Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2009-03
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 7, 8, 9 ... 14, 15, 16  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18362
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 16, 2009 1:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009031613
Тема| Балет, "Золотая маска", Персоналии, Сильви Гиллем и Рассел Малифант
Авторы| «Новости культуры»
Заголовок| На сцене - легендарные танцоры Сильви Гиллем и Рассел Малифант
Где опубликовано| телеканал «Культура»
Дата публикации| 12:38 15.03.09
Ссылка| http://www.tvkultura.ru/news.html?id=312690&cid=42
Аннотация|

Фестиваль «Золотая маска» к 15-му сезону представляет собой добротно, со вкусом и знанием дела выстроенное ядро, вокруг которого каждый год создаётся уникальный узор из всевозможных проектов и программ. Про одну из таких уже проверенных программ, «Легендарные спектакли и имена двадцатого века», можно сказать в двух словах – «фирма гарантирует». Гарантирует качество, уровень, максимум впечатлений и непременную перчинку, которую ждёт современный зритель. Цикл избранной ретроспективы открылся 14 марта спектаклем «Пуш» легендарных танцоров Сильви Гиллем и Рассела Малифанта. Рассказывают «Новости культуры».

Француженка Сильви Гиллем своим танцем свела с ума весь мир. О балерине номер один двадцать пять лет говорит все балетное сообщество. Муза Нуриева, Бежара, Форсайта, Ноймайера сломала все каноны классики и модерна. И вот Гиллем в Москве – впервые со своим сенсационным «Пушем».

Она прилетела с Расселом Малифантом. Он хореограф «Пуша» и партнер Гиллем по сцене. На встречу с прессой у балерины всего пятнадцать минут. Гилем терпеть не может интервью, не разрешает снимать себя фотографам и всеми силами избегает журналистов.

Сильви Гиллем, балерина (Франция): «Сейчас я не позиционирую себя как классическую балерину. Я танцую босиком или в кроссовках. Пуанты в прошлом. Но я хочу сделать свой танец лучшим. Использую максимально движения из классики и современной хореографии…»

Она уже танцевала в Петербурге, но для московской публики Гиллем -самое большое откровение. Ее признали своей и классики, и модернисты. Те и другие уверены, что второй такой балерины – нет.

Алла Сигалова, хореограф: «Такого уровня прима, которая равноценно существует и в репертуаре классического балета, и в репертуаре современного танца – она одна единственная».

Двадцать пять лет назад она пришла к Нурееву, в Парижскую Оперу. Ей было девятнадцать… спустя пять дней Гиллем стала Этуалью. В истории французского балета такого никогда не было. Публика ахала… за кулисами только и говорили о вертикальных шпагатах Гиллем, в балет она пришла из гимнастики, ее немыслимой вывернутости стоп, невероятной пластичности.

В двадцать три она, как Золушка сбежала от деспотизма Нуреева в Английский Королевский балет. Газеты во Франции назвали это «национальной катастрофой». А Гиллем так же легко покорила чопорную английскую публику. Но классика уже была ей скучна, и она ушла в современный танец.

Сильви Гиллем, балерина (Франция): «Я случайно увидела спектакль Рассела, как он репетировал… и мне безумно понравилась хореография….И я предложила поработать вместе. Здесь две части - три соло и одно длинное па-де-де…безумно красивый танец».

Сильви всегда выбирает сама себе хореографов и партнеров. И Рассел не исключение. Именно она заставила его выйти на сцену и танцевать с ней. Подтолкнула, уговорила, заставила.

Рассел Малифант, хореограф балета (Англия): «Все, что Сильви делает, фантастично. Она воплотила все мои идеи. Каждый раз потрясает своей техникой и страстностью. Несколько дней назад мы выпустили с ней еще один спектакль… многое из того, что задумывали в «Пуше», не вошло в постановку. Идей хватит на новый балет.

В интервью Сильви Гиллем призналась, что самое яркое впечатление для нее - Плисецкая в «Бахчисарайском фонтане». Страсть и сила, идущая от сердца. Героини Сильви - не только страстные, но и сильные, как и она сама…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18362
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 16, 2009 1:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009031614
Тема| Балет, БТ, Премьера, "Коппелия", Персоналии,
Авторы| МАЙЯ КРЫЛОВА
Заголовок| Четыре парадокса кукольного домика //
Поставленная в Большом театре «Коппелия» стала учебником хороших балетных манер

Где опубликовано| Материал опубликован в "Газете" №44 от 16.03.2009г.
Дата публикации| 20090316
Ссылка| http://www.gzt.ru/culture/2009/03/15/223032.html
Аннотация|



С 12 по 15 марта в Большом театре давали премьеру «Коппелии». Балет, впервые поставленный во Франции в 1870 году под названием «Коппелия, или Девушка с эмалевыми глазами» получил вторую жизнь в России на сцене Императорского театра, но оказался не нужен большевикам и сгинул в дебрях истории.

Теперь старинную вещицу восстановил хореограф Сергей Вихарев, матерый специалист по балетному наследию. То, что станцевали на сцене Большого, напоминает красивую безделушку для эстетов.

«Коппелия», вообще говоря, дама пожилая (ей стукнет 140 лет) и парадоксальная. Парадокс первый - это комедийный спектакль по мотивам трагической новеллы Гофмана «Песочный человек»: столкновение механического с живым стало поводом для шуток. Появившись на свет в Париже, спектакль хореографа Сен-Леона на музыку Делиба приехал в Россию, где его переделали мастера Петербургского императорского балета Петипа и Чекетти. Парадокс второй - стараниями четырех иностранцев спектакль стал образцом русской балетной классики.

После 1917 года «Коппелия» уехала в эмиграцию в виде записи хореографического текста, который попал в библиотеку Гарвардского университета. Там нотацию старинных танцев разыскал Сергей Вихарев - петербургский пассеист и реставратор, ранее восстановивший «Баядерку» и «Спящую красавицу» в Мариинском театре. А где исконная хореография, там и сценография по древним эскизам. Тем не менее термин «аутентизм» неуместен: балет - искусство исторически эфемерное. Взять хотя бы эволюцию фигур балерин от увесистости XIX века к модельной худобе XX: видно, что корсажи и бархатные жилеты обитательниц «Коппелии» кроились на более пышную грудь.

Балет посвящен приключениям жителей городка в Центральной Европе, где смешались разные культуры, поэтому танцы кроме классики полны мазурок и чардашей. Юноша Франц любит и невесту Сванильду, и незнакомку в окне напротив, которая оказывается куклой, сделанной загадочным механиком Коппелиусом. В итоге ветреник, спутавший божий дар с яичницей, посрамлен, и горожане пляшут на свадьбе героев.

Попав в Большой со своей «Коппелией», Вихарев понимал (и это - третий парадокс балета): подлинность появится, если современная московская труппа научится старинной петербургской манере исполнения. Сизифов труд по вбиванию старого нового во многом постановщику удался: такого количества выворотных, как положено в классике, стоп, деликатно поставленных рук и чисто сделанных па в одном московском спектакле давно не приходилось видеть. Артистам предстоит органично обжиться в новом доме и постигнуть четвертый парадокс опуса - изощренную игру в простодушие.

Смотреть этот балет - все равно что разгрызать сладкий пряник: и вкусно, и твердо. В первый вечер начало не вызвало энтузиазма у публики: трюков почти нет, обильная пантомима с непривычки скучновата, а старание труппы вжиться в петербургский стиль гасит исконные московские эмоции, вызывая ассоциации не с подлинником, а с новоделом. Но третий акт с развернутым дивертисментом о беге времени заставил встрепенуться.

Второй спектакль прошел уже живее. И хороши были разные Сванильды обоих составов: и решительно-элегантная Мария Александрова в первый вечер, и бесшабашно-резвая Наталья Осипова во второй. Если вы культивируете в себе эстета, любите вникать в детали и обсуждать стилистические тонкости, «Коппелия» вам понравится. И полюбоваться «красотой былого» на ней можно.

Хореограф Сергей Вихарев:
«Уровень толерантности московских танцовщиков повысился»


Мне приходилось восстанавливать «Коппелию» в Новосибирске, но этот спектакль делался в расчете на труппу Большого, с ее высоким уровнем танцевальной техники и традициями актерской игры. После нашей работы уровень толерантности московских танцовщиков к новым стилям хореографии повысился. По контракту Большой театр имеет эксклюзивные права на «Коппелию» на пять лет. Меня поразила отличная организация труда: нам дали восемь оркестровых репетиций! В Мариинском театре о таком приходилось лишь мечтать.

СПРАВКА ГАЗЕТЫ
Сергей Вихарев с 1980 года танцевал в Мариинском театре. Заслуженный артист России, лауреат международных конкурсов артистов балета в Варне и Москве. С 1995 года ставит балеты. Реконструктор и реставратор старинных спектаклей русской императорской сцены, восстановил «Спящую красавицу», «Баядерку», «Карнавал», «Пробуждение Флоры», «Дон Кихот». В 1999--2006 годах - главный балетмейстер Новосибирского театра оперы и балета. Неоднократный лауреат национальной театральной премии «Золотая маска».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18362
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 16, 2009 1:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009031615
Тема| Балет, "Золотая маска", Персоналии, Сильви Гиллем и Рассел Малифант
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| Звезда-тяжеловес //
В Москву приехала знаменитая балетная дива Сильви Гиллем

Где опубликовано| "Московский комсомолец"
Дата публикации| 20090316
Ссылка| http://www.mk.ru/blogs/MK/2009/03/16/culture/399642/
Аннотация|



Несмотря на разразившийся финансовый кризис, “Золотая маска” и не подумала вносить изменения в свой самый амбициозный проект. В честь 15-летия золотомасочники все же решили побаловать себя и зрителей живой легендой — самой высокооплачиваемой балериной мира Сильви Гиллем.

Сильви Гиллем ее соотечественники, французы, считают “национальным достоянием”. Несмотря даже на то, что строптивая звезда сбежала в свое время из “Гранд-опера”, променяв балетную святыню на труппу Королевского балета Великобритании. Вечные соперники французов — англичане — приняли беглянку с распростертыми объятиями. А открыл и дал дорогу “национальному достоянию”, пришедшему в балет в 11-летнем возрасте из… гимнастики, не кто иной, как Рудольф Нуреев. Именно он, обходя все правила и традиции, столетиями чтимые в первой труппе Франции, добился для 19-летней Сильви высшего положения в театре, сделав ее “этуалью”. Юное дарование отплатило за это своему шефу черной неблагодарностью — ушла из своей альма-матер через 4 года.

Сейчас ей уже 43, и в классике дива больше не выступает. В Москве она представила удостоенный всяческих премий балет Рассела Малифанта “Push”, с которым катается по свету вот уже три года. В двух частях четырехчастной бессюжетной хореографии Сильви танцевала босиком и соло. Вторую часть “Shift” показал сам хореограф Малифанта, поиграв с проекцией своего отображения на заднике в разных ракурсах. В этом незамысловатом номере балерина, находясь в световом пятне, словно Жан Батист Гренуй из фильма “Парфюмер”, практически не сходя с места, одними руками вводила публику в транс. Хитросплетения тел Гиллем и ее партнера Малифанта, показанные в четвертой части балета, давшей название всему вечеру, напоминали даже не художественную, а спортивную гимнастику. Вышедшая в последней части, словно штангист-тяжеловес, с перебинтованными ногами, в те моменты, когда звезда перекидывала или таскала на загривке своего нехилого партнера, Гиллем напоминала борца. Ожидавшееся и заранее анонсированное “наполнение смыслом каждого ее жеста, даже мизинца” публике предъявлено так и не было.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10836

СообщениеДобавлено: Пн Мар 16, 2009 3:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009031616
Тема| Балет, Коппелия
Авторы| Т. Кузнецова
Заголовок| Сергей Вихарев блеснул стариной
// "Коппелия" в Большом театре
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20090316
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1138703&NodesID=8
Аннотация| Премьера балет



На Новой сцене Большого театра петербургский знаток классического наследия Сергей Вихарев представил "новую хореографическую редакцию" старинного балета Лео Делиба "Коппелия". ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА оценила педагогический дар постановщика.

"Коппелия" Сергея Вихарева обворожила Москву семь лет назад: руководимый петербуржцем Новосибирский балет отхватил за нее "Золотую маску", оставив на бобах Мариинку с шемякинским "Щелкунчиком" и балетами живого классика Джона Ноймайера. "Коппелия" стала вторым спектаклем, сделанным господином Вихаревым по записям балетного режиссера Николая Сергеева, заставшего еще Петипа; и споры — подлинник это или подделка и стоит ли вообще реанимировать имперскую классику, довели балетную общественность до точки кипения. С тех пор реконструкция балетов стала не только научным, но и коммерческим делом — мода на старину пошла по всему миру, но баталии не утихают и по сей день.

Можно, конечно, поймать постановщиков на неувязках — отличий в новосибирской и московской версиях, сделанных вроде бы по одному первоисточнику, не заметить нельзя. Сибирская балерина накручивала 32 фуэте, а московской доверено всего 16, причем по диагонали — как в австралийском варианте "Коппелии"; в финале балета сибиряки составляли неподвижную группу, москвичи же отплясывают хороводный галопчик до закрытия занавеса; в Большом начало вариации героини в па-де-де позаимствовано у москвича Александра Горского — оно гораздо эффектнее и позволяет щегольнуть прыжком, а в Новосибирске балерина довольствовалась унылой полечкой петербургского оригинала. Зрителям все эти сугубо балетоманские частности знать ни к чему, но тут дело в принципе: если разрешено менять мелкие детали, тогда позволены и переделки покрупнее — раз новые танцы или мизансцены выглядят поинтереснее старых.

Но Сергей Вихарев, настаивая на нетленной ценности петербургской постановки Мариуса Петипа и Энрико Чекетти, сочинительских вольностей себе не позволяет. Мизансцены и танцы в вихаревском спектакле выглядят достаточно старомодно, и как-то верится, что именно про них рецензенты столетней давности писали: ""Коппелия" по-прежнему производила впечатление милого в своей очаровательной наивности балета далекого прошлого". Действительно, сюжет про то, как девица Сванильда приревновала своего жениха Франца к дочери мрачного старика Коппелиуса, торчащей у окна с книгой в руках, как проникла в его дом, чтобы выяснить отношения с соперницей, а обнаружив, что разлучница всего лишь заводная кукла, переоделась в ее платье, одурачила кукольного мастера мнимым "оживанием" его изделия, проучила любвеобильного Франца и, вполне удовлетворенная, вышла за него замуж, даже век назад воспринимался не иначе как милая стилизация старины.

А тем более сегодня: декорации, мастерски воспроизведенные Борисом Каминским по черно-белым фотографиям позапрошлого века, выглядят очаровательно архаичными. Экзотичны богатые (иногда — слишком богатые и экзотичные) костюмы художницы Татьяны Ногинской — впрочем, куратор постановки Павел Гершензон объяснил в буклете, что, хотя действие происходит в провинциальном городке на границе Галиции, на деле подразумевается империя во всем великолепии — хоть Австро-Венгерская, хоть Французская, хоть Российская.

Нельзя сказать, что хореография "Коппелии" впечатляет имперским блеском. В сравнении с почти ровесницами — "Спящей красавицей" или "Пахитой" — она куда элементарнее: и по композиции, и по лексике. Выглядит так, будто француз Петипа и итальянец Чекетти только начали по кирпичикам складывать то, что потом назовут "русской школой". Вот вам французская элегантность неторопливых па, а вот — итальянская боевитая резвость.

В постановке Большого эти контрасты выделены с наглядностью учебного пособия. В первом акте на "Славянских вариациях" Сванильды и ее подруг дирижер Игорь Дронов то замедлял темпы чуть не до полной остановки, то резко взбадривался — однако не настолько, чтобы ножки танцовщиц сверкали, как спицы в колесе. Из скоростного огня в умирающее полымя артистки кидались с прилежностью отличниц: постановщик Вихарев оказался замечательным педагогом. Москвичи и раньше гордились своими женщинами, прекрасно выглядевшими в реконструированных "Корсаре" и "Пахите", но "Коппелия" потребовала полного самоотречения — господин Вихарев учил их петербургскому произношению. И ведь научил: кордебалет начал "дышать" ручками, стал отличать высокое passe от маленького sur le cou de pied, а в проходном glissade — фиксировать пятую позицию. И самое невероятное: целая толпа народа (кроме неуправляемой Анастасии Меськовой в "Мазурке" и безнадежной Марии Исплатовской, отчего-то выдвинутой в солистки "Чардаша") обучилась pas gala, "ключам" и "веревочке" — которые, впрочем, обязана была затвердить еще в пятом классе училища.

За пределы балетной школы в "Коппелии" вышли лишь ведущие балерины. Обе — Мария Александрова и Наталья Осипова — танцуют Сванильду замечательно: легко, виртуозно, щеголяя техническими и актерскими достоинствами. Но совершенно по-разному: балерина Александрова играет со стилем, балерина Осипова разыгрывает сюжет. Первая танцует отчетливее и чище, вторая — ярче и непринужденнее. Первая изображает приму, изображающую удалую горожанку; вторая заразительно проживает любовные перипетии своей героини. Словом, Мария Александрова постаралась стать петербурженкой, Наталья Осипова осталась чистокровной москвичкой. В чем ее поддержал ее партнер Вячеслав Лопатин, превосходно станцевавший Франца: у этой влюбленной парочки все виртуозности оказались нанизаны на сквозное актерское действие. Кавалер же Марии Александровой вариацию оттанцевал чисто, мимировал в меру, в нужный момент оказывался в поле зрения своей дамы, не валил ее на поддержках — и для Руслана Скворцова все это уже достижение.

В отличие от новосибирской "Коппелии" семилетней давности московская открытием не выглядит — все-таки клон. К тому же за истекшие годы публика уже набаловалась балетным антиквариатом — подлинным или стилизованным. Академически сдержанная постановка петербуржцев заставила многих балетоманов со стажем пожалеть об утрате старомосковской версии Александра Горского — демократичной и веселой. Однако местного Вихарева для нее не нашлось. Так что спасибо за урок.


Последний раз редактировалось: Наталия (Чт Апр 09, 2009 3:27 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18362
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 16, 2009 5:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009031617
Тема| Балет, "Золотая маска", Персоналии, Сильви Гиллем и Рассел Малифант
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| Сильви Гиллем дала сеанс гипноза
Где опубликовано| "Известия"
Дата публикации| 20090316
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article3126332/
Аннотация|

фото: BILL COOPER

Фестиваль "Золотая маска" сделал своим зрителям бесценный подарок. В рамках программы "Легендарные спектакли и имена ХХ века" в Москве выступила балерина Сильви Гиллем.

Ее восхождение было стремительным, а карьера - головокружительной. В 19 лет худрук Парижской оперы Рудольф Нуреев произвел ее в этуали. В 23 она покинула Париж и отправилась в Лондон, где стала приглашенной солисткой, а по сути свободным художником. В этом ранге она исполнила лучшие спектакли классического репертуара и знаменитые современные композиции. Среди хореографов, считавших за честь с ней работать, - Морис Бежар, Уильям Форсайт и Матс Эк.

В Россию Гиллем впервые приехала в 1989 году - танцевала с Кировским балетом "Дон-Кихот" и "Лебединое озеро". Спустя 15 лет вновь побывала в Петербурге - выступила в гастрольных спектаклях Королевского балета Великобритании "Месяц в деревне" и "Маргарита и Арман". В Москву артистка привезла ультрасовременную композицию Puch в постановке Рассела Малифанта (он же партнер Гиллем). Балет был удостоен множества британских наград, в том числе престижной премии Лоуренса Оливье.

Стиль четырехчастного спектакля (три соло и дуэт) Малифант определяет как синтез танца модерн, йоги, боевых искусств и тай-ши. В его сольном номере Shift эти составляющие были заметны. Гиллем сплавила их в непрерывное движение - отдельные эмоциональные всплески лишь оттеняли гипнотическую кантилену.

Сеанс гипноза танцовщица начала под музыку фламенко (Solo), продолжила взращенной от покоя к взрыву композицией Two и завершила бесконечным, как космос, дуэтом с Малифантом (Puch). Строго говоря, в мире только два танцовщика столь блистательно сочетают телесную уникальность и фантастическую энергетику. Первый - Михаил Барышников. Вторая - Сильви Гиллем.

Зрители, собравшиеся в зале МХТ им. Чехова, приветствовали гостью с интеллигентной сдержанностью. В пятом ряду партера были замечены гордость русского балета Ульяна Лопаткина и главный балетный шоумен Николай Цискаридзе. На балконе волновалась артистическая молодежь. Кстати, самый дешевый билет на спектакль великой Сильви стоил 250 рублей. В сравнении с билетами на гала-концерты упомянутых звезд - сущий мизер.

Балерина Сильви Гиллем: "Я решила поступить радикально - просто разделась"

Накануне выступления в Москве знаменитая француженка ответила на вопросы обозревателя "Известий".

вопрос: Кто из русских танцовщиков произвел на вас наибольшее впечатление?

ответ: Майя Плисецкая в "Бахчисарайском фонтане". Это была страсть. Подлинная страсть.

в: Что вы представляете себе при слове "Россия"?

о: Нечто далекое, меланхолическое и таинственное... А мое первое впечатление от России связано с детством. Я тогда занималась спортивной гимнастикой и уже была кандидатом в олимпийскую сборную Франции. Однажды в нашей спортшколе появился русский тренер. Кажется, это была программа по обмену. Он был очень суровым, и я поняла: с таким тренером гимнастика для меня перестанет быть удовольствием. Поэтому когда мне предложили ехать в Россию, я сказала: "Нет, ни за что!".

в: В 11 лет вы оказались в балетной школе Парижской оперы. Как там обстояло дело с удовольствием от занятий?

о: Мне не нравились - слишком много дисциплины. И мамы со мной не было. В гимнастике я всегда была с ней - она была моим тренером, судила соревнования. Правда, ставила мне самые низкие оценки.

в: Вы стали этуалью Гранд-опера в 19 лет. Представляю, каким шоком оказалось это событие для ваших старших коллег...

о: Было трудно. Я всегда верила в дружбу, солидарность, во взаимовыручку. Но с ранних лет поняла, что в балете это невозможно и научилась справляться с негативными ситуациями.

в: Рудольф Нуреев говорил, что вы единственная женщина, на которой он мог бы жениться. Вы относились к нему так же нежно?

о: Я им восхищалась. Находиться рядом с ним, наблюдать, как он работает, было для меня наслаждением. Он мог ничего не говорить. Я смотрела на него и училась.

в: Тем не менее вы уехали в Лондон. Это был бунт против деспотизма Нуреева?

о: Ни в коем случае. Я бунтовала против администрации Парижской оперы. Против нравов, которые там царили. Рудольф сам от них страдал. В Париже я не могла выбирать репертуар, партнеров. В Лондоне я добилась этого права.

в: В 1990-е годы вас называли "Мадемуазель Нет". С тех пор ваш характер изменился?

о: Я осталась прежней, но научилась говорить "нет" другими способами. Раньше мое "нет" звучало как взрыв. Сейчас я делаю это более мягко. Тем более что в Лондоне иначе нельзя - там привыкли отказывать вежливо, с милой улыбкой.

в: От чего вы чаще всего отказывались?

о: Бывало, меня заставляли заниматься совершенно бесполезными вещами. А главное в карьере - все время идти вперед и не делать ненужных вещей.

в: Для журнала Vogue вы снялись обнаженной. Сочли одежду необязательной?

о: Я люблю фотографировать - делать автопортреты, портреты друзей. И когда мне предложили сняться для Vogue, я согласилась. Но на примерке ни один наряд мне не понравился. Тогда я решила поступить радикально - просто разделась.

в: Ваш спектакль называется Puch. Странное название для такого суперплавного зрелища.

о: Название не относится к движению. Оно из области психологии. Я долго просила Рассела поставить эту программу. Поначалу он не соглашался, и мне пришлось постоянно ему об этом напоминать. Словом, подталкивать.

в: Вы станцевали все что хотели?

о: Единственное, что я не станцевала, - "Евгений Онегин" в постановке Джона Крэнко. Красивая хореография, красивая музыка Чайковского, замечательная роль. Надеюсь, что я еще стану Татьяной Лариной.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18362
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 17, 2009 10:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009031701
Тема| Балет, "Золотая маска", Персоналии, Сильви Гиллем и Рассел Малифант
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Героиня чужого романа //
Сильви Гиллем выступила в Москве. Да, это случилось впервые, а между тем балерине сегодня сорок четыре

Где опубликовано| "Ведомости" №46 (2316)
Дата публикации| 20090317
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2009/03/17/186468
Аннотация|

В антракте, который большую часть публики настиг настолько неожиданно и быстро, что вызвал смех в зрительном зале, люди кидались друг к другу с вопросами: «Ты думаешь, это правда гениально? Ну почему?!»

Московский художественный театр, который предоставил «Золотой маске» свою сцену под один из «легендарных спектаклей ХХ века» Push, был переполнен народом, для которого Сильви Гиллем — женщина-сирена, недоступная, вышибающая аналитические способности, отменяющая все представления о танце.

Такая нам досталась легенда о балерине. Но сами мы с этой легендой живьем практически не сталкивались. Несмотря на то что западных балерин поколения Гиллем в Москве знают как своих, сама она ни разу сюда раньше не доезжала — только станцевала совсем юной два спектакля в Мариинском театре, а пять лет назад едва мелькнула там же на гастролях с Королевским балетом Великобритании.

И теперь мы ждали, что она выйдет — и сразу станет ясно, почему сегодня не знать Сильви Гиллем так же странно, как не слышать о Филипе Глассе или Квентине Тарантино. А она появилась на пустой сцене, с короткой рыжей стрижкой, в белом летящем костюмчике и вместо того, чтобы нам что-то демонстрировать и доказывать, просто начала двигаться под звуки фламенко — будто пришла на дискотеку.

На возникшее недоумение можно было бы, конечно, ответить, что само существование такого аппарата, каким является изумительно выточенное и оснащенное идеальными данными для балета тело Гиллем, — уже чудо. Что незамысловатость ее движений на сцене — великая иллюзия, которую под силу создать только уникальной исполнительнице. Можно было бы, в конце концов, сосредоточиться на том, что привезли спектакль Push, в Европе завоевавший все мыслимые премии — Лоренса Оливье, журнала TimeOut, Национальную танцевальную премию Великобритании, — и хореография Рассела Малифанта создана на высочайшем профессиональном уровне.

Но имело ли смысл разбираться во всех этих нюансах? Гиллем излучала такую насыщенность каждого жизненного мгновения, что ее бесстрастное лицо, абсолютная естественность движений не имели никакого отношения к обыденности. Поглощающая мощь балерины скрывала какие-то события, истории — целую жизнь, которая прошла мимо нас и нам недоступна, но энергию которой нам было дано ощутить.

Сильви Гиллем впервые выступила в Москве. Выступила не в «Лебедином озере», не в созданном на нее In the Middle Уильяма Форсайта и не в какой-нибудь новинке Матса Эка. Ее роли, которые перевернули мир, остались в прошлом. А она спокойно перешагнула в настоящее и гармонично в нем существует.

Нуреевская орлица
Сильви Гиллем пришла в парижскую Opera почти одновременно с назначением Рудольфа Нуреева директором труппы. Ей было девятнадцать, когда он расчистил для нее репертуар и провозгласил этуалью, оставив томиться в очереди более взрослых. В двадцать четыре, поссорившись с Нуреевым, этуаль хлопнула дверью театра. Это было самое начало великой карьеры.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18362
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 17, 2009 10:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009031702
Тема| Балет, "Золотая маска", Персоналии, Сильви Гиллем и Рассел Малифант
Авторы| МАЙЯ КРЫЛОВА
Заголовок| Другое тело //
Французская балерина Сильви Гиллем потрясла Москву

Где опубликовано| "Новые Известия"
Дата публикации| 20090317
Ссылка| http://www.newizv.ru/news/2009-03-17/106709/
Аннотация|

Фото: BILL COOPER

На сцене МХТ имени Чехова прошли гастроли французской балерины Сильви Гиллем. Прима привезла в Москву спектакль Push, сделанный с танцовщиком и хореографом Расселом Малифантом. Знаменитая виртуозка приехала в Россию в рамках проекта «Легендарные спектакли и имена XX века», придуманного фестивалем «Золотая маска», и продемонстрировала, наконец, отечественному зрителю запредельные возможности своего тела.

Такого количества воодушевленных лиц после спектакля давно не приходилось видеть. Энтузиазм публики (среди которой была Ульяна Лопаткина, специально приехавшая из Петербурга) и сила оваций просто зашкаливали. И телекамер в зале было, как на президентском брифинге. Это неудивительно. Сильви Гиллем в Москве хлопали бы, даже если б она просто вышла на сцену и стояла. Уж больно долго мы ждали приезда мировой звезды, примы Парижской оперы и Королевского балета Великобритании, балерины с уникальным телом.

Гиллем в России уже танцевала, но Москва из ее графика как-то все время выпадала, одни только питерцы (и то давно) могли видеть ее. Российских балетоманов утешали лишь видеозаписи рыжей француженки. У нее полетный прыжок, огромный «шаг» (нога задирается в положение «шесть часов»), гимнастическая гибкость и великолепная координация, делавшая каждое выступление похожим на феерическое шоу. Гиллем начала карьеру с триумфа на родине, когда худрук балета Парижской оперы Рудольф Нуреев дал юной приме высшее во французской балетной иерархии звание «этуали» («звезды»), презрев традицию постепенного восхождения к чину. Потом были ссора с Нуреевым и отъезд из Франции. За Гиллем дрались лучшие сцены мира и главные хореографы планеты, а практичная француженка сама выбирала из массы предложений (свои дела она ведет сама, презрев профессию агента).

Большой театр неоднократно приглашал ее выступить, но получал отказ. Закончив танцевать классику, Сильви погрузилась в современный танец, где тоже достигла успеха. Теперь, в 43 года, по-прежнему пребывая в отличной профессиональной форме, она привезла проект Push – череду концертных номеров, связанных общим настроением и хореографией, сочиненной для балерины Расселом Малифантом. Он, кстати, тоже выступил. Этот незаурядный хореограф еще и превосходный танцовщик, работающий с понятиями «тяжелое» и «легкое» применительно к весу тела.

Гиллем сделала два коротких номера (Solo и Two) и один длинный, на полчаса (Push), появляясь то в летящем белом полупрозрачном одеянии, то в облегающем черном брючном костюме. Она вспарывала воздух бросками сильных ног с неимоверным подъемом стопы (такую надо лепить скульптору). Ее вращения на голых пятках завораживали не меньше, чем былые фуэте на пуантах. Руки пронзали пространство жестами, напоминающими одновременно об остроте подростковых граффити на стенах и космическом спокойствии Будды. В танце бурлила невообразимая и органичная смесь Кармен с Лебедем. При каждом рывке на предплечьях бугрились хорошо развитые мускулы.

В Push, диалоге с Малифантом, где показаны, кажется, все имеющиеся варианты дуэтных поддержек, Гиллем фантастической змеей перетекала с плеч на пояс партнера, выныривая из потоков света и погружаясь во тьму. Каллиграфическая невозмутимость манеры оказалась чревата глубинными прозрениями. Это было какое-то другое, почти нечеловеческое тело, похожее на праздник без конца и начала. Гиллем играла в гуттаперчевую девочку так непринужденно, как если бы пила кофе в парижском кафе. И оторвать от нее глаза было невозможно: казалось, упустишь что-то неимоверно важное.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18362
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 17, 2009 10:40 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009031703
Тема| Балет, "Золотая маска", Персоналии, Сильви Гиллем и Рассел Малифант
Авторы| ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Сошлись характерами
// Сильви Гиллем в спектакле Рассела Малифанта

Где опубликовано| Газета «Коммерсантъ» № 46(4101)
Дата публикации| 20090317
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1138748
Аннотация|


1 из 5
В дуэте «Push» хореограф Рассел Малифант не чувствует груза ответственности перед своей звездной партнершей Сильви Гиллем

На сцене МХТ имени Чехова, благодаря совместным усилиям "Золотой маски" и Французского культурного центра, впервые в Москве выступила мировая звезда Сильви Гиллем. Спектакль Рассела Малифанта "Push", открывавший программу "Легендарные спектакли и имена ХХ века", убедил ТАТЬЯНУ Ъ-КУЗНЕЦОВУ, что эпитет "легендарные" на сей раз отнюдь не преувеличение.

В Москве француженка танцевала не классику. "Push" поставлен Расселом Малифантом в стиле danse contemporaine, в котором столько же направлений и ответвлений, сколько заметных хореографов. Этот лаконичный бессюжетный спектакль для двоих состоит из трех сольных фрагментов и 32-минутного дуэта.

Нежелание звезды спекулировать щедрыми дарами, которыми ее оделила природа, поначалу выглядит чуть ли не демонстративным. На первом "Solo", пока балерина, одетая в изящную кружевную пижамку, непринужденно прогуливалась под запись гитары Карлоса Монтойи, легко взмахивая своими волшебными ногами в разные стороны, я поймала себя на желании удержать эти ноги в воздухе в каком-нибудь привычном арабеске. Хотелось, чтобы невозмутимая сосредоточенность балерины прорвалась каким-то страстным всплеском, на чем вроде бы даже настаивала напряженно звенящая гитара. Но именно в этом противостоянии хореографическим штампам и ожиданиям публики и заключался первый урок спектакля.

В номере "Two" Сильви Гиллем практически не сходит с места. Она заключена в световой квадрат — работают только руки и корпус. Но за десять минут танца балерина, варьируя набор повторяющихся движений, увеличивая их амплитуду, изменяя их звучание, заставляет зрителей пережить такой диапазон эмоций, который не под силу вышибить и полнометражному духоподъемному балету. Помимо самой Гиллем украшением и полноправным участником действия является мастерски выстроенная световая партитура.

Без света, вернее, теней, отбрасываемых танцовщиком Малифантом на светлый задник, его сольный номер "Shift" оказался бы довольно аморфным этюдом, состоящим из заторможенных поворотов исполнителя вокруг собственной оси, внезапных выбросов ног в разных направлениях, перекатов на коленях и задумчивых остановок в позах, далеких от завершенности. Но тени укрупняют, очищают движения танцовщика, показывают его в разных ракурсах, отчего одна и та же комбинация неожиданно приобретает двойной или тройной смысл, а сам номер — объемность.

Дуэт "Push" не зря дал имя всему спектаклю. В этой пронзительной истории мужчины и женщины нет никаких любовно-балетных штампов — поз-объятий, жестов-объяснений. Нет поддержек, имитирующих физическую близость, а лица партнеров не видны вовсе — так распорядился художник по свету Майкл Халлс. Все заключено в самой хореографической конструкции. Первая часть строится на вертикальных поддержках удивительной красоты; вторая, ретроспективная (знакомство, узнавание друг друга) — на параллельных движениях не соприкасающихся друг с другом танцовщиков; третья (бурное развитие отношений) включает горизонтальные поддержки, подкрутки, полупадения. В четвертой — партерном адажио со всевозможными кувырками и сменой функций партнеров — развивается конфликт индивидуальностей. И наконец, к пятой части пара, пройдя через превратности отчуждения, возвращается к первоначальной вертикали прекрасных поз.

Совершенство композиции завораживает само по себе, но исполнители превращают ее в настоящий шедевр. Сильви Гиллем и Рассел Малифант танцуют, словно в трансе, отрешенно и нереально слитно, как одно раздвоенное тело, с поразительной тонкостью и нежностью проводя своих героев сквозь все перипетии дуэта. На первый взгляд, трудно представить себе более несхожих соратников, чем тяготеющий к минимализму, чурающийся всего чрезмерного танцовщик-сочинитель и супербалерина, исключительная во всем: от феноменальных природных данных до потрясающей техники. Тем не менее (а может, именно поэтому) их плодотворный союз длится уже пять лет. Созерцательным сочинениям Рассела Малифанта исполнительница придала удивительную яркость и отточенность формы, а хореограф подарил Сильви Гиллем редкую для гениальной балерины возможность: он раз и навсегда избавил ее от необходимости демонстрировать залу свою сверхъестественность.

Фотогалерея по клику:


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Мар 17, 2009 6:03 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18362
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 17, 2009 10:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009031704
Тема| Балет, "Золотая маска", Персоналии, Сильви Гиллем
Авторы| ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Сильви Гиллем: мне скучно повторять одни и те же движения
Где опубликовано| Газета «Коммерсантъ» № 46(4101)
Дата публикации| 20090317
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1139347
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Перед спектаклем СИЛЬВИ ГИЛЛЕМ ответила на вопросы ТАТЬЯНЫ Ъ-КУЗНЕЦОВОЙ.

— Недавно вы покинули Королевский балет Великобритании. Добровольно или вынужденно?

— Абсолютно добровольно — по собственному желанию. У меня были разногласия с Моникой Мейсон. Мне уже предложили туда вернуться, но я сказала, что пока она артистический директор Королевского балета, ноги моей там не будет.

— В чем преимущество балерины-одиночки?

— Выбор. Выбор свободы, сама свобода, свобода выбора, свобода делать то, что хочется, успешно или неуспешно. То, что называется "ухаживать за своим садиком".

— Как вы "ухаживаете за своим садиком"? Есть ли у вас педагог или вы работаете с видео?

— Я работаю одна уже очень давно. Я много гастролирую, и у меня не остается другого выбора. Я привыкла. И действительно, давно использую видео. В отличие от человека, оно не лжет, оно учит, оно конструктивно и инструктивно. Видео — мой собственный глаз, который и есть мой настоящий педагог. Мне хочется постоянно улучшать себя. И каждый раз, когда я работаю с видео, появляется желание сделать что-то лучше.

— А форму вы поддерживаете с помощью классического урока или у вас своя система тренажа?

— Конечно, в основном это классическая база, но вместе с тем я всегда делаю что-то еще. Мне скучно повторять одни и те же движения. Кроме того, я ставлю кассету с японским языком и, пока делаю тренинг, учу японский язык.

— Почему японский?

— С Японией у меня сложились удивительные отношения. Это была моя первая заграничная поездка. Мне было тогда всего 15 лет, и все было впервые — и волнение, и ожидание. Кроме того, это было открытие совершенно новой культуры — безумно интересной. Люблю еще Италию, но совсем по другим причинам: совершенно особое удовольствие танцевать в этой стране, где каждый театр — настоящая архитектурная драгоценность.

— Как часто вы делаете новые программы?

— Каждый новый спектакль создается долго. Ведь это требует встреч, согласований, репетиций, надо успеть понять и почувствовать друг друга, а все мы очень занятые люди. Не то что готовый репертуар, который в прошлом я часто использовала. Там все очень быстро: надо только выучить роль — и спектакль сделан.

— Как вы подыскиваете себе репертуар? Какие у вас приоритеты?

— Выбор очень важен, и сделать его непросто. Для меня совершенно недостаточно, чтобы вещь была интересна только в танцевальном отношении. Мне хочется, чтобы она обязательно мне что-то давала, позволяла пережить новые чувства. Чтобы это было для меня открытием или новым опытом. Ну и чтобы все это соответствовало моему вкусу, о котором, как известно, не спорят.

— Важен ли для вас сюжет, тема спектакля?

— В балете может быть какая-то история, но обязательно совершенно необыкновенная, которая меня бы потрясла. А вот "Push", в котором вроде бы нет никакого сюжета. Два человека просто присутствуют на сцене. Но здесь есть простота и красота жеста. Некое противопоставление элегантности и поэзии — силе, мощи, немножечко даже глуховатой такой... густой мощи. Вот этот контраст мне очень нравится.

— Что может вас заставить прекратить танцевать?

— Если я перестану получать от этого удовольствие.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Мар 17, 2009 6:06 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18362
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 17, 2009 10:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009031705
Тема| Балет, "Золотая маска", Персоналии, Сильви Гиллем и Рассел Малифант
Авторы| Седов Ярослав
Заголовок| Силы Сильви //
В Москве выступила законодательница балетной моды

Где опубликовано| Газета «Труд» № 044
Дата публикации| 20090317
Ссылка| http://www.trud.ru/issue/article.php?id=200903170440031
Аннотация|

В Москве выступила законодательница балетной моды

Балерина Сильви Гиллем, одна из самых знаменитых танцовщиц ХХ века, выступила в Москве в спектакле Рассела Малифанта "Push".

Разобраться, в чем суть магии Сильви Гиллем, интересно хотя бы потому, что ее стиль сильно повлиял на весь балетный мир. Последние лет десять ей пытаются подражать все - кто как может: Гиллем задала новую систему категорий оценки исполнительского искусства в балете.


Первым эту способность разглядел в Гиллем Рудольф Нуриев. Будучи худруком Парижской оперы, он ради юной дебютантки попрал устои театра - традицию последовательного восхождения новобранцев по ступеням иерархической лестницы от последней линии кордебалета через эпизодические роли к соло. Едва окончив школу и вступив в труппу "Гранд-опера" в 1984-м, 19-летняя Гиллем стала солисткой, как только Нуриев ее увидел. И, успешно исполнив самую сложную классическую партию - роль Одетты-Одиллии в "Лебедином озере", была переведена в высшую категорию - этуаль (звезда). А потом сама начала попирать устои.


У немецкого драматурга Генриха фон Клейста, одного из идеологов романтизма, есть программное для театра эссе о марионетке. Клейст идеализирует ее за то, что она "не способна жеманиться", ибо каждое ее движение элементарно и строго мотивировано движением нитей, за которые дергает кукловод. Иначе говоря, марионетка избавлена от условностей, с которыми так или иначе сопряжена любая культура.


Гиллем предлагает стилистику, близкую этому идеалу. Вместо традиционных сценических добродетелей - естественности и красоты, представления о которых весьма переменчивы, - балерина делает ставку на универсальность и точность. Вот 32 фуэте, вот растяжка в шпагат, вот четко воспроизведенный рисунок роли. Никакой двусмысленности. Таким образом Гиллем избегает хлопотных отношений с театральными условностями.


Но если с театром такой принцип трудно совместим (особенно с русскими психологическими традициями, всегда питавшими отечественный балет), то с модой, массовой культурой и современным искусством он уживается запросто. Гиллем - такой же популярный персонаж рекламных клипов, престижных приемов и светской хроники, как политики и топ-модели.


Главный успех Гиллем (и ее ключевое отличие от эпигонов) состоит в том, что она стала законодательницей мод, не пожертвовав балетом, а, напротив, подчинив ему правила шоу-бизнеса. Проект "Push" - очередное тому подтверждение. Он объединяет четыре небольших танцевальных композиции, которые Гиллем и постановщик Рассел Малифант исполняют сольно или в паре. Название "Push" означает усилие, направленное на преодоление преград. Гиллем трансформирует это понятие. Ее усилия выявляют границы, за которыми сценическое движение обретает или теряет качества танцевального искусства.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18362
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 17, 2009 11:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009031706
Тема| Балет, МТ, Премьера, "Конёк-Горбунок", Персоналии, Алексей Ратманский
Авторы| Дмитрий ЦИЛИКИН, Санкт-Петербург
Заголовок| Чистосердечное признание //
«Конек-Горбунок» Алексея Ратманского в Мариинском театре

Где опубликовано| "Время новостей № 43
Дата публикации| 20090317
Ссылка| http://vremya.ru/2009/43/10/225047.html
Аннотация|



Это, конечно, стало своего рода возвращением блудного сына. Валерий Гергиев не устает с гордостью повторять, что именно он некогда, еще в 98-м, приветил начинающего хореографа, пригласив его потрудиться в Мариинском театре. Результатом стал целый трехактный вечер Ратманского: «Поцелуй феи», «Средний дуэт» и «Поэма экстаза». Дальше все пошло по мариинскому обыкновению: два балета со сцены скоренько сошли, уцелел лишь «Средний дуэт», да и то, видимо, по причине удобства в эксплуатации, на то он и дуэт. Потом Ратманского позвали сочинить «Щелкунчика», но в процессе работы выяснилось, что у спектакля может быть только один автор -- художник Михаил Шемякин, и хореограф проект покинул. В качестве своего рода компенсации ему предложили «Золушку», которую он выпустил в 2002-м (к счастью, спектакль уцелел). С тех пор Алексей Ратманский стал главным балетмейстером РФ не только по таланту, но и по статусу -- заняв этот пост в Большом театре (само собой, должность главного балетмейстера Мариинского театра не ниже, но она с 96-го вакантна, что, может, и к лучшему, однако это другой разговор). И вот теперь, уйдя из Большого и подписав контракт с American Ballet Theatre как постоянный хореограф, он вернулся в город, где родился и где состоялся.

Наркоман, если эффект от дозы был ярким, хочет его повторить, а если «не вставило» -- исправить. Валерий Гергиев, да простится мне фривольность такого сравнения, следует этой стратегии: он все время стремится возобновить удачные постановки и переставить неудачные (иногда наоборот, но это тоже другой разговор). В конце 70-х он уже дирижировал «Коньком-Горбунком», сделанным в тогдашнем Кировском театре Дмитрием Брянцевым, и, как сам говорит, «давно является поклонником этой партитуры».

Что в день премьеры доказал делом: партитура Родиона Щедрина (хоть и сокращенная с согласия автора) звучала замечательно -- упруго, молодо полнокровно, заражая темпераментом, сверкая красками, то бурно-гротескными, то нежными и слегка ироничными.

Нежная ирония -- одна из главных интонаций хореографа Ратманского. Он человек культуры, пронизанный, пропитанный ею, и он, конечно, не ворует у предшественников и не насмешничает над ними, не пародирует, он как бы приглашает к чудесному путешествию по истории танца. Вот выходят два старших брата, их престарелый седобородый отец, а вот младший Иван в одних подштанниках. Папаша пантомимно рассказывает, какая напасть приключилась с их пшеницей, которую кто-то топчет на корню. Притом сценография Максима Исаева состоит из огромных (супрематических? конструктивистских?) геометрических фигур во вкусе 1920-х -- и во всем этом вдруг начинает мерещиться «Блудный сын» Баланчина. А когда является Царь-девица, видишь: ой, так и есть, в ее пластике почти прямые цитаты из баланчинской Сирены.

И про то, как бытовала в балете русская тема, хореограф, разумеется, прекрасно знает и как бы говорит нам: помните? а правда симпатично? И понятно ведь, что взмах крыльев в танце всегда будет взмахом рук, а их трепетание -- мелкой дрожью кистей, будь то лебеди Льва Иванова или жар-птица Фокина, таковы птицы и в «Коньке-Горбунке». Еще у Ратманского в подводном царстве волнообразные морские люди, похожие на всю гидроживность разом, залегают полукружием на пол и поочередно пробуждаются, когда объявилась пара их товарищей, посланная за требуемым Царь-девицей перстнем, -- совершенно уморительная аллюзия на четвертую картину «Лебединого озера».

Это облако аллюзий окутывает весь хореографический текст. Царь-девица дернет плечиком, намекнув на первую исполнительницу партии Майю Плисецкую. Ей поставлены неоклассические -- «баланчинские» вариации, очень быстрые и сложные. Но для виртуозки Виктории Терешкиной технических сложностей не бывает: она мгновенно, по-форсайтовски отпускает корпус и схватывает его снова, играет центром тяжести как ни в чем не бывало, легко и весело. Но оказалось, что и актерских сложностей для нее нет -- пантомимный комически-кокетливый флирт с Иваном (не менее точный и артистичный Михаил Лобухин) сыгран ловко и обаятельно-потешно.

Для Морской царевны с морскими же конями тоже сочинены дивные, текучие вариации с изобретательными изысканными поддержками -- их отлично танцует Екатерина Кондаурова, прямо-таки ожившая пластическая формула стиля модерн. Буффонная роль Царя, представленного тут тщедушным царьком, напоминающим Ленина из анекдотов, в рубахе с кремлевскими зубцами по подолу и в шапке -- Спасской башне, досталась Андрею Иванову. Он сделал ее отменно. Как и Илья Петров -- своего Горбунка. Вообще труппа показалась прекрасно: после Баланчина и Форсайта им, кажется, под силу любое количество штрихов и деталей за сколь угодно короткое время. А у Ратманского с его выдающейся музыкальностью деталей прямо-таки россыпи: он слышит партитуру во всех тонкостях, и его текст ей в этом смысле совершенно адекватен. Кроме того, когда артистам нравится, они начинают не работать, а танцевать, что, собственно, и превращает балетный театр из физкультуры в искусство, а спектакль -- в праздник.

«Конек-Горбунок» заставил задуматься о самом феномене творческой личности Алексея Ратманского. Мы же знаем: кто жил и мыслил, тот не может в душе не презирать людей. Особенно тот, кто жил в террариуме единомышленников, каковой представляет собой почти любой театр. Такое мироощущение, будучи отрефлексировано, у талантливого человека вполне может стать (и не раз становилось) предметом художественного высказывания. Есть выдающиеся произведения про то, как в тайник души проникла плесень и, более того, там поселилась, расплодилась и наконец всю душу заняла. А есть такие (их очень мало), что являют собой весть о душевной доброкачественности. Например, «Руслан и Людмила» Глинки именно такое произведение. «Конек-Горбунок» Родиона Щедрина -- тоже. Адекватность Ратманского этой музыке не только балетмейстерская, но и человеческая. Не имею чести лично знать г-на Ратманского, но ведь художник рассказывает о себе сочинениями. Так вот, совершенно очевидно, этот спектакль сделан с чистым сердцем. Которое, оказывается, можно сохранить до сорока лет, причем всю жизнь проведя в театре. Вот чудо-то, еще и почище всех чудес, выдуманных Петром Павловичем Ершовым в «Коньке-Горбунке».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18362
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 17, 2009 11:18 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009031707
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, "Корсар", Персоналии, Фарух Рузиматов
Авторы| ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО
Заголовок| Непринципиальная премьера
// В Михайловском театре подновили балет "Корсар"

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ-СПБ" № 46(4101)
Дата публикации| 20090317
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1139426
Аннотация|


Солисты Михайловского театра — например, надменная Ирина Перрен в роли гречанки Медоры — в подновленный «Корсар» вписались замечательно и танцевали с небывалым шиком
Фото: Виктор Васильев/Коммерсантъ


Художественный руководитель балетной труппы Михайловского театра Фарух Рузиматов дебютировал в роли балетмейстера-постановщика. Один из лучших в современной истории исполнителей партии Али поставил балет "Корсар". Премьеру Михайловского театра со спектаклем Мариинки сравнивала ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО.

Господин Рузиматов не известен ни в качестве знатока старинной хореографии, ни в качестве постановщика, ни в качестве репетитора. И тут сразу — "Корсар" на музыку Адольфа Шарля Адана с его 150-летней историей, архивный спектакль с длиннейшим и славным "послужным списком". Премьера в Михайловском театре была обозначена как попытка "создания новой версии, более динамичной, яркой и зрелищной, приближенной к академической". Понятно, что в этом деле Фаруху Рузиматову помогали профессионалы: консультантом премьеры обозначен Никита Долгушин, среди педагогов-репетиторов — представители "старой гвардии" Алла Осипенко, Светлана Ефремова и Людмила Ковалева. С таким генералитетом можно без лишнего беспокойства поставить под именами знаменитых хореографов прошлого — Жюля Перро, Мариуса Петипа и Петра Гусева — скромную приписку "в редакции Фаруха Рузиматова". К тому же нововведения в спектакль предусмотрительно анонсированы в программке: например, "танцы палестинских невольниц и алжирских невольников и бой корсаров в постановке Георгия Ковтуна".

По большому счету, кардинальных изменений — сюжетных или хореографических — в "Корсаре" Михайловского театра нет: как в советскую эпоху перетасовали первоначальное либретто, удалив от поэмы Байрона, так его и оставили в новом веке. Динамичность и интенсивность спектаклю придает сокращение одного антракта — за счет объединения первого и второго актов (как они "живут" в версии Мариинского театра). Структура спектакля, последовательность номеров и хореография (за небольшим исключением) остались прежними. Нововведения получились в двух категориях — непринципиальные и курьезные. В первой категории значится перевод кордебалета гречанок на пальцы (в Мариинском театре девушки танцуют в мягкой обуви), добавление сцены в начале второго акта (Гюльнара соблазняет Сеид-пашу), а также исключение детского кордебалета в "Оживленном саду" — это все равно что без детей танцевать Крестьянский вальс в "Спящей красавице".

Нововведения из категории курьезных — хореография Георгия Ковтуна, сочинившего танцы в картине "Восточный базар" и бой пиратов в финале балета. Палестинские девушки господина Ковтуна до уныния однообразно поднимали ноги, подозрительно смахивая на индийских кукол в "Щелкунчике" Юрия Григоровича. Бесноватую алжирскую пляску отдали мужчинам в серебряных трусах из парчи: они лихо скакали по сцене, энергично махали руками и ногами — вероятно, что-то из забракованного в своем "Спартаке" Георгий Ковтун решил утилизировать в "Корсаре". Бой пиратов тоже как будто вытащили из пыльной кладовки балетмейстерских запасов.

Между тем солисты Михайловского театра в подновленный "Корсар" вписались замечательно и танцевали с небывалым увлечением. Смотреть на Андрея Брегвадзе в пантомимной роли Сеид-паши было куда интереснее, чем на танцы господина Ковтуна. Здесь, в отличие от хореографии, присутствовали и логика сценического поведения, и забавные остроумные импровизации, и непосредственная реакция на происходящее: восточный деспот в разгар торгов сладко заснул, и правильно сделал! Ровно было станцовано трио одалисок (Ирина Кошелева, Ольга Громова, Виктория Кутепова), причем госпоже Кутеповой вполне удалась нелегкая диагональ двойных туров в вариации. Работорговец Исаак Ланкедем в исполнении Александра Омара вышел портретом хамоватого и напористого бизнесмена "новых времен". Очень мила Сабина Яппарова в роли Гюльнары — c резвостью необыкновенной она отчеканила все труднопроизносимые пассажи виртуозных вариаций. Достойно выглядел Виктор Ищук в партии Али, а Ирина Перрен с присущей ей надменностью и не без доли шика поведала о перипетиях судьбы гречанки Медоры. Одним словом, отличились все. Кроме, пожалуй, балетмейстера-постановщика.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18362
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 17, 2009 11:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009031708
Тема| Балет, МТ, Премьера, "Конёк-Горбунок", Персоналии, Алексей Ратманский
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Искушение сказкой //
Премьерой "Конька-горбунка" в Петербурге стартовал фестиваль балета

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №4868
Дата публикации| 20090317
Ссылка| http://www.rg.ru/2009/03/17/gorbunok.html
Аннотация|


В новом балете Алексея Ратманского царские палаты изображает кровавый куб. Фото: Дмитрий Кощеев

Девятый год подряд в Петербурге проходит фестиваль балета "Мариинский". По традиции, хозяева предоставляют свои самые знаменитые классические спектакли с приглашенными со всего мира звездами.

Стартовал "Мариинский", как всегда, премьерой - "Коньком-горбунком" Родиона Щедрина в постановке Алексея Ратманского.

Объявив несколько месяцев назад, что в Мариинский театр после семилетнего перерыва возвращается на постановку Алексей Ратманский, Валерий Гергиев в очередной раз продемонстрировал, что умеет делать предложения. Непосвященным, конечно, старая сказочка, обычно идущая детским утренником, могла показаться слишком неказистой для соблазнения хореографа, за которым в очередь выстроились театры по всему миру. Но для Ратманского, чья "Анна Каренина" стала европейским хитом последних сезонов, семейный тандем Щедрина и Плисецкой - счастливый талисман. Неизменно удачным оказывалось и творческое сотрудничество с ними. Кроме того, лидер Мариинки сразу пообещал личное участие в проекте. А в художники Ратманскому предоставили Максима Исаева - еще одного харизматичного героя театрального мира, который известен своим Инженерным театром АХЕ.

Исаев, своими литературными текстами известный не меньше, чем сценическими перформансами, для новой постановки балета переложил сказку Ершова на новый лад. Ее коллизии при этом не пострадали, так что у детей не возникает проблем с пониманием того, что происходит на сцене. Гораздо больше вопросов у взрослых, которых создатели спектакля погружают в игру с искусством минувших эпох. Хореограф, расслышав в юношеской музыке Щедрина отсылки к молодому Стравинскому и раннему Прокофьеву, откликается на них собственным диалогом с русскими балетными авангардистами. Ратманский отлично знает эпоху дягилевской антрепризы, и хореографию "Конька-горбунка" в некоторой мере можно рассматривать как оммаж в честь 100-летия первого "Русского сезона". Но его художник с предпочтениями не определился, разрываясь между Малевичем и Уорхоллом. Декорации, на которых одним световым пятном возникали то малиновый уютный домик Ивана, то огромный, под колосники, шар-Луна, то изображающий царские палаты кровавый куб, отлично вписались в стремительный и лаконичный строй балета.

Крой костюмов ограничил возможности хореографа. Но ни тюремные робы сине-зеленого "народа" с котелками на голове, ни безразмерные размахайки "мамок" не помешали Ратманскому создать врезающиеся в память хореографические композиции. А там, где усилия художника и хореографа совпали, как в сцене жар-птиц, танцы можно причислить к числу лучших работ Ратманского. Хотя здесь он не всегда находил союзников в лице исполнителей, чьи проблемы с ритмом порой сминали гармонию математически выстроенной комбинации.

Но фантазия постановщика демонстрирует свою обычную мощь, обретая таких исполнителей, как Виктория Терешкина (Царь-девица) и Михаил Лобухин (Иван-дурак). Эти танцовщики и оказываются подлинными соавторами Ратманского. С изяществом уникальных музыкальных инструментов артикулирующие сложнейшие фиоритуры хореографии, они поднимают ее на тот же уровень, что Гергиев - колоритную и насыщенную музыку Щедрина в оркестровой яме.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18362
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 17, 2009 12:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009031709
Тема| Балет, Челябинский театр оперы и балета, Персоналии, Константин Уральский
Авторы| Татьяна МАРЬИНА
Заголовок| На «Лампочку» денег не дали
Где опубликовано| «Вечерний Челябинск» №47 (11180)
Дата публикации| 20090317
Ссылка| http://vecherka.su/katalogizdaniy/?id=23921
Аннотация|

Жизнь в оперном театре течёт по проверенной схеме: новый спектакль обещают, включают в репертуар, назначают день первого показа. А потом говорят, что нет денег. Мартовские премьеры не исключение.
На прошлой неделе отменили одноактные балеты «Лампочка», «У моря». Но ежемесячный «круглый стол» художественный руководитель балета Константин Уральский отменять не стал.

Он рассказывал о хорошем — публикациях в центральных газетах, желании властей помогать театру, предстоящих творческих командировках.

Например, недавний артист кордебалета Евгений Атаманенко, станцевавший в балете «Гойя» заглавную партию, едет на днях в Москву.

В Большом театре ему предстоит подготовить партию Базиля в «Дон Кихоте» под руководством Юрия Васюченко. В апреле танцует премьеру.

Много приглашений у Константина Семёновича. Хореограф востребованный, после получения правительственной премии знаменитый.

В конце марта его ждут в Москве: он должен поставить несколько номеров для молодых артистов Большого театра и студентов Московской академии хореографии, которые готовятся к международному конкурсу балета.

Дальше Новосибирск, в июне две премьеры в Риме. График поездок уплотняется, но хореограф уверен, что большую часть времени будет находиться в Челябинске.

Об аншлагах на фестивале Татьяны Предеиной Константин Уральский тоже сказал. Но разговор то и дело возвращался к «Лампочке». Всем понятно: в мире кризис.

Но почему в нашем оперном он проявляется так внезапно? Зачем рушить собственные планы? Ведь говорили, что балеты «Лампочка» и «У моря» не требуют больших вложений.

— Стоимость одноактного балета «У моря» примерно 200 — 300 тысяч рублей, — соглашается хореограф.

— В декабре театром были получены контрольные цифры от министерства культуры области на новые постановки. Мы всё просчитали, запланировали.

В первые недели января рассчитывали, что финансирование по этой статье бюджета начнётся, мы приступили к работе. Сегодня уже середина марта, а финансирование не открыто. Вот в чём проблема.

Видимо, сказывается кризисная ситуация. Хотя ещё в первый приезд в Челябинск, когда ставил «Ромео и Джульетту», заметил, что планирование — вещь болезненная и тянется эта болезнь лет 10 — 15.

Если мы хотим построить дом, то вначале делаем проект, просчитываем его, потом завозим кирпич. Но если хотим, чтобы дом стоял в сентябре, то кирпич надо закупить в январе.

А здесь почему-то привыкли иначе: если спектакль запланирован в мае, то деньги на постановку обещают тоже в мае. Честно говоря, это неправильная политика. Я стал чаще встречаться с чиновниками.

Сажусь и объясняю, что и как работает, сколько требует времени, почему вначале делают эскизы, а потом шьют костюмы. Для меня это аксиома, а для человека, который никогда не работал в театре, это может быть любопытный новый материал.

Конечно, потихоньку двигаемся вперёд. К сожалению, даже такой дешёвый камерный балет, как «У моря», где нужны два шезлонга и занавес, выпустить не можем. Но репетировать продолжаем. Если, к примеру, завтра финансирование будет открыто, то до конца мая премьеры выпустим.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18362
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 17, 2009 2:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009031710
Тема| Балет, Донецк, Персоналии, Вадим Писарев
Авторы| Владимир ВОЛОВНЕНКО
Заголовок| Вадим Писарев: «Я по натуре — садовник»
Где опубликовано| газета «Вечерние Вести» (Украина)
Дата публикации| 20090317
Ссылка| http://www.vvnews.info/article.aspx?a=12278
Аннотация|



Танцовщик, покоривший публику множества стран, уже несколько лет не выходит на сцену в постановках Донецкого академического государственного театра оперы и балета им. А. Соловьяненко. Он — художественный руководитель этого творческого коллектива. Жизнь в искусстве одного из самых известных в мире украинцев продолжается. Теперь благодаря Писареву в Донецке — мода на балет!

О танцах и финансах

— Вадим Яковлевич, культура в нашей стране всегда финансировалась по остаточному принципу, а сегодня еще и кризис разразился. Не придется ли театру отказаться от текущих планов? Например, какая судьба ждет международный фестиваль «Звезды балета», который проводится в Донецке с 1994 года?
— «Звезды» непременно состоятся нынешней осенью. Мы уже ведем переговоры с солистами ведущих театров мира, приглашаем их на этот уникальный праздник танца. Традиционные спонсоры, правда, в этом году не могут стопроцентно гарантировать покрытие фестивальных расходов. Но, думаю, проблемы мы решим.
С другой стороны, реализацию некоторых творческих задумок придется отложить, хотя ко Дню защиты детей готовим премьеру спектакля по сказке «Чиполлино», сейчас ставится популярная оперетта «Мистер Икс». В ноябре планируем премьеру фольк-оперы Евгения Станковича «Цвіт папороті».
Поразительно, но сейчас, когда среднестатистический гражданин считает каждую копейку, наш зрительный зал заполнен до отказа — дончане ищут в искусстве поддержку, источник жизненных сил. Возникает аналогия с премьерой «блокадной» симфонии Шостаковича в осажденном Ленинграде.
— Не секрет, что вы — состоятельный человек со связями. Можете в непростое время материально помочь театру? Найти инвесторов для культуры в регионе? Тем более что в одном из интервью назвали себя «шахтерским сыном» и заверяли, что из Донбасса уже никуда не уедете, «ни за границы, ни в столицы»...
— Был период, когда заработанные на сцене деньги я пробовал вложить в дело, однако быстро понял, что вряд ли преуспею. Чтобы успешно «предпринимать», этим следует заниматься 24 часа в сутки, а я по натуре садовник. Вот сейчас дожидаюсь настоящей весны, чтобы в саду возле дома провести очередные посадки. Вспоминаю событие недавнего прошлого: решил устроить аллею из елочек у входа в церковь, где крестилась моя дочка. Пришлось самому таскать из КамАЗа стокилограммовые комья земли с саженцами. Хотя в итоге все получилось…
Конечно, если на заграничных гастролях ко мне обращаются иностранные предприниматели с просьбой о содействии, никогда не отказываю в консультации. Кстати, приехав в Украину, потенциальный западный инвестор вначале, как правило, посещает отечественный спектакль и зачастую именно по уровню постановки судит о целесообразности финансовых вложений в нашу экономику. Так уж парадоксально устроены эти люди!

О «балетной» стопе и эстафете поколений

— При Донецком театре оперы и балета уже более 15 лет работает детская балетная школа — еще одно ваше «дело всей жизни». Ей как приходится в нынешние времена?
— Школа Вадима Писарева живет и действует, а выращенные ею таланты прославляют балет Украины. Правда, последнее — все больше за рубежом. Помните «черную жемчужинку Донбасса», мальчика-сироту Жерлина Ндуди, которого после блистательного выступления на столичной сцене благосклонно гладил по головке президент Кучма? Жерлин сейчас в Америке, в «Майами-балет». Денис Черечко — в Австрии, Мария Чугай — в питерской «Мариинке», Ярослава Саленко — в Токио…
— А ваш сын Андрей? Помнится, он энергично начинал карьеру танцовщика, побеждая на престижных юношеских международных конкурсах.
— Андрей, успев поработать за границей, теперь солист труппы Национального театра оперы и балета в Киеве. Мы предоставили ему самостоятельность, ведь я сам всего добивался в жизни исключительно собственным трудом.
— Ваши дочери тоже занимаются балетом?
— Саша, которой исполнилось восемь, увлекается большим теннисом, хорошо плавает. Характер у нее напористый, «командирский». Такой наверняка пригодится в большом спорте. А вот двухлетняя Софийка буквально рождена для танца. У малышки чуткий музыкальный слух, природная пластика и специфический признак танцора — «балетная» стопа. Мы с супругой не прочь, чтобы в будущем она связала судьбу со сценой, несмотря на то, что женщине-балерине сделать карьеру значительно труднее — жестче конкуренция.

О селекции и военкомате

— Возвращаемся к работе... Что еще входит в перечень повседневных забот художественного руководителя театра, народного артиста Вадима Писарева?
— Творческому коллективу, чтобы жить и развиваться, постоянно требуется свежая кровь. Попробуйте представить, насколько трудно поддерживать академический статус провинциальному театру, даже если он из «богатенького» Донбасса. За перспективных и талантливых разворачивается жесткая конкуренция, молодые дарования посматривают на Запад, где заработки несравнимо выше.
И все же удача нам порой улыбается. Артема Алифанова я приметил на международном конкурсе в Корее. Познакомившись, убедил перебраться из Днепропетровска в Донецк. Сегодня он — признанная звезда нашего театра, покорил сложнейшие партии в таких спектаклях, как, скажем, «Спартак».
Кроме кадрового вопроса, на мне — обеспечение зарплат и жилья членам коллектива, другие будничные проблемы. Молодых приходится чуть ли не за ручку водить, оберегая их ранимое творческое «я» от жизненных неурядиц. Например, до недавнего времени, признаюсь, лично улаживал известный «вопрос» с военкоматом. Впрочем, все это — обыденная суета. Одна из главных моих целей — организация зарубежных гастролей. Артисту, как и всякому другому труженику, нужны заработки. Надеюсь, заграница нам в очередной раз поможет.

справка «ВВ»
Вадим Писарев родился 1 февраля 1965 года в Донецке. Обучался в Киевском хореографическом училище. Лауреат многих международных конкурсов классического танца. С 1983 года — солист Донецкого театра оперы и балета. В 1985 году женился на Инне Дорофеевой, бессменной партнерше по танцу на протяжении многих лет. В связи с ремонтом здания театра семья Писаревых несколько лет по контракту работала на Западе. В 1986 году В.Писареву присвоено звание «Заслуженный артист Украины», а в 1989-м — звание «Народный артист Украины». Решением ЮНЕСКО дончанин признан лучшим танцовщиком планеты.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 7, 8, 9 ... 14, 15, 16  След.
Страница 8 из 16

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика