Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
НАШИ ИНТЕРВЬЮ. NEW: Денис МЕДВЕДЕВ
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Балетное фойе
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
CHASSE
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 07.02.2013
Сообщения: 56
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 19, 2013 9:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ИЛЬЯ КУЗНЕЦОВ: "Всегда знал, что нужен театру!"

• Заслуженный артист России (2009)
• Лауреат театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит» (сезон 2000–2001) в номинации «Лучшая балетная роль» за партию в балете «Звуки пустых страниц» и роль Хулигана в балете «Барышня и хулиган».

Родился в Самаре.
Окончил Академию Русского балета им. А. Я. Вагановой (класс Владилена Семенова) в 1995 году.
В труппе Мариинского театра с 1995 года.
Солист с 1997 года.

http://www.mariinsky.ru/company/ballet/first_soloists/dancers2/kuznetsov1/

- Илья, каким Вы помните свое детство? Как определилось Ваше балетное будущее?
- Я переезжал с родителями из города в город - они были артистами балета, искали себя. Сначала в самарском театре, потом в Томск переехали. В Омск - там был маленький музыкальный театр. У меня есть еще брат Филипп, который старше на 4 года.
Вот идет по телевизору сейчас сериал "Чапаев" и смотрю на своего сына. У него сейчас - "Пауки", "Супергерои", а для меня, мальчика того времени, это Чапай! Я был командир всех отрядов. И героика у нас была какая-то такая... наша! Национальная! Для меня героем Чапай был. Я хотел быть военным, выправка была...Мне сшили военную форму. Был таким как Павка Корчагин. Но с рождения знал, что буду артистом балета.

- Вы были любимцем в семье? Вас баловали родители?

- Да мы жили-то очень скромно. Баловали? Нет. Я все детство смотрел на отца… наблюдал, например, как он гримировался. Он светлый и лучезарный человек. Выходил на сцену – от него свет шел. Сейчас – церковнослужитель.
Мама воспитывала меня не похвалами, наоборот, всю жизнь говорила, что у меня все плохо. Надумывала еще что-то свое.

- А Вы не воспринимали!

- Да. Внутри меня несмотря ни на что всегда огонек был: я сам все сделаю! И потом, мне ведь пришлось жить в интернате с 10 лет. Меня папа ночью привез, в комнате - там уже мальчишки спали, на кровать с железной сеткой (помните, такие были?) и свернутым матрасом посадил, поцеловал и... Помню, в проеме двери профиль его увидел - и все. С этого момента пошла самостоятельная жизнь. Наступило утро: какие-то дети, где я, зачем? Десятилетний мальчик. Но я ведь такой не один. Я считаю, в этом была хорошая закалка. Почему в советское время были сильные артисты? Потому что мы так начинали. Нас муштровали. Сейчас это практически невозможно.

- Как Вам запомнились годы учебы?

- Помню, что у меня все получалось. На меня смотрели все. И многие завидовали. У меня уже все было поставлено.

- Вы были отличником?

- У меня всегда были хорошие оценки по специальным дисциплинам. Помню, если я подъем вытягивал, то пальцы до пятки доставали, такие были мягкие кости. Меня останавливали: "О-о-о, покажи!" Конечно, потом я вырос, кости стали уже деревенеть, но формы остались. А потом переехал в Петербург. Мама-то не хотела меня отпускать: не было денег и общеобразовательные у меня хромали все. Говорила: "Санкт-Петербург! Куда ты поедешь?! Оставайся. Поедешь в Воронеж, у нас родственники там". А я уже четыре года был самостоятельным. Поехал со мной в Санкт-Петербург папа. Отец сделал такой шаг для меня. Он бросил работу ведущего солиста самарского театра. В Санкт-Петербурге в ресторане "Тройка" в шоу выступал.

- А какой был повод для переезда?

- Меня просто внутренне звало.

- Вас просмотрели и взяли?

- Нет. Не взяли.

- Почему?

- А я на день опоздал. Уже первоклассников принимали.

- И что же, Вы вернулись в Пермь?

- Нет. Я очень расстроился. Мы сходили в церковь с папой. Нам подсказали показаться педагогу Василию Ивановичу Иванову. Я только подъем вытянул, он заинтересовался: "Ой, ну-ка еще раз!" И он меня взял. Но у меня характеристика из предыдущего училища была плохая. Почему? Рассказываю. Перед самым отъездом директор училища в Перми Нинель Георгиевна Пидемская разобиделась на меня и решила выгнать. В последний день учебы была у нас «Вальпургиева ночь» и я порвал подушку, потрошил ее, как снег. Ну, и за это меня выгнали из хореографического училища.
Меня приняли в Академию русского балета имени А. Я. Вагановой классом ниже. Потому что Василий Иванович не 5/9 вел, а 4/8. Мальчики в этом классе мне по пояс были: маленький Андриаша Фадеев, такой воробышек, и Коля Зубковский, и Ромка Михалев. Вот мой класс. В итоге я всю жизнь в училище их защищал, за них дрался, был их щитом.

- И какими были годы в АРБ?

- Сложные. Но меня всегда спасала моя профпригодность. Я очень рано стал танцевать. В «Щелкунчике» я с 5/9 в четверке кавалеров стоял. С первого курса – я уже был Принцем в «Щелкунчике». II акт “Жизели», II акт (белый) в «Лебедином озере», позже и III, «черный». Танцевал с Софой Гумеровой, потом с Настей Волочковой.

- На курсах добавляется предмет «дуэтный танец». Трудно было поднимать девочек?

- Ой! Это было «мое» всегда! Мне было это приятно делать. Я помню тот возраст, когда скелет у меня вырос, мышцами еще не оброс – такой, знаете, шваброй был. Мышечный каркас не догоняет. Я не подкачивал, я всегда живым весом. Хотя нет, было время - штангой занимался. Чуть-чуть. Не много.

- Вам приходилось ронять партнершу во время танца?

- Нет. Но был один момент во время репетиции, когда меня отвлекли: окликнули, я обернулся, а партнерша как раз прыгнула. А ронять – никогда не ронял. Слава Богу. Я за свою карьеру никогда этого не допустил.

- Илья, во многих балетах Вы исполняете по две совершенно противоположные партии: граф Альберт и лесничий Ганс в «Жизели», Вацлав и Гирей в «Бахчисарайском фонтане», Ромео – Тибальд в «Ромео и Джульетте»…

- У меня были гастроли в Лондоне - за 23 дня я вышел в 24 ролях. Представляете себе? С утра я был Альбертом, вечером – Гансом. На следующее утро – Зигфридом, а вечером того же дня – Ротбартом. Еще день – утро – Тибальд, вечером – Ромео. И вот так все 23 дня. Поначалу тяжело, но когда имеется большой опыт уже… Не сразу же я выучил и пошел играть. Нет. Это был процесс долгого времени. Во-первых, каждая роль – это много времени поиск своего грима, своих манер. Все мои роли – они остались моими. Весь почерк. Я горжусь этим. Почему горжусь – это как дети мои. Потому что я работал над ними! Жил ими. Я спал с ними. Жена не даст соврать мне: иногда ночью просыпаюсь, начинаю играть. Как лунатик. Прохожу это все во сне. Жена будит. Говорю: «Подожди, еще 2 акт не начался…» Я же жил всем этим реально. И на сцене такое случалось: а кто я? Где я ? Профессионализм. Мне повезло: когда художественным руководителем был Махар Хасанович, что он понимал, что я нужен театру – сколько бы у нас не было ругани. Я нужен театру, мне нужен театр и я много танцевал. А сколько было постановок! И Нойемайер, и Макмиллан, и Туно, и Баланчин, и штатные балетмейстеры ставили.

- Среди Ваших ролей особенно впечатляют Тибальд и Гирей.

- Это мой талант в рисовании. Потому что я никому не доверяю свой грим. Сам его изобретаю, часа два сижу и рисую перед спектаклем. В это время у меня идет процесс перевоплощения в определенную роль. «Бахчисарайский фонтан»… Я чуть с ума не сошел после премьеры : у меня истерики были, не мог выйти из этого состояния. Мне сложно было. Я сам ввел себя в этот транс.

- Ваш Гирей – жестокий человек?

- Нет. Он – измучен своей любовью изнутри. Он может быть экспрессивный, как любой восточный человек. А жестокий - к себе в первую очередь.


- Как же так произошло, по-Вашему: «Зарема – звезда любви, краса гарема», и вдруг он встречает на своем пути Марию…


- А как это в жизни бывает? Бах! Все! Так перемкнуло, что до свидания! Все! Это уже навязчивая идея и он этим живет, ничего не видя вокруг. Да ему ничего и не надо: у него 30 жен, а ему нужна вот эта! Она еще и упрямится. Это упрямство его еще больше распаляет. Зарема? Она все равно остается женой. Оба они горячие. Но здесь он ничего не видит, кроме Марии, а когда теряет, то понимает ,что все потерял, остался у разбитого корыта. И вот этот монолог в конце о том, что он злится, и в крови у него эта любовь, которую он потерял. «За двумя зайцами…»

- Какое будущее у Вашего Гирея?

- Все. Потух. У него никакого уже будущего. Он не влюбится уже никогда. Он – Там. Он остался в прошлом.

- Есть ли в труппе у Вас любимая Зарема?

- О-о! Нет! Не буду говорить. Они все любимые и одинаково замечательные. У меня так много партнерш, если про одну-другую начну рассказывать, третья-четвертая точно обидятся. Они все великолепные и всем я дал частичку своей сценической жизни и часов, и профессионализма.

- Встречались с необычной реакцией зрителей на Ваше выступление в какой-нибудь партии?

- Когда танцевал на гастролях роль Ротбарта в «Лебедином озере». Он – не злой гений. Он – человек. Даже не человек, а волшебник. Имеет свое государство. Вдруг прибегает какой-то Принц и уводит подданную. Кому это понравится?! И в чем проявляется зло Ротбарта? Его же потом еще и убивают. Отрывают крыло. Меня на гастролях в Китае после спектакля – я танцевал Принца - зрители спросили: «А вам не жалко Ротбарта? Зачем вы ему крыло-то оторвали?» Отвечаю: «В следующий раз – не буду».

- Илья, приходилось ли Вам отказываться от ролей?

- Да. Это происходило, когда я не чувствовал себя в роли. Меня попросили исполнить роль феи Карабосс в «Спящей красавице» Говорил: «Какая из меня фея Карабосс?! Зачем? Подождите. Дайте мне еще попрыгать. Я пока не вижу себя». А Татьяна Васильевна Мессерер: «А ты попробуй!» «Нет, я не буду. Извините, я не вижу себя в этой роли!» Поругались… В это время я занят в спектакле. Готовлюсь, гримируюсь. И вдруг ловлю себя на том, что уже сейчас мысленно прорисовываю грим и думаю о гриме феи Карабосс. Представляете?! Кисточку бросил. Поднялся к Татьяне Васильевне. Сразу заявил: «Ну, ладно, пишите. Так уж и быть!»
Было и наоборот: хотел какую-то роль исполнить, а руководство сомневалось, не давало. Была мечта Спартака станцевать. Да, я ее станцевал, но в муках. Это был просто заговор против меня. Слава Богу, я выиграл. Хотя это и стоило мне двух лет психологических трудностей.

- Часто бывает, что у ребенка нет данных для занятий классическим танцем, а родители, желая реализовать свои мечты, настойчиво снова и снова приводят чадо на вступительный экзамен в профессиональные хореографические заведения…

- Все равно на пороге Академии танца имени Вагановой или Эйфмана им скажут «до свидания!». Да, есть такие родители, вбивают ребенку в голову идею свою.
В мою Школу Балета берем всех подряд. У меня школа развития. Только таким образом мы можем кого-то отобрать и увеличить прирост детей. Мальчиков вообще мало. Но моя гордость, что я сейчас мужской класс сделал. Там, где занимаются мальчики.

- У Вас платная школа?

- Да. Я не скрываю. 4 тысячи рублей за 12 занятий. Сейчас идет становление фундамента Школы. Может быть, со следующего учебного года сделаем посещения по абонементу.
Красивая розовая форма , в которой занимаются дети? Это я придумал. У меня нет спонсоров – их очень трудно достать. Поначалу я думал, что сразу их найду. Но они не спешат, присматриваются.
Сейчас я специально устраиваю поездки детей в Лондон. Несколько человек едут для того, чтобы дать понять спонсорам: «Вы в Лондоне можете представлять нас». А Лондон – это весь мир, и почему бы нам друг другу не сделать хорошее? Вы оплатите нам билеты, а мы будем представлять вашу фирму.
Мы не можем позволить себе лишнего человека в администрации, сами с женой всем занимаемся.

- Вы чувствуете к себе любовь детей, которые занимаются в Вашей Школе Балета?

- Да, они любят меня. Поначалу их заставляли называть меня по имени-отчеству - Ильей Владимировичем. И все пришли в итоге к тому, что я просто Илья. Но бываю с учениками строг и требователен.

- У Вас двое маленьких сыновей. Вы строгий отец?

- Да. Но я себя знаю: я хороший человек и добрый. Ярик, младший, он такой политик: если я говорю, он слушает и воспринимает. И вот этим мне нравится. А Кузя – старший, и с ним надо жестко. Но я не могу жестко, потому что в силу большой занятости с ним редко вижусь.

- А мысль покинуть Мариинский театр Вас никогда не посещала?

- Я покидал. На полгода. Уехал в Англию. Поссорился с администрацией и сказал: «Все! Уезжаю!» Я понял, что это не мое. И меня звали мои роли обратно.
В Лондоне в труппу меня брали премьером. Наталья Макарова ставила «Баядерку» и спросила: «Ты через два дня мою «Баядерку» станцуешь?» А я только приехал. Спектакль «Баядерка» у Макаровой совершенно другой, чем у нас, в Мариинском. И такую ответственность брать с самого начала – за два дня приготовить премьеру. Ну, зачем мне? И мне сказали: лучше тебе, наверно, уехать. И я вернулся. Махар, молодец, взял меня обратно.

- Потому что Вы не сожгли мосты окончательно.

- Сжигал! Но все равно знал, что нужен театру. Я оставил много ролей здесь. Я всех балерин знаю и со всеми могу контакт найти – хоть иногда и ругаюсь сильно. Бывает, орем друг на друга на репетициях. Но это все по-творчески.

© CHASSE
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
АЮ
Участник форума
Участник форума


Зарегистрирован: 17.12.2012
Сообщения: 392

СообщениеДобавлено: Вс Апр 21, 2013 10:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Посмотрите, рекомендую. Это очень достойно: http://polit.pro/stuff/117-1-0-13266
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 24091
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 24, 2013 10:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Татьяна Кузнецова о съемках для канала НТВ

После показа по НТВ фильма "Анжелина Воронцова. Исповедь роковой балерины" у меня возник вопрос, каким образов известного балетного критика занесло на телевидение. Татьяна Кузнецова была столь любезна, что согласилась на него ответить.

Ни о какой "Исповеди" я и слыхом не слыхивала. А съемка была давно – еще в марте. Все это происходило уже после ареста Дмитриченко, в пору многочисленных статей и интервью о криминале в Большом театре. "Коммерсантъ", к счастью, решил не участвовать в гонке за сводками с места происшествия, из полиции и из больниц. Мы с нашим отделом преступности сделали только одну статью в самом начале событий: мой коллега написал о преступлении, я - о том, кто такой Филин.

Мне позвонили из НТВ и долго убеждали, что лучше меня никто не расскажет про новейшую историю Большого. Речь шла о некоем обстоятельном фильме, в котором Большой театр был бы представлен не как источник скандалов, а именно как театр с его художественной жизнью. Ссылались на книгу: «Там все так подробно, так убедительно, так ярко. Мы ведь как раз и хотим рассказать, что происходит на сцене Большого, какие премьеры были, какие артисты появились». Я усомнилась: «НТВ, и не про скандалы?»
- Именно! Мы хотим расширить нашу аудиторию, привлечь другую публику. Это будет подробный аналитический фильм. Без криминала, может, и не обойдется, но акцент будет сделан именно на театральную жизнь.

Я поставила условие: не буду комментировать преступление, не буду говорить о Дмитриченко, не буду говорить о Цискаридзе.
- Да, да, да, нам нужно только о балете.
Я, как дитя, поверила в байку о расширении аудитории: ведь если НТВ и впрямь хочет привлечь женщин или более-менее думающих зрителей – им надо уходить от кровавых бань и желтых репортажей.

Они приехали ко мне на работу во время дежурства, я была относительно свободна, съемки проходили в комнате нашего отдела. Звукооператор, оператор и журналистка – девушка с немосковским говором и провинциальной же жаждой знаний. Вид ее опасений не вызывал – она казалась не слишком-то искушенной и умной. А это притупляет бдительность. Девушка начала с вопроса о Дмитриченко, я бодро ответила, что мы так не договаривались и разговариваем о Большом театре.

Она покорно согласилась, и меня понесло - на целый час с четвертью. Девушка почти не перебивала, слушала с видом крайней заинтересованности. Я говорила о том, какой огромный путь прошел Большой театр за последние 15 лет. О знакомстве труппы с западной хореографией – и современной, и классикой ХХ века, о динамичной эволюции театра, о смене худруков и курсов, о новых поколениях артистов, об изменившейся московской манере. Первой ласточкой было "Укрощение строптивой" Крэнко - глоток свободы и новизны. До этого на сцене Большого театра давным-давно никто не шутил, и какими же веселыми, раскованными и забавными оказались в этом спектакле Марианна Рыжкина и Саша Ветров! И вот так – сезон за сезоном -- я перечисляла принципиальные, на мой взгляд, спектакли, лучшие актерские работы – словом, пересказывала книгу в лицах и фактах.

Девушка иногда вставляла реплики и просила подробностей: "Ой, как интересно. А кто такой Мясин?" И я перескакивала на Дягилева и его антрепризу. Минут через сорок самоконтроль притупился, и на вставляемые как бы ненароком вопросы "А что Цискаридзе?" я уже отвечала, пытаясь не сболтнуть лишнего: "Ну да, он был прекрасным танцовщиком". Возможно, все-таки брякнула что-то рискованное, типа "ничто не вечно, и любому премьеру приходит время уходить". Девушка с невинным видом то и дело подбрасывала: "Ну а эта Анжелина Воронцова, она хорошая балерина?" И я отвечала, что не видела Воронцову воронежской школьницей, поэтому не могу разделить восторги профессионалов после ее выступления на пермском «Арабеске». Но что по долгу службы несколько раз брала интервью у Филина, когда он был худруком театра Станиславского, и он говорил мне, что «девочка будет балериной № 1 в "Стасике", что он выпишет ей из Италии Карлу Фраччи и сделает с ней "Сильфиду". Филин действительно рассчитывал сделать из Воронцовой прима-балерину, тем более, что в театре Станиславского назревала смена поколений. Условия ей создали беспрецедентные: сняли квартиру, выписали маму из Воронежа, платили стипендию - это все делал театр. Выпускницу там по-настоящему ждали. Но когда Воронцовой предложили пойти в Большой, она сделала это без колебаний и церемоний.

Надо сказать, что удельный вес «воронцовской» темы в моем интервью был ничтожен в сравнении с рассказами о Мясине, Поклитару и Доннелане, о Ноймайере, о "Светлом ручье" и об эксклюзивах театра. Девушка исправно распахивала глазки и произносила: "Боже мой, вас можно слушать часами". "А я могу говорить часами", - отвечала я в эйфории. В общем, распушила хвост. И два пузатых дядьки с аппаратурой тоже поддакивали: "Надо же, про балет - и так интересно, да мы ваще не знали, что там происходит".

В конце интервью снова были прокачки насчет Дмитриченко, но, как мне кажется, на них я реагировала довольно бдительно. К вопросам типа «Расскажите про ваш конфликт с Дмитриченко» я уже привыкла. Ведь после его ареста меня просто осаждали журналисты – все они знали и о моей рецензии на «Ивана Грозного», и о реакции Павла в соцсетях. Всем журналистам я отвечала одно: конфликта не было. Ведь для конфликта нужны две стороны, а я в полемике участия не принимала (хотя обидевшийся артист изрядно подкорректировал мою танцевальную биографию). В рецензии я написала то, что считала нужным; Павел ответил так, как считал нужным он. И это всё.

Так я ответила и НТВ-шникам. Впрочем, добавила одну историю, которая случилась давным-давно и которая меня сильно впечатлила. Однажды, еще во времена первого срока Ратманского, в Атриуме была какая-то прессуха, еще до ее начала ко мне подошел молодой мальчик. Представился – «Павел Дмитриченко, мои родители с вами работали в Моисеевском». Впрочем, я его и без того узнала – он уже станцевал «Палату № 6» (по-моему, здорово). Мальчик продолжает: «Труппа хотела бы поговорить с вами». Я опешила: «О чем?» «Труппа недовольна художественным руководителем». И тут я завелась. Во-первых, потому, что считала (и считаю) приход Ратманского большим благом для Большого театра. Во-вторых, потому что этот юноша собирался использовать меня в своих интересах – как влиятельное, но тупое орудие. В-третьих, потому, что парнишка, прослуживший от силы лет пять, берется высказываться от имени всего театра, который я знаю с детства, в котором мои родители работали еще с довоенных лет, причем таким дешевым демагогическим способом юноша явно зарабатывает себе популярность. А в четвертых, потому, что считала и считаю, что дело артистов – работать, а не ныть «нравится – не нравится» им руководитель. Не нравится – увольняйтесь. Так сделала Сильви Гиллем – и в Парижской опере, и в Ковент-Гардене. Так делают сейчас солисты и балерины Мариинки, так сделала Анна Цыганкова в Большом. В общем, я, конечно, Павла отчитала. Он смолчал, но было очевидно – не потому, что принял мои доводы и упреки. На мой взгляд, это был очень показательный случай. Так сказать, экспозиция будущего.

Когда съемочная группа сматывала свои провода, я спросила, смогу ли я прочитать то, что войдет в окончательный монтаж картины? Девушка ответила, что мне обязательно пришлют распечатку, а может, даже и картинку на видео. Но не сразу, не на этой неделе, а чуть позже, и взяла адрес электронной почты. Но поскольку сама уезжала в какую-то экспедицию, то дала другой телефон - некой Анастасии.

Ближе к концу марта я стала звонить, и уже без всяких признаков вежливости мне сказали, что неизвестно, войдет ли вообще что-нибудь из моих рассказов в фильм. "ОК, - говорю, - мне не жаль потраченного времени. Давайте так: если все-таки что-то пойдет, то вы мне позвоните". "Да, да, - отвечают, - но это будет решаться в самый последний момент". В общем, ни тогда, ни в последний момент мне ничего выяснить не удалось, и у меня создалось впечатление, что в эфир не пойдет ничего. Я успокоилась, а потом в фильме, который показали в самом конце марта, увидела себя с какой-то фразой - кажется, про Воронцову. И ничего - про историю и творческую жизнь Большого театра. Собственно, фильм был вовсе не о том. Потом я все-таки дозвонилась до Анастасии (моя интервьюерша пропала безвозвратно): "Как же так, мне говорили, что фильм будет об истории Большого театра?" Она: "Я занимаюсь административной деятельностью, я не автор фильма. Что мне велели, то и говорила". Словом, концов не найдешь.

Все понятно. Кроме одного: зачем вам это было нужно? Вы человек пишущий, и без того имеете выход на широкую публику, вам реноме поднимать не надо.

Я купилась на их уверения, что фильм будет о творчестве в Большом. Ведь никто и нигде не говорит о том, какой огромный путь прошел театр за эти годы. Кроме опытных балетоманов, все воспринимают Большой однозначно: как театр зажравшихся миллионеров, как театр, не имеющий ничего общего с жизнью, как театр скандалов. Молодое поколение зрителей полностью потеряно. Мне хотелось рассказать о том театре, который они не знают: о недавнем фестивале "Весны священной", о Нижинском, о Пине Бауш и Морисе Бежаре... И о том, как все начиналось - еще при Васильеве...

Татьяна, рассказанное вами относится к фильму, показанному по НТВ в марте. Но вы появились и в новом фильме, уже в мае...

Так это же фрагменты все той же записи. Кислотная атака на Филина - рейтинговая тема, и ее будут вновь и вновь раскручивать и прокручивать. Я не знаю, как на НТВ поставлено дело. Может, все исходники хранятся в общем архиве НТВ, и теперь кто угодно может пользоваться ими. Из моего интервью можно надергать миллион фраз, я же говорила нон-стоп. Можно пользоваться этим не один год. Я не знаю, сколько раз еще появлюсь на НТВ или на другом канале, если они продают свои архивные материалы.

Что изменилось в вашем восприятии телевизионщиков после того, как вы попались на удочку НТВ? Если к вам сейчас снова обратится "наивная" провинциальная девушка с просьбой рассказать о Большом балете, то...

Уже обращались с другого канала и с теми же прибаутками "ну кто, кроме вас". Ответила, что не хочу участвовать в проекте, так как не уверена, что заявленная тема будет действительно реализована, не знаю, в каком контексте меня процитируют, и не имею гарантий, что увижу свой материал до того, как он выйдет в эфир. Те настаивать не стали, поблагодарили за быстрый ответ. Конечно, теперь буду избегать любых съемок. Соглашаться можно разве что на прямой эфир, когда гарантированно ничего не перемонтируют и не перетасуют.

Вместо послесловия
Татьяна Кузнецова рассказывала о съемках для фильма, который вышел в эфир под названием "Большой. Скандалы, интриги, расследования" (НТВ, 30.03.2013: http://m.ntv.ru/novosti/538536 ). В этой записи на 8:28 она произносит фразу "Воронцова предпочла Большой, хотя пользовалась всеми преференциями, которые представлял ей театр Станиславского, снимая квартиру, выплачивая..." Фраза оборвана на 8:40 - 12 секунд эфирного времени. Следующее включение с ней - о том, что Дмитриченко выбран лидером профсоюза с вопросом "почему?" На 10:08 г-жа Кузнецова отвечает: "Видимо, потому, что ему нравилось быть неформальным лидером", конец в 10:11. Очевидно, что этот ответ был дан на совсем другой вопрос. Еще 3 секунды, а в сумме - 15 секунд эфира.

А вот "Исповедь роковой балерины" (НТВ, 18.05.2013: http://www.ntv.ru/peredacha/Ispoved_baleriny ). Татьяну Кузнецову включают на 6:15, дают проходку по коридору "Коммерсанта" и фразу: "Вместо того, чтобы поселиться в интернате, ей сняли квартиру в Москве. Перевели сюда ее маму. Нашли для мамы работу, чтобы за девушкой был домашний уход" - 14 секунд эфира.

В итоге по обоим фильмам набралось полминуты эфирного времени из 75 минут разговора. КПД каждый может подсчитать сам.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Zena
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2008
Сообщения: 8218

СообщениеДобавлено: Пт Май 24, 2013 11:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Спасибо, уважаемый Михаил Александрович за интервью с Т.Кузнецовой, как интересно бы было послушать, как она рассказывала о БТ , да еще "в лицах и фактах" :
Цитата:
Я говорила о том, какой огромный путь прошел Большой театр за последние 15 лет. О знакомстве труппы с западной хореографией – и современной, и классикой ХХ века, о динамичной эволюции театра, о смене худруков и курсов, о новых поколениях артистов, об изменившейся московской манере. Первой ласточкой было "Укрощение строптивой" Крэнко - глоток свободы и новизны. До этого на сцене Большого театра давным-давно никто не шутил, и какими же веселыми, раскованными и забавными оказались в этом спектакле Марианна Рыжкина и Саша Ветров! И вот так – сезон за сезоном -- я перечисляла принципиальные, на мой взгляд, спектакли, лучшие актерские работы – словом, пересказывала книгу в лицах и фактах.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 24091
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 24, 2013 11:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Так два вечера было в музее Бахрушина, где Татьяна Кузнецова все это рассказывала со сцены, да еще и с иллюстрирующими видеозаписями.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Zena
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2008
Сообщения: 8218

СообщениеДобавлено: Пт Май 24, 2013 12:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Так это в маленьком зале Бахрушинки, а здесь бы на большую аудиторию и идти никуда не надо. Embarassed
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Lionis
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 08.02.2013
Сообщения: 67

СообщениеДобавлено: Пт Май 24, 2013 1:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Никакие телевизионщики НИКОГДА не выполняют свои обязательства в полном объеме. Это не возможно .
Не возможна и смена политики канала с бухты-барахты. Сначала имеет смысл убедиться в смене тренда(что почти невероятно) , отслеживая программную политику канала, а уж затем... Тем более, когда имеешь дело с анонимными представителями сообщества.Для освещения проблем культуры с иных позиций существует только канал Культура(из федеральных). И по-другому в рамках действующей системы координат наше ТВ-пространство устроено не будет никогда.
Очень жаль, что блестящий журналист оказалась столь доверчивой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Алексей Яковлев
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.10.2010
Сообщения: 4395
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 24, 2013 8:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Lionis писал(а):
Никакие телевизионщики НИКОГДА не выполняют свои обязательства в полном объеме. Это не возможно .

Одно дело не выполнить всех обязательств, другое - не выполнить ни одного и более того, все переврать и перевернуть с ног на голову путем монтажа, подтасовки архивных записей и т.п. Кроме того, все серьезные каналы всегда дают прочитать то, что пойдет в эфир. У меня здесь есть положительный опыт и с 1 каналом, с РТР и с другими. От НТВ открестился после первого же опыта - все интервью переврали и непостижимым образом выставили меня на посмешище перед коллегами.
_________________
"Россия: сотни миль полей и по вечерам балет." Алан Хакни
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Lionis
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 08.02.2013
Сообщения: 67

СообщениеДобавлено: Пн Май 27, 2013 12:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Вот и я о том же, опираясь на опыт. Надо не верить, а сто раз проверить. Нельзя же всерьез реагировать на чьи-то заверения в том, что НТВ решил вдруг "окультуриться".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 24091
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Авг 27, 2013 11:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Мне не удалось побывать на премьере "Пламени Парижа" в Михайловском театре. Но, судя по впечатлениям очевидцев, спектакль получился ярким, энергичным и компактным, труппа танцевала с энтузиазмом, закончилось представление бурей восторгов в зрительном зале. Последовали благожелательные отзывы прессы, в том числе и за рубежом. Это успех и всего коллектива театра, и автора новой редакции Михаила Мессерера.
Неизбежное сравнение новой редакции "Пламени Парижа" с постановкой Ратманского в Большом театре, фильмом-балетом с участием Чабукиани и немногочисленными сохранившимися записями отдельных номеров вызвало ряд вопросов. Михаил Григорьевич, заехавший на несколько дней в Москву после завершения сезона в Михайловском театре, любезно согласился на них ответить. Интервью это вышло спонтанным, я к нему специально не готовился, а вопросы в основном взял с форума.


Сюжет и драматургия спектакля

- Михаил Григорьевич, скажу сразу: вполне естественно, что меня интересует ваша позиция в основном по тем аспектам постановки, которые вызвали на форуме споры. Отсюда и несколько критический уклон моих расспросов. На самом деле, на форуме была дана высокая оценка вашему спектаклю, сказано немало теплых слов. Сожалею, что семейные дела не позволили приехать на премьеру, но даже запись смотрел с интересом и удовольствием.

- Спасибо, Михаил Александрович! Слушаю вас.

- Вы сознательно отказались от представления героев зрителям - почему? Первая картина балета у вас короткая, она превратилась в Пролог длительностью 4 минуты: люди Маркиза перевернули тачку, он замахнулся на Жанну, но пришли санкюлоты, восстановили справедливость и пошли дальше, забрав с собой всю семью героини, а Маркиз побежал жаловаться королю...

- Да, там ещё маркизовы слуги избивают Гаспара, несдобровать бы старику, не появись отряд патриотов... Вы правы, наивно, конечно. Как наивна и линия с забытым по пьянке документом, подписанным королем. Спектакли этого жанра заведомо наивны, не спорю. С другой стороны, мне приходится заботиться о ритме спектакля, да и о прочих составляющих, например – о качестве музыкальных элементов партитуры и массе других вещей. О "смотрибельности" спектакля сегодня. Короче, об осуществлении восстановления на практике. А в теории - да, можно рассуждать о том, как бы сделать кое-что по-другому. Только, если теоретизировать, то придется вспомнить, что в балете как жанре логика либретто традиционно на втором плане, не всё идеально было и в старом «Пламени». Слышал, что в каком-то учебнике написано, будто в драмбалетах (не знаю, отнес ли автор к ним «Пламя») с логикой повествования всё обстояло идеально – в отличие от балетов XIX века. Но это ошибочное мнение. Старое «Пламя» критиковали, вспомним хотя бы сказанное Соллертинским, но, несмотря на всё, оно 30 лет шло с гигантским успехом.

Я счел возможным не давать в Прологе подробную экспозицию характеров: слишком лаконично они описаны у Вайнонена – Радлова, таков жанр их революционной фрески. Да и эпохе начала 1930-х это соответствовало. Вспомните, что в то время официальное оформление романтических отношений считалось чуть ли не мещанством.

- Но как же ликование народа (фарандола), где братание сельчан и отряда марсельцев (па-де-катр с участием Жанны и Филиппа)?

- Фарандола - в последней картине, где ликование народа мотивировано победой над монархией. Братание же у нас сохранено: возможно, виденная вами подпольная запись не показывает всего.

Касательно па-де-катра, да, понимаю, с ним, казалось бы, было б лучше. Но это только «казалось бы». Как и многое, что может показаться, пока сам не возьмешься ставить. Па-де-катр раньше вытекал из окончания штурма замка Маркиза (или тюрьмы, как в одной из прежних версий), а мы штурм купировали - сегодня сцена штурма не смотрелась бы. Соответственно, па-де-катр, задуманный как танец, представляющий героев, но «выраставший» из победного штурма, не вытекал бы логично из происходящего на сцене, так что после долгих размышлений я счел за благо от него отказаться.

- Во второй картине письмо заговорщиков с подписью короля Маркиз засовывает за пояс, затем оставляет на столе, потом убивает из-за него Актера, но забывает забрать важный документ из рук убитого, где его находит Актриса...

- Да, я уже упомянул про наивность балетных либретто. Что же касается «засовывания», то есть такое понятие, как театральная условность. Не в портфель же письмо складывать. А остальное у нас так, как было в постановке 47-го года. Кстати, сохранилось много фотографий этой сцены. С пьяными офицерами, уснувшими в креслах. С пьяным Маркизом, убивающим Актера. С Актрисой над телом убитого Актера, а на груди у него – свиток с призывом короля. В одной из версий либретто говорится: «Испуганные офицеры уводят Борегара, забыв о роковой бумаге». В другой версии либретто написано: «Актер Мистраль находит на столе забытый документ. Боясь разглашения тайны, маркиз убивает Мистраля, но тот перед смертью успевает передать документ Мирейль де Пуатье». Еще в одних материалах описано, как Актер умирал, «даже не успев выпустить бумагу из рук». Повторяюсь: наивно, конечно - это же балет.

- В фильме есть эпизод разоблачения на площади офицеров-аристократов, когда у Маркиза находят письмо заговорщиков. Может, такое развитие событий сняло бы предыдущие недоумения о его пьяной забывчивости?

- Да, были разные варианты. В варианте, выбранном нами, письмо приносит на площадь Мирей. Он лучше движет действие. И он в клавире, по которому я ставил. В коротком фильме-балете нет таких персонажей, как Актриса и Актер. Потому у его авторов не оставалось альтернативного объяснения, как письмо попадало в руки народа и поднимало его на штурм дворца.

- Почему купирован танец "горя и скорби" Мирей над телом Актера? Для развития образа и мотивировки дальнейших действий этот эпизод представляется важным, а по времени удлинит спектакль всего на одну-две минуты.

- Вообще говоря, затяжки не всегда напрямую зависят от длительности по секундомеру, чтобы нарушить ритм музыкального спектакля достаточно пары лишних секунд. Танца "горя и скорби" не было в версии 47-го года, на которую я опирался. Соответственно, не было и музыки этого танца в нотном материале, с которым мы работали. Думаю, он не столько затягивал действие, сколько нарушал ритм спектакля. В версии 32-го года было много такого, от чего впоследствии Вайнонен постепенно отказался. Например, солисты оперы пели арии в придворном представлении наряду с танцами Актера и Актрисы и прочее.

- В фильме письмо заговорщиков зачитывает вслух баска Тереза. У вас Мирей, проходя вдоль диагонали революционеров, показывает им в развернутом виде принесенную из дворца грамоту. Неужели толпа, состоящая наполовину из крестьян, поголовно умеет читать?

- Не поголовно. Но Мирей не предлагает им прочитать письмо, тем более так быстро. Она просто показывает им грамоту, говоря: «вот оно, доказательство предательства короля!» Этот эпизод я тоже ставил по фотографиям.

- У нас писали, что «совсем не подготовлен режиссерски выход участников аллегорического дивертисмента» в последней картине.

- К сожалению, музыки на подготовку «совсем» там нет.

На форуме заходила речь еще о мелких странностях (или том, что показалось таковыми). Для уменьшения объема текста я их опускаю, кроме одной. Зрители подметили, что несколько горожанок, невзирая на идущий бой, спокойно стоят в глубине сцены, обсуждая происходящее.

- Спасибо, что сказали. Проверю запись и серьезно поговорю с теми, кто «спокойно стоял и обсуждал происходящее». Вообще-то я обращал особое внимание на реакцию всех исполнителей. Драматическая составляющая спектакля очень важна.

Кстати, в одной из рецензий я видел снимок другого эпизода - приход Маркиза во дворец с революционным знаменем в руках. Меня поразили разные выражения лиц у придворных дам и офицеров... Хорошая работа, Станиславский поверил бы.



Танцы

- Почти все критики написали, что новые танцы и недостающие фрагменты сочинены в стиле Вайнонена, и «швы» между теми и другими практически не заметны.

- Приятно слышать, спасибо!

- Правда, есть другое мнение: «... разве в этом спектакле Михайловского театра, положа руку на сердце, не видно, что вошедшие в него вайноненовские номера - баски, овернцы, фарандола на площади, па де де (в частичной переделке), ход на рампу - это один хореографический качественный уровень, а все вокруг - совсем другой?»

- Михаил Александрович, как вы понимаете, я не смог бы, даже если бы захотел, реагировать на всё, что высказывается в Интернете. Кстати, от фарандолы, швы в которой автору высказывания незаметны, сохранилось примерно 24 такта. Все остальное - те самые "недостающие фрагменты", доставленные в стиле Вайнонена...

- Откуда взялась вариация Амура, если хореография ее не сохранилась? Кроме того, кое-кто у нас счел, что она перекликается у вас с номером из постановки Ратманского, а с другой стороны, не соотнесена с музыкой.

- А каково ваше мнение, как опытного зрителя - по просмотру видео?

- Амур? Хорошая вариация, вполне соответствует кокетливой музыке, на мой взгляд. И девочка порхает легко, как чижик. С вариантом Ратманского не сравнивал - давно было, а крутить туда-сюда записи сейчас недосуг.

- А исходил я из описания Клавдии Армашевской и Никиты Вайнонена, из музыки и из характерных движений, свойственных, на мой взгляд, Амуру Вайнонена. Амур - словно ртуть, всё время беспокоится, как бы пометче выпустить стрелу. Вайнонен ставил в том же ключе, что его предшественники – напр., Горский. Предполагаю, что Ратманский – блестящий хореограф -- исходил из характерных движений Амура и музыки.

Предвижу ваш ответ на следующий вопрос, но всё-таки задам его: почему Маркиз - чисто пантомимный персонаж - в какой-то момент затанцевал?

- Потому, что по сценарию должен затанцевать, он же не просто «затанцевал», но по ходу действия на вечеринке приглашает Актрису станцевать с ним, и они танцуют несколько па. Есть и фото этого момента из старой постановки. Короче, «в балете танцуют», как сказал зрителю из глубинки Немирович-Данченко на спектакле «Пламени Парижа»...

- Кому-то показалось, что в танце басков «странно смотрятся слишком резкие, почти кукольные движения рук»... И что подключение к танцующим в финале всей толпы не мотивировано и не подготовлено.

- Мы копировали руки с фильма, но проверю еще раз и доработаю, если что, спасибо, раз придираются, значит интересуются! А подключение толпы естественно. Баски всех заводят. Сначала все им подхлопывают, потом не могут не включиться в танец. Зрителей в креслах этот номер тоже заводит, так что уж говорить о тех, кто рядом...

- В па-де-де протагонистов в середине адажио есть новинка - незнакомая музыка. Откуда она взялась и откуда соответствующие ей па?

- Это не новинка, а "старинка". Этот фрагмент есть в московской партитуре. Я видел Лепешинскую не раз – в полной версии. И Богомолову. Помню, году в 64-м были сделаны купюры. Теперь хореография мной доставлена по памяти. Лучше бы мы сразу ничего не теряли. Но считаю Вайнонена выдающимся хореографом и хочу, чтобы его балет жил.

- Почему в финальном па-де-де не восстановлен тот вариант вариации Филиппа, который танцует В.М. Чабукиани в фильме-балете?

- Чабукиани привез на съемку свои "коронки". Некоторые из этих же па он делает в фильме "Лауренсия". Хорошо помню исполнение Фарманянцем, Ледяхом, Лавровским, Барышниковым, Владимировым – все они танцевали другое, нежели Чабукиани в фильме. Правда это вопрос не кардинальный - полчаса репетиций, и всегда можно изменить редакцию мужской вариации, не проблема. Но при выборе из разных версий надо учитывать еще и индивидуальность исполнителя.

Вместо эпилога

Михаил Григорьевич, критик Инна Скляревская в "Фотанке.Ру" считает, что не стоило сглаживать и модернизировать даже самые архаичные эпизоды балета:
Цитата:
...трепетная лань танцев абсолютно забила ломовую лошадь драмбалета, и специфика исторического сталинского стиля, ради которой, собственно, все и было затеяно, оказалась не видна. <...> Пусть будет самая пафосная пантомима. Пусть будет самая разнузданная идеология. Пусть будут 30-40-е во всей красе, чудовищные и притягательные, но увиденные глазами современного человека, понимающего, что стоит за всеми этими танцами.

Что бы вы могли сказать по этому поводу как автор этой редакции и, к тому же, лицо административное - главный балетмейстер Михайловского театра?

- Мы ничего не затевали «ради специфики сталинского стиля». Понятно, что всех деталей всех отзывов о нашем Пламени я не запомнил – слишком много их было, мы даже были приятно удивлены такому интересу к нашему театру. Инна Скляревская – прекрасный, хотя и строгий, критик, но даже она в цитируемой вами статье, насколько помню, сначала очень похвалила нашу постановку, а затем предложила своё видение, рассказала, как она видит ПП, это её право. Как поклонник Вайнонена, я благодарен ей за интерес к наследию Василия Ивановича, приятно осознавать, что я не один. А отвечу я вам то же, с чего мы начали – мне надо заботиться о "смотрибельности" спектакля. Для меня на первом плане – чтобы спектакль вышел живым, интересным для зрителей и для искушенных критиков. Хотя, понимаю, всех удовлетворить невозможно, и задавать вопросы - в порядке вещей. И зрители, и профессионалы часто знают, «как надо было ставить». Тем не менее почему-то за 50 лет отсутствия «Пламени» на сцене никто не взял, и не поставил его «как надо». А поставь я по-иному, - не думаю, что вышло бы хорошо; подчас лучшее – враг хорошего. Теория одно, практика – другое. Михайловский театр остановился на варианте, который мы полагаем наиболее подходящим для воскрешения спектакля.

- На самом деле, вопрос принципиальный и выходит за рамки разговора о "Пламени Парижа". Я считаю (и не раз говорил на форуме), что модернизация, перестановки - это способ выживания балета. Утверждение подтверждается тем, что балеты, которые не переставлялись, до нас просто не дошли, они скончались от старости. Речь не о том, насколько это хорошо или плохо - это, видимо, неизбежно, иных примеров мы не знаем. Для меня главное в вашей работе, что еще месяц назад на нашей сцене не было "Пламени Парижа", максимально приближенного к постановке Вайнонена. А теперь есть! То же - "Лауренсия". Еще раз, поздравления с большим успехом и огромное спасибо и за возвращенные спектакли, и за согласие уделить время и ответить на наши вопросы.

- Моё удовольствие, Михаил Александрович. И успеха Форуму!

© М. А. Смондырев
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 24091
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 28, 2013 12:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В «Российской газете» было опубликовано интервью, данное Брижит Лефевр Александру Фиреру: ГК 2013092503. Текст, как водится, подвергся редактуре и сокращениям. Александр Фирер любезно представил полный вариант нашему форуму.

Александр Фирер
Брижит Лефевр: «Приходит балет – жизнь меняется».



В Большом театре начались гастроли балета Парижской национальной оперы, руководимого почти два десятилетия Брижит Лефевр. Офицер национального ордена «За заслуги», Командор ордена искусств и литературы и Офицер ордена Почетного легиона, она внесла весомую лепту в развитие современного танца во Франции и является едва ли не самым авторитетным в мире директором балетной труппы. Брижит Лефевр незаурядная личность. Корреспонденту «РГ» Александру Фиреру она дала эксклюзивное интервью, в котором была предельно искренна, человечна и притягательна.


Почему для гастролей в Москве вы выбрали балет «Пахита»?

На самом деле я думаю, что в России и во Франции великие балетные труппы. Надеюсь, что это Парижская Опера, Мариинский театр, хотя я скорее назвала бы Большой. Это исторические сцены. И Опера, и Большой располагаются в столицах. Среди прочего между Россией и Францией есть общий язык: музыка, танец, одинаковый балетный словарь. Мы взаимно влияем, но каждый театр сохраняет свою индивидуальность. Меня интересуют современные произведения, создающиеся сегодня. Искусство не может жить без новых спектаклей и нового репертуара, нужны премьеры и важно, чтобы они оставались в афише и много показывались, чтобы публика могла понимать их и иметь возможность видеть.

Что касается «Пахиты», то она исполнялась и в России, и во Франции, сохранились какие-то фрагменты. Олег Виноградов ставил гран па. Но я никогда не видела полностью этого балета. Много лет назад я предложила Пьеру Лакотту сделать большой спектакль, и он согласился поставить «Пахиту». «Пахита» кажется забавой, дивертисментом и, конечно, это дивертисмент. Но в ней превалируют сложная работа и мастерские умения. Кроме того, что это качественно поставленный балет, мне нравится, что в нем заняты дети школы Парижской Оперы. Для нас это дополнительно создает связь между поколениями.

Каково нынешнее состояние балета во Франции?

Этого не скажешь в нескольких фразах. Очень много всего, много маленьких трупп, которые делают интересные вещи. Есть Национальные хореографические центры, несколько важных компаний со своим репертуаром. Меня интересует эволюция. Во Франции жизнь балета очень разнообразна.

Каковы приоритетные направления балетного театра, чтобы он оставался живым?

Танец – живое искусство. Танец – противоположность искусству ностальгическому. Конечно, важно хотеть знать и помнить, что знали наши учителя. Но это динамичный процесс. Тут неуместен консерватизм в худшем смысле этого понятия. Мне забавно, когда оттанцевав в Опера Бастий, балет возвращается в здание Пале Гарнье и полностью занимает его – репетиционные залы, сцену, гримерки, словом, все помещения, и при этом слышать слова персонала, техников, рабочих сцены: «Наконец-то приходит балет – жизнь меняется». Балет – это молодость, радость работы, и даже самые старые балетные артисты – тоже молодые. У балета свое видение жизни. Здесь живет желание все сделать лучше.

Нужны, конечно, новые спектакли. И новые редакции классики?

Думаю, к этому вопросу можно подходить по-разному. Будучи художественным руководителем балета, можно заказывать спектакли хореографам. Но это зависит от того, есть ли для этого конкретный художник. Для меня внутри труппы важно развивать ее умения. Впервые я пригласила Пину Бауш с работой, которая в каталог классического танца не вписывалась. Она требовала такой точной драматургии в мизансценах! Сотрудничество с Пиной Бауш очень обогатило труппу. Искусство должно ставить вопросы. И мы должны смотреть спектакли, не только чтобы судить и критиковать. Искусство нельзя просто потреблять. Нужно, чтобы большие художники шокировали. Благодаря им меняется взгляд, эволюционирует искусство. Зритель не имеет желания смотреть одно и то же, и даже артистам неинтересно изо дня в день повторять станцованное. Жизнь сложна, и надо, чтобы вещи пересекались, смешивались, обогащали друг друга, чтобы жили в своем времени. Меня привлекают глубокие произведения. Я спокойнее отношусь к некоторым соблазнительным спектаклям, но которые не соответствуют своему времени.

Вы всегда продвигаете молодых артистов. Наверное, это болезненно воспринимают «звезды». Как происходит смена поколений?

Просто. Скоро у нас «Спящая красавица». Контекст: три «этуали» ждут ребенка. Это исключительный момент, чтобы предложить станцевать балет молодым. Для них это шанс. В современном репертуаре иерархия выражена невнятно: можно молодого артиста поставить рядом с «этуалью». Я бы хотела, чтобы молодые танцовщики и хореографы больше танцевали и ставили на сцене театра.

В каком возрасте артист обязательно должен покинуть балет Парижской Оперы?

В 42.

И куда потом?

Мне приятно, что, окончив танцевать, Манюэль Легри руководит балетом в Вене, Хосе Мартинес – в Мадриде, Кадер Белярби – в Тулузе, Шарль Жюд – в Бордо, Эрик Вю-Ан – в Ницце, Лоран Илер – мэтр балета при дирекции Парижской Оперы. Большинство завершивших карьеру работают не только в области танца. Я ввела в театре систему приобретения новой профессии, особенно для артистов кордебалета. Вместе с отделом кадров мы направляем их на учебу, на стажировку. Среди них есть, кто снимает кино, занимается с детьми, осваивает политические науки, курс интерьерной архитектуры, имеется даже терапевт.

Вы приглашали в Париж танцевать Светлану Захарову, Светлану Лунькину, Наталью Осипову, Марию Александрову и других. У вас ставили Юрий Григорович и Алексей Ратманский. Вы любите Большой?

Да!

За что?

Я думаю, между нами органическая и институционная связь возникла задолго до того, как я появилась в Опере. Подчеркну, когда мы с Югом Галлем познакомились с Анатолием Иксановым и его командой, мы почувствовали, что у нас есть желание дружить Домами. Решили сделать обменные гастроли. Большой приезжал к нам несколько раз. Парижская Опера не имеет возможности много разъезжать, но мы тоже были с гастролями в Москве. Участвовали в совместных выступлениях в рамках года России во Франции и Франции в России. У нас сложились полное понимание и доверие друг к другу и профессиональные отношения, которые выходят за рамки личностей. Важно – балет и театр. А люди меняются.

Как вы оцениваете сегодняшний уровень Большого театра?

Давно не видела. Последнее, что смотрела, – это гастроли в Париже и «Утраченные иллюзии» Ратманского в Москве. Отличные солисты, кордебалет демонстрирует особую мягкость манеры. С восторгом отношусь к открытости репертуара, который выбрало руководство.

Какие различия между французскими и русскими танцовщиками?

Много различий просто между двумя любыми танцовщиками. Различия определяются традициями. Русская и французская литература – разные. Трудности – разные. Победы – разные. Демократия – разная. Но все мы люди : смеемся, огорчаемся, едим… У русских танцовщиков мне нравятся сила, большая выносливость.

Были ли в балете Парижской оперы скандалы, обвинения и упреки руководству в прессе? И что вы считаете непозволительным для артистов?

Думаю, что мы живем в мире страстей. Редко, где бывают такие страсти, как в искусстве. Но все не могут быть директорами, солистами и «этуалями». Однако все имеют огромное желание стать ими. Я с огромным уважением отношусь к артистам кордебалета, не меньше, чем к звездам, которым достается в целом все-таки любви больше. Когда руководишь труппой, столько любви отдаешь работе, даже жертвуя в чем-то личной жизнью. И вызывает огромное разочарование и удивление танцовщик, который жалуется, и когда СМИ раздувают скандал. Причем, журналисты публикуют лишь точку зрения артиста, не освещая позицию руководства театра. Я же это оставляю без внимания. Но нельзя переходить границы дозволенного, иначе мы можем оказаться в пространстве, где никакие границы не существуют. В страстях и эмоциях (пусть даже есть причины) нужно помнить о профессиональной этике и уважении.
Я же смогла получить сочувствие даже от тех, кто не знал, как уважать эти поведенческие рамки.

Журналистам нравится, когда всё не так. Они хотят эксклюзивной информации – получить ее и раздуть. Но надо иногда остановиться. Артисты же, желая причинить боль, причиняют ее, прежде всего, самим себе.

Я говорю своей дочери то, что говорила моя мать: «Ты можешь делать многое, но нельзя переходить желтую линию».

В период глобализации в чем вы видите интернациональность балетного искусства? Как при этом сохраняются традиции?

Хороший вопрос. Страстный. Все отвечают по-разному. Мы отмечаем 300-летие французской школы танца. И спрашиваем, кто – хореограф, артист или директор – больше способствовали развитию танца? И неужели танец рождался только в центре Франции? Например, Мариус Петипа – из Марселя. Я ученица итальянки Карлотты Замбелли, представляющей французскую школу. Датчанин Харальд Ландер поставил в Парижской Опере «Этюды», и по этой постановке видно, какое влияние на него оказала французская школа. Артисты берут лучшее от своих педагогов и передают другим. Мы вместе работаем и друг другу передаем опыт. Во французской, русской и итальянской школах есть общее. Но, вы прекрасно знаете, что стиль, интерпретация – разные.
Сегодняшняя открытость отношений в балете приводит к схожести репертуара повсюду.

Вас считают реформатором, это так?

Я начинала в кордебалете Парижской Оперы, танцевала в балетах Бежара, Пети, Баланчина. Всегда хотела открытости в танце, чтобы больше было в репертуаре разнообразия. Будучи директором, не хотелось быть консервативной. Рудольф Нуреев сделал для мира свои версии известных классических балетов. Я хотела представить молодых хореографов и показать зрителю целый спектр танца. Я пригласила Джона Ноймайера, большого хореографа с огромной культурой, Уильяма Форсайта, Матса Эка, Йиржи Килиана, Пину Бауш, Алексея Ратманского, Терезу де Кеерсмакер, Бенжамена Милльпье.

В 2014 году вы покидаете свой пост директора. Заступает Бенжамен Милльпье. Вы предложили его кандидатуру?

Нет. Но я счастлива, что пригласила его сделать два балета в Парижской Опере, в этом сезоне он поставит еще один.
Он известен по хореографии в фильме «Черный лебедь».
В Опере новый директор может сделать новые работы, новый репертуар. Это будет другой профиль. На смену «Челленджеру» с Югом Галлем и мной приходит «Челленджер» - Стефан Лисснер – Милльпье.

Каждый вносил свое, руководя балетом Оперы, - Рудольф, Патрик, я. Оставить Оперу – мое желание. Место, где я работаю 21 год, я знаю хорошо. Больше не хочу продолжать. Я могу сказать только две вещи: «Спасибо» и «Уф!».

© Александр Фирер, 2013
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
NOVODEVIS
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 18.04.2010
Сообщения: 7166

СообщениеДобавлено: Ср Окт 02, 2013 10:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ксения Жиганшина

родилась 25 сентября 1994 года

В 2002 году в возрасте 8 лет поступила в Школу балета им. Якобсона (педагог В. Курамшин).

В 2005 году - Международный конкурс артистов балета им. Л. Якобсона (г. Санкт-Петербург) - второе место.

Всероссийский конкурс артистов балета им. Г. Улановой в г. Красноярске - была самой юной участницей (14 лет) - бронзовая медаль и третья премия.

С марта 2008 года К. Жиганшина была принята в труппу театра «Хореографические миниатюры» на должность солистки балета.

2009 г - Международный конкурс артистов балета в Москве им. М. Семёновой - третья премия и бронзовая медаль. Учащаяся негосударственного учебного заведения смогла составить достойную конкуренцию крупнейшим и известнейшим государственным академиям и школам России и мира.

В сентябре 2009 г - поступление в Академию русского балета имени А.Я. Вагановой в пятый класс.

декабрь 2009 - участие и Гран-при в конкурсе балетных училищ страны в ежегодном конкурсе "Гран-При", устраиваемым Михайловским театром.


- Ксения, расскажи, как ты начала заниматься балетом? Ведь в Академию русского балета ты была принята сразу в 5 класс!


- Родители ввели меня в это искусство. Сначала была школа художественной гимнастики. Но мне там не нравилось: занятия без выходных и бесконечная усталость. В газете папа увидел объявление о наборе в Школу балета имени Л. Якобсона. Приняли – на месяц, с испытательным сроком. Быстро влилась в детскую компанию. Постепенно занятия становились все серьезней: готовили вариации из балетов, были поездки по странам, выступления на конкурсах. Прошло два года, я стала понимать, что балет – это мое. И так продолжалось семь лет. Настолько активный образ жизни, что даже летом не было каникул!

- Тебе было 14 лет, когда ты, ученица негосударственного танцевального коллектива, стала лауреатом Международного конкурса артистов балета в Москве.

- Да. Мой педагог настраивал: «Сделаешь! Обязана сделать! Зрителя не должно волновать, что тебе трудно» Я себя ощущала животным, которое дрессируют. Страха перед выходом на огромную сцену Большого театра я не испытывала: опыт выступлений на разных площадках с раннего детства.
После конкурса папа серьезно поговорил со мной: «Понимаешь, Ксюша, нужно получать серьезное образование. Я бы на твоем месте пошел учиться в Академию русского балета». Я пришла на просмотр и во время урока в зал зашла художественный руководитель Академии – Алтынай Абдуахимовна Асылмуратова. Мы с ней знакомы не были. И вдруг она просит: «Ксения, какую вариацию ты можешь станцевать? Ты ведь приехала с конкурса? Танцуй Одиллию». От волнения я взмолилась: «Только не Одиллию!» Станцевала вариацию из другого сложного балета – Медору из «Корсара». Посмотрела Асылмуратова и спрашивает: «Ну что, хочешь у нас учиться?» «Конечно, хочу!» - отвечаю. «А как у тебя с учебой в школе?» Я же, с поездками и концертами, совсем в школу не ходила. Честно ответила: «Со школой у меня проблемы». Меня приняли, чему я была очень рада. Школьные предметы тоже подтянула: в перерывах учила алгебру, почти на каждом обеде я ходила и учила формулы!

- Сразу почувствовала разницу в обучении?

- О-о, совсем все по-другому! Я безумно уставала. Пришлось переучиваться и целиком перестраиваться: руки были запущены. У Владислава Курамшина я училась: была как робот. Он особо не учил, никакой методики. Показывает, смотрю, как-будто фотографирую картинку и повторяю. Работа только над техникой. А в Академии техника ушла на задний план, основная работа над образом и руками. Очень много над руками приходится работать! Медаль, полученную на конкурсе в Москве, Курамшин мне не отдал. Конечно, ему тяжело и обидно было, что я ушла: ведь одна из первых и самых лучших учениц была! Обидно и мне: хоть медаль для меня как сувенир и приятно, когда она у тебя на полочке лежит, но диплом еще важнее – это документ с подписями важных в балетном мире людей, подтверждающий мое участие и победу на престижном конкурсе.

- Как тебя встретили в новом коллективе?

- Меня все время выделяла педагог, Марина Александровна Грибанова. Ставила в пример одноклассницам: «Смотрите, девочка пришла совершенно необученная, все впитывает как губка!» Как мне было неудобно! Только пришла, и уже в центре внимания. Девочки, конечно, переглядывались. Но агрессии с их стороны я не почувствовала. Класс оказался на редкость дружный: все друг друга поддерживают, не завидуют. Каждый год экзамены все страшнее и страшнее. Помогает только внутреннее самовнушение: «все будет хорошо, я все смею, все могу и ничего не боюсь!» Педагоги говорят, что у меня хорошая координация, вращение. У меня нет страха перед сценой, чем страдают многие учащиеся Академии. Дети иногда бывают злые. Завистливые. Но у нас такого не припомню: кнопки в пуантах или костюм испортили – честно, такого не было никогда. Класс дружный.

- И вскоре ты вышла уже на сцену Мариинского театра.

- Через четыре месяца. А перед этим меня взяли на гастроли Академии в Италии. В рождественском балете «Щелкунчик» я танцевала Куклу и в «снежинках». В 2009 году, выступала от Академии на Гран-при хореографических училищ – ежегодно проходит на сцене Михайловского театра. Прошлым летом ездили в Финляндию на мастер-класс и концерты. Осенью в спектакле Мариинского театра «Дон-Кихот» я станцевала партию Амура. Педагог предупредила: «Ксения, в этом году предстоит с тобой большая работа. Дебют в Мариинском театре». День, когда на этой великой сцене проходили репетиции, был для меня самым счастливым!

- Как проходит твой день?

- Я встаю в 6:30. Пью чай – обязательно сладкий. Йогурт. Мама делает мне бутерброды с сыром. Бывает, ничего не ем – не хочется. И на уроке легче заниматься. До улицы Зодчего Росси ехать минут 40 – в зависимости от того, как придет транспорт. Еду на маршрутке, потом в метро. Одеваю наушники, включаю музыку – классическую или рок - и отключаюсь. Выбор музыки зависит от настроения. Метро – это очень тяжело. На ноги наступают! Берегу их. Думаю: «Люди, осторожно! Бедные мои ноги!» В Академию приезжаю к 8:30 – за час до начала занятий. Люблю спокойно подготовить свое тело к предстоящим нагрузкам: переодеваюсь, разогреваюсь, повторяю комбинации движений. Днем – общеобразовательных предметов уже нет, только танцевальные дисциплины – можно перекусить. Конечно, мы едим все – мясо, сладкое ( порой нужно), фрукты (ну, это понятно), макароны и картошку. Конечно, не каждый день. Если не переедать и не злоупотреблять сладким ( а я сладкоежка), когда много физической работы – по поводу фигуры я не переживаю, потому что все уходит достаточно быстро.

Обедаю в столовой – бывает иногда невкусно. Ужинаю – салат и мясо. Ужин получается поздним: уроки до шести, практика, репетиции. Домой приезжаю в 8-9 вечера. И так – почти всегда. Часов в двенадцать ложусь спать. Время сна пролетает незаметно. И завтра встаю в 6:30. И так - каждый день.

- Ходишь ли ты на дискотеку?

- У нас есть девушки, которые ходят. Но это – не для меня. После дискотеки на следующий день оденешь пуанты – ноги как не свои, деревянные, неподатливые. Лишняя нагрузка на ноги. Я больше люблю спокойный отдых: в кино сходить, или в кафе кофе попить. И даже просто, честно, в воскресенье, единственный выходной, весь день лежу в основном – отдыхаю, расслабляюсь и продумываю, что мне предстоит дальше. Действительно, в голове – только один балет. Даже на хобби времени не остается. Праздничное настроение создают наши три собачки: две чи-хуа-хуа и пекинес. Они такие маленькие, живут дома, в прогулках не нуждаются.

- Ты поступила в Академию уже осознанно, а видела, как принимают маленьких детей?

- Видела. Это очень жестоко! Сидит комиссия большая: нереально много педагогов и каждый оценивает по-своему, у каждого из них свое мнение. Дети бедные – худенькие и не худенькие –в маечках, выходят на ковер, им загибают ноги за шею, хотя у человека может это и не развито, дети стоят с таким испуганным видом. Многие не понимают, что с ними происходит. Ведь приводят малышей родители, сами они еще не отдают отчет в своих желаниях. Некоторых принимают: увидели обаяние в человечке и почувствовали желание заниматься. Принимают 30 человек, а до выпуска доходит около 8-ми.

- С выпускным курсом в Академии работает хореограф и художественный руководитель Михайловского театра испанец Начо Дуато.

- Да, очень бы хотела с ним поработать. Привлекает в его хореографии слияние движения с музыкой. У него каждый музыкальный акцент с движением обязательно связан! Смотришь его спектакли и номера не отводя глаз! Если посчастливится, может в следующем году он и для нашего курса что-нибудь поставит.

- Интересуешься модой, косметикой?

-Я – шопоголик. Всегда хочется что-то новенькое одеть. Обожаю платья, не длинные. У балерин красивые ноги, люблю, чтобы они были открыты. Есть, что показать. Классический стиль. Обожаю вещи черного цвета: придает строгий и красивый вид. Принимала участие в фотосессиях, например: «Балерина на улице».

Беседовала Жанна Чуль
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
igor120765
Участник форума
Участник форума


Зарегистрирован: 04.08.2009
Сообщения: 380

СообщениеДобавлено: Вт Окт 22, 2013 8:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Спасибо за интервью,уважаемая Жанна!
Эту девушку ждет огромное будущее.Она и сейчас великолепна уже,а через 10 лет о ней будет говорить весь мир )
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
NOVODEVIS
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 18.04.2010
Сообщения: 7166

СообщениеДобавлено: Вт Июн 17, 2014 10:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

интервью с Ренатой Шакировой
Студенткой выпускного курса Академии русского балета имени Вагановой

Рената ШАКИРОВА: "ПАРТИЯ КИТРИ - ЭТО ТО, О ЧЕМ Я МЕЧТАЮ!"

Рената - несмотря на свою общительность и смешливость, девушка очень скромная. Она приехала в Санкт-Петербург восемь лет назад из маленького города Стерлитамака и полюбила наш город сразу. Она любит балет, но ее круг интересов не замыкается только на нем. В спектаклях Марииинского театра выходила уже и Амуром в "Дон-Кихоте", одалиской в "Корсаре", маленьким лебедем, принцессой Флориной в "Спящей красавице", солисткой в "Рубинах" в балете "Драгоценности"... В школьных спектаклях - танцевала принцессу Машу.

- Рената, как начался твой путь в балет? Это было осознанное стремление или желание родителей?

- Я с детства занималась в ансамбле. Маме хотелось куда-то направить энергию, переполнявшую меня, и она решила отдать меня в ансамбль. Выбирала долго: в нашем маленьком городке Стерлитамак были бальный кружок и театр-студия "Солнышко". Предпочтение отдала студии. Мне с первого раза там понравилось: очень любила танцевать. При этом всегда сложно было расставаться с мамой, даже на два часа. Я сначала плакала. Первое время мама даже сидела на репетициях. С каждым разом я с большим нежеланием уходила с занятий.
Однажды по телевизору, по каналу «Культура», увидела балет "Лебединое озеро". На меня увиденное произвело впечатление: это же что- то другое, тоже танцуют, но по-другому. Говорю маме: хочу тоже, мне нравится! И мой педагог тоже поддержала:» Конечно, пробуй! Попробуй поступить». Рядом с нашим городом – Уфа. Я поступила в башкирский хореографический колледж имени Нуриева, но мой педагог говорит: "Поезжай в Москву, или в Санкт-Петербург". Хоть и далеко, мама сомневалась, но мы все равно пробовали, прошли просмотр.

- Какие остались впечатления от поступления?

- Было не так строго, как ожидала. Но сначала я не понимала: смотрели какую-то выворотность, растяжку. А у нас в ансамбле все было проще. Это был детский ансамбль и не так строго: что то просили исполнять, но уровень это был, конечно, совсем другой, чем в Академии или училище Нуреевском.

- А в петербургской Академии училась с 1 класса?

- Да, с 1 класса. И опять мама долго думала: куда все-таки меня отдать? Остаться в Уфе, куда я тоже поступила или уехать в Санкт-Петербург. Но педагог сказала: однозначно в Санкт-Петербург, потому что это высшая школа и такой шанс - один на миллион.

- Какие впечатления у тебя были о новом городе?

- Город мне очень понравился. Даже когда я впервые приехала из моего мааааленького города. Во- первых, очень красивый город. Даже просто погулять интересно. Мы с мамой много ходили. Тогда еще я увидела первый мой балет "Ромео и Джульетту" с Дианой Вишневой. Я была в таком восторге! Было много впечатлений в этом первом году учения.

- Трудно было учиться?

- Первый год, он, конечно, всегда достаточно самый сложный. Даже не в плане освоения техники танца, а это первый год, когда мы были без мамы. Мы много созванивались. У нас так было: утром звонили обязательно :"встали". Урок пройдет- еще позвоним. Много очень разговаривали. Это потом уже со временем: утром и вечером. Конечно, мама всегда помогала, всегда поддерживала. Папа, брат, и бабушка и вся семья. Сложно было, потому что у меня с первого года не было данных. У меня всегда проблема с выворотностью. Я смотрела на девочек и думала: они стоят, они могут, я тоже так хочу!За счет моего желания, я добилась, что в конце года у меня была оценка «три плюс», при том, что в первом полугодии «три условно».

- А поступила с какой оценкой?

- Поступаем с оценкой «условно» и «безусловно». У нас только несколько девочек, которые поступили "безусловно". Это была Гузаль Мусина, Саша Шалимова. Меня, конечно, условно взяли. Но это все, конечно, со временем меняется. Это если дети, которых брали «безусловно»: хорошие данные, не факт, что к выпуску будет так же. Все меняется в течение каждого учебного года. Если человек добивается, того что поставлено, то это движение вперед. А если за год ничего не делает человек, так сказать, ухудшается, то это отчисление.

- Как воспринимала, когда отчисляли подружек?

- Мы, конечно, плакали. Их было жалко. Наш класс был дружный. В классе было 9 человек, это немного, но для Академии... 9 человек, которые очень дружны были, но самое интересное, что мы продолжаем общаться, с некоторыми встречаемся, они приезжают и у нас теплые отношения сохранились.

- Трудно держать себя в форме?

- Пока мы дети были, первый класс, кому-то говорили (не всем, но кому то говорили): надо держать форму, надо похудеть. Девочки не ели, отказывались. Я скажу честно: в младших классах я ела все подряд. Очень любила сладкое! Это уже когда мы взрослели, диеты пробовали. Но это неправда, на этом не похудеешь, потому что тратишь очень много сил, столько репетиций, поэтому надо есть, просто правильную пищу, здоровую, полезную и тогда все будет хорошо, и форма будет в порядке.

- Чем отличаются балетные дети от обычных?

- Обычные, наверно, думают, как провести время, они думают о том, как погулять с друзьями. Еще им сложнее: они должны выбирать профессию будущую. Заканчивают 11 класс, дальше поступление в университеты, это же сложный выбор. А нам в этом плане, конечно, легче: у нас с 5 класса есть цель, и мы целенаправленно идем именно к ней. И это легче с одной стороны. Мы, наверное, больше думаем о еде. Да. Много говорим об этом. О репетициях. О театрах. Целыми днями репетируем. Разные балеты, вариации. Но еще все равно находим время, чтобы вечером снова идти в театр, почти чуть ли не каждый день ходим, потому что интересно все посмотреть. Сравниваем: кто лучше. Конкурсы смотрим разные. Больше углубляемся в свое искусство.

- Рената, какой выход на сцену тебе запомнился?

-Первый и самый любимый: это маленькая Маша, это было во втором классе. Первая сольная партия. Я в первом классе смотрела, мне так нравилось! Я помню как Лера Чайкина, Соня Скобликова танцевали." Я тоже так хочу! Они так красиво танцуют" И вот эта партия запомнилась мне на всю жизнь. Это незабываемое чувство: уже маленькая, а уже сольная партия! Конечно, я очень гордилась, что поверили и во втором классе дали. На тот момент времени во втором классе еще никто не исполнял эту партию. Когда выходишь в группе и дети на елке, солдатики , это все равно по-другому, а когда ты один на сцене – незабываемо. Воплотилась мечта в реальность. Недавно у Галины Александровны Еникеевой ученица уже в первом классе эту партию исполнила. Я в восторге от этих девочек, потому что в первом классе это достаточно сложно. Некоторые еще только учатся вставать на пуанты, а они уже станцевали. Молодцы!

- Никогда не было страха, что отчислят?

- Что отчислят – нет. Я больше всего боялась, вдруг я не сделаю правильно, вдруг кому-то не понравится. Отчислить, это бывают, конечно, экзамены, сложные, но все равно оцениваешь свои силы, возможности. В начале в первые годы, когда еще не уверен в себе, думаешь, а может это не мое, иногда бывают такие мысли, вот это и были сложные моменты. Сейчас уже уверен в себе и думаешь об ошибках, еще какие -то замечания хочешь услышать, чтобы стремиться к лучшему.

- Летом продолжаешь заниматься балетом?

- Да. Если раньше, когда маленькие, была другая нагрузка, и можно было не заниматься. Начало года тоже было сложное. У нас сейчас есть два месяца отдыха – это много! Тело требует. Не думаешь, я лучше посплю, уже встаешь и хочется попрыгать или порастягиваться, это уже просто часть меня, уже не отделить, обязательно тренировки. Самой хочется. Ноги уже сами встают, начинаю что то делать.

- Рената, есть партия, о которой ты мечтаешь?

- По моему темпераменту, характеру, я обожаю «Дон-Кихот». И партия Китри мне очень нравится. Смотрела в разном исполнении, каждая балерина привносит что- то свое. Мне нравится, что это такой яркий красочный веселый интересный балет. Я его очень люблю. Партия Китри – это то, о чем я мечтаю.

- Желание в конкурсе поучаствовать было?

- Да, было желание ,и участвовала в Михайловском Гран При, участвовала в Русском балете. Мне нравится эта практика. Выход на сцену на конкурсе и в спектакле – они отличаются. Внутреннее волнение. Если спектакль, это уже как зритель приходит смотреть, просто наслаждается твоим образом, то, что ты им передаешь, хочешь рассказать. То в конкурсе, когда ты показываешь себя, и на тебя смотрят оценивающе. И мне пока выходить в конкурсе сложнее, чем в спектакле. Потому что как то обидно бывает, если упадешь. Думаешь: столько репетировала, столько делала, вот не получилось.

- Когда ты однажды упала во время танца на сцене, тебя это поразило?

- Сначала первая мысль: что случилось? У меня перед глазами…потемнело. Я думаю: что- то не то! Должна быстрее вставать, я же сейчас должна делать туры. Сначала очень обидно. На самом деле, никто не застрахован от падений, это бывает от того, что поскользнулся, это все бывает и потом уже легче это все переносишь,. Думаешь: ничего страшного, со всеми бывает. Алтынай Абдуахимовна мне много рассказывала, как знаменитые балерины тоже падали. И на самом деле это не страшно, как сначала думаешь: все плохо, я упала, ничего не получилось. Нет, это шаг вперед, значит, надо работать, чтобы такого больше не случалось. Бывает, когда от того, что много репетируешь. И учишься избегать таких моментов, выходить из создавшейся ситуации, чтобы не было такого: разлегся на сцене и лежишь.
Бывают смешные ситуации: выходишь из-за кулисы - и зацепился за декорации, не можешь отцепиться. Или - с животными, которые участвуют в спектакле - тоже не предугадать, как может повести себя. В самом деле, на сцене таких моментов множество может быть. Сначала, конечно, волнуешься: как так, я не ушла со сцены или у меня что-то упало. После уже смеешься над этим и понимаешь: всякое бывает и ничего в этом страшного нет.

- Какие ощущения после выступления?

- Я обычно после выступления… я хочу еще(смеется) ! хочется еще раз выйти, еще раз показать, на что способна. Когда уже выходишь на поклоне - это такое счастье, когда ты чувствуешь, что зрителю понравилось. Не хочется уходить со сцены, я бы сказала, хочется остаться! Хочется выходить снова и снова! Если была бы такая возможность, я каждый день выходила. Сцена- это моя жизнь.

- Сложно давалась техника фуэте?

- Техника фуэте - это достаточно сложно. Мы с младших классов, когда еще с педагогом не репетировали, то – сами, ходили в зал и, совсем маленькими, крошечными, второй или третий класс. вовсю пробовали вертеться-крутиться. Что мы там только не пробовали! Мы включали разную музыку из балетов и сами исполняли с девочками и даже снимали на видео, смеялись своим попыткам…конечно, вот от этого, что вот такие маленькие уже пробовали - достаточно легче. Не легко: встали и сделали, но уже чуть-чуть легче. Но самое главное – это слушать педагога. Если т ы его слушаешь, выполняешь его требования – то намного легче получается. Потому что, конечно же, педагог уже знает, что нужно сделать : помогает простыми советами «поверни корпус вправо», если падаешь все время налево - «возьми на правый бок». Сделаешь - оп и все получилось! Это прямо как чудо.

- Признайся, Рената, ты любимица у своего педагога?

- Можно сказать, да. Мой педагог в Академии, Татьяна Александровна Удаленкова, достаточно строгая. А в ученике, что самое главное? Трудолюбие и исполнительность. Запомнить – один раз сказали и чтобы тебе уже не говорили это замечание. Можно уже смотреть на другое, например,на руки. Так легче работать, удобнее, и педагогу и ученику.

- Ты всегда стояла на средней палке?

- Сейчас - да. В центре, на средней палке. Но так было не всегда. Первый класс я стояла сбоку, почти под роялем. На середине стояла за девочками. В первом классе нас ставили по росту в основном, я была всегда маленькая, всегда хотелось вытянуться , быть чуть- чуть больше, выше. Сейчас все равно еще хочется два- три см еще подрасти, но, надеюсь, еще есть время и еще смогу.

- На увлечения остается время?


- Я люблю плести косички, делать прически, девочки обращаются ко мне. Делаю прически на концерты, на выпускные.

- Запатентованная прическа «от Ренаты» есть?


-Нет. Пока нету. Очень люблю мастерить что-нибудь. Вышивать, шить. Мне мама подарила машинку.

- А на чтение время остается?

-Это неотъемлемая часть, я бы сказала. Разные романы, мемуары, про АйседорауДункан. Это же развивает. На самом деле очень интересно, кто как пишет, разные истории, события.

- Рената, как строится твой обычный день?

- Я встаю в 7 утра. Завтракаю и иду в школу. Первые две пары из общеобразовательных предметов. Сейчас допустим это история хореограф искусства. В 11 у нас классика. Полтора часа. Занимаемся, репетируем. Дальше практика или сразу после классики ,или вечером. Потом обед или отдых. Еще может быть общеобразовательный предмет, психология, например. Так как сейчас мы на курсах, математики у нас нет и русского нет. Вечером в 15-45 возможен дуэт или характерный или модерн. Вечерняя практика - для участия в спектаклях Мариинского Театра или уже к выпускным. Иногда вечером бывала подготовка к экзаменам, за две недели могут выписывать такие репетиции. Ну и вечером часов в 7-8 вечера домой. Дома если свободное время есть плету что-нибудь, вышиваю, уроки делаю, растягиваюсь вечером дополнительно. И ложусь спать. Это зависит от того как я успею все сделать хорошо если в 11 часов это хорошо. Тогда я высплюсь, и день пройдет хорошо. Бывает, да и в 2 ложимся и в три, когда к экзаменам готовимся, учим.

- Как ты восприняла, когда тебе первый раз сказали, что будешь участвовать в спектакле?

- Первое выступление на сцене Мариинского театра не с Академией - это был мой выход в партии Амурчика. Прошлым летом, после 2 июля, после всех экзаменов, мы еще оставалась в городе. Значит, адо заниматься. В принципе, можно было ходить в Академию, педагог предложил ходить в театр на классику, удобно и с удовольствием согласились. Неделю ходили на классику. Ко мне подошли, спросили:» Ты будешь, такого- то числа ? Хочешь станцевать Амурчика? « Я: «Конечно, хочу» Я была в восторге. Такая возможность показать себя, и в театре уже. Китри танцевала Елена Евсеева. Рада, что первый балет был «Дон-Кихот». Это очень интересная партия. Амурчик несет все -таки довольно значимую роль, в этом балете он соединяет Дон-Кихота и его возлюбленную, партия интересная и озорная. Вслед за ней были маленькие лебеди и одалиска в трио в «Корсаре». Вот это достаточно сложно по технике. Рядом танцевали балерины - уже состоявшиеся, опытные. Надо было показать себя хорошо. И хотелось показать себя. И показать достойным образом. На хорошем уровне.

-Ты осталась довольна?

- После каждого спектакля хочется что-то изменить, хочется сделать лучше. В принципе, довольна, но еще надо много работать, трудиться.

- Рената, ты у родителей единственная?

-Нет. У меня есть брат. Он старше меня на 5 лет. Полная противоположность мне. Я более активный ребенок, а он спокойный. Моя семья не связана с театром, искусством. Папа с вентиляцией, оборудованием. Я приехала, и через 3 года приехал папа, нашел работу. Мама была учителем в школе, преподавала историю. Мне помогала. Моя семья приехала за мной.

-Помнишь жизнь в интернате?

-Да, первые три года пришлось жить в интернате. Раньше было труднее жить - каждый со своим характером. Хочет свое. Нас в комнате было шесть человек, и мы были разного возраста: 4 девочки из первого класса, а две - старше. Бывало, что и ссорились. Но недолго. Хорошо проводили время, смотрели фильмы. Сейчас живут по три человека.

- Что в балетной технике твой конек?

- Думаю, что прыжок. Люблю порхать по сцене. Люблю прыгать и вертеться на сцене.

- О чем думаешь во время фуэте?

- Я вспоминаю про возможные ошибки. Стараюсь держать корпус. Вспоминаю педагога и сразу её слова в голове всплывают: держи корпус. Вспоминаю, какие она делала замечания, как подбадривала. Хочется все исполнить , чтобы потом педагог подошла и сказала: молодец! Ты все сделала. Все правильно.

- Как ты понимаешь: вот он, успех?

- Успех? Самое главное для меня, если педагог подойдет и скажет: « Я довольна, ты молодец, ты все сделала», для меня вот это успех. Потому что все равно сама хочу что-то изменить, сделать лучше. Педагог же видела, с чего ты начинала, как ты начинала репетировать или когда у тебя ничего не получалось, и вот что получилось в конце. Педагог - мой самый большой критик.

- Какие ощущения после экзамена?

- Для меня экзамен сложнее, чем выход на сцену. Не знаю, с чем это связано. Экзамен сложнее тем, что это техника. Есть программа, которую мы должны исполнить. А в спектакле выходишь в образе. Показываешь именно кого-то, передаешь чувства и внутреннее состояние. Мне как-то с этим легче, наверное. После экзамена бывает облегчение. Последнее движение, ты думаешь «все, вроде бы все сделала, сейчас будет поклон». Счастье, что ты сделал то, к чему стремился целый год, то, к чему были направлены усилия на освоение новых движений и комбинаций.

- Ты себя поощряешь?

- Отдых .может быть, но не длительный, для меня поощрение это уже то, что экзамен сдан и сказали оценку, облегчение, что вот мечта какая то или цель – что она исполнена.

- Рената, для чего или кого танцуешь?

- Мне кажется, для себя, потому что мне это нравится, мне нравится, как мы готовимся, репетируем, ищем разные образы, сам вот этот вот процесс и конечно для зрителя, хочется передать движением, ведь это же все без слов. С помощью разных поз, взглядов, поворот головы передать те чувства., которые переполняют тебя, зрителям.

- У тебя редкое для девочки имя.

- Его дала мне мама. Мечтала, что у нее будет мальчик и девочка, мальчика назовет Альфред, а девочку обязательно назовет - Рената. В переводе с римского это означает «возрожденная». В моем детстве это было редкое имя, и мне оно не нравилось. Почему-то хотелось быть Дианой. А потом конечно, я поняла: нет, я - только Рената. И теперь мое имя мне нравится.

- Есть ли артист, который нравится?


- Мне много кто нравится. Если как кумир, я бы назвала Диану Вишневу. То, что она добилась столько всего, я считаю просто феноменально. То, как она исполняет. Первый балет , в котором я ее увидела «Ромео и Джульетта» – я в нее влюбилась. Мне нравится, как она двигается по сцене, ее техника…Ее история ,как она пришла к этому. Но я не могу выделить ее одну. В мире столько балерин. Современных мировых звезд. У каждого свое и хочется взять от них все самое лучшее. Ульяна Вячеславовна Лопаткина - обожаю ее. Какой у нее Лебедь! А ее руки - это что-то! С восторгом хожу на разные балеты, что-то новое для себя открываю.

-Реакция зрителя для тебя что-то значит?

- По тому, как звучат аплодисменты, понимаю, понравилось или нет. Это как оценка работы, все ли ты сделал правильно, и движешься ли ты в правильном направлении. Нравится выходить на сцену, слышать бурные овации и само состояние, что на тебя смотрят.

- Рената, какой театр ты хочешь пойти работать?

- Сейчас мне близок Мариинский театр, конечно. Во первых, мне предоставляют возможность танцевать на такой мировой сцене. Я хочу в нем работать! А так, конечно, много театров и даже просто хотелось бы попробовать в каждом театре. В других странах. Ведь это интересно открывать новое. Я отдыхала в Париже, когда смотришь, как прохожий стояла около театра Гранд Опера и думала: хочу приехать еще раз сюда хочу здесь обязательно танцевать. Побывать внутри. Еще у каждого театра свои истории. Тоже думаешь – на этой сцене выступала эта знаменитая балерина, здесь – еще кто-то.

- Уже были гастроли? Любишь ли вообще путешествовать?

-Первые наши гастроли были в Японии. Для меня это был вообще первый выезд за границу. Мы находили время на все посмотреть. У нас было время утром 2-3 часа, собирались с девочками, гуляли очень много. И после этой поездки думала: хочу обязательно здесь жить. Климат теплый, у нас в Питере все- таки пасмурно. И люди очень понравились: приветливые, как к нам, маленьким детям относились. У нас еще должны были быть поездки. Но из-за катастроф, к сожалению, они отменились. Так жалко! хочется еще. Также с Академией ездили в Италию, участвовали тоже в Щелкунчике, было зимнее время. Конечно не много. Люблю я путешествовать. В Греции тоже красивые города. Сами путешествия гастроли – это интересно весело с друзьями, вместе, гуляем, открываем новые места, знакомимся с кем-то. Люблю гастроли и поездки – в Москву мы ездим. Это кажется самое лучшее время, мне кажется, когда ты с друзьями и проводишь время просто отлично.

©Беседовала Жанна ЧУЛЬ

фото ©Жанны Чуль

На снимках: Рената Шакирова







_________________
I am very happy!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
kualspb
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 17.06.2014
Сообщения: 8
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Ср Июл 09, 2014 4:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

NOVODEVIS писал(а):
интервью с Ренатой Шакировой
Студенткой выпускного курса Академии русского балета имени Вагановой


-- Еще маленькое интервью на видео. Снял 7 июля 2014 года.


Посмотреть в отдельном окне


-- Это маленькая проба. Попутно к фотосессии, которую можно посмотреть у меня соц. сетях. Например В КОНТАКТЕ:
http://vk.com/album1354248_198454321
Качеством пока не очень доволен. Надо будет в будущем улучшить звук и картинку в следующих сюжетах. Но само интервью вроде получилось не плохо.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Балетное фойе Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 5 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика