партнера, а роль Диана Вишнева играет за двоих. И за всех остальных при необходимости тоже. На "Золушке" зал был переполнен. Конечно: Вишнева и Ратманский. Алексей Ратманский уже заслужил что-то вроде титула "единственная надежда российской хореографии". И балетных артистов, для которых спектакли Ратманского - кладезь ролей. В той же "Золушке", например, Мачеха Юлия Махалина актерской и пластической выразительностью может соперничать с Графиней Илзе Лиепы. Но роль не считается главной, и Махалина не представляла в фестивальном показе одну из своих лучших работ. Впрочем, у "Золушки" и так целый букет "Масок": спектакль, обе главные партии, хореограф и сценографы. В сравнении с ней баланчинский балет выглядит довольно бледно.ИРИНА Ъ-ГУБСКАЯ.
Document kmmsnt0020030410dz4a001jo
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Эжен
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 26.12.2003
Сообщения: 29
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 07, 2004 7:41 pm    Заголовок сообщения: 2003-04 Ответить с цитатой

Возвращение к "Светлому ручью".
Наталия БАЛАШОВА.
950 words
18 April 2003
Московская правда (Россия)
Russian
(c) 2003 Moskovskaya Pravda, Russian Story, Inc. All Rights Reserved
Балет
Сегодня, 18 апреля, на сцене Большого театра состоится премьера балета нашего великого композитора Дмитрия Дмитриевича Шостаковича "Светлый ручей" в постановке молодого, но уже широко известного не только в России, а далеко за ее пределами хореографа, танцовщика, солиста Датского Королевского балета Алексея Ратманского. Кстати, это уже третья постановка А. Ратманского в Большом театре: "Каприччио" на музыку И. Стравинского (1997), "Сны о Японии" (1988, премия "Золотая маска").
Для сегодняшних зрителей - в этом можно не сомневаться! - балет "Светлый ручей" станет открытием. А ведь у этого открытия давняя трагическая история протяженностью в 67 лет. Вернемся к ее истокам.
1935 год. Молодой ленинградский композитор Д. Шостакович закончил балет на советскую тему - "Светлый ручей" - из колхозной жизни. За плечами уже есть определенный опыт в этом направлении - балеты "Золотой век" (1930) и "Болт" (1931), которые, впрочем, он сам считает в драматическом отношении "крайне неудачными". И опять же сам так объясняет эту неудачу: "Мне кажется, главная ошибка заключается в том, что авторы либретто, пытаясь показать в балетном спектакле нашу действительность, совершенно не учли балетной специфики. Это очень серьезная вещь - отражение в балете социалистической действительности. К ней нельзя подходить поверхностно". На свою третью попытку композитор смотрит оптимистически. "Сюжет балета очень прост и незамысловат. Музыка, на мой взгляд, весела, легка, развлекательна и, главное, танцевальна. Я намеренно старался найти здесь ясный, простой язык, одинаково доступный для зрителя и для исполнителя". Однако при всем своем оптимизме Шостакович отнюдь не исключает возможных осложнений. "Трудное и ответственное дело, - говорит он, - создать большой балет на советской тематике. Но я не боюсь трудностей. Идти по проторенной дорожке, пожалуй, легче и безопаснее, но скучно, неинтересно, никчемно... Я не могу поручиться, конечно, что и третья моя попытка не окажется неудачной, но даже и тогда это ни в коем случае не отвратит меня от намерения и в четвертый раз взяться за сочинение советского балета". И ведь как в воду глядел композитор. Правда, гром грянул чуть позже. А пока...
4 апреля 1935 г. Ленинградский Малый театр оперы и балета. Премьера - "Светлый ручей". Авторы либретто: Адриан Пиотровский и Федор Лопухов - он же балетмейстер-постановщик. Художник спектакля - М. Бобышев, за дирижерским пультом - П. Фельдт. Исполнители - тогдашний цвет МАЛИГОТа: З. Васильева, П. Гусев, Ф. Балабина, Н. Зубковский, Е. Лопухов, М. Ростовцев, Ф. Чернышенко, А. Орлов, Г. Исаева, А. Лопухов, С. Дубинин, В. Николаев. За каждой фамилией - своя страница истории балета. Цензура спектакль пропустила без придирок, успех у публики - огромный, что и предопределило его постановку в Москве на сцене Большого театра в ноябре того же 1935 года. И снова триумф. Пресса отмечает блистательную работу дирижера ГАБТа Юрия Файера, артистов, среди которых были и ленинградские исполнители. А постановщика Ф. Лопухова сразу назначают главным балетмейстером Большого театра.
Но не тут-то было... На одно из представлений "Светлого ручья" в Большой соизволил пожаловать товарищ Сталин. Вождю зрелище не глянулось. Равно как и опера Шостаковича "Леди Макбет Мценского уезда", шедшая в том же 1935 году. Расправа была короткой.
6 февраля 1936 г. в газете "Правда" - органе ЦК ВКП(б) - была опубликована статья под названием "Балетная фальшь", не оставившая камня на камне от творения Шостаковича-композитора и Лопухова - постановщика и либреттиста. В другой статье - "Сумбур вместо музыки" - была изничтожена опера "Леди Макбет Мценского уезда".
Так в чем же обвиняла "Правда" злосчастный балет? "Нельзя возражать против попытки балета приобщиться к колхозной жизни, - издалека делает замах критической дубинкой анонимный автор правдинской статьи. - Балет - это один из наиболее у нас консервативных видов искусства. Ему всего труднее переломить традиции условности, привитые вкусами дореволюционной публики. Самая старая из этих традиций - кукольное, фальшивое отношение к жизни. В балете, построенном на этих традициях, действуют не люди, а куклы". И далее по всей статье рефреном повторяется: "куклы", "кукольность", "игра с куклами". "Если вы не знаете колхоза, если не знаете, в частности, колхоза на Кубани, не спешите, поработайте, но не превращайте ваше искусство в издевательство над зрителями и слушателями, не опошляйте жизни, полной радости творческого труда", - поучает "Правда" создателей спектакля. "Либреттисты, впрочем, всего меньше думали о правдоподобии. В первом акте фигурируют кукольные "колхозники". В прочих актах исчезают всякие следы и такого, с позволения сказать, колхоза... Авторы балета - и постановщики, и композитор - по-видимому, рассчитывают, что публика наша так нетребовательна, что она примет все, что ей состряпают проворные и бесцеремонные люди. В действительности нетребовательна лишь наша музыкальная и художественная критика. Она нередко захваливает произведения, которые этого не заслуживают". После такого разгрома на страницах "Правды" Лопухова тут же отправили обратно в Ленинград, но не в театр, а руководить хореографическим училищем, а Пиотровский и вовсе угодил в ГУЛАГ. Шостакович писать балеты зарекся, "Светлый ручей" больше никем, никогда, нигде не ставился.
А вот что говорят о балете его сегодняшние постановщики и исполнители. "Мне всегда хотелось поставить "Светлый ручей", как только я познакомился с музыкой Шостаковича. Я предлагал его Рождественскому, еще когда он был в Большом театре", - говорит А. Ратманский. "Музыка и балет - конгениальны", - считает главный дирижер Большого театра Александр Ведерников. Одной из жемчужин мировой классики называет "Светлый ручей" Павел Сорокин, которому предстоит дирижировать балетом. "Оформление балета было для меня трудной задачей, - признается художник спектакля Борис Мессерер. - Нужно было найти глубинный юмор. Это комедийный балет, но за ним стоит трагедия гения". Музыка и либретто дают колоссальный простор для танцовщиков - это мнение художественного руководителя балетной труппы Большого Бориса Акимова. Мария Александрова и Сергей Филин - главные герои спектакля - в один голос с огромным удовлетворением вспоминают о своей работе с Ратманским, с нетерпением ждут премьеры.
18, 20 и 22 апреля - первые показы возрожденного творения Д. Шостаковича, за которым должны последовать и балет "Болт", и опера "Леди Макбет Мценского уезда", как сказал А. Ведерников.
Дмитрий Дмитриевич Шостакович с 1954 по 1957 г. являлся официальным консультантом Большого театра по музыкальным вопросам, а с начала 60-х по 70-е годы был членом Художественного совета ГАБТа. Сегодня он снова возвращается в Большой. Возвращается триумфатором. Как и положено гению.
(Живые корни АРТ-ДРЕВА).
Document mospra0020030418dz4i000bd


Последний раз редактировалось: Эжен (Пт Май 07, 2004 7:59 pm), всего редактировалось 30 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Эжен
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 26.12.2003
Сообщения: 29
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 07, 2004 7:42 pm    Заголовок сообщения: 2003-04 Ответить с цитатой

Педагог.
Елена ГУБАЙДУЛЛИНА.
473 words
10 April 2003
Известия (Россия)
10
Russian
© [2003] Izvestia, All Rights Reserved
Ученики Мориса Бежара станцевали балет о матери Терезе
В Концертном зале "Россия" выступила "La Compagnie M." из Лозанны - так называемая молодежная труппа Мориса Бежара. Балет великого хореографа "Мать Тереза и дети мира" показали в Москве всего один раз. В роли детей мира выступили пятнадцать юных выпускников бежаровской школы разных национальностей. В знаменитую подвижницу перевоплотилась Марсия Хайде - прима Штутгартского балета семидесятых годов, педагог, возглавляющая несколько балетных школ. Ради роли, подаренной ею Морисом Бежаром, Хайде приостановила свою преподавательскую деятельность. Хотя по-прежнему продолжает наставлять молодежь. Только не в классе, а прямо на сцене. Представление "Мать Тереза и дети мира" похоже на учебный спектакль. 16-18-летние танцоры с детской непосредственностью продемонстрировали умения и навыки - невесомую прыгучесть, феноменальную гибкость, чуткость к партнерам и трогательный фанатизм. Бежар сумел внушить ученикам веру в мистическую силу танца. Но в балете о духовных поисках и смысле жизни одной хореографией дело не ограничилось. Полуторачасовое действо распадалось на танцевальные фрагменты, этюды и упражнения, перебиваемые ариями и хорами, исполняемыми теми же танцовщиками без фонограммы, и многочисленными словесными репликами. Самая многословная роль досталась Марсии Хайде - по сути знаменитой балерине пришлось стать драматической актрисой. Изречения матери Терезы о том, как много надо трудиться, чтобы стать истинным христианином, буддистом или мусульманином, сетования о тяжкой бедняцкой доле и многие другие пафосные и важные рассуждения звучали на французском языке. Сентенции монахини дополняли глубокие мысли о значении балетного станка в жизни танцора. И тогда к непонятной для большинства публики иноземной речи примешивались русские "раз-два-три" и "пожалуйста". В руках юных танцоров появлялись палки, но классическую балетную разминку быстро сменяли первобытные пляски,"станки" превращались в копья и пастушеские посохи. Дикое племя, судя по всему, изображало одну из языческих религий. Прочие намеки тоже легко опознавались зрителями - медитации в позе лотоса означали буддизм, извивания под восточную музыку - суфизм. А когда шеренга танцоров как по команде облилась водой из кадушек, все догадались, что речь пошла о христианстве. Для матери Терезы все религии были одинаково важны и нужны. Поведал балет Бежара и о самоотверженном подвижническом труде монахини на благо человечества. В перерывах между уроками танца и философии Марсия Хайде протирала пыль, мыла пол, варила обеды и кормила ими все тех же пятнадцать танцоров, изображающих все население планеты. Впрочем, было у Хайде и одно коротенькое танцевальное соло. Танцующая мать Тереза в отчаянии била кулаками сцену, мотала головой, развевая в разные стороны шикарную копну волос, молитвенно складывала руки и в изнеможении подползала к ближайшей кулисе. Звучала торжественная музыка Бетховена. Страдания вознаградились в финале. Разные конфессии совместились. Правда, ради такого микста Бежару пришлось изменить основам хореографии - за сценой звучал исламский напев, а поющий танцор пытался приладить к нему христианское "Аллилуйя". Но весь этот экуменический нонсенс можно, в конце концов, вынести за скобки. Соло, дуэты и массовые танцы, не привязанные к сюжету и идеологии, маэстро сочиняет по-прежнему божественно. А юные танцоры из молодежной "La Compagnie M." исполняют бежаровские летучие вокабулы легко и чисто.
Document izvest0020030410dz4a000b9
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18294
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 28, 2004 2:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2003043101
Тема| балет, МТ, балет "Этюды", Персоналии Жозетт Амьель
Авторы| Юлия БРОЙДО, Санкт-Петербург
Заголовок| ЧЕРНО-БЕЛЫЕ КЛАВИШИ ПУАНТОВ
Карл Черни «Этюды». Хореография Харальда Ландера. Мариинский театр

Где опубликовано| Новая газета (Москва) № 30
Дата публикации| 20030428
Ссылка| http://2003.novayagazeta.ru/nomer/2003/30n/n30n-s34.shtml
Аннотация|



Через десять дней в Мариинском театре начнется беспрецедентный по своим масштабам фестиваль «Звезды белых ночей», который в честь всяческих юбилеев (в том числе и 50-летия Валерия Гергиева) продлится аж до начала августа. Последней предфестивальной премьерой стал балет Харальда Ландера «Этюды», давно уже ставший шлягером на Западе.
В России «Этюды» увидели еще в 1958 году — во время самых первых, оттепельных гастролей «Гранд-опера» в Москве. В ту пору на советской сцене царил «драмбалет», а бессюжетный «белый» балет (именно к этому жанру принадлежат «Этюды») был объявлен безнадежно формалистичным и исключен из репертуара. «Этюды» произвели эффект разорвавшейся бомбы: даже непрофессионалу стало ясно, что в области балета мы далеко не впереди планеты всей. И это было крушение самой большой иллюзии.

Но пришли иные времена — и советские, а потом и российские танцовщики бросились осваивать то, что в Европе уже давно стало классикой: постановки Баланчина, Пети, Макмиллана, Лакотта. Настал час и для Ландера: через 55 лет после его создания (1948) балет «Этюды» был перенесен на мариинскую сцену француженкой Жозетт Амьель, участницей тех самых легендарных гастролей 1958 года.
«Этюды» — балет уникальный. Его музыкальная основа — сугубо инструктивные фортепианные этюды Карла Черни, которые играются всеми без исключения начинающими музыкантами в средних и старших классах музыкальной школы.
Впрочем, искусно оркестрованные Кнудаге Риисагером, они превратились в очаровательные романтические миниатюры, не уступающие в художественных достоинствах обычной дансантной музыке XIX века — всем этим Аданам, Пуни, Делибам (о танцевальности этюдов неплохо бы помнить пианистам, набрасывающимся на Черни с чисто спортивными устремлениями: быстрее, громче, сильнее).
«Ожившая» иллюстрация из учебника по классическому танцу (всех этих tendus, grand battements, ronds de jambes, port de bras), организованная «от простого к сложному» (экзерсис у станка, пируэты и фуэте, прыжки), оказывается увлекательнейшим, на редкость динамичным зрелищем и, несмотря на свою кажущуюся академичность, совсем не скучным.
Особую прелесть спектаклю придают ироничные акценты, без которых он превратился бы в простой набор элементов ежедневного урока в балетном классе: танцовщицы у станка работают ногами, как в канкане (свет на сцене поставлен так, что сами танцовщицы в черных пачках практически не видны — в лучах софитов оказываются только ноги), а в прыжковом экзерсисе танцовщики буквально отталкивают друг друга, стремясь продемонстрировать свою виртуозность. О том, что на дворе уже далеко не XIX век, напоминает и оркестровка, в которой романтическую идиллию время от времени нарушают «фальшивые» удвоения у высоких духовых (совсем, как в «Болеро» Равеля) или «неповоротливые» пассажи у низких струнных.

Несмотря на свою кажущуюся простоту — все элементы их хореографии знакомы танцовщикам со школьной скамьи, — «Этюды» предъявляют к исполнителям очень высокие требования. Особенно к кордебалету: ведь от танцовщиков здесь требуются эталонная чистота и синхронность движений.
По мнению Жозетт Амьель, труппа Мариинского театра идеальна для этого балета.
— «Этюды» — это прежде всего демонстрация школы, и они удаются там, где труппа опирается на фундамент школы. А в Мариинском театре, кроме своих, почти никого нет — это одна школа. Как и в Парижской опере. Сегодня Парижская опера и Мариинский балет чуть ли не единственные труппы в мире, которые стараются держать только своих, — говорит она.
И поэтому, даже несмотря на то что «Этюды» — далеко не новый балет, их появление в репертуаре Мариинского театра выглядит очень удачным приобретением. «Этюды» понравятся даже тем, кто терпеть не может классическую хореографию.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Мар 09, 2011 8:31 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
Страница 1 из 5

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика