Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2007-03
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11705

СообщениеДобавлено: Вт Мар 20, 2007 6:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007032008
Тема| Балет, Золотая маска, Новосибирский театр оперы и балета, «Золушка», Персоналии, К. Симонов, Е. Лыткина
Авторы|
Заголовок| Поход за «Золотой маской»
Где опубликовано| Вечерний Новосибирск
Дата публикации| 20070320
Ссылка| http://vn.ru/20.03.2007/culture/84901/
Аннотация|

Вчера на новой сцене Большого театра в Москве артисты Новосибирского театра оперы и балета представили балет на музыку Сергея Прокофьева «Золушка» в постановке Кирилла Симонова, номинированный на национальную театральную премию «Золотая маска» в номинации «Лучший балетный спектакль».

Золушка покоряет принца

Двадцать первого марта на сцене Российского академического молодежного театра будет показан одноактный балет НГАТОиБ «Русские сезоны» на музыку Леонида Десятникова в постановке Аллы Сигаловой, который тоже номинирован на театральную премию в номинации «Лучший балетный спектакль». Кроме того, и Симонов и Сигалова номинированы на «Золотую маску» в номинации «Лучшая работа балетмейстера». Вместе с «Русскими сезонами» московские зрители увидят в исполнении артистов НГАТОиБ еще два одноактных балета: «Come in!» («Войдите!») и «Пульчинелла».
А двадцатого марта вне фестивальной программы в Большом зале консерватории прозвучит «Реквием» Верди для солистов, хора и оркестра. За дирижерским пультом будет стоять главный дирижер НГАТОиБ Теодор Курентзис.
Вслед за труппой Новосибирского оперного театра в Москву за «масками» отправятся артисты театра «Красный факел». Спектакль «Тартюф» выдвинут на соискание национальной театральной премии «Золотая маска» сразу по четырем номинациям: «Лучший спектакль драмы», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа художника», «Лучшая мужская роль» (Игорь Белозеров, Владимир Лемешонок). Показ спектакля состоится восьмого апреля на сцене РАМТ.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11705

СообщениеДобавлено: Вт Мар 20, 2007 6:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007032009
Тема| Балет, Золотая маска, Новосибирский театр оперы и балета, «Золушка», Персоналии, К. Симонов, Е. Лыткина
Авторы| Н. Тагунова
Заголовок| Еще одна «Золушка» и еще одно разочарование?
Где опубликовано| сайт радиостанции «Маяк»
Дата публикации| 20070320
Ссылка| http://www.radiomayak.ru/doc.html?id=16073&cid=
Аннотация|

27 марта официально откроется театральный фестиваль «Золотая маска», но зрители уже успели посмотреть некоторые работы театров, например, Мариинского театра, а накануне Новосибирский театр оперы и балета представил балет «Золушка» на музыку Сергея Прокофьева в постановке Кирилла Симонова. Дирижировал спектаклем Теодор Курентзис. Своими впечатлениями от этого спектакля делится наш корреспондент Наталья Тагунова.

ТАГУНОВА: Еще одна «Золушка» и еще одно разочарование, недоумение, боль и обида. Обида за Сергея Сергеевича Прокофьева, написавшего удивительно драматичную и одновременно гротесково-насмешливую музыку, до краев наполненную лиризмом. Кажется, чуть-чуть поострее настрой уши и сердце и найдешь что-то необычно важное для себя и сегодняшнего зрителя. Но нет, увы, не обладают тонким слухом нынешние режиссеры и хореографы. Нет у них истории про Золушку, где доброта и терпение вознаграждаются, а есть самки-хищницы, всеми правдами и неправдами борющиеся за себя и свое счастье. Говорят, время такое. Вот и солистка Новосибирского театра оперы и балета Елена Лыткина танцует именно такую Золушку.

ЛЫТКИНА: Молодая, сильная девушка, которая борется за свое счастье. Хореография, мне кажется, очень способствует вот этому характеру, что все-таки кротость в наше время мешает.

- Мне сказали по секрету, что принц ваш муж в жизни, ваши чувства помогают на сцене?

ЛЫТКИНА: Если брать балетный зал, мы постоянно ссоримся: «Ты меня не туда взял» - «Ты не туда прыгнула». Дома все вообще спокойно. На сцене, конечно, это помогает. Видишь любимого человека, его глаза, отдаешь свою любовь, не приходится играть, это все настоящее и истинное.

ТАГУНОВА: К этим чувствам, кстати, очень хороших танцовщиков, хореографию бы на порядок повыше, они бы справились, это видно невооруженным глазом. Им приходится танцевать некий набор цитат от версии «Золушки» Сергеева до версии Алексея Ратманского. Именно в них танцевал в Мариинском театре хореограф Кирилл Симонов, и, судя по его послужному списку, танцевал в основном партии характерные. И здесь, в «Золушке» ему как раз более всего удались балетные характеристики и для мачехи, и сестер, и короля с королевой, и гостей на балу. Фантазия с лихвой, но оправданна ли она? Этот вопрос зритель решает для себя сам. Кто-то выходил с нецензурной бранью, а кто-то говорил, что любопытно. А что скажет жюри, мы узнаем 14 апреля, а в среду, 21 марта, Новосибирский театр представит Вечер одноактных балетов, один из них, «Русский сезон» на музыку Леонида Десятникова в постановке Аллы Сигаловой, тоже номинирован как лучший балетный спектакль.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11705

СообщениеДобавлено: Ср Мар 21, 2007 6:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 200732101
Тема| Балет, «Золотая маска», Новосибирский театр оперы и балета, «Золушка»
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| Сказка в ошметках
Новосибирская «Золушка» на «Золотой маске»
Где опубликовано| «Время новостей»
Дата публикации| 20070321
Ссылка| http://www.vremya.ru/2007/48/10/174362.html
Аннотация|

Новосибирский балет на нынешнюю «Золотую маску» привез два спектакля: «Золушку» в постановке Кирилла Симонова и сделанные Аллой Сигаловой на музыку Леонида Десятникова «Русские сезоны». «Золушку» станцевали в понедельник в Большом; «Сезоны» покажут сегодня на сцене Молодежного театра.

На сцене Большого возникло странное пространство, более всего напоминающее площадь перед каким-нибудь гордым, но провинциальным ДК. Тускло поблескивали в глубине некие зеркальные столбы, еще по паре мутных зеркал оказались прислонены к кулисам. (Вроде хотели сделать что-то пафосное, но в процессе деньги кончились.) Над сценой повисли ошметки электрической вывески -- какие-то фрагменты горят, какие-то нет. Сотворил все это унылое безобразие, как ни странно, отличный петербургский художник Эмиль Капелюш (сделанная им семь лет назад «Буря» в Театре имени Комиссаржевской до сих пор вспоминается со вздохом восторга), но и у хороших художников бывают плохие дни.

А вот у хореографа Кирилла Симонова, видимо, хороших дней не бывает.

Симонова принято жалеть, относиться к нему с тем вниманием, что к травмированному с детства ребенку: ну как же, еще когда был студентом-хореографом, «попал под каток» -- оказался выдвинут Мариинским театром, в котором тогда танцевал, на постановку «Щелкунчика» вместе с Михаилом Шемякиным. Шемякин так заполнил пространство своими жирными мухами и командирскими крысами, что выросшая в этих уродливо стесненных обстоятельствах хореография оказалась заведомо нежизнеспособной. Да, все сочувствовали -- и ждали новых сочинений, надеясь, что молодой человек очнется после травмы и сотворит что-нибудь занятное. Он сделал то одну одноактовку в антрепризе, то другую в вечере молодых хореографов -- ничего интересного, но все еще помнили и сочувствовали. Теперь вот наступило время полнометражной «Золушки» в новосибирском театре.

И стало ясно: да не было никакой травмы! Сломать позвоночник можно тому, у кого он есть. А Симонов гнется и стелется по земле -- и прекрасно себя чувствует. И свое мироощущение сполна выражает в своей хореографии.

О чем его «Золушка»? Вроде бы о торжествующей чистоте. В первой сцене готовящиеся к балу злобные сестрички ожесточенно трутся мочалками в тазиках, героиня же отправится к принцу без водных процедур -- она и так хороша. И отправится она к нему не на загрязняющем окружающую среду автомобиле (как мачеха и сестры), а на единороге (как известно, символе девственности). В финале, разумеется, будет белое платье невесты. Но эта режиссерски прочерченная линия совершенно отрицается стилем движения.

Вся пластика у персонажей ломаная, гнутая, безвольная. Поднятая вверх рука соскальзывает вниз, как мокрая тряпка. Герои то и дело ступают на пятку и, отводя ногу назад, горбят стопу «утюжком» -- ладно, что впервые так отражать гротескные характеристики в музыке хореографы стали в середине прошлого века, важно, что так же поступает и Золушка (Елена Лыткина), а она персонаж не гротескный. Проблема вот ровно в том, что Золушка ничем от окружающих не отличается -- так же зазывно крутит бедрами, как и ее сестрички, и «светская чернь» на балу, да что там! Бедной девушке хореограф сочинил мечтательное соло, в котором она, на зависть много пережившим женщинам Бориса Эйфмана, с расставленными ногами корчится на полу, ритмично приподнимаясь к невидимому партнеру.

Принц этой ничем не смущающейся Золушке достался соответствующий -- этакий первый парень в ПТУ. Максим Гришенков относится к категории невысоких удалых виртуозов -- должно быть, в классике он танцует шутов. Он лихо отпрыгал поставленные ему вариации... Но балет -- самое плотское и потому самое жестокое из искусств. Нужно быть Михаилом Барышниковым, чтобы при маленьком росте не казаться смешным в героической вариации, а Гришенков, увы, не Барышников. И вот выходит такой крепенький воробей и начинает изображать из себя гордого сокола, при этом еще зачем-то страшно гримасничая. В самых патетических местах возникает совершенно незапланированный комический эффект.

Все кордебалетные танцы похожи до неотличимости: угловатая пластика деревянных кукол сочетается с устрашающей гибкостью кукол резиновых (тех, что могут принимать невозможные для человека позы и тем подсознательно пугают глаз, прежде чем человек поймет, что именно в этой кукле не так). Все костюмы (автор -- Стефания Ханалда Граурогкайте) ужасны: начиная с секс-одежки с томно отрезанным рукавом и оголенным пузиком для крепенького принца до наряда, в котором Золушка является на бал, -- усыпанный искусственными блестками верх платья и какие-то зеленые шелковые перья вместо юбки, просто мечта рижского варьете ранних 80-х. Но вопросов, почем все это привезли на «Золотую маску», совершенно не возникает. Во-первых, эти вечные политические соображения, что нельзя замыкаться на театрах Москвы и Петербурга. А во-вторых -- и в-главных -- в оркестровой яме был Теодор Курентзис. За удовольствие послушать Прокофьева в исполнении его умного, чуткого, совершенно сказочного (в прокофьевском стиле острой и горьковатой сказки) оркестра можно было вытерпеть и не такую хореографию.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11705

СообщениеДобавлено: Ср Мар 21, 2007 6:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007032102
Тема| Балет, «Золотая маска», Новосибирский театр оперы и балета, «Золушка»
Авторы| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| С опорой на яму
// Новосибирская "Золушка" на "Золотой маске"
Где опубликовано| «Коммерсант»
Дата публикации| 20070321
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.html?DocID=751655&IssueId=36231
Аннотация| фестиваль балет

Принц (Максим Гришенков), напрягая все силы, крутит любовь с Золушкой (Елена Лыткина) Фото: Павел Смертин / Коммерсантъ

На Новой сцене Большого театра Новосибирский театр оперы и балета предъявил новую версию "Золушки" Сергея Прокофьева в постановке Кирилла Симонова. Достоинства спектакля, представленного на "Золотой маске" в двух номинациях – как "лучший балет" и "лучшая работа хореографа", пыталась отыскать ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.
На "Золушке" зрители хохочут в голос – и это, наверное, хорошо. Смотреть ее действительно не скучно: молодой петербургский автор Кирилл Симонов актуализировал академическое либретто Николая Волкова, отчего оно стало смахивать на недоделанный капустник из жизни олигархов. Дело вот в чем: одна обедневшая семейка (у которой всего-то восемь горничных, причем главная из них натуральная фея, но нет даже простого джакузи, отчего приходится мыться в оцинкованных тазах) жаждет вернуться в круг избранных. Мама, с уложенной на голове косой a la Юлия Тимошенко, от безнадеги попивает, дочки на выданье нервничают, а под ногами болтается сирота с претензиями – ноет, капризничает, работать не любит. Последний шанс поправить положение – приглашение на светскую тусовку к малокультурному нуворишу в белой шляпе: у того имеется неженатый сынок-оболтус, косящий под крутого парня с помощью выстроенного на голове ирокеза.
И если бы господин Симонов (известный в балетных кругах тем, что посодействовал Михаилу Шемякину в оживлении его костюмов и декораций к мариинскому "Щелкунчику", после того как художник отказался работать с излишне самостоятельным хореографом Алексеем Ратманским) пошел в своем стебе до конца, поставив, к примеру, сатиру про то, как фабричным способом изготовляются попсовые звезды, или про быт золотой молодежи, можно было хотя бы отдать должное его решимости. Но молодой хореограф слишком инфантилен, чтобы кинуть вызов традиции. Все его забавные придумки – и дылда-фея, смахивающая на кроткого трансвестита; и малорослый принц, похожий одновременно на волнистого попугайчика и хазановского ученика кулинарного техникума; и парад "Времен года", превращенный в дефиле невостребованных дизайнеров-авангардистов; и сама Золушка, маленькая хищница, вцепившаяся мертвой хваткой в выгодного жениха,– всего лишь маленькие родинки на большом теле традиционного балета с благонадежной моралью и свадьбой в финале.
Такими же "родинками" выглядят и претензии на современность лексики. Как делаются все эти модерновые штучки типа "релизов" и "контракшн", бывший русский танцовщик Симонов представляет себе очень приблизительно, зато знает, что современный артист должен как можно активнее вилять бедрами и вибрировать телом. В "Золушке" виляют и вибрируют все, причем с большим удовольствием: и героиня (Елена Лыткина), в минуты отчаяния доходящая почти до падучей, и ее незадачливые сестры, и мачеха-Тимошенко, и светская чернь, и клоуны-дизайнеры, и пухлый принц (Максим Гришенков).
Отдав таким образом дань современности, хореограф с облегчением переходит на родные па из экзерсиса: туры, пируэты, перекидные жете, па-де-ша, двойные ассамбле – в арсенале традиционной классики он ориентируется значительно свободнее. Попадаются даже очень удачные комбинации – например, у четверки корифеев в сцене бала. Проблема в том, что, как и в классе, фантазия хореографа ограничена рамками фрагмента: придумав одну занятную связку или поддержку, он эксплуатирует ее до полного истощения, нимало не заботясь о хореографическом развитии эпизода. Вот и молотят комбинацию за комбинацией гости на балу, выстроенные в линии, словно на экзамене по дуэтному танцу. Вот и тягает из дуэта в дуэт принц Золушку с задранной к колосникам ногой или крутит ее над полом на манер фигурного катания.
Та же фрагментарность мышления мешает хореографу увязать концы с концами в самых элементарных мизансценах. Принц, панически разыскивающий Золушку среди гостей бала, преспокойно удаляется за кулисы, как только она появляется на сцене. Сестры и мачеха ничуть не удивляются, обнаружив свою горничную в сверкающем бриллиантами платье феи. И уж конечно, ничто не намекает на возможность бескорыстного чувства между нахрапистой Золушкой и ее инфантильным избранником – ради хохмы опрометчивый автор разрешает своей героине, упустившей выгодного жениха из-за банальной нехватки времени, в истерике швырнуть башмаком в несостоявшихся родственников.
Соавторы новосибирской "Золушки" постарались придать ей товарный вид: сценограф Эмиль Капелюш убрал сцену зеркальными конструкциями и неоновыми лампами – в таких декорациях можно любой балет продавать как современный. Художник по костюмам Стефания Ханалда Граурогкайте одела персонажей с попсовой всеядностью: пошлость зелено-фиолетового шифона в бальном туалете Золушки чудненько соответствовала смело оторванному рукаву золотого мундира принца, кружочки и ромбики платьев сестер намекали на авангард 20-х годов, горничные фигурировали в водевильных наколках и черных платьях.
А в это же самое время отдельный спектакль и совершенно иного уровня разыгрывался в оркестровой яме. Там дирижер Теодор Курентзис играл Прокофьева, да так, что можно было закрыть глаза на все, что делалось на сцене. В оркестровой яме даже убрали бортик со стороны партера, чтобы желающие отвлечься от привязчивой хореографии могли сконцентрироваться на пластических маневрах дирижера. Это помогало, во всяком случае, в сцене бала дирижерский вальс за пультом оказался куда содержательнее сценической толкотни.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11705

СообщениеДобавлено: Ср Мар 21, 2007 6:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007032103
Тема| Балет, Ансамбль народного танца Игоря Моисеева, Персоналии, И. Моисеев
Авторы| Димант Марианна
Заголовок| Особенности национальных танцев
Где опубликовано| "Деловой Петербург" №47 (2369) от 21.03.2007
Дата публикации| 20070321
Ссылка| http://www.dpgazeta.ru/article/111718
Аннотация|

СПб. 27 и 28 марта в БКЗ "Октябрьский" пройдут гала-концерты Государственного академического ансамбля народного танца Игоря Моисеева, посвященные 70-летию коллектива.


Первый в мире профессиональный ансамбль народного танца был основан в феврале 1937-го. В этот знаменательный год Сталину помимо прочего почему-то срочно понадобилось учредить новый, советский оперный репертуар. Но с оперой тогда не вышло. Зато возникла идея танцевальная: создать коллектив, который бы специализировался на народных танцах. Автором идеи был тридцатилетний балетмейстер Большого театра Игорь Моисеев - молодой талантливый честолюбец, задумавший, по его словам, выполнить пластические портреты народов всего мира. Не менее.

Дипломатия в танце

Народы мира увидели свои танцевальные изображения, только когда окончилась война - до этого ансамбль выступал дома и лишь однажды, в 1942-м, посетил братскую Монголию. Зато потом пошло, ежегодно и по несколько раз за сезон: Австрия, Болгария, Венгрия, Греция и так далее по алфавиту, вплоть до Эквадора, Югославии и Японии. Включая, конечно, и Штаты, и Францию, и Великобританию - все не в самые дружелюбные, в смысле отношений с Западом, годы.

В газетных отчетах о поездках любили это называть тогда "дипломатией танца", но и правда: невероятные прыжки, присядки и "вертушки" моисеевцев в самом деле склоняли сердца самых больших недоброжелателей Советов к благодарности и восторгу. Даже своевольная парижская мода - и та отдалась советскому стилю без сопротивления: хромовые сапожки и папахи a la russe, вне сомнения, двинулись по Елисейским Полям с оглядкой на знаменитый моисеевский военно-патриотический номер "Партизаны", один из 300 хореографических шедевров, составивших репертуарную биографию труппы.

Вездесущая классика

В чем тут было дело? Ведь высокие национальные прыжки и низкие присядки, часто талантливые, являлись достоянием сотен отечественных ансамблей народного танца, профессиональных и самодеятельных.

У Игоря Александровича Моисеева (недавно разменявшего второе столетие своего пребывания на планете Земля) - другое. Академическая артикулированность танцевального языка, суровая исполнительская выучка, строжайшая селекция при отборе людей в коллектив - все это заставляет определить моисеевский балет как балет классический в его основе и сущности. "Лявониху" сменяет на сцене "чичирдык", "маламбу" - "кукунешти" или, там, "крыжачок", но феерический веер мировых танцевальных ликований приводится здесь в движение стальным нервом классики.

Игорь Моисеев, руководитель Государственного академического ансамбля народного танца
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11705

СообщениеДобавлено: Чт Мар 22, 2007 6:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007032201
Тема| Балет, Золотая маска, Новосибирского театра оперы и балета
Авторы| ЯРОСЛАВ СЕДОВ
Заголовок| Новосибирский офис "Золушки"
В Москве пройдет фестиваль "Золотая маска"
Где опубликовано| «Газета»
Дата публикации| 20070322
Ссылка| http://gzt.ru/culture/2007/03/21/220005.html
Аннотация|

На Новой сцене Большого театра продолжается показ балетных спектаклей, выдвинутых на соискание национальной театральной премии «Золотая маска». После Мариинского театра, представившего «Ундину» и три одноактные постановки - "Мещанина во дворянстве", "В сторону "Лебедя", "Шинель", а также Большого, показавшего "Игру в карты" и "Кармен-сюиту", настал черед Новосибирского театра оперы и балета.



Главный театр Сибири славится как памятник советской архитектуры, достроенный и открытый аккурат к победе в Великой Отечественной войне. Знаменит он и как самая большая закрытая сценическая площадка европейской части России. Его балетная труппа в советские годы сотрудничала с ведущими хореографами страны, но в последнее время яркими достижениями похвастаться не могла. Недавно труппу возглавил всемирно известный премьер Мариинского театра Игорь Зеленский. Вероятно, ему из соображений корпоративной солидарности пришла в голову идея пригласить своего коллегу, артиста Мариинки Кирилла Симонова поставить в Новосибирске "Золушку" Сергея Прокофьева. Название заведомо кассовое, а канонической хореографии нет, так что риск невыгодных сравнений невелик. К тому же, что бы там ни было, гениальная музыка в любом случае вытянет дело. Эту "Золушку" труппа и привезла в Москву.

Кирилл Симонов в свое время оказался единственным, кто согласился оформить танцами жутковатые фантазии Михаила Шемякина в «Щелкунчике», до сих пор пугающем мариинских зрителей. Не сказать чтобы танцы получились выдающимися, но танцовщика Кирилла Симонова с тех пор стали называть хореографом.
В «Золушке» Симонов поступил так же, как обычно делают артисты, которые вынуждены что-то поставить. Он смешал в кучу главные приметы самых известных постановок прокофьевской «Золушки» и постарался выдать нечто похожее. Должно было получиться что-нибудь не совсем как у других, но пришедшееся по вкусу внутрицеховой тусовке.

Первым делом персонажей переодели в нечто нестаринное (лишь бы только без сказочных кринолинов-париков-диадем), но пестрое, местами отдающее приметами сталинских 1930-х. Принц пляшет в хипповатой военной форме, на сцене суетятся отряды горничных в черных платьях и фартучках. Но есть и офисные дамочки, и молодежь в клубной одежде (увы, так же далекой по качеству дизайна от высокой моды, как Новосибирск от Москвы).

Пару десятков лет назад подобный прием применил в «Золушке» "Парижской оперы" Рудольф Нуреев. Он сделал главную героиню талантливой актрисой, пробившейся через всевозможные тернии в голливудские звезды.

В спектакле Симонова внятной идеи нет, из парижского источника позаимствован лишь настоящий автомобиль. Не красный, как у Нуреева, а белый, и едет в нем на бал не Золушка, как в Париже, а Мачеха с сестрами. Золушке здесь предоставлен бутафорский единорог.

Дальнейший ход действия и характер движений перекликается с опытами современников Симонова, тоже артистов. Они пробовали ставить спектакли, после того как закончилась их исполнительская деятельность. Навороты неоклассических комбинаций, встреча с женщиной-вамп в духе Марлен Дитрих по ходу поисков героини напоминает о «Золушках» Алексея Ратманского и Юрия Посохова в Мариинском и Большом театрах соответственно.

Впрочем, новосибирские артисты исполняют все это с таким искренним энтузиазмом, от которого даже тыкву можно принять за карету, а предложенную хореографию - за балет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11705

СообщениеДобавлено: Чт Мар 22, 2007 12:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007032202
Тема| Балет, Театр балета под руководством Бориса Эйфмана, Персоналии, Б. Эйфман
Авторы| Садчиков Михаил
Заголовок| ХИП-ХОП НА ПУАНТАХ
ДЛЯ ЗНАМЕНИТОГО ХОРЕОГРАФА БОРИСА ЭЙФМАНА ЛУЧШАЯ ГИМНАСТИКА - РЕПЕТИЦИИ НОВОГО БАЛЕТА
Где опубликовано| Труд
Дата публикации| 20070322
Ссылка| http://www.trud.ru/issue/article.php?id=200703220470501
Аннотация|

Одной из громких премьер нового года стал балетный спектакль "Чайка", поставленный Санкт-Петербургским государственным академическим театром балета под руководством народного артиста России Бориса Эйфмана на сцене Александринского театра. После премьеры Борис Яковлевич ответил на вопросы корреспондента "Труда".



- ПРАВДА, ЧТО ПОНАЧАЛУ ВЫ ХОТЕЛИ ПОМЕНЯТЬ ЧЕХОВСКОЕ НАЗВАНИЕ?

- Хотел, потому что "Чайка" у всех ассоциируется с совершенно определенными театральными и литературными впечатлениями. Балетная же версия предполагает иное видение, в каком-то смысле отход от первоисточника. Но лучше чеховского названия ничего не придумалось, а вот проблематика у нас, так сказать, с эстетическим уклоном: ценность и цена искусства, конфликт между поколениями художников, борьба старых и новых форм...

- ТРИДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД ВЫ САМИ БЫЛИ ЭТАКИМ ТРЕПЛЕВЫМ - БЕЗОГЛЯДНО КРУШИЛИ КАНОНЫ, ДО ТОГО СЧИТАВШИЕСЯ НЕЗЫБЛЕМЫМИ... А ТЕПЕРЬ НЕ СТАЛИ БЛИЖЕ К ТРАДИЦИОНАЛИСТУ ТРИГОРИНУ?

- Оба эти героя мне близки. Можно сказать, они две моих половинки. В нашем спектакле они показаны как два хореографа. Один - обремененный опытом, славой руководитель труппы. Другой - молодой человек, для которого главное - оголтелый нигилизм. Я прожил большую жизнь, уже сорок лет в профессии, хотя не чувствую себя стариком. Ставил такие разные спектакли, как "Гаянэ", "Жар-птица", "Пинк Флойд", "Бумеранг"... Часть моей жизни, непростая и счастливая, действительно прошла как бы в образе Треплева. Может быть, не так категорично, как он, но и я отрицал то, что делалось на академической сцене. Поэтому, кстати, не разделяю распространенной трактовки Треплева как бездарности. Я отношусь к нему как к человеку, полному идей и фантазий, которые не до конца сформировались. Может быть, ему не хватило той силы воли, дисциплины -попросту говоря, трудолюбия - что необходимы художнику для убедительной реализации замыслов. Я сам благодарю Бога за то, что он мне дал не только способность сочинять танец, но и дикую работоспособность. А Косте не дал, и в этом его трагедия... Я с большим вниманием, но и с тревогой смотрю на нынешнее поколение молодых людей. Среди них слишком много таких вот Треплевых. Люди не способны на самопожертвование, на страдания, без которых не бывает настоящего искусства и вообще любого настоящего дела.

- В ПОИСКАХ НОВЫХ ФОРМ ВАШИ АКТЕРЫ ДАЖЕ ХИП-ХОП ОСВОИЛИ!

- Что тут удивительного: это для театральных подмостков брейк-данс - экзотика, а в молодежной культуре он - одно из приоритетных направлений.

- ПОЧЕМУ В НОВОМ ПОКОЛЕНИИ АРТИСТОВ БАЛЕТА ТАК РЕДКО ЗАГОРАЮТСЯ ЗВЕЗДЫ?

- То, что сегодня на балетном небосклоне не появляются артисты уровня Нуриева, Барышникова, Макаровой, конечно, плохо. Любое искусство, балет в том числе, проявляется прежде всего через яркую творческую личность. Именно она привлекает аудиторию. Кстати, личность и звезда - не совсем одно и то же. Иные звезды - сомнительные персонажи, созданные индустрией пиара. Таких сейчас пруд пруди. Может быть, они-то и загораживают выход на сцену истинным звездам? Хуже всего, что тут возникает порочный круг: нет звезд - падает интерес к балету в обществе, а в ответ на это еще ниже опускается профессиональная планка танцовщиков...

- ВЫХОДИТ, В ОБЛАСТИ БАЛЕТА МЫ УЖЕ НЕ ВПЕРЕДИ ПЛАНЕТЫ ВСЕЙ?

- В искусстве очень трудно решать, кто первый, кто второй. Нас не то что обошли, но нет уже былого безоговорочного поклонения русскому балету. Сейчас замечательный уровень танца во Франции, особенно в Париже, в Германии, очень сильные труппы в Нью-Йорке, Сан-Франциско. Но повторяю: для меня печальней то, что мы теряем престиж нашего искусства внутри страны. А уж отсюда неудачи на международном поприще. Да, классический репертуар Мариинского театра очень качествен, но остальная балетная жизнь не блещет творческими достижениями. Может быть, дело в том, что раньше у русского балета был самый высокий патронаж - со стороны царской семьи, политбюро и так далее. Сегодня же наше искусство всего этого лишилось. Не стань завтра балета вообще - мало кого это в России обеспокоит. И меньше всего - чиновников, поскольку современное Российское государство, видно, перестало считать себя главным меценатом искусства. Лично мне это очень горько. Может быть, много на себя беру, но, на мой взгляд, без русского балета и Россия не Россия.

- ЧТО ЛИЧНО ВЫ МОЖЕТЕ ПРЕДЛОЖИТЬ, ЧТОБЫ ИЗМЕНИТЬ СИТУАЦИЮ?

- Я активно работаю, создаю новые спектакли, это моя каждодневная жизнь. Не оставляя ее, мне захотелось чего-то нового, значительного не только для себя и своего театра, но и для моего любимого города, для нашей балетной державы. Так появился проект Дворца танца в Петербурге.

- ЧТО ЭТО ТАКОЕ?

- Отнюдь не театр для одного Эйфмана. В первую очередь это уникальный театрально-учебный комплекс всероссийского значения. Конечно, без помощи государства нам не обойтись. Разумеется, я и мои коллеги готовы жизнь положить, чтобы наши идеи реализовались, но не хотелось бы тратить остаток сил на беготню по олигархам и выпрашивание денег. В Петербурге существуют три кафедры хореографии - при консерватории, Академии имени Вагановой, Гуманитарном университете. Но где громкие имена, интересные премьеры? Назовите мне хоть одну фамилию молодого талантливого хореографа... Сегодня 30 процентов выпускников растворяются в варьете или художественной гимнастике, 70 вообще меняют профессию. И никто не спросит: где результат, ребята? Уж простите, но меня волнует, что будет с моим театром, когда стану совсем старым. Каждая новая постановка дается с огромным трудом. Я бы очень хотел, чтобы рядом появились талантливые молодые преемники.

- СЛЫШАЛ, В ВАШЕМ ДВОРЦЕ БУДУТ РАБОТАТЬ СРАЗУ ТРИ ТРУППЫ...

- Именно так - в соответствии с тремя веками и тремя стилями русского балета. Труппа имени Мариуса Петипа будет танцевать классику ХIX века, реанимировать забытые партитуры. Вторая - собственно балет Эйфмана. Третья труппа представит экспериментальную лабораторию, нацеленную на поиск новых форм. Это балет ХХI века. На базе этой труппы создадим студию молодых хореографов, которая призвана влить новую кровь в нашу хиреющую профессию...

- КАК ПОЛУЧИЛОСЬ, ЧТО ВАШ 10-ЛЕТНИЙ СЫН САША НЕ ЗАНИМАЕТСЯ БАЛЕТОМ, А МЕЧТАЕТ БЫТЬ КИНОРЕЖИССЕРОМ?

- Когда-то я пошел в балет против воли своих родителей. И сыну мне не хочется ничего навязывать. Пусть сам ищет дело своей жизни. Если честно, я его и вижу-то несколько раз в неделю, по пять - десять минут перед сном. Конечно, это плохо, но иного ритм нашей жизни не позволяет. Надо отдать должное моей жене Валентине (Валентина Морозова - балерина, народная артистка России. - М.С.), что терпит такого мужа.

- БОРИС ЯКОВЛЕВИЧ, ВЫ ТОЛЬКО ЧТО ОТМЕТИЛИ СВОЕ 60-ЛЕТИЕ. ДЛЯ СВОИХ ЛЕТ ВЫ ПРЕКРАСНО ВЫГЛЯДИТЕ...

- Во-первых, спасибо моим родителям за гены. Если тебе на роду написано быть толстым и рано состариться, ничего не поделаешь. Я видел людей, которые следят за собой, делают гимнастику, сидят на диете, но у них все равно тело дряблое, обвислое. Для меня лучшая гимнастика - сочинение хореографии. Необязательно тут же исполнять ее самому - интеллектуальная атака тоже требует затраты огромных сил. Правда, бывают периоды накопления информации, когда я читаю книжки, размышляю. Тогда прибавляю в весе, появляется одышка. Но выхожу на репетицию - и сразу кровь бурлит, все лишнее сгорает, душа поет...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11705

СообщениеДобавлено: Чт Мар 22, 2007 9:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007032203
Тема| Современный танец, "No exit", Персоналии, А. Абалихина, Д. Хусейн
Авторы| Алла МИХАЛЕВА
Заголовок| Расстрел из табуретки
Премьера Анны Абалихиной и Дины Хусейн
Где опубликовано| Культура
Дата публикации| 20070322
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=702&rubric_id=207&crubric_id=100442&pub_id=825684
Аннотация|

Что будет, если четырех человек запереть в комнате? Пра-ви-ль-но! Будут пытаться из нее выбраться. А если у них ничего не получится? Начнут группироваться: по двое, по трое, все - против одного. А если эти четверо - отличные танцовщики contemporary dance? Будут пытаться пройти сквозь стены, перебраться в другое пространство путем пролезания между ножек табуретки или каким-либо другим экстравагантным способом. В случае неудачи начнут образовывать дуэты и трио. Па де катр здесь, пожалуй, окажется самой неподходящей формой: единства в подобной ситуации ждать не приходится. Так или приблизительно так ведут себя герои спектакля "No exit" танцовщиц и хореографов Анны Абалихиной и Дины Хусейн. Отлично работающие в авторском актерско-режиссерском тандеме (спектакли Театра Наций "Мухи" и "Вместо моей мечты"), девушки разомкнули жесткие, ограничительные рамки ставшего, по-видимому, тесноватым дуэтного образования и привлекли в свой последний проект двух танцовщиков - Романа Андрейкина и Николая Подошву.
Наличие мужчин-партнеров помогло еще ярче раскрыться женскому обаянию прекрасных исполнительниц. Здесь проигрываются самые различные варианты исследования, освоения и использования "замкнутого" пространства: от усилий пройтись по вертикальной поверхности или "проникнуть" во внутрь маленьких ящичков (наподобие тех, в каких хранят картотеки) до сооружения из разных по "росту" табуретов "лестницы", упирающейся в потолок (а может в небеса?). Отчего возникает множество ассоциаций, включая библейские. Но самое увлекательное - взаимоотношения между артистами, построенные остроумно и с хорошим пониманием человеческой психологии. Каждому танцовщику дается возможность выразиться в самобытном соло, вступить в пластическо-танцевальный диалог или поединок с партнерами.

Отношения между вынужденными пленниками проходят все возможные стадии: от взаимоподдержки и взаимной симпатии до действий и эмоций совершенно противоположного свойства - взаимоотталкивания и полного неприятия сотоварищей. Впрочем, решается все это в спектакле с юмором, непринужденно, без намека на патологию, больше напоминая игру, чем серьезные конфликты. Молодым, талантливым и профессионально богатым нет резона зацикливаться на обстоятельствах виртуального заточения. Это все-таки театральная игра, а не ... попытка психоанализа. Но иногда персонажи начинают заигрываться... Скажем, когда трое из них начинают "гонять" по кругу на манер жмурок-салочек четвертую (Анну Абалихину, постепенно из участницы игры превращающуюся в жертву), шутка оборачивается (откуда что берется?) вспышкой коллективной жестокости. Развлечения "узников" так и балансируют на грани - невинно-ребяческих и агрессивно-взрослых. И чего в них больше (первого или последнего), сразу и не определишь. Например, героини оспаривают друг у друга право на танец с Николаем Подошвой. Изобретательно и мастерски перехватывая инициативу (и партнера) каждая в свои руки. После чего это великолепное трио расстреливает табуреткой ("превратив" ножки в стволы) выразительный и артистичный Роман Андрейкин. А затем наступает время новых соло, образуются новые дуэты, исполненные не менее виртуозно под звуки ностальгических танцевальных мелодий, льющихся из старомодных репродукторов. Исчерпав все запасы возможностей пластических перегруппировок и внутренних переустановок в "неприглядном свете дня", погрузившись в темноту, танцовщики импровизируют на заданную тему в иных условиях, подсвечивая искаженные лучом света лица и как молнией выхватывая из мрака застывшие в самых неожиданных позах фигуры. Последний план: двое - на фоне стены, то ли пытающиеся взлететь... То ли, напротив, удержаться на "взятой высоте", здесь и сейчас... Дабы ни у кого не было сомнений, что exit все-таки существует, а увиденное - хоть и провидческая, но шутка... на поклонах артисты и хореографы пропускали и даже подталкивали друг друга к Выходу.
P.S. Акция имела место в аскетичном пространстве актового зала в рамках представляемой Агентством театров "ЦЕХ" премьерной программы, включавшей, помимо проекта Абалихиной-Хусейн, еще два: "Оуэн и Мэн" театра По.В.С.Танцы и "Последний День Собачьей Жизни" Ольги Духовной, обозначенный автором (она же исполнительница) как триллер.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11705

СообщениеДобавлено: Чт Мар 22, 2007 9:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007032204
Тема| Балет, «Золотая маска», Новосибирский театр оперы и балета, «Русские сезоны», Персоналии, А. Сигалова
Авторы| Наталья Тагунова.
Заголовок| В Москве показали "Русские сезоны"
Где опубликовано| Сайт радиостанции «Маяк»
Дата публикации| 20070322
Ссылка| http://www.radiomayak.ru/doc.html?id=16257&cid=
Аннотация|

Новосибирский государственный академический театр оперы и балета в рамках Национального театрального фестиваля "Золотая маска" представил спектакль "Русские сезоны". Рассказывает наш корреспондент Наталья Тагунова.

ТАГУНОВА: Если принять во внимание, что сценическая площадка провинциальных театров – есть некий трамплин для будущей карьеры и место для удовлетворения творческих и человеческих амбиций, тогда понятно, что на сцене Новосибирского театра оперы и балета есть такие спектакли как «Золушка» Кирилла Симонова и «Русские сезоны» Аллы Сигаловой. И второе. Россия – это не только Москва и Санкт-Петербург, и потому в афише Национальной театральной премии России должны быть и другие города, потому администрация Новосибирской области и чиновники Федерального агентства снабдили театр деньгами в сумме двух миллионов рублей: ребята, не ударьте лицом в грязь. Ребята не ударили, они искренне доверчивы в том, что им приходится танцевать, а что делать... Говорит солистка балетного сибирского театра Наталия Ершова.

ЕРШОВА: Спектакль «Русские сезоны» рассказывает о человеческой жизни, ее моментах, ее проявлениях, о ее мигах, действиях человека в те или иные моменты жизни, о его ощущениях, о его эмоциях, о его нутре и его душе. Невероятная энергетика идет от этого спектакля. Что-то невероятное происходит внутри.

- Вы сами что получаете как балерина?

ЕРШОВА: Фрагменты в спектакле совершенно разные по эмоциям. Где-то она кокетливая, где-то она загадочно веселая, где-то она страдает. В моей длинной вариации есть текст - «Мой миленький ушел, письма не пишет, весточки не шлет, вернись ко мне, вернись». Это душевная ломка, душевные переживания по любви. Это очень сложный балет, далеко не для всех, но чем больше смотришь этот спектакль, тем больше находишь в нем грани, тем больше ты находишь тонкости и какие-то нюансы. Он больше и больше завораживает.

- То есть вы воспитывает своего зрителя?

ЕРШОВА: Да, зритель должен не только отдыхать и развлекаться на балете. Сейчас для этого полно других мест. Он должен думать, он должен расти духовно.

ТАГУНОВА: Столичная публика приняла спектакль тепло, долго аплодировала и кричала «браво», дальше - слово за жюри. А в балетной номинации остался один конкурсный спектакль Театра балета имени Якобсона из Санкт-Петербурга.

Напомним, что балет «Русские сезоны» на музыку Леонида Десятникова в постановке Аллы Сигаловой номинирован как лучший балетный спектакль.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11705

СообщениеДобавлено: Пт Мар 23, 2007 1:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007032301
Тема| Балет, «Золотая маска», Новосибирский театр оперы и балета, «Русские сезоны», Персоналии, А. Сигалова
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Рассыпанные драгоценности
«Русские сезоны» на «Золотой маске»
Где опубликовано| «время новостей»
Дата публикации| 20070323
Ссылка| http://www.vremya.ru/2007/50/10/174632.html
Аннотация|



Название второго спектакля, привезенного новосибирским балетом на «Золотую маску» (о первом, «Золушке» в постановке Кирилла Симонова, см. «Время новостей» от 21 марта), предполагает возможность множественного толкования. «Русские сезоны» -- это, безусловно, память о дягилевской антрепризе. И русские сезоны -- просто смена времен года, текучка жизни, обыденность родных пространств. Алла Сигалова, сочиняя получасовую одноактовку на музыку Леонида Десятникова, явно имела в виду оба смысла.

Жизнь отечества представляется хореографу вечным сражением мифа с реальностью, пуантов с рабочими туфлями, восторженно-элегической памяти с бодрым темпом стройки, балета с бытовым шагом. В спектакле пять женщин в пышных красных юбках с вьющимися по ним черными линиями и в кожаных подшлемниках на головах. В самой одежке (придуманной Анной Политковской) естественная женственность балета отчеркнута уродливостью унисекс-головных уборов. Пять танцовщиц отлично помнят про те, дягилевские, сезоны, про статус балерин и великолепную мощь их кокетства -- и отлично тянут подъемы, специально демонстрируют дивную лепку стоп, будто прямо-таки в балете Мариуса Ивановича Петипа вышли. И через секунду, коротко и резко взмахнув руками, застывают в позе останавливающего машину гаишника -- воплощением неумолимой практичности.

В спектакле заняты двое мужчин, обряженных в длиннополые плащи, -- танцовщики время от времени пересекают сцену широкими шагами, не менее широко взмахивая руками и фиксируя их на взлете, будто очерчивая захваченное пространство. Но как бы монументально они ни выглядели в своем стремлении вперед, главные в балете все-таки женщины, с их суетой, воспоминаниями, перебиранием прошлого. Весь балет качается, перекатывается, шуршит этими воспоминаниями о великом прошлом, перелистывает классические учебники и тут же рисует поверх образцовой картинки какую-нибудь насмешливую загогулину.

Вдруг на несколько секунд грянет фуэте -- то простое, а то и итальянское; то вроде пойдет намек на классическую обводку, но вот партнер стоит спиной к балерине, а не лицом, и уж скорее он сам держится за ее поднятую ногу, чем ее держит. Промелькнет привычная «кукольная» поза -- с чуть наклоненной спиной и замершими впереди руками, и не поймешь, то ли «Коппелию» хореограф вспоминает, то ли куклу наследника Тутти из старого фильма. И все эти воспоминания -- вспыхивают промельки идей и Нижинского, и Фокина, и еще полудюжины хореографов -- нарезаны такими маленькими кусочками, так высушены и так тщательно отделены друг от друга, что наличие каждого из них не кажется принципиально важным. Это не паззл, который должен сложиться в единственно возможную картинку. Это случайный набор цветных камешков, что, высыпавшись, образует случайный пейзаж. Возможно, это и есть идея хореографа -- наша история, наши сезоны не складываются в один учебник. Всего лишь пестрые камушки, которые могут по-разному лечь на песок.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11705

СообщениеДобавлено: Пт Мар 23, 2007 1:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007032302
Тема| Балет, «Золотая маска», Новосибирский театр оперы и балета, «Русские сезоны», Персоналии, А. Сигалова
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Птицы высокого пальто
// Новосибирские "Русские сезоны" на "Золотой маске"
Где опубликовано| «Коммерсант»
Дата публикации| 20070323
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.html?DocID=752380&IssueId=36233
Аннотация| фестиваль балет


Для кукольных женщин Аллы Сигаловой мужчина одновременно и фетиш, и пугало Фото: Павел Смертин / Коммерсантъ

На сцене РАМТа Новосибирский театр оперы и балета представил свой второй балет – "Русские сезоны" Леонида Десятникова в постановке Аллы Сигаловой, выдвинутый на "Золотую маску" в двух номинациях: "Лучший балетный спектакль" и "Лучшая работа хореографа". Комментирует ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.
Балетмейстер Алла Сигалова – из породы артистов-хореографов. Они ставят то, что хотели бы станцевать сами. Выпускница Вагановского училища заставляет танцовщиц подчеркивать лучшие стороны своей собственной артистической натуры: угловатую ребячливость, не скрывающую ранимую душу чувственной женщины. С годами у хореографа выработался целый арсенал безошибочных приемов: ее героини обязательно косолапят ножки, трогательно выпячивают бедрышки, кособочат хрупкие плечики, двигаются марионеточными рывками, любят тонуть в мужской одежде или надевать грубые башмаки, что очаровательно подчеркивает тонкость щиколотки. Они часто смотрят в зал широко раскрытыми глазами с навернувшейся слезой, умеют с деланной некрасивостью растопыривать коленки, придавая плотскому зову интонацию девичьей невинности, и, как бы забывшись от страсти, тонкими беспомощными ручками хватать мужчин за самое живое. Пять таких клонов в сопровождении двух рослых танцовщиков в обширных пальто и брюках на подтяжках и разыгрывают сценки "Русских сезонов".
Одноименное произведение для скрипки, сопрано и камерного оркестра композитор Леонид Десятников сочинил по заказу Гидона Кремера, использовав аутентичные записи народных песен, соответствующие разным временам года, и поделил свой цикл на 12 частей – по числу месяцев. И хотя десятниковские "Русские сезоны" не вступают в постмодернистские игры с авангардом 100-летней давности, для неискушенного уха фольклорные заплачки сопрано напоминают "Свадебку" Стравинского, а название цикла ассоциируется с дягилевской антрепризой.
Госпожу Сигалову, разумеется, не заинтересовала грубая почвенность – все эти простонародные бабы и мужики. Она предпочла адресоваться к дягилевским балетам. Пять танцовщиц с декадентски-черными кругами под глазами и фиолетовыми губами, обутые в миленькие калошки, одетые в пышные алые юбочки, с черненькими шлемиками на манер авиаторских (художник по костюмам Анна Политковская), проделывают все, что обычно проделывают героини хореографа Сигаловой, но с обширным культурно-историческим бэкграундом.
О дягилевском прошлом в императорском балете сигнализируют па мазурки, бестрепетно внедренные в балетик a la russe. Фокинский "Петрушка" отвечает за кукольность: деревянные ручки, деревянные ножки, плач с сомкнутыми ладошками, поднесенными к глазам, марионеточная ходьба на пуантах, взятая напрокат из партии Балерины,– тут отыгравшие свою роль калошки наконец-то уступают место балетной обуви. Из "Свадебки" Брониславы Нижинской госпожа Сигалова позаимствовала ход с пятки и руки, согнутые острым углом; из "Послеполуденного отдыха фавна" ее гениального брата – профильно-барельефные позы и расположение танца по горизонтали вдоль рампы.
Мужчины в пальто в дягилевскую эстетику не вписываются, а потому делают нечто невразумительное – по-мельничному машут руками, притопывают пятками, иногда вспрыгивают черными коршунами. Главная их задача – изобразить сексуальную притягательность, которая манит и губит хрупких наивных куколок. Для наглядности тезиса госпожа Сигалова ставит соответствующий дуэт: в один рукав пальто вдевает руку мужчина, в другой – женщина, и от этого внутри пальто происходят такие единство и борьба противоположностей с возникающими из-под полы аттитюдами и "рыбками", что бедной куколке едва удается выбраться из недр пальто живой.
Сценограф Георгий Алекси-Месхишвили постарался соответствовать культурным запросам хореографа: с колосников он спустил полосы ткани на разных уровнях сцены, забрызгав их абстрактными пятнами. На заднике расположил три гигантских шампура с нанизанными на них предметами, допускающими широкое толкование: к примеру, поэтическое воображение может принять исполинскую дольку серебристого апельсина за месяц, а помещенный на авансцену кусок синего сыра – за лунную поверхность в кратерах. Дополняют обстановку стулья с высокими спинками, на которых можно строить многофигурные людские пирамиды и даже исполнять что-то вроде адажио.
Своих артистов Алла Сигалова располагает в этой декорации с асимметричной прихотливостью – группками, поодиночке, лежачих, стоячих, сидящих с растопыренными ножками. Они позируют эффектнее, чем танцуют, да и танцуют так, будто ежеминутно позируют. Отчего весь балет выглядит как фотосессия для провинциального журнала, вознамерившегося издать какой-нибудь высококультурный календарь.


(увеличение - по клику)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11705

СообщениеДобавлено: Пт Мар 23, 2007 1:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007032303
Тема| Балет, «Золотая маска», Новосибирский театр оперы и балета, «Русские сезоны», Персоналии, А. Сигалова, А. Одинцова
Авторы| Александр Фирер
Заголовок| От Нижинского до Родченко
На фестиваль "Золотая маска" новосибирцы представили одноактные балеты
Где опубликовано| «Российская газета»
Дата публикации| 20070323
Ссылка| http://www.rg.ru/2007/03/23/teatr.html
Аннотация|

На сцене Российского академического молодежного театра Новосибирский театр оперы и балета показал спектакль "Русские сезоны" в хореографии Аллы Сигаловой на музыку Леонида Десятникова.

Существуют удачные попытки реставрации легендарных спектаклей "Русских сезонов": брата и сестры Нижинских, Фокина, Мясина... Но привлекают зрителя и оригинальные версии по мотивам или под впечатлением от этих балетов. Такой опус представила Алла Сигалова, входящая в "пору цветения" своего таланта.

В балете-перекличке с проектами Дягилевской антрепризы композитор Десятников использовал песнопения земли русского Поозерья. А хореограф, намекая и на "Весну священную", и на "Послеполуденный отдых фавна", и на "Игры" Вацлава Нижинского, создала необычный спектакль. В нем два мужчины-художника создают свой театр. С колосников ниспадают свитками партитуры еще не поставленных балетов (художник Георгий Алекси-Месхишвили). На ткани импрессионистскими узорами закодированы будущие танцевальные тексты. Задник опоясывает гирлянда с полумесяцами и огромными муляжами фруктов. На полу, как в мастерской художника, разбросаны "этюдные" предметы - от колеса и мячей до пирамиды и стульев. Непосредственный материал творения - пять танцовщиц, словно сошедших с полотен Матисса "Танец". Они одеты в широкополо-пышные, атласные красно-черные пачки и свободные блузки и майки эпохи НЭПа (художник по костюмам - Анна Политковская). По облику танцовщицы с косичками и в шапочках, затягивающих коконом голову, родом из балетов Брониславы Нижинской или с авангардных фотографий Родченко. Квинтет студиек скульптурно перестраивается, принимая плоскостно-барельефные позы, а их руки профильно застывают в ориентальных позах.

Сам балет - своего рода репетиция-кастинг, где двое авторов въедливо просматривают каждую танцовщицу, будто определяют ее амплуа или ищут свою музу. В центре опуса - дивертисмент из пяти монологов танцовщиц, переходящих в дуэты, трио с хореографами, изобретательные ансамбли. Причем каждая демонстрирует пальцевую технику и "стальной" пуант. Лучшая тут - Анна Одинцова. Мужчины-творцы конструируют новые па и позы, используя "глину" женских тел. У каждой героини свой характер: некоторые буквально садятся режиссерам на шею и даже на голову. В финале - они единый творческий союз: сбросив, как маски, свои шапки, танцовщицы складываются, словно колода карт: они, прижавшись, сидят у авансцены на стульях, бок о бок с творцами. Их взоры устремлены ввысь...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11705

СообщениеДобавлено: Пт Мар 23, 2007 1:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007032304
Тема| Балет, «Золотая маска», Новосибирский театр оперы и балета, «Золушка»,«Русские сезоны», Персоналии, К, Симонов, А. Сигалова
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Неладно скроены, да крепко сшиты
Балеты из Новосибирска хороши побочными эффектами
Где опубликовано| «Ведомости»
Дата публикации| 20070323
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2007/03/23/122814
Аннотация|

Попав в конкурс “Золотой маски” с двумя балетами, претендующими на звание лучших спектаклей сезона, новосибирский театр в довесок к ним показал еще два, превратив конкурсные смотрины в полноценные гастроли. Но заинтересовал не постановками, а возможностями коллектива: так естественно современную хореографию не танцуют больше нигде в России.
В борьбе за Национальную театральную премию новосибирский балет почти столь же опытный конкурент, как и новосибирская опера: в памяти многих остались “Коппелия” и “Дон Кихот”, реконструированные по записям XIX в. Но балетная труппа гораздо тяжелее пережила длительную реконструкцию театра, обернувшуюся отсутствием постоянной сцены. А недавно потеряла главного балетмейстера: Сергей Вихарев, с которым были связаны ее успехи последних лет, вернулся в родной Петербург. Тем не менее, работая на камерной сцене, в прошлом сезоне новосибирцы выпустили Вечер одноактных балетов, а возвращение на большую сцену отметили премьерой “Золушки”.
Этим балетом труппа и стартовала в Москве. На обживание Новой сцены Большого театра, которая раза в полтора меньше новосибирской, было всего полдня. Тем не менее при переезде в столицу спектакль ничуть не пострадал, а выглядел даже более жизнеспособно, чем летом на сибирской премьере. Творческие возможности петербургского хореографа Кирилла Симонова, создавшего эту “Золушку”, хорошо известны — именно ему принадлежат небогатые телодвижения в “Щелкунчике” Михаила Шемякина. В Новосибирске на подмогу Симонову выдали сценографа Эмиля Капелюша, который придумал неброское, но стильное оформление спектакля: черные разъезжающиеся плоскости и конструкцию единорога, который доставляет героиню на бал. Перевозочное средство — главная и самая обаятельная новация постановки, заявленной как повержение старых идолов.
Однако вряд ли скроенные по моде середины прошлого века костюмы, а также сон принца, в котором Золушка является ему то певицей, то танцовщицей, способны оскорбить любителя сказки Перро. Хореография Симонова, почти в неизменном виде кочующая из одного его спектакля в другой (в этом можно было убедиться через день, исследовав одноактные Come in! и “Пульчинеллу”), тоже была апробирована предшественниками еще лет 50 назад. Одарить каждого из действующих лиц собственным языком хореограф не в силах, но благодаря тому, что он повторяется, можно время от времени безболезненно переключать внимание на оркестр — в яме создает собственный мир Теодор Курентзис, возвращая музыке Прокофьева небалетную значимость.

На Вечере одноактных балетов харизматичного главного дирижера театра за пультом сменил Андрей Данилов. Тем не менее главным событием выдвинутых на соискание “Золотой маски” “Русских сезонов” осталась музыка. Алла Сигалова использовала для своей постановки одноименную партитуру Леонида Десятникова, который просто-таки отбирает хлеб у Минкуса: в прошлом сезоне хореографы трижды привлекали его к сотрудничеству. Но хореография Сигаловой примитивна не только по форме, но и по идее. Глаз задерживается на сцене только благодаря черно-красным пятнам костюмов Анны Политковской и энергии артистов. Они с невероятной точностью воспроизводят птичью пластику Сигаловой — вывернутые внутрь носами стопы, согнутые колени, вытянутые в локтях руки, неподвижный корпус.
Так же свободно танцовщики чувствуют себя и в постановках Симонова, ломаясь и извиваясь в его взвинченной хореографии. При этом в исполнении нет той натужной тщательности и пафоса олимпийских рекордов, которые в самых авангардных облачениях обычно выдают переодетых отечественных лебедиц.
Вероятно, именно поэтому Игорь Зеленский, представлявший недавно в Лондоне новые постановки английских хореографов, выписал для них кордебалет из Новосибирска. Недавно прославленный танцовщик стал арт-директором труппы, и хочется надеяться, что он обеспечит ее не только хлебными зарубежными гастролями, но и хореографами, которые не позволят отвлекаться на оркестровую яму.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11705

СообщениеДобавлено: Пт Мар 23, 2007 1:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007032306
Тема| Балет, Золотая маска, БТ, МТ, Новосибирский балет. Театр Якобсона
Авторы| By Raymond Stults
Заголовок| War of the Titans
As in previous years, the Bolshoi and the Mariinsky dominate the opera and ballet categories at the Golden Mask Festival.
Где опубликовано| Moscow Times.
Дата публикации| 20070323
Ссылка| http://context.themoscowtimes.com/stories/2007/03/23/102.html
Аннотация|



This year's Golden Mask Festival brings with it a record total of 17 productions vying for awards in the realm of opera and ballet. It has also broken another record in permitting 10 of those productions to be given their obligatory Moscow performances prior to the festival's official opening next Wednesday.

St. Petersburg's Mariinsky Theater began the pre-festival parade as early as last December, bringing to Moscow its two opera nominees, Giuseppe Verdi's "Falstaff" and Benjamin Britten's "The Turn of the Screw." In February, the Bolshoi Theater gave its Golden Mask showing of Wolfgang Amadeus Mozart's opera "The Magic Flute." And the Mariinsky came to Moscow again early this month with its two ballet nominees, the 19th-century classic "Ondine" and a new work called "'The Overcoat' After Gogol."
Finally, over a busy past week, the Bolshoi put on stage its pair of contenders in ballet, Igor Stravinsky's "The Card Game" and Rodion Shchedrin's "Carmen Suite," as well as its second operatic nominee, Sergei Prokofiev's "War and Peace" (with a final performance due Friday evening), and the Novosibirsk Theater of Opera and Ballet came to town with its two nominated productions of ballet, Prokofiev's "Cinderella" and Leonid Desyatnikov's "Russian Seasons."

The Novosibirsk theater took top honors in ballet at the Golden Mask Festival five years ago for its charming production of Leo Delibes' "Coppelia." A repeat performance this year appears unlikely. "Cinderella" proved a heartwarming experience, with loads of comic invention provided by choreographer Kirill Simonov and a thoroughly winning interpretation of the title role by Yelena Lytkina. But when it came to dance movement, Simonov proved severely lacking in originality and often downright dull.

The one-act "Russian Seasons" is the work of Alla Sigalova, much acclaimed for her Moscow stagings of drama, dance and opera. Desyatnikov -- the St. Petersburg composer famed for his controversial opera "The Children of Rosenthal" at the Bolshoi -- provided the fascinating score, based on traditional music from the so-called Lake District of the Pskov, Smolensk and Tver regions. But just what the stage picture and the dancing had to do with either Russia or the seasons of the year was all but impossible to discern. Five women in black-trimmed red frocks and two men, for the most part in black raincoats, simply cavorted about the stage for half an hour to no apparent purpose.

Due up as operatic contenders during the festival weeks are the Stanislavsky and Nemirovich-Danchenko Musical Theater's lively and musically commendable account of Mozart's "Cosi fan tutte" and Novaya Opera's production of Vincenzo Bellini's "Norma," which also has considerable musical virtues, but is rather misguidedly staged in the manner of 1950s Italian neorealist cinema, plus four productions from regional theaters: Pyotr Tchaikovsky's "The Queen of Spades" from Chelyabinsk; Jules Massenet's "Cendrillon" (yet another setting of the Cinderella story) from Perm; Verdi's "A Masked Ball" from Ufa; and the same composer's "Rigoletto" from Rostov-on-Don.
The regional nominees may count as serious competitors or, as some observers have suggested, have been included merely to pad out the festival program. Perm, Ufa and Rostov-on-Don have all brought commendable stagings of opera to Moscow in the recent past. But only two of 11 past Golden Mask awards for best production of opera have gone to a regional theater, in both instances to that of Novosibirsk. In any case, the top operatic contenders seem likely to be the two Mariinsky nominees, the Bolshoi's "War and Peace" (though not its execrable account of "The Magic Flute") and possibly the Stanislavsky and Nemirovich-Danchenko's "Cosi fan tutte."

The sole ballet to be seen during the festival proper comes from the St. Petersburg theater that bears the name of its late founder, Leonid Yakobson. Yakobson, who died in 1976, was a highly original choreographer and a specialist in creating so-called "choreographic miniatures." But the work of his in contention at the festival, one of his most acclaimed creations and titled "Exercise XX," is of a different sort, presenting the theatrical representation of a master class in ballet technique, danced to music by Johann Sebastian Bach as interpreted by the Swingle Singers.

Of the six ballet nominees seen so far, "Carmen Suite" and "Ondine" seem the most likely candidates for a Golden Mask, though the jury could well give the nod to Alexei Ratmansky's dynamically choreographed "The Card Game" or even to "'The Overcoat' after Gogol." Among individual dance awards, the most fascinating competition of all is that for best female dancer, which pits the near perfection of Yevgenia Obraztsova's Ondine against Maria Alexandrova's erotically charged performance of Carmen.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11705

СообщениеДобавлено: Пт Мар 23, 2007 8:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007032307
Тема| Современный танец, Персоналии, Л. Фуллер
Авторы| Юлия Яковлева
Заголовок| Танец цвета
Где опубликовано| Афиша
Дата публикации| 6 марта 2007
Ссылка| http://msk.afisha.ru/theatre/play/?id=19054612
Аннотация|

Хореография Лой Фуллер (США). Солистка Брижида Охайм (Германия)



Посмотрите: вот так выглядел современный танец при рождении (благо время это известно весьма точно — 1910-е годы). Вернее, и так тоже. Потому что тогда он еще не обзавелся ни «измами», ни толпами сектантов-апостолов. Каждый (назовем его) проект был представлен одной-единственной персоной, автором, исполнителем и промоутером в одном лице, и с ней вместе исчез со сцены навсегда. Айседора Дункан, к примеру, была равна Айседоре Дункан: бегала босиком в псевдоантичной тунике под музыку Шопена (попутно изумив К.С.Станиславского большими белыми голыми ляжками). И только когда пресловутый шарф накрутился на колесо автомобиля, эти танцы стали дунканизмом. Перестав, правда, быть танцами: потому что толпы босоногих девушек в хитонах и под Шопена, как оказалось, имели к прототипу не больше отношения, чем какие-нибудь нынешние реконструкторы Бородинского сражения — к наполеоновским солдатам 1812 года. Но так, наверное, бывает всегда при любых проявлениях коллективного безумия. Возможность это проверить, по крайней мере, представится в ближайшее время: в Дом музыки привозят американскую реконструкцию другой знаменитой дилетантки 1910-х — Лой Фуллер.
Лой Фуллер придумала себе вот что. Она надевала на руки шесты, к которым крепились огромные полотна ткани, на них сверху давали цветной свет, который мигал и переливался в такт музыке, Лой размахивала руками и кружилась, превращаясь в эдакую симфонию цветовых плоскостей, — в описании все это выглядит громоздко. Но сам танец производил на современников оглушительное впечатление именно что абсолютной, ирреальной бестелесностью. К тому же это и вообще тогда было в высшей степени правильно-стильным: свет, цветомузыка — вспомните хотя бы Скрябина. И в отличие от Дункан Лой обладала, по-видимому, вкусом. Она не нагружала свои композиции патетикой, высшими смыслами, не пыталась с помощью танцев бороться за свободу рабочего класса — да она вообще ни на что не намекала! Это была чистая игра линий. Эдакий модерновый завиток. Чистый аттракцион. Трюк. Ну а поскольку имя Лой Фуллер (в отличие от Дункан) вы вряд ли слыхали до того, как все это сейчас прочли, то, видимо, современный танец не то искусство, которое ценит обдуманную ясность задач. У Лой, прямо скажем, маловато было личного безумия, чтобы дать импульс коллективному. А потому в отличие от Дункан не нашлось подражательниц. То, что вы можете увидеть в Доме музыки, скорее приятный курьез. Знаете, вот как иной раз бывает приятно прочесть жаркую книжку — по, допустим, текстологии рунических камней памяти экспедиции Ингвара-морехода XII, что ли, века. Радует сам факт, что есть люди, которые этим занимаются. От него веет приятной, успокаивающей иллюзией, что все более насущные проблемы — науки, искусства, а также жизни в целом — уже решены. Хотя, по правде сказать, с Лой возиться нечего: хорошо придуманный при жизни, этот танец должен легко поддаваться техническому воспроизводству. А что? Только ловкость рук и хороший слух. Это вам, конечно, не ляжками перед Станиславским сверкать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 7 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика