Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2009-03
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 10, 11, 12, 13, 14, 15  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 20, 2009 11:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009032004
Тема| Балет, "Золотая маска", Национальная опера "Эстония" , Персоналии,
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Танцы с червями
// Эстонские балеты на "Маске плюс"

Где опубликовано| Журнал «Weekend» № 10(106)
Дата публикации| 20090320
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=1136103
Аннотация|


1 из 2
«Гамлет» (постановка Оксаны Титовой)


предлагает Татьяна Кузнецова
Балетная труппа Национальной оперы "Эстония" прорвалась в Москву, героически одолев препоны экономического кризиса. И это замечательно, потому что эстонский балет мы не видели с советских времен. А в ту пору балетная Эстония (как, собственно говоря, и сама республика) была для жителей СССР главным окном в Европу. Местные балерины и танцовщики даже выглядели по-особенному: рослые, слегка угловатые, с мимикой сдержанной, с пластикой значительной. А эстонские хореографы ставили балеты-притчи и балеты-метафоры, контрабандой протаскивая на советскую сцену приемы западного театра.

В программе "Маска плюс" участвует уже несоветская Эстония: в Москве будут показаны балеты нового поколения хореографов, не известного в России, — "Гамлет" Оксаны Титовой и "Оборотень" Марины Кеслер, поставленные в Национальной опере два года назад и заслужившие премию СТД Эстонии. Пожалуй, только награда и время премьеры объединяют эти непохожие спектакли двух хореографинь.

"Гамлет" — детище передовых технологий, шокировавшее даже видавших виды эстонских обозревателей. Это перформанс с видеоинсталляциями Андреса Тенусаара, электронными импровизациями Таави Керикмяэ и хореографией, к пьесе Шекспира имеющей лишь опосредованное отношение, поскольку балетмейстер Титова воспринимает ее как "основу и код, который я пытаюсь для себя расшифровать и отобразить в сплетении движений". "Сплетение" показалось критикам обезличенным, атмосфера спектакля — безнадежной, глаз отдыхал лишь на Офелии — "единственной чувствующей душе среди бездушных манекенов". А самое живое впечатление произвели могильные черви, копошащиеся на видеоэкране и вырастающие до чудовищных размеров. И все же, несмотря на червей (а может, и благодаря им), "Гамлет" — очень стильный, изысканный и красивый балет, уверяют заслуживающие доверия свидетели.

"Оборотень", поставленный Марией Кеслер на сборную музыку Лепо Сумера, Арво Пярта и Лидии Аустер по мотивам одноименной пьесы Аугуста Кицберга, — антипод "Гамлета": жанровый, хореографический, режиссерский. Пьеса про сироту — дочь убитой "ведьмы", которую пригрела семья хуторян и которую сгубила ксенофобия деревенского общества — любимый материал эстонских балетмейстеров. Но только Мария Кеслер — танцовщица, педагог характерного танца, хореограф, почитающий балетные традиции, — умудрилась создать спектакль, "приводящий зрителей в состояние катарсиса". И это несмотря на то, что свою героиню она не убила, а оставила в живых — просто отправила в лес жить среди волков, которые оказались душевнее и терпимее людей. В соответствии с этой концепцией хореограф "приземлила" деревенских жителей, наделив их корявой "завернутой" пластикой, а зверюг поставила на пуанты — "согласно традиции романтического балета".



Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Мар 20, 2009 6:55 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 20, 2009 11:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009032005
Тема| Балет, МТ, "Конек-Горбунок", Михайловский театр, "Корсар", Персоналии,
Авторы| Варвара Свинцова, журналист
Заголовок| Умный балет Ратманского
Где опубликовано| «Деловой Петербург» № 48 (2860)
Дата публикации| 20090320
Ссылка| http://www.dpgazeta.ru/article/148722
Аннотация|

На неделе внимание привлекли сразу две эффектные балетные премьеры. В Михайловском театре Фарух Рузиматов возобновил «Корсар», Мариинский театр представил «Конька-Горбунка» в постановке Алексея Ратманского.
Рузиматову, совсем недавно собиравшему шквал оваций собственными выступлениями в «Корсаре», удалось сохранить «подлинность»: в спектакле есть романтический пыл и милая русскому сердцу «ориентальность». В наших унылых широтах «настоящая жизнь» невозможна, она существует только под ярким солнцем, где душистый воздух прорезают минареты и кипарисы, где кипят страсти, бурлит кровь, сверкают клинки, удача и неудача меняются местами ежечасно и морская пучина может обернуться либо гибелью, либо спасением. Постановщики смогли передать биение «настоящей жизни» настолько, что их версию «Корсара» впору называть «романтическим триллером». Соавтором успеха является художник-постановщик Валерий Левенталь: его изысканные декорации создают для динамичной фабулы роскошную раму. За энтузиазмом солистов угадывается колоссальная работа репетиторов - бьющую через край энергию удалось удержать в жестких классических рамках.

Мариинский театр представил другой балет «с историей». Первый раз сказка Петра Ершова на балетной сцене появилась в 1864 году; хореограф Артюр Сен-Леон и композитор Цезарь Пуни национальным сюжетом приветствовали отмену крепостного права. «Конек-Горбунок» Родиона Щедрина появился через 100 лет, и в 1981 году балетом впервые дирижировал Валерий Гергиев. Задумав новую постановку «Конька», маэстро дал слово композитору, что лично встанет за пульт в вечер премьеры. Для постановки был приглашен самый востребованный русский балетмейстер Алексей Ратманский. «У него есть лукавство, острый глаз, юмор, ум, - рассказывает Щедрин. - И теперь все это я вижу в постановке».
Максим Исаев, работая над оформлением оперы, черпал образы у Малевича. Исполинская луна, красный «квадрат», конструкция «то ли печка, то ли трон»: сценография позволяет проявиться всем постановочным находкам. Мастерские многофигурные перестроения, лихие пляски или остроумные микрожесты - любая из придумок Ратманского в сценическом пространстве работает по максимуму. Впечатления «бедности» не возникает благодаря костюмам, где есть аллюзии, ирония, яркость и стиль. В первый вечер Михаил Лобухин представил Иванушку простодушным увальнем, Илья Петров был неугомонным Коньком, а в образе Царь-Девицы блеснула техникой темпераментная Виктория Терешкина. Следующим вечером зрители оценили, насколько кстати в партии Иванушки подростковая хрупкость Леонида Сарафанова. Вместе с Григорием Поповым - резвым Коньком - они составили пару шалопаев-везунчиков.
Другой удачный дуэт - кремлевские обитатели: Царь Романа Скрипкина, безусловно, не самое сильное звено властной вертикали; Спальник Ислома Баймурадова - симпатичное «исчадье ада». Отдельных аплодисментов заслуживает оркестр, который, по оценке самого Щедрина, «сверкал и пылал».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 20, 2009 11:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009032006
Тема| Балет, БТ, "Коппелия", Персоналии,
Авторы| Наталья Зимянина
Заголовок| Шаг вперед, трип назад //
В Большом продолжают реконструкцию не только здания, но и балета

Где опубликовано| «Новая газета» № 28
Дата публикации| 20090320
Ссылка| http://www.novayagazeta.ru/data/2009/028/15.html
Аннотация|



Зачем нам балет? Может, это просто реликт времен, не знавших ТВ, поп-музыки, стрелялок и прочего энтертеймента — главного жанра XXI века?

Вся история балета — в новой книге Вадима Гаевского «Хореографические портреты» (М., А. Р. Т.). Он пишет о нем так доступно, будто всюду стоял рядом. И в минуты безжалостных решений Дягилева. И в момент превращения Григоровича из нонконформиста в маленького Сталина. И в мгновения первых успехов молодых Ульяны Лопаткиной, Натальи Осиповой…

Осипова сейчас танцует в Большом театре Сванильду в премьерной реконструкции старинного балета «Коппелия», выполненной Юрием Вихаревым.

Идиллическая жизнь городка с хорошенькими башенками слегка нарушается историей о том, как один симпатичный олух чуть было не влюбился в искусно сделанную куклу. Глупость какая-то наивная, тем более что сюжет Гофмана лишен тут зловещего смысла и превращен в комедию.

Казалось бы, вот искусство, которое давно должно было уйти в небытие вместе со своим зрителем. Но нет. Состоятельная публика новой складки умиляется знакомым башенкам и расслабленно следит за действием — ей тут хорошо. К тому же «Коппелия» с ее то оживающими, то застывающими куклами — теперь, считай, самый шикарный спектакль для детей. Но если бы не витальный талант Осиповой — быть бы «Коппелии» балетом-музеем исключительно для двух этих зрительских категорий.

Большой бросил на премьеру все средства, даже отменив постановку оперы «Отелло». При нынешней общей хандре, наверное, правильно было предпочесть истории о мавре-убийце этот «полуторачасовой трип в зону полного культурного покоя и социальной стабильности» (так пишет о «Коппелии» в буклете молодой искусствовед). Только жаль будет, если театр, где дело идет к безопасному откату в прошлое, захлопнет дверь за творчеством Алексея Ратманского, не без труда продвинувшего Большой балет на эпоху вперед.

Вся наша державная страсть к солдатски точному фуэте и обязательной литературщине проявилась в шипении части зала на выступлении великой французской балерины Сильви Гиллем на XV фестивале «Золотая Маска» (см. «Новую» №27 от 18 марта). Четыре неспешных номера, поставленные Расселом Малифантом, идут без декораций под скупую авангардную музыку.

В антракте судачат: «Что тут смотреть? Ни сюжета, ни эмоций…». Но недаром Плисецкая, впервые увидев Гиллем, сняла бриллиантовые серьги и подарила ей. Ведь у нас тогда вообще не было балета, умеющего выразить сокровенное ощущение сиюминутного времени. Почему Гиллем до сих пор не удавалось зазвать в Москву? Может, боялись нарушения «полного культурного покоя»?

И правда: если Осипова в «Коппелии» олицетворяет надежду полуторавековой давности на все более счастливое будущее, то Гиллем будто предвосхищает эру Водолея, говорят, сулящую столкновение с иными мирами.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 20, 2009 7:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009032007
Тема| Балет, БТ, "Коппелия", Персоналии,
Авторы| Ольга СВИСТУНОВА
Заголовок| «Коппелия» вернулась в Большой театр с имперским размахом
Где опубликовано| «Время Союза», Минск № 11
Дата публикации| 20090323
Ссылка| http://www.vreso.ru/ru/issues?art_id=624
Аннотация|

Балету Большого театра России, по крайней мере в ближайшее время, кризис не грозит. Наглядным подтверждением столь обнадёживающего прогноза стала новая работа труппы – старинная «Коппелия», восстановленная с поистине имперским размахом. Её премьера с триумфом прошла в ГАБТе.

Коппелией звалась красавица-кукла с эмалевыми глазами, героиня невесёлой новеллы Гофмана «Песочный человек». Этой неживой барышней, согласно литературному первоисточнику, всерьёз увлекся юноша, чья любовь заканчивается трагически. В балете же, напротив, финал выглядит на редкость оптимистичным: либретто завершается свадьбой того самого юноши по имени Франц, но с настоящей и энергичной девушкой Сванильдой, сумевшей противостоять создателю куклы Коппелии, чуть было не ставшей роковой разлучницей.

Вот такой замечательный сюжет уже 138 лет живёт своей хореографической жизнью. По жанру балет «Коппелия» – это комедия, к тому же сдобренная прекрасной музыкой французского композитора Лео Делиба, о таланте которого восторженно отзывался Петр Ильич Чайковский. Премьера состоялась в 1870 году в Парижской опере. Её создателем стал Артюр Сен-Леон, объединявший в себе хореографа, танцовщика-виртуоза, а также композитора и скрипача. Ещё до конца Х1Х века «Коппелия» обошла ведущие сцены мира, в числе которых оказались Брюссель и Москва, Лондон и Нью-Йорк, Милан, Копенгаген, Мюнхен. Дважды она была поставлена в Петербурге великим Мариусом Петипа – в 1884 и в 1894 годах.

Вторая петербургская редакция на сей раз и возрождена на подмостках Большого театра России. Она восстановлена по записям, хранящимся в Театральной коллекции Гарвардского университета. Авторами реконструкции выступили исследователь балета Павел Гершензон и знаменитый премьер Мариинского театра, хореограф-реставратор Сергей Вихарев.

Ещё до премьеры «Коппелии» прочили безусловный успех. «Этот балет, один из самых популярных в мире, обязательно должен быть в репертуаре Большого театра», – считает прославленный танцовщик и хореограф, народный артист СССР Михаил Лавровский. Ему доподлинно известно, что за всю историю существования этого балета он только в ГАБТе ставился семь раз, неизменно вызывая огромный интерес публики. Всего с 1882 года в Большом было дано 393 представления «Коппелии». В разные годы в них танцевали такие известные артисты, как Екатерина Гельцер, Ольга Лепешинская, Софья Головкина, Асаф Мессерер, Владимир Деревянко, Нина Ананиашвили и многие другие.

«Коппелия» из тех спектаклей, которые практически всегда шли в Большом театре», – подтвердил новый художественный руководитель балетной труппы ГАБТа Юрий Бурлака. С 1 января нынешнего года он сменил на этом посту своего предшественника и друга Алексея Ратманского. «Я уверен, что Алексей поступил правильно, пригласив в Большой театр поставить «Коппелию» именно Сергея Вихарева», – сказал Бурлака. Он не скрыл, что удовлетворён работой своего коллеги и не сомневается, что удовольствие получат и зрители.

В свою очередь, Сергей Вихарев напомнил, что «реанимацией» старинных спектаклей занялся ровно десять лет назад, когда в 1999 году восстановил в Мариинском театре первозданную «Спящую красавицу». Затем в 2001 году в Новосибирском театре оперы и балета с успехом прошла премьера реконструированной им «Коппелии». Резонанс был настолько значителен, что на следующий год спектакль получил Российскую национальную театральную премию «Золотая маска». И вот – новое обращение к нестареющей «Коппелии» уже на сцене главного музыкального театра страны.

Публика, присутствовавшая на премьере, по достоинству оценила масштабный трехактный спектакль с роскошными декорациями и костюмами, где главные партии исполнили ведущие солисты Мария Александрова и Руслан Скворцов.

«Красивая, нарядная «Коппелия», бесспорно, станет украшением афиши Большого театра», – поделилась своим мнением одна из зрительниц. К заслугам спектакля она отнесла и тот факт, что на него можно пойти с детьми, которым необходимо видеть шедевры мирового классического наследия.

В премьерных спектаклях, кроме Марии Александровой и Руслана Скворцова, в качестве исполнителей главных партий поочередно выступают и другие эффектные дуэты, в частности, Наталья Осипова и Вячеслав Лопатин, Анастасия Горячева и Артём Овчаренко.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 23, 2009 10:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009032301
Тема| Балет, МТ, "Конёк-Горбунок", Персоналии,
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| А теперь - Горбунок! //
В Мариинском театре премьера балета "Конек-Горбунок"

Где опубликовано| «Итоги», № 13 (667)
Дата публикации| 20090323
Ссылка| http://www.itogi.ru/arts-balet/2009/13/138712.html
Аннотация|



Контракт на "Конька" в Мариинском Алексей Ратманский подписал задолго до того, как перестал быть худруком Большого балета. Теперь получилось, что именно "Конек" стал его первой работой в статусе вольного художника, и на премьере было любопытных пол-Москвы. Однако никакого напряжения в спектакле не обнаружилось. Наоборот - вот уж где Ратманский расслабился, показав талант и владение профессией.

Хореограф опирался на поддержку Валерия Гергиева. Маэстро мечтал реанимировать юношескую партитуру Родиона Щедрина и видел в постановщиках именно Ратманского. Гергиев дирижировал премьерой, честно "разжевав" с оркестром все проблемы прогона (прибывшие по случаю Щедрин с Майей Плисецкой сидели в ложе). А Ратманский позвал в сообщники Максима Исаева, митькующего художника известного Инженерного театра АХЕ. Исаев переделал старое либретто по сказке Ершова в стильную быличку и придумал убойный художественный микст - соц-арт, поп-арт, конструктивизм и немного фолка в одном флаконе. Слава богу, всего взял только по щепотке. На сценографии сэкономил, но костюмы! Цыгане и чудища морские в майках с принтами, кони - явно битники, на рубахах бояр в высоченных шапках - стены древнего Кремля. Царек отчетливо списан с Ленина, но он мягче, трогательнее. То есть в художественном решении процветает московский концептуализм, но с питерской чудинкой - иначе откуда бы на головах у мужиков взялись бирюзовые цилиндры с цветами?

Глядя на эту прелесть, и Ратманский не отказал себе в удовольствиях. В народном гулянье не удержался, помянул вечнозеленый хоровод ансамбля "Березка" и собственные плясы из "Болта". Все-таки у него удивительно тонкий слух: расслышал и перезвоны колокольчиков, и беззащитную грусть "Во поле березки", и особый эффект щедринской партитуры, когда скрипки вдруг тренькают балалайками. Танцевальный текст отозвался на них репликами из трагичных "Русских сезонов" Ратманского, "Петрушки" Фокина и "Весны священной" Вацлава Нижинского, причем как будто не цитатами, а вкусом и цветом. Но ведь Ратманский не выносит пантеонов и укоротил тянущий за собой культурный "хвост" лучшим способом - юмором и иронией. Царь-девице (очень крепкая работа Виктории Терешкиной) подарил завораживающее соло, где классический пируэт венчает рок-н-ролльная оттяжечка. Ивану - виртуозный парад-алле с третьей попытки. А уж как музыкально Мамки кормили Царя - хоть разбирай на семинарах. Самое забавное, что по сохраненной канве сказки в итоге пишется сугубо своя балетная история. Уж если Царь и оплошал перед Царь-девицей, то в танце. Уж если Конек-Горбунок и ловок, то в партерной технике. А преображение Ивана в котле с кипятком просто гениально. Он всего лишь меняет рубаху с красным квадратом (пролетарский привет Малевичу) на ту самую, со стенами древнего Кремля, а вместо алой царевой шапки-башенки надевает свою, белую, с двуглавым "цыпленком табака". И танцует теперь очень правильно. Такой пригожий Иван и Царь-девице люб, и народу мил. И детям на радость, и взрослым потолковать. О том, как характер проявляется в игре, а национальный архетип - в сказке. Ратманский, однако, опять выиграл.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 23, 2009 10:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009032302
Тема| Балет, МТ, фестиваль «Мариинский», Персоналии,
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| Точка пересечения //
На фестивале «Мариинский» выступили гости из Берлина и Нью-Йорка"

Где опубликовано| «Время новостей», № 47
Дата публикации| 20090323
Ссылка| http://vremya.ru/2009/47/10/225508.html
Аннотация|



Визиты самых любопытных гостей Мариинский фестиваль приберег напоследок -- Марсело Гомес вышел в «Жизели» в предпоследний день феста, Полина Семионова станцевала «Баядерку» днем раньше. Вряд ли так получилось специально (понятно, что выбирали приглашаемых звезд по качеству танца, а даты выступлений зависели от их занятости в родных театрах), но солист American Ballet Theatre и прима Берлинского балета не просто продемонстрировали искусство хай-класса, но заставили вспомнить детали их чрезвычайно разных и вместе с тем в очень важных вещах похожих биографий.

Семионова семь лет назад окончила московскую школу и в год выпуска появилась на петербургском ученическом конкурсе Vaganova-prix. И победила на нем студенток Вагановской академии (ну, это как если бы наша футбольная сборная обыграла бразильцев, причем в Бразилии -- такого вообще-то не бывает). Ее позвали на работу одновременно в Большой и в Мариинку, но она выбрала не наших священных монстров, а Берлинскую оперу, худрук которой Владимир Малахов сразу предложил ей положение ведущей балерины. И не прогадала: сейчас она танцует все что хочет и где хочет, путешествуя из Италии в Японию, а в Берлине получая в репертуар и Бежара, и Баланчина, и Форсайта.

Марсело Гомес, которому сейчас 29, начал изучать балет в скромной бразильской танцстудии, в двенадцать был приглашен во флоридскую Harid Conservatory (подросток в одиночку отправился учиться на другой континент), и в 16 выиграл знаменитый конкурс учеников в Лозанне. Призом была стажировка в одной из европейских школ, и Гомес выбрал школу Парижской оперы. То есть после победы ему сразу предложили контракт в ABT, но он подумал и решил все-таки еще поучиться. И лишь через год впрыгнул на американский балетный олимп, получив роли в спектаклях всех ведущих хореографов и прошлого и настоящего времени -- от Марты Грэм и Михаила Фокина до Кристофера Уилдона.

Ничего общего, да? Ну, кроме переезда из родной страны в достаточно юном возрасте. На самом деле общее -- в изменениях стиля.

На выпуске Семионова была балериной московской школы -- с ее классическим атакующим стилем и черным нервом, бьющимся под кожей: прорваться и победить -- вот что звучало в танце. Сейчас на сцену Мариинки рядом с Игорем Зеленским, не испортившим своей коронной роли, вышла тихая европейская девушка, с мягкой пластикой (понятно, что с ней занимался сам Малахов -- о том, как он готовит с ней «Баядерку», есть даже документальный фильм), с глубоким душевным спокойствием. И это было так неожиданно в сочиненной 130 лет назад Мариусом Петипа страдальческой истории про индийскую храмовую танцовщицу, брошенную великим воином ради дочери раджи -- и так правильно! Да, в «танце со змеей» (предсмертном монологе героини) вспыхнула обида и грянуло торжество, но не было ни капли жалости к себе и ни капли истерики; вообще самый главный танец спектакля, этот самый монолог с корзинкой в руках, в которой прячется гадюка, перестал быть главным танцем. Важнее оказалась баядерка умиротворенная, баядерка счастливая: блаженно плывущая по сцене в первом акте, когда любимый ее еще не бросил; бестелесно взмывающая в его руках в последнем акте, когда она уже, собственно говоря, привидение. (И из сюжета исчезла тема мести: эта девушка явилась из загробного мира не для того, чтобы свести счеты, просто чтобы увидеться еще раз с молодым человеком -- и кто ж виноват, что ему после такой встречи не выжить).

От южноамериканских танцовщиков ожидают всегда темперамента, напора, виртуозности, и приезжавшие к нам коллеги Гомеса по American Ballet Theatre всегда эти ожидания оправдывали. У нынешнего гостя с темпераментом все в порядке, и с виртуозностью нет проблем (вот только он совсем не щеголяет ею, не подает каждое движение как цирковой трюк). Год, проведенный танцовщиком в школе Парижской оперы, добавил ему то, чего славным коллегам не хватает, -- ощущение благородства на сцене. И «Жизель», в которой его партнершей была Диана Вишнева (неслабое испытание -- быть рядом с балериной, предлагающей всегда отчаянную, экспрессионистскую трактовку роли), показала его именно как danseur noble.

Его граф Альберт был графом до кончиков пальцев -- он пренебрежительно не замечал подруг Жизели, с которыми она хотела его познакомить (не потому, что хотел обидеть, а «на автомате», ведь, переодевшись в крестьянина, он ничуть внутренне не поменялся), он так вставал на колено и целовал девушке руку, что уж только невнимательностью влюбленной девчонки можно объяснить то, что она не задумалась о настоящем происхождении поклонника. А главное -- весь первый акт (до разоблачения его, до смерти Жизели) в каждом его движении было то чувство, что спешить некуда, которое и отличает аристократов. Не вальяжность, не ленца -- ах, я не знаю, как это назвать, ведь все такого рода слова в русском языке имеют негативный оттенок. Века скользят мимо благородных семейств -- и вот это ощущение встроенности в семейную портретную галерею всегда присутствовало на сцене с этим Альбертом.

А потом -- р-раз! -- и все сломалось. И второй акт стал шипеть и раскручиваться, готовясь к взрыву, и движения Альберта непривычно для него убыстрились -- он, должно быть, когда пришел на кладбище к Жизели, вообще побежал впервые в жизни. И -- срыв в рыдание, в полет, в ощущение, что время прервалось и ничего больше не будет -- в блестящей технике Гомеса становился тем настоящим отчаянным воплем, что и должен быть в монологах Альберта во втором акте.

Девушка уехала из Москвы. Мальчик уехал из Бразилии. Не задирали нос, гордясь своими природно-школьными достижениями (что сплошь и рядом делают и отечественные выпускники за границей, и южноамериканцы). Учились. И стали европейскими артистами (да, европейский артист в ABT -- оказывается, такое возможно). И, приехав на Мариинский фестиваль, своими спектаклями доказали, что не гордыня, а именно способность учиться делают из мальчиков и девочек мировых звезд.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 23, 2009 12:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009032303
Тема| Балет, БТ, «Коппелия», Персоналии,
Авторы| Вячеслав Шадронов
Заголовок| Куклы пляшут сами по себе //
В Большом театре прошла первая балетная премьера после ухода Алексея Ратманского. «Коппелия» Лео Делиба

Где опубликовано| «Частный корреспондент»
Дата публикации| 20090320
Ссылка| http://www.chaskor.ru/p.php?id=4547
Аннотация|

фото Итар-Тасс

Из европейского балетного репертуара XIX века сохранилось не так уж много, «Коппелия» — в числе редких исключений. В Большом театре она ставилась, считая и возобновления, семь раз, последний — в 1977-м.

Восьмую редакцию классической хореографии Мариуса Петипа и Энрико Чекетти доверили Сергею Вихареву, претендующему ныне на «Золотую маску» за восстановленный фокинский «Карнавал» в Мариинском.

Из Мариинки, однако, Вихарев ушел, «Коппелия» — первая его работа в главном театре страны. Работа аккуратная, добротная, способная удовлетворить запросы и гурманов, и бабушек с внучками, и интуристов.

Игра в куклы

Впрочем, кому-то новая старая «Коппелия», возможно, покажется скучноватой и слегка затянутой. Три акта, причем последний — чистый дивертисмент.

В самом насыщенном действием втором акте — минимум танца и максимум пантомимы. По сути, танцует только исполнительница главной партии Сванильды.

Хотя именно здесь происходят практически все ключевые события: привлеченный загадочной Коппелией Франц, позабыв о своей невесте Сванильде, пробирается в дом мастера Коппелиуса, куда уже проникла и Сванильда, обнаружившая, что прекрасная Коппелия — всего лишь кукла, и успевшая переодеться в нее, чтобы посмеяться как над Коппелиусом, так и над Францем.

Краски ярки, на лицах румянец. Бесполезно искать во всем этом антикварном великолепии мрачную гофмановскую мистику, хотя либретто и написано по новеллам Гофмана. Но от немецкого романтика композитор и его соавторы-драматурги оставили лишь внешние сюжетные мотивы.

Вся интрига сводится к бытовому и вполне невинному розыгрышу, оборачивающемуся к всеобщему благополучию и увенчанному городским праздником.

Игра в классики

Кордебалет в австро-венгерских (дело происходит в Галиции) плюмажах или, как вариант, папахах, девушки в веночках, пряничные домики рисованных декораций…

Даже старые балетоманки, обычно недовольно ворчащие по поводу любого осовременивания классики, тут недоумевают: «У них что, эти декорации еще с 1930 года остались?» И это тоже своего рода комплимент, между прочим.

А зрелище бабочки на проволочке, которая порхает в руках главной героини Сванильды, пока ее жених не прихлопнет бабочку шляпой, чтобы наколоть на булавку, и в этот момент исполнительница женской партии должна по возможности незаметно отбросить проволоку в сторону, — по умильности может сравниться только с плывущими на заднем плане лебедями из папье-маше, нанизанными на ниточку (из «Лебединого озера»).

При этом Вихарев все-таки не просто реконструирует балетную старину, он позволяет себе, осторожно и почти ничем себя не выдавая, «игру в классики».

На что, в частности, указывает вывеска «КОR'ZMA» на одном из домиков и в особенности транспарант «PRAZDNIK KOLOKOLA», притом что основные декорации и костюмы выполнены по историческим эскизам и на основе архивных изысканий.

Столь же узнаваемы и слегка пародийны типажи основных действующих лиц. Коппелиус — безобидный чудак, городской сумасшедший, возможно, сумасшедший гений, но от этого не менее нелепый в своем длиннополом плаще патлатый очкастый старичок с неизменным черным зонтиком.

Ветреный жених Франц — увлекающийся простак. Сванильда — девушка себе на уме, но она, как и Франц, существо восторженно-инфантильное.

Несмотря на условный любовный треугольник, пусть и несостоявшийся, поскольку третья лишняя оказалась куклой, такая «Коппелия» — балет, рассчитанный на понимание даже трехлетнего ребенка.

В Сванильде нет зрелой чувственности, для нее стремление выйти замуж за Франца сродни игре в дочки-матери. О какой-либо философской концепции говорить и подавно не приходится.

Возможно, такова особенность образа, созданного Марией Александровой, которой в целом свойственна сдержанность в эмоциях наряду с отменной техникой исполнения, а другие солистки покажут нечто иное…

Хотя это вряд ли, сама постановка чувственности предполагает столь же мало, сколь и мистики. В этом смысле живые, одушевленные персонажи спектакля отличаются от созданных Коппелиусом манекенов только хореографией.

У кукол она подчеркнуто, шаржированно механистична (что тоже, кстати, бесконечно далеко от литературного первоисточника — у Гофмана автомат подчас невозможно отличить от человека), но и это многих зрителей, особенно юных, наверняка порадует.

Благодаря выкрутасам Пьеро, Рыцаря, Китайца и других кукол второе действие оказывается куда более живым, чем третье — с танцами на празднике колокола, достаточно однообразными, несмотря на отменную работу кордебалета, выступающего на фоне огромных картонных часов, стрелочки которых подводят ряженые маленькие ангелочки.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 23, 2009 12:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009032304
Тема| Балет, МТ, "Конёк-Горбунок", Персоналии,
Авторы| Екатерина Беляева
Заголовок| Послеполуденный отдых фавна //
Алексей Ратманский поставил балет «Конек-Горбунок» на музыку Родиона Щедрина в Мариинском театре

Где опубликовано| «Частный корреспондент»
Дата публикации| 20090320
Ссылка| http://www.chaskor.ru/p.php?id=4546
Аннотация|

Сцена из спектакля Мариинского театра «Конек-Горбунок» в постановке Алексея Ратманского // Итар-Тасс

Алексей Ратманский вернулся в Петербург разве что не римским триумфатором, хотя местным людям приятнее думать о нем как о блудном сыне. Петербуржцы мало следят за театральной жизнью Москвы, предпочитают жить своей. А балетоманы и вовсе самые невыездные из всей театральной братии города.

Масла в огонь подлил Валерий Гергиев, когда в прошлом году уверенно заявил журналистам на пресс-конференции, что будет ставить «Конька-Горбунка» Родиона Щедрина с Алексеем Ратманским, который сформировался как хореограф в Мариинском театре. Самоуверенно и дерзко сказано, но после долгих размышлений и вычислений внезапно понимаешь, что это действительно так.

Одиннадцать лет назад, на заре карьеры хореографа, Ратманский поставил здесь вечер балетов, так называемую тройчатку, из которых выжил только один «Средний дуэт», но он крепко держится и в мариинском репертуаре, и в Москве прижился в Большом театре.

Потом в 2002-м была «Золушка» — и совершенно потрясающая. Еще семь лет пришлось ждать «Конька-Горбунка». И если новый балет возник по воле Гергиева, то огромное ему за это спасибо. Маэстро просто довел свою мысль до конца: раз он числится и в руководителях балетного фестиваля, то должен принимать в нем живейшее участие.

С партитурой Щедрина, которую композитор сочинил в 1955 году, когда ему было всего 23, Гергиев знаком еще со студенческих лет и сейчас без труда вспомнил веселые скетчи «Конька-Горбунка».

Естественно, что Гергиев играл только премьеру, на которую слетелись и питерские, и московские критики как на событие из ряда вон выходящее. А оно и было таковым.

Алексей Ратманский воспринял предложение Гергиева поставить «Конька-Горбунка» с удовольствием. На музыку Родиона Щедрина он уже ставил «Анну Каренину» — в Копенгагене, Вильнюсе, Хельсинки, Варшаве.

А с Плисецкой хореографа связывают еще более тесные связи — некогда они вместе танцевали «Послеполуденный отдых фавна» Нижинского. С давних пор Майя Михайловна и Родион Константинович — почетные гости на премьерах Ратманского, где бы они ни проходили — от Копенгагена до Москвы.

В новом «Коньке-Горбунке» Ратманский, играя с разными эпохами, текстами и персонажами — балетными и историческими, делает красивый реверанс Майе. Его Царь-девица не просто капризная героиня сказки Ершова, но еще и свободолюбивая балерина, бьющаяся до победного конца в советской клетке с железным занавесом.

Майе удалось вырваться на свободу — к Морису Бежару, Марте Грэм, Ролану Пети, а русская красавица Царь-девица в балете Ратманского получает настоящий трон. Всё это — аллюзии на старый спектакль Большого театра, в котором блистала Майя, как бы случайные и ненавязчивые — то в позе мелькнет намек, то в манере держаться, то в общей стилистике. Ну а для непосвященных «Конек-Горбунок» просто хороший балет.

Сказка Ершова не потревожена — все перипетии сохранены: вытаптывание пшеницы неизвестными личностями, ссоры между братьями, встреча Ивана-дурака с Жар-птицами, чудо-кобылицей и Коньком-Горбунком, обретение волшебного пера; сцены в Град-столице, интриги спальника, поход Ивана за Царь-девицей, подводным перстнем и, наконец, превращение героя в красавца писаного через купание в кипятке и заслуженное восшествие на трон вместе с невестой.

Оформлял спектакль Максим Исаев из театра «АХЕ». Он превратил декорации в супрематические модели — в набор разнокалиберных квадратов «от Малевича», да и людей одел по геометрической моде 30-х. На рубашке царя — Спасская башня со звездой, на одежде бояр — зубцы кремлевских стен.

Царь своим обликом напоминает Ленина со смешных фотографий с бревном или с мальчишками. Но, повторяю, всё так тонко сделано, что аллюзии обращены только к тем, кто может и хочет их прочитать.

Политизированные наряды не бросаются в глаза, можно назвать их, допустим, фантазийными. Стилистика уводит и в другое время — время элитных кремлевских елок, когда коробочка с конфетами в форме звезды или башни считалась любимым подарком для любого советского ребенка.

Дуэты Ратманского и художников в балетном спектакле — всегда революция. Обычно это мало кто отмечает: балет не выставка и не инсталляция, а танцы, но визуальный ряд у Ратманского — равноправный участник спектакля, не только украшение.

«Золушка» была бы не «Золушкой» без металлоконструкций Ильи Уткина и Евгения Монахова, имитирующих пролеты и лестничные клетки многоэтажек — туда Золушка сбегала из шумной коммуналки помечтать и там встретила Принца — такого же аутсайдера, как она.

Незабываемы колоритные пейзажи и натюрморты, выполненные Михаилом Махарадзе для первой редакции «Леа». Или графичные находки Игоря Чапурина в «Игре в карты». Поражает диапазон художественных стилей, в которые так гармонично вписывается хореография Ратманского. Даже аляповатый лоскут Бориса Мессерера, из которого сшит «Светлый ручей» в Большом театре, накрепко соединился с мастерской хореографией.

Ратманский открыл для себя Максима Исаева, когда ставил «Вываливающихся старух» по Хармсу на музыку Леонида Десятникова. Визуальный ряд украсил тот спектакль, размывая ощущение времени создания литературного первоисточника.

Видимо, Ратманский решил, что такое размывание конкретной эпохи пригодится и в «Коньке-Горбунке». Только кремлевские башни указуют перстом на престольную Москву, которая далека и от петербуржца Исаева, и от петербуржца (хореограф родился здесь) Ратманского. И хотя оба они иронизируют, но если для одного смешная Москва — всего лишь художественный ход, то для другого — нечто более личное, впрочем, теперь весьма и весьма далекое. И оттого вдвойне прекрасное.

Последняя составляющая успеха мариинского «Конька-Горбунка» — освобожденный дух самого Ратманского. Он больше не связан обязательствами с Москвой, не должен давать официальных интервью, может делать всё, что он хочет, а хочет он спокойно ставить балеты — без нервов, в тесном контакте с командой артистов.

Нынешняя его команда поработала на славу — два идеально подобранных состава исполнителей заслуживают самых высоких оценок.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 23, 2009 12:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009032305
Тема| балетный спектакль , "Бедная Лиза", Персоналии, Алла Сигалова, Чулпан Хаматова, Андрей Меркурьев
Авторы| Вячеслав Шадронов
Заголовок| Конец фильма //
Алла Сигалова поставила балетный спектакль с Чулпан Хаматовой в главной роли

Где опубликовано| «Частный корреспондент»
Дата публикации| 20090320
Ссылка| http://www.chaskor.ru/p.php?id=4545
Аннотация|

Чулпан Хаматова и Андрей Меркурьев в сцене из спектакля «Бедная Лиза». Фото: Владимир Луповской на прогоне спектакля «Бедная Лиза» // Итар-Тасс

Премьера «Бедной Лизы — случайно или нет — совпала с юбилеем хореографа. Как иронично обозначила его сама Сигалова еще прошлым летом, выпуская спектакль «Стравинский. Игры», с «44-летием творческой деятельности».

Шутки шутками, а впервые к опере Десятникова «Бедная Лиза», написанной начинающим тогда композитором еще в 1970-е, Сигалова обратилась в 1990-м, сочинив хореографический текст на эту музыку для телефильма к юбилею Олега Борисова.

Нынешний проект, конечно, куда более пафосный. Он рожден под крышей (пока еще в переносном смысле из-за ремонта) Театра наций, руководимого Евгением Мироновым, и в рамках фестиваля современного искусства «Территория».

Вероятно, отчасти и этим, а не только теплыми личными отношениями продиктован выбор Чулпан Хаматовой на главную роль — ведь принято считать, что современное искусство предполагает синтез жанров.

Впрочем, Сигалова и прежде много работала с драматическими актерами как с танцовщиками. И если единственный ее на сегодняшний момент опыт постановки традиционного драматического спектакля («Мадам Бовари» в Театре имени А. Пушкина) трудно назвать большой удачей, то именно как хореограф она добивалась с исполнителями, не имеющими специальной балетной подготовки, фантастических результатов.

«Кармен. Этюды» и «Стравинский. Игры», рожденные в статусе студенческих работ, уже не первый сезон с успехом играются как репертуарные спектакли и гастролируют по миру.

Карамзин. Этюды

Тем не менее жанр «Бедной Лизы» обозначен как «хореографическая новелла», и в партнерах у Хаматовой — ведущий солист балета Большого театра Андрей Меркурьев.

Говоря по совести, новых граней своего таланта хореограф здесь не открыла — у Сигаловой есть собственный стиль, он узнаваем, но в «Бедной Лизе» он воспроизводится по большей части за счет элементов, уже использованных ранее.

Вплоть до фирменной сигаловской эротики — а в «Бедной Лизе» имеется достаточно откровенная сцена близости героев, решенная, разумеется, в условном ключе, но все-таки весьма смелая по все еще ханжеским российским театральным стандартам.

Не отличается глубиной и своеобразием также и либретто — герои знакомятся в пустом кинотеатре, возникает страсть, ведущая через предательство к смерти.

Сценография Николая Симонова опять-таки воспроизводит уже знакомые решения: киноэкран, точнее, четыре экрана, которые в процессе спектакля образуют своего рода выгородку, и несколько рядов стульев, от которых площадка постепенно и не очень изобретательно освобождается.

Вне контекста

Тут, правда, надо учитывать то обстоятельство, что первая опера Десятникова все-таки основана и сюжетно, и текстуально на повести Николая Карамзина «Бедная Лиза», тогда как хореографическое сочинение Сигаловой имеет что к сентиментальному карамзинскому сюжету, что к внешнему уровню содержания оперы отношение в лучшем случае косвенное.

Конечно, на уровне общего мотива связь прослеживается: она его полюбила, а он ее погубил, — но этот мотив слишком абстрактный и его можно обнаружить практически в любом романе или пьесе.

Интерес тут, видимо, представляют в первую очередь нюансы. И в этом плане, как ни странно, Андрей Меркурьев именно как драматический актер оказывается интереснее Чулпан Хаматовой.

И совсем не потому, что его партия сложнее и изобретательнее, — слава богу, Сигалова не привыкла играть с актерами драматического театра в поддавки. Но если с героиней Хаматовой всё как-то сразу понятно — восторженная девушка, даже девочка, в инфантильном ожидании большой любви, испуганная неверностью возлюбленного, убитая его обманом, — то в персонаже Меркурьева куда больше загадочного.

В своих порывах страсти он не только героине, но и зрителям кажется искренним, хотя и убивает ее своим предательством, чуть ли не буквально — героиня умирает в его руках.

Сигалова выводит историю своей бедной Лизы за пределы не только сюжета Карамзина, но и любого исторического контекста.

Условные черные костюмы персонажей, отсутствие предметов быта (за исключением разве что телефонного аппарата), даже фильм, который как будто бы смотрит героиня в кинотеатре, не дает никаких представлений о времени действия.

Собственно, фильма как такового тоже нет, одни обрывки, царапины, мелькающие числа, как при смене бобин, и в конце — расплавленная кинопленка.

В таком варианте драматическая составляющая проекта предстает не столько универсально вневременной, сколько вторичной, если не сказать больше...

… А интересен проект оказывается прежде всего соединением посредством этой немудреной истории всех доступных современному искусству выразительных средств, что, собственно, фестивалю «Территория» и требовалось доказать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 23, 2009 4:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009032306
Тема| Балет, "Золотая маска", «Киев-модерн балет», Персоналии,
Авторы| Наталья ПЕНЬКОВА
Заголовок| Балет как театр
Где опубликовано| «Вечерняя Москва» №49 (25069)
Дата публикации| 20090323
Ссылка| http://www.vmdaily.ru/article.php?aid=74329
Аннотация|



Хореограф и режиссер Раду Политкару привез на «Золотую маску» одноактные балеты про человечество

ДЛЯ хореографа и режиссера «Киев-модерн балет» нет никаких табу, он терпеть не может балетные штампы и ставит только то, что хочет.
С помощью труппы, в которой работают всего два профессионала (остальные – люди, которые готовы отдать все, чтобы танцевать у Политкару), он рассказывает своим зрителям, что такое свобода.
Согласитесь, идея романтического бунтарства не нова, однако выигрышна безусловно. И Политкару, который четыре года не был в Москве (в свое время он ставил балеты в Большом, которые потом запретил Прокофьевский фонд), прекрасно осознавая это, творит известность сам себе. На «Золотую маску» кумир современного балета привез два одноактных балета – «Болеро» и «Дождь». На музыку Равеля в XX веке ставили все, однако Политкару превратил свой балет в театр.
Горстка людей, крутящаяся на сцене, очевидно и точно показывает, что есть противостояние многорукой толпы и индивидуума. Танцовщики двигаются по сцене, завернутые в черный балахон, напоминая гигантскую гусеницу, каждый пытается вырваться, но, вырываясь, снова прибивается к остальным.
«Дождь» – балет из нескольких миниатюр под фольклорные мелодии. Здесь уже Политкару не столько философствует, сколько рисует. Маленькие новеллы из жизни разных людей трогательны, подчас смешны. Контраст создает музыка Баха, по словам Политкару, она «цементирует» этот балет и выводит маленькие рассказы на мысли о судьбах человечества и мира.
Финал этого балета потрясающе красив (Политкару обожает эффекты) – танцоры, раскрывая зонтики вверх тормашками, когда на них сверху льется «дождь», становятся похожи на белую лилию, распахнутую навстречу небу и судьбе. Символично, романтично, идейно. Все, как любит автор.

Справка «ВМ»
«Маска Плюс» – первая попытка проведения большой внеконкурсной программы фестиваля «Золотая Маска». Не ограниченные жестким регламентом и строгими эстетическими требованиями, которые выдвигаются к основному списку номинантов «Золотой маски», на «Маску Плюс» отобраны яркие, нестандартные спектакли России, а также стран СНГ и Балтии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 23, 2009 5:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009032307
Тема| Балет, Пермь, Четвёртый Международный фестиваль «Дягилевские сезоны: Пермь – Петербург – Париж», Персоналии,
Авторы| Наталья СОЛНЦЕВА
Заголовок| О чём плакали Исаакян и Чайковский?
К «Дягилевским сезонам» в театре оперы и балета ищут старые бушлаты и алюминиевую посуду

Где опубликовано| газета «Пермские новсти» № 12 (1507)
Дата публикации| 20090320
Ссылка| http://www.permnews.ru/story.asp?kt=4770&n=484
Аннотация|

Среди культурных юбилеев наступившего года один из главных – столетие «Русских сезонов» в Париже. Эта дата в истории мировой культуры связана с именем знаменитого пермяка Сергея Дягилева. Четвёртый Международный фестиваль «Дягилевские сезоны: Пермь – Петербург – Париж», который пройдёт с 15 по 23 мая, станет кульминацией 137-го сезона в Пермском театре оперы и балета.

В 1909 году решение Дягилева организовать в Париже выступления русских танцовщиков многие считали авантюрой. И никто не предполагал, что очень скоро имена их участников прославятся на весь мир, а новаторские постановки определят развитие мирового балета на десятилетия вперед. Дягилев всегда бунтовал против косности и штампов и утверждал новые сценические формы. Теперь творческие эксперименты на родине Дягилева, в Пермском театре оперы и балета, стали делом привычным. А международный фестиваль «Дягилевские сезоны» XXI века объединил три города – Пермь, Петербург и Париж.

«ОТРЕСТАВРИРОВАННЫЙ» ФОКИН

Откроет девятидневную программу, посвящённую столетию «Русских сезонов Сергея Дягилева» в Париже, премьера «отреставрированной» хореографической сюиты Михаила Фокина «Половецкие пляски». Некогда она открывала первый балетный сезон великого импресарио во Франции.

В этот же вечер на сцену выйдут солисты Большого театра. А позже, 30 мая, тем же составом балетные труппы пермского и московского театров дадут единственный гала-концерт, посвященный всё тем же Дягилевским сезонам, но уже на новой сцене БТ.

Программу современного танца на фестивале представят труппы из Испании, Эстонии и театр «Балет Евгения Панфилова». В балете «Жизель» и в заключительном гала-концерте примут участие звёзды балета Парижской оперы – Клэрмари Оста и Николя Ле Риш, а также ведущие танцовщики и балерины Мариинского театра.

«ВСЕ ПОМЕШАЛИСЬ НА БАЛЕТЕ!»

Один из дней фестиваля будет посвящён новым работам молодых хореографов. Впрочем, предварительная премьера одноактных балетов «Медея» на музыку концерта Мориса Равеля для фортепиано с оркестром (хореограф – бывший солист Большого театра, а ныне балетмейстер-постановщик Юрий Посохов, Сан-Франциско) и «Ринг» на музыку hip-hop группы «2H Company» (балетмейстер-постановщик – Алексей Мирошниченко, Санкт-Петербург) пройдёт 27 и 28 марта.

Тотальный балет – так определяет суть новой постановки сам Мирошниченко. «Все помешались на балете. В конце новостей – не спорт, а балет, девушки бросают своих парней и уходят к балетным», – объясняет свою концепцию хореограф. Заголовок «Ринг» весьма условен. Зритель не увидит ни боксёров, ни поединка. Но результат творческой борьбы налицо – пока это борьба танцовщиков с непривычной пластикой. Сейчас балерины и танцовщики репетируют отдельно. «Новая хореография, новые движения, много всего нового, неудобного для тела, но – будем привыкать», – рассказывает артист балета Тарас Товстюк.

ВДОВА СОЛЖЕНИЦЫНА СТАНЕТ «ГОСТЕМ ГУБЕРНИИ»

Программа «Дягилевских сезонов – 2009» включает в себя мировые премьеры: «Христос» Антона Рубинштейна и специально написанную по заказу театра оперу по повести Александра Солженицыны «Один день Ивана Денисовича» (композитор – Александр Чайковский, постановка – Георгия Исаакяна). Партитура этой оперы была дописана Чайковским (режиссёром театра имени его великого однофамильца) 24 февраля, после чего они с Георгием Исаакяном, по словам последнего, «обнялись и счастливо заплакали».

Пока же Пермский театр оперы и балета срочно собирает реквизит для спектакля: старые телогрейки, бушлаты, алюминиевую посуду. Мировая премьера оперы намечена на 16 мая. Специально для этого в качестве «Гостя губернии» в Пермь приедет вдова великого писателя Наталья Дмитриевна.

А вот во время фестиваля «Пилорама» в музее политических репрессий «Пермь-36» опера, как это ранее планировалось, представлена не будет. Как аргументировал Георгий Исаакян, «показывать в бывшем лагере оперу о лагере – масло масляное». Взамен этого он обещал презентовать в «Перми-36» редко исполняемую оперу Бетховена «Фиделио». Правда, оговорился, что очень трудно поднимать столь масштабные проекты в рамках бюджета, который значительно урезан в связи с кризисом.

«Благодаря» всё тому же кризису 137-летний театр вновь лишился средств на глобальную реконструкцию. Этот вопрос, как это делалось все последние двадцать лет, снова отодвинули в отдалённое будущее. Выделенных денег хватит лишь на новый паркет, кресла и реконструкцию оркестровой ямы.

>> а в это время
Оргкомитет международного фестиваля «Дягилевские сезоны: Пермь Петербург-Париж – 2009» объявил конкурс на лучший продюсерский проект в сфере культуры и искусства. К участию в конкурсе принимаются проекты, реализованные в течение последних пяти лет или находящиеся в стадии реализации. Заявки будут приниматься оргкомитетом до 15 апреля 2009 года. Победителей первого тура допустят к финальному этапу, результаты которого объявят на торжественной церемонии 22 мая 2009 года.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 24, 2009 10:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009032401
Тема| Балет, фестиваль «Мариинский", Персоналии,
Авторы| ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО
Заголовок| "Бриллианты" и "Противоречия"
// Ульяна Лопаткина закатила высокую трагедию

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ-СПБ" № 51(4106)
Дата публикации| 20090324
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1143096
Аннотация|


В «Противоречиях» Франческо Вентрильи Ульяна Лопаткина залепила Ивану Козлову страстную пощечину и перекусила две гвоздики
Фото: Валентин Барановский/Коммерсантъ


Фестиваль балета "Мариинский" не обошелся без противостояния двух самых ярких звезд Мариинского театра. Вслед за творческим вечером Дианы Вишневой под названием "Красота в движении" свой гала-концерт дала Ульяна Лопаткина. Там танцевали модерн, тут предполагалась классика, однако на деле все оказалось не так просто. Ульяной Лопаткиной любовалась ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО.

Афиша гала-концерта Ульяны Лопаткиной обещала идеологически выверенную программу: "Бриллианты" Джорджа Баланчина, "Шехеразаду" Михаила Фокина и концертное отделение. Содержимое концертного отделения не анонсировалось, но фантазия подсказывала добродетельную классику. На деле второе отделение состояло из опусов исключительно современного характера, хоть и неравнозначной эстетической ценности.

"Расставание" в хореографии Юрия Смекалова было посвящено проблемам внутрисемейных отношений (небритый мужлан совершает насильственные действия над дамой в вечернем платье, та — бежит). "Дуэт цвета осени" в хореографии классика отечественного авангардного танца Евгения Панфилова увлекал чудесами эквилибристики: танцовщик (Андрей Баталов), стоя на одной ноге, умудрялся выполнять партерное адажио, в то время как на другой его ноге в изящной позе удобно расположилась партнерша (Эльвира Тарасова). "Старая хореография" в постановке Дмитрия Брянцева — помесь "Барышни и хулигана" с "Яблочком" — могла бы иметь успех на Всесоюзном конкурсе балетмейстеров лет эдак 25 назад. Бесспорным лидером "современной части" стал Алексей Ратманский с заворожившим фрагментом из его балета "Сны о Японии" в исполнении Дмитрия Гуданова. Краткий хореографический обзор современной балетмейстерской мысли завершил номер "Противоречия" Франческо Вентрильи, солиста миланской Ла Скала, который в последнее время вошел в большую моду, сочиняя для отечественных прим (Светланы Захаровой и Ульяны Лопаткиной). Очередная вариация на тему взаимоотношений мужчины и женщины, решенная в эстетике итальянского неореализма, с изрядной долей страданий, метаний, надежд и разбитых иллюзий, запомнилась страстной пощечиной, которую залепила госпожа Лопаткина в начале номера своему партнеру Ивану Козлову, да двумя перекушенными ею же гвоздиками.

Как бы там ни было, блистала госпожа Лопаткина прежде всего в первом отделении гала-концерта. И "Бриллианты" Баланчина, и "Шехеразаду" Фокина Ульяна Лопаткина танцует с незапамятных времен. И как всегда — безупречно. Достоинство и самодостаточность, коими славится госпожа Лопаткина, явствовали в "Бриллиантах" в полной мере. Торжественная многозначительность выхода. Плавные помавания рук. Переполненное поэтической мечтательностью адажио. Виртуозная точность сольных фрагментов.

С "Шехеразадой" все еще интересней. Эротико-драматический балет Михаила Фокина, поставленный для роковой красавицы начала ХХ века Иды Рубинштейн, — казалось бы, наименее подходящий опус для танцовщицы с типажом Ульяны Лопаткиной. Впрочем, постановка Андриса Лиепы (якобы реконструкция) изначально настолько далеко отошла от оригинала, что грех было бы оставить без премьерского внимания столь лакомый кусок "про любовь и кровь", где есть и роскошные, мало чего скрывающие позировки, и страстное адажио, и эффектная смерть в финале. Любовный дурман госпожа Лопаткина станцевала в строгих рамках морали и нравственности. Зато финальную сцену она исполнила со страстностью Клитемнестры — достоинство, ярость, рассудочная решительность, с какими Шехеразада Ульяны Лопаткиной прожила последние мгновения, были достойны лучших образцов высокой трагедии, а не той пошленькой мелодрамы, к какой, увы, уже успели привыкнуть в "реконструкции" господина Лиепы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 24, 2009 10:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009032402
Тема| Балет, фестиваль «Мариинский", Персоналии,
Авторы| Дмитрий ЦИЛИКИН, Санкт-Петербург
Заголовок| Баланчин с начинкой //
Завершился IX международный фестиваль балета «Мариинский»

Где опубликовано| Газета "Время новостей" № 48
Дата публикации| 20090324
Ссылка| http://vremya.ru/2009/48/10/225538.html
Аннотация|



Фестиваль, начавшийся праздником, каковым для артистов и публики стала премьера «Конька-Горбунка» в постановке Алексея Ратманского (см. «Время новостей» от 17 марта), кончился если не за упокой, то буднично -- гала-концертом. Прошлогодний отчет о таком же гала я назвал «Слоеный пирог», нынче снова трудно удержаться от кондитерского сравнения: образовалась своего рода кулебяка, где между нижним и верхним слоями теста поместили разнообразные фарши.

Роль теста выполнил Джордж Баланчин. В первом отделении давали Who cares? на музыку Гершвина (это одна из многочисленных рефлексий Баланчина на Америку) в исполнении артистов Новосибирского балета под водительством их нынешнего худрука Игоря Зеленского.

Довелось услышать суждение одного из главных отечественных балетных стилистов: «Это не Баланчин!» -- мол, нет у них нужных ног. Ну да, в новосибирский кордебалет попадают люди, у которых данные поскромнее, чем у тех, кого берут в «Дом Баланчина» -- New-York City Ballet или Мариинку. И, конечно, этому Who cares? далеко до, например, «Симфонии Запада» в аутентичном, технически совершенном нью-йоркском исполнении, которая буквально ошеломила здесь же, в Мариинском театре, на гастролях NCB шесть лет назад. Но сибирские артисты танцуют придуманный Баланчиным развеселый гибрид классики и мюзик-холла азартно, с настоящим драйвом. Заставив вспомнить «Бриллианты» Баланчина, которыми тремя днями прежде открывался вечер Ульяны Лопаткиной. Эта партия, как и Одетта-Одиллия, -- одно из лучших созданий выдающейся балерины. Но если год назад на фестивальном «Лебедином озере» еще можно было горевать об опустевшей изумительной форме, об исчезнувшем чуде, то нынче и тех эмоций не осталось, а просто скука.

Как уныло прошли «Бриллианты», так бодро -- «Тема с вариациями», составившая третье отделение гала-концерта. После второго -- дивертисмента -- звездолюбивый зритель рассосался, и начался просто хороший театр. Молодым Алине Сомовой и Владимиру Шклярову, слава богу, не надо блюсти собственное величие (за отсутствием такового), им еще нравится танцевать. И балет, с которого 20 лет назад здесь стартовало освоение наследия Баланчина, задышал. Даром что это сочинение, как и «Бриллианты», -- рефлексия хореографа на свою alma mater, холодный величественный русский императорский балет, и сделать его живым потруднее, чем рубиться под Гершвина. Но Сомова чеканила дивные арабески, демонстрируя отнюдь не собственную красоту, а красоту текста, и Шкляров показывал не то, как умеет прыгать и вращаться, но аристократический порядок виртуозных комбинаций.

Все это отчасти сгладило ощущение некоторой усталости не только самого жанра «гала-концерт», но и проекта «Фестиваль «Мариинский» в целом.

Начинкой в пирог напихали всякой всячины. Отличная балерина Виктория Терешкина в знаменитом дуэте из «Манон» Макмиллана, непременном во всех гала (ее партнером был Марсело Гомес из American Ballet Theatre), своей серьезностью и самоотдачей скрасила эту в общем-то довольно плоскую хореографию. Обаятельный виртуоз Михаил Лобухин вышел в «конкурсном» pas de deux из «Пламени Парижа», как в прошлом году -- в таком же pas de deux из «Талисмана»: найди десять отличий. Зато у другого обаятельного виртуоза Анхела Корейя эти отличия бросались в глаза: крепко всем полюбившийся на прежнем фестивале сейчас, в дежурном pas de deux из «Дон Кихота» (с лучезарной Евгенией Образцовой, одной из самых обаятельных мариинских балерин), Корейя и танцевал дежурно, как работают звезды, летая с одного шоу на другое. Да еще и с помарками.

Среди начинок случился кусочек теста -- «Тарантелла» опять-таки Баланчина, этот бравурный номер на музыку Готтшалька давно освоили в Большом театре, теперь и в Мариинском за него взялись Леонид Сарафанов и Надежда Гончар. Тесту еще предстоит как следует пропечься.

Однако достаточно было перед началом концерта увидеть, как капельдинерши тащат гигантские корзины роз, чтобы понять, какого изюму в этом пироге на самом деле жаждет публика. В программе принимали участие Ульяна Лопаткина и Диана Вишнева.

Вишнева вместе с еще одной суперзвездой -- Владимиром Малаховым выбрала дуэт на музыку второй части 23-го Фортепианного концерта Моцарта из Le Park Анжелена Прельжокажа. Балет поставлен в Парижской опере 15 лет назад, но в исполнении этих артистов не выглядел устаревшим. И вечер из трех одноактовок «Диана Вишнева: красота в движении», впервые в Петербурге показанный на фестивале, и дуэт Прельжокажа вызывают желание предпослать тому, что сейчас делает балерина, эпиграф из Пушкина: «Я понять тебя хочу. Смысла я в тебе ищу...» Ищет она поразительно самоотверженно. В Le Park прекрасная женщина с трагическим лицом очень откровенно и обреченно льнет к аутичному мужчине, который вяловато откликается, пока наконец она не обхватит руками его шею, не вопьется губами в его губы, он закружится, подняв ее тело на воздух центробежным взлетом... И в этих «турах в поцелуе», и во всем остальном восьмиминутном номере каким-то загадочным (как всегда и бывает) образом растворяется современность. Чувствуешь: Вишнева и Малахов живут в том же мире, где одновременно с ними в драматическом театре работают режиссеры Люк Персеваль и Михаэль Тальхаймер, в кино -- Ларс фон Триер, в литературе -- Людмила Петрушевская.

Ну вот. А еще десять лет назад немец Кристиан Шпук поставил в Штутгартском балете такую штуку, называется «Большое па-де-де». Под музыку Россини. Это карикатура на пару самодовольных этуалей, которые пытаются оттеснить друг друга с авансцены и перетянуть одеяло на себя. Грубый и не слишком изобретательный капустник на один раз. Но на один раз не вышло -- оказалось, что балетным людям хочется над собой не иронизировать, а ржать. И штуку стали плясать все и везде.

Наконец дошла гиря до полу, а очередь -- до Ульяны Лопаткиной. Она изображала это Grand Pas de deux в своих концертах в Москве, а теперь вместе с Игорем Колбом явила его на сцене Мариинского театра. Много лет ее называли «божественной» и увенчивали соответствующими титулами, а она в ответ утверждала: нет, я самая обыкновенная девушка. И, видимо, наконец решила окончательно и бесповоротно доказать, что никакая она не божественная. Если таково в самом деле было намерение -- можно поздравить: получилось.

Что ж, как некогда в конце карьеры Алла Осипенко пришла к Борису Эйфману, не исключено, что, уйдя на пенсию, Ульяна Лопаткина сможет найти себя в Мужском балете Валерия Михайловского, специализирующемся на таких пародиях. Хотя есть и другой путь -- например, Ирма Ниорадзе, которая старше Лопаткиной лет на семь, и в прошлом году, и в этом танцевала в гала «Лебедя» Фокина: сей номер, как показал опыт Майи Плисецкой, практически не имеет возрастных ограничений.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 24, 2009 10:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009032403
Тема| Балет, Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко, Премьера, "Неаполь", Персоналии, Франк Андерсен
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| Хореограф Франк Андерсен: "Я мог бы дать пару балетных уроков президенту Медведеву и премьеру Путину"
Где опубликовано| Газета "Известия"
Дата публикации| 19:12 23.03.09
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article3126603/
Аннотация|


фото: Игорь Захаркин/"Известия"

27 марта в Москве начнется знойное итальянское лето - Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко покажет премьеру балета "Неаполь". Шедевр Августа Бурнонвиля, датированный 1842 годом, ставит знаменитый танцовщик и хореограф Франк Андерсен. Обаяние гостя из Дании оценила обозреватель "Известий".

вопрос: Почему вы предложили "Стасику" именно "Неаполь"?

ответ: Это увлекательнейшая история - трогательная, светлая. Кроме того, "Неаполь" - большой балет, где занята масса народа. А в России, я знаю, обожают истории и любят масштабы.

в: Что станет удовольствием для зрителя, понятно. А чем порадуете артистов?

о: У них появится новый ориентир, отличный повод для совершенствования. "Неаполь" с его сложнейшими па - для русских и выбор, и вызов. Из балетов Бурнонвиля они хорошо знают "Сильфиду". Я тоже люблю этот балет. Но если вечно исполнять "Сильфиду", можно заснуть, а потом и вовсе умереть.

в: В "Сильфиде" мужчины танцуют в шотландских юбках - килтах. Один наш знаменитый танцовщик жалуется, что ему дует между ног. А каково вам было в килте?

о: У меня не было сложностей. Единственное - женщинам очень хотелось узнать, что же там под килтом...

в: Наряду с танцами в "Неаполе" много пантомимы. Но русские танцовщики не очень хорошо разговаривают руками. Как вы решаете эту проблему?

о: Пантомима должна быть совершенно естественной - как в жизни. Поэтому говорю артистам: "Представьте себе - вы идете по Тверской, встретили знакомую девушку и у вас завязался разговор: о, дорогая, как я рад тебя видеть! Ты потрясающе выглядишь, дай я тебя поцелую. Хочешь кофе? Неподалеку есть отличное местечко..." Чтобы это сказать, необязательно напоминать регулировщика на перекрестке.

в: Вы любите повторять: "Труппа хороша настолько, насколько хорош самый плохой ее танцовщик". Насколько устраивает вас балет "Стасика"?

о: Я пока не встречал здесь плохих танцовщиков. Проблемы, с которыми я столкнулся, заключались не в ногах, а в голове. Были люди, которые не понимали, чего я от них хочу. А для меня очень важно, чтобы каждый человек знал, что он делает и для чего. В театре Станиславского я работаю по системе Станиславского: объясняю сначала общую задачу, а затем конкретную для каждого участника спектакля.

в: В вашей жизни чередуются периоды ответственности и свободы. То вы руководите театрами, то - как сейчас - работаете вольным художником. Не можете себя найти?

о: Я люблю менять род деятельности. 26 лет жизни я отдал директорству, и мне нравилось заниматься театральным строительством. А благодаря поездкам по миру в качестве постановщика я открыл для себя удивительные вещи. Я, например, не предполагал, что во Вьетнаме такая хорошая балетная труппа. Казалось бы - бедная страна, ей не до танца. Но вьетнамскому балету уже 49 лет, а театр в Ханое - точная копия здания Парижской оперы. Люблю Китай - там чувствуешь ход истории. Подобные же ощущения испытываю на Красной площади, когда вижу Кремль, куранты, собор Василия Блаженного...

в: У вас просто-таки государственное мышление.

о: Неужели? Я польщен. Самое интересное, что я действительно чувствую себя послом доброй воли. 515 лет назад наши страны подписали договор о дружбе и сотрудничестве. И никогда не воевали. Наш "Неаполь" - еще один кирпичик в мост дружбы между Россией и Данией.

в: А свои первые впечатления о России вы помните?

о: Они связаны с танцем. Летом 1973 года с Датским королевским балетом я побывал в Ленинграде, смотрел спектакли Кировского балета. Меня поразил танец Михаила Барышникова и Юрия Соловьева (солист Кировского театра. В 1977 году покончил жизнь самоубийством. - "Известия"). И я загорелся идеей пройти курс усовершенствования в Кировском театре. Полгода копил деньги и в феврале 1974-го приехал на стажировку. Занимался в одном классе с Мишей и Юрой. Это было счастьем... Я вернулся домой, а в июне Барышников остался в Канаде. С тех пор мы часто видимся. В прошлом августе Миша был в Копенгагене, и мы поужинали у нас дома. По сравнению с 1973 годом он уменьшился в росте, но не потерял ни грамма обаяния.

в: Ханс Кристиан Андерсен вам не родственник?

о: Мечтал бы сказать, что да, но, к сожалению, это не так. Андерсен в Дании - как Иванов в России. С одной стороны, это хорошо - чувствуешь себя в одной семье. Но для артистической карьеры надо что-то более необычное. Поэтому мой сын Себастьян (солист Датского королевского балета. - "Известия") носит фамилию матери - Клоборг.

в: Наша газета писала, что королева Дании Маргрете стала автором костюмов для балета "Снегурочка". Она часто бывает в балете?

о: Очень часто. Королева - патронесса Датского королевского балета. Но балет для нее не только почетная обязанность. Это ее любовь. Помню, в программе одного из фестивалей, посвященных Бурнонвилю, было девять спектаклей, и она приходила на каждый. В один из дней ей пришлось уехать на открытие выставки в Париже, но уже к вечеру она вернулась в Копенгаген на балет.

в: Не будь она королевой, стала бы балериной?

о: Вполне возможно. Моя жена Эва дает ей уроки классического танца. Уже 25 лет, каждую неделю. Королева не пропустила ни одного занятия. Эва сейчас в Москве, помогает мне в постановке. На днях она летала в Копенгаген, чтобы позаниматься с королевой. Жена говорит, что в танце ее величество очень грациозна, у нее красивые руки. Я не перестаю восхищаться нашей патронессой.

в: Королева вам тоже симпатизирует. Она ведь посвятила вас в рыцари?

о: Берите выше. Я командор Датского флага. Это высшее рыцарство. В Дании всего тысяча человек носят этот титул. Но я не отношу его исключительно к своим личным заслугам. Это признание работы всей нашей труппы.

в: У командора есть особые привилегии?

о: Увы. Никаких наследственных, имущественных и прочих привилегий это звание не дает. Есть знак отличия, его можно носить на груди. Но не каждый день - только на свадьбы, похороны и королевские приемы. И раз в год всех датских командоров собирают на торжественный ужин с участием королевы.

в: Еще кто-нибудь из членов августейшей семьи берет уроки балета?

о: Нет. Как и ваши лидеры, они предпочитают спорт. Если президент Медведев и премьер Путин захотят, я мог бы дать им пару балетных уроков. И в нашем спектакле для них найдутся роли...

в: У вас замечательное чувство юмора. Вы, наверное, обожаете всевозможные "приколы"? Как ваш любимый герой Пэк из "Сна в летнюю ночь"...

о: Эта роль мне действительно близка. И я благодарен Джону Ноймайеру - он, кстати, крестный отец моего сына - за возможность ее исполнить. Я люблю шутки и розыгрыши. Хотя не всем нравится мой юмор, особенно черный. В Швеции, например, мне приходилось защищаться: "Стоп, ребята, не бейте меня, я просто пошутил!". Слава богу, что в России меня понимают...

Справка "Известий"

Франк Андерсен родился в 1953 году в Копенгагене. В 1971-м был принят в труппу Датского королевского балета (RDB), где танцевал главные партии классического и современного репертуара. Руководящую деятельность начал с директорства в "Мировом турне Августа Бурнонвиля" (1976-1985). Дважды возглавлял RDB (1985-1994; 2002-2006). Был директором Шведского королевского балета (1995-1999). Известен как постановщик балетов Августа Бурнонвиля. Среди последних работ Андерсена - "Сильфида" в Национальной опере "Эстония" и "Неаполь" в Национальном балете Кубы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 24, 2009 10:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009032404
Тема| Балет, Золотая маска", Персоналии,
Авторы| МАЙЯ КРЫЛОВА
Заголовок| Как впечатлить царя //
В конце марта в Москву приедут известные европейские балетные труппы

Где опубликовано| Газета РБК daily
Дата публикации| 20090324
Ссылка| http://www.rbcdaily.ru/2009/03/24/lifestyle/407338
Аннотация|

На танцевальные проекты в последнюю неделю марта можно ходить почти каждый день, как на работу. Сначала в столице выступит эстонский балет, потом Нидерландский театр танца и под конец Королевский балет Фландрии. Гастроли организованы фестивалем «Золотая маска», причем эстонские танцоры приедут в рамках внеконкурсного показа, а европейские гости — как участники проекта «Легендарные спектакли и имена ХХ века».

Балет Национальной оперы Эстонии — редкий гость в России, а две постановки, сделанные силами главного музыкального театра прибалтийской страны, дают еще более редкую возможность ознакомиться с тамошним современным танцем. Таллин­ские спектакли пройдут на сцене театра «Новая опера» 25 марта, и в обоих интерпретируется литературная классика. «Гамлет» сделан, естественно, по Шекспиру, но больше по мотивам пьесы, чем по ее буквальному сюжету: как считает хореограф Оксана Титова, в балете имя Гамлет принадлежит не только неврастеническому герою, это скорей «название состояния, синдрома». «Оборотень» сделан Мариной Келлер по пьесе Аугуста Кицберга, рассказывающей о дремучести сельских нравов и праве человека быть самим собой, о человеческой косности, отталкивающей все нестандартное.

27 и 28 марта на Новой сцене театра «Мастерская Петра Фоменко» выступят артисты одного из трех подразделений Нидерландского театра танца (NDT), постановки для которого делает великий хореограф Иржи Килиан. В 1990 году он создал труппу NDT-3, в которой заняты артисты от 40 до 60 лет. Конечно, они уже не крутят фуэте и не прыгают до потолка, но могут сыграть такой спектакль, как привозимый в Москву Last touch first — поэму об «отчаянии, безумии и одиночестве», которые рождаются в печальной атмосфере, напоминающей пьесы Чехова.

Самый экзотический проект появится 29 марта в Большом театре. Там выступает Королев­ский балет Фландрии, и название спектакля Impressing the czar («Впечатляя царя») намекает на Россию, точнее на русский императорский балет. Этот культурный феномен используется как точка отсчета для современных восторженно-иронических рефлексий. Спектакль создан выдающимся хореографом Уильямом Форсайтом для его труппы в 1988 году. Кроме намеков на Россию автор использует другие эпохи и народы. Форсайту, адепту мультикультурности, понадобились мотивы старой испанской живописи, микст электронной музыки с Бетховеном и — на правах второй части спектакля Impressing the czar — собственный скоростной балет, созданный когда-то для Парижской оперы. Эти вставные танцы без видимого сюжета носят плохо переводимое название In the Middle, Somewhat Elevated, что традиционно трактуется «Посередине, немного на возвышении».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 10, 11, 12, 13, 14, 15  След.
Страница 11 из 15

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика