Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2009-09
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20587
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 02, 2009 9:18 am    Заголовок сообщения: 2009-09 Ответить с цитатой

В этом разделе газетного киоска помещаются ссылки на статьи, вышедшие в сентябре 2009 года (первый номер ссылки - 2009090101 означает: год - 2009, сентябрь месяц - 09, первый день месяца - 01, первый порядковый номер ссылки за данный день - 01 ). Пустой бланк для библиографической карточки.

Номер ссылки|
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|
Аннотация|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20587
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 02, 2009 9:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009090201
Тема| Балет, XI Московский международный конкурс артистов балета , Персоналии,
Авторы| Борис ТАРАСОВ
Заголовок| Как выиграть золото //
XI Московский международный конкурс артистов балета заставил задуматься о кризисе конкурсного движения в целом

Где опубликовано| «Театральные Новые Известия» - Театрал
Дата публикации| 20090902
Ссылка| http://teatr.newizv.ru/news/1913/
Аннотация|

Сорок лет назад, в 1969 году, вопрос «Быть ли первому Московскому конкурсу артистов балета?» не стоял, ответ был однозначен – быть! Советский Союз должен был доказать в «честном и открытом» соревновании, что «даже в области балета…».

Конечно, побеждали сильнейшие, и, конечно, это были представители СССР. А как могло быть иначе? Ведь за год до конкурса отбирались самые одаренные танцовщики со всей страны, и весь год их готовили к конкурсу лучшие педагоги Большого и Кировского театров.

А из-за рубежа, так же как и сейчас, приезжали те, кто хотел и мог оплатить дорогу и вступительный взнос. Среди них иногда появлялись действительно талантливые танцовщики, и тогда среди обязательных советских победителей вдруг вспыхивала новая звезда. Шли годы, Советский Союз распался, и международный статус Московского конкурса все чаще оборачивается «межсоюзным» – с российскими участниками теперь соревнуются ближайшие соседи из СНГ. Европейские и американские танцовщики – те, кто мог бы составить действительную конкуренцию русским, Московский конкурс игнорируют. Объясняется это просто – распространившаяся в Европе и США система кастингов значительно упростила жизнь танцовщиков. Чтобы заявить о себе, достаточно приехать на просмотр в интересующую тебя компанию или прислать видеоматериал. Конкурсы же чреваты случайностями, стрессами и (часто) пристрастным судейством.

Для танцовщиков из бывшего Союза конкурсы, напротив, источник возможных благ – как материальных, так и карьерных. Существует даже такое понятие, как «конкурсный танцовщик» – тот, кто из года в год путешествует по всевозможным конкурсам, собирая дипломные и призовые деньги. Другая категория участников конкурсов – это, как ни парадоксально звучит, танцовщики не «конкурсные» – те, кто приходит на них в надежде или в уверенности показать себя и улучшить свое положение в труппе. Иные из них наивны и восторженны, иные уверены в себе и имеют надежную «лапу» в жюри или оргкомитете. Вторых в последнее время становится все больше…

А как может быть иначе, если многие члены жюри стали уже «профессионалами» – приезжают в Москву не в третий и даже не в четвертый раз. Работа в жюри престижна и приносит ощутимую прибавку к не самой большой балетной пенсии. Неудивительно, что вслед за «постоянными членами жюри» приезжают их ученики и подопечные из трупп, где члены жюри работают…

Юбилейный конкурс начался с рекордно малого количества участников всего из двадцати стран, девять из которых – страны бывшего СНГ. Мудро учитывая видимость объективности и географический диапазон, жюри вывело в финал представителей более половины стран-участниц. Большинство финалистов, говоря по совести, по своим техническим возможностям недостойны были даже просто участвовать в конкурсе. Но ради соблюдения тех же принципов некоторые из них даже удостоились наград.

Результаты младшей группы ошарашили любителей балета, знающие люди лукаво улыбались – итоги были предрешены заранее, когда стали известны имена участников, а точнее, участниц конкурса. Ибо нынешний конкурс по младшей группе имел лишь одну цель – вывести в победительницы одну из выпускниц МГАХ этого года. Сообразительная девочка с красивыми линиями, посредственной техникой и отсутствием индивидуальности получила золотую медаль Московского конкурса.

В старшей группе ситуация была более объективна – большинство медалей получили действительно те, кто их заслуживал, несмотря на достаточно средний общий уровень участников. Главными и справедливыми победами стали золотые медали умной и тонкой балерины Марии Семяниченко из Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко и лучшего молодого премьера Мариинского театра Владимира Шклярова. Впрочем, последнему пришлось разделить первое место с опытным «конкурсантом» и трюкачом Андреем Писаревым.

Отзвучали фанфары, остался неприятный осадок и ощущение полного произвола и безразличия к главному – состоянию сегодняшнего балетного театра.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Сен 03, 2009 10:25 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20587
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 02, 2009 11:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009090202
Тема| Балет, Новый национальный театр (Япония), "Дама с камелиями", Персоналии,
Авторы| Юлия Яковлева
Заголовок| Семь самураев
Где опубликовано| «Афиша»
Дата публикации| 20090902
Ссылка| http://www.afisha.ru/performance/79428/
Аннотация|

На людей моего балетного поколения, а тем более чуть старше, одно слово «Япония» действует магически. Чем ближе к пенсии (напомню просто, что у балетных она наступает около сорока), тем сильнее магия. В начале 1990-х, когда все трещало по швам и балетные русские труппы на каждых заграничных гастролях оставляли после себя «невозвращенцев», как волна оставляет на отливе ракушки и рыбок; так вот, тогда при слове «Япония» русские балетные артисты начинали жмуриться, как кот на масло. В Японии любили русский классический балет как нигде в мире. В точных цифрах это выражалось стодолларовыми суточными для танцовщиков кордебалета (гонорары солистов вообще улетали за облака). Плюс бескорыстный энтузиазм населения. Меня, например, больше всего поразила немолодая японская пара, которая учредила в своем доме «клуб любителей Петербурга». Место встреч других любителей, заполненное артефактами. Включая русских матрешек, чей генезис, как известно, восходит к японским деревянным куклам. Все это было так чисто, так трепетно, столько в этом было благородства и застенчивой верности городу, который… ну что им этот город? Хотелось плакать от умиления. А японские дети, присланные учиться в русские хореографические училища? Тихие, дисциплинированные, истовые, как самураи. Природа, правда, никак не предполагала, что эти тела — странно сочетающие хрупкость и коренастость, со слегка завернутыми стопами — однажды решат осваивать русский классический балет. Так что это был чистый примат духа над материей.

Это школьное поколение подросло. И в 1997 году в Токио открылся Новый национальный театр. Со своей, японской труппой русского классического балета. Было бы странно, если бы они, у которых мы переняли матрешки, однажды не переняли у нас классический балет, правда? Еще Новый театр знаменит оперным зданием, которое обшито деревянными панелями так, что звучит изнутри как скрипка Страдивари.

Сейчас в Москву эта труппа привозит «Даму с камелиями». Традиционно «Дама с камелиями» (кто бы из хореографов ее ни ставил) — это такой компромисс между нормальным консервативным балетом (где герои на полном серьезе умирают от любви, в длинных юбках и на пуантах) и всем, что стало можно показывать в ХХ веке. Например, дуэтами лежа или сидя на полу, а также настоящими поцелуями в губы. Как бы не прямо «Лебединое озеро», но и не то чтобы совсем не оно. Логика понятна: везти русским свое «Лебединое озеро» (благо в репертуаре Нового театра оно имеется) японцы постеснялись. А жаль. Потому что вы бы увидели своими глазами ту энергию любви, преданной и слегка наивной, которая изливалась на русский балет в начале 1990-х и никуда не пропала. Но выбор людей из Токио все же понятен. Нет сомнений, что танцующих японцев с русским балетом связывают чисто вассальные отношения. Гастроли Нового национального театра Токио — это визит молодых вассалов к старому сюзерену. Можно вообразить их чувства! И если японцы, все взвесив, решили, что все-таки не стесняются везти свою «Даму с камелиями» сюда, в самое логово русского балета, то больше ничего добавлять и не надо. Надо идти и покупать билет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20587
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 03, 2009 10:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009090301
Тема| Балет, Чувашский театр оперы и балета, Персоналии, Александр Жембровский (Нидерланды)
Авторы| Рита Кириллова
Заголовок| Принц приедет из Амстердама
Где опубликовано| «Советская Чувашия »
Дата публикации| 20090903
Ссылка| http://sovch.chuvashia.com/?p=15459
Аннотация|

Театр оперы и балета, видимо, взял курс на то, чтобы визиты графов и принцев из-за рубежа сделать традицией. В июне на этой сцене в партии влюбленного в Жизель Альберта выступил наш земляк Сергей Пахарев, работающий сейчас в американском штате Огайо. А 25 сентября, уже в «Лебедином озере», в роли Принца будет солировать ведущий танцовщик Национального балета Нидерландов Александр Жембровский.
Надо думать, прокат спектакля, о котором так много говорили в связи с его пышным (по нашим меркам) восстановлением в апреле этого года, начинает таким образом набирать обороты. Уже после премьеры обладателя Президентского гранта руководство театра уверенно заявляло, что теперь в этот спектакль будет нестыдно пригласить балетных звезд. И вот она, первая ласточка нового «Лебединого»!
Александр Жембровский приобретал звездный статус в многочисленных международных конкурсах, лауреатом коих он является. Этот красивый молодой человек двадцати семи лет родился на Украине, там же учился балету, в Киеве начинал свою карьеру как танцовщик и там же начал отсчет наградам, получив Госпремию молодым талантам Украины. Затем киевская звезда оставляет родной край ради Санкт-Петербургского театра классического балета. А попав в Театр балета Бориса Эйфмана, и вовсе попадает на глаза всей Европе.
Только в течение одного 2004 года этот красавец аполлонического сложения успел поработать ведущим солистом в Мюнхене и Любляне. А теперь вот уже четыре года солирует в Амстердаме и именно в это время становится дипломантом Международного конкурса артистов балета Бенуа де ля данс в номинации «Лучший танцовщик года». А это одна из самых престижных премий в области балета.
В нашем «Лебедином озере» Жембровский будет танцевать в паре с Маргаритой Камыш. Прима Чувашского государственного театра оперы и балета – женщина высокая и сильная. Чахлые принцы ей не пара. Поэтому от голландского сына Украины здесь ждут высокого и мощного полета.
В этом же месяце в театр приедет еще один гость. Но уже украсит собой нашу оперу. 30 сентября партию Германа в «Пиковой даме» Чайковского исполнит солист Московского академического музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко Валерий Микицкий. Он также выступит в паре с нашей солисткой. Лизу споет лауреат Национальной театральной премии «Узорчатый занавес» Ольга Вильдяева.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20587
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 04, 2009 1:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009090401
Тема| Балет, Театра танца Вупперталя, Персоналии, Пина Бауш
Авторы| Татьяна РАТОБЫЛЬСКАЯ, Фото Урсулы КАУФМАН Вупперталь
Заголовок| Корабль без капитана //
Последний спектакль Пины Бауш

Где опубликовано| газета «Культура» №34 (7697)
Дата публикации| 3-9 сентября 2009г.
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=849&crubric_id=100423&rubric_id=209&pub_id=1067155
Аннотация|

4 сентября Германия официально прощается с внезапно умершей замечательной танцовщицей и хореографом Пиной Бауш, создавшей новый сценический жанр ХХ века - "театр танца". В траурной церемонии примут участие политики, танцевальная элита, труппа Театра танца Пины Бауш, соратники и друзья хореографа, журналисты. Осиротевший Театр танца ее имени еще не оправился от шока, но продолжает следовать триумфальным шествием по миру, сценарий которого задала до конца сезона сама Пина Бауш. Кроме недавних гастролей в Москве, театр покажет спектакли разных лет в Каире и Париже, Мадриде, Берлине и Мюнхене, в Сантьяго, Лондоне, Токио и Сеуле. Репертуарный и гастрольный план выглядит все еще празднично и экзотически. Даже намеченные съемки фильма Вима Вендерса о Пине Бауш, который он собирался делать осенью во время репетиций "Весны священной", "Кафе Мюллер" и "Полнолуния", после колебаний и обдумываний все-таки состоятся. Увы, без Пины Бауш. Но главное испытание предстоит выдержать осиротевшей труппе весной, когда намечена новая ежегодняя премьера театра. Кто будет делать спектакль, кто вообще займет место Пины Бауш в труппе, что будет с ее наследием - пока все вопросы остаются без ответов. Слишком внезапно все случилось. Слишком уникален театр, созданный Пиной Бауш.

Прощальный вечер пройдет в недавно отреставрированном Оперном театре Вупперталя - месте "прописки" Театра танца Пины Бауш, там, где совсем недавно при полных аншлагах и овациях прошла последняя премьера Пины Бауш.

Медленным движением прогибаются назад танцовщицы, из их рук падают на пол камни. Они подбирают их и снова разбрасывают по сцене. Время собирать камни... Эта мизансцена из последнего спектакля Пины Бауш стала пророческой в отношении существования ее театра. Спектакль, сделанный по следам чилийских путешествий и как совместный проект с чилийским институтом Гете и Международным фестивалем Сантъяго, так и остался без названия. Последний. В этом по-весеннему радостном, легком и очень "молодом" спектакле право на сольное высказывание получили в основном юные танцоры труппы Пины Бауш.

Действие происходит в абсолютно аскетической обстановке: голая черная сцена, черный задник и кулисы. В легкой белой рубахе выходит Сильвиа Фариас Хередиа и застывает в поникшей позе на коленках. Она кричит, если ее хотят переставить в другое место. Словно раскачивающуюся куклу ее передают из рук в руки, оттягивают от обнявшего партнера, насильно поят водой, суют в рот сигарету. Ее выходы - легкая реминисценция из поэтики ранних вещей Пины Бауш, в частности, воспоминание о "Кафе Мюллер" с заблудившимися в черно-белом пространстве людьми. Однако уже следующий выход корейской танцовщицы Н.Ким в длинном, нежных расцветок платье, ее медитативный танец настраивают зрителей отнюдь не на черно-белую волну ностальгической фотографии. Сцену заполняют радужными лучами появившиеся с разных сторон танцовщицы (художница по костюмам Марион Сито). Особенно восхитительна рыжеволосая, крупнофигурная Анна Вейзарг. Одетая, словно жар-птица или породистый петух, в платье, веером спускающемся до пола, со своим невозмутимым чувством юмора, она явно доминирует в спектакле. Вейзарг взмахивает рукой-крылом, которую на лету ловит партнер, чтобы успеть поцеловать. Она и под ушатом воды, выливаемой на нее партнерами, вытаскивает косметичку и невозмутимо наводит макияж. В другой сцене она выходит в элегантном, коротком костюме, узкой рюмочкой облегающем фигуру, на шпильках и ...вяжет длинный, на полсцены шарф. Или, циркулем переставляя ноги на подложенные салфеточки, пробует классическое верчение, поддерживаемая взобравшимися друг другу на плечи партнерами.

В этом спектакле у каждой женщины подчеркнут только ей присущий шарм. У Диты Миранды Ясьфи - шарм и проказливость полудевочки-полуженщины, умеющей станцевать даже в замкнутом обруче, у Клементины Делу - гротескное сочетание нежности и мгновенной резкости в движениях танца, у Тшаи-Чин Ю - виртуозная техника при внешней беззащитности. В одном из эпизодов ее, рвущуюся неизвестно куда, привяжут канатом к кулисе, она долго полукругами беспомощно пытается бежать.

Бегущие девушки ловят подолом сыплющуюся картошку, а потом подбирают разбросанные винные пробки. Эти эпизоды застревают в памяти именно несоответствием фактур: атласный шелк и картошка, камни и винные пробки у женщин в вечерних платьях. Так возникает напряженное поле метафоры, бытовой жест и предмет остраняются и рождают неожиданную ассоциацию. Другой иронический прием - доведение общепринятой нормы до экстравагантного абсурда. Например, одна из девушек прогуливает по сцене привязанную на поводок... рыбку. А другая предпочла запастись своим собственным кусочком природы. Поэтому в рюкзаке таскает за собой целое зеленое дерево, в тени которого она иногда садится передохнуть.

В одной из сцен юная танцовщица садится на пол за Домиником Мерци (первый исполнитель Орфея) и ласково поглаживает ему волосы. Другие подсаживаются следом, жесты подхватываются, повторяются унисоном, танцоры раскачиваются, словно гребцы на одной лодке. Труппа Пины Бауш и в самом деле напоминает команду заблудившегося в океане корабля. Только теперь им придется плавать одним, без штурмана.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20587
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 04, 2009 2:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009090402
Тема| Балет, «Кремлевский балет», Персоналии, Андрей Петров
Авторы| Елена Коновалова
Заголовок| Андрей Петров: «Школа русского балета по-прежнему на высоте»
Где опубликовано| газета Вечерний Красноярск»
Дата публикации| 20090904
Ссылка| http://newslab.ru/news/article/288537
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

С 15 по 20 сентября в Красноярске пройдут гастроли московского театра «Кремлевский балет». Труппа представит три спектакля — «Эсмеральда», «Снегурочка» и «Руслан и Людмила». А в завершение гастролей даст гала-концерт с участием студентов Красноярского хореографического колледжа. Этих ребят художественный руководитель «Кремлевского балета» народный артист России Андрей Петров знает не понаслышке — лучших из них он год назад посмотрел в Красноярске на I Всероссийском конкурсе артистов балета им. Г. Улановой, где был председателем жюри.

Уровень не снизился

Нас здесь так гостеприимно принимали, — улыбается Андрей Борисович, — все было настолько хорошо организовано, что мы в жюри сошлись в единодушном желании, чтобы этот балетный конкурс получил постоянную прописку в Красноярске. Не вижу причины, чтобы поменять место проведения конкурса, как это поначалу предполагалось.

До него балетные конкурсы в России не проводились больше двадцати лет. Уровень молодых артистов балета в стране за этот срок не снизился?

Вы знаете, у нас одна конкурсантка настолько великолепно делала пируэты, что в былые годы это восприняли бы как сенсацию. А сегодня такое уже в порядке вещей — техника ведь все время совершенствуется, и за 20 лет балет ушел далеко вперед, его эстетика изменилась полностью. И, что отрадно, первый конкурс показал, что школа русского балета по-прежнему на высоте — состав участников был очень сильный. Правда, какого-то сверхъяркого прорыва не произошло, поэтому мы и решили не присуждать Гран-при. Подождем до следующего года — думаю, на втором конкурсе участники будут еще сильнее.

С уважением к автору

Вы упомянули, Андрей Борисович, что эстетика балета за последние два десятка лет изменилась полностью. А вас не смущает, что в классический балет все чаще и чаще вплетаются элементы модерна?

Нет, не смущает. Да, модерн-балет активно развивался на протяжении всего XX века. И к концу столетия довольно основательно наметилась его связь с классическим танцем. А в XXI веке, как мне кажется, современный танец в своих лучших образцах вообще сольется с классическим балетом. Благодаря чему классический балет сделает большой шаг вперед. Ведь в чем универсальность системы классического танца? Она доведена до очень высокой степени абстракции, вследствие чего в нее могут вливаться другие течения — танец-модерн, современный бытовой танец, латиноамериканские танцы, народные и т. д. А конечная цель искусства — отражение современности, сегодняшнего взгляда на жизнь. И поэтому, думаю, сочетание классики и модерна позволит лучше, органичнее, без фальши отразить переживания наших современников.

Но иногда современная режиссерская трактовка классического произведения полностью переворачивает его смысл, не находите?

Что ж, об этом можно только сожалеть. И в качестве такого печального примера могу назвать оперу «Евгений Онегин» в Большом театре в постановке Дмитрия Чернякова. Для меня это уже не «Евгений Онегин», а какое-то другое произведение.

Почему?

Понимаете, я и в театрах Европы видел немало классики в современной интерпретации. Но в большинстве случаев их постановщики блистательно знают оригинал и выстраивают спектакль на каких-то ассоциативных элементах. При этом не рушат кардинально систему, на которой зиждется смысл произведения — музыкальную, драматургическую, — систему, которую изначально выстроили его авторы. А в постановке Чернякова, напротив, все смыслы поменялись. Ольга у него очень порочная женщина, которая вызывает откровенную неприязнь, — и так задумано режиссером! Вся концепция постановки сосредоточена на Ленском, который выглядит этаким шутом, гипертрофированным Чацким. Но это не тот образ, который задан в авторской трактовке. Да, несмотря на то что у Пушкина Ленский выписан довольно иронично, у слушателей оперы «Евгений Онегин» он всегда вызывал глубокое сочувствие и даже любовь — такова трактовка Чайковского. И не считаться с этим в музыкальном спектакле — неуважение к композитору, искажение основы музыкального произведения. Всего лишь игра режиссера, которая, по моему мнению, дает неверное представление людям, мало понимающим суть «Евгения Онегина».

Подобные игры, на ваш взгляд, в театре недопустимы?

В театре все допустимо, если это ваше собственное произведение — делайте с ним что хотите. (Улыбается.) Поэтому, например, я не понял, почему так ругали оперу Десятникова «Дети Розенталя» в Большом театре. Это новое произведение, в современной постановке, и оценивать его нужно исходя из задумки авторов, из того, что они хотели сказать. Конечно, можно с ними спорить — но это их собственное творение, и они вправе трактовать его по личному усмотрению. Что неприменимо по отношению к классике. Вообще, в любой интерпретации, считаю, нужно прежде всего с уважением относиться к позиции автора.

Новые балеты востребованы

Вы и сам как балетмейстер начинали с постановки новых произведений, не так ли?

Я и сейчас стараюсь ставить что-то новое — нужно же как-то пропагандировать современную музыку! К тому же с ее написанием сегодня проблемы, новых балетов создают очень мало. Талантливые авторы есть, но не каждый композитор может позволить себе потратить полгода на написание балета, не задумываясь в это время о зарабатывании денег.

В результате в российских театрах по-прежнему ставят все тот же золотой фонд балета — «Лебединое озеро», «Щелкунчика»…

Естественно, что публика в первую очередь идет на балеты Чайковского и Прокофьева — это же классика, основа нашего театра. И потом, сейчас многое диктует касса — с чем тоже приходится считаться. Она и прежде определяла жизнь театра, но в меньшей степени: например, какие-то некассовые спектакли держались в репертуаре по идеологическим соображениям.

А сегодня все зависит исключительно от коммерческого успеха?

Вы знаете, если новый балет поставлен интересно, он тоже привлечет внимание публики — пусть, возможно, и не сразу. Сужу по очень тяжелому залу нашего «Кремлевского балета» — на 6 тысяч мест, это самый большой зал в Европе, и заполнить его сложно. Тем не менее у нас очень высокий процент заполняемости зала — в среднем 85 процентов. Я подчеркиваю, в среднем. Это значит, что на каждом пятом спектакле у нас аншлаг. Да, в первую очередь благодаря классике — она всегда собирает полные залы. Но когда и на новые спектакли приходит по 4—5 тысяч зрителей, это говорит о том, что балетом интересуется немалое количество людей.

Какие из новых балетов в вашем театре наиболее востребованы у публики?

Например, «Иван Грозный» Сергея Прокофьева в постановке Юрия Григоровича, «Наполеон Бонапарт» Тихона Хренникова — притом что они довольно сложные для восприятия. Кстати, мы их не раз вывозили за границу, и они там пользуются не меньшим успехом, чем «Спящая красавица» или «Лебединое озеро». Очень хорошо принимают — и в России, и за рубежом — наш детский спектакль «Том Сойер» на музыку Овсянникова. Понимаете, главное — в качественной постановке и в разумном балансе. Если весь репертуар театра будет состоять только из современных балетов, привлечь внимание публики к ним будет гораздо сложнее, нежели если в нем также будет представлена классика.

«Участие в шоу — не криминал»

Андрей Борисович, а насколько отличается репертуар наших балетных трупп от западных?

Чайковского ставят повсеместно. У крупных европейских и американских театров широкая репертуарная палитра, где можно увидеть произведения разных форм. Но у большинства западных трупп много одноактных спектаклей — зрители там любят изысканность хореографических форм, подчас бессюжетных. А нашу публику просто танцы мало интересуют — она любит переживания, приходит в театр посмотреть какую-то историю. Правда, прежней длины балетных спектаклей, в три-четыре акта, современные зрители уже не выдерживают — два акта, не больше.

Насколько, на ваш взгляд, привлечению публики в театр способствует светский, модный, или, как сегодня говорят, гламурный образ артистов балета — например, Волочковой или Цискаридзе?

Если честно, меня уже подташнивает от слова «гламур». Прежде его никогда не употребляли, и для меня оно какое-то чуждое, искусственное. Как и то, что за ним стоит. Хотя моя жена модельер и художник по костюмам, мы с ней обожаем бывать на разных модных показах. И мне очень жаль, что сегодня понятия «мода» и «гламур» часто смешивают, у моды появляется наполнение чего-то искусственного, наносного, заранее запрограммированного. Что неправильно, мода — это, на самом деле, красота.

А вот Волочкову и Цискаридзе я бы разделил. У всех разные задачи, и участие в шоу — не криминал. Но Коля много отдает искусству, он на очень хорошем профессиональном уровне. И участвуя в каких-то светских тусовках, делает это для пропаганды искусства балета в нынешней сложной ситуации. А Волочкова делает это только для себя. И потом, извините, я не считаю ее в художественном отношении равной уровню Цискаридзе.

Будущее школы — под вопросом?..

Вы руководите «Кремлевским балетом» уже почти двадцать лет. Труппу пополняете в основном за счет выпускников профессиональных балетных училищ?

Я сам преподаю в Московском хореографическом училище, и набор у нас прежде всего оттуда. Хотя нередко приходят выпускники и из частных балетных школ. Но их уровень пока оставляет желать лучшего — все-таки лучшие педагоги по-прежнему преподают в специализированных учебных заведениях.

То есть учить пока есть кому?

К счастью, да — золотая жила одаренных педагогов, как и талантливых артистов, у нас еще не иссякла. Это же естественный процесс: после того как закончил танцевать и если есть педагогические способности, человек идет учить других. У нас много молодых талантливых педагогов. Хотя, увы, финансовое обеспечение нашей балетной школы оставляет желать лучшего — преподаем мы там не ради заработка. Вопрос, как долго это еще будет продолжаться?.. А частные балетные школы в России пока еще только развиваются. И мы предпочитаем взять в труппу артиста из провинциального профессионального училища, нежели из частной балетной школы в Москве.

А как обстоит дело с набором студентов? Такое ощущение, что наше государство сейчас не заинтересовано в балетном искусстве — выпускникам хореографических училищ отменили отсрочку от армии.

Может быть, время сейчас более страшное, чем во Вторую мировую войну, когда артистам балета в СССР давали отсрочки от армии?.. И не только артистам балета — тогда ценили специалистов во всех областях. А сейчас у нас их разве ценят? По-моему, не очень. Какой-то век дилетантов — повсеместно. Хотя балетное искусство требует профессионализма, без этого никуда. Но после службы в армии лишь единицы смогут продолжить балетную карьеру. Правда, сейчас служат год, и если у человека будут условия, чтобы не только получать воинские навыки, но и ежедневно репетировать, совмещать службу в армии с работой в театре, — возможно, он и не потеряет форму. Но захотят ли ему предоставить такие условия — большой вопрос. А музыкантам вообще противопоказано служить, потому что можно повредить руки — их профессиональный инструмент. И армейское руководство должно в этом разбираться, нельзя всех огульно призывать, под одну гребенку. Причем я не отрицаю, что каждый мужчина должен выполнять свой долг по отношению к государству. Но выполнять его можно по-разному, не жертвуя профессией.

Вам служить не довелось?

Бог миловал. (Улыбается.) Хотя у нас в Московском хореографическом училище была своя «дедовщина», суровая дисциплина — на себе испытал. Если даже студент был старше тебя всего на год, ты должен был ему полностью подчиняться. Обязательно первым здороваться. Вообще-то я был довольно послушный и неконфликтный. Но при этом очень вспыльчивый, и если меня задевали, сразу лез в драку.

Цыганский темперамент?

Вероятно. В жизни мне было очень непросто с моим характером.

А в профессии?

А на сцене он, пожалуй, помогал. Во всяком случае, я танцевал все характерные танцы.

В балет — «по блату»

Кстати, Андрей Борисович, а почему вы предпочли пойти по стопам отца, балетного артиста, а не матери, актрисы цыганского театра «Ромэн»? Сыграли свою роль балетные данные?

Трудно сказать, были они или нет, — вообще считаю, что в училище меня приняли «по блату», как представителя творческой династии. (Смеется.) Но, как ни странно, из таких вот «блатных» зачастую что-то получается. В балете семейная преемственность распространена так же, как и в цирке. А что касается предпочтений — это было решение моей мамы. Она распорядилась категорично — запретила мне петь, играть на гитаре и учить цыганский язык. Заявила: «Иначе ты станешь драматическим артистом, будешь пить, шататься по компаниям — это ни к чему!»

Так вы попали в балет…

Да, и оттанцевал на сцене Большого театра ровно 20 лет. И тогда же начал ставить сам. Выпустил в Большом пять балетов и к 11 оперным спектаклям делал хореографию. Причем сцены были очень большие — например, в «Ифигении в Авлиде» Глюка мы чуть ли не пол-оперы сделали в танце.

Кроме Юрия Николаевича Григоровича у кого еще учились?

Меня многому научил Борис Александрович Покровский. Мы с ним часто разговаривали, и какие-то его размышления — об оперном искусстве, о режиссуре — я даже записывал. Потом, я близко общался с Галиной Сергеевной Улановой, она мне тоже очень многое дала. Было интересно поработать с Юрием Петровичем Любимовым — особенно в первый раз, еще до его отъезда из страны. Помню, мы тогда ставили спектакль «Товарищ, верь» о Пушкине. В нем было пять Пушкиных, и я всех учил танцевать — Высоцкого, Золотухина, Джабраилова, Ивана Дыховичного и Филатова. Кстати, там были и цыганские сцены — видимо, от себя не уйти. (Смеется.) И вообще очень много пластики, работал с ними месяца три.

Цыганские корни

С драматическими театрами часто сотрудничали?

Спектаклей пять подготовил. Дружил со многими драматическими актерами, но ставить в драме я не стремился. Заниматься с ними пластикой очень трудно. Приходится отдавать много времени и сил, а взамен получаешь очень мало. Так же как и в кино — я делал для нескольких фильмов какие-то хореографические отрывки, но всерьез это занятие никогда не воспринимал, даже названия фильмов сейчас не вспомню. Драматическим актерам трудно танцевать, они быстро забывают то, что ты им показал, — очень немногие из них в состоянии сделать так, как ты поставил. В основном это импровизация, приближенная к твоей хореографии. Что меня не очень удовлетворяло. В драме, пожалуй, могу еще выделить чисто пластический спектакль «Дочь, отец и гитарист» по песням Окуджавы — поставил его с Любимовым уже по его возвращении. А у Николая Сличенко делал спектакль «Ехали цыгане». Причем главная героиня там танцевала у меня цыганского умирающего лебедя.

Цыганская тема у вас также вылилась и в балетной постановке — в «Эсмеральде».

В какой-то мере. Вы знаете, моя мама очень хорошо играла Эсмеральду в театре «Ромэн». И, когда я начал ставить балет, даже отыскал одну ее фотографию в этой роли. С той постановкой мне пришлось повозиться.

А в чем была трудность?

Понимаете, другим классическим балетам, за которые брались великие мастера вроде Петипа, очень повезло — они их адаптировали даже не столько для своих современников, сколько для следующих поколений зрителей. А «Эсмеральда» Жюля Перро в том виде, в котором она дошла до наших дней, никак не могла меня удовлетворить. Например, в результате царской цензуры в балете запретили трагический финал — он заканчивался свадьбой Эсмеральды и Феба, можете себе представить? (Смеется.) Феб выздоравливал, Эсмеральду прощали — счастливый конец. Мне это ставить не хотелось. Поэтому какие-то хореографические сцены из прошлого мы сохранили, а практически всю вторую половину спектакля делал сам. Что из этого получилось, вскоре увидите сами.

Досье «ВК»
Андрей Борисович Петров, народный артист России

Художественный руководитель «Кремлевского балета» (с 1990 года), балетмейстер, профессор кафедры хореографии и балетоведения Московской государственной академии хореографии.

Родился 27 декабря 1945 года в известной московской балетной семье танцовщиков, педагогов, хореографов. Окончил в 1965 году Московское хореографическое училище. 20 лет выступал на сцене Большого театра, в его репертуар входило около 50 сольных партий. Среди них — Кот в сапогах в «Спящей красавице», Лоренцо («Ромео и Джульетта»), сеньор Помидор («Чиполлино»), Ганс («Жизель») и др.

В 1977 году окончил балетмейстерский факультет ГИТИСа. Начинал под руководством Юрия Григоровича и до сих пор остается его единомышленником и последователем. Что проявилось уже в первых постановках Петрова 70—80-х годов — в балете «Калина красная» (на музыку Е. Светланова), философской притче «Деревянный принц» Б. Бартока, романтической хореографической новелле «Рыцарь печального образа» (на музыку Р. Штрауса) и др.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25666
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 05, 2009 11:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009090501
Тема| Балет, XI Московский международный конкурс артистов балета , Персоналии,
Авторы| Борис Тарасов, фото - Алексей Бражников
Заголовок| Всем сестрам по серьгам…
Где опубликовано| расширенный вариант статьи из “Театрала» (ГК 2009090201) - специально для форума
Дата публикации| 20090905
Ссылка|
Аннотация|

XI Московский международный конкурс артистов балета и хореографов завершился не только традиционной раздачей медалей, но и полнейшим творческим фиаско. Главный балетный форум страны продемонстрировал отсутствие ярких индивидуальностей, безалаберность организаторов и несправедливое судейство и заставил задуматься о кризисе конкурсного движения в целом.

В этом году Московскому балетному конкурсу сорок лет – серьезный юбилей, пора подводить итоги… У простых людей этот возраст называется «кризисом среднего возраста», у балетных – пенсией. Итоги неутешительны – кризис Московского конкурса, начавшийся давно, достиг апогея. Причин немало – от вырождения конкурсной системы в театральном искусстве, до коррупции и соглашательства организаторов и членов жюри.

В 1969 году вопрос – быть ли I-му Московскому конкурсу артистов балета не стоял, ответ был однозначен – быть! Советский Союз должен был доказать в «честном и открытом» соревновании, что «даже в области балета…». Но это была партийная установка, декларировалось все, естественно, иначе. Председатель оргкомитета конкурса Игорь Моисеев заявлял: «Московской балетной олимпиаде предстоит оплодотворить наше великолепное искусство. Такой конкурс призван помочь расцвету искусства танца во всем мире».

В то время конкурсное движение было в зародыше, до московского появился только конкурс в Варне. И конечно, приезжавшие в Москву юные артисты верили тому, что провозглашала со сцены Министр культуры СССР Екатерина Фурцева: «Почетные звания лауреатов Московского международного конкурса станут для многих счастливой путеводной звездой, откроют широкую дорогу в большое искусство, на лучшие балетные сцены мира».

Еще один постулат озвучил чуть позже бессменный председатель жюри (начиная со II-го конкурса 1974 года) Юрий Григорович: «На конкурсе встречаются артисты, цель которых не только лучше узнать друг друга, но и научиться друг у друга новым приемам мастерства, поднять свой профессиональный уровень и, следовательно, уровень своего искусства».

Вначале все так и было, по крайней мере, в это верили. Конечно, побеждали сильнейшие и, конечно, это были представители СССР. А как могло быть иначе? Ведь за год до конкурса отбирались самые одаренные танцовщики со всей страны и на протяжении этого года их готовили к конкурсу лучшие педагоги Большого и Кировского театров. Министерство культуры и местные власти обеспечивали государственную поддержку.

А из-за рубежа тогда, так же как и сейчас, приезжали те, кто хотел и мог оплатить дорогу и вступительный взнос. К счастью, среди них иногда появлялись действительно талантливые танцовщики, и тогда среди обязательных советских победителей вдруг вспыхивала новая звезда. Часто для иностранцев это действительно был серьезный старт в карьере. Впрочем, стартом конкурс был и для советских участников – многие из них попадали в Большой театр.

Шли годы, Советский Союз распался, и международный статус Московского конкурса все чаще оборачивается «межсоюзным», имея в виду СНГ – с российскими участниками теперь соревнуются ближайшие соседи из Украины, Казахстана и Азербайджана. Неизменным остается присутствие на конкурсе японцев, большинство из которых окончило российские училища, периодически появляются китайцы и корейцы. Европейские и американские танцовщики – те, кто мог бы составить действительную конкуренцию русским, Московский конкурс игнорируют.

Объясняется все довольно просто – распространившаяся в Европе и США система кастингов в балетные компании значительно упростила жизнь танцовщиков. Чтобы заявить о себе, теперь уже не нужно сражаться на конкурсах, достаточно приехать на просмотр в интересующую тебя компанию или прислать видеоматериал. Конкурсы же чреваты случайностями, стрессами и (почти всегда) пристрастным судейством.

Для танцовщиков из бывшего Советского Союза конкурсы, напротив, источник возможных благ – как материальных, так и карьерных. Существует даже такое понятие как «конкурсный танцовщик» – тот, кто из года в год путешествует по всевозможным конкурсам, собирая дипломные и призовые деньги. Многие на это живут, за их плечами по 15-20 конкурсов. Это нелегкая работа – необходимо всегда быть в форме, полностью сконцентрированным, чтобы за три минуты вариации или десять минут па де дё показать всё, на что ты способен. Когда же проходит «конкурсный возраст», эти увешенные медалями и дипломами «спринтеры» спокойно заканчивают карьеру, участвуя во всевозможных гала-концертах по всему миру.

Другая категория участников конкурсов – это, как ни парадоксально звучит, танцовщики не «конкурсные» – те, кто приходит на них в надежде или в уверенности показать себя и улучшить свое положение в труппе, заявить о своем потенциале. Иные из них наивны и восторженны, иные – уверены в себе и имеют надежную «лапу» в жюри или оргкомитете. К сожалению, вторых в последнее время становится все больше…

А как может быть иначе, если многие члены жюри того же Московского конкурса стали уже «профессионалами» – приезжают в Москву не в третий и даже не в четвертый раз. Работа в жюри престижна и приносит ощутимую прибавку к не самой большой балетной пенсии. Не удивительно, что вслед за «постоянными членами жюри» приезжают их ученики и подопечные из трупп, где члены жюри работают…

С московскими и петербургскими участниками ситуация от конкурса к конкурсу становится все прозрачнее. В жюри ректор питерской Академии имени Вагановой – участвует десяток выпускников Академии. На следующем конкурсе в жюри ректор Московской академии хореографии – среди участников и призеров сплошь вчерашние и сегодняшние выпускники МГАХ. О какой объективности и непредвзятости может идти речь?

Председатель жюри неизменен на протяжении тридцати шести лет – гениальный балетмейстер Юрий Григорович. Его мнение неоспоримо и закон для любого члена жюри, тем более что выбирает их он сам. Но, как и всегда в театре, существуют личные симпатии, пристрастия, корпоративные интересы, ностальгические воспоминания, в конце концов… Остаётся надеяться лишь на счастливый случай, когда все подковёрные игры могут быть перечеркнуты неожиданным и непререкаемым явлением истинного таланта.

Именно с таким багажом объективного и не совсем объективного исторического опыта начался нынешний юбилейный XI Московский международный конкурс артистов балета и хореографов имени Марины Семёновой. Зачем в этом году конкурсу присвоили имя выдающейся балерины, останется неразрешимой загадкой для всех… Так или иначе, конкурс начался с рекордно малого количества участников всего из двадцати стран, девять из которых – страны бывшего СНГ. Много японцев, китайцев и корейцев. США и Канаду представляли 1-2 плохо обученных выпускниц частных школ, из ведущих европейских балетных стран не было никого.

Мудро учитывая видимость объективности и географический диапазон, жюри вывело в финал представителей более половины стран-участниц. Большинство финалистов, говоря по совести, по своим техническим возможностям недостойны были даже просто участвовать в конкурсе. Тем не менее, соблюдая те же принципы, некоторые из них даже удостоились наград…

Результаты младшей группы просто ошарашили всех любителей балета, знающие люди лишь лукаво улыбались – итоги были предрешены заранее, когда стали известны имена участников, а точнее участниц конкурса. Ибо нынешний конкурс по младшей группе имел лишь одну цель – вывести в победительницы самую яркую выпускницу МГАХ этого года, уже успевшую стать притчей во языцех и яблоком раздора между Московским музыкальным театром имени Станиславского и Немировича-Данченко и Большим театром. Сообразительная девочка с красивыми линиями, посредственной техникой и отсутствием индивидуальности, естественно, выбрала Большой. Наградой ей стала золотая медаль Московского конкурса.


Владимир Шкляров

В старшей группе ситуация была несколько более объективна – большинство медалей получили действительно те, кто их заслуживал. Учитывая, конечно, достаточно средний общий уровень участников. Главными и справедливыми победами стали, несомненно, золотые медали умной и тонкой балерины Марии Семяниченко из Московского театра имени Станиславского и Немировича-Данченко и лучшего молодого премьера Мариинского театра, талантливейшего Владимира Шклярова. Впрочем, последнему пришлось разделить первое место с опытным «конкурсантом» и трюкачом Андреем Писаревым.


Мария Семяниченко

Внимания заслуживают стильный Александр Смольянинов и перспективный Михаил Крючков из Большого театра, получившие соответственно, серебряную и бронзовую медали. Совершенно несправедливым оскорблением выглядит диплом в младшей группе Анастасии Лименько из Беларуси – несомненно, самой талантливой юной участницы, поставивший ее на один уровень с удивительно красивым, но столь же удивительно беспомощным Еугенио Лепера из Италии.


Михаил Крючков

Отзвучали фанфары, прошли победные гала-концерты, остался лишь неприятный осадок и ощущение полного произвола и безразличия к главному – состоянию сегодняшнего балетного театра. Право слово, после подобного распланированного заранее шоу становится жаль, что Министерство культуры выбирая в этом году между финансированием Московского балетного конкурса и фестиваля «Бенуа де ла данс», предпочло первый… Потому что на «Бенуа» не играет роли, кому какие места присудили, важно другое – открывающаяся перед нами панорама балетной ситуации в мире.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20587
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 07, 2009 9:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009090701
Тема| Балет, БТ, Гастроли в Мадриде, Персоналии, Юрий Григорович, Иван Васильев, Александр, Волчков
Авторы| Полина Ермолаева
Заголовок| "Спартак" Юрия Григоровича покорил Мадрид
Где опубликовано| "Вести.Ru".
Дата публикации| 20090907
Ссылка| http://www.vesti.ru/doc.html?id=313863
Аннотация|

Видеосюжет ( 03:56 ) http://www.vesti.ru/videos?vid=242932

Спустя 10 лет Большой театр снова покоряет Мадрид. Шесть вечеров на сцене испанского Королевского театра - все билеты уже давно распроданы. Российская труппа привезла нестареющий балет "Спартак", который испанская публика ещё никогда не видела.

Даже когда за окнами Мадрид и плюс 30 градусов в тени, строгий гастрольный график обязывает: утро начинается с балетного класса, днем по плану репетиция, потом пресс-конференция - у испанских журналистов так много вопросов к Юрию Григоровичу. Но вот, кажется, небольшой перерыв, и хореограф за глотком свежего воздуха выходит на балкон Королевского театра.

А солисты Большого театра Иван Васильев и Александр Волчков отправляются на прогулку, которая тут же оборачивается фото-сессией. Мадридцы узнают их на улицах.

В Москве такого не бывает, удивляется Иван Васильев, самый молодой в истории этого балета исполнитель партии Спартака. Его, конечно, в театре называют Васильев второй - первым Спартаком в 1968-ом году был Владимир Васильев - но он не обижается. До сих пор вспоминает свою первую встречу с Григоровичем.

"Когда я встретил его в Большом театре, он мне говорит: иди сюда. Я подхожу, подтянулся и стою, и слушают. Он начинает говорить, а тебе все равно что он говорит, главное – говорит", - рассказывает Иван Васильев, солист Государственного академического Большого театра, исполнитель партии Спартака.

Григорович в Мадриде - редкий случай - сам репетирует с солистами. Без устали, снова и снова оттачивает прыжки, пируэты. И тут же напоминает: одной техники в "Спартаке" мало. Нужно играть на разрыв аорты, сюжету без этого не обойтись.

"Действительно, это драматический спектакль, отделять движения на сложные и простые нельзя, поза может быть простой, но наполненной", - объясняет Александр Волчков, премьер Государственного академического Большого театра, исполнитель партии Красса.

В Мадрид балет привезли три состава солистов. Это было решение Юрия Григоровича - показать Европе, как преображается "Спартак"-долгожитель.

"Каждый актер, приходя в роль, если он входит в роль, вносит свое, какой-то дух другой немножко. Уже сегодня это есть, а потом я меняю сам", - говорит Юрий Григорович, народный артист СССР, хореограф Государственного академического Большого театра.

И сколько было этих изменений - никто теперь уже точно и не скажет. Но "Спартак" Юрия Григоровича, в свое время взорвавший все балетные стереотипы мощью настоящего мужского танца, зрителей потрясает по-прежнему.

Это гастроли одного балета, который для Большого - больше чем балет, живая легенда, визитная карточка. За свою 40-летнюю историю "Спартак" Юрия Григоровича объехал десятки стран, но в Испании - впервые. 6 вечеров на сцене Королевского театра - и все билеты проданы. Здесь, в Мадриде, так ждали Большой театр еще и потому, что в Испании классической балетной школы просто не существует.

"Испанская школа танца – другая, специфическая. Русского классического балета, как мы его понимаем, здесь нет. Поэтому он им интересен, как нам интересен колорит испанского танца", - рассказывает Анатолий Иксанов, генеральный директор Государственного академического Большого театра.

Двухтысячный зрительный зал Королевского театра заполнен до отказа, даже верхние ярусы, откуда заведомо плохо видно – зрители готовы смотреть балет на специально установленных экранах. На протяжении трех часов каждое движение в этой схватке раба Спартака и полководца Красса публика встречает аплодисментами, которые в финале превращаются в настоящие овации. 10 минут солистов, кордебалет и, конечно, Юрия Григоровича со сцены не отпускают.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20587
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 07, 2009 9:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009090702
Тема| Балет, Московский музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, "Чайка", Персоналии,
Авторы| Маша НАСАРДИНОВА
Заголовок| "Чайка" долетела
Где опубликовано| «Бизнес & Балтия» Nr. 153 (3769)
Дата публикации| 20090907
Ссылка| http://www.bb.lv/index.php?p=1&i=4374&s=8&a=159758
Аннотация|

15 октября в Риге покажут "Чайку" Джона Ноймайера. Ничего подобного публике не предлагали лет пятнадцать как минимум. Во-первых, на гастроли едет крупное сочинение одного из лучших западных хореографов; во-вторых, станцует "Чайку" превосходная балетная труппа Московского Академического музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. И никакой фонограммы (это в-третьих): оркестр под управлением Феликса Коробова, главного дирижера театра.

"Чайка" явилась на свет в 2002 году в Гамбургском балете, где уже 36 лет царствует и правит бывший американец Ноймайер. В день премьеры Владимир Урин, генеральный директор "Стасика" (так на московском жаргоне кличут музыкальный театр Станиславского, чтобы не путать с драматическим того же имени), понял, что эта пересказанная ногами "Чайка" просто обязана идти в Белокаменной. Аргументы у Урина были железные: "Чайка" — это Станиславский и Немирович-Данченко, а Станиславский и Немирович-Данченко — это вверенный ему театр на Большой Дмитровке.

Конечно, Ноймайер мог бы отбрыкаться, указав господину директору на то, что "Чайки" кружат над российской балетной сценой стаями (Майя Плисецкая поставила "Чайку" в Большом еще в 1982-м, из недавних примеров вспомним "Чайку" Бориса Эйфмана). Но не стал. Идея показалась бывшему филологу привлекательной. Он даже решил потратить на ее воплощение гораздо больше времени, чем обычно, и сам выбрал исполнителей — в результате чего главные роли получили танцовщики, которых в Белокаменной никто толком и не знал.

После московской премьеры в марте 2007-го трое из них — Дмитрий Хамзин, Оксана Кузьменко и Валерия Муханова — были номинированы на "Золотую маску". Равно как и дирижер спектакля Феликс Коробов. Равно и как сам спектакль. Благодаря этому "Чайка" попала в программу фестиваля "Золотая маска" в Латвии". Сказать, что это подарок, — не сказать ничего. Получить балет дорогущего Ноймайера, да еще в разгар кризиса, да еще с билетами от 6 латов — это царский подарок.

Балетоманам так особенно повезло. Месяц назад, на фестивале "Звезды балета в Юрмале", они видели Нину Заречную из гамбургской "Чайки" Ноймайера — латышку Анну Лаудере. Жест, эмоция, драматизм в ее танце сплетались так, что между ними иголку было не просунуть — без первичного и вторичного, неразделимо. Говорят, у Ноймайера в труппе по-другому не бывает. Говорят, туда уходят, как в монастырь, и мастер сам уже не отличает, кто из артистов откуда родом (половина — из Восточной Европы): монолит.

О том, вышло ли у москвичей, как у гамбуржцев, обмануть публику, внушить ей, будто хореографии в "Чайке" не существует вовсе и все многотрудные дуэты, ансамбли и соло не отработаны на многочасовых репетициях, а рождаются прямо на сцене, мгновенным отражением душевных порывов, можно спорить. Но в "Чайке" у москвичей, как у гамбуржцев, движения звучат репликами чеховского текста, и это чудо; Ноймайер действительно нашел здесь новый способ передачи драматургии.

Его спектакль наполнен подробностями быта, дотошно разработанными многолюдными мизансценами, бесконечными выяснениями взаимоотношений героев; он опутывает, как детектив, и неотвратимо затягивает в тихие чеховские омуты. От того, что Тригорин, Аркадина, Треплев и Заречная занимаются танцем, а не пишут или играют на сцене, как у Антона Павловича, словно бы ничего и не меняется.

— Что было до появления слова? Какие вопросы задавал себе Чехов, прежде чем взяться за перо? Что значит быть художником, который влюблен? Что значит быть любимым и в то же время быть творческой личностью? Сложно объяснить все сюжетные линии пьесы... — говорит Ноймайер. — Поэтому у меня Тригорин — великий балетмейстер-консерватор, как Петипа. Аркадина — великая балерина, как Анна Павлова. Костя — молодой, дерзкий хореограф. В Нине — она для меня самый важный персонаж пьесы — затронуты все стороны искусства: и успешного, и революционного...

Ноймайер наигрался в "Чайке", как ребенок: сочинил за Треплева модерновую "Душу Чайки", за Тригорина — помпезную "Смерть Чайки"; Нину отправил плясать в варьете, Аркадиной велел вертеть фуэте на пуантах...

Она вертит и вертит фуэте, но никто их не считает: как-то неуместно считать фуэте, когда на сцене разбиваются сердца.

Это тот самый балетный психологический театр, за который немецкого классика боготворят во всей Европе.

Одно-единственное представление в Риге.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20587
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 07, 2009 10:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009090703
Тема| Балет, Персоналии, Никита Дмитриевский
Авторы| Беседовал Вадим Истомин
Заголовок| «Творчество – это желание быть в гармонии с миром»
Где опубликовано| ИА «Росбалт» Москва
Дата публикации| 20090905
Ссылка| http://www.rosbalt.ru/2009/09/05/669359.html
Аннотация|

О том, каков балет сегодня, а также о том, что ценит в спектаклях зритель, «Росбалту» рассказал хореограф, балетмейстер и танцор Никита Дмитриевский, активно развивающий в России тенденции современного европейского балета.

- Откуда вы черпаете вдохновение?

- Идеи постановок появляются совершенно по-разному, никогда нет точного примера, как и откуда появляется приток новых красок. Само вдохновение — это, возможно, результат работы над объектом и впоследствии естественной фокусировки внимания, притяжение к себе всё новых и новых деталей, того, что хочешь сказать или выразить.

- Чем вы еще занимаетесь, кроме хореографии?

- Творчество — это желание делать, создавать то, что вам близко и то, без чего вы не можете мыслить свое существование. Для меня всегда важно быть на волне выращивания чего-то. Это в равной степени и растение, и балет, во всем есть несколько этапов совершенствования и возможности перемен. Мне интересна возможность причастия к созданию кинопродукции, это касается изображения, музыки и последующего воплощения в жизнь. Создавать новые вечера – гала-программы, посвященные современному балету и помогающие зрителю видеть гармонию движения. Увлечений много, главное — оценить место для самого себя в этом увлечении и быть критичным к собственным изысканиям.

- Почему вы стали танцовщиком и хореографом, а не актером и кинорежиссером, например?

- Возможно, это вопрос предрасположенности к владению определенными языковыми формами, я имею в виду совмещение движения, света и музыки. По сути, между режиссером, делающим кино, и хореографом, ставящим спектакль, нет разницы: и тот, и другой пытается дотянуться до чего-то, закрытого от взора людей. У каждого есть свой зритель, главное — какие цели преследует «художник», ведь от замыслов его зависит полет его «птицы».

- В каком стиле ваши балеты?

- Думаю, правильно будет определение «современный балет». Есть много расхожих взглядов, что есть, с одной стороны, «балет», с другой — «современный танец». И те, и другие противопоставляют себе друг друга и на контрасте пытаются доказывать своё преимущество. Мое творчество не несет противопоставлений и отрицаний, — лишь глупец смотрит только в будущее, нужно всегда оценивать историю и развитие культуры. Есть пророки, есть порочащие искусство личности, все это с разных сторон дает оценку не искушенному зрителю. Зритель должен быть свободен в своем выборе, и выбирать не по разумению чужому, а по собственному, даже по 6-му чувству, его это искусство или не его. Подобное всегда будет притянуто к подобному.

- Можете ли вы вычленить, что для вас интереснее: танец сам по себе или же балет как традиционная форма подачи танца?

- Всегда и во всем есть место для точки равновесия, в узко профилированном виде искусства могут быть идеальные пропорции между моралью общества и оценкой времени. Такие произведения выпадают из общепринятого времени исчисления и становятся вне рамок злободневных оценок критики. Для меня интересно соблюдать правильную дистанцию от свободного движения без рамок сценического пространства и консервативных взглядов относительно самой сцены.

С точки зрения живучести искусства, нужно преподносить его в виде красиво обернутой конфеты, чтобы, в большинстве случаев, оно было правильно оценено. Но иногда, для внерамочного восприятия, стоит пренебрегать этикетом общества и воздействовать на его эмоциональную сторону, используя не стандартные приемы.

- Часто ли вы используете классическую технику в своих работах, и насколько важным элементом постановки она является?

- С точки зрения обывателя, классический танец является эталоном восприятия балета, но любой профессионал знает, что это лишь ступень на пути освоения сцены. Классическая техника обязательна для гармонии артиста балета, чем более совершенным является внешняя форма артиста, тем более безупречным становится его возможность создавать эмоциональные образы.

Чем выше способность артиста использовать свое тело, тем более универсальным будет его творчество в глазах зрителя. Глаз человека всегда притягивается к чему-то прекрасному или, наоборот, отталкивающему, среднее звено в большинстве случаев не затрагивает человеческих эмоций. Классическая форма является важным моментом в оценке артиста, но не является решающей, профессионализм артиста — есть его умение варьировать между оттенками мышечного напряжения и быть на балансе эмоционального совершенства, только так вам будет сопереживать зритель.

- Что такое современный балет?

- С точки зрения хореографа «современный балет» — это всегда попытка совершения оценки времени с помощью танца, звука и светотени. Это срез ежеминутного восприятия истории и попытка его зафиксировать с помощью вышеперечисленных средств. Современный балет с точки зрения так называемых оценщиков его самого — это искусственное понятие, придуманное самими критиками, чтобы моментально вывести данный вид со ступеньки «балет» на подступеньку «современный балет», тем самым сразу отодвинув его на следующую позицию, данная трактовка с их точки зрения подчеркивает его сиюминутность и отрешение от предыдущих традиций. Правомерным отношением к понятию «современный балет» может сделать сведущий зритель с позиции времени, так как именно оно даст верную и единственную оценку.

- Кто сегодня лидер в балете, современном балете?

- У каждой державы танца, будь то Гранд Опера или Большой театр, есть свои взгляды на лидерство в этом виде искусства, так как современный балет — это не спорт, и здесь нет понятий «быстрее, выше, сильнее», здесь возникают совершенно другие оценочные факторы.

На все влияет общий уровень культуры, развитая структура взаимопроникновения с другими жанрами, такими как кино, живопись и т.д. Нельзя сказать, кто лидер в этом виде, так как оценка всегда будет относительной, и всегда будет расцениваться с точки зрения доступных сравнительных форм: «А у нас это делают иначе», «Это не по правилам», «Этот «автор» делает тоже, что делал другой 100 лет назад» и т.п.

Истинное творчество не имеет под собой стремления взойти на пьедестал и тем самым увековечить свое имя, это лишь желание соответствовать своей природе и быть в гармонии с миром. Для меня был и будет идеалом в отношении культуры танца Нидерландский театр танца, известный как театр Иржи Килиана. Сегодня это, на мой взгляд, лучший пример соотношения техники, времени и идей.

- Может ли искусство быть доступным?

- Искусство обязано быть доступным, оно должно быть понятно разному уровню социальных сфер — и крестьянин, и бизнесмен в офисе, должны, пусть и не до конца, видеть гармонию в предлагаемом искусстве. Сила искусства не в его отрешенности от мира сего, а в возможности приблизить разных по духу людей и открыть глаза на, казалось бы, разные вещи, с одного ракурса.

Искусство — это язык, язык, обращенный из одного времени в другое. Любая форма искусства, которую вы видите перед собой, предстала перед вами из прошлого, это передача информации, соединение пространства и времени, и чем более совершенным является оно, тем сильнее раскрыты горизонты времени, тем бессмертнее его существование.

Например, произведения Баха, Моцарта доступны всем, но каждый видит в них что-то свое, или группы-однодневки, выпускающие синглы, теряются в колесе времени через очень короткий промежуток. Искусство не должно опускаться до уровня толпы, а должно стремиться дотянуться до Бога. Эти слова в разное время говорились разными выдающимися творцами.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20587
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 07, 2009 1:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009090704
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Юлия Махалина
Авторы| Андрей Морозов
Заголовок| Прилично ли балерине выступать перед выпивающими людьми
Где опубликовано| еженедельник "Город 812"
Дата публикации| 20090907
Ссылка| http://www.online812.ru/2009/09/07/005/
Аннотация|



Юлия Махалина, народная артистка России, ведущая солистка балета Мариинского театра, редко дает интервью. Но «Городу 812» она рассказала, чем прежний балет отличается от нынешнего и прилично ли заслуженной балерине выступать перед выпивающими людьми.

- Слышал, что вы уже не так востребованы в театре, как прежде. Это связано с переменчивостью вкусов публики или тут есть происки темных сил?

- Только не темные силы. Публика разная, и я люблю ее разную – и молодую, и зрелую. Публика не может меняться, все зависит от артиста. Это он может быть виноват в том, что публика не идет на его спектакль.

Что касается меня, то, может быть, я делала несовершенные позиции иногда, и это видели наши балетоманы. Но я всегда танцую от души, и когда начинаю, говорю: «Душа, начинай!»

- Раньше не так было?

- Раньше этого не было, она сама звенела. Видимо, время заставило меня поменяться.

Но я хочу сказать, что сегодня есть много плюсов. Это касается и костюмов, и пуантов, и пола, на котором мы танцуем, все это усовершенствовалось. Раньше мы же танцевали на деревянном полу, и я еще помню, как, приходя в зал на урок первогодками, мы поливали пол лейками. Еще у нас были терочки…

- Какие?

- Обыкновенные, на которых трут морковь, редьку.

- Зачем балерине терка?

- Мы ими терли пуанты, чтобы они не скользили. Сейчас везде положен линолеум, и склейки его не скользкие.

Наверное, когда у тебя много денег, и тебе шьют дорогие костюмы, и звания дают, и почет есть, то вдруг начинаешь внутренне слабеть. Это ужасно. Сама себе не пожелаю этого. Поэтому я до сих пор горю в танце.

- Значит, вы уверены, что нет происков темных сил?

- Нет никаких темных сил.

- Как же так, в театре и – нет интриг?

- У меня их никогда не было. Знаете, я как хороший вратарь, мне забивают мяч, а я отбиваю его.

Я никогда не жалуюсь. Иногда мне бывает тяжело на душе, и когда это случается, пытаюсь разобраться почему. Может, потому что мало работала сегодня? Или меньше сделала фуэте? Я уверена, когда человек много работает, к нему никакая грязь не липнет.

- Что играет главную роль в балете – случай, знакомство с известным балетмейстером или талант?

- Если мастерства, таланта нет, то ты никому не нужен. Роль импресарио, конечно, важна. Благодаря одному из них я танцевала на показе мод Валентина Юдашкина и на концерте Виктора Зинчука.

Счастливых случаев у меня не было. Разве что когда я танцевала в «Мата Хари» в Мюзик-холле после тяжелейшей травмы лодыжки. После такой травмы мало кто выходит на сцену.

Когда я смотрю на наших звезд, Пугачеву или Гурченко, то понимаю, что нельзя затухать. Артист должен гореть до конца. Ужасно, что Олег Янковский умер не на сцене, я уверена, что он и сам там страдает от этого. Это был артист с большой буквы. Говорят, что бриллианту нужна оправа. Янковский был и бриллиантом, и оправой.

Надо жить дальше. И – только на сцене. Больше у меня ничего нет.

- Вам не грустно, что век балерин очень короткий?

- Сейчас я уже педагогирую и могу похвастаться, что одна моя ученица танцевала на моем вечере в Мариинском театре. В этом году я хотела устроить свой вечер. Сначала я хотела посвятить его мужчинам и устроить вечер 23 февраля. Но он оказался выходным.

- Почему мужчинам?

- Женщина без мужчины – пустое место. Только мужчина способен сделать из женщины бриллиант.

- Почему вы выбрали балет? Или он вас выбрал?

- В балет меня привела трагедия. В три года у меня был паралич левой ноги. Тогда меня записали в танцевальный кружок, и я просто бегала с девочками, которым было по пять-шесть лет. Потом меня учили и английскому языку, и играть на рояле. Мой педагог по роялю говорила родителям: «Уберите ее с балетных курсов. Зачем ей балет? У нее же музыкальные руки».

Паралич ноги – заболевание нервной системы. У меня одна нога была тоньше другой. Началась она неожиданно. Как рассказывала мама: я бегала-бегала, а потом начала хромать. Она отвела меня к невропатологу, и тот сказал, что у меня начинается страшная болезнь и ее надо лечить. Меня отвезли к бабушке в Ростов-на-Дону, и там я бегала босиком по песку, по осоке, чтобы ноге было больно.

В балетной школе после балетного кружка меня с распростертыми объятиями принял Константин Сергеев. Я очень благодарна ему за это. Когда я рассказываю сегодня о своей болезни, люди закрывают глаза. Но я стараюсь преподнести это несерьезно, хотя все было очень серьезно и болезнь могла сломать мне жизнь.

Нашей учительницей была бывшая балерина Мариинского театра. Это сейчас стало обычным, когда преподают бывшие балерины, а тогда это было неожиданно. Когда она сказала маме, что я прирожденная балерина, то мама чуть с ума не сошла, никак не хотела отдавать меня в балет.

В пятнадцать лет я уже танцевала Раймонду. На моем вечере, когда мне было сорок лет, я танцевала ее так же, как в пятнадцать.

- Вы понимали, что балет – искусство для избранных? Что только небольшой круг людей может оценить ваш труд?

- Я никогда не думала, что балет является каким-то видом искусства. Честно скажу, что ни оперу, ни балет не считаю элитным искусством, и вообще искусством. Никогда не забуду, как впервые услышала Марию Каллас – у меня сразу навернулись слезы. Человек сам чувствует меру отдачи от того, что он делает, и люди это чувствуют.

- Так ваши родители не хотели, чтобы вы стали балериной?

- Это правда. Они хотели, чтобы я хорошо знала языки и была развитым человеком в искусстве. В балетном училище у нас был урок рояля, он был обязательным, сейчас его отменили. Я помню, как играла первую сонату Бетховена. Наш педагог приглашала меня к себе домой, и я играла на ее «Стейнвее» под метроном. Она считала, что я врожденный пианист. Но моя нога увела меня в балет, на которой я провертела немыслимое количество фуэте на всех сценах мира.

- А что для вас танец?

- Такой же диалог, похожий на наш с вами.

- Хотелось бы вам использовать в балете современные формы танца?

- Почему бы нет? Мои родители считают меня сумасшедшей, потому что я могу не спать до пяти утра, смотреть телевизор и удивляться тому, что придумывают другие артисты.

Я тянусь к революционным началам. Никогда не осуждала людей, которые делают совершенно новое. Наверное, потому что сама такая. Не жалею, что иногда ошибалась, и радовалась, когда попадала в десятку.

- Вы что же, и хип-хоп можете станцевать?

- Я вам больше скажу, когда мне было семнадцать лет, мне было скучно танцевать «Лебединое озеро». Я не понимала ничего.

- Как же танцевали?

- Только в 17 лет можно танцевать и ничего не понимать в том, что танцуешь. Особенного восторга у публики я тогда не вызвала, все поняли, что это была неудачная работа.

Я была счастлива, что выхожу на сцену, но было такое ощущение, что я нереальная. А сама думала: мне бы сейчас на дискотеку. Мне было тринадцать лет, когда я получила приз на конкурсе современного танца. Мне близки по духу танцы в стиле ансамбля Аллы Духовой. Мне нравится, как танцевал Майкл Джексон.

- А вы ходили на дискотеки?

- Нет, потому что у нас в училище был строгий режим. На праздники – 23 феврали и 8 Марта – нам разрешали устраивать дискотеки, и там я была впереди всех.

Я вообще современный человек и люблю молодежь. Мне кажется, что в театре люди чего-то не понимают. Если ты народная артистка, то зачем ты должна выбирать себе спектакли? Я уже столько раз перетанцевала «Лебединое озеро», и теперь я трясу режиссера Романовского: где мой «Театр»? Помните пьесу Моэма? Он хочет поставить по ней балет. И я трясу его: «Давай скорее, пока у меня еще что-то шевелится и сердце бьется». Я уже не думаю о «Лебедином озере» и удивляюсь балеринам, которые в 38 лет требуют от балетмейстера, чтобы он поставил для них «Лебединое». Мне кажется, что оно должно закончиться в тридцать лет.

- А в клубах вы бываете?

- Как-то я была в одном питерском гей-клубе. Мне там не понравилось. Не потому что они плохо танцевали. Мне как-то непонятно, когда мужчина становится женщиной. Мне понятливее, когда женщина становится мужчиной.

- Это почему еще?

- Потому что в наше время женщина становится властелином своей жизни. Хотя это плохо.

- Приходилось жертвовать чем-то ради карьеры, ради балета?

- Много. Перед человеком всегда есть несколько дорог, но если ты выбрал одну, самую главную, то нужно идти по ней и не отказываться от выбранного пути. Сколько раз меня приглашали в манекенщицы Шанель в Париже. Но я - балерина!

- А отказываться от чего-то приходилось?

- Если говорить о сожалениях, то мне жаль только одного, что мои родители не имеют отношения к балету. Мне кажется, они многое подсказали бы мне. Они понимают меня в достаточной мере, но мне нужна была их поддержка в какие-то моменты.

Когда я училась в училище, мама каждый день проверяла: не растет ли у меня грудь? Меня без конца ставили на весы, боялись, что растолстею. Порода у нас московская, это папа у меня питерец в шестом поколении, его род чуть ли не к Ивану Грозному восходит.

- Неужели легко переносите диету?

- Ой, это просто беда. Без конца только и думаешь: как бы не наесться. Постоянно коришь себя за переедание. Как почувствую, что желудок полный, то ненавижу себя и на следующий день ничего не ем.

- Плисецкая очень любила суши.

- Суши не люблю. Мне больше нравится сашими, без риса. Его очень вкусно готовят в Японии.

- К политике равнодушны?

- Артист не должен участвовать в политике. Сколько раз мне предлагали стать депутатом, я отказывалась.

- Может, зря отказывались? Ваши коллеги не только соглашаются, но еще кое-что имеют от этого.

- Фу… Ну и пусть имеют. Конечно, мне не помешал бы миллион евро, но деньги – это зависимость.

- Но они еще и свобода.

- Свобода бывает, когда их нет. Когда деньги есть, то это уже не свобода. Люди меняются, когда у них появляются деньги, меняют свое отношение к другим людям, начинают подразделять их.

- Одна ваша коллега все больше занимается не балетом, а публичными акциями. Как вы к этому относитесь?

- На Волочкову намекаете?

- На нее.

- Могу сказать только одно: Волочкову жалею. Больше ничего не скажу.

- Балет – это профессия?

- Спасибо за вопрос, но – нет. Балерина – это судьба. И – ноша. Это как крест.

- Но в вашей трудовой книжке ведь не написано: несет ношу или крест.

- Там написано «солистка балета». А вот солистка балета – это профессия. Она тоже человек и тоже думает о кастрюлях, быте.

- Вы заметили перемену: раньше говорили «служу в театре», а сейчас говорят «работаю в театре»?

- Да, вы правы. Но я еще застала время, когда посвящали в артисты. А это как клятва Гиппократа у врачей. Мы не имеем права после нашей клятвы изменить свое отношение к искусству.

- У вас много было партнеров на сцене?

- Много.

- С кем-то из них хотелось танцевать бесконечно?

- Есть партнеры, которые слышат меня, а есть и такие, которые не слышат, а просто исполняют свои функции: голова туда, голова сюда, руку туда, руку сюда.

Из тех, кто умеет слышать, я бы назвала Абдыева, Рузиматова, Кузнецова, Куркова и, конечно, Мариса Лиепу. Он научил меня смотреть в глаза партнеру. Чувствовать партнера по глазам на сцене очень важно.

- Я понял, что вы готовы выступить не только на театральной сцене, но и на светских мероприятиях?

- Даже когда меня приглашали выступать на тусовках, танцевала с душой. На таких выступлениях я ставлю перед собой некую защиту и стараюсь не видеть никого вокруг. Я не вижу, как люди стоят с бокалами вина, чокаются, разговаривают. Хорошо запомнила слова своего деда: «Любая работа это работа». Если меня пригласили, значит, надо отработать.

Я не отказываюсь от приглашений на такие тусовки, не потому что у меня мало денег. Я бы сравнила это с причащением в церкви, когда с одной ложки причащаются и алкоголик, и наркоман, и простой человек.

- А что, уже и во время балетных номеров пьют и едят?

- Бывает. Особенно на официальных приемах. Хотя это ошибка организаторов.

- Как на вас влияет быт?

- Ничего хорошего. Никакой личной жизни.

- «Мой дом – моя крепость» - это про ваш дом?

- Так получилось, что моя крепость – это мой театр. Домой я прихожу только спать. Мне даже неинтересно об этом рассказывать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20587
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 08, 2009 11:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009090801
Тема| Балет, «Русский балет» п/р Бориса Брускина, "Жизель", Персоналии,
Авторы| Юлия Яковлева
Заголовок| Кто со мной
Где опубликовано| «Афиша»
Дата публикации| 20090901
Ссылка| http://www.afisha.ru/performance/78972/
Аннотация|

Поскольку нормальный театральный сезон еще не начался, то в эти две недели снова придется выбирать такой балет, который нельзя испортить исполнением. То есть испортить можно, конечно, все. Но есть такие балеты, которые как афинский Акрополь: от былого великолепия осталось несколько мраморных зубов, но все равно ощущаешь укол красоты. «Жизель» как раз из них. Он выбивается из ряда «русских шедевров» своим небольшим размером (всего два акта), сравнительной малонаселенностью (24 или даже 18 девушек в кордебалете против классических 32) и юбками ниже колен. Что выдает дату рождения: 1840-е годы, так называемый романтический балет. Почти за полвека до «эры шедевров». И кстати сказать, всю вторую половину XIX века «Жизель» считалась немодным старьем — в сравнении с пышными дорогими феериями вроде «Спящей красавицы» она выглядела эдаким куцым бабушкиным салопчиком. Пока Петипа в свой золотой период не отредактировал текст и не выпустил в главной роли Анну Павлову. С тех пор это шедевр.

Петипа не сделал текст модным: он не прибавил ни зрелищности, ни спецэффектов, ни людей. Он даже не стал пристраивать к двум имевшимся актам еще один. Но что же он в таком случае сотворил? И кого теперь считать автором шедевра и гением? Его или хореографа Жюля Перро, который сшил салопчик в 1842 году в Париже?

Ответ на вопрос зависит от того, что вы сами за человек такой. Честное слово. Жюль Перро сочинял «Жизель», будучи скотски обманутым женой-балериной: он сделал для нее все, а она — как только ее подсадили повыше — сбежала с красавчиком премьером. Кстати, братом Петипа. Страшно представить, что творилось с Перро, пока он заканчивал работу. Поскольку премьеру «Жизели» сучка все равно танцевала (а Мариус смотрел с четвертого яруса — чтоб передрать удачные фигуры кордебалета, если что). Перро сочинил наикрасивейшие танцы для женщины, которую другой убил бы. Поэтому он один из немногих, из уст кого история о том, как можно умереть от любви, а простить — после смерти, звучит не фальшиво. Нужным тембром.

А вот Мариус Петипа, редактируя (или сочиняя заново?) этот кровавый кусок много лет спустя, был счастливо женат и густо обложен детьми. Главный хореограф самого богатого театра Европы — петербургского. Прочное положение, солидный банковский счет, ясный взгляд на мир, ровный пульс. Поэтому, скорее всего, это он навел великолепный мост, соединяющий два акта «Жизели»: резвый галоп веселящихся пейзанок, которые скачут навстречу друг другу, — и жуткое замогильное grand pas умерших девушек в цвету, то же движение кордебалетных цепочек навстречу, только девушки в белом, и все тягуче-медленно, как во сне.

Если в этой истории вы ставите на Перро, то верите, что в глубоких трещинах, которые образовались после любовной катастрофы, он увидел нечто такое, что придало «Жизели» измерение шедевра. Это одна концепция того, как любить и жить. Если вы ставите на Петипа, то выбираете покой: только счастливому человеку, у которого уже давно все хорошо, открывается высшая гармония вплоть до примирения жизни и смерти. Которое в «Жизели» выражается гармоничнейшими ансамблями кордебалета. Попробуйте начертить прямую линию, если у вас трясутся руки! Это совершенно другой принцип любви и жизни.

Чтобы определить свое место на этой философской карте, любая доступная в несезон «Жизель» вполне сгодится. В приличном исполнении посмотрите ее потом в Мариинке.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20587
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 09, 2009 5:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009090901
Тема| Балет, Международный фестиваль «Звезды Мирового балета» (Донецк), Персоналии,
Авторы| --
Заголовок| В Донецк съедутся звезды мирового балета
Где опубликовано| УРА-Информ.Донбасс
Дата публикации| 20090909
Ссылка| http://ura.dn.ua/09.09.2009/84530.html
Аннотация|

Донецк по праву может считать себя культурным центром Украины - в шестнадцатый раз в Донецком академическом государственном театре оперы и балета им. А Соловьяненко состоится Международный фестиваль «Звезды Мирового балета». Об этом сообщает корреспондент «УРА-Информ.Донбасс».

Как отметил народный артист Украины, директор фестиваля Вадим Писарев в этом году подготовка к мероприятию было очень сложной, в частности из-за сложной экономической ситуации в стране. «Лучше было бы не проводить его (фестиваль – ред.) в это кризисное время. Но если был уже пятнадцатый фестиваль и будет шестнадцатый, то фестиваль будет долго жить. Есть в этом некое суеверие», - уверен Писарев.

Бюджет фестиваля, по его словам, был сильно сжат, средств категорически не хватало. «Получается, фестиваль самоокупается: зрители покупают билеты, и эти деньги тратятся на авиабилеты, проживание, аренду театра и гонорары, но они в два раза меньше чем были в прошлом году», - подчеркнул народный артист Украины.

Деньги на организацию фестиваля, как говорится, собирали «с миру по нитке». «Я скажу – именно усилиями друзей фестиваля, моих друзей, друзей артистов – фестиваль состоится. И шесть прекраснейших выступлений на сцене театра смогут увидеть зрители», - резюмировал Писарев.

Открытие фестиваля запланировано на 3 октября в этот день зрители смогут увидеть «Жизель». Главные партии исполнят народная артистка Грузии и России Нина Ананиашвили и Василий Ахметели (Грузия).

4 октября на сцене выступит Киев Модерн-Балет под руководством Раду Поклитару – «Underground» и «Палата №6». 7 октября – «Корсар» в исполнении лауреатов международных конкурсов, солистов Staatsballet, Берлин Яны Саленко и Марианни Вальтера. 8 октября пройдет вечер современной хореографии. 9 октября традиционно будет показан «Дон Кихот» в исполнении лауреатов междунарожных конкурсов, солистов Национальной оперы Украины Екатерины Ханюковой и Андрея Писарева.

И 10 октября состоится закрытие фестиваля. В прощальный вечер на сцену донецкого театра выйдут знаменитые артисты из России, Германии, Чехии, Японии, Кубы, Белоруссии, Франции и Казахстана. А Донецкий театр, по словам Вадима Писарева, планирует показать сцену из новой постановки «Ромео и Джульетта».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20587
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 09, 2009 6:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009090902
Тема| Балет, театра "Русский балет", Персоналии, Вячеслав Гордеев
Авторы| Татьяна Хорошилова
Заголовок| Когда жизнь заполнена делом //
"Русский балет" готовится к тридцатилетию

Где опубликовано| "Союз. Беларусь-Россия" №422 (34)
Дата публикации| 20090910
Ссылка| http://www.rg.ru/2009/09/10/rusbalet.html
Аннотация|

Сегодняшний гость "СОЮЗа" - Вячеслав Гордеев, художественный руководитель театра "Русский балет", народный артист СССР, член экспертного совета по премии Союзного государства: в области литературы и искусства. Московский государственный театр "Русский балет" завоевал авторитет за двадцать пять лет своего существования. Сегодня звание "артист русского балета" - это марка. В качестве лидера Вячеслав Гордеев в полной мере использовал свою славу, высочайший авторитет и виртуозное мастерство.

В рамках завершающегося в конце сентября пятого "Летнего фестиваля балета", который проходит на сцене музыкального театра им. Наталии Сац, труппа В. Гордеева собирает аншлаги. Фестиваль балета показывает коллективы, живущие самобытной жизнью. "Русский балет" под руководством народного артиста СССР Вячеслава Гордеева представит в ближайшую субботу премьерный спектакль "Коппелия" на музыку Делиба. А для тех, кто не попадет на премьеру балета в Большом, есть уникальная возможность увидеть еще одну версию знаменитого балета от не менее знаменитого хореографа.

Впрочем, в репертуаре гордеевской труппы есть еще одна премьера - два одноактных балета "Пахита" и "Дягилев", приуроченных к столетию дягилевских сезонов.

О последних премьерах и пошел наш разговор с Вячеславом Гордеевым.

- Вы ведь стояли у истоков рождения "Летнего фестиваля балета"?

- Фестиваль интересен публике палитрой разнообразного репертуара, под живой оркестр каждый вечер на сцене происходит чудо. Мы показываем все то лучшее, что есть в русской балетной школе. По окончании спектакля зрители долго не отпускают артистов. С начала фестиваля в нынешнем году его посетило около 70 тысяч человек.

- Последние ваши премьеры связаны со столетием знаменитых дягилевских сезонов в Европе. Почему вы взялись за эту тему?

- Я считаю, что эти балеты - шедевры. Шедевры, к счастью, незабытые и посвящены Сергею Дягилеву. Руководящая роль Дягилева в тот период была главенствующей, когда он представил на суд Запада русский балет. Это - личность, которая дала серьезный толчок для развития русского балета на Западе. Это и помогло мне расставить акценты в спектакле.

- В какой стилистике сделаны спектакли?

- Я считаю себя последователем наших русских традиций, поэтому я работал в своем стиле, на классической основе, никому не подражал.

- Расскажите теперь о вашей труппе "Русский балет"?

- Скоро будем отмечать ее тридцатилетие. Я в коллективе с 1984 года, а руковожу им 25 лет.

- Как, на ваш взгляд, изменилась публика за 25 лет?

- Сегодня другие времена, но что-то ушло из публики. Когда раньше артисты выходили из Большого театра после спектакля, их осыпали лепестками роз, каждый тебе что-то протягивал вплоть до завернутой в салфетку груши. На тебя смотрели, как на Бога. Такого поклонения сейчас нет.

- Прежде в области космоса и балета мы были впереди планеты всей, а сейчас?

- Не может быть балет тогда лучшим, а сейчас худшим: изменились время, видение, сегодня в балете используются брэйк-данс, джаз, артисты балета даже не надевают балетную обувь, танцуют на каблуках, в кедах... Кому-то выгодно опустить наш балет, вознести то, что привозят к нам с Запада. Это неприемлемо - отечественный балет тиражируется по всему миру, лучшие театры мира почитают за счастье иметь в репертуаре русскую классику. Я считаю, что русский балет не утратил своих позиций. Мы 21 год подряд ездим в Европу выступать и являемся долгожителями на европейской сцене.

- Театр оперы и балета Беларуси открылся после пятилетней реставрации. Как вы оцениваете уровень его балетной труппы?

- Руководитель балетной труппы театра Елизарьев - молодец! Он давно стал делать современные спектакли на хорошей нашей русской классической школе - используется пальцевая техника, а соответственно все балетные приемы.

- Вы входите в Экспертный совет премии Союзного государства. Как вас пригласили на эту почетную должность? Как происходит обсуждение номинантов?

- Три года назад мне предложили войти в состав Экспертного совета по премиям Союзного государства в области литературы и искусства. Мы собираемся на заседания Совета, нам раздают папки с работами номинантов, где подробно и детально освещены произведения, показывают о них фильмы. После этого все члены Экспертного совета высказывают свои мнения и принимают решение тайным голосованием. Мне хочется поддерживать достойных, менее благополучных. Премия Союзного государства в области литературы и искусства мне импонирует.

Между тем

Вчера в Москве прошло заседание Экспертного совета по союзным премиям. После него с журналистами встретились заместитель министра культуры России Андрей Бусыгин, первый заместитель министра культуры Беларуси Владимир Рылатко, заместитель Госсекретаря Союзного государства Сергей Шухно, народный художник СССР Валентин Сидоров. "Мы очень довольны, - сказал В. Рылатко, - что на премию выдвинуты такие художники, как братья Ткачевы и Леонид Щемелев. На премию выдвигались произведения писателя Николая Чергинца. Но он попросил за него не голосовать и отдать свои голоса за тех, кто воевал. Таким образом, на премию рекомендованы произведения белорусского художника Щемелева, авторы памятника Янке Купале в Москве Юрий Григорьев, отец и сын Гумилевские, а также авторы памятника Пушкину в Минске, которые создали Ю. Григорьев и отец и сын Ореховы".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20587
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 10, 2009 9:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009091001
Тема| Балет, Театр балета имени Л.Якобсона, Персоналии,
Авторы| --
Заголовок| Театр балета имени Л.Якобсона даст "Спартаку" вторую жизнь
Где опубликовано| "Ореанда-Новости"
Дата публикации| 20090909
Ссылка| http://www.oreanda.ru/ru/news/20090909/culture/article417261/
Аннотация|



29 и 30 сентября 2009 года Санкт-Петербургский Государственный Академический Театр балета имени Л.Якобсона представит премьеру балета А.Хачатуряна "Спартак". Спустя почти шесть десятилетий театр возвращает зрителям шедевр хореографического наследия Леонида Якобсона.

На сегодняшний день в мире существует более 20 версий постановки балета "Спартак", однако лишь некоторые стали вехами балетного искусства. И одна из них, ставшая первым и до сих пор не превзойдённым эталоном, принадлежит мастеру хореографии Леониду Якобсону.

Балет "Спартак", названный самим композитором "хореографической симфонией", - самое крупное и значительное творение Арама Хачатуряна. Его сценическое рождение произошло в 1956 году на сцене ленинградского Театра оперы и балета имени С.М. Кирова - ныне Мариинского театра. Музыка Хачатуряна воодушевила Леонида Якобсона. Его воображение воскресило образы далекой эпохи. "Сцены из римской жизни" - так сам хореограф определил жанр балета. Его увлекла задача воссоздать в движущейся пластике античность на пороге краха, ещё поражающую избыточной роскошью, но уже тронутую тлением, внутренне омертвелую, циничную.

Дух античности доносило необычайное пластическое решение спектакля. Впервые в истории отечественного балетного театра Якобсон построил целый балет на основе "свободной пластики", одев исполнителей в туники и сандалии. Отказавшись от классического танца с непременными для него выворотностью ног, позициями и пуантами, хореограф сочинил собственный танцевальный язык, подсказанный только его поистине неистощимой фантазией и редкостной музыкальностью. Спектакль захватывал драматизмом человеческих судеб, схваткой страстей и характеров и изумлял живописно-экзотической зрелищностью. Премьера "Спартака" стала настоящей сенсацией, вызвав огромный зрительский интерес и множество споров среди критиков.

В 1981 году в репертуар Театра балета "Хореографические миниатюры" (ныне Театра балета им. Л. Якобсона) вошла одноактная версия балета, включившая в себя наиболее значительные фрагменты хореографии Якобсона. В июне 2002 года после 10-летнего перерыва состоялась премьера-возобновление спектакля. И только в 2009 году театр восстановил полную версию этого спектакля.

Второму рождению "Спартак" обязан художественному руководителю театра Юрию Петухову и педагогам-репетиторам, преданным театру и своему гениальному учителю - Леониду Якобсону. Благодаря их кропотливому труду по крупинкам было воссоздано хореографическое полотно "Спартака" - и ни один нюанс, ни одна поза или жест не потерялись при воссоздании танцевального шедевра.

Над сценическим воплощением спектакля работали давние друзья театра - художники Семён Пастух и Галина Соловьёва, которые оформили уже не одну постановку в театре Л. Якобсона ("Лебединое озеро" и балет "Есенин").

Как писал в личных заметках Л. Якобсон "В театре имени Кирова "Спартак" идёт уже 12 лет с успехом, которого не знает ни один другой спектакль, ни в Кировском, ни в каком другом музыкальном театре СССР. Билеты раскупают мгновенно, попасть на него страшно трудно до сих пор, и как говорят в театре сравнить такое явление можно только с тягой на спектакли в Дягилевскую антрепризу в Париже. А ведь "Спартаку" предрешали скорую гибель…".

29 и 30 сентября театр балета имени Леонида Якобсона постарается заново вдохнуть жизнь в шедевр знаменитого хореографа на сцене Александринского театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 1 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика