Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
Валерий Гергиев о цене репутации Мариинского театра
На страницу Пред.  1, 2
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 09, 2008 4:50 pm    Заголовок сообщения: TheTimes: The theme was Russia’s victory over Georgia Ответить с цитатой

From The Times
August 22, 2008
http://www.timesonline.co.uk/tol/news/world/europe/article4579829.ece
LSO conductor Valery Gergiev leads defiant South Ossetia concert
Tony Halpin in Tskhinvali писал(а):
The theme was Russia’s victory over Georgia; the spirit was Second World War defiance; the music was from Leningrad — and the conductor was from London

===
From The Times
August 22, 2008
http://www.timesonline.co.uk/tol/comment/article4583096.ece
Music and Politics
Should Gergiev be condemned for playing in South Ossetia?

The Times писал(а):
he has applied his talents in the name of what this newspaper deems an unwarranted act of war, an imperialist urge resulting in a military intervention. Gergiev has associated his musical brilliance with Moscow's military bullying.

But whatever the criticism, which this newspaper shares, of the Russian actions to which Gergiev has lent his support, it is important to realise that in a Western society this conductor can still play freely, despite his controversial visit. Defiance in Mr Putin's Russia, as in the Soviet Union, results in ostracism. It should not do so here.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 09, 2008 4:56 pm    Заголовок сообщения: Валерий Гергиев: страшную правду невозможно скрывать долго Ответить с цитатой

http://www.vesti.ru/doc.html?id=207228
Валерий Гергиев: страшную правду невозможно скрывать долго


07.09.2008 20:47
Евгений Ревенко


Вести недели
видео

Впечатляющим событием за месяц, прошедший после атаки на Цхинвали, стал концерт великого дирижера Валерия Гергиева в разрушенном городе. И какие невероятные сюжеты иногда бывают в жизни: на сайте Лондонского симфонического оркестра, который, по словам его главного дирижера Валерия Гергиева, понял его концерт в разрушенном Цхинвали, второй скрипкой значится Луиза Шеклтон, она же - супруга министра иностранных дел Великобритании Дэвида Милибэнда. Говорят, что министр регулярно покупает билеты на концерты Лондонского симфонического оркестра. А ведь именно Милибэнд выступил с самой экстравагантной инициативой - собрать антироссийскую коалицию из-за событий на Кавказе. Именно о событиях на Кавказе, о том самом концерте 20 августа перед уцелевшими жителями Цхинвали маэстро рассказал "Вестям недели". Всего один день он был в России после памятного выступления.

- Что значил тот концерт для разрушенного города и людей, которые там собрались?

- Возвращение к жизни. Я не могу сказать, что эмоции как-то успокоились. Я думаю, что масштабы трагедии, которую пережили прежде всего мирные жители Южной Осетии, огромны. Эхо этой трагедии еще долго будет идти не только по земле Осетии. Что касается моих личных ощущений, то я - сторонник того, чтобы как можно больше людей в мире узнали правду о том, что произошло. Главное, что мир должен был обсуждать, включая мировых лидеров, - это гибель огромного количества мирных жителей. И эта оценка в мире по-прежнему не звучит. При том, что я говорю, что западные СМИ необъективно освещают события в России, и я не являюсь сторонником таких фраз, я говорю, что вера в то, что правда дойдет до мирового сообщества, сильно поколеблена. Сейчас это забавно звучит: помните, как мы не могли услышать "Голос Америки? Правда, забавно, да? Сейчас мы поменялись ролями. Удивительно. Михаил Суслов сейчас не аплодировал бы мастерству и ловкости многих на Западе. Я об этом говорю с полным понимаем и ответственностью за свои слова.

- Вы, пожалуй, один из самых известных дирижеров в мире, вы главный дирижер Лондонского симфонического оркестра. Вы встретили понимание в Лондоне?

- Безусловно. Мы откликаемся на любые трагические события в мире. Например, на трагические события в Великобритании и Северной Ирландии, когда там был совершен теракт. Языком музыки мы выразили свою солидарность с людьми, которые без вины погибли. Их родные пришли на тот концерт. Он был очень волнующий. Это было в Великобритании. Я, кстати, недавно напомнил об этом британской общественности через свое письмо в газете The Daily Telegraph. Потому что появились желающие рассмотреть концерт в Цхинвали как акт победы российской армии над Грузией и как выражение этой победы концерт известнейшего российского дирижера и его оркестра на руинах Цхинвали. Это спекуляция, и я просто написал письмо главному редактору, что это совершенно беспочвенные предположения. В таком случае им не нужно было признавать сам факт моего выступления вместе с Мариинским оркестром в Северной Ирландии, когда мы разделили их боль. Больше всего как человека, а не как осетина меня потрясает и задевает удивительное, почти гробовое молчание лидеров самых цивилизованных и развитых стран, как они сами о себе говорят. Никто не говорит о том, что погибли так много людей. Ведь совершенно не важно, что может тот или иной лидер говорить о суверенитете ил границах, если он же сначала не говорит о том, что произошло в жизни такого количества людей. Но ведь эти люди могут, как сказал один крупный британский обозреватель, еще пожалеть о том, что они позировали перед фотографами вместе с Михаилом Саакашвили. Потому что ни один экстремист не может вызывать уважение как у своих сограждан, так и у международного сообщества. Даже у Гитлера – талантливого оратора – это не получилось. Я о нем сейчас часто вспоминаю, слушая то, что происходит.

- Когда вы оказались в Цхинвали, это была не академическая аудитория. Вы чувствовали ту аудиторию, которая в тот день собралась на ваш концерт? Что это была за аудитория?

- За моей спиной были люди, которые очень хорошо знали, что пережили. Там туристов не было. Люди, которые еще несколько дней назад слышали бомбардировку. Но за моей спиной был еще и разрушенный центр Цхинвали - это, по удивительному совпадению, Еврейский квартал. Он, опять же по удивительному совпадению, был уничтожен оружием, поставленным из Израиля. Я не хочу навязывать свою волю - грузины сами определят, кто ими будет руководить, как они будут выходить из кризиса, но делать ставку на американцев на Кавказе и при этом решить все вопросы за последнюю тысячу лет еще не удавалось никому. Делать ставку на военную мощь артиллерии, самолеты, ракеты "Град", стрелять по спящим детям и уйти безнаказанными - этого на Кавказе еще никому и никогда не удавалось. В этом плане память у людей не должна быть столько короткой, потому что для мужчин считается страшным позором действовать таким образом.

- С какой музыкой ассоциируется у вас эта трагедия?

- Речь идет о музыке, которая, прежде всего, звучит как концерт-реквием, выражает скорбь об ушедших, потерявших право на жизнь не по своей вине. Мы, конечно, вместе со всеми думали о том, как несправедлива смерть, и как страшна логика смерти, когда дети должны прятаться в подвале, сидеть, может быть, обнимая от страха свою мать, а рядом видеть уже мертвое тело - женщины мне такие сцены рассказывали. Почему?! Потому что один безумный лидер дает команду на истребление целого города, даже целого народа. Вот этого пока на Западе не знают. Не бывает такого, чтобы такую страшную правду кому-то удавалось долго скрывать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 19, 2008 7:28 am    Заголовок сообщения: Financial Times, 5 сент. Lunch with the FT: Valery Gergiev Ответить с цитатой


Published: September 5 2008 19:19 | Last updated: September 6 2008 02:05
Lunch with the FT: Valery Gergiev
By Andrew Clark



He is already an hour late. Audiences from London to Tokyo have grown accustomed to delays at the start of Valery Gergiev’s performances, so it should be no surprise if the world’s most charismatic conductor is late for me. This is the one day of the month when he is not travelling, rehearsing, fundraising or managing the companies he leads. But I am beginning to twitch.

We’re in Edinburgh. Gergiev, the biggest draw of the 2008 festival, is free on the day of his last performance and has agreed to spend it with the FT. The plan is to escape the heaving crowds, see a bit of Scotland and sample the national cuisine.

As a Scot I am happy to be his guide. As a music critic I’m slightly apprehensive. In recent months I have slagged off his Mahler performances in London, and our rendezvous is scheduled for the day when my review of Krol Roger, his festival opera production, will be published.

Gergiev, 55, made his name by galvanising St Petersburg’s Mariinsky Theatre, Russia’s oldest opera and ballet ensemble, in the period after the Soviet Union’s collapse, when state-funded arts companies faced an uncertain future. He revived its repertory, organised gruelling but commercially advantageous tours, nurtured friends with political and financial clout and mesmerised audiences with the intensity of his interpretations. In an increasingly homogenised musical landscape, the Mariinsky (formerly known as the Kirov) cut an imposing profile as the embodiment of a lustrous, immaculately preserved national tradition.

As if controlling the destiny and daily workload of 1,000 artistic temperaments was not enough, Gergiev became one of the most sought-after conductors in the west. He is principal conductor of the London Symphony Orchestra and principal guest of the Metropolitan Opera, New York. He also tours regularly with the Vienna Philharmonic. Instead of exploiting these positions to advance his career, he has used them to consolidate the international reputation of the Mariinsky through joint promotions and artist exchanges.

When Gergiev emerges from the hotel elevator, looking relaxed in designer-stubble and an all-black outfit of biker jacket, corduroy jeans and trainers, he switches off his mobile phone and starts talking about the FT. What has caught his eye is not my glowing opera review but an article by Dmitry Medvedev, Russian president, explaining Moscow’s decision to recognise the independence of South Ossetia and Abkhazia, two Russian-controlled break-away regions of Georgia. Gergiev asks my opinion: will the article help the west understand Russia’s position? Unlikely, I reply.

Gergiev is an Ossetian from Vladikavkaz on the Russian side of the border. Two days before arriving in Edinburgh he and the Mariinsky orchestra made a whistle-stop visit to the bombed South Ossetian capital, Tskhinvali, for an open-air concert in memory of victims of the conflict. The programme included Shostakovich’s Seventh Symphony, written during the Nazi siege of Leningrad and widely interpreted as a Russian victory hymn.

His intervention shocked friends in Georgia and the west. The Washington Post accused him of “wading brazenly into politics”. As our driver negotiates a way out of Edinburgh’s traffic-clogged city centre, Gergiev mutters that he usually sleeps “without worry. But now, as soon as I wake, I switch on the television, hoping for some sense of movement [on South Ossetia]. Right now it’s escalation, escalation.”

He has left our itinerary to me, and soon we are speeding north to a late lunch in the Fife fishing town of St Monans. But I barely have time to point out the landmarks approaching the Forth Road Bridge before Gergiev launches into an account of the devastation he witnessed in Tskhinvali. “If there was any hope of co-existence [between Georgians and Ossetians], it’s killed. Too many died that first night under the [Georgian] tanks.”

Gergiev, who has three young children by his Ossetian wife, makes no mention of the torching of Georgian communities in South Ossetia or the devastation caused by Russian forces in Georgia.

He refuses to accept that Shostakovich’s symphony was a provocative choice. “This music is not only about Hitler; it’s about evil that is brought into your life, anybody’s life. My performance was designed to commemorate the dead, not to be commented on by the Washington Post. For Tskhinvali, 1,000 dead is a devastating loss. It’s the Ossetian equivalent of the Twin Towers. If the Russian army had not intervened, thousands more Ossetians would have been killed.”

The sight of the 120-year old Forth Railway Bridge, with its three giant double-cantilevers, brings him momentarily back to Scotland. He asks if there is still talk of Scottish independence. Yes, I reply. “In Europe you can achieve independence by peaceful means. No leader would send an army to kill the Scots. If he did, the army would not obey. In the Caucasus, emotions are wilder.”

Does he mean tribal? “Almost,” says Gergiev calmly, “it’s complicated, worse than Trovatore,” an allusion to the tangled blood-relationships in Verdi’s opera, in which almost everyone ends up killing each other. “Historically, Georgians are friends of Ossetians. There were many marriages, safety was never discussed. But after the break-up of the Soviet Union, nearly all Ossetians lost relatives when [former president Zviad] Gamsakhurdia [of Georgia] sent the army to carry out the policy of ‘Georgia for the Georgians’. If you are the son of someone killed in 1991, you cannot forget that bloodshed.”

The hour-long drive to St Monans, one of Scotland’s prettiest seaside towns, passes quickly and Gergiev admits to feeling hungry, having had only yoghurt for breakfast. No one in the comfortable little fish restaurant overlooking the harbour recognises him, an advantage over Edinburgh, where autograph-hungry festival-goers are rife. The menu interrupts Gergiev’s stream of consciousness, but it takes us barely a moment to choose warm haddock-and-leek tart for starters, then grilled monkfish for him and cod for me. As the waiter pours mineral water, I suggest a toast, a ritual of Russian and Georgian social occasions. My assumption, based on our previous encounters, is that Gergiev will drink the health of the Mariinsky Theatre, which is his musical family, and of Georgian pianist Alexander Toradze, one of his closest friends.

Gergiev needs no time to collect his thoughts. “Since it is on my mind, I hope we will see a display of leadership on both sides, to show the power of the mind and the power of the truth, rather than the power of informational wars or military force. How can you kill hundreds of civilians and it goes unnoticed? It’s a big emotional thing for me. I don’t want Condoleezza Rice deciding the future of my children. The greatest European leader will be the one who demands the truth and asks what happened on the first night [of the crisis, when Georgian forces moved into South Ossetia].”

Talk of leadership gives me a cue, as we tuck into our haddock tart, to ask about Gergiev’s links with the Russian government, which has actively supported his ambitions with the Mariinsky. He got to know Dmitry Medvedev when they served together on the board of St Petersburg University. Have they met since the St Petersburg-trained lawyer became head of state? “I saw him in Moscow on June 12 [Russia’s National Day]. I spoke to him about the Mariinsky and our work with young people.”
As for Vladimir Putin, Gergiev denies widely published reports that the Russian prime minister is godfather to his children, but does not deny having access to the Kremlin. “In St Petersburg my goal is to have a new opera house for the 2010-2011 season,” he says. “To visit the ministry of culture from time to time will not necessarily bring this project to maturity. The bureaucracy is so great, you need half a year just to sort the paperwork. One visit a year to the head of government is more effective. Putin makes quick decisions. Thank God he realises the Mariinsky is important. We already have our own concert hall [recently built with a large subsidy]: one of the achievements of my life. I don’t think western opera houses are so lucky.”

Gergiev pauses for breath at the arrival of his monkfish, musing enigmatically on the danger of fish contamination, “even at the North Pole”, before returning to his theme with variations. Putin, he says, has given Russia back its self-respect. “When the Soviet Union broke up, Russians suffered a loss of pride. Culture became a stronger ambassador than the economy or the political leadership. People could argue about Gorbachev or Yeltsin, but no one argued about Pushkin. We had a generation of performing artists – Mravinsky, Oistrakh, Rostropovich, Plisetskaya – who symbolised a nation, only a little less than [Yuri] Gagarin [the first man in space].”

Putin’s first achievement, says Gergiev, was to save the Russian Federation from breaking up. The second was to restore “the national wealth: symbols of culture, churches, palaces. If [the Ossetian crisis] had happened during his presidency, the country would have been unanimous in asking him to stay. It feels safe to have someone in the top office who is confident in the job.”

Our desserts have come and gone; so have the other diners. We have been sitting at the same window-table for two and a half hours. Now, over coffee, the only person within earshot is a waitress preparing tables for the evening. “It’s amazing such a quiet place has such good food,” Gergiev remarks, emerging into the fresh air.

I ask him what he has done to bring the Mariinsky’s tradition up-to-date. “Last month we played Mozart 20 nights in a row to young audiences. I want to cover all the schools and universities [in St Petersburg] from the age of seven to 27. You can’t expect them to sit through Mussorgsky but The Marriage of Figaro in Tchaikovsky’s translation is a good start. Maybe in five or 10 years they will come back of their own accord. Next year we celebrate the 200th anniversary of [Russian writer Nikolai] Gogol, so I have commissioned five short operas on Gogol themes. In the 1990s, when survival was at stake, it was important for us to tour. Now we must stimulate creativity at home.” <BR><BR>Back at the car, the chauffeur is looking anxious: he has tickets for the evening performance, apparently unaware it can’t start without the conductor. We join the rush-hour traffic, finally reaching Gergiev’s Edinburgh hotel at 6.30pm, a full six hours after we had set out. But the tsar of the Mariinsky doesn’t budge. Still seated in the stationary car, he starts expounding his interpretative approach to Rachmaninov, whose symphonies he will conduct later this month in London. When we finally get out he continues for another 10 minutes on the tarmac, ignoring another distinguished Russian conductor, Gennadi Rozhdestvensky, who has just walked past.

A new chauffeur approaches. “Mr Gergiev, are you ready to go?” Our excursion is over. Gergiev bids me farewell, switches his phone on and heads for the hotel entrance. He has 20 minutes to change, drive to the theatre and focus on the music. Ladies and gentlemen, please take your seats. The performance will begin – just a few minutes late.

Valery Gergiev opens the London Symphony Orchestra’s 2008-2009 season at the Barbican, London, on September 20-21
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 20, 2008 3:36 pm    Заголовок сообщения: "Вести", Сев.Кавказ: Задай вопрос Валерию Гергиеву Ответить с цитатой


Задай вопрос Валерию Гергиеву

Художественный руководитель Мариинского театра, народный артист РФ Валерий Гергиев ответит на ваши вопросы в ноябре. Убедительная просьба, перед отправкой вопроса ознакомиться с правилами рубрики "Задай вопрос".

Ввод вопроса здесь:
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 09, 2008 12:19 am    Заголовок сообщения: РГ 9окт: в Берлине завершились гастроли, интервью ВГ Ответить с цитатой

Мариинка взяла Берлин
Вчера в немецкой столице завершились гастроли Мариинского театра
Сусанна Альперина, Берлин-Москва
"Российская газета" - Федеральный выпуск №4768 от 9 октября 2008 г.

После завершения триумфальных гастролей маэстро Валерий Гергиев дал эксклюзивное интервью "РГ".

Афиша берлинской Дойче Опера в первую декаду октября была заполнена сплошь русскими названиями: "Лебединое озеро", "Хованщина", "Пиковая дама", "Нос" Шостаковича, "Корсар" в хореографии Мариуса Петипа. На известнейшей оперной сцене Европы выступал знаменитый Мариинский театр, посвятивший гастроли в Берлине с 30 сентября по 8 октября своему 225-летию.
В зале Дойче Опера на Бисмарк штрассе, конечно же, в эти дни было много русских. Цена билетов от 25 до 80 евро. Но немецкой публики на выступлениях Мариинки даже больше. Принимали спектакли тепло. После труднейшего "Носа" Шостаковича артистов на поклоны вызывали четыре раза. А когда на сцену вышел маэстро Валерий Гергиев, зал встал.

"Я вчера видел "Нос" в третий раз. Дважды в Петербурге и вот теперь в Берлине, - рассказал "РГ" Питер Шунеманн - один из руководителей музыкального фестиваля Микелли (Mikkeli Music Festival). - Это очень тяжелое произведение и для постановки, и для восприятия - все-таки музыка Шостаковича сложна. Перед Мариинкой стояла нелегкая задача, потому что на сцене известные исполнители-мастера работали вместе с начинающими молодыми солистами, только что окончившими учебу". С не меньшим успехом шли и другие спектакли гала-артистов Мариинского театра, где публика восторженно принимала фрагменты из "Руслана и Людмилы" Глинки и "Очарованного странника" Родиона Щедрина, "Умирающего лебедя" в исполнении Алины Сомовой. В антракте же немцы активно раскупали диски с записями Гергиева, Анны Нетребко, Дмитрия Хворостовского.
Корреспонденту "Российской газеты" удалось задать несколько вопросов маэстро Валерию Гергиеву:

Российская газета: Валерий Абисалович, чем для вас особенны эти гастроли?
Валерий Гергиев: Столица Германии сегодня крупный культурный центр. И визиты в Берлин для нас не менее важны и интересны, чем гастроли в Лондоне, Париже, Нью-Йорке, где мы, скажем прямо, выступаем чаще. Но у нас есть прочное "место прописки" и в Германии. Это Баден-Баден, где театр даже больше, чем Дойче Опера, - зал почти на 2800 мест. И весь он заполняется на наших спектаклях и концертах. Мы ежегодно выступаем в Баден-Бадене уже в течение десяти лет и являемся едва ли не главными визитерами в истории их фестиваля. В Берлине же мы только сейчас создаем свою публику. За мои годы работы в Мариинском театре - это наш четвертый или пятый приезд сюда. Это немного. Для сравнения: в Лондоне мы выступали раз тридцать.

РГ: Вы действительно ждали этих гастролей два года, чтобы попасть в расписание Дойче Опера?
Гергиев: Не могу сказать, что мы сидели и ждали. Мы все время что-то делали. Сегодня важно не то, сколько раз мы выступаем, а с чем мы приезжаем сюда. Когда мы привозим нашу "Хованщину" - великий спектакль из истории Мариинского театра в декорациях Федора Федоровского, мы напоминаем здешней публике, посещающей, как правило, спектакли современных режиссеров, эстетически удаленные от эпохи, заданной в опере, что есть еще и такое искусство. Мы показываем "Хованщину" и в Берлине, и в Метрополитен-опера в Нью-Йорке, и в Ковент-Гарден в Лондоне, и в Париже, и в Токио, и в Милане. При этом мы создаем также огромное количество новых спектаклей. На нашем гала-концерте в Берлине мы показали фрагмент из оперы "Очарованный странник" Родиона Щедрина, поставленной в Мариинском театре.

РГ: Только что в Москве, представляя свою книгу, Родион Щедрин делился впечатлениями. Он видел вашу постановку в Санкт-Петербурге и, если можно так сказать, очарован вашим "Очарованным странником". Он поражен темпами вашей работы. А когда вы еще сказали Щедрину, что за полгода собираетесь поставить "Лолиту"...
Гергиев: Мы много всего делаем. Для меня важным является сочетание: опора на лучшие традиции оперного и балетного театра плюс постоянное создание новых произведений для сцены. В частности, по нашему заказу композитор Александр Смелков написал для Мариинского театра новую оперу - "Братья Карамазовы". Опера еще дописывалась, а мы уже ее начали разучивать. "Очарованный странник" также моментально нашел отклик в сердцах артистов. И мы сделали все, чтобы эта партитура была поставлена на сцене, а не только исполнялась в концертной форме. Немцы должны знать, что у нашего театра есть не только прошлое, но и будущее. Потому что иногда - то ли из-за высокомерия, то ли из-за незнания - некоторым на Западе кажется, что в России есть только "Лебединое озеро" и "Спящая красавица", созданные более ста лет назад. Есть постановка "Борис Годунов" в Большом театре, "Князь Игорь" и "Хованщина" в Мариинском - вот, собственно, все, чем силен российский театр.

РГ: По поводу "Лебединого озера". В этом году вы выступаете как главный миротворец. Я имею в виду ваши гастроли в разрушенном Цхинвале. И сюда вы приехали в непростой для нашей страны момент, когда западная публика относится к России после грузинских событий весьма настороженно и неоднозначно. Я смотрела сейчас немецкие газеты и видела статьи о России и Грузии. Вам выпала нелегкая миссия - формировать образ России на Западе. И опять - "Лебединое озеро". Что для нас этот спектакль - палочка-выручалочка? Чуть что - сразу он?
Гергиев: Мы планировали показать здесь этот спектакль на гастролях два года назад. Никто тогда еще не думал ни про Грузию, ни про конфликт в Южной Осетии, ни про убийство мирных жителей. Совпадение.

РГ: Но вы осознаете историческое значение этих гастролей?
Гергиев: Конечно. В первые дни трагического для народов Кавказа конфликта, который был развязан ночным нападением на спящий Цхинвал, мы были уже в Европе. И именно в те первые 10-15 дней выступали в Германии, Великобритании, Швейцарии. Это были выступления на самых престижных площадках Европы. В частности, нас принимал крупнейший Эдинбургский фестиваль. Должен сказать - и к чести артистов, и к чести западной публики и музыкальной прессы - они не связывали ту одностороннюю информацию, которую получали из газет, по телевидению и в Интернете, с выступлениями Мариинского театра. Наши гастроли сопровождались восторженными откликами. Конечно, мне пришлось выступать в крупнейших изданиях. Я дал с десяток пространных интервью, стараясь спокойно, но твердо отстаивать наше право на честную и беспристрастную оценку этих событий. И я ни на секунду не рисковал ни своим именем, ни репутацией Мариинского театра, потому что знал, что могу говорить только о правах мирных жителей. Тем более что я сам осетин.

РГ: Да, вас сегодня называют самым известным осетином в мире. И, когда вы выходите на сцену, вас принимают по-особенному. Когда вы вышли на сцену после спектакля "Нос", зал встал. Как вы считаете, это оценка ваших творческих заслуг или вашей гражданской позиции?
Гергиев: Это оценка прежде всего Шостаковича и Мариинского театра. Аплодисменты, которые действительно были очень щедры (и нам приятно их слышать), адресуются и 225-летию истории театра, и гениальному композитору, и новому поколению мариинской молодежи, которая в тот вечер сверкала на сцене.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 21, 2008 8:12 pm    Заголовок сообщения: Пресс-брифинг В.А. Гергиева, 20 октября Ответить с цитатой



Пресс-брифинг В.А. Гергиева, 20 октября
посвященный открытию Второго фестиваля современной музыки «Новые горизонты».



30 октября мы открываем Второй фестиваль «Новые горизонты». Это наше нововведение, и я надеюсь, что у него, также как и у других инициатив театра - у Фестиваля «Масленица», у Фестиваля балета «Мариинский» - будет свое особое звучание, появится своя публика.
В прошлом году мы начали с приглашения молодого британского композитора Томаса Адеса, многие из его произведений тогда впервые прозвучали в России. На прошедших этих летом «Звездах» мы продолжили знакомство с музыкой современных композиторов и пригласили в Россию патриарха французской музыки Анри Дютийё. Я недавно встречался с ним в Париже, и мне было приятно слышать, что сам Дютийё очень высоко оценивает сделанное нами и считает, что это одно из двух-трёх важнейших событий в его жизни, и, важно подчеркнуть, это был первый в его творческой биографии масштабный визит в Россию.

Второй фестиваль «Новые горизонты» открывается программой, которая несомненно заинтересует многих: мы исполним второй акт оперы Родиона Щедрина «Лолита». И это событие мне хотелось бы отметить особо, потому что мы продолжаем сотрудничество с Родионом Константиновичем Щедриным после, без преувеличения, ошеломляющего успеха его «Очарованного странника». Также в первом концерте мы исполним «Вознесение» Мессиана, уже звучавшее в рамках фестиваля «Звезды белых ночей» наряду с произведениями Дютийё, и «Нотации» Булеза. Во Франции Булез дирижировал оркестром Мариинского театра, и я не теряю надежды, что он сможет приехать и в Петербург.

Во втором концерте 31 октября прозвучат произведения венгерских композиторов ХХ века Дьёрдя Куртага, Дьёрдя Лигети и Белы Бартока, чьи сочинения вряд ли хорошо знакомы широкой публике. Концертным исполнением «Замка герцога Синяя Борода» мы продолжаем традицию исполнения европейских опер на русском языке. В репертуаре Концертного зала на русском уже звучат «Волшебная флейта» Моцарта, «Джанни Скикки» Пучинни, «Испанский час» Равеля. Завершится первая часть фестиваля 4 и 5 ноября «Братьями Карамазовыми» Александра Смелкова, оперой, премьеру которой я считаю большим событием.

Фестиваль продолжится в середине декабря, второй серией концертов, в которой я хотел бы выделить «Реквием» Бориса Тищенко на стихи Ахматовой. Мы уже представляли Вторую симфонию композитора в прошлом году, это была очень трудная работа, и Борис Иванович ждал этого исполнения. Сейчас мы с не меньшим интересом будем работать и над «Реквиемом», который давно не звучал в Петербурге.

Совершенно понятно, что Мариинский театр готов и стремится работать с живущими композиторами вне зависимости от того 35 им лет или 90, единственный критерий - качество музыки. Мы очень плодотворно работали и с Щедриным, и с Тищенко, и со Слонимским. Если говорить о планах, то мы намерены вернуть в репертуар и «Мёртвые души» Щедрина. Я уже получил согласие Юрия Хатуевича Темирканова продирижировать этой оперой в Мариинке спустя 30 лет после постановки в Кировском театре. Хочется надеяться, что мы сможем посвятить это исполнение и 200-летию Гоголя, и юбилею Юрия Хатуевича. Мы не хотим, чтобы на полках нотных библиотек пылились сочинения, которые достойны места на сценах крупнейших театров.

Сегодня коллектив Мариинского театра готов к исполнению и оперных, и балетных партитур современных композиторов, которые до сих пор считаются очень сложными. Мы должны вернуть на сцену театра или Концертного зала сочинения композиторов, которые были в тени Шостаковича и Прокофьева, но писали действительно хорошую, однако не слишком известную в мире музыку.

Мариинский театр за последние двадцать лет сделал многое для пропаганды оперно-симфонического наследия Прокофьева и Шостаковича. Наша работа в этом направлении не имеет аналогов в мире. Это наш твердый курс, мы играли в крупнейших городах мира от Нью-Йорка до Токио мало исполняемые там оперы Прокофьева, все симфонии Шостаковича. Работа по возвращению в репертуар колоссального наследия великих русских композиторов ХIX - ХХ века почти завершена. Сегодня мы приступаем к воплощению наиболее трудных и ответственных проектов, о которых 20 лет назад я мог только мечтать. Сейчас наш приоритет - работа с произведениями современных композиторов. И речь идет не только о признанных ныне живущих мастерах, но и о талантливой молодёжи: так к юбилею Гоголя прозвучат премьеры трёх одноактных опер молодых композиторов, которым театр заказал сочинения на гоголевские сюжеты.

Работа над «Очарованным странником», «Лолитой», «Мертвыми душами» Щедрина, над «Братьями Карамазовыми» Смелкова - это очень важная часть творческой жизни коллектива. А впереди - премьера балета на музыку Щедрина «Конёк-Горбунок», сочинения тогда еще молодого композитора, постановку осуществит Алексей Ратманский, вероятно, самый талантливый и яркий современный российский хореограф.
Уверен, что через 2-3 года произведения ныне живущих композиторов станут весьма значительной частью репертуара Мариинского театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 18, 2009 10:53 pm    Заголовок сообщения: 18.03.2009, интервью "РГ": Валерий Гергиев Ответить с цитатой

"Российская газета" - Федеральный выпуск №4869 от 18 марта 2009 г.
Скрипка и немножко нервно
В эксклюзивном интервью "РГ": Валерий Гергиев будет играть и строить в любых условиях
Ирина Муравьева


К многочисленным проектам Валерия Гергиева добавится теперь Конкурс Чайковского. Фото: Злаказова Лилия


Стало известно, что Валерий Гергиев дал согласие возглавить Конкурс имени Чайковского. Удастся ли ему поднять репутацию когда-то самого престижного российского конкурса в мире, как намерен он выйти из кризисной ситуации на затянувшейся стройке Мариинки-2, и особенно волнующий его вопрос: может ли музыка что-то изменить в современном неспокойном мире - об этом Валерий Гергиев рассказал в интервью "РГ".

Российская газета: Недавно вы, можно сказать, с риском для жизни выступили в Израиле. Почему считаете необходимым развивать музыкальный проект в стране, где в любой момент может разорваться бомба или случиться террористическая акция?

Валерий Гергиев: В этом - проявление моего желания хоть как-то способствовать гармоничному сосуществованию в мире и на Ближнем Востоке. Сам факт, что можно играть музыку даже в такой неспокойной обстановке, дает надежду на благоприятное будущее Израиля и всего Ближнего Востока. Лет десять назад мы с Мариинским театром по согласованию с офисом иорданского короля Хусейна и королевы Нор выступили в городе Акаба - крупном центре Иордании. Вместе с нами в тот вечер более тысячи граждан Израиля впервые в жизни пересекли израильско-арабскую границу, находящуюся буквально в 500 метрах от Эйлата. Конечно, граница эта - не самая напряженная в мире, но она и не простая. Я абсолютно уверен, что такого рода миротворческая роль, которую мы время от времени негласно берем на себя, - не выброшенные на ветер усилия.

РГ: В этом регионе не всегда удается спокойно выступить: когда арабо-израильский молодежный оркестр Даниэля Баренбойма давал концерты в секторе Газа, музыкантов приходилось провозить тропами на машинах по одиночке, чтобы в случае чего потерь было меньше.

Гергиев: Очень жаль, что приходится таким образом делать музыку, но этот гражданский поступок Баренбойма вызывает восхищение. Знаю, что он придает огромное значение этому проекту. Мы тоже собирали к 850-летию Москвы на Красной площади интернациональный оркестр из почти тысячи музыкантов: исполняли "Картинки с выставки" Мусоргского. В оркестре тогда сидели за пультами музыканты из Южной и Северной Кореи, Египта и Израиля, США, России, Австралии, Канады, Германии, Венесуэлы. Помню, нам пришлось серьезно поработать, чтобы юные музыканты из Израиля и Египта согласились играть рядом. Результат получился очень интересным. Но, к сожалению, из-за больших затрат идею оркестра продолжить не удалось. Сегодня во всем мире - и в России, и в Израиле, и в Америке - озабочены тем, чтобы найти сценарий мирного существования на Ближнем Востоке. Но ведь не все к этому стремятся. Именно поэтому и Даниэлю Баренбойму, и мне, и другим музыкантам кажется невозможным не реагировать на происходящие жестокие события, на акции террористов, на трагедии Цхинвала, Беслана. Скажем, если в действиях регулярной армии есть хоть какая-то надежда, что удастся остановить жестокие приказы, особенно связанные с убийством детей, стариков, женщин, то терроризм предотвратить очень трудно. Террорист действует внезапно, скрытно, задачей его является посеять ужас. И к таким событиям мы обязаны привлекать как можно больше внимания во всем мире. Я не думаю, что в России когда-либо возникнет ненависть к грузинам, но считаю, что конкретные люди, развязавшие цхинвальскую трагедию, должны нести серьезное наказание. Эти люди - еще не народ. Так же, как и террористы: будь то в арабском мире, в Испании, в Лондоне или в Москве. Сегодня, к сожалению, трудно провести черту между организациями, личностями, государствами, поддерживающими международный терроризм, и волей самих народов. И это осложняет будущее наших детей. Как отец троих детей я не могу об этом не думать.

РГ: Искусству в таких условиях отводится особая роль: когда два месяца назад Израиль бомбил палестинцев, арабо-израильский оркестр Баренбойма играл музыку в Берлине, Москве, Вене, Милане.

Гергиев: Музыканты, может быть, и не должны на себя брать большее, чем им предназначено. Само звучание "Александра Невского" или Концерта Рахманинова - это уже приглашение к миру. И то, что в течение нескольких часов 2000 людей погружаются в чистое переживание - это уже самое далекое от войны, конфликтов, убийств чувство, которое человек вообще может испытать в жизни. В 1996 году я был инициатором фестиваля "Мир Кавказу", который, как у нас умеют делать, незаметно перевели в нечто совершенно иное, чем я задумывал. Но в то сложное время, в 20 км от границы с Чечней, мы провели фестиваль, который привлек внимание во всем мире. Пригласить Риккардо Мути или Даниэля Баренбойма во Владикавказ я не мог по причинам безопасности. Но, получив поддержку Бориса Ельцина, мы с президентом Северной Осетии Ахсарбеком Галазовым пригласили на фестиваль многих известных людей: с огромным успехом выступал там Олег Басилашвили, ансамбль "Орера". На концерты Мариинского театра люди штурмовали залы: нам приходилось давать по 2-3 выступления в день. Фестиваль все воспринимали как очень значительное событие: во Владикавказе собрались представители дагестанской, чеченской, грузинской, армянской, азербайджанской, кабардино-балкарской, карачаево-черкесской национальностей, гости из Москвы, Петербурга. И никто тогда в мыслях не мог представить, что возникнут такие сложности между Россией и Грузией, между Осетией и Грузией. Режим Гамсахурдия и трагические события в Южной Осетии 91-92-х годов казались нелепостью, ушедшей навсегда. Оказалось, все были неправы.

Купола и котлованы

РГ: Что сегодня происходит с проектом Мариинки-2: не превращается ли он в долгострой? Уже несколько лет идут работы в котловане, до сих пор не утвержден проект архитекторов Джека Даймонда и Дональда Шмита, сменивший вариант Доминика Перро. По слухам, новый канадский проект не претендует на статус архитектурного шедевра.

Гергиев: Меня не меньше других беспокоит то, каким будет новое здание Мариинского театра, и я прекрасно понимаю, что Петербург - этот город-музей, город-видение, изумительным образом возникший на берегах Невы в начале XVIII века, должен сохранить свой исторический облик на сотни лет вперед. Кому-то кажется, что у канадцев скучный проект? А я скажу: построим великолепный театр - чистый, просторный, уютный, технически оснащенный, с хорошей акустикой, комфортный и для артистов, и для 2000 зрителей, которые будут каждый вечер приходить в Мариинку-2. Этот проект - наша палочка-выручалочка: мы уже не сможем осуществить вариант Перро. Криков ужаса по поводу купола Перро, кстати, было бы гораздо больше. Лично меня в его проекте еще года три назад стала напрягать ненадежность конструкции: не дай бог, что-то рухнет. Сейчас главное - чтобы новый проект был принят и доведен до удешевления. Государство потратило уже неоправданно высокие, непомерные деньги на строительство Мариинки-2.

РГ: На что же потратили эти деньги, если все эти годы на месте стройки был только котлован?

Гергиев: Дело даже не в котловане, а в масштабе денег, которыми беззастенчиво сорят люди. Хочу сразу обозначить: средства доверены не Мариинскому театру - с первого дня строительства они поступали Северо-Западной дирекции по строительству, реконструкции и реставрации. Руководство дирекции за эти годы сменилось трижды. Конечно, государство никогда не бросит такие проекты, как Мариинский и Большой театры. Но нельзя так беззастенчиво разогревать собственные финансовые амбиции: начинали со 100 миллионов, потом плавно перешли к 130, потом - к 160-200, к 220-260. Меня это уже бесит, и не я один так реагирую.

РГ: Неужели вы не имеете возможности регулировать эту ситуацию?

Гергиев: Мариинский театр не осваивает эти средства. И не надо думать, что это стенания руководителя, которому, видите ли, не дали что-то освоить: я один из самых высокооплачиваемых специалистов в мире, поэтому смотрю на миллионы спокойно. Но тревога моя перешла сегодня в протест. В стране кризис, последствия которого нам еще предстоит пережить. Поэтому на совещании в Петербурге по строительству Мариинки-2 с участием Валентины Матвиенко и Сергея Степашина я заявил, что ходить и просить дополнительные миллиарды рублей не буду. Я не верю, что эти миллиарды нужно давать, и уж совершенно точно не буду просить их от имени Мариинского театра.

РГ: Бюджет строительства Мариинки-2 в 2009 году уже урезали на полтора миллиарда рублей. Учитывается ли при этом инфляционный процесс?

Гергиев: В том-то и дело, что по индексации бетон стал дешевле, металл стал дешевле, рабочая сила - дешевле: сегодня 50, а может, и 80 процентов строителей стоят и ждут какой-либо работы. Об этом в Северо-Западной дирекции предпочитают не говорить, зато настаивают на том, что проект должен стоить как минимум 18 миллиардов рублей. Отвечаю: забудьте, подойдите по-новому, по-государственному - мы в кризисе. Нет: на содержание Северо-Западной дирекции в 2009 году ее руководителем Валерием Гутовским в бюджет Российской Федерации вписано 90 миллионов рублей.

РГ: Новый архитектурный проект канадцев тоже ведь не дешевый?

Гергиев: Этим я занимаюсь: говорю с архитекторами, чтобы проект стал дешевле. Но мы уже потратили денег за эти годы больше, чем канадцы потратили на весь театр в Торонто, который, кстати, признан одним из лучших новых театров в мире. Я чувствую огромную ответственность, потому что являюсь одним из инициаторов Мариинки-2. Но ответственность должна быть и у Северо-Западной дирекции. Я сожалею сейчас, что пять лет назад не настоял, чтобы этим проектом занимались мы сами. Менее чем за год мы построили Концертный зал и давно бы уже выступали в новом театре.

РГ: Забрать проект сегодня, когда котлован уже укреплен, нереально?

Гергиев:
Есть такие голоса, но я не хочу отвечать за чужие ошибки. Котлован уже укреплен, но какой ценой? Я думаю, что мы должны отвечать за то, что мы делаем, а не за то, что мы не делаем.

РГ: Тогда это замкнутый круг.

Гергиев: Государство этим занимается. Проблема в том, что российский строитель, не заработавший хотя бы 300 процентов мгновенной прибыли, себя не уважает. Немецкий строитель готов работать за 10 процентов прибыли. Я не собираюсь нападать на кого-либо, но я говорю о делах театра, который возглавляю. Сегодня выделять на содержание небольшой группы людей 90 миллионов в год невозможно! Нам еще предстоит работать с иностранными специалистами. Контракт с ними можно было заключить еще пять месяцев назад: по курсу 23-24 рубля за доллар. Сегодня мы обязаны подтянуть поясок и тратить деньги точно. Проект должен идти вперед, но он не идет вперед. Пора осознать: страна больше не может давать дополнительные средства ни Мариинскому, ни Большому театрам только потому, что в их дирекциях один или два специалиста не договорились между собой, не учли риски или не являются профессионалами нужного масштаба.

Ковер для Чайковского

РГ: Появилась информация, что вы возглавите следующий ХIV Конкурс имени Чайковского?

Гергиев: Да, мне сделано предложение стать президентом Конкурса Чайковского, который состоится в 2011 году. И для того чтобы он действительно оказался значительным явлением для музыкального мира, мы должны извлечь уроки из его истории: и положительные, и негативные. Мы ведь все в России так или иначе связаны с этим конкурсом. Я вспоминаю себя совсем маленьким ребенком - как я увидел по телевизору выступление Ван Клиберна. Тогда, в конце 50-х годов, мы все смотрели на маленьком черно-белом экране выступление этого романтического юноши с курчавой шевелюрой. И его игра трогала до глубины души всех и вызывала такой искренний восторг, какой сегодня не вызывает даже появление Элтона Джона. Та победа Ван Клиберна стала не только легендой Конкурса Чайковского, но и одной из величайших историй в отношениях между США и СССР. И хватило же тогда, несмотря на сопротивление Политбюро, честности, ума, таланта, если хотите, человеческой естественности, чтобы понять: раз американец заслуживает победы на крупнейшем советском конкурсе, эту победу надо ему отдать.

РГ: С годами легенда была разрушена, но сегодня реально у вас есть возможности дать новый поворот конкурсу - в частности, раскрутить в мире его лауреатов.

Гергиев: Есть такая поговорка: если ты хочешь, чтобы что-то было сделано быстро и по-настоящему, найди самого занятого человека и попроси его. Если он делает 9 дел, он сделает и 10. Я сейчас говорю даже не о себе, а о том, что мои культурные проекты в мире, мое положение помогут этому конкурсу. Я сделаю все, чтобы и в Чикаго, и в Нью-Йорке, и в Токио, и в Вене об этом конкурсе узнали заранее, а золотому медалисту этого конкурса будет уготован красный ковер для дебютов в крупнейших залах мира. Знаю, что для молодого музыканта важна даже не денежная премия, а возможность выступить с десятью лучшими оркестрами мира. И я дам им этот огромный и уникальный шанс.

URL: http://rg.ru/2009/03/18/gergiev.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 23, 2009 8:33 am    Заголовок сообщения: Гергиев получил разрешение контролировать расходы на строите Ответить с цитатой

Газета «Коммерсантъ» № 50/П(4105) от 23.03.2009

Счетная палата выступила в Мариинке// Бюджет реконструкции театра может быть превышен вдвое

Вторая сцена Мариинского театра может обойтись федеральному бюджету более чем в 18 млрд руб. ($535 млн) — вдвое дороже, чем планировалось до финансового кризиса. К такому выводу пришла Счетная палата РФ по итогам проверки долгостроя. Тем временем властям до сих пор неизвестно, как будет выглядеть одно из самых дорогих в мире оперных зданий, на которое уже потрачено 7,6 млрд руб.

В распоряжении "Ъ" оказался отчет Счетной палаты РФ о проверке финансовых документов по строительству Мариинки-2. Аудиторы подсчитали, что окончательная цена здания с более дешевыми фасадами, чем золотой купол Доминика Перро (выбранный на международном конкурсе и отвергнутый минувшей осенью), вдвое превысит утвержденную в 2007 году сметную стоимость (9,535 млрд руб.). В целом проект оказался в шесть раз дороже, чем планировало правительство РФ, распорядившись в 2002 году построить для маэстро Валерия Гергиева новый театр.

По данным Северо-Западной дирекции по строительству, реконструкции и реставрации (СЗД) Минкультуры — госзаказчика проекта, за пять лет его реализации она успела освоить 7,65 млрд руб. Из них 1,8 млрд, как выявила проверка, не были учтены в согласованной Главгосэкспертизой проектно-сметной документации. В частности, речь идет об оплате контрактов с Домиником Перро (474,2 млн руб.) и компенсациях за снос зданий и расселение квартир, из которых 462,6 млн руб. признаны нецелевым расходованием бюджетных средств, поскольку они "никем из уполномоченных органов не утверждались и не согласовывались". При этом общая сумма компенсаций (985 млн руб.) не является окончательной, отмечают ревизоры. Правительство Санкт-Петербурга уже потребовало доплатить 355 млн руб. за снесенные нежилые подвалы и перенос школы. Стоимость переноса принадлежавших энергетикам подстанций и расселения квартир, в которых из-за строительства театра нарушена инсоляция, до сих пор не определена. Аудиторы считают, что, возможно, из-за проблем c грунтами придется расселить еще несколько соседних с площадкой домов.

Ответственность за выявленные нарушения Счетная палата возлагает на Северо-Западную дирекцию и уже ликвидированное агентство Роскультура, которое до середины 2008 года контролировало Мариинку-2. Однако претензий к эффективности освоения включенных в смету средств (в том числе около 3 млрд руб., потраченных на подземную часть) у Счетной палаты не возникло — как объяснили "Ъ", для этого необходимо проведение техническо-строительной экспертизы. Выводы Счетной палаты доложены президенту РФ и направлены в его контрольное управление. Неофициально опрошенные "Ъ" чиновники федеральных ведомств называют ситуацию "безумием". "Лучше уж залить котлован водой и запустить туда лебедей и уток",— иронизирует один из специалистов.

Что все же должно появиться над 12-метровым подземельем, выкопанным по проекту Перро на месте снесенного Литовского квартала (от фрагмента Литовского рынка Джакомо Кваренги до конструктивистского Дворца культуры имени Первой Пятилетки), сегодня не знает никто, хотя министр культуры Александр Авдеев обещал сообщить об этом до конца прошлого года ("Ъ" писал об этом 6, 12, 15 октября 2008 года и 5 февраля 2009 года). По данным Счетной палаты, продление финансирования строительства на 2010 и 2011 годы (срок сдачи объекта) федеральной целевой программой не предусмотрено, как и средства на оплату нового проекта (24 млн канадских долларов, или 800 млн руб. с учетом НДС сверх уже потраченных на проект Перро 952 млн руб.). Замкнутый круг заключается в том, что для изменения сметы требуется согласованный с Главгосэкспертизой проект. Чтобы он появился, нужно заключить госконтракт с выбранным лично маэстро Гергиевым канадским бюро Diamond & Schmitt Architects. Но без конкурса заключать госконтракты запрещено.

По мнению председателя Счетной палаты Сергея Степашина, "наличие ряда серьезных финансовых и технических проблем ставит под сомнение реализацию проекта в намеченные сроки и требует серьезных организационных решений". В Минкультуры, по словам его высокопоставленных чиновников, продолжают надеяться, что политическое решение о продолжении проекта примет лично Дмитрий Медведев. При этом в Счетной палате утверждают, что "полная стоимость строительства с учетом индексации цен может составить 18 млрд руб. без затрат на возможное расселение домов" и оказаться выше самых дорогих в мире оперных театров, например только что открывшейся в Осло Норвежской оперы стоимостью ?475 млн.

Впрочем, Валерий Гергиев в последние дни не устает публично повторять, что строители должны уложиться в бюджет, "очерченный еще в декабре", а проект Мариинки-2 нужно упростить. Идею маэстро подтверждает оказавшийся в распоряжении "Ъ" эскиз (см. фото), выполненный канадскими архитекторами Джеком Даймондом и Дональдом Шмитом (почти повторяющий проект построенной ими в Торонто Оперы), который в Смольном с подачи губернатора Валентины Матвиенко уже окрестили "автобусной остановкой". На прошлой неделе худрук Мариинки неожиданно дал несколько интервью, где впервые признал, что работает с канадцами, пообещав построить "великолепный театр". "Этот проект — наша палочка-выручалочка: мы уже не сможем осуществить вариант Перро. Сейчас главное — чтобы новый проект был принят и доведен до удешевления",— заявил господин Гергиев. Между тем канадский проект до сих пор официально не представлен ни одному из заинтересованных ведомств, в том числе главному архитектору Санкт-Петербурга Юрию Митюреву и возглавляемому им градостроительному совету. А, по словам специалистов, знакомых с предложенной архитектурной концепцией, она не дает ответа на вопрос, впишется ли спроектированный канадцами зрительный зал в выкопанную по проекту Перро подземную часть, сколько времени и средств уйдет на корректировку уже строящегося в отсутствие архитектора зала. Не решен вопрос и с эксплуатацией стеклянной конструкции крыши, что может привести к упрекам, похожим на предъявленные к проекту Перро.

Непонятно также, на чем кроме дальнейшего упрощения фасадов господин Гергиев предлагает сэкономить, выступая против выделения дополнительных средств. "Я не будет ходить ни к президенту, ни к премьеру, ни к министру финансов",— заверил он, уточнив, что "к масштабу денег, которыми беззастенчиво сорят люди, театр отношения не имеет".

По данным источников "Ъ", маэстро совсем недавно все же встречался с Владимиром Путиным, получив разрешение контролировать расходы на строительство своего театра. Удивительно, что все эти годы такой возможности руководитель Мариинки не имел. Сам он вчера был недоступен для комментариев "Ъ", а в СЗД комментировать ситуацию с канадцами отказались, уточнив, что "работы ведутся согласно проекту и ценам, утвержденным Главгосэкспертизой в соответствии с российским законодательством". В свою очередь, Счетная палата, не получив ответа на вопрос, почему согласованный экспертизой проект купола Перро в итоге оказался "невыполнимым", теперь контролирует ситуацию в режиме онлайн с помощью установленных на стройплощадке веб-камер. Такую же возможность отслеживать ход строительства в онлайне получили Минкультуры, Минэкономразвития и Минфин.


Анна Ъ-Пушкарская, Санкт-Петербург

URL: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1142632&NodesID=8
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2
Страница 2 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика