Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2007-04
На страницу Пред.  1, 2, 3, ... 9, 10, 11  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12177

СообщениеДобавлено: Чт Апр 05, 2007 8:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007040307
Тема| Балет, БТ, Балеты Баланчина, Персоналии, С. Лунькнина, А. Матвиенко, Д. Матвиенко
Авторы|
Заголовок| Серенада. Агон. Симфония до мажор
Где опубликовано| Ваш досуг
Дата публикации| 200704
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/performance/124622/
Аннотация|

Шедевры Джорджа Баланчина вошли в хрестоматию мировой хореографиии знаменитой «бессюжетностью» и «танцуемой музыкой». В Большой театр непривычный стиль пришел с большим опозданием, но упущенное за годы «железного занавеса» было наверстало удивительно быстро и качественно. Нужно отдать должное артистам Большого – изысканная геометрия Баха («Кончерто барокко»), стройность диссонансов Стравинского («Агон»), классическая пышность юного Бизе («Симфония до мажор» оттанцованы ими действительно превосходно.
После недавней премьеры Вечера американской хореографии в стандартной программе произошли изменения. «Кончерто» заменили свежим пополнением баланчинской коллекции - «Серенадой» Чайковского. Недавняя премьера еще требует шлифовки, а руководство продолжает поиск оптимальных исполнителей. В апрельских спектаклях в главной сольной партии дебютирует многообещающая Светлана Лунькина.
Есть и еще одна изюминка серии - в наборе хореографических номеров, дополняющих основные одноактовки, имеется свой призрак - Па де де «Сильвия». Который на протяжении двух лет в афише появлялся, но до сцены за отсутствием исполнителей ни разу не доходил. На этот раз материализация духов более чем реальна - в «Сильвии» заявлены киевские гости Денис и Анастасия Матвиенко, они не отступятся.
Оба дня во всех балетах заняты лучшие силы Большого. Количество звезд - как в украинскую ночь, а хореография Баланчина выстраивает идеальные созвездия:

Серенада
Светлана Лунькина, Артем Шпилевский, Мария Аллаш, Карим Абдуллин, Анастасия Яценко

Агон
Анна Антоничева, Александр Волчков, Ян Годовский, Елена Андриенко
Па де де «Сильвия»
Анастасия Матвиенко, Денис Матвиенко

Симфония до мажор
Марианна Рыжкина, Дмитрий Гуданов, Светлана Захарова, Андрей Уваров, Мария Александрова, Николай Цискаридзе, Екатерина Крысанова, Руслан Скворцов
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12177

СообщениеДобавлено: Чт Апр 05, 2007 8:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007040408
Тема| МТ, БТ, Гастроли в Лондоне, Реконструкция, Кадры, Персоналии, В. Гергиев
Авторы| Андрей Ванденко
Заголовок| Городу и миру
Где опубликовано| Итоги
Дата публикации| 20070402
Ссылка| http://www.itogi.ru/Paper2007.nsf/Article/Itogi_2007_04_01_00_3246.html
Аннотация|

Валерий Гергиев: "Кто бы что ни говорил, но именно Большой и Мариинка являются витриной страны. Еще есть, конечно, Эрмитаж и Пушкинский музей, но их за границу не вывезешь, а мы каждые три дня куда-нибудь летим..."

Валерий Гергиев считает, что, если артист холоден, он не сможет и зрителей завести. Кажется, для самого маэстро такой проблемы не существует (Фото: Сергей Тягин)

Открывающийся 8 апреля Шестой Московский Пасхальный фестиваль продолжает расширять географию: на сей раз в его орбиту вовлечены 22 российских города, в выступлениях примут участие свыше тысячи артистов, а заключительный праздничный концерт состоится 9 мая на Поклонной горе. Как и прежде, душой и мотором фестиваля является выдающийся дирижер, художественный руководитель-директор Мариинского театра Валерий Гергиев.

- В Штатах о приближении весны извещает сурок Фил, в Японии ждут, пока зацветет сакура, похоже, и у Москвы появилась своя примета: на Пасху в город обязан пожаловать маэстро Гергиев с оркестром Мариинского театра...

- Может, для кого-то уже и становлюсь неким символом, но сам стараюсь о подобных вещах не думать. По-прежнему ощущаю себя в первую очередь дирижером, не более того. Что касается Пасхального фестиваля, каждый год с нетерпением жду его. Даже трудно представить, что недавно этого музыкального праздника не существовало в природе. Для меня всегда радость выступать в России, но эти приезды в Москву с последующим туром по стране стоят особняком. Наверное, чувствую ответственность за начатое дело, стараюсь не понизить высокий уровень, заданный в прошлые годы.

(Фото: Александр Иванишин)

- Фестиваль называется Пасхальным, а произведения вы, Валерий Абисалович, собираетесь исполнять с языческими названиями - "Петрушка", "Весна священная"...

- Это, извините, Игорь Стравинский! 17 июня исполняется 125 лет со дня его рождения, и я посчитал долгом отметить знаменательную дату в истории русской культуры. Игорь Федорович - личность уникальная, хотя и по-прежнему недооцененная. А ведь в свое время композитора называли Пикассо в музыке, подразумевая колоссальное влияние, которое оказало его творчество на современников и потомков. Не скрою, у меня особое отношение к Стравинскому: отец будущего автора "Жар-птицы" был солистом оперы Мариинки, а сам Игорь Федорович, по сути, вырос за кулисами театра. Что касается упрека в "язычестве", скажу так: формируя программу фестиваля, мы менее всего думаем о "конфессиональной" принадлежности того или иного музыкального произведения. Мол, одно не должно осквернить слух мусульман, а второе покоробить буддистов. Так можно далеко зайти, это начало конца. Давайте запретим на Зальцбургском фестивале исполнять русскую классику: мы ведь православные, а в Европе полно протестантов и католиков... Не знаю, согласятся ли со мной отцы церкви, но великая музыка стоит над религией, она выше деления по формальным признакам. По крайней мере я вижу ситуацию именно так. Худрук должен постоянно думать, что привлечет внимание публики, не забывая и о собственном интересе. Если артист холоден, он не сможет и зрителей завести.

- То есть сегодня у вас период Стравинского?

- И вчера. И всегда. У меня нет любимчиков, но есть композиторы, чьи произведения всегда исполняю с удовольствием. Например, прошлый год был посвящен музыке Шостаковича, хотя и иных знаковых событий случилось немало. Так, по итогам сезона оркестр Мариинского театра впервые вошел в десятку лучших симфонических коллективов планеты. Не скрою, это приятно и почетно, но все же в 2006м в моей жизни солировала тема открытия нового Концертного зала, выросшего на месте сгоревших три с половиной года назад декорационных мастерских. Мы обрели второй дом, по акустическим качествам не уступающий мировым лидерам.

- Равнялись на Америку?

- На Японию. Самые современные и совершенные залы находятся именно там. В Петербурге ничего похожего давно не строилось. Если быть точным, с первой половины ХIХ столетия, когда на Михайловской улице возвели здание Дворянского собрания, в котором теперь находится филармония имени Дмитрия Шостаковича. Представляете, как далеко шагнул прогресс за почти два века? Нынешние мультиплексы являются чудом дизайнерской, архитекторской, инженерной мысли. Общепризнанно, лучший на сегодня концертный зал мира расположен в Саппоро. Верю, в обозримом будущем пальму первенства у него отнимет Мариинка. Основания для такой убежденности есть: акустику в обоих залах создавал один человек - Ясухисо Тойота, а проект Петербургу предложил талантливый французский архитектор Ксавье Фабр.

(Фото: Александр Иванишин)

- Зато с другим французом у вас, Валерий Абисалович, отношения, кажется, не сложились. Знаменитый Доминик Перро публично высказывал неудовольствие тем, как ведутся его дела в Питере. Якобы с ним разорвали контракт, а проект второй сцены Мариинки перешел под управление отечественного архитектурного бюро...

- Не верьте всему, что пишут в газетах. Работы продолжаются, идут своим чередом. Для меня главные приоритеты неизменны - надежность и безопасность. Группа опытных специалистов трудится сейчас над устранением недостатков, выявленных в Госэкспертизе. Кроме того, я с самого начала поставил задачу: не дать проекту превратиться в баснословно дорогой. Никому в Мариинском театре раздувание сметы не нужно.

- Какие-то конкретные сроки назвать можете?

- Рассчитываю в 2009 году провести первые акустические тесты, приурочив их к традиционному фестивалю "Белые ночи".

- А реконструкция старой сцены откладывается на неопределенное будущее?

- Мы не уйдем из исторического здания, пока по-настоящему не начнет функционировать Концертный зал, а работы на новой сцене не вступят в финальную стадию. Решение будем принимать всем коллективом, но основная ответственность все равно лежит на руководителе, и я не боюсь ее. Мне же хватило мужества отказаться от первоначальных планов, когда стало понятно, что ДК имени Ленсовета не готов на полтора года принять труппу театра, а другой достойной площадки в городе нет. Мы не стремимся любой ценой провести реконструкцию или строительство. Каждый шаг должен быть взвешен и оправдан.

- Но иногда, наверное, все же даете волю эмоциям, Валерий Абисалович? Многие именно так истолковали прошлогоднее соперничество Мариинки и Большого на лондонской сцене. Два ведущих российских театра приехали на гастроли в Англию с интервалом в несколько дней и сошлись, словно на дуэли...

- Продемонстрировать темперамент могу, стоя за дирижерским пультом, для этого не нужны схватки на шпагах или мечах. Что касается Лондона, каждый из театров работал по собственной программе, не озираясь по сторонам. Кому-то казалось, будто идет бешеная конкуренция, чуть ли не война, но я этого не почувствовал.

- Хотя и уступили москвичам сцену королевского "Ковент-гардена", довольствуясь "Колизеумом"?

- Мы спокойно отнеслись к ситуации, поскольку думали не о престижности площадки, а о том, что покажем публике. Это был фестиваль из произведений Шостаковича. Можно спорить, насколько актуальна сегодня хореография Якобсона и интересна ли зрителям "Ленинградская симфония" в сопровождении артистов балета, но это уже разговор для специалистов. И когда я привез в Нью-Йорк пятнадцать симфоний Дмитрия Дмитриевича, организаторы гастролей пытались отговорить меня, опасаясь коммерческого провала. Но мы пошли на риск и оказались правы.


- Тем не менее в рамках Пасхального фестиваля "Лебединое озеро" с Ульяной Лопаткиной вы покажете не в Большом, а в Театре им. Станиславского и Немировича-Данченко.

- Еще несколько лет назад решили с Юрием Лужковым обязательно выступить на обновленной сцене после окончания реконструкции. Может, не знаете, но когда в театре случился пожар, Мариинка моментально откликнулась, на пару недель предоставив столичной труппе здание для выступлений...

Не ищите конфликта с Большим там, где его нет. Это два равновеликих творческих организма, оба невероятно важны для России, ни один из них не должен получать преимущество - административное, финансовое либо какое-то еще. Допустимо лишь честное творческое соперничество. У нас ведь даже проблемы похожи.

- В чем?

- И нам, и Большому предстоит серьезная борьба за молодые дарования, которые продолжают покидать страну. Увы, процесс так и не удалось остановить. Убежден, недофинансирование двух наших театров губительно для российской культуры. Говорю об этом совершенно взвешенно и спокойно, поскольку сам прошел и через работу на родине за гроши, и через высокие звездные гонорары за рубежом. Могу позволить себе роскошь выступать бесплатно, давая благотворительные концерты, а молодые вынуждены думать о деньгах, поскольку им надо позаботиться о куске хлеба на завтра. Готов понять логику уезжающих, хотя и не разделяю ее. Знаете, как наши с вами вчерашние соотечественники, осевшие за границей, сегодня расписывают гастрольные туры по миру? Сначала - Япония, потом - Америка, на третьем месте - Европа и лишь затем, если останется "окно", Россия. Точнее, Москва и Петербург. На глубинку нет ни времени, ни желания. Вадим Репин сам признается, что в родной Сибири бывает не чаще, чем раз в два года.

- Гражданин мира. В буквальном смысле. И не он один. Британские паспорта у Дмитрия Хворостовского и Евгения Кисина, австрийкой недавно стала Анна Нетребко...

- Никого не осуждаю, но по-человечески обидно, что теряем таланты, не можем создать им достойные условия для работы дома. Хорошие зарубежные театры уже сегодня предлагают нашим звездам контракты на 2011 год. Мы так далеко в будущее заглядывать не научились. Остается надеяться, что реконструкция Большого театра скоро завершится, а Мариинского начнется. Тогда и сможем заняться перспективным планированием.

- Жалуетесь, Валерий Абисалович?

- Жалуются слабые, а я тревожусь. Да, Аня Нетребко на днях выступила в Мариинке. Пела в "Богеме" Пуччини, а не трясла цацками известной ювелирной фирмы, как во время недавнего представления в Москве... Прикажете радоваться? А меня огорчает, что Хворостовский, Галузин, та же Нетребко и не думают о постоянной работе в Большом или в Мариинке. Им замечательно живется в Лондоне, Вене и Берлине, хотя есть все предпосылки, чтобы наши прославленные певцы, танцовщики, дирижеры и музыканты вернулись домой не как залетные птицы. А сколько блестящих педагогов мы отпустили на Запад? Только наивные думают, будто Московская и Петербургская консерватории лидируют в мире по уровню подготовки. Это давно не так. Лет двадцать понадобится, чтобы сократить отставание. Да, должно измениться сознание у людей, но и государство обязано сказать веское слово, реально поддержав тех, кто того заслуживает. Вырастить звезду трудно, на это уходят годы занятий и репетиций, а потерять легко... Вот как, ответьте, молодому талантливому артисту купить квартиру в Москве или Питере, если у него нет папы миллионера? Где взять двести тысяч долларов на плохонькое жилье? Огромная проблема! Четыре года назад зарплата в сорок тысяч рублей казалась очень приличной, а сегодня кого удивишь такими деньгами? Вот и уезжают люди. Нужно остановить отток. Будь моя воля, объявил бы поддержку Большого и Мариинки национальным проектом.

- Может, надо не только к государству апеллировать, но и к частному капиталу? Сумел же питерский "Зенит" купить на Украине футболиста Тимощука за двадцать миллионов долларов. Неужели богатые люди Мариинке не помогут?

- Откровенно говоря, нашим командам далеко до театральных коллективов. Те пока играют, скажем так, квалификационные матчи, а мы постоянно боремся за место в финале. В последний раз в Лондоне спорили с Большим за символический кубок...

- Кто победил?

- Оба коллектива! Россия оказалась в выигрыше. Кто бы что ни говорил, но именно эти два театра являются витриной страны. Еще есть, конечно, Эрмитаж и Пушкинский музей, но их за границу не вывезешь, а мы каждые три дня куда-нибудь летим. Наша труппа так мобильна, что одновременно может выступать в разных концах света: балет - в Японии, оркестр - в Америке, опера - в Петербурге. Но искусство надо поддерживать. Почему эстрадная певичка, открывающая рот под фонограмму на корпоративной вечеринке, получает гонорар в сто тысяч евро, а профессиональный оркестрант имеет зарплату в десятки раз меньше? Разве это не унизительно? Россия не имеет права превращаться в страну Верки Сердючки. Кажется, так ее зовут? Повторяю, настоящее искусство нуждается в помощи. В середине 90х наступил момент, когда Большой и Мариинка оказались на грани развала. Я пошел к Виктору Черномырдину, сказал: "Не мы создавали эти театры, но при нас они могут погибнуть", - и буквально вырвал у тогдашнего премьера правительства колоссальную по тем временам сумму - десять миллионов долларов, - позволившую заткнуть зияющие дыры, хоть немного поднять зарплату артистам, поставить новые спектакли, нанять охрану. Вокруг театров ведь вился криминал, билеты скупались спекулянтами, а потом перепродавались втридорога. Когда попытался навести порядок, мне откровенно стали угрожать. Но мы все равно переломили ситуацию, выгнали разное жулье и первыми в России ввели электронную систему продаж билетов.

Главным событием 2006 года в жизни Гергиева было открытие нового концертного зала, выросшего на месте сгоревших три с половиной года назад декорационных мастерских. Этот зал по акустическим качествам не уступает мировым лидерам (Фото: Александр Иванишин)

- Вас не обманешь?

- Не стоит даже пытаться, все под надежным контролем. Надо понимать: творчество невозможно без организационной составляющей.

- С ней, с этой составляющей, у вас, Валерий Абисалович, определенно полный порядок, раз решились в довесок ко всем прочим делам взвалить на себя обязанности сопредседателя оргкомитета Петербургского экономического форума.

- Убежден, мой город скоро войдет в число крупнейших деловых, финансовых и политических центров мира. А значит, нужно поднимать его уровень как культурной и туристической столицы. Впрочем, речь надо вести не только о Питере. Всю нашу страну вскоре ждет подъем. Время разбрасывать камни закончилось, что могли, уже расшвыряли. К счастью, страна у нас великая, территория большая, не все за границу улетело, кое-что осталось. Пора собирать силы в кулак. Россия себя еще покажет!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12177

СообщениеДобавлено: Чт Апр 05, 2007 8:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007040501
Тема| Балет, Золотая маска, Санкт-петербургский театр балета имени Леонида Якобсона, "Экзерсис XX", Персоналии, Л. Якобсон
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Движение за свободу
// "Экзерсис XX" на "Золотой маске
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20070405
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.html?docId=756070&issueId=36244
Аннотация| фестиваль балет

На сцене Новой оперы санкт-петербургский Театр балета имени Леонида Якобсона показал "Экзерсис XX", выдвинутый на "Золотую маску" в номинации "Лучший балет". ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА сочла, что сенсацию 35-летней давности вспомнили не напрасно.

Хореография Леонида Фото: Владимир Луповской / КоммерсантъЯкобсона заставляет танцовщиков осваивать нетрадиционные поддержки в традиционном адажио

Леонид Якобсон (1904-1975), основатель и худрук труппы "Хореографические миниатюры", известной теперь под его именем, слыл главным смутьяном советского балета. Его идейных опекунов пугала, наверное, непредсказуемость фантазии автора. То вздумает оживлять роденовские скульптуры, одев исполнителей в обтягивающие телесные комбинезоны – а ведь одно дело, когда обнимаются камни, и совсем другое, когда так разнузданно переплетаются живые тела. То в "Свадебном кортеже" – совсем некстати, в разгар мировой кампании за свободный выезд евреев из СССР,– воспроизведет шагаловских местечковых обитателей, и ведь с каким сочувствием! То начнет бороться с мещанством в "Клопе" – как раз тогда, когда охота за чешскими гарнитурами стала особенно актуальной. Немудрено, что репертуар "Хореографических миниатюр" был под особым контролем: хореограф, впервые обзаведясь собственной труппой в 65 лет, прямо-таки фонтанировал идеями и ставил с юношеской неутомимостью.
"Экзерсис XX" Леонид Якобсон показал в 1971-м – и очевидцы утверждают, что этот нетрадиционный класс-концерт произвел эффект разорвавшейся бомбы: смутьян покусился на святая святых – классический танец. Считалось, что все допустимые преобразования и новшества типа акробатических поддержек и новых виртуозных трюков уже введены в обиход в 60-е годы и теперь следует придерживаться общепринятых норм.
На самом деле сотрясения основ запланировано не было, да и не произошло. Сейчас ясно, что якобсоновский "Экзерсис XX" – никакой не манифест современного танца. Хореограф не подвергает пересмотру основные постулаты классики – пуанты, вертикаль корпуса, выворотность, систему тренажа, принципы сочетания движений. Этот шаловливый урок, идущий нон-стоп под эстрадную обработку музыки Баха, скорее похож на балетный капустник, полный внутрицеховых шуточек и приколов.
Вот плавное plie вдруг начинает дробиться на прерывистые приседания – будто у артистов заржавели колени. Вот выворотная нога демонстративно поворачивается пяткой вверх – словно назло училке. По дотянутому колену проходит дрожь – как судорога от перенапряжения, академические заноски исполняются с сокращенными "утюгами" стопами, аттитюды заворачиваются фашистской свастикой. Квартет "маленьких лебедей" пародирует самый популярный номер классического балета, а движение battus, похожее на чесание пятки, делается еще комичнее, когда его исполняет целая шеренга артистов. Милейшая сценка воспроизводит урок, существовавший в дореволюционной балетной школе и выключенный из советской,– мимику: четверо лицедеев на авансцене тренируют мышцы лица, мгновенно меняя гримасы ужаса на ослепительную улыбку.
Но юмор не вторгается в главные разделы экзерсиса: адажио, хоть у станка, хоть в дуэте на середине, поставлено с неколебимой серьезностью: хореограф Якобсон явно хотел, чтобы были отмечены и придуманные им красивые обводки, и эффектные перебросы дамы с рук одного партнера другому. Финальные виртуозности – женские вращения, мужские прыжки – также не подверглись деформации, разве что разбавились спортивными фляками и "бедуинскими" колесами. Возможно, фантазия хореографа разгулялась бы вольнее, будь у него под руками танцовщики уровня Владимира Васильева или Нины Сорокиной. Но как тогда, так и сейчас, труппа получает артистов "третьей свежести" – первые потоки петербургских выпускников вливаются в Мариинский и Малый театры. Тем не менее с быстрыми темпами и нелегкими заданиями "Экзерсиса XX" нынешние танцовщики справились: как на любом экзамене, можно было отметить "лиричек" с красивыми линиями; "техничек", готовых без устали вертеться и скакать на пальцах; мастеров антраша и прыгучих трюкачей. Пожалуй, не хватало им разве что чувства юмора и свободы – слишком уж ответственно труппа подошла к возобновлению исторического балета. Артистов можно понять: 35 лет назад Леонид Якобсон задал классическому миру урок, который и сегодня многим не по ногам.


(увеличение - по клику)


Последний раз редактировалось: Наталия (Сб Апр 07, 2007 10:37 am), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12177

СообщениеДобавлено: Чт Апр 05, 2007 8:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007040502
Тема| Балет, Золотая маска, Санкт- петербургский театр балета имени Леонида Якобсона, "Экзерсис XX", Персоналии, Л. Якобсон
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Переставивший богов
В балетном наследии Якобсона обнаружилась классика
Где опубликовано| Ведомости
Дата публикации| 20070405
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2007/04/05/123556
Аннотация| фестиваль балет

Балетная программа “Золотой маски” завершилась выступлением Театра балета Леонида Якобсона. Питерцы показали на сцене “Новой оперы” возобновление спектакля своего отца-основателя “Экзерсис ХХ”. В число безусловных шедевров хореографа он не попадает, но благодаря ему можно лучше понять, чем было искусство балета раньше и чем оно стало сейчас.

Хореограф Леонид Якобсон в современном русском балете существует на особом положении: без его имени не обходится ни одна энциклопедия мирового балета, но его творчество не только не сохранилось для потомков, но и для современников было почти недоступно. В советские годы его постановки в лучшем случае исчезали из репертуара вскоре после премьеры, а нередко вообще не добирались до зрителей — хореографа обвиняли в эротизме, акробатизме и прочих “измах”, якобы выдающих низкопоклонство перед растленным западным искусством. Главным козырем были упреки в том, что Якобсон не знает классического танца и своими экспериментами убивает великий русский балет.
На закате жизни ему все же удалось создать собственный ансамбль “Хореографические миниатюры”. Этот коллектив, после смерти хореографа меняя названия и репертуарные направления, с большим трудом дотянул до наших дней. Несколько лет назад его возглавил известный петербургский танцовщик Юрий Петухов. Сам он никогда с Якобсоном не работал и в его труппе не танцевал, но именно Петухов поставил в название театра имя основателя, возвращение его произведений сделал приоритетным направлением репертуара и вернул в коллектив танцовщиков Якобсона — в качестве репетиторов. В первый же год при новом руководителе периферийная по профессиональному уровню труппа была отмечена на “Золотой маске” за тщательное восстановление не потерявшего своей великой мощи “Свадебного кортежа”.
“Экзерсис ХХ” был поставлен Якобсоном в один год со “Свадебным кортежем” — в 1971-м. Но трудно даже заподозрить, что драматическая картина еврейской свадьбы и озорная стилизация утреннего балетного урока созданы одним хореографом. Давящая башмачная поступь танцев “Свадебного кортежа” ни в чем не похожа на изящный полет “Экзерсиса ХХ”.
Выбрав для музыкального сопровождения спектакля популярную 40 лет назад группу The Swingle Singers, перепевшую на современный манер Баха, Якобсон применил тот же прием в хореографии. Он использовал веками установленные движения и последовательность балетного класса — занятия у станка, на середине зала, на пальцах, прыжки, заноски и даже финальные поклоны, только маленькое и большое адажио превратил в миниатюрные концертные номера.
Еще раньше это же сделали Харальд Ландер, поставивший в Дании легендарные “Этюды”, и Асаф Мессерер, придумавший в Большом “Класс-концерт”. Но они придали учебному занятию грандиозность большого спектакля. Якобсон же веками закрепленную последовательность утреннего урока лишил ритуальной условности: он будто впервые взглянул на эти бесконечные батманчики, плие и жетэ и под синкопированную музыку то позволил танцовщицам оттопырить пятку, придав благороднейшему аттитюду задиристую окраску, то заставил танцовщика сечь заноски не оттянутыми, а вызывающе прямыми стопами, то попросту завернул внутрь обычно намертво вывернутые наружу коленки. Класс, который балетные люди привыкли воспринимать как ежедневное поклонение богу жестокому и карающему, превратился в увлекательное исследование неиспользованных возможностей, данных этим богом.
Но 35 лет назад непосредственность Якобсона выглядела непозволительным радикализмом — в те времена так боялись всего живого, что к классике разрешалось приближаться лишь в низком поклоне и на котурнах. Возобновленный “Экзерсис ХХ” в отличие от того же “Свадебного кортежа” сегодня выглядит абсолютно традиционным спектаклем в неоклассическом стиле. Но его возобновление позволяет увидеть, что мы потеряли в прошлом, и оценить, как далеко шагнула хореография в новом веке.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25902
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 05, 2007 4:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007040503
Тема| Балет, МТ, фестиваль «Мариинский», Персоналии,
Авторы| Екатерина Беляева
Заголовок| Аполлон или старый шарманщик
Через неделю начинается VII Международный фестиваль балета "Мариинский"
Где опубликовано| «Культура»
Дата публикации| 20070405
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=705&rubric_id=201&crubric_id=1000304&pub_id=828838
Аннотация|

Откроет его премьера сразу двух одноактных балетов - реконструкция Сергея Вихарева балета Петипа "Пробуждение Флоры" и новый балет Алексея Мирошниченко "Как старый шарманщик". Партию фортепиано исполнит Алексей Гориболь, а партию тенора - Борис Степанов. В спектакле использованы "Две русские песни на стихи Рильке" и "Как старый шарманщик" Леонида Десятникова. Чтобы концептуально соединить ультрасовременные ритмы Мирошниченко с архаикой Петипа, вечер начнется с "Аполлона" Баланчина, герой которого, как мы помним, потворствует разным музам. Еще одна премьера Мирошниченко "Ринг", уже на музыку группы "2H Company", специально написанная для Мариинского театра, пройдет во второй день вместе с "Аполлоном" и "Флорой". Вихарев репетирует с Евгенией Образцовой и Андрианом Фадеевым, Мирошниченко собрал в команду артистов, традиционно танцующих авангардный репертуар, - Дарью Павленко, Александра Сергеева, Михаила Лобухина, Викторию Терешкину.

Дальше - выступления западных звезд. Пара из Великобритании - Алина Кожохару и Йохан Кобборг станцуют "Ромео и Джульетту" в петербургской редакции Леонида Лавровского. В "Жизели" выйдет Олеся Новикова с лучшим Альбертом Парижской Оперы и самой молодой этуалью этого театра Матье Ганьо. Это уникальный случай, когда артист консервативного парижского театра выступает с другим знаменитым театром, за что огромная благодарность устроителям фестиваля Валерию Гергиеву и Махару Вазиеву.

На этом европейская часть завершается - начинается американская. Большой театр покажет в Петербурге три свои главные премьеры - "Милосердных" Уилдона и "В комнате наверху" Тарп из вечера американской хореографии, а также "Игру в карты" Ратманского. Своими силами Мариинка станцует четыре балета Форсайта, которые успели скопиться в репертуаре за несколько лет сотрудничества с именитым американцем. Под конец фестиваля приедет тройка настоящих американцев из NYCB, чтобы показать, как Баланчина танцуют они. Филип Нил выйдет в "Серенаде", Мария Ковроски и Дэмиан Ветцел - в "Блудном сыне", а для "Бриллиантов" придумана комбинация Ковроски - Нил. И это все по-баланчински за один вечер. Программа Гала-концерта будет объявлена позже, но, по данным интернет-источников, стоит ждать Аньес Летестю и Жозе Мартинеза в "Сюите" Делиба в хореографии Мартинеза.

Вне всяких концепций идет "Баядерка" с участием харизматических героев родной балетной сцены - Ульяны Лопаткиной, Николая Цискаридзе и Марии Александровой в роли Гамзатти соответственно. Спектакль обещает стать историческим хотя бы одним соединением несоединимого.

И еще одна гостья из Москвы едет покорять невские просторы - прыгунья из Большого театра Наталья Осипова составит пару Леониду Сарафанову в "Дон Кихоте".


Последний раз редактировалось: Михаил Александрович (Чт Апр 05, 2007 4:11 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25902
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 05, 2007 4:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007040504
Тема| Балет, Музей моды, Персоналии,
Авторы| Екатерина Беляева
Заголовок| Нескучный музей
Выставка балетных аксессуаров от Готье в Музее моды
Где опубликовано| «Культура»
Дата публикации| 20070405
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=705&rubric_id=209&crubric_id=100423&pub_id=829840
Аннотация|

Заново открытый в сентябре прошлого года Музей декоративного искусства в Париже продолжает тактику эпатажа. Начали с того, что вместили в сравнительно небольшой музей на улице Риволи сотни тысяч экспонатов. Получился маленький Лувр декоративно-прикладного искусства. Многие посетители даже думают, что это и есть Лувр, так как музей, на самом деле расположенный в отдельном особняке на улице Риволи, зрительно является продолжением самого известного парижского музея. Половина экспонатов по статусу запросто могла бы стоять в Лувре - в экспозиции полно мебели и посуды французских королей. Но Лувр не Эрмитаж, где национальное достояние собрано скопом - картины, гобелены, спальни, супницы, часы и статуэтки, а в основном картинная галерея. Объекты же декоративного искусства, по мнению французов, лучше смотрятся среди себе подобных, а не рядом с шедеврами живописи.

Например, в зале, отведенном под французскую мебель XVII - XVIII веков, бок о бок стоят шкафы Буля, краснодеревщика Людовика XIV. Теснота в этом зале страшная - зато представление о масштабе личности и масштабе мышления складывается в три секунды. Остальная экспозиция размещена в том же духе изобилия. Стулья, кресла и троны XVIII - XIX веков разных мастей и стилей висят прямо на стене, некоторые в виде каркасов - без пыльных подушек. Или другие аттракционы - уже с нарушением хронологии. Пластиковое седалище в духе Филиппа Старка соседствует с витиеватым троном из эпохи рококо. Эти священные чудовища стоят одиноко, на почтительном расстоянии друг от друга, как какие-то диковины. В таких залах посетителю предлагают остановиться и задуматься о границах прекрасного. А дальше - снова нагромождение средневековых домашних алтарей, ампирных подсвечников, ваз и витражей ар-нуво и безделушек ар-деко. Самое интересное - под конец. Садишься в лифт, едешь на девятый этаж, а оттуда спускаешься по винтовой лестнице вниз. Каждый этаж - маленькая эпоха: сороковые, пятидесятые, шестидесятые, семидесятые, восьмидесятые, девяностые и двухтысячные годы. Чтобы устроить это путешествие во времени, пришлось ломать старые перекрытия в башенке особняка Марсан - девять этажей вышли за счет минусовых уровней. Все предыдущее представляло собой жизнь других - королей, герцогов и богатых буржуа, а в башне XX - XXI веков - твоя жизнь и жизнь твоих родителей. Граммофон (он, конечно, экземпляр особо ценный, штучный, музейный), как у дедушки, папина радиола с чердака и дизайнерская стереосистема - мечта любого подростка. Внизу навалены стулья - из кинозала, из бюро и офисов, из ИКЕА. Раритеты не выглядят таковыми, потому что дежавю, хотя и не помнишь где. Искусство становится близким и родным, начинаешь жалеть королей с их громоздкими буфетами и пыльными тронами. Цель достигнута. Но не в парижском Музее декоративного искусства, потому что это не один музей, а четыре под одной крышей. Принято осматривать сразу все.

Текстиль представлен в Музее моды, который ютится на столь малом пространстве, что вынужден функционировать только в режиме временных выставок. Тем не менее именно он делает погоду на всем "декоративном островке" на Риволи. Тут царит высокая мода, но не сама по себе как индустрия, а в контексте декоративного искусства. Несколько месяцев залы были закрыты для посетителей, что не преминуло отразиться на посещаемости всего музейного комплекса не в лучшую сторону. Зато с конца марта весь Париж только и говорит, что о странных балетных аксессуарах от Жана Поля Готье, и в Музей стоит очередь. Реставраторы музея проделали необычную для себя работу - привели в ликвидное состояние старые театральные костюмы, которые некогда изготовил Готье для "Атлантического балета" Режин Шопино. Того, что Шопино передала в постоянное пользование парижскому Музею моды, и костюмов, временно предоставленных фондом Готье, вполне хватило, чтобы собрать уникальную выставку под названием "Готье/Шопино. Дефиле."

Шопино давно возглавляет "Атлантический балет" (до 1993 года ее предприятие называлось Хореографический центр Пуату-Шаранта в Ла Рошели). Основное направление деятельности хореографа и центра под ее руководством - современный танец, причем в самых экстремальных формах. В преамбуле к каталогу выставки Шопино рассказала, как она встретилась с Готье и как до этого была обычной "жертвой моды". Она вешала на дверцу гардероба вырезки с фотографиями знаменитой модели 60-х Твигги и буквально сходила с ума из-за модных аксессуаров. Долго страдала, пока не решила обхитрить свою страсть - пригласила двух известных кутюрье для совместной работы над балетами. То есть не просто одеть балеты, как делала Коко Шанель у Дягилева или Иссей Мияке у Форсайта, а Рея Кавакубо у Мерса Каннингема, но участвовать в креативном процессе по созданию самих движений на сцене. Готье откликнулся быстрее, чем Мюглер, и союз двоих, оказавшихся к тому же одногодками - оба 1952 года рождения, состоялся. Созданные за десять лет сотрудничества наряды впервые показываются вне театральной сцены. В центре коллекции - костюмы для спектакля "Дефиле" 1985 года с шестнадцатью танцовщиками, актерами и манекенами. Готье сосредоточился на горизонте движений танцовщика и детали костюмов сделал такими, чтобы они опережали само движение через предугадывание. Например, карикатурно большие животы, пришитые к пачкам, означают готовность этой части тела податься вперед во время всяких обводок. Подушка-бант на бедрах, купальник с хвостом, шляпа-зонтик и тому подобные чудачества имеют прямое отношение к характеру отдельных движений. В каких-то случаях учитывалась физическая форма конкретного индивида, для которого шился костюм, его поэзия. Идея заключалась в том, чтобы костюм говорил раньше танца и раньше человека. Корсеты, которые Готье уверенной рукой вернул в женский и мужской гардероб, сделав самой дерзкой и вызывающей частью вечернего наряда, в работе над танцспектаклями Шопино из модного аксессуара превратились в смыслообразующую вещь. Корсет сдавливает дыхание, а дыхание в современном танце - основа философии. Немного ужесточить форму корсета - и философия рассыпается на глазах. Таких карикатурных форм подавления в виде корсета создано великое множество, и большинство из них представлено на выставке. Романтические иллюзии обыграны через изобилие тюля. Раз танцовщицы - эфемерные существа, то сколько ни надень юбок - все они будут незаметны. Когда-то балет считался самым "голым" видом искусства, обнаженные ноги больше ни в каком театре было не увидеть. Готье размышляет на эту тему с высоты возможностей новейших технологий по трикотажным тканям. Всего представлено около ста костюмов, они очень красивые сами по себе, без философии и вопросов "зачем?". На экранах можно посмотреть записи десяти балетов-дефиле, созданных талантливым дуэтом Шопино - Готье. Выставка будет работать до сентября.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12177

СообщениеДобавлено: Чт Апр 05, 2007 4:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007040505
Тема| Балет, Театр балета Б. Эйфмана, «Чайка», Персоналии, Б. Эйфман
Авторы| Михаил Лемхин
Заголовок| Почему "Чайка"?
Где опубликовано| Прочтение
Дата публикации| 200704
Ссылка| http://prochtenie.ru/index.php/docs/695
Аннотация|



Борис Эйфман не устает поражать зрителей. Раз за разом ему удается сказать что-то свое о великих сюжетах, по-своему прочитать знакомые, многократно прочитанные книги. И каждый раз вы думаете: такое невозможно. «Анна Каренина», «Братья Карамазовы», «Идиот», «Мастер и Маргарита» — при чем тут балет?
В этом году состоялась премьера «Чайки».

Михаил Лемхин (М. Л.): У меня несколько вопросов, Борис, но по существу все они сводятся к одному: почему «Чайка»? Настоящий художник ведь не возьмется за «Чайку» просто так, просто как за очередную запланированную работу. Учитывая и ее историю, и ее символическое значение в русской — наверное, и мировой — театральной культуре, учитывая, что для воплощения балетными средствами она выглядит совершенно не сценичной — нет действия, одна атмосфера, и даже выстрел в конце происходит за кулисами и как бы стирается усилиями доктора Дорна; учитывая все это и еще много разных моментов, еще раз — почему. Почему «Чайка»?

Борис Эйфман (Б. Э.): Действительно, выбор «Чайки» не случаен. Моему театру в этом году исполняется 30 лет, и, думая о своей работе, я всегда размышляю об этой пьесе, в центре которой искусство и люди искусства, сцена и повседневность, проблема долголетия в искусстве, проблема, над которой задумывается каждый художник: что такое творец и в чем его миссия. Я думаю, все эти вопросы волновали Чехова. И я не скрою, что они волнуют и меня. Конечно, эту пьесу невозможно было перевести на язык балета, досконально следуя тексту, но я попытался перенести ее на балетную сцену, сохраняя дух «Чайки». Я перенес действие пьесы в балетный зал. И все действующие лица — это балетные люди. Знаменитый хореограф Тригорин, примадонна Аркадина, молодой хореоргаф-новатор нигилист Треплев и молодая балерина, которая мечтает о карьере, о славе, — Заречная. Я разложил все действие на четыре лица и перевел его в балетную среду… Я давно хотел поставить «Чайку», а сейчас, в год тридцатилетия, мне показалось, что это будет актуально. Ответил я на ваш вопрос?

М. Л.: Вы ответили даже и на мой следующий вопрос. Я хотел спросить — почему вы выбрали Чехова? Это обусловлено личными мотивами или ощущением, что чеховская атмосфера каким-то образом сходна с нынешней общественной ситуацией?

Б. Э.: Что вы имеете в виду?

М. Л.: Ну, знаете, как в школе учили: Чехов передает атмосферу безвременья. Люди живут в социальном пространстве, в котором ничего от них не зависит и ничего не происходит. Под этим углом Чехов замечательно читался в советские 70-е годы, в начале 80-х годов. И наверное, не читался так во второй половине восьмидесятых — начале девяностых. Ничего не происходит вокруг, и ничего не происходит с самими чеховскими героями. Виктор Шкловский когда-то написал, что одна из основных тем Чехова — «недовоплощенность» людей. Они могли бы что-то сделать, могли бы что-нибудь сочинить, могли бы стать кем-то, но не сделали, не сочинили, не стали. Эта тема лежит на поверхности. Из ваших слов я понимаю, что вас задела в пьесе другая тема: художник, жизнь в искусстве, место художника в обществе.

Б. Э.: Тема нереализованного таланта — это тоже тема моего спектакля. Это тема Треплева, одна из наиболее важных тем. Поскольку вы еще не видели спектакля, я вам расскажу… У меня в спектакле Треплев не стреляется… Спектакль начинается с того, что Треплев находится в таком прозрачном кубе. Ему тесно, ему душно в этом пространстве. Он начинает раздвигать этот куб, пытается изменить его форму, выйти за его границы. И выходит. А в конце спектакля, потерпев полное фиаско, полное разочарование, полный творческий крах, он не стреляется, а возвращается в этот куб и закрывается там, словно защищаясь от мира. То есть он уходит из мира, практически совершает таким образом самоубийство.

М. Л.: Вы знаете, было множество кинопостановок «Чайки», но единственная, на мой взгляд, интересная работа — фильм американского режиссера Генри Джеглома «Последнее лето в Хэмптоне», в котором перипетии чеховского сюжета наложены на знакомую Джеглому жизнь киношной и театральной богемы. Постановки a2 la Станиславский с квакающими лягушками и стрекочущими кузнечиками (Чехов, кстати, беспокоился по поводу того, что лягушки заглушают голоса актеров), такие постановки сегодня работать не могут.

Б. Э.: По сравнению с режиссерами кино и тем более театра я в привилегированном положении — они связаны со словом, а я абсолютно свободен. Я создаю свой мир в иной плоскости, мир со своими правилами игры. Не мной, кстати, придуманными. Еще триста лет назад балетный театр обращался к серьезной литературе. Ставили Шекспира, позже ставили «Фауста». Ставили значительную — и по своей философской наполненности, и по своей драматургии — литературу. То направление балетного театра, в котором я работаю, оно уже имеет большую историю… Недавно я прочитал статью одного очень известного театрального критика, который пишет, что сегодня это вряд ли в принципе возможно — дать новую жизнь этому чеховскому тексту, потому что цитаты оттуда звучат у нас в голове сами по себе, мы их слышали сотни раз: «Отчего вы всегда ходите в черном?» — «Это траур по моей жизни». Когда опять произносятся эти слова, люди начинают съеживаться. Можно сказать так, можно чуть иначе, в этих декорациях, в других, но все равно — те же слова. Чехов слишком популярен. Его слишком часто ставят, особенно в последние годы. Я же имею возможность «произнести» чеховские слова, продемонстрировать чеховские идеи другим языком, языком тела. Это мое прочтение, но я читаю Чехова, я читаю «Чайку».

М. Л.: Вы сказали, что Чехова в последнее время очень много ставят. Как вы думаете — почему?

Б. Э.: Я думаю, художники чувствуют, что сегодняшнего человека нужно увести из этого хаотичного мира, из мира неопределенностей, предложить ему подумать о чем-то настоящем, обратить взгляд человека внутрь, заставить его задуматься о своей природе. Мне кажется, что это попытка — вероятно интуитивная — вернуть человека самому себе. Помочь человеку осознать себя, ценность своего существования в этом мире. Обычному человеку. Не герою какому-нибудь, а обыкновенному, маленькому человеку. Чтобы сохранить себя, человеку нередко нужны какие-то подпорки, какая-то помощь. И вот эту помощь, мне кажется, оказывает Чехов.

М. Л.: В своем прочтении «Чайки» вы сосредоточились на четырех персонажах — людях творчества. Я понимаю, что это не должно вас никак ограничивать, но у Чехова ни один из этих четверых не избегает его иронии и, если можно так выразиться, чеховского суда. Чехов видит, находит и жесткими докторскими пальцами прощупывает каждое больное место — указывает, ничего не пропуская, все слабости своих героев. Да, своих героев он не судит, он их жалеет, он сострадает им, однако каждому он знает цену и обязательно эту цену озвучивает.

Б. Э.: Чехов же был врачом. Он не только ставил диагноз, но и пытался помочь человеку. Помочь человеку вырваться из обманчивой рутины жизни. Именно это самое главное в Чехове. Во всех чеховских пьесах тема, наверное, одна и та же: человек пытается выйти за границы кем-то вокруг него очерченного круга. Каждый герой хочет выйти из этого круга. Что это за круг? Судьба? Злой рок? Человек живет в этом круге, но он пытается выйти, пытается реализовать себя, пытается реализовать внутренний потенциал, который он ощущает в себе.

М. Л.: Чаще всего не столько пытается, сколько говорит: «В Москву, в Москву», — но не делает ни одного движения… Желание сделать что-то и полное отсутствие сил хотя бы пошевелить рукой, полная аморфность…

Б. Э.: Согласен, согласен… Но в России, особенно в России, а не в прагматичных западных странах, слово, которое выражает мечту, это второй мир. Люди живут в нем…

М. Л.: Разумеется: Манилов, Обломов.

Б. Э.: Обломов, но не совсем… Здесь более активная позиция. Слово это тоже форма существования. Выражая свою мечту словами, человек приближается к реализации этой мечты… Мечта — это уже движение.

М. Л.: Вы говорите как художник…

Б. Э.: Когда они повторяли: «В Москву, в Москву» — это был не самообман, а форма самозащиты: человеку необходимо сказать, произнести вслух то, о чем он мечтает, чтобы убедиться — это реально, это возможно. То есть эти слова — и форма самозащиты, и способ накопления энергии, почти эквивалентной действию… Да, конечно, многие ограничились только словами. Но, с другой стороны, для Чехова слово — это форма реализации внутренней жизни. Жизнь духа — это тоже жизнь.

М. Л.: Боюсь, что я не могу с вами согласиться. Все, что вы говорите, вы говорите о художнике, который накопленную духовную энергию реализует в своем творчестве. То есть внутренняя жизнь не становится бесполезно выпускаемым паром. А для большинства героев Чехова — как раз становится. Что бы там ни кипело у них внутри, они ничего кроме пара не производят, не привносят в мир. И сами они несчастны, понимая это, и вокруг них все тоже несчастны. Умирающий Сорин сидит в кресле и рассуждает о том, чего он когда-то хотел: хотел стать писателем и не стал, хотел научиться говорить красиво, а говорил всю жизнь коряво, хотел жениться и жить в городе, а умирает в деревне холостяком. Что у него там всю жизнь кипело внутри? Много чего хотел, но так ничего и не сделал. И ничего не произошло…

Б. Э.: Вы очень прагматично к этому подходите. Вы говорите — ничего не произошло. Нет, произошло. Слова, произнесенные Сориным, это та духовная субстанция, которая обогащает философию жизни, обогащает наше представление о человеке…

М. Л.: Обогащают слова, сказанные художником и услышанные читателями, зрителями. Но слова, сказанные в пустом доме постороннему человеку, соседу, — они тонут в пустоте.
Б. Э.: Но Сорин говорит ведь не сам с собой, он обращается к людям. Может быть, цинику Дорну эти слова ничего не несут. Но для нас с вами, читающих…

М. Л.: Циник Дорн всю жизнь делал дело, лечил людей. А что сделал Сорин? Хотел, мечтал и стал действительным статским советником. Это все.

Б. Э.: Нет, вы не правы. Поймите одну вещь — ведь таких сориных, несостоявшихся людей, были миллионы. Но только единицы готовы были произнести вслух: я хотел, но ничего не вышло. И он это воспринимает как драму жизни. А если возникает понятие «драма жизни», значит, обогащается само представление о жизни. Значит, уже нельзя говорить, что он ничего не сделал, поскольку он внес свой мыслительный вклад, свои страдания в нашу картину мира. Не на практическом уровне — он не пироги пек, — но он обогатил наше духовное пространство. Так нельзя говорить, что он ничего не сделал…

М. Л.: Борис, мы явно на Сорина и сориных смотрим по-разному. Произведения искусства — по-разному прочитываются разными людьми. Давайте мы на этом и остановимся. Спасибо Вам за беседу.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12177

СообщениеДобавлено: Чт Апр 05, 2007 8:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007040506
Тема| Балет, БТ, «Дон Кихот», Персоналии, Д. Вишнева
Авторы| Майя КРЫЛОВА
Заголовок| Вареники с Вишневой
Где опубликовано| Утро.ru
Дата публикации| 20070404
Ссылка| http://www.utro.ru/articles/2007/04/04/638276.shtml
Аннотация|

Диана Вишнева, прима-балерина Мариинского театра, в начале недели станцевала "Дон Кихот" в Москве. Участие звезды мирового балета в спектакле Большого театра - результат долгого и, несмотря на славу, отнюдь не безоблачного творческого пути. На сегодняшний день и не скажешь однозначно, кто кому больше нужен: ГАБТ Вишневой или Вишнева ГАБТу.
Конечно, ее международная карьера вполне успешна. Перед московским "Дон Кихотом" Диана Вишнева ездила в Берлин перевоплощаться в Брунгильду, затянутую черной кожей: так выглядит вагнеровская валькирия в балете Мориса Бежара "Кольцо вокруг кольца". После ГАБТа прима поедет в Нью-Йорк: Вишнева - ведущая солистка Американского балетного театра, она откроет весенний сезон труппы на сцене Метрополитен-опера. Критики пристально следят за ее творчеством. Один мой коллега так взволновался на спектакле Вишневой, что написал текст не о танце, а о своих переживаниях: как ему в голову лезли ассоциации с фамилией - и вареники с вишнями, и пьеса Чехова, и даже имя индийского шахматного гроссмейстера Вишванатана Ананда... Но в родном Мариинском театре спектакли Дианы Вишневой в последние годы можно пересчитать по пальцам одной руки. А сама она не заинтересована в том, чтобы российская публика ее забыла. Слишком много было приложено сил для выстраивания успеха.
В 1990-х гг. Мариинский театр сделал ставку на талант и красоту юной Вишневой (как и Ульяны Лопаткиной) в мощной рекламной кампании "у нас лучшая в мире группа молодых дарований". Но в последнее время жизнь Вишневой в родном городе складывается не гладко: пока прима выполняет обязанности по зарубежным контрактам, руководство балета Мариинки поощряет новое поколение танцовщиц. Диана даже собралась перейти в Большой театр, но переговоры с дирекцией, проходившие при активной неприязни московских балерин, окончились ничем. Впрочем, обиды на Москву питерская прима не затаила, а ГАБТ по-прежнему зовет Диану на выступления. В итоге все довольны, даже балетоманы старой закваски, которые прежде упрекали Вишневу в "американизации" русской танцевальной манеры, а теперь умиляются "милой Дианочке". Доволен Большой театр - касса на спектаклях знаменитости обеспечена. И довольна сама Диана: для нее каждое московское выступление - повод заткнуть рты столичным "заклятым друзьям". Хорошо и то, что балетная труппа ГАБТа, изнывая от желания вырвать у пришлой соперницы зрительское внимание, больше обычного горела на работе.
"Дон Кихот" - балет зрелищный и веселый: представьте, что роман Сервантеса скрестили с мексиканским телесериалом. Главные герои - вовсе не Дон Кихот и не Санчо Панса, но дуэт героев-любовников - дочь трактирщика Китри и цирюльник Базиль. Их союз благословляет странствующий Рыцарь печального образа, сам влюбленный в прекрасную трактирщицу. Действие перемещается с городской площади Барселоны в цыганский табор, потом в дремучий лес, где ударенному мельницей Дон Кихоту в видениях являются дриады, и, наконец, во дворец герцога - там происходит свадьба главных героев, а среди людей бегают стайки амурчиков. На "Дон Кихоте" публика с удовольствием впадает в детство. Особенно радуются зрители, когда рыцарь выезжает на сцену на лошади, а Санчо - на осле.
В карьере Вишневой балет имеет особое значение. На партию Китри ее звали и в почти закрытую для иностранных гастролеров Парижскую оперу, которая предпочитает проводить политику усиленного культурного патриотизма. Видимо, на испанские ассоциации провоцирует сам облик Вишневой - черноглазой брюнетки. Судя по овациям, московская публика поверила, что не каждый холерик в жизни так неистов, как сценическая испанка Вишневой. Ее девушка из Барселоны предложила партнеру (премьер Большого театра Сергей Филин) дуэль кокетства. Балетный жених бедовой девицы, сам отличный танцовщик, рядом с Вишневой тоже изощрялся в искусстве любовного поединка.
Для создания театральной иллюзии Диане не надо рвать эмоции в клочья: на спектаклях знаменитой балерины публика все равно ценит не страсти, а раскрученный бренд. И не важно, безупречен был московский танец звезды или нет. Главное, что прима не обманула ожиданий, устроив масштабное представление на тему "звезда балета играет в трактирщицу". Только опытная и собаку съевшая на деталях балерина может так умело использовать веера и кастаньеты, чтобы обозначить испанский колорит, и так "наивно" изобразить смущение от поцелуя, хотя любовные мизансцены с партнером вызубрены назубок с 1995 г. (дата дебюта балерины в "Дон Кихоте"). Вот только безвкусные костюмы примы подпадали под высказывание Алисы "все страньше и страньше": блекло-розовое с малиновым и густо-лиловый веер с красной юбкой смутили даже преданных поклонников Вишневой.
Нет, напрасно коллега, спровоцированный фамилией примы, вспоминал о варениках. Финальное па-де-де героев, хит балетных гала-концертов по всему миру, навеяло вкус другого блюда, с удовольствием поглощаемого публикой. Его можно назвать "тридцать два фуэте в вишневом соусе".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25902
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 06, 2007 9:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007040601
Тема| Балет, МТ, фестиваль «Мариинский»
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Боги на ринге
Где опубликовано| Time out, Петербург
Дата публикации| 20070406
Ссылка| http://www.spb.timeout.ru/group/332/
Аннотация|

Сенсацией, озаглавленной "Русский проект", на фестивале "Мариинский" станут три новых балета.



"Пробуждение Флоры" поставлено Мариусом Петипа в 1894 году по случаю свадьбы великой княжны Ксении Александровны. Позднее балет вошел в репертуар Мариинского театра. Сейчас Сергей Вихарев, известный реконструкциями "Спящей красавицы" и "Баядерки", восстанавливает и "Флору", поэтому спектакль будет красочным. Для контраста в один вечер с ним будет показан белографичный "Аполлон" Баланчина и два новых балета Алексея Мирошниченко. К прошлому фестивалю Мирошниченко сочинил "В сторону Лебедя" на музыку Леонида Десятникова. Теперь он ставит балеты "Ринг" на музыку 2H Company и "Как старый шарманщик" Десятникова.

Из приглашенных звезд в первую неделю выступит Матье Ганьо - звезда Парижской оперы. В театре, где власть захвачена современной хореографией (в будущем сезоне в Опера де Пари - лишь два классических названия), Ганьо умудряется быть вызывающе несовременным. Он станцует "Жизель" с Олесей Новиковой - и можно будет представить, как выглядел этот спектакль в 1841 году и чем он тогда публику поразил. Алина Кожокару и Йохан Кобборг из Ковент-Гардена попытаются на русской сцене понять, чем так удивил лондонцев после войны балет Лавровского "Ромео и Джульетта".

Неожиданность фестиваля - приезд Большого театра. Худрук балета Алексей Ратманский покажет сделанную в прошлом сезоне "Игру в карты" на музыку Стравинского, где карточная партия приравнена к борьбе амбиций в балетной труппе (в этом году "Игра" выдвинута на "Золотую маску" и соревнуется с "Ундиной" и "Шинелью" Мариинского), и две новые постановки. Это "Милосердные" Кристофера Уилдона на музыку Арво Пярта (хореограф-резидент New York City Ballet хотел назвать свой балет "Гамлет", затем испугался определенности, но шекспировские мотивы остались, как и следы баланчинской школы) и "В комнате наверху" Твайлы Тарп на музыку Филиппа Гласса - фантазия, где танцовщицы в теннисных туфлях отчаянны, а танцовщицы на пуантах свободны.

Наконец, в ранге "встреча суперзвезд" - "Баядерка": на сцену выйдут Ульяна Лопаткина и две московские звезды - Мария Александрова и Николай Цискаридзе. Увидеть, как гордо Никия - Лопаткина станет смотреть на яростную Гамзатти - Александрову, отстаивающую право на брак с Солором - Цискаридзе, будет интересно не только балетоманам.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12177

СообщениеДобавлено: Сб Апр 07, 2007 12:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007040602
Тема| Балет, Мариинский фестиваль балета, –"Русский проект", «Аполлон», «Пробуждение Флоры», «Как старый шарманщик», «Ринг», Персоналии, А. Мирошниченко
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Рисковые активы
// Фестиваль – лучшее место для неоднозначных премьер
Где опубликовано| Коммерсант-Weekend
Дата публикации| 20070406
Ссылка| http://www.kommersant.ru/application.html?DocID=755703&IssueId=41114
Аннотация|



Свои концептуальные балетные премьеры Мариинский театр обычно приурочивает к фестивалю "Мариинский". Потому что подготовленной фестивальной публике легче втолковать преимущества очередного рискованного проекта и тем самым свести риск к минимуму. Так было с нашумевшими балетами Уильяма Форсайта: в фестивальных буклетах зрителям подробно разъяснили, что этот деконструктор и ниспровергатель основ на самом деле искренний последователь классицизма и продолжатель дела Петипа–Баланчина. И что ж? Консерваторы притихли, а форсайтовскую программу ждал триумф на "Маске". В прошлом сезоне на фестивале "Мариинский" предъявили программу "Новые имена", состоящую из одноактных балетов молодых авторов. Покажи театр сразу трех "котов в мешке" среди сезона – и провал был бы неминуем. А так – почтительное внимание и даже номинации на "Маску".
На этот раз кураторы феста придумали концепцию беспроигрышную – "Русский проект". Он "представляет несколько исторических и актуальных вариантов культурных инициатив в пространстве русской традиции". За наукообразной формулировкой кроется трезвый расчет: чтобы не рисковать, показывая в один вечер сразу три премьеры, их нужно разбавить надежным репертуарным шедевром. Роль палочки-выручалочки доверили "Аполлону" Баланчина–Стравинского – флагману русского неоклассицизма XX века.
Второй балет программы – "Пробуждение Флоры" – отреставрированный и возвращенный из небытия антиквариат, изделие Мариуса Петипа, а эта марка на балетном рынке котируется не ниже, чем Фаберже – на рынке ювелирном. К тому же этот одноактный балетик, в 1894 году поставленный престарелым французом Петипа на музыку мастеровитого итальянца Дриго по случаю бракосочетания их императорских высочеств княжны Ксении Александровны и великого князя Александра Михайловича, сам по себе стилизация спектаклей пушкинских времен. Их называли "анакреонтическими" – по имени знаменитого грека, писавшего о богах и их маленьких проказах. Зрители смогут представить себя гостями их императорских высочеств: декорации, костюмы, хореография, восстановленная Сергеем Вихаревым по старинным записям,– все будет, как при Александре III.
И вот в середину этой благонадежности предполагается поместить современные балеты Алексея Мирошниченко – молодого петербуржца, которого Мариинский театр пестует не один год. В первый вечер это будет 20-минутный дуэт Дарьи Павленко и Антона Пимонова на музыку Леонида Десятникова под названием "Как старый шарманщик" – и это все, что известно о новинке. Премьера, показанная во второй вечер, бравирует своей радикальностью: балет "Ринг" создается в соавторстве с электронной группой 2Hcompany, работающей в стиле альтернативного хип-хопа. Само сочетание знаменитых мариинских "классиков", выделывающих свои па под тексты Михаила Феничева, грозит стать бронебойной сенсацией. А уж перед русскими рэпперами в окружении Флор-Зефиров-Аполлонов и вовсе никто не устоит – в чем и заключается истинная концепция "Русского проекта".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12177

СообщениеДобавлено: Сб Апр 07, 2007 12:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007040603
Тема| Балет, Мариинский фестиваль балета,
Авторы|
Заголовок| Фестиваль балета «Мариинский»
Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 20070406
Ссылка| http://www.ng.ru/saturday/2007-04-06/22_balet.html
Аннотация|
Мариинский театр, Санкт-Петербург. С 12 по 22 апреля

ГАБТ будет гостем Мариинского. Сцена из балета «Игра в карты». Фото Дамира Юсупова (Большой театр)

Основные акценты, как обычно, в начале (премьеры) и в финале (гала-концерт). На этот раз премьеры одноактные, поэтому их три, и все «свои». Давно забытое «Пробуждение Флоры», поставленное на музыку Риккардо Дриго Мариусом Петипа в 1894 году, восстанавливает Сергей Вихарев по записям начала ХХ века. Два современных балета сочинил Алексей Мирошниченко: «Как старый шарманщик…» на музыку произведений Леонида Десятникова и «Ринг» под специально сконструированное сопровождение группы «2H Company». Гость в этот раз – Большой театр, который привозит последние премьеры: «Игра в карты» Алексея Ратманского, «Misericordes» Кристофера Уилдона и «В комнате наверху» Твайлы Тарп. В спектакли разнообразие вносит участие гастролеров. В «Ромео и Джульетте» выступят Алина Кожокару и Йохан Кобборг (Лондонский Королевский балет), в «Жизели» – Матье Ганьо (Гранд Опера), в «Баядерке» – Мария Александрова и Николай Цискаридзе, в «Дон Кихоте» – Наталья Осипова (Большой театр), в баланчинских балетах – Мария Ковроски, Демиан Ветцел, Филип Нил (New York City Ballet).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12177

СообщениеДобавлено: Сб Апр 07, 2007 12:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007040604
Тема| Балет, Мариинский фестиваль балета
Авторы| Элеонора Черняева
Заголовок| Невский классический
// На VII международный фестиваль балета "Мариинский"

Где опубликовано| Коммерсант-Weekend
Дата публикации| 20070406
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/755650
Аннотация|

На "Мариинский" слетаются балетоманы со всей России. Потому что этот фестиваль – прежде всего актерский, и международность ему обеспечивают ведущие солисты лучших мировых трупп, выступающие в спектаклях Мариинского театра. А кто, как не мировая звезда в надежной старой классике, обеспечит театру верный аншлаг?

Леонид Сарафанов в «Дон Кихоте»

Так что, открывшись "Русским проектом" премьер, запрограммированным на бурную сенсацию, фестиваль тут же впадет в мирное, но не менее увлекательное русло. В главном советском драмбалете, поставленном в Кировском театре еще до войны – "Ромео и Джульетте" Леонида Лавровского,– выступят звезды Королевского театра Великобритании и любимцы русской публики Алина Кожокару и Йохан Кобборг. Крошечная румынка с ее детской непосредственностью наверняка будет чудо как хороша в роли девочки-Джульетты; а датчанин Кобборг, протащивший на балетную сцену изощренный психологизм скандинавского кино, несомненно, очистит своего Ромео от дансантной приторности.

Алина Кожокару и Йохан Кобборг в «Ромео и Джульетте»

В старинной "Жизели" сойдутся петербурженка Олеся Новикова и этуаль Парижской оперы – писаный красавец Матье Ганьо. Эта парочка уже станцевала в прошлом году "Дон Кихот" и, по слухам, совместное выступление произвело на молодого француза неизгладимое впечатление. Тем интереснее будет наблюдать их в "Жизели", где несчастная страсть аристократа к простолюдинке приводит девушку к гибели, а весь второй акт посвящен их загробной любви.

Ульяна Лопаткина в «Баядерке»

Большой театр приглашен в Петербург со своей новейшей программой: прогрессивный имидж столичного театра призваны утвердить балет Алексея Ратманского "Игра в карты", "Misericordes" в постановке англичанина Кристофера Уилдона и "В комнате наверху" американской постмодернистки Твайлы Тарп. А в качестве доказательства того, что в Москве не разучились танцевать классику, ведущие солисты Большого Николай Цискаридзе в роли Солора и Мария Александрова в роли Гамзатти будут аккомпанировать Ульяне Лопаткиной-Никии в "Баядерке". Московско-петербургский дуэт гальванизирует и старинный "Дон Кихот": Базиля станцует главный виртуоз Мариинки Леонид Сарафанов, а роль дочери трактирщика Китри исполнит юная Наталья Осипова, чей феноменальный прыжок и бешеная энергия поразили в самое сердце старейшего английского критика Климента Криспа – он уверял, что после Майи Плисецкой не видел ничего подобного.

Николай Цискаридзе в «Баядерке»

Петербургский прогрессивный имидж – это, конечно, знаменитая программа балетов Форсайта: Мариинская труппа – единственная в России, кто не только отважился станцевать эту членоразделяющую хореографию, но и показать ее на Западе. А главным признаком интеллигентности любой труппы служит, несомненно, Баланчин. Его балетов в репертуаре Мариинки более чем достаточно – пришлось отбирать лучшее. На фестивале баланчинскую программу назвали "Американцы", потому что "Серенаду", "Блудного сына" и "Бриллианты" вместе с петербуржцами станцуют настоящие американские асы: звезды баланчинской труппы New York City Ballet Мария Ковровски, Демиан Ветцел и Филип Нил. Великолепную фестивальную десятидневку увенчает массивный гала-концерт, в котором примут участие все вышеперечисленные звезды.

12-22 апреля, Мариинский театр, Санкт-Петербург
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12177

СообщениеДобавлено: Сб Апр 07, 2007 12:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007040605
Тема| Современный танец, Золотая маска, «Она едет на велосипеде», «Выше неба», Персоналии, Е. Прокопьева, С. Смирнов
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| С велосипедом веселее
Современный танец на «Золотой маске»
Где опубликовано| Время новостей
Дата публикации| 20070406
Ссылка| http://www.vremya.ru/2007/60/10/175564.html
Аннотация|



В нынешнем конкурсе «Золотой маски» пять спектаклей, числящихся по ведомству современного танца. Два танцмонолога («Несоло» Владимира Голубева и «Одри» Марии Грейф) и три «многонаселенных» представления. «Альфа-Чайку» Саши Пепеляева (московско-таллинский проект «Аппаратус») предъявили публике в самом начале феста (об этой достаточно жесткой и вызывающей танцтрактовке чеховской пьесы было рассказано после ее премьеры;. Спектакли «Она едет на велосипеде» (сделан Еленой Прокопьевой, сибирячкой, несколько лет назад перебравшейся в Питер и там заново создавшей труппу под фирменным названием «Крепостной балет») и «Выше неба» екатеринбуржца Сергея Смирнова сыграли в начале недели.

«Она едет на велосипеде» -- повествование о младенчестве, детстве и юности, нечто вроде лирических мемуаров. Главная героиня объезжает сцену на трехколесном велосипедике не раз и не два: это позвякивающее средство передвижения долго обеспечивает ей позицию наблюдателя. Вокруг течет жизнь реальная, в которой две подружки одолевают поношенных молодых людей, и стрекочет кинопроектором жизнь придуманная: парочка из немого кино (джентльмен, явно рисующий себя с персонажа Джигарханяна в «Здравствуйте, я ваша тетя», и дама, манерная и изогнутая настолько, что роль следовало бы отдать Ренате Литвиновой) бурно выясняет отношения, начиная с аристократического подсыпания яда в рюмку и, после того как яд не сработал, переходя к банальному скандалу. Героиня смотрит на окружающих детским радостным взглядом (чуть вытаращенные глаза и глуповатая улыбка) и крутит, крутит педали. Когда она надумает расстаться с детством и влипнуть в нескончаемый дуэт с нарциссическим молодым человеком, велосипед будет вышвырнут; но после тяжких метаний, страданий, повисаний в неудобных поддержках головой вниз, после того, как героиня поймет, что юноша, то и дело оставляющий ее в позе завязанной в узел лягушки, ей не пара -- трехколесное чудо вновь появляется на сцене. Велосипед подкатит другой молодой человек -- тот, что сможет девушку понять и оценить.

Занятно, что Прокопьева -- единственная из всех сочинителей современного танца, присутствующая в списке номинантов и лично, как балетмейстер (тут номинация общая с классическим балетом, Прокопьева соревнуется с Ратманским, Лакоттом, Сигаловой, Симоновым и Гелбером), а не только «за спектакль». Должно быть, экспертному совету понравился именно головоломный дуэт.

Что понравилось в сочинении Сергея Смирнова, неизвестно. «Выше неба» -- повесть из провинциальной жизни, где бабы носят белоснежные балетные юбки (высокая душа), но прикрывают их серыми мужскими рубашками (тяжкая повседневность). На пять мощных и агрессивных дам -- двое мужиков, один покрепче, другой похлипче. Тетки мужиками полностью управляют (одна держит за одну ногу, другая за другую, третья и четвертая за руки -- и так разворачивают в пространстве, как куклу-марионетку), таскают на себе, но одновременно и страдают по ним, отойдя этак на пару шагов. Глобальная настойчивость дам заставляет мужчин сосредоточиться друг на друге, что оказывается для женщин неприятным сюрпризом; впрочем, сам Смирнов полагает, что речь идет о поиске истины, а не сексуальной ориентации.

Челябинские монологи (Голубев и Грейф вылетели из-под крыла Ольги Поны; любопытно посмотреть, как трансформируются привычки, излюбленные темы и ходы учительницы в текстах учеников) сыграют в Центре Мейерхольда в понедельник. На том показы «лучших спектаклей современного танца» и завершатся.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12177

СообщениеДобавлено: Сб Апр 07, 2007 10:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007040701
Тема| Балетно-цирковое шоу "Лебединое озеро", Персоналии, У Чжендань
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Балерина цирка
// Китайское "Лебединое озеро" в Кремле
Где опубликовано| Коммерснат
Дата публикации| 20070407
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.html?docId=756818&issueId=36246
Аннотация| гастроли шоу

В Кремлевском дворце Гуандунская труппа акробатов и Шанхайский балет представили совместную постановку – балетно-цирковое шоу "Лебединое озеро". ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА приняла цирк как должное, но была наповал сражена балетом.

Мир потерял уникальную балерину: У Чжендань творит чудеса, танцуя Одетту в китайском цирке Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

За два года, прошедшие со дня шанхайской премьеры, китайское "Озеро" успело выработать у журналистов стереотипы рецензий. Одни оперирует цифрами: постановку стоимостью $5 млн готовили три года, номера ставили два десятка режиссеров и балетмейстеров под предводительством хореавтора Чжао Мина, задействовав 95 артистов из двух трупп. Декорации, реквизит и костюмы едва умещаются в семи морских контейнерах. А вырос этот эстрадный "Титаник" из одного-единственного номера "Восточный лебедь" на музыку "белого" адажио из балета Чайковского, за который семейная пара акробатов отхватила золото на конкурсе в Монте-Карло.
Другие авторы, хоть и восхищаются изобретательностью трюков, пишут о "Лебедином" с изрядной долей снисходительности – дескать, можно ли всерьез относиться к зрелищу, где Чайковский порублен в мелкую капусту, в котором вместо "маленьких лебедей" пляшут на руках зеленые "лягушата", помахивая в воздухе ногами в ластах, а на музыку "Русской" сворачивается в узел пухлая женщина-змея?
Китайцы действительно обошлись без пафоса и умничанья. А просто разыграли сказку – принц, увидев во сне заколдованную девушку-лебедя, скитается по миру, обнаруживает свою избранницу в царстве Злого гения и в жестокой битве убивает супостата. Сюжет разукрасили спецэффектами – дымами, миганием стробоскопов, циклопическими декорациями – и с изрядной находчивостью влили в эту форму сногсшибательный коктейль из цирка, мюзик-холла и балета.
Чисто цирковые номера – и полеты на трапециях, и прыжки на шестах, и даже акробаты на ходулях, концы которых обуты в пуанты,– воспринимаются как должное. Остроту зрелищу придают смешанные жанры: в неаполитанском танце девушки жонглируют мячиками, семеня на пуантах в па-де-бурре; "испанцы", разъезжая на одном колесе, успевают притормозить, чтобы помочь своим "испанкам" навертеть пируэтов на пальцах; канканя на пуантах и накручивая фуэте, перекидываются шляпками китаянки; а под колосниками на отчаянно раскачивающемся шесте (изображается морская качка) воздушный акробат по музыку "крестьянского вальса" вниз головой исполняет натуральное адажио. Роль клоунов отведена четырем корявым мужикам в пачках и на пуантах – они так и норовят предложить себя принцу вместо ускользающей Одетты.
Но не эта гремучая смесь делает шоу исключительным, спутывая все законы восприятия и превращая чистое развлечение во что-то, чему и названия не подберешь. Нереальность происходящему придает один-единственный человек – девушка У Чжендань, танцующая Одетту. Выглядит она как балерина мирового уровня: прекрасные пропорции фигуры, поразительной красоты ноги, нежные, длинные, удивительно музыкальные руки, идеальные линии, почти учебная безукоризненность поз – и какая-то пронзительная печаль, окутывающая все ее движения. И когда эту исключительную Одетту, начинающую свое адажио, как и все Одетты мира, принц вдруг подкидывает в верхнюю стойку и она, стоя на руках и раздвинув ноги на прямой шпагат, принимается делать ими "волну", как Майя Плисецкая руками в "Умирающем лебеде", со зрителем случается шок – ну, как если бы Ульяну Лопаткину перевернули бы вниз головой в разгар лирического дуэта.
Кажется совершенно невероятным, что эта удивительная балерина, купающаяся в классике, как лебедь в озере, на самом деле профессиональная акробатка. Ее цирковые поддержки, вставленные в каноническое адажио, выглядят сущим кощунством. Когда балерина, стоя на одной ноге на вытянутой принцевой руке, поднимает другую далеко за голову, так что угол между ними зашкаливает за 220 градусов; когда ее муж Вэй Баохуа подбрасывает супругу высоко над головой в какой-то немыслимой тройной рыбке, чтобы поймать почти у самого пола; когда хватает за ногу и раскручивает в шпагате, чтобы потом закинуть за плечо, хочется крикнуть: "Да дай же ей дотанцевать!"
Но когда акробатику сменяют совершенно немыслимые, но все же балетные па – дух захватывает уже от восторга. Ни одна балерина мира не смогла бы выполнить на полу то, что китаянка проделывает на плече или на голове партнера. Она, не шелохнувшись, битую минуту стоит в идеальном по форме арабеске на его руке, пока он торжественно обходит всю сцену. На голове своего Зигфрида эта Одетта медленно поворачивается на пуанте на 360 градусов – c подобных медитативных tour lent обычные балерины валятся, стоя на полу всей стопой.
Чудеса У Чжендань провоцировали на аплодисменты, танец – на благоговейное молчание. Я предпочла первое – все-таки цирк. И тут же нарвалась на шипение соседки по партеру: "Смотреть мешаете!" Так негодуют мирные зрители, когда клакеры своими профессиональными хлопками прерывают их общение с высоким искусством. Значит, все-таки это был балет.




(увеличение - по клику)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12177

СообщениеДобавлено: Пн Апр 09, 2007 11:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007040901
Тема| Балет, Современный танец, Золотая маска, Театр балета имени Леонида Якобсона, «Крепостной балет», «Эксцентрик-Балет Сергея Смирнова»,
Авторы| Наталья Звенигородская
Заголовок| Женская доля, или По одному Якобсону до и после
Современный танец на «Золотой маске»
Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 200704
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2007-04-09/10_maska.html
Аннотация|

В разделе «балет/современный танец» на минувшей неделе «Золотая маска» представила три коллектива: «Крепостной балет» и Театр балета имени Леонида Якобсона из Санкт-Петербурга и екатеринбургский «Эксцентрик-Балет Сергея Смирнова».
Озаботившись вечным вопросом о том, «как важно не поддаться обстоятельствам и сохранить себя», претендент на звание лучшего хореографа и художественный руководитель «Крепостного балета» Елена Прокопьева изобрела велосипед. Вернее – спектакль «Она едет на велосипеде». Она – это нарочито (читай – трогательно) неуклюжая героиня, упорно не поддающаяся, но все же беззащитная. Ведь она так мечтательна. А мир так жесток. Мамины каблуки, тряпичные куклы, трехколесный велосипед и чаяния принца в нечаянном знакомом. Это – чтобы умилиться и посочувствовать. Вареная колбаса в белковой оболочке (в виде боксерской груши на растяжке), одноногий столик из общепитовской стоячки и брутальные ласки в ассортименте. Это – чтобы из глубины души вздохнуть и, покидавшись, сколь положено, на стену, утешиться кричащими страстями Великого немого. Там мужиков травят почем зря. Там – вампы. Платья, шляпки, жемчуга…
Любопытно, что совершенно уже, казалось бы, феминизированное сознание наше, по сути, остается абсолютно архаичным. Женщина априори не самоценна. Сохранит ли она верность мечте или «погасит огонек внутри», зависит не от ее воли, а от того, кто встретится ей на жизненном пути. Судьба играет ею, как тряпичной куклой. Даже стремясь сохранить себя, она танцует под чью-то дуду. Вот и получается: жена да прилепится к мужу (причем вовсе не обязательно к своему), и не просто прилепится, а непременно влипнет. Этот вон, в красном, вместе с девичьей честью отнял велосипед. Зато тот, в оранжевом, даром что неказистый, не посмотрел ни на что и груженный символикой и семантикой велосипед вернул. Так что, девочки, ищите себя, вернее – его. Вернее…
В отличие от «модерн-балета» Елены Прокопьевой «данс-спектакль» Сергея Смирнова «Выше неба» не перескажешь. Зато перечувствуешь. «Эксцентрики» – интуитивисты. Спектакль рождается из импровизации. Импровизация – из настроения. А что такое настроение? Игра ассоциаций и ритмов. Шлейф почти улетучившихся ароматов. Неутихающая боль. Свобода поэтического взгляда. Широкий, вольный вздох. Строго говоря, не имеет значения, какое имя носит очередной опус – донкихотовское «Выше неба», или «Голос» (лауреат «Золотой маски-2002»), или «Тряпичный угол» (лауреат «Золотой маски-2005»). В спектаклях «Эксцентрик-балета» всегда есть живое чувство, но нет душевного стриптиза. Они не создают манифестов, не выдвигают лозунгов. Все – наитие. И все – правда. Их особый язык можно понять, но на нем не нужно разговаривать. И менталитет можно станцевать. Но нельзя пересказать. Как бессмысленно пересказывать, какого цвета каждая точка в картине пуантилиста или какой эффект, например, может произвести сочетание юбки-шопеновки с деревенскими ситцевыми кофточками и косынками.
После аскетичного зала РАМТа, давно и органично слившегося в сознании москвича с современным танцем, настоящей феерией стало представление в неизменно праздничной «Новой опере» очередного балетного номинанта. Через 35 лет после премьеры ее участники, а ныне педагоги-репетиторы Театра балета имени Леонида Якобсона вернули зрителю шедевр великого выдумщика. Жаль, что в начале 1970-х не было «Золотой маски». А уж как жаль, что сегодня нет Якобсона… «Экзерсис ХХ» представлен в номинации «Лучший балетный спектакль». И он действительно – лучший. Балетный класс под музыку Баха в аранжировке Swingle Singers и Play Bach укоренен в своем времени, апеллируя к моде, стилистике и пристрастиям рубежа 1960–1970-х годов. И при этом он – вне времени. Вспоминая о Якобсоне, принято сетовать и вздыхать: держали и не пущали. Поломали жизнь. А он в шестьдесят семь создал спектакль-праздник, спектакль-фейерверк. Создал из такого сора. В ежедневной классной рутине увидел и передал всю прелесть живой классики. С юмором и совершенно всерьез. Несказанное изящество и вихревые темпы. Хореографическая глиптика. Хрустальная резьба.
Впервые за последние (приходится признать, уже многие) годы мы увидели вдруг, как нынешнее поколение исполнителей, никогда оригинала не видевших, заражено этим восторгом, за который можно простить и некоторые технические огрехи. Вот он, рецепт нашей молодости: по одному Якобсону до и после. Особенно в ненастные дни.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, ... 9, 10, 11  След.
Страница 2 из 11

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика