Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2007-02
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11015

СообщениеДобавлено: Пт Фев 23, 2007 1:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007022211
Тема| Балет, Театр классического балета Н. Касаткиной и В. Василева, Персоналии В. Малахов
Авторы| Ирина Беляева Фото: из личного архива
Заголовок| Гала-концерт с участием Владимира Малахова
Где опубликовано| «Россiя»
Дата публикации| 20070222
Ссылка| http://rgz.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=6148&Itemid=75
Аннотация|



26 февраля 2007 года на сцене Государственного Кремлевского дворца состоится уникальное событие – двойной юбилей: Государственному академическому театру классического балета Н. Касаткиной и В. Василева – 40 лет, творческому пути первого танцовщика мира Владимира Малахова – 20!

Первый танцовщик мира Владимир Малахов в рамках мирового турне в связи с 20-летием творческой деятельности примет участие в единственном спектакле в Москве – “Штраус-гала, или Проделки Терпсихоры” Театра классического балета.
Владимира Малахова европейские критики называют “танцором столетия”, “балетным богом”. С 1992 года он солировал в Венском балете, с 1994-го - в Национальном балете Канады, в 1995-м дебютировал в “Метрополитен-опера” в Нью-Йорке, сейчас является директором Государственного балета Берлина.
Владимир Малахов - редкий гость в России. В театре балета Н. Касаткиной и В. Василева Владимир Малахов начинал свою творческую биографию и состоялся как солист балета.
26 февраля 2007 года в Государственном Кремлевском дворце Владимир Малахов исполнит свои самые блистательные сольные номера - “Вояж” на музыку В.А. Моцарта, “Арию” на музыку Й. Гайдна и сюрприз-подарок для московского зрителя в премьерном спектакле “Штраус-гала, или Проделки Терпсихоры”.
"Проделки Терпсихоры" - балет о балете, искрометная стихия танцевального праздника. Наталия Касаткина и Владимир Василев превратили "кухню" подобных конкурсов в профессиональный танцевальный капустник, включающий в себя калейдоскоп лучших балетных хитов. Для зрителей это - уникальная возможность увидеть в одном спектакле сразу всех ведущих солистов театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11015

СообщениеДобавлено: Пт Фев 23, 2007 1:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007022212
Тема| Балет, Балет Узбекистана, Персоналии, Ю. Григорович
Авторы|
Заголовок| Маэстро симфонии танца
Где опубликовано| UzReport.com
Дата публикации| 20070222
Ссылка| http://culture.uzreport.com/news.cgi?lan=r&id=28310
Аннотация|



21 февраля в Государственном Академическом Большом театре имени А. Навои при содействии посольства Российской Федерации в Республике Узбекистан, Представительства "Росзарубежцентра", авиакомпании "Трансаэро" состоялся "Вечер балета", посвященный 80-летию выдающегося балетмейстера нашего времени, народного артиста СССР, лауреата Государственной премии СССР Юрия Григоровича. В праздничном концерте участвовали солисты Московского академического музыкального театра имени К.С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко Екатерина Гораева, Эльмир Кугатов и ведущие солисты и артисты балета ГАБТа имени А. Навои – Надира Хамраева, Нуржан Кулыбаев, Вадим Геллертов, Назима Хасанова, Алла Молдавцева, Виолетта Бондяс, Ринат Шамуков, Андрей Шалберкин, Тамилла Мухамедова и др.

Зрители увидели вдохновенную композицию фрагментов из балетов А. Глазунова ("Раймонда"), Ф. Шопена ("Призрачный бал"), А. Хачатуряна ("Спартак"), П. Чайковского ("Лебединое озеро", "Щелкунчик"), С. Прокофьева ("Ромео и Джульетта"), Л. Минкуса ("Дон Кихот"), дирижеры – заслуженные деятели искусств Анвар Эргашев, Фазлиддин Якубджанов, народная артистка, лауреат Государственной премии Дильбар Абдурахманова, Садык Галипов, режиссер-постановщик и сценограф – Заслуженный работник культуры Узбекистана Андрей Слоним.

Великому хореографу Юрию Григоровичу исполнилось 80 лет. В мудрости и "патриаршей" зрелости этой даты таится непрекращающийся рост, развитие, стремление постигнуть новое и новое. Опираясь на реформы великих хореографов XX века, он мощно, властно и высокоталантливо выстроил прекрасное здание своего хореографического мира, в котором симфония звучания оркестровой партитуры раскрывалось через симфонию драматургии танца, как высшей стадии эмоционального состояния человеческого духа. Поэзия образов героинь, обогащенная трепетностью и тонкостью нюанса, поразила всех своей искренностью и энергетикой, герои мужчины получили полное и глубокое воплощение экспрессии своего духа, страстности чувств и переживаний через образ танца во всей его красоте, полифоничности и своеобразии. Новаторство Юрия Григоровича заключено в том, что в многоликой экспрессивности танца он увел балетное искусство от иллюстративной повествовательности, вывел на сцену не обозначение чувства и ситуации в привычном комплексе заученных движений, а жизнь человеческого духа в непрерывной истинности страстей.

Знаменитые балетные шедевры, поставленные Юрием Григоровичем на сценах театров России – "Сказ о каменном цветке", "Ромео и Джульетта" С. Прокофьева, "Легенда о любви" Меликова, "Спартак" А. Хачатуряна, "Щелкунчик", "Лебединое озеро" П.И. Чайковского, "Раймонда" А. Глазунова и многие другие – навсегда вошли в золотой фонд мирового балета.

Главный балетмейстер ГАБТа, народный артист Узбекистана Ибрагим Юсупов стажировался под руководством великого маэстро и преломил его принципы во многих своих хореографических работах. Привнесенные на благодатную почву многолетних традиций узбекского балета, они дали удивительный результат единения хореографической культуры не только Узбекистана и России, но и балетного искусства нашей страны с общемировыми достижениями. И на сцене ГАБТа имени А. Навои с успехом и по-своему ярко идут "Спартак", "Щелкунчик", "Раймонда", "Ромео и Джульетта", "Лебединое озеро" и многие другие шедевры балета. Сквозь своеобразие их хореографического рисунка явственно проступают четкие отпечатки метода Юрия Григоровича, заключенного в поиске высшей Правды балета через симфоническую экспрессию Танца.
Embarassed
maxuzi писал(а):

хотелось бы узнать - из каких источников опубликован столь странный, даже сказал бы нелепый список артистов Ташкентского театра оперы и балета? Дело в том, что в начале списка следуют далеко не лучшие артисты театра. Замыкает список заслуженная артистка Узбекистана Мухамедова, а имя заслуженной артистки Узбекистана Амины Бабаджановой и вовсе отсутствует! И поверьте, это имя лучшей балерины театра! Убежден, что подобный список не могла предоставить официальная служба информации дирекции тетра. Не побоюсь сказать, что подобные источники информации дискредитируют статус Большого театра Узбекистана. Поэтому, с большой просьбой еще раз попрошу указать на источник этой информации. (можно в личку) Заранее благодарен, спасибо.


Последний раз редактировалось: Наталия (Вт Мар 06, 2007 12:43 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11015

СообщениеДобавлено: Пн Фев 26, 2007 12:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007022601
Тема| Балет, БТ, Гастроли в США, «Золушка», «Дон Кихот».
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Экстаз на Потомаке
Вчера в Америке завершились гастроли балета Большого театра
Где опубликовано| «Независимая газета»
Дата публикации| 20070226
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2007-02-26/10_ecstasy.html
Аннотация|

Большой театр закончил пятидневные выступления в Вашингтоне, в программу которых входили спектакли «Дон Кихот» и «Золушка». На этот раз публика в Кеннеди-центре увидела только два названия балетов, но резонанс от выступлений был серьезный. По этому случаю знатоки вспоминали гастроли ГАБТа в Америке в 2000 году, после 10-летнего перерыва. Вашингтонская газета в те дни писала: «Большой снова приехал к нам, и публика на берегах Потомака в экстазе». Судя по реакции прессы на последние гастроли, в 2007 году на Потомаке случился второй экстаз. И не только театральный, но отчасти даже политический.
Нынешние выступления Большого, восемнадцатые по счету с 50-х годов, показали, что никакие перипетии взаимоотношений между Россией и США не способны повлиять на популярность нашего балета. Мало того, признаки конфронтации даже усиливают интерес, хотя иной раз – в несколько неожиданных ракурсах. По части балета самые горячие американские патриоты готовы смягчить свои взгляды, а критики наперебой упражняются в доброжелательном остроумии. Так, к примеру, было в разгар холодной войны, когда после полета Гагарина в космос западные журналисты называли «космическим Юрием» танцовщика из Ленинграда Юрия Соловьева, обладавшего высоким прыжком. Теперь, по сообщениям прессы с приема в посольстве России, устроенного в честь наших балетных звезд, «вашингтонские политики с удовольствием шутили, что постановки Большого по-прежнему сражают наповал посильнее русских ракет, и противоракетная оборона тут бессильна». На этот раз отличилась критик Сара Кауфман – балетному обозревателю газеты «Вашингтон пост» захотелось использовать политическую конъюнктуру момента. Кауфман выставила себя, мягко говоря, в смешном виде, предположив, что показ «Золушки» в Вашингтоне имеет «геополитический контекст». В своей статье критик подробно разбирает концепцию балета – она строится на том, что Прокофьев сочинял музыку, не столько опираясь на сказку Перро, сколько горюя о своей жене, посаженной Сталиным в лагерь. На этом основании (сильно преувеличенном) Кауфман приписала балету Большого театра неуместную фронду. Предположить, что Большой театр не случайно поставил именно такую «Золушку», потому что хотел аллегорически намекнуть на жесткость политики Владимира Путина, – значит иметь чересчур богатое воображение.
Если вернуться от политики к балету, то первые результаты гастролей можно назвать успешными, хотя пока не все печатные органы Вашингтона успели откликнуться на «Дон Кихота». Худрук балета ГАБТа Алексей Ратманский неоднократно повторял, что выступления театра в США и Великобритании особенно важны: прессу на английском языке читают везде. Что касается публики, то она в Америке вполне доброжелательна. Газета «Вашингтон таймс» опубликовала мнение Ратманского, утверждающего, что американцы очень непосредственны и «легки на подъем» в выражении зрительских чувств. А российских зрителей расшевелить на аплодисменты труднее.
Три показа «Золушки» дали возможность представить разные поколения танцовщиков (и по ходу гастролей прозвучали забавные мнения, что Золушка из спектакля Большого театра похожа на современных американок – так же решительна и деловита). Реакция критики на танец наших артистов ясна из заглавия одной из рецензий – «Звездная «Золушка». Балерина Светлана Захарова (Золушка) названа «восхитительно пылкой», а ее партнер Сергей Филин (Принц) – «виртуозным и одновременно не боящимся юмора». Хореография Юрия Посохова вызвала меньше энтузиазма: ее описывают как «стандартные движения балетного класса», правда, музыкально скомпонованные.
Второй балет – «Дон Кихот» – поставил в центр событий балетную молодежь. Исполнительница партии Китри Наталья Осипова – молодая балерина ГАБТа, названная критиками после гастролей театра в Лондоне «второй Плисецкой». В Вашингтоне тоже отметили фантастический темперамент Осиповой и ее азарт на сцене. Партнер балерины Иван Васильев – тоже новое для Запада имя, которому явно суждена популярность: перед началом гастролей американские балетоманы в интернете предвкушали выступления 18-летнего артиста, которого за виртуозность сравнивают с самим Барышниковым.
Несмотря на то что в Большом только что состоялась премьера вечера американской хореографии, ГАБТ последовал пословице и не поехал в Тулу со своим самоваром. Начав гастроли с новой «Золушки», Большой театр, имеющий репутацию заповедника классики, решился обнародовать в США эксклюзивный балет, не проверенный веками. Большой позиционирует себя как труппу, не желающую жить только заслугами предков и без конца эксплуатировать старый капитал. О невозможности для современного театра быть только музеем говорил и худрук балета ГАБТа в интервью американской прессе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11015

СообщениеДобавлено: Пн Фев 26, 2007 12:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007022602
Тема| Балет, БТ, «Гастроли в США»,
Авторы| ИТАР-ТАСС
Заголовок| Американцы в восторге от «Золушки»
Где опубликовано| «Взгляд»
Дата публикации| 20070224
Ссылка| http://www.vz.ru/news/2007/2/24/69798.html
Аннотация|

Восторженные овации зрителей и высокие оценки музыкальных критиков заслуженно снискали артисты балета Большого театра, продолжающего гастроли в Вашингтоне.
В эти дни они выступают на сцене крупнейшего концертного комплекса столицы США - Центра искусств имени Кеннеди с балетом «Золушка» Прокофьева.
Американская публика знакомится с современной версией «Золушки» впервые. Возможно, именно этим объясняется некоторое волнение россиян.
Рассказывая о спектакле, авторитетная «Вашингтон пост» отмечает «радикально» новое прочтение этого классического произведения, а его постановку «чисто русской». Зритель на мгновение оказывается несколько озадаченным, поскольку разворачивающееся на его глазах действо отступает от привычной канвы сюжета - так, например, вместо феи-крестной появляется Сказочник. Да и само место событий напоминает «Луну или нечто похожее на нее». «Да, необычно, - пишет газета. - Однако эту «Золушку» стоит обязательно посмотреть, поскольку она демонстрирует, насколько современным, умным и соответствующим духу 21 века может быть балет, сохраняя при этом свою неповторимую красоту».
Не пожалела «Вашингтон пост» хвалебных эпитетов и в адрес самих танцоров, которые, по ее словам, смогли в полной мере раскрыть свои драматические таланты. Золушка в исполнении ведущей солистки ГАБТа Светланы Захаровой, по ее словам, была «обворожительно страстной». А исполнителя роли принца Сергея Филина газета назвала «звездой-виртуозом». Многообещающее будущее газета предрекает и постановщику «Золушки» бывшему солисту Большого театра Юрию Посохову, который вот уже много лет живет и работает в США.
Помимо «Золушки», в программу Большого театра вошел еще один спектакль - шедевр балетной классики «Дон Кихот» Минкуса в постановке Алексея Фадеечева, который еще предстоит оценить американским зрителям, передает ИТАР-ТАСС.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11015

СообщениеДобавлено: Пн Фев 26, 2007 12:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007022603
Тема| Балет, БТ, «Гастроли в США»,
Авторы| ИТАР-ТАСС
Заголовок| «Дон Кихот» Большого театра покорил сердца американцев
Где опубликовано| «Взгляд»
Дата публикации| 20070225
Ссылка| http://www.vz.ru/news/2007/2/25/69891.html
Аннотация|

«Феноменально, грандиозно, потрясающе» - такими эпитетами наградили американские зрители артистов Большого театра России, которые показывали в субботу вечером балет «Дон Кихот» Минкуса на сцене Центра искусств имени Джона Кеннеди.

Эта самая большая в Вашингтоне концертная площадка не могла вместить всех желающих.
Если и можно кратко охарактеризовать развернувшееся на сцене действо, то больше всего здесь подходят слова «неземная красота». Пока неизвестно, что скажут местные критики, однако публика свое слово сказала - подтверждением тому служат бурные овации, которые сопровождали спектакль на протяжении всего времени.
Постановка Алексея Фадеечева очень тонко передала испанский колорит: здесь много вееров, тореадоров и знойных красавиц, ритмичный стук кастаньет. Все это дополняют декорации, воспроизводящие атмосферу древней Барселоны, яркие костюмы исполнителей, изысканно украшенные стилизованными национальными узорами и, наконец, блестящий танец. Львиная доля оваций, однако, досталась не рыцарю «печального образа», а исполнителям Китри и Базиля - двух влюбленных, которым Дон Кихот помогает обрести свое счастье вопреки воле отца девушки. Их роли исполнили солисты Большого театра Наталья Осипова и Иван Васильев. Наверное, не случайно, на прошлогодних гастролях в Лондоне, где Большой также представлял «Дон Кихота», Осипову назвали наследницей Плисецкой, а Васильева - «Барышниковым номер два», хотя ему всего 18 лет. Они покорили американцев своей пластикой, отточенностью движений и артистизмом. А Иван Васильев даже продемонстрировал актерский талант - его озорной Базиль сумел пару раз сильно развеселить публику.
Как только после третьего акта опустился занавес, зал буквально взорвался продолжительными овациями - люди аплодировали стоя. Публика в полном смысле слова ликовала, долго не желая отпускать артистов. Генеральный директор ГАБТа Анатолий Иксанов, возглавляющий ответственное турне, был прав, когда говорил, что американцы традиционно тепло встречают артистов Большого театра. Однако сказать, что прием был теплым - значит не сказать ничего. Артисты балетной трупы были польщены оказанным им приемом на премьере «Дон Кихота», однако почивать на лаврах они не собираются, поскольку впереди еще два спектакля.
По завершении представления балетная труппа Большого театра встретилась за кулисами с группой российских детей, усыновленных американцами. Всего около 200 человек, включая приемных родителей. Встреча была очень трогательной. Артисты общались с детьми прямо в сценических костюмах, чем привели их в восторг, сообщает ИТАР-ТАСС.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11015

СообщениеДобавлено: Пн Фев 26, 2007 12:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007022604
Тема| Балет, Персоналии, В, Малахов
Авторы| Валерий Кичин
Заголовок| Принц-директор
Сегодня пройдет юбилейный вечер Владимира Малахова
Где опубликовано| «Российская газета»
Дата публикации| 20070226
Ссылка| http://www.rg.ru/2007/02/26/malahov.html
Аннотация|Интервью



Владимира Малахова считают первым танцовщиком мира. Один из фильмов о нем называется "Настоящий принц". Парень из Кривого Рога окончил Московское хореографическое училище и стал звездой труппы "Классический балет" Наталии Касаткиной и Владимира Василева.

Потом уехал на Запад, работал в театрах Вены, Штутгарта, Торонто, танцевал на всех главных оперно-балетных сценах мира. Сейчас он директор Берлинской балетной труппы. Наша новая встреча с ним прошла, как и четыре года назад, в артистическом буфете театра "Штаатсопер" на Унтер-ден-Линден: принц-директор вышел еще разгоряченный после репетиции, снова, как в прошлый раз, с недопитым баллоном "Пепси" в руке.

Юбиляр

Российская газета: Почему вы так редко выступаете в Москве?

Владимир Малахов: Это целиком зависит от приглашающей стороны. Чтобы приехать в Москву, мне нужно об этом знать как минимум за два года. Если мне сегодня предложат танцевать спектакль на сцене Большого театра в октябре 2009 года, я поставлю это в свой план. Но Москва обычно предлагает приехать прямо сейчас, а я же не могу ради этого отменить давно запланированные спектакли в Метрополитен-опера!

РГ: Что вы покажете в своем юбилейном концерте в Кремлевском дворце?

Малахов: Финал из "Спящей красавицы", "Вояж" на музыку Моцарта и "Арию" Гайдна. Это была инициатива Наталии Дмитриевны Касаткиной и Владимира Юдича Василева таким гала-концертом отметить 20-летие моей творческой деятельности. И выступать я буду с их "Классическим балетом", где началась моя творческая биография.
РГ: А с какого момента вы отсчитываете эти двадцать лет?

Малахов: С первого прихода в "Классический балет", когда с 1 августа 1986 года я стал работать артистом балета у Касаткиной и Василева. И проработал у них пять счастливых лет.

РГ: А как они отнеслись к вашему решению уехать из СССР?

Малахов: Да я и сам не думал, что уеду, - это получилось случайно. Все шло прекрасно: меня все любили, все у меня было - и квартира, и партии интересные, мне все давали танцевать и отпускали на любые гастроли. И вдруг на гастролях в Америке пришла мысль: а почему бы не поработать на Западе? И я остался - с русским паспортом и без знания языка. У меня был тогда контракт с театром в Штутгарте, я работал в классах, учил язык, танцевал "Видение розы", и тут позвонили: "Хотите танцевать "Ромео и Джульетту" в Венской опере?"-"Конечно, хочу!". Станцевал, был большой успех - и сразу заключили контракт. Проработал там четыре сезона.

Директор

РГ: Наше последнее с вами интервью состоялось, когда вы только заняли пост директора Берлинского государственного балета. С той поры два главных берлинских музыкальных театра - "Штаатсопер" и "Дейче опер" - успели слиться в один. Вы что, руководите сразу двумя площадками?

Малахов: Тремя. В будущем году присоединится еще и "Комише опер".

РГ: Стало ли лучше?

Малахов: Для балета - конечно. Во-первых, во всех трех театрах шел один и тот же репертуар, и было трудно собрать публику. А сейчас у нас одна балетная компания, у нее нет конкурентов, и вся публика ходит к нам. Причем появилась возможность для координации: в "Дейче опер" - одни спектакли, в "Штаатсопер" - другие.

РГ: И у всех площадок есть какая-то специализация?

Малахов: Нет. Везде идут и классика, и модерн. Публика этих театров хочет видеть разное, да и для балетной компании важно танцевать все. Если сидеть только на классике - это ограничивает артистов. К тому же модерн позволяет тренировать мышцы, которые не используются в классике, и наоборот.

РГ: Публика обычно консервативна - как она в Берлине относится к модерну?

Малахов: Конечно, модерн выдерживает меньше представлений, но на первые спектакли ходят очень хорошо.

РГ: Когда сливаются театры - для трупп это всегда кровавая резня: многие танцовщики потеряют работу?

Малахов: Нет, немногие. Теперь у нас 88 танцовщиков. А прежде во всех трех театрах балет не превышал 110 человек. Так что все прошло не слишком болезненно.

РГ: Но в театральных кругах Москвы пошли слухи, что у вас собираются слить даже оркестры!

Малахов: Это невозможно: спектакли же идут на всех трех площадках одновременно.

РГ: Итак: общая дирекция и общий балет. Оперные труппы тоже слили?

Малахов: Нет, их по-прежнему три. Каждая существует сама по себе, балет единый и танцует везде, а технические службы делают декорации и шьют костюмы для всех четырех подразделений.

РГ:В оперных спектаклях ваш балет занят?

Малахов: Нет. Когда происходило объединение трех трупп, такое участие предполагалось. Я сначала помогал, давал наших танцовщиков для "Аиды", "Кавалера роз" или "Джоконды", потом понял, что это идет в ущерб балетным спектаклям. И сказал: извините, мы не можем. У нас много балетных спектаклей - до ста в год плюс три-четыре премьеры, и танцовщики очень заняты.

РГ: Строго!

Малахов: Конечно. Надо ухо востро держать.

РГ: Ваша труппа часто гастролирует?

Малахов: Есть много предложений и в Америку, и в Японию, но трудность в том, чтобы найти окно в нашем берлинском расписании. Вот в 2009 году "Штаатсопер" закроется на три года на ремонт, тогда появится возможность поездить.

РГ: Этот берлинский опыт слияния театров уникален или может пойти по миру?

Малахов: Думаю, только в Берлине была такая необходимость. Я не знаю другого города в мире, где было бы три оперных театра!

РГ: Москва. Кстати, не намечается ли сотрудничество между театрами Берлина и Москвы?

Малахов: Нет. Но у нас есть возможность звать солистов из России, и я единственный человек в Берлине, который может приглашать на гастроли русские балетные труппы.

РГ: Здесь в вашем артистическом буфете я все время слышу русскую речь. В берлинской балетной компании много русских танцовщиков?

Малахов: Не очень - процентов 15-20. Зато много русскоговорящих: болгар, хорватов, поляков. Восточные немцы знают русский. Даже японки - они учились в России. Поэтому русский язык у нас один из распространенных и рабочих.

РГ: По вашему контракту вы все еще должны полгода работать в Берлине, а полгода используете по своему усмотрению?

Малахов: Когда слились балетные компании, ситуация, конечно, изменилась: работы прибавилось. Но все равно я часто гастролирую - в Вене, Нью-Йорке, в Японии... И много танцую здесь, в Берлине. Вообще должен сказать, что я очень счастлив: для меня нет закрытых дверей.

Гурман

РГ: В берлинских кондитерских продают пирожные "Малаховторте". Это что, в вашу честь или по вашему рецепту?

Малахов: Нет, я к этому никакого отношения не имею - просто так получилось. В Вене тоже есть "Малаховторте". Наоборот, когда я появился на венской сцене, мои фаны стали мне носить эти пирожные в огромных количествах. А там все очень жирно: много крема и рома. Я больше люблю шоколадные конфеты. Или икру с водочкой.

РГ: Вы мечтали о домашнем зоопарке. Все еще не завели?

Малахов: Пока не завел. Вот в скором будущем уйду на пенсию - и тогда обязательно. Но появились две собаки. Когда гастроли - приходится их отдавать знакомым, у которых свой дом. Собакам там просторно, и они не очень страдают. Но я при любой возможности стараюсь быть с ними. Когда ты знаешь, что тебя кто-то ждет, а утром нужно пойти с ними гулять, это приятно. Никакого будильника не надо - они сами как будильник. Зато получаешь заряд энергии на весь день.

РГ: А нагрузка большая?

Малахов: Да. Так получилось, что я сам крутанул это колесо с такой силой и скоростью, что остановить уже невозможно. И ты в этом ритме существуешь. Но, с другой стороны, именно он и позволяет наслаждаться полной жизнью. Жизнь балетного артиста короткая. Нужно все сделать и все успеть.

РГ: Но когда у вас вечером "Лебединое озеро", вы позволяете себе днем передышку?

Малахов: С утра -класс, а днем, конечно, репетиций нет. Зато накануне у меня могут быть репетиции с утра до вечера. Вчера я танцевал "Лебединое", а сегодня весь день работаю.

РГ: Вам удается следить за тем, как развивается русский балет?
Малахов: Конечно, я поддерживаю связь с русскими. Но больше знаю то, что на Западе.

РГ: Думаете по-прежнему по-русски?

Малахов: Уже нет. По-английски.

РГ: Японским случайно не овладели?

Малахов: Говорю, но не свободно. Хотя в Японии был уже 79 раз!

РГ:А где вы от всего этого отдыхаете?

Малахов: На Мальдивах.

РГ: У вас там снова, как на Карибах, бунгало?

Малахов: Нет, живем в отеле.

РГ: У Нуриева, помнится, был свой остров. А где ваш?

Малахов: У меня острова нету. Но все равно я стараюсь хоть на полмесяца в году куда-нибудь выбраться, чтобы немного прийти в себя.

РГ: Как отметили ваш юбилей в театре?

Малахов: У нас с начала сезона идет программа "Малахов и друзья". А на прошлой неделе после "Лебединого озера" я едва успел разгримироваться, как мне завязали глаза и куда-то повели. Усадили в какое-то кресло. А там уже бенгальские огни горят, вся труппа пришла поздравить, торт был огромный - было очень приятно.

РГ: Итак, в Берлин вы вросли, стали здесь своим и уезжать отсюда вам никуда не хочется?

Малахов: Сказать по правде - нет. Хотя город тяжелый. Но всегда нужно иметь, с чем бороться и что преодолевать, - это помогает держать форму. А так мне здесь уютно.

РГ: Вы довольны тем, что сделано за эти двадцать лет и как сложилась ваша карьера?

Малахов: Доволен, но амбиций много, и хочется, конечно, большего.
РГ: А есть такие ворота, которые вы пока не открыли?
Малахов: Конечно, есть. Есть мечты. У каждого человека - свои бзики. А какие - секрет. Если скажу - обязательно не сбудутся. Я суеверный.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11015

СообщениеДобавлено: Пн Фев 26, 2007 12:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 20070226
Тема| Балет, Персоналии, В. Малахов
Авторы|
Заголовок| ВЗГЛЯД С ЗАПАДА
Где опубликовано| «Профиль»
Дата публикации| 20070226
Ссылка| http://www.profile.ru/items/?item=22102
Аннотация|

Государственный академический театр классического балета Наталии Касаткиной и Владимира Василева отметит свой сорокалетний юбилей гала-концертом с участием Владимира Малахова в Государственном Кремлевском дворце 26 февраля.
Этим концертом и сам Малахов отметит 20-летие творческой деятельности. Известный во всем мире танцор, которого называют вторым Барышниковым, родился в украинской глубинке. Его мама, мастер спорта по художественной гимнастике, передала сыну по наследству поразительную гибкость и изящество. Не заметить этой особенности ребенка было невозможно, поэтому четырехлетнего Володю отдали познавать азы балета в кружок криворожского Дворца культуры, где он и дебютировал в партии Стрекозы. Когда мальчику исполнилось 10 лет, его привезли в Москву — учиться в хореографическом училище. Об этом периоде Малахов вспоминает с грустью — ведь дома, на теплой Украине, он бывал всего два раза в год, в каникулы.


В 1986 году Малахов окончил училище, однако выпускника, подававшего большие надежды, не зачислили в труппу Большого театра из-за отсутствия московской прописки. Зато в Театре классического балета Касаткиной и Василева звезду разглядели сразу, и здесь-то отсутствие прописки никого не остановило. Хореографы угадали: вскоре Малахова ждал настоящий триумф. За шесть лет он перетанцевал все ведущие партии (вряд ли в Большом, где юные танцовщики могут много лет дожидаться главной роли, ему бы это удалось). Выступая на московской сцене, Малахов параллельно делал карьеру на Западе: завоевал золотые медали и Гран-при на пяти международных конкурсах, а также премию Сержа Лифаря Парижской академии танца. В 1991 году танцор уехал на гастроли в Калифорнию и не вернулся. «Мечтал почувствовать, что такое творческая свобода, поработать с разными хореографами, танцевать в разных стилях, испытать, на что способен в модерне. Поначалу я не думал, что покидаю страну навсегда. Просто решил какое-то время поработать за границей», — говорит о тогдашнем своем решении Малахов.


Сначала было нелегко — незнание языка, необходимость доказывать свое мастерство, плотный график работы — 64 спектакля за 8 недель. Он танцевал в Штутгартском балете, затем стал солистом Американского балетного театра в Нью-Йорке, где не только исполнял партии классического репертуара — от «Жизели» до «Корсара», но и участвовал в постановках современных балетмейстеров — «Романсо» и «Без слов» Начо Дуато и Drink to me Марка Морриса.


В 1999 году он поставил собственную версию «Баядерки» Минкуса и «Бал-маскарад» на музыку Верди для Венской оперы. Сегодня Малахов живет в Австрии и гордо носит звание лучшего балетного директора, а с 2002 года занимает пост арт-директора берлинской Staatsoper. Впрочем, возложенные на него обязанности не мешают ему выступать по всему миру — в Вене, Берлине, Токио, Нью-Йорке. Порой ему кажется, что все свободное время он проводит в самолетах, и лишь раз за 20 лет выдался целый месяц отпуска, после которого танцовщик еще долго приходил в форму.

Гала-концерт в Кремле предложит обширную программу. Фрагменты балетов «Спящая красавица» Чайковского, «Дон Кихот» Минкуса, миниатюры на музыку Моцарта, Генделя, Обера вместе с Малаховым представят солисты Театра классического балета Екатерина Березина, Марина Ржанникова, Артем Хорошилов и Наталья Огнева
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11015

СообщениеДобавлено: Вт Фев 27, 2007 11:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007022701
Тема| Балет, МТ, Дебюты, Персоналии, Д. Павленко, Е. Кондаурова, В. Терешкина, Т. Ткаченко, А. Сергеев, Е. Осмолкина, А. Сомова, А. Корсаков, Е. Иванченко.
Авторы| Ирина Губская
Заголовок| Небольшие маневры с примами
Появились ли в Мариинском балете новые звезды?
Где опубликовано| «Город»
Дата публикации| 20070226
Ссылка| http://www.gorod-spb.ru/story.php?st=8633
Аннотация|

В феврале в Мариинском балете предприняли массированную атаку на большой репертуар: сразу четыре дебюта в главных партиях полномасштабных спектаклей. В стремлении заполнить поредевшие ряды ведущего состава не углублялись в соответствия. В том числе в соответствие актера и роли.

Дарья Павленко выступила в "Золушке" Ратманского. Но, кажется, эта Золушка на бал опоздала. В ней ожидали несомненную звезду, и не просто танцевальную -- в юной Павленко интриговали аура блоковской мистики и повадки валькирии. Но звезда как-то вылиняла, и появился налет окончательности, ощущение "потолка". Вот и ее Золушка -- серая мышка (хотя и несколько громоздкая) с нарочитой мимикой и ненатуральной пластикой. Правда, в танце тело движется красиво, и когда лицо не старается выразить сценические переживания, глаза по-прежнему хороши.
Дебюты в "Легенде о любви" Григоровича происходят постоянно. Но странное дело -- когда доходит до показа, то собирают спектакль с трудом. На этот раз в партии, которую в балетной среде считают в "Легенде" главной, дебютировала Екатерина Кондаурова. Рывок, произошедший после ее работы в форсайтовской хореографии, обещал энергетическую и красивую балерину. И как минимум интересную Мехменэ Бану. Но словно не она танцевала Форсайта: графика движений размыта, уникальная хореографическая партитура недооформлена, а роль не сыграна. То ли сил не хватило, то ли темперамента, то ли характера. Так что перспектива оказаться средней руки балериной для Кондауровой тоже актуальна.
Виктория Терешкина считается одной из самых техничных балерин мариинской труппы в баланчинских постановках. Но роль Авроры в "Спящей красавице" для нее изначально казалась еще большей нелепостью, чем ранее Никия. Хореография Петипа в самоуверенной, агрессивной манере -- похоже на скрипичное соло в исполнении барабана. К топорности танца добавились недоработки технического плана и сверкание блесток -- на голове, декольте и веках... В остальном Терешкина в роли Авроры выглядела примерно так же, как если бы Чурикова вышла Джульеттой.
Самой загадочной оказалась Раймонда Татьяны Ткаченко. Звезда времен ученичества, к выпуску она уже практически погасла. Но в театре на нее возлагают непосильно значительный репертуар. И репетитор у нее из лучших -- но даже гениальный ваятель не придаст гипсу долговечности и красоты мрамора. Раймонды на сцене не обнаружилось. В готическом замке оказалась тяжеловесная кустодиевская красотка с набором шаржированных гримас на лице.
Кстати, проблема последнего времени -- слишком крупные для своих кавалеров партнерши. Мудрено ли, что, например, Антон Корсаков смертельно боялся своей Авроры -- Терешкиной. Впрочем, Евгений Иванченко, считающийся одним из самых надежных партнеров, так увлеченно любовался собой, что умудрился уронить чуть ли не самую удобную партнершу в труппе. Впрочем, в ряде случаев партнерство все же идет на пользу. Например, в "Лебедином" и в "Спящей" Алина Сомова стала более соответствовать спектаклям, оказавшись в дуэте с Игорем Колбом.
Обильное новое пополнение других афишных партий демонстрировало в основном сочетание самоуверенности и зажатости в танце. Хотя, например, Александр Сергеев из "восходящих" -- великолепный Принц в "Золушке", живой, энергичный, современный. Выходит на сцену и сразу становится центром спектакля. А в "Легенде" Екатерина Осмолкина -- легкая, изящная Ширин, каждая клеточка которой радуется жизни. Так что, наверное, все дело в соответствиях роли.
Недостатка в кадрах Мариинка не испытывает. Даже при том, что эти кадры неизменно и все более интенсивно "утекают" в свете неопределенного положения с реконструкциями-строительствами театра. Мы, конечно, талантами богаты. Но если с этими талантами не уметь работать, то их все равно не хватит. Если танцовщику или танцовщице позволяют перемещаться по сцене бытовой походкой, если система амплуа разрушается, если на сцене появляется исполнитель, не знающий, как справиться с ролью, -- привычные перемещения на пальцах балета не спасут.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11015

СообщениеДобавлено: Вт Фев 27, 2007 7:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007022702
Тема| Балет, Балет Азербайджана, Бакинское хореографическое училище
Авторы| Наиля БАННАЕВА
Заголовок| Питомник балетных талантов
Где опубликовано| «Известия»
Дата публикации| 20070227
Ссылка| http://www.izvestia.ru/azerbaijan/article3101590/
Аннотация|

Балет — сравнительно молодой для Азербайджана вид искусства. Тем не менее отечественная хореография, едва народившись в первой четверти прошлого века, бодро взяла с места в карьер и за короткий срок успела выдать целую плеяду талантов. Первой азербайджанской балериной "высокого полета" была народная артистка СССР Гамар Алмасзаде, а первым азербайджанским балетом стала "Девичья башня" композитора Афрасияба Бадалбейли. В 1920 г. был основан Азербайджанский государственный академический театр оперы и балета им. М.Ф. Ахундова. Технической и философской основой национальной балетной школы стал синтез классики и национальных танцевальных традиций.
Излишне утверждать, что для развития любого национального искусства необходимы не только теоретическая и материальная, но и "человеческая" база, то есть кузница кадров. Для азербайджанского балета такой кузницей стало Бакинское хореографическое училище. Оно зародилось в 1923 году как самостоятельная балетная студия. Через 10 лет студия перешла под покровительство Оперного театра, а в 1936-м стала именоваться Бакинским хореографическим училищем.
У истоков школы стояли педагоги из Санкт-Петербурга, в числе первых выпускников была первая балетная звезда Востока Гамар Алмасзаде, вслед за ней в разные годы блистали на сцене Лейла Векилова, Рафига Ахундова, Максуд Мамедов и т.д. Поначалу выпуски были совсем маленькие: например, в 1931 году классическое отделение закончили всего два артиста балета (сегодня число выпускников за всю историю существования школы близится к тысяче у "классиков" и к полутысяче — у "народников").
Выпускники классического отделения по окончании альма матер поступают в основном в балетную труппу Бакинского театра оперы и балета, окончившие отделение народного танца — в Госансамбль песни и пляски. Иные выпускники поступают в Театр песни имени Рашида Бейбутова, в балетные труппы Русского драматического театра и Театра музкомедии. Многие занимаются педагогической работой на местах. По словам директора Бакинского хореографического училища Нейлюфяр Керимовой, в последнее время ежегодно выделяются места для детей из периферии — Лянкарана, Алибайрамлы, Гянджи, Шеки, Гусара, Мингячевира, Губы и т.д. По окончании учебы они направляются в родные места, где преподают классические и народные танцы в школах искусств.
Многие из выпускников разных лет ныне живут за рубежом. Например, в Москве работают Анна Антоничева, ведущая солистка Большого театра, Ренат Арифуллин (тоже работает в Большом театре), Виктория Терентьева — завкафедрой ГИТИСа, Виталий Ахундов — у него своя труппа, Гулам и Людмила Поладхановы преподают в балетной школе, Гумбат Алиев — преподаватель ГИТИСа. У Гахрамана Насирова — частная школа в Турции, в этой же стране работает и Ульви Азизов, один из самых одаренных выпускников Бакинского училища. Эльдар Алиев живет и работает в США, Геннадий Скоробогатов — в Германии, Ариетта Манавенко — в Греции, Ирина Низаметдинова — в Украине, Юлия Кульгавина и Александр Мишин — в Израиле...
"Для сохранения научных истоков в системе балетного искусства и музыки мы тесно контактируем с Московской и Петербургской академиями хореографии, — рассказывает Нейлюфяр Керимова. — Их специалисты, а также балетмейстеры Мариинского и Кремлевского театров ежегодно проводят у нас мастер-классы и входят в состав госкомиссии по выпуску. Наши педагоги повышают свою квалификацию в этих академиях, мы получаем оттуда учебные материалы, программы. Это большая помощь, за что мы премного благодарны нашим российским коллегам".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11015

СообщениеДобавлено: Ср Фев 28, 2007 8:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007022801
Тема| Балет, Персоналии, В. Малахов
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| "Я на своих как цыкну"
Премьер трех театров, хореограф и интендант берлинского Staatsballett ВЛАДИМИР МАЛАХОВ рассказал ТАТЬЯНЕ Ъ-КУЗНЕЦОВОЙ, как у него все это получается.
Где опубликовано| «Коммерсант»
Дата публикации| 20070228
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.html?docId=745978&issueId=36213
Аннотация|


Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

– Почему вы, танцовщик с мировым именем, независимый, заваленный контрактами, еще три года назад согласились стать руководителем труппы?

– Мне было 35 лет, и я подумал, почему бы не попробовать,– когда-нибудь все равно придется заканчивать с танцами. Не получится, так пока ничего страшного. И так бешено закрутил это колесо, что теперь из него не выскочить. Я ведь интендант: то есть не только худрук, но и директор балета, отвечаю за его финансы. Танцующий директор, а еще и педагог, и балетмейстер, и доктор – ко мне все за таблетками-пластырями бегают. Но я привык к этому колесу – работе с девяти утра до десяти-одиннадцати вечера.

– А ответственность, необходимость принимать непопулярные решения, выгонять своих собратьев-артистов...

– Поэтому я и не стал директором в Вене, где проработал больше десяти лет,– не мог бы уволить тех, с кем травил анекдоты в курилке или сидел в буфете. А в Берлине я никого не знал, морально мне было проще. Но в Германии выгнать артиста, проработавшего 13 лет, почти невозможно: он считается "постоянным" членом труппы и может работать до пенсии.

– Ну и у нас так.

– Но у них пенсия не в 38 лет, а в 65. И даже если не выпускать таких дедушек-бабушек на сцену, нанять на их место новых артистов я не имею права. При мне произошло слияние трех берлинских балетных трупп – балеты при "Дойче опер" и "Комише опер" перестали существовать, а труппа при Staatsoper увеличилась. Это немного облегчило дело: сейчас у нас "возрастных" осталось человека три. А недавно мне удалось сделать балет автономным, независимым от оперы: у нас теперь свой бюджет, и мы называемся не балетная труппа Staatsoper, а Staatsballett. И приносим прибыль.

– Говорят, Малахов набирает в труппу русских. Как вам это сходит с рук?

– Ерунда. У меня 89 человек в труппе и 33 национальности. Русскоговорящих много, но это потому, что много людей из Восточной Европы – чехи, поляки, хорваты, русские, украинцы. Но есть и японки, и французы. Когда я провожу просмотр, я не смотрю, откуда человек, запоминаю только его номер. В этом году мне нужны были девочки, просматривались 127, не взял ни одну.

– Ставить балеты вы начали по зову сердца или по необходимости – чтобы заткнуть дырки в репертуаре?

– Вообще-то я не хореограф. Я люблю делать компиляции – взять классический балет, вставить туда что-то свое и рассказать старую историю немного по-новому – так, чтобы зрителям было интересно. Замыслы есть, но пока мое тело работает, пусть лучше другие балетмейстеры ставят для меня.

– Вы не боитесь повредить "телу" рискованными экспериментами, скажем, недавней работой с радикальной Сашей Вальц, которая вообще не ставит балеты?

– Она и для солиста никогда не ставила, всегда для группы, в крайнем случае для двоих-троих. То, что делает Саша, кажется невозможным, невыполнимым, но как раз это меня и завело. Я подумал, если не получится, по крайней мере не пожалею о потраченном времени. На первой же репетиции выложился так, что на следующий день шевельнуться не мог.

– Что делать-то пришлось?

– Да все – я рассказывал сюжет "Лебединого" и одновременно показывал его за всех персонажей. Я читал письмо Татьяны из "Онегина", пел, шмякался об пол, колотился в судорогах... Получилась такая абстракция, которую Саша вытащила из моих рассказов о себе. Она все записывала о моем детстве: как стоял мой дом, что было в комнате, где ходил трамвай, что я любил, что мне не нравилось. Из всего этого получился такой вроде бы бессвязный текст, я говорил и танцевал одновременно. Эта штука требовала невероятных энергетических затрат. Самое трудное было рассчитать запасы энергии – и Саша научила меня выплескивать ее так, будто она ударяется о невидимую стенку и возвращается ко мне обратно.

– Не хотите ли поработать со своим первым хореографом, своим одноклассником и нынешним худруком Большого Алексеем Ратманским, который еще в школьном интернате ставил на вас сценки-номера?

– Думаю, сейчас он стал ставить немного зажато – давит груз худрука. Хотя его "Времена года" в Нью-Йорке мне понравились – там есть замечательные места. Есть, конечно, и длинноты, я бы их сократил, но это дело вкуса.

– Может, в вас говорит обида на коллегу, переманившего у вас премьера Артема Шпилевского?

– Конечно, неприятно было из четвертых рук узнать о том, что твой премьер подписал контракт с Большим театром. И, конечно, я подколол этим Алексея в Нью-Йорке, все-таки мог бы сам сказать мне, что ему нужен Шпилевский. Мы бы нашли какой-то компромиссный вариант. Но обиды я не держу.

– Хотели бы быть на его месте – у руля Большого?

– Ну нет. Это очень трудная труппа.

– Как вы нашли свою родной коллектив?

– Там осталось очень мало народу, с кем я работал. Конечно, труппа стала другой. У нас была настоящая семья, и мы все хотели танцевать. Сейчас я такой концентрации не почувствовал. И дисциплина странная: вот педагог в классе задает руки в третью позицию. Я это выполняю, хоть мне и не очень удобно, остальные делают, как кому нравится. У меня такое невозможно: я на своих как цыкну, так сразу трепет общий,– все смотрят, кто что не так сделал.

– Как "цыкнете"?

– Языком. Вот так: "Ц-ц-ц". Потому что, если не хотят работать, могут идти в другую труппу, я их не держу.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11015

СообщениеДобавлено: Ср Фев 28, 2007 8:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007022802
Тема| Балет, Персоналии, В. Малахов
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| Директор балета Унтер Ден Линден Владимир Малахов: "Я сам и половина моей труппы - подопытные кролики"
Где опубликовано| «Известия»
Дата публикации| 20070228
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article3101595/
Аннотация|



16 лет назад чудо-юноша Володя Малахов покинул Россию и приступил к покорению Запада. Сегодня 39-летнего Малахова называют первым танцовщиком мира и одним из самых удачливых балетных менеджеров. В том, что он до сих пор хорош на сцене, убедились очевидцы гала-концерта в Кремле. А о своих менеджерских заботах и достижениях директор балета Немецкой государственной оперы Владимир Малахов рассказал корреспонденту "Известий" Светлане Наборщиковой.

вопрос: Однажды вы сказали, что ваш идеал в балете — Мария Каллас. Как это понимать?

ответ: Я всю жизнь мечтал танцевать так, как Каллас пела, и никогда не искал кумиров среди своих коллег. Всегда хотел быть первым Малаховым, а не вторым Нуриевым.

в: Вам это удалось. Что еще вы хотите от жизни?

о: Долго перечислять. Например, балет Немецкой оперы пока не самая лучшая труппа мира, а мне хотелось бы сделать ее лучшей.

в: Говорят, у вас глаз — алмаз. Кто из танцовщиков, принятых в этом году в труппу, станет звездой?

о: Не могу давать прогнозы, тем более что улов в этом сезоне невелик. Просматривалось 127 девочек, я не взял ни одной. И 97 мальчиков. Принял четверых на годовой контракт.

в: Почему такой малый срок?

о: Для западного балета срок нормальный. Это в России, если человек переступил порог театра, то остается там до пенсии.

в: Как вам удается успешно совмещать карьеры танцовщика и директора?

о: Я сам завел это колесо и остановить его уже не могу. Кручусь, как белка, с десяти до десяти, и самое удивительное, что не устаю.

в: Подчиненные ваш ритм выдерживают?

о: Приходится. Я даю артисту один шанс, другой и намекаю, что третьего уже не будет. Но я не диктатор, а глава большой и дружной семьи. Знаю, в каких случаях надо прикрикнуть, а когда похвалить.

в: Дружная балетная труппа — противоречие в термине. У вас действительно нет интриг?

о: Интриги возникают, когда кто-то что-то делает за спиной. Я стараюсь это пресекать, потому что сам человек откровенный и прямой. И всегда говорю танцовщикам: если у вас проблемы, придите ко мне и расскажите.

в: Если артист покидает труппу, вы его ревнуете или благословляете? Я о том, что в Большом театре появилась новая звезда — Артем Шпилевский, бывший ваш премьер.

о: Это нормально, когда артист ищет себя. Но со Шпилевским ситуация иная, для меня неприятная. Алексей Иосифович Ратманский мог бы позвонить и сказать, как директор директору: "Мне нужен Шпилевский. Давай обговорим его переход в труппу Большого". Но я узнал об этом, когда контракт был уже подписан.

в: Выходит, ваш бывший одноклассник переманил у вас артиста, и вы с ним больше не друзья?

о: Вряд ли такая малость может нас поссорить. Но я высказал Алеше все, что думаю по этому поводу. Рад, что он меня понял и извинился.

в: С Большим, помнится, у вас и раньше были проблемы — в свое время Юрий Григорович не взял вас в труппу.

о: Никаких обид на Григоровича и театр у меня давно нет. Я думаю, что судьба тогда уберегла меня от Большого. Не знаю, как сегодня, но двадцать лет назад затеряться в этом огромном коллективе было легче легкого.

в: Вернемся в Берлин. Как воспринимает балет немецкая публика?

о: Есть своя специфика. Не важно, как раскручивается премьера, какие даются анонсы. Люди в любом случае покупают билеты с опаской. Но если все прошло хорошо, слух об этом распространится со скоростью вируса и на следующий день зал будет полон.

в: Вы приглашаете дорогих хореографов. Германия не ограничивает театр в средствах?

о: Мы финансируемся как государственная структура, но все равно приходится крутиться. В январе я сэкономил на собственной юбилейной программе. Зато появилась возможность пустить сбереженные средства на безумно затратные "Вечер балетов" Роббинса и "Сильвию" Аштона.

в: Вступая в должность, вы говорили, что не будете заниматься финансовыми вопросами.

о: Хотелось бы, но не получается. Театру нужны деньги, а я — лицо театра. Все проекты, в том числе и коммерческие, требуют моего присутствия. Видите браслет у меня на руке? Сейчас я и половина труппы — подопытные кролики одной берлинской клиники.

в: В чем заключается опыт?

о: В том, чтобы определить, как организм переносит большие нагрузки, успевает ли восстанавливаться. Все наши биоритмы записываются. Потом браслеты подсоединят к компьютеру и расшифруют показания. Медицине польза, и нас, как кроликов, подкормят.

в: Сергей Довлатов описал один случай: зашел он в Нью-Йорке в бакалейную лавку, а там на стене фотография Барышникова. Вот это, говорит Довлатов, и есть слава. Когда даже в лавке знают, кто ты такой. Вы уже достигли этой степени популярности?

о: В Германии — определенно нет. На улицах узнают, но портреты в лавках... Над этим еще надо работать. Вот Япония — совсем другое дело. Обожание танцовщиков там нечто вроде национального досуга, очереди за автографом выстраиваются на два квартала.

в: В России вас тоже очень любят. Когда приедете вновь?

о: Года через три, не раньше. Бывал бы чаще, но мешает несовершенная система приглашений. У нас почему-то принято приглашать за несколько месяцев до выступления, а у меня сезоны расписаны на полтора-два года вперед. Фактически я живу в самолете.

в: Если спуститься на землю, где вам комфортно?

о: Там, где удобно танцевать. Это в первую очередь. А в Берлине мне хорошо с моим зверьем. У меня две кошки и две собаки. Подойдет такое теплое, лохматое существо — и все проблемы долой. Если бы не танец, я стал бы ветеринаром. Буду посвободнее — заведу себе зоопарк.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11015

СообщениеДобавлено: Ср Фев 28, 2007 8:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007022803
Тема| Балет, Театр классического балета, Гала-концерт, Персоналии, В. Малахов
Авторы| Татьяна Кузнецова,
Заголовок| Па-де-де на родине героя
// Владимир Малахов отметил тройной юбилей в Кремле
Где опубликовано| «Коммерсант»
Дата публикации| 20070228
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.html?docId=745961&issueId=36213
Аннотация| гала-концерт балет

Владимир Малахов пропел генделевскую «Арию» всеми мышцами своего тела Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

В Кремлевском дворце Театр классического балета под руководством Натальи Касаткиной и Владимира Василева дал гала-концерт, посвященный трем событиям: 40-летию существования труппы, 30-летию работы художественных руководителей на этом посту и 20-летию балетной карьеры самого прославленного солиста театра – Владимира Малахова, который приехал из Берлина, чтобы станцевать на юбилее своей первой труппы. Последнему обстоятельству искренне порадовалась ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.
Несмотря на то что дело происходило в Кремле и танцевала не последняя столичная труппа, юбилейный концерт получился жалким до неловкости. Выглядело все так, будто мировая знаменитость заехала в родную глубинку, чтобы станцевать в местной самодеятельности, где сделала свои первые профессиональные шаги. Все стараются, чтобы визит прошел честь по чести, тепло вспоминают былое, даже шутят, но контраст слишком разителен, чтобы свидание доставило радость.
В первом отделении давали экстракт из "Спящей красавицы" с Владимиром Малаховым в роли Дезире. Выбор естественный – эту вершину русского классицизма премьер постоянно танцует у себя в Берлине, где сам ее и поставил. Беда в том, что версия его бывших руководителей сильно отличалась от его собственной. Персонаж Владимира Малахова – в белом, шитом золотом мундире со стоячим воротником и орденской лентой, прячущий волнение под церемонной воспитанностью,– выглядел каким-нибудь австрийским эрцгерцогом, представлявшим деспотичной матери-императрице неугодную ей избранницу. Этот принц крови не пыжился и не рвал жилы: три корректных пируэта; два невысоких, но отчетливо проартикулированных тура в воздухе; не раздернутые, а свободно распахнутые ноги в jete en tournant; неторопливое шене, изысканные позы и великолепные мягкие руки. С дамой своей он обращался с невиданной деликатностью – так подавать руку, так выводить вперед на пируэт, так отстраняться, чтобы подчеркнуть ее выигрышную позу, на родине господина Малахова никто не умеет.
А вокруг этого европейского благообразия царил самый настоящий российский бедлам. На самом выходе (балетмейстеры Касаткина и Василев придумали героям прыжковое антре) принцесса Аврора (Екатерина Березина, наклеившая такие длинные ресницы, что ее глаза стали похожи на щели почтового ящика) рухнула прямо под ноги титулованному жениху, так что он едва успел притормозить с собственным jete, чтобы не приземлиться ей на голову. В адажио подавленная балерина оцепенела настолько, что совсем перестала брать форс на пируэтах, отчего ее патологически музыкальному партнеру пришлось крутить даму самому, чтобы успеть закончить вращение одновременно с музыкой.
Королевский двор соответствовал своей принцессе. На обочине суетилась карлица-королева с непомерно длинным королем (шутка постановщиков), крутил незапланированный большой пируэт какой-то придворный арап, бойкая фея Карабос в ботфортах по-мушкетерски размахивала шпагой, тряс кулаками Людоед – поролоновое чудище невероятных размеров, прохаживались фигуры в виде знаков зодиака, шлепал своих жен по заднице Синяя Борода, грязно танцевали сутулое Серебро, косолапое Золото и крупная Сапфирша, громадной кометой проносилась в па-де-ша Фея Сирени. Кавардак венчало явление принца и принцессы в ночных сорочках (балетмейстеры, решив расставить точки над i, ввели после церемонного па-де-де интимный дуэтик), но даже в этот диковатый апофеоз эрцгерцог Малахов умудрился привнести благопристойную нежность.
Второе отделение отличалось еще большим разнообразием. Между суетливой бестолковостью "Экзерсиса" из балета "Проделки Терпсихоры" и удалой нечистоплотностью классических па-де-де попался балетик под названием "Serenata not turna" на музыку Моцарта, некогда поставленный худруками для Владимира Малахова, а теперь отданный на откуп Николаю Чевычелову, объявленному лучшим танцовщиком Москвы. В нем композитора Моцарта одолевают поклонники во главе с какой-то "инфантой", а творец всячески над ними подшучивает с помощью своего огромного шага и грациозных прыжков под затейливым именем gargouillade. У господина Чевычелова хоть и коротковатые ноги, но природных данных для этой хореографии хватает. Но Моцарт у него превратился в такого жеманного кривляку, что пора ставить для "лучшего артиста Москвы" более актуальные балеты – например, про перемену пола.
На фоне местечкового праздника два сольных номера Владимира Малахова выглядели живым укором. И вовсе не потому, что поставлены гениальными хореографами. Скажем, генделевская "Ария" американца Вэла Канипороли – лишь очередная вариация на тему "лицедей и его ранимая душа": белая маска на лице танцовщика, "барочные" поклоны, вычурный ажур кистей рук, механические движения и – со снятой маской – тягучие растяжки, мучительные вынимания ног, сломанный корпус, тоскливое угасание. Но у Владимира Малахова все эти банальности наполнены такой музыкальной истовостью, каждая мышца его податливого тела стонет и плачет так искренне, что "Ария" превращается в обезоруживающую исповедь. Номер "Вояж", поставленный Ренато Занеллой на музыку Моцарта в технике европейского модерна,– тоже исповедь, на сей раз вечного странника. Воображаемый чемодан, воображаемые стены отелей, воображаемые друзья, с которыми приходится расставаться в аэропортах, воображаемое одиночество и неприкаянность – все это, конечно, очень грустно. Но было бы гораздо печальнее, если бы странник Малахов провел свою жизнь в родной труппе в съездовских стенах Московского Кремля.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11015

СообщениеДобавлено: Ср Фев 28, 2007 8:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007022804
Тема| Балет, Театр классического балета, Гала-концерт, Персоналии, В. Малахов
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Родня
Владимир Малахов выступил с «Классическим балетом»
Где опубликовано| «Время новостей»
Дата публикации| 20070228
Ссылка| http://www.vremya.ru/stories/30/
Аннотация| гала-концерт балет



Нынешний сезон у театра, которым руководят Наталья Касаткина и Владимир Василев, -- праздничный, сороковой по счету. Отметить эту дату театр решил внушительно: на празднование был приглашен Владимир Малахов. Звезду American Ballet Theatre и одновременно руководителя Берлинского балета непросто зазвать на гастроли, но тут случай особый. Малахов начинал свою карьеру именно у Касвасов -- двадцать лет назад, когда Юрий Григорович ухитрился не разглядеть феноменальной одаренности выпускника московского училища и отказался взять его на работу в Большой, которым тогда правил (формальная причина была смехотворна -- отсутствие московской прописки), Касаткина и Василев охотно приняли танцовщика в штат. Малахов проработал у них пять лет и до сих пор благодарен за те годы, когда вокруг только что закончившего школу мальчишки вертелся весь театр, на него кроился репертуар. Вот он и приехал к Касвасам сейчас, в силе и славе. И даже решил одновременно устроить нечто вроде собственного юбилея -- 20 лет творческой деятельности. Под такой случай был арендован Кремлевский дворец.

Выглядело это все... Ох. Ну вот представьте себе обжитую, довольно чистую, добродушную деревню за пару тыщ километров от Москвы. В нее приезжает ненадолго чемпион «Формулы один», в ранней юности упражнявшийся на местном тракторе. Деревня, безусловно, ему рада («наш!»), но хочет показать, что и оставшийся народ не лыком шит. И праздник строится так, чтобы с приезжим еще и посоревноваться.

В первом отделении дали сюиту из балета «Спящая красавица»» -- идея была в том, чтобы дать возможность зрителям взглянуть на финальное па-де-де Авроры и принца Дезире (одна из главных ролей в обширном репертуаре Малахова). В других театрах мира, когда «Спящую» разбирают на части, в концерт обычно ставится последний акт, так называемая «Свадьба Авроры». Здесь поступили так же, но начали не с выхода сказочных персонажей, чей парад и составляет значительную часть «Свадьбы», а с длинного и бессмысленного соло Феи Карабосс. В версии Касаткиной и Василева эта роль, обычно исполняемая мужчинами, переделана в балеринскую пуантовую партию. И Полина Кырова, танцовщица с жесткими, как проволока, руками, втыкающая каждый пуант в пол так, будто наступает кому-то в печень, сладострастно кружила по сцене и, несмотря на мертвое молчание зала, чувствовала себя героиней вечера. Во втором отделении той же балерине, имеющей счастье быть женой директора совхо... прошу прощения, театра, был устроен выход еще и в «Эсмеральде» -- вдруг кто-нибудь, пришедший «на Малахова», танцовщицу еще не оценил.

Во втором отделении выкатили сельчане и памятный трактор -- специально поставленный для Малахова балетик на музыку Моцарта. Порулить Малахову не дали -- понятно, что текст он уже не помнит, а времени учить заново у живущей по жесткому расписанию звезды точно не было. Потому главную роль исполнял нынешний премьер Касвасов Николай Чевычелов. Какой-то отъявленный его враг, объявлявший номера по трансляции, представил артиста как «первого танцовщика Москвы», и в зале пронесся изумленный шум. Чевычелов, безусловно, танцовщик не последний -- у него есть прыжок, и при желании он может даже слегка «повиснуть» в воздухе, хоть это не всегда ему удается. Но «первый»? Только в случае, если Большой театр в полном составе, от премьеров до второго кордебалета, переедет в Усть-Урюпинск. В малаховской роли Моцарта, дающего уроки танцев некой Инфанте (Екатерина Березина), Чевычелов так старался «перемалаховить» Малахова, что предстал дикой карикатурой на танцовщика. Манерный в движении каждого мизинца, слащавый в каждой улыбке, зазывно покачивающий бедрами -- везде, где у Малахова был лишь дразняще-легкий намек на шалость, где пластика раскрашивалась барочными завитушками, Чевычелов слагал жирную поэму дурного вкуса.

А почетный гость будто не замечал бедности техники, развязности манер и надрывного ухарства односельчан. Для него они, должно быть, остались воспоминаниями о юности и тем заведомо были милы. Он выходил на сцену в своем нынешнем качестве и в па-де-де из «Спящей» демонстрировал фирменные легкие взлеты, бесшумные приземления и редкостную для танцовщиков хай-класса манеру безупречного партнерства, когда весь труд танцовщик берет на себя, умело скрывает его и в результате любая балерина производит впечатление девушки порхающей и парящей. А в двух сольных номерах, каждый из которых он танцует уже не первый год, -- «Ария» Вэла Канипароли и «Вояж» Ренато Занеллы -- он снова проговорил привычный для него мотив артистического странствия, где путешествие тела нераздельно с путешествием души. Невидимый чемоданчик в руке, обреченный и полный надежд шаг вперед, дрожание вытянутых перед собой пальцев -- «постой, жизнь, не спеши» -- и вот та текучесть, та немыслимая малаховская гибкость, что поразила учителей еще на вступительных экзаменах в МАХУ 28 лет назад. Никаких великих хореографических достоинств ни в «Арии», ни в «Вояже» не найти (да и похожи номера как близнецы, разве что в первом из них танцовщик одевает и снимает белую маску), но они позволили Малахову просто быть на сцене самим собой, вот тем уникальным организмом, что от рождения был предназначен танцам. Жаль, конечно, что ничего нового танцовщик Москве в этот раз не показал. Досадно, что обычно пристойно поддерживающие репертуар Касвасы на его фоне выглядели так жалко. Но лишний визит Малахова в Москву, отнюдь не каждый год в ней появляющегося, -- уже счастье. И в конце концов то, что он именно у Касвасов начинал, все равно оставит их в истории балета. Как малую родину чемпиона.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11015

СообщениеДобавлено: Чт Мар 01, 2007 8:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007022805
Тема| Балет, МТ, Гастроли в Москве, «Ундина»
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Ундина
Где опубликовано| Timeout.ru
Дата публикации| 20070228
Ссылка| http://www.timeout.ru/text/show/51475/

Аннотация|


Мариинский театр приезжает в Москву лишь раз в год - на премию "Золотая Маска" - и привозит те спектакли, что в московском репертуаре не увидишь. В этот раз главным событием гастролей станет "Ундина" - спектакль, который вообще нигде в мире больше не сыскать.
Французский хореограф Пьер Лакотт, специализирующийся на восстановлении древних балетов (в Большом идет его "Дочь фараона"), собрал исчезнувший сто лет назад со сцены спектакль по описаниям газетных рецензентов. Описания были восторженные - и когда "Ундина" в 1843 году была впервые поставлена в Лондоне Жюлем Перро, и когда восемь лет спустя ее показали в Петербурге, переименовав в "Наяду и рыбака". В истории "Ундина" осталась образцовым романтическим балетом - и в наше совсем не романтическое время Лакотт решил показать, как все это могло выглядеть на сцене. То есть, отправляясь на спектакль, вы можете примерно представить себе, что сидите рядом с Федором Михайловичем Достоевским, который был так возмущен этим спектаклем, что даже специально написал об этом: классик придрался к тому, что танцовщик, удерживая немаленький вес балерины, счастливо улыбался, - это показалось ему отступлением от правды жизни.
Во времена Достоевского "Ундина" выглядела примерно так же, как и сейчас. Бодро рассказывалась образцовая романтическая история о том, как на Сицилии жил рыбак по имени Маттео, был весел, счастлив и собирался жениться на милой девушке по имени Джаннина. Накануне свадьбы вышел в море - и вместе с морской травой вытащил на берег неводом русалку. И прощай, спокойная жизнь.
Рыбак влюбился в неземное существо, высшими силами (Королевой моря) был определен краткий срок, в который он должен успеть жениться на русалке, пока не завянет цветок у нее на корсаже. Герой отважно отправляется за ней на дно морское. Лакотт аккуратно воспроизвел все сцены, которые особенно поражали воображение зрителей в позапрошлом веке. Вот ревнующая русалка-невидимка устраивает в доме бывшей невесты Маттео форменный полтергейст и рвет в ее руках пряжу. Вот Ундина, уже отказавшаяся от бессмертия, поверившая, что вот-вот выйдет замуж, обретает тень и страшно удивляется, что за странная штуковина преследует ее в полночном лунном лесу. Вот Маттео не успевает дать необходимую клятву, и идущая к венцу русалка никнет в его руках, тая при каждом шаге.
Но самое главное - Пьер Лакотт предложил Мариинскому театру тот язык, на котором говорил балет в дни своей молодости и на котором до сих пор говорит лучший театр мира, Парижская опера, - язык французской мелкой техники. Наши люди привыкли к величественным ансамблям, к большим позам (балерина как замрет - от поднятой вверх руки гул должен в зале идти). Хореограф же заставил петербургских балетных забыть эту манеру внушительно ронять "слова" и подарил им беззаботный мелкий щебет заносок и прыжков антраша, требующих ювелирной точности.
22-летняя звезда Мариинки Евгения Образцова, исполняющая главную партию, два года назад утащила Первую премию на Московском международном конкурсе артистов балета из-под носа выпускниц столичной школы. Международная карьера ее партнера Леонида Сарафанова после "Ундины" стала стремительно раскручиваться - он уже танцевал в "Ла Скала". Оба номинированы на "Маску" за исполнение главных ролей, как и Лакотт. И, конечно же, сам спектакль участвует в главном конкурсе.
В XIX веке "Ундина" славилась своей "картинкой", и Пьер Лакотт постарался соответствовать легенде. В номинации "Маски" не внесена работа Лакотта как сценографа, но, если жюри и не будет оценивать светло-розовое небо над морем, пряничный домик, закатную сиреневую тьму и лунный лес, зрителям-то ахнуть при виде этих сказочных пейзажей никто не помешает.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11015

СообщениеДобавлено: Вс Мар 04, 2007 11:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007022806
Тема| Балет, «Театр американского балета» (AБT), Гастроли в Париже, «Зеленый стол», «Свободная фантазия», «Темные элегии», «Пей за меня одними глазами», «В комнате наверху», Персоналии, В, Парт, И. Дворовенко
Авторы| Михаил Мейлах, Париж
Заголовок| Барышников все еще виден
В Париже завершились гастроли Театра Американского Балета
Где опубликовано| Опубликовано только в интернет-версии "МН", 28.02.2007
Дата публикации| 20070228
Ссылка| http://www.mn.ru/issue.php?2007-7-76
Аннотация|

«Театр американского балета» (AБT) – одна из трех, наряду с Балетом Сан-Франциско и баланчинским «Нью-Йорк сити балле», старейших постоянных балетных трупп Америки. Театр был создан в 1939 году в Нью-Йорке на основе труппы танцовщика Большого театра Михаила Мордкина - участника первого из дягилевских сезонов, партнера Анны Павловой, в двадцатых годах открывшего балетную школу в этом городе.

Особенность театра - разнообразие репертуара, включающего, наряду с современными постановками, классические и неоклассические балеты. За почти семидесятилетнюю историю театра на его сцене танцевали и ставили едва ли не все ведущие танцовщики и хореографы Старого и Нового Света. В 80-годы театром руководил Михаил Барышников, педагогом-балетмейстером работала Елена Чернышова; сегодня педагог труппы – бывшая звезда Мариинской сцены Ирина Колпакова. В труппе АБТ сейчас работают несколько русских танцовщиков – Диана Вишнева и Вероника Парт (Вишнева, к сожалению, в парижских гастролях не участвовала), Геннадий Савельев, Ирина Дворовенко и Максим Белоцерковский, чета солистов из Киева; из Берлина приезжает Владимир Малахов. Ещё в шестидесятые годы АБТ дважды гастролировал в России.

Недельные парижские гастроли, проходившие в театре «Шатле», помнящем дягилевские постановки, включали - в традиции театра - программы самые разнообразные, всё еще отмеченные личностью Барышникова. Классический балет был представлен сценой «Теней» из «Баядерки» Петипа, тщательно воспроизведенной Натальей Макаровой в 1980 году, однако танец солировавшей Вероники Парт не смог передать подлинной поэзии сновидения Солора, чтò тем более было заметно на фоне достаточно вялого кордебалета (интереснее в этой партии смотрелась Ирина Дворовенко). В других программах можно было увидеть «Призрак розы» с Германом Корнехо, поставленный Михаилом Фокиным для «Русских балетов» Дягилева, который на сцене того же «Шатле» в июне 1911 года танцевали Карсавина и Нижинский; па де де Зигфрида – Черного лебедя, и, наконец, редко идущее па де де «Диана и Актеон». Его сочинила в 1935 году Агриппина Ваганова для возобновленного ею на сцене Мариинского театра балета Жюля Перро «Эсмерадьда», потом Вахтанг Чабукиани танцевавший Актеона, добавил к своей партии вариацию, а спустя ещё 15 лет Рудольф Нуриев перенес номер на сцену АБТ.

Наследие Баланчина было представлено на гастролях не самым совершенным из балетов великого хореографа - «Концертной симфонией» на музыку Моцарта. Вообще Баланчин, по преданию, АБТ не любил и лишь из симпатии к Барышникову разрешил Джону Тарасу перенести этот балет на его сцену. К сожалению, труппа, не самая сильная и в классике, неоклассическим стилем Баланчина тоже владеет не в совершенстве, проявляя ту же «жесткость», какой отличались лет 15 назад первые баланчинские спектакли Мариинского театра. Но сегодня Баланчина лучше всего танцуют именно там и в Парижской Опере. Здесь же, заметим, что качеству спектаклей не способствовал и приглашенный оркестр Padeloup - несомненно, худший из всех парижских оркестров.

Скорее иллюстрацией из истории балета – на этот раз экспрессионистского, можно считать «Зеленый стол» Курта Йосса, поставленный в 1932 году в Париже и возобновленный для АБТ дочерью хореографа. Этот ангажированный балет – «Пляска смерти» ХХ века, своего рода пророчество о бедствиях, которые не замедлили принести коммунизм и фашизм, и одновременно пародия на политиков, не сумевших им противостоять. В репертуар АБТ этот знаменитый балет вошел два года назад.

Неизбежная и, увы, скучнейшая «американская тематика» представлена безнадежно устаревшим «характерным» (а на самом деле – «мюзик-холльным») балетом «Свободная фантазия». Его поставил для АБТ в 1944 году замечательный, впрочем, мастер Джером Роббинс на музыку Бернстайна.

Переходным к современной хореографии можно считать и хорошо исполненный, лаконичный в средствах балет Энтони Тюдора «Темные элегии» на музыку «Песен об умерших детях» Густава Малера. Здесь обращает на себя внимание американский танцовщик Саша Радецкий, учившийся у русских педагогов в России и в США.

Лучшее же, что было показано на гастролях, принадлежит к области современного танца. Это виртуозные балеты Марка Морриса («Пей за меня одними глазами», музыка Вирджила Томсона) и Туайлы Тарп («В комнате наверху», на музыку знаменитого минималиста Филиппа Гласа). Комическим образом, к концу спектакля трудно было что-либо разглядеть – в театре, старом и плохо оборудованном, не только сцена, но и зал потонули в облаках искусственного дыма. Обоих хореографов пригласил поставить эти балеты в АБТ тот же Барышников.

Сегодня труппа, возглавляемая Кевином Маккензи, уже далеко не в том состоянии, до какого ее поднял Барышников (в особенности в том, что касается классики); располагая несколькими прекрасными солистами, она не блистала, по крайней мере на парижских гастролях, звёздами первой величины.

Однако театр продолжает выполнять свою миссию – знакомить американцев с разными стилями и направлениями в балете. Для парижан, избалованных Парижской Оперой, этого, однако, оказалось недостаточно: театр Шатле, не такой уж большой, не был целиком заполнен ни на одном из спектаклей, а субботний утренник прошёл при полупустом зале.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 8 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика