Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2008-12
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20136
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 05, 2008 11:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008120504
Тема| Балет, Музыкальный театр им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко, "Каменный цветок", Персоналии, СергейФилин
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| «Просто невозможно не сделать так, как он требует»
Где опубликовано| Журнал «Weekend» № 47(93)
Дата публикации| 20081205
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=1085419
Аннотация|

Сергей Филин, художественный руководитель балетной труппы Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, рассказал Татьяне Кузнецовой о роли "Каменного цветка" в своей жизни.

— Вы только в этом сезоне закончили свою 20-летнюю премьерскую карьеру в Большом. Успели застать "Каменный цветок"?

— Еще бы! Он тогда шел в Кремле, я танцевал одного из солистов-"камней" в картине "Подземное царство". Тогда я только пришел в театр, был такой худенький. А костюмы сохранились чуть ли не с первой постановки — такие толстые жесткие вязаные фиолетовые колготки, у которых после того, как ты поднимал ногу на passe или садился в plie, коленки оттягивались пузырями и такими и оставались. Трусы натирали, ведь все это было пошито давным-давно и совсем не на меня. Словом, это было забавно, в особенности когда сейчас смотришь свои старые пленки. К тому же в "Камнях" поставлены сложнейшие вещи — там верхние "стульчики", женщины после saut de basque запрыгивают на плечо партнеру голенью в позе арабеск. При этом руки надо все время держать "каменными" — вытянутыми в локтях и кистях, напряженными, угловатыми. А состав спектакля был, мягко говоря, немолодежным — люди все опытные, танцевали "Каменный" не первый десяток лет, конечно, никто ничего уже не репетировал, не объяснял. Нужно было мгновенно ловить, как хочешь держать и не дай бог уронить! Знаешь — не знаешь, умеешь — не умеешь, но если ты вошел в состав, все — ты прыгнул в воду, теперь плыви как хочешь.

— А вы хотели тогда станцевать Данилу?

— Я мечтал станцевать в картине "Ярмарка" — там было гораздо больше свободы, мне нравились танцы, яркие характеры. Но в целом ощущения от спектакля остались довольно сложные. Это был такой возрастной балет, у артистов уже не было к нему особого интереса, не было необходимого задора и отдачи. А сегодня, присутствуя на репетициях, я вижу другой "Каменный цветок". Молодежь, которая на "Ярмарке" танцует эти народные для нее довольно непривычные танцы, работает с бешеной энергией и самоотдачей: наклон — так головой до пола, прогиб — так чуть ли не в кольцо! Я не помню, когда такое видел.

— Есть ли разница между тем, как репетировал Юрий Григорович в Большом, и тем, как он это делает сейчас?

— Никогда раньше я не видел Юрия Николаевича таким, каким я вижу его здесь. В Большом он был для меня человеком с микрофоном, которого я видел в темном зрительном зале. Он, конечно, выходил на сцену, делал замечания. Но это был руководитель ведущего театра мира, на нем лежала громадная ответственность, и это не позволяло ему с такой отдачей и импульсивностью бросаться в работу с артистами. А здесь он лично ведет репетиции, сам вскакивает, сам показывает движения — и присядки, и наклоны корпуса, и актерские моменты. После этого просто невозможно не сделать так, как он требует. У меня один артист очень хотел станцевать Данилу. И вот сейчас, зайдя в зал и увидев, как он лежит на полу полумертвый, я его спросил: "Ну как, все еще хочешь?" А он мне, еле дыша: "Да". И если бы у меня сегодня была возможность один на один три часа работать с Юрием Николаевичем, я бы тоже сказал: "Да".


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Дек 08, 2008 11:23 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20136
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 05, 2008 12:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008120505
Тема| Балет, концерт в честь 235-летия Московской академии хореографии, Персоналии,
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Юбилей с секретом //
На концерте в честь 235-летия Московской академии хореографии было видно, что юбилярша немолода

Где опубликовано| Ведомости №231 (2253)
Дата публикации| 20081205
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2008/12/05/172332
Аннотация|

Поздравить академию приехали даже не десятки, а сотни людей. Это учебное заведение, ведущее историю от приказа Екатерины Второй, многие годы поставляло артистов не только во все театры страны, но и за рубеж: статус школы Большого театра ценился в глазах мировой общественности. Сегодня вряд ли существует балетная труппа или школа, которая не нашла бы в своем генеалогическом древе московскую прививку.

Но, устроив пир на весь мир, академия будто устыдилась собственных достижений. Программа фестиваля, сопровождавшего юбилей, осталась в тайне. Особо доверенным зрителям продемонстрировали его кусочек — финальный гала-концерт.

Обстановка таинственности, нагнетаемая академией, наводила на подозрения, что в ее стенах наконец изобрели чудо-методику, которая помогла отечественному хореографическому образованию преодолеть многолетние проблемы, все театры ждут выученных по последнему слову танцовщиков, а французы из школы парижской Opera трепещут в страхе потерять лидерство.

Но никаких следов современных технологий в области балета на концерте разглядеть не удалось. От Москвы до Якутска — учат по-прежнему.

Те, к кому природа благосклонна, многое умеют. Обделенные пустыми надеждами не тешатся — тихо маячат в последней линии, создавая массовость и не слишком уродуя общую картину. Кому дан прыжок, стараются сигануть повыше и выбирают для этого «Пламя Парижа». У кого получше с антраша, предпочитают «Сильфиду». Девушки с красивыми линиями, но плохо держащиеся на ножках, плавают в лебединых адажио. Бойкие и с крепкими пальцами скачут в «Щелкунчике». Современный репертуар выдают тем, кто ни под одну из этих категорий не подходит.

За новации часто выдают низкопробную эстраду. Хороший вкус демонстрируют не часто. Балетные дети подземелья живут словно без видео и компьютера, не представляя, как сейчас танцуют за порогом их заведений.

На общем фоне блистала не юбилярша, а ее вечная соперница — Вагановская академия. Военных секретов пока нет и там, но питерские педагоги показали своих учеников в репертуаре незатасканном и оригинальном: па-де-сис из старинной французской «Маркитантки» и «Утешение» советского неоклассика Голейзовского не пересеклись ни с кем. Сложнейшие номера были воспроизведены грамотно, а Викторией Краснокуцкой и Виктором Лебедевым — даже с блеском. Причем уровень исполнения позволял говорить не только о технике, но и о стиле — понятии в современном искусстве основополагающем, но в балетную программу явно не включенном.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Дек 08, 2008 11:23 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20136
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 05, 2008 5:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008120606
Тема| Балет, БТ, Премьеры, "Пахита", "Русские сезоны", Персоналии,
Авторы| Виталий ВУЛЬФ
Заголовок| Загадка большого балета
Где опубликовано| Аргументы недели № 49 (135)
Дата публикации| 20081204
Ссылка| http://www.argumenti.ru/publications/8602
Аннотация|

В Большом театре состоялась премьера: вечер включает «Большое классическое па из балета «Пахита» на музыку Л. Минкуса и «Русские сезоны» на музыку Л. Десятникова. Третья часть – уже существующая в репертуаре театра «Симфония до мажор» на музыку Ж. Бизе, хореография Д. Баланчина. Все три части премьеры балетного вечера настолько неравнозначны и неравноценны, что за разъяснением происходящего пришлось обратиться к балетному зрителю со стажем, театроведу и телеведущему Виталию ВУЛЬФУ.
-«Большое классическое па из балета «Пахита» в постановке Юрия Бурлаки - откровенная неудача. Это было томительно и скучно. Вообще-то знаменитое «Па» из «Пахиты» танцевали Кшесинская, Анна Павлова, Карсавина, не было ни одной блистательной балерины, которая не танцевала бы «Пахиту». Это быстрый, блестящий, динамичный, как шампанское, балет, где вариации длятся три-четыре минуты и балерины демонстрируют свой класс. Здесь я сидел и думал: когда ж это кончится?

В том спектакле, что я видел, технически безупречно танцевала Надежда Грачева, она резво вертела усложненные фуэте и резко выделялась из всех остальных, кроме, может быть, очень талантливой Екатерины Крысановой. Остальные были крайне неинтересны, беспредельно скучны. В чем дело? Я думаю, причина заключается как раз в том, чем гордится Юрий Бурлака. Считается, что в нынешней «Пахите» восстановлена партитура Мариуса Петипа. Она чудесным образом воскресла по хореографической нотации, которая хранится в Гарвардском университете. Эта «Пахита», значит, аутентична той, которая была в 1881 году. Поиски этой сомнительной аутентичности преподносятся как огромная заслуга, а это на самом деле регрессивная идея. В XXI веке надо вперед идти, а не пятиться назад. Изменился ритм жизни, ее динамика и энергетика; и люди с трудом воспринимают замедленный скучный балет, при том, что Бурлака еще и выбрал самые длинные вариации!

На фоне этого балета очень сильно прозвучали «Русские сезоны», которые поставил любимец московской критики Алексей Ратманский. Я никогда не был его почитателем, но в первый раз за все годы, что Ратманский возглавляет Большой балет, смотрел его работу с огромным удовольствием. «Русские сезоны» поставлены на совершенно замечательную тонкую, стильную музыку Леонида Десятникова, и поставлены с острым ощущением тонкости и стиля этой музыки. Это типичный западный балет. Кстати, в России почти не было традиции постановок таких абстрактных балетов, где много великолепных движений, красоты линий и никакого сюжетного смысла. Тут он и не нужен. Ослепительно танцевала Светлана Захарова, прекрасен Павел Дмитриченко, вообще было крайне интересно смотреть на молодых ребят, которые верно уловили стиль этого ультрасовременного балета. И все бы было первоклассно, но в финале оказалась «Симфония до мажор» - классика ХХ века Джорджа Баланчина. И предыдущее впечатление померкло. Такое пиршество танца, такая красота! Баланчин поставил это в 1947 году, а ощущение - аромата современности. Я и думать забыл про «Пахиту». Совершенно верно поступил Ратманский, поставив «Симфонию до мажор» в конце. Повторяю, «Русские сезоны» - лучшее, что поставил молодой балетмейстер. Но в сравнении с Баланчиным видишь, насколько упала современная хореографическая мысль!

Ратманский - талантливый человек и мастер одноактных балетов, но Баланчин его затмил полностью. И невольно думаешь - Ратманский покидает Большой, с 1 января руководство принимает Юрий Бурлака, и что ждет Большой балет? Ратманский все-таки мастер, Бурлака - начинающий молодой человек, недавно из кордебалета (он танцевал в коллективе у Гордеева). «Па» из «Пахиты» - его первая самостоятельная работа. Мне трудно счесть это удачным началом.

По своим уверениям, восстанавливая «букву» Петипа, Бурлака начисто потерял его дух, потому что Петипа никогда не был скучным. Живой, ритмичный балет превратился в какое-то умирающее, замедленное царство. Обязательно нужны новые и при этом творческие редакции старых балетов, так всегда и было! Я надеюсь, начинающий хореограф что-то поставит самостоятельно, избавившись от ошибочной страсти к аутентичности, которая невозможна в балете. Пока он выходит кланяться, изысканный, стильный, загадочный. И почему именно ему предстоит сейчас возглавить Большой балет - это для меня таинственная история, которую бессмысленно разгадывать. Потому что жизнь Большого театра за последние 20 лет полна таинственных историй...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20136
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 08, 2008 11:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008120801
Тема| Балет, балет «Москва», Персоналии,
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Злонравия достойные плоды //
«Блудный сын» в Русском камерном балете «Москва»

Где опубликовано| Время новостей
Дата публикации| 20081208
Ссылка| http://vremya.ru/2008/227/10/218584.html
Аннотация|



Евангельская притча перенесена хореографом Эдвальдом Смирновым в обстоятельства балетного театра: непокорный юнец убегает не из дома, а из труппы. Из почтенного класса (где рядом с героем занимаются у палки три иссушенно-неземные девы в туниках, а класс идет даже не под рояль, а под скрипочку, как в легендарные времена Мариуса Ивановича Петипа) в отвязную антрепризу. Испытав все прелести бездомья, он в отчаянии явится обратно, и, конечно, его примут и простят. Ну, сюжет как сюжет, для фонограммы взята музыка Генри Перселла и Сергея Курехина, и почему бы не быть спектаклю?

В обрисовке ужасов антрепризной жизни Смирнов темпераментен, как пастор, вернувшийся из борделя: из пятидесяти минут спектакля нам примерно сорок эти ужасы и показывают. Ласковый антрепренер вместо строгого педагога всех готов расцеловать и всеми восхититься -- вот только в качестве солистов он представляет бродячей труппе совершенно несуразную парочку: кроху-премьера, роняющего партнерш на пол, и здоровенную, на две головы выше его, балерину с манерами пьяного грузчика. Танцовщика играет девушка, балерину -- молодой человек. (Мужик в пачке -- это ж беспроигрышный комический ход! Вы понимаете.) Труппа, понуждаемая бодрым худруком, танцует отрывки из классических вариаций в джинсах и как бог на душу положит -- любое движение вызывает у антрепренера взрыв восторга. Но вот беда -- и этакая работка не постоянна; вдруг герой оказывается на улице... А там, дело ясное, идет дождь, все открывают зонты, и только он, неприкаянный, одинокий, оставивший дом родной... ой, я сейчас заплачу. Под дождем герой встречает пылкую даму (ее зовут просто -- Искушение), и диалог быстро переходит на пол; они вдохновенно катаются друг на друге. Кажется, это очередная ступень падения молодого человека -- только непонятно, что ж плохого в любовном дуэте. Затем, как очередной круг ада, героя ждет светское общество, и тут проповедь Смирнова достигает особенного накала. Заправляет здесь некто в блондинистом парике и пиджаке с невероятно длинными рукавами -- когда он посреди сцены, рукава эти тянутся до кулис. Рукава выполняют функцию стола -- леди и джентльмены с них явно снюхивают «дорожки» -- веселье становится еще гуще.

Герой также пробует отраву -- движения, естественно, плывут, на губах расползается глупая улыбка. Апофеоз наркотического трипа -- картинка, где герой висит меж сценой и колосниками в неверном свете цветного фонаря (технически придумано прилично -- не видно, где прикреплен), а в левом углу сцены, в том классе, из которого герой сбежал, старый учитель дает урок балетной малышне и разыгрывает с ними сказку про Красную Шапочку. Понятно, что начинающему наркоману сие мерещится -- каков градус умиления!

Укором оторвавшемуся от родного театра герою, страшным призраком продажной судьбы становится преследующий танцовщика с первых минут двойник. Наголо выбритый персонаж с голой грудью и в белой лебединой пачке воплощает все пороки -- к финалу герой доходит ровно до его состояния. С него сдирают рабочий костюм и напяливают белую пачку (смена сексуальной ориентации -- неизбежное следствие измены классическому театру). Но он все же доплетается до дома, встает к палке, а труппа раскрашенных гастролеров идет шеренгой к рампе и падает на колени перед зрителями. В общем, простите нас за оскорбление великого искусства.

Понятно, что спектакль бездарен -- у Смирнова (не так давно осчастливевшего нас «Иудифью», о которой мы писали) других не бывает, он элементарно не умеет сочинять танцы. Но дело не только в этом. Дело в том, что спектакль о служении великому искусству появился в театре, обращающемуся с классикой с антрепризной бесцеремонностью. В глухой провинции продается любое «Лебединое озеро» -- им балет «Москва» там и торгует, а сколько лебедей в том озере и какого они качества, никому не интересно. Перед премьерной одноактовкой давали «Вальпургиеву ночь» Леонида Лавровского -- в совершенно базарном варианте. Непонятно одно: зачем, существуя по принципу антрепризы, выпускать спектакли о том, как она плоха? Чтобы утвердить мысль «мы свободны от пороков, раз мы их бичуем»? Ну-ну. Не думаю, что кто-нибудь в это поверит.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20136
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 08, 2008 12:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008120802
Тема| Балет, I Всероссийский конкурс артистов балета имени Г. С. Улановой (Красноярск), Персоналии, Анна-Мария Прина
Авторы| Елена Коновалова
Заголовок| Анна-Мария Прина: «В балете не хватает индивидуальностей»
Где опубликовано| «Вечерний Красноярск»
Дата публикации| 20081208
Ссылка| http://www.newslab.ru/news/article/275757
Аннотация|

Почетной гостьей I Всероссийского конкурса артистов балета имени Г. С. Улановой стала Анна-Мария Прина — выдающийся деятель европейского музыкального театра. Когда-то она танцевала на лучших балетных подмостках, прошла отличную школу в Большом и Мариинском театрах. С тех пор неплохо говорит по-русски, но вот в Сибири итальянке довелось побывать впервые.

- Честно говоря, когда ехала к вам, опасалась сибирских морозов, — улыбается гостья. — Но, как оказалось, у нас в Милане сегодня холоднее, чем здесь, — идет снег и минус пять. А в Красноярске дождь и плюс пять… Мне очень приятно побывать у вас в гостях. С удовольствием смотрю на этих мальчиков и девочек, которые выбрали трудную профессию артистов балета.

- В России большей популярностью у широкой публики пользуется балет, нежели опера. А как в Италии?
- В Италии, конечно же, на первом месте опера. Но балет сейчас тоже стал гораздо популярнее, чем раньше. Особенно современный танец — по-английски это направление так и называется, contemporary dance. После неоклассики был модерн, а потом то, что сегодня именуется современным танцем. Но мне он не очень близок.

- Почему?
- Потому что зачастую это не более чем самовыражение хореографа — каждый может делать все что хочет, как ему нравится. Иногда в этом даже нет действия как такового — люди стоят на сцене в темноте и ничего не делают. И это называется contemporary dance! Танец есть танец, и я считаю, что в нем нужно показывать именно искусство пластики. Да, понятно, что искусство может быть разным, и каждый артист чувствует по-своему. Но, на мой взгляд, в танце должно быть что-то красивое, что-то, от чего получаешь удовольствие. А если на сцене темнота и артисты не двигаются — ну какое от этого удовольствие? К счастью, в Италии, несмотря на все новые веяния в искусстве танца, зрители продолжают любить балетную классику. «Лебединое озеро», «Спящая красавица» — эти балеты у нас очень хорошо принимают. Хотя был период спада. И для таких людей, как я, которые много сил вложили в балетную школу театра Ла Скала, в классический балет, — то время для нас было очень непростым, мы страдали. Сейчас, слава богу, все вернулось на круги своя, и люди вновь потянулись на балетные спектакли.

- Госпожа Прина, а что вас саму привело в классический балет?
- Это очень странная история — просто фантастическая случайность! Я не из балетной семьи, и в раннем детстве никогда не видела балет и даже ни одной оперы не слышала. И вдруг однажды, когда мне было девять лет, мы с мамой шли по улице, и я увидела афишу с приглашением учиться в балетной школе Ла Скала. Не знаю, что меня в тот момент подтолкнуло. Но я с уверенностью заявила маме: «Я хочу туда пойти!» К счастью, она не возражала. И вот к чему это привело — я стала не только балериной, но и сама впоследствии преподавала в школе Ла Скала. (Улыбается.) Такая вот любовь с первого взгляда. И чем дольше я занималась балетом, тем сильнее в него влюблялась. Это моя первая и самая большая любовь. Правда, сейчас у меня появились внуки, и их я тоже очень нежно люблю.

- Кто-то из ваших детей или внуков пошел по вашему пути?
- Нет. Хотя моя дочка пыталась. Она три года занималась в школе Ла Скала. Но потом мы ее отчислили.

- О, как сурово!
- Вы знаете, для занятий классическим балетом нужно быть очень одаренным. Необходимы особые данные. Да, у моей дочери было практически все — она очень музыкальная, красивая, стройная. И она очень любила танец — так же, как и я. Но у нее недостаточно сильная стопа. Понаблюдав за ней какое-то время, я подумала — нет, не стоит. Лучше пусть вовремя задумается о другой профессии. Когда болят ноги, танцевать нелегко.

- Вы попробовали себя еще и в хореографии, не так ли?
- Я не хотела бы называть себя хореографом. Да, я ставила балеты для своих студентов в школе Ла Скала, но это не одно и то же, что ставить балет в профессиональном театре. А вот в опере я очень любила ставить танцы. И мне повезло поработать с выдающимися режиссерами. Для Франко Дзефирелли я делала танцы в опере «Дон Карлос» — она и сейчас идет на сцене Ла Скала. А с Джорджо Стрелером мы работали над «Свадьбой Фигаро», «Дон Жуаном», «Фальстафом». Кстати, нашу постановку «Фальстафа» потом перенесли в Большой театр. Что мне было интересно в работе с этими режиссерами — я делала не то, что хотела сама, а помогала им в воплощении их замыслов. И мне было приятно им помогать.

- После балетной школы Ла Скала вы стажировались в России. Что вам дала школа русского балета?
- Очень многое. Да, в Ла Скала у меня были хорошие педагоги, и там я получила отличную профессиональную базу. Это одна из старейших мировых балетных школ, ей уже 195 лет. Но там я смотрела и повторяла, что показывали педагоги. А в русской школе другая методика. Здесь я уяснила, что важно не только показывать, но и объяснять словами. А еще я здесь начала постигать технику балета, меня учили, какие группы мышц необходимо задействовать при том или ином движении. Это был совсем другой мир. Кстати, именно стажировка в России подтолкнула меня к мысли, что я должна стать педагогом. И еще — что хочу быть директором своей школы. Представляете, я тогда была еще совсем молодая, но уже всерьез об этом думала. Хотелось делиться с другими своими знаниями.

- Как скоро сбылась ваша мечта?
- Мне повезло — в 1974 году главный директор театра Ла Скала Паоло Грасси пригласил меня стать директором балетной школы при театре. Я возглавляла ее 32 года. Меня называют историческим директором этой школы — так долго ею еще никто не руководил. (Смеется.) Кстати, перед тем как получить приглашение в Ла Скала, я объехала весь мир, посмотрела, как организованы школы при других театрах. Потом мне очень пригодился этот опыт. И я очень любила и люблю свою работу. Правда, в школе Ла Скала уже не работаю — пора отдохнуть и дать другим возможность себя проявить. Но я делаю мастер-классы, провожу какие-то курсы для педагогов — не могу без любимого дела!

- Преподавание — ваша вторая большая любовь?
- Можно сказать и так. (Улыбается.) Сейчас вот смотрю, как дети выступают, и хочется им подсказать — как голову повернуть, как изогнуть руки. Красивый плавный жест — о, я это очень люблю! Просто чувствую, какой должна быть пластика.

- В Большом театре вы танцевали в одно время с Майей Плисецкой и Екатериной Максимовой?
- Хочу уточнить — я была солисткой, но не прима-балериной, как Плисецкая или Максимова. Но репетировала с ними в одних классах, у одних педагогов. Это был прекрасный период в моей жизни. В Большом тогда также танцевали Владимир Васильев, Марис Лиепа, Миша Лавровский — я их всех знала. Репетировала в «Золушке» у Юрия Григоровича. Все они были великие артисты, выдающиеся личности. Сегодня, увы, личностей такого масштаба в балете не хватает…

- Такое ощущение, что техника танца стала выше, а индивидуальностей в балете — все меньше.
- Да, вы, к сожалению, правы. И еще, на мой взгляд, во всем мире в балете постепенно уходит понятие стиля. «Дон Кихота» танцуют, как «Жизель», «Жизель» — как «Спящую красавицу». Но зачем такая эклектика? У каждого балета свой стиль. По-моему, нужно немножко остановиться и подумать, оглянуться, как танцевали раньше. Недавно разговаривала с Игорем Иеброй (выдающийся испанский танцовщик, тоже почетный гость I Всероссийского конкурса артистов балета имени Г. С. Улановой. — Е. К.) о «Жизели», я ему посоветовала: «Посмотри видео Карлы Фраччи — она просто изумительная, самая лучшая Жизель в мире». Я много видела Жизелей, например, французская балерина Иветт Шовире. Но все-таки Карла Фраччи — это прелестно. Такие тонкости — во взгляде, в поворотах корпуса, у меня просто нет слов, чтобы описать ее танец! Нужно ориентироваться на лучших. Поскольку классика — это все-таки традиция. И пусть что-то в ней все равно меняется — в движениях, в хореографии, даже сам стиль стал современнее — но основа остается прежней.

- Должен ли артист сам испытывать драматизм переживаний своего героя? Или чтобы танцевать, нужно иметь холодную голову?
- Вы знаете, обязательно необходимо понимать, что танцуешь. Я всегда говорю своим студентам — в танце артисту не надо слишком много чувствовать. Нужно сделать так, чтобы зрители чувствовали, — двигаться так, чтобы другие страдали или смеялись. А не так, что ты переживаешь, а люди смотрят и не понимают, что происходит. Добиться такого понимания роли и образа очень трудно — это настоящее мастерство. Либо талант — только подлинно талантливый человек может делать это по-настоящему свободно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20136
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 08, 2008 12:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008120803
Тема| Балет, Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, "Каменный цветок", Персоналии,
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Опять каменный
// ДЕЖАВЮ

Где опубликовано| Журнал «Власть» № 48(801)
Дата публикации| 20081208
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=1085251
Аннотация|

12 декабря Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко покажет "Каменный цветок" Юрия Григоровича, тот самый спектакль, с которого привыкли отсчитывать золотой век советского балета.

На самом деле это аберрация коллективной памяти. До "Каменного цветка", премьера которого состоялась на сцене Ленинградского государственного академического театра оперы и балета имени Кирова в 1957 году, советский балет прожил сорок полнокровных лет. Буйные конструктивистские эксперименты 1920-х сменились литературными спектаклями 1930-х: советские теоретики надумали, что балет — это та же драма, только без слов. К началу 1940-х лучшие хореодрамы — балеты, оптимально сочетающие сюжет и танец,— были уже поставлены. Жанр оказался исчерпан художественно, но хореографов загнали в прокрустово ложе: в сталинские времена любое не мотивированное сюжетом танцевание клеймили как формализм.

За три года до смерти Иосифа Сталина композитор Прокофьев написал "Сказ о каменном цветке". В 1954 году балетмейстер Лавровский, худрук балета Большого театра и один из авторов сценария, его поставил. Балет провалился, несмотря на участие в нем лучших сил Большого во главе с великой Улановой, и был признан бесперспективным.

Спустя три года в Ленинграде 30-летний характерный солист Кировского театра Юрий Григорович, переработав либретто и партитуру, поставил свою версию балета Прокофьева под названием "Каменный цветок". Спектакль имел сокрушительный успех, правда в масштабах балетного мира: в оттепельную пору можно было уже не так строго соблюдать правила сталинской эпохи. По части идеологии все было по правилам: герой — простой уральский парень, героиня — любящая его девушка из народа, злодей — злобный приказчик. Плюс уральская природа (олицетворенная в образе Хозяйки Медной горы), открывающая народному умельцу богатства своих недр и карающая омерзительного господского прихвостня. Однако за видимым благолепием скрывалась революция формы. На сцене еще отплясывали цыгане в ярких юбках, сапогах и туфлях на каблуках, но русский народ уже встал на пуанты. А обоеполые "камни-самоцветы" в облегающих комбинезонах прокрались и вовсе из конструктивистских 1920-х: акробатические поддержки, угловатые руки, да и вся хореографическая конструкция картины "Подземное царство" явно противоречили доктрине драмбалета.

Прогрессивный "Цветок" привезли на гастроли в Москву. Там его и приметил не менее прогрессивный директор Большого театра Михаил Чулаки, и в 1959 году Юрий Григорович перенес свой балет на столичную сцену. В спектакле Большого театра впервые заявили о себе 19-летние Екатерина Максимова и Владимир Васильев, ставшие непревзойденными Данилой и Катериной, Майя Плисецкая ошеломила в роли Хозяйки Медной горы. Триумф "Каменного цветка" перерос рамки балетного мира: спустя пять лет, когда хореодрама и ее адепты были окончательно развенчаны, Юрий Григорович, лидер нового поколения хореографов, возглавил Большой театр.

Со временем "Каменный цветок" стал спектаклем-легендой. Все, что было до него, сгинуло со сцены Большого, так что балет по сказам Бажова как бы начинал эру советской хореографии. Впрочем, легенду не особенно берегли. К середине 1980-х "Каменный цветок", отданный на откуп второстепенным солистам и сосланный в Кремлевский дворец съездов, имел столь плачевный вид, что, когда он окончательно сошел со сцены, никто не пролил и слезинки. Легенда о "Каменном цветке" только окрепла с его исчезновением: отныне никто не мог сопоставить реальный потрепанный спектакль с той сияющей вершиной, о которой писали историки балета.

Тем не менее Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко ничуть не рискует, восстанавливая полузабытый балет. Гендиректор театра Владимир Урин справедливо рассудил, что на волне моды на балетные блокбастеры эпохи сталинизма (которую ввел худрук Большого Алексей Ратманский) именно ранний, самый близкий к ним спектакль Юрия Григоровича может иметь наибольший успех. К тому же в отличие от авторов хореодрамы балетмейстер "Каменного цветка", слава богу, жив и может лично восстановить свой балет без потерь и купюр.

81-летний Юрий Григорович предложение театра принял не без удовольствия: лично привел ассистентов-помощников, лично контролировал весь ход подготовки спектакля, от выбора тканей для костюмов до установки света, лично отобрал актеров на все составы. Наконец, он лично вел все репетиции, по шесть часов не вылезая из балетного зала. Проверка балетной легенды на историческую прочность состоится 12 и 13 декабря.


На репетициях «Каменного цветка» Юрий Григорович взял в свои опытные руки все, что должны были выучить молодые ноги
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20136
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 08, 2008 1:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008120804
Тема| Балет, Якутия, Персоналии, Ирина Борисова
Авторы| Инна ФЕОКТИСТОВА
Заголовок| Ирина Борисова - жизнь на взлете
Где опубликовано| Информационное агентство «SakhaNews»
Дата публикации| 20081208
Ссылка| http://www.1sn.ru/28253.html
Аннотация| Интервью

Девочка, родившаяся в маленьком якутском селе и слова-то «балет» до третьего класса не слышала... А теперь её имя навсегда вписано в историю русского классического балета в Якутии. Позади 22 года блистательной сценической жизни и шесть лет – педагогической в качестве преподавателя хореографии Арктического государственного института культуры и искусства Республики Саха (Якутия).
Прима-балерина Ирина Борисова, чья слава была особенной в восьмидесятых годах благодаря таланту, артистическому обаянию и красоте танцовщицы, покорявшей не только зрителей, но и всех, кому доводилось видеть эту очаровательную женщину, готовится к своему юбилейному вечеру, который состоится 20 декабря на сцене театра оперы и балета в Якутске

О том, каким вспоминается прошлое, видится будущее и чем наполнена жизнь сегодняшняя, по моей просьбе рассказывает и отвечает на вопросы заслуженная артистка ЯАССР, первый профессиональный балетовед в Якутии Ирина Борисова.

- Я родилась в селе Майя Мегино-Кангаласского улуса и вполне естественно, что даже и не мечтала стать балериной, просто потому что ничего не знала ни о балете, ни о существовании профессии танцовщицы. Моя жизнь неожиданно изменилась, когда я третьеклассницей попала в поле зрения артистов балета музыкально- драматического театра, специально приехавших из Якутска в поисках одарённых детей для обучения искусству классического танца.

Так я, как и другие дети из разных уголков республики, оказалась сначала в нашей столице, а после отбора профессионалами из Ленинграда во главе с Марией Боярчиковой, стала жительницей северной столицы России и воспитанницей академического хореографического училища имени Вагановой. Теперь это учебное заведение имеет статус Санкт- Петербургской Академии Русского балета имени профессора Агриппины Яковлевны Вагановой. В 1977 году по окончании учёбы я начала работать в балетной труппе Якутского музыкально- драматического театра, ныне Государственного театра оперы и балета РС(Я).

-Ирина Иннокентьевна, двадцать два года отдано сцене, практически вы станцевали все главные партии, что были в репертуаре того времени, а сегодня роль какой героини вспоминается в первую очередь?

- Партия Одетты из балета « Лебединое озеро». Это было адажио в программе концерта, самого балета ещё не было в репертуаре, но танцевать Одетту доверяется тому, кого уже считают профессионалом и …это для исполнителя - экзамен на состоятельность и признание. Со стороны нашего очень требовательного балетмейстера Алексея Попова такое доверие было наградой для балерины.

-Но ведь этот талантливый балетмейстер, блистательный танцовщик и красивый мужчина был вашим мужем…

-Ну что вы, это случилось много позже. А тогда он был для меня состоявшимся мастером и Главным балетмейстером, от которого зависели моя творческая жизнь, вдохновение, переживания и радости. Это был главный человек и наставник для всех артистов балета нашего театра, и иногда я его даже побаивалась, расстраивалась, если что-то не сразу получалось, и с большим уважением относилась к его советам и замечаниям.



-Люди неординарные, с ярко выраженной индивидуальностью, как правило, обладают «неудобным» для окружающих характером и Алексей Андреевич, вероятно, не был исключением?

- С ним нелегко было вышестоящим руководителям. Если он был убеждён в своей правоте, то отстаивал свою позицию перед кем бы то ни было. В отношении артистов деспотом или тираном Алексей не был никогда, его требования выражались порой жёстко, но всегда корректно: он уважал артистов и щадил их самолюбие, но, добиваясь профессионального мастерства, бывал очень взыскателен.

-А вне работы?

-Заботливый и очень семейный по натуре человек. Если я была занята, то сам вставал к плите и варил борщ. Наша личная и профессиональная жизнь взаимосвязаны, большую часть проводили в театре. Общая работа, интересы так нас объединяли, что сейчас нюансы сближения подзабылись и кажется, что наша семья создалась сама собой. Жаль, что это прекрасное время уже в прошлом, зато дочка Машенька выросла, и теперь она взрослый самостоятельный человек – режиссёр кино и телевидения, живёт и работает в Санкт-Петербурге.

-На сцене Алексей Андреевич был вашим партнёром?

-Только один раз - в миниатюре «О, Солнце!» Чаще всего я танцевала с Александром Ягодкиным. Это было успешное сотворчество и разноплановое: в «Абакаяде» он был Семёном Дежнёвым, в «Лебедином» - принцем Зигфридом…

-Ирина Иннокентьевна, а чем и как сегодня живёте вы?

По-прежнему работой и почти в прежнем ритме, только вид деятельности кое в чём изменился. С утра спешу в институт к студентам: занятия, репетиции, концерты. Дома работаю над книгой об истории якутского балета и о тех, кто его создавал, совершенствовал и выводил на тот уровень признания, который присущ ему сегодня. Книгу начала писать два года назад, работа над ней близится к завершению и …должна признаться, процесс настолько увлек меня, что сегодня для меня писать книгу – даже интереснее, чем танцевать. Встречаюсь с коллегами-друзьями: Наташей Христофоровой, Клавой Ивановой, Анатолием Ултургашевым. Наше общение - всегда радость, взаимопонимание, а для меня ещё и помощь в работе над книгой: их подсказки, советы и воспоминания –это то, что насыщает книгу, вдохновляет меня на новые идеи и замыслы Кроме того, поскольку время и обстоятельства требуют, продолжаю учиться в аспирантуре, пока я – вольнослушатель и соискатель, но надеюсь стать полноправным аспирантом. Учёба – это один из моих сегодняшних приоритетов.

- Вы овладели новой профессией - искусствоведа-балетоведа и так увлечены самообразованием… Как это произошло?

- Я оставила сцену в 1999 году и ушла в… ни-ку-да. Просто отдыхать и заниматься домашними делами мне очень быстро надоело. В 2001 году я поступила в Санкт-Петербургскую Академию Русского балета. Вернулась в родные пенаты, но уже за высшим образованием в своей же профессии по специализации искусствоведа. Параллельно с 2002 года стала преподавать хореографию в АГИКИ. И вот теперь учусь, учусь и учусь…и надо сказать – с большим интересом.

-Какой спектакль выбрали для своего творческого вечера по случаю юбилея?

- «Кармен»-сюиту в версии Алексея Попова – это и для меня, и в память о нашем главном балетмейстере и моём муже Алексее Андреевиче. Танцевать будут уже известные зрителям Надежда Корякина и Ренат Хон и совсем молодой, но привлекающий внимание знатоков балетного искусства Андрей Никулин. Жду встреч с коллегами, родным театром и зрителями – это приятное ожидание, но и волнуюсь очень. Конечно, хочется, чтобы всё получилось как задумано.

-Юбилейный день рождения. потом Новый год - праздник, который всегда остаётся немножко сказочным. Чуда и сюрпризов ждёте?

Сюрпризы, я почти уверена - будут, а чуда…. Хотелось бы! Впрочем, вполне возможно, что оно произойдёт…Дело в том, что на мой юбилей намерена прилететь Машенька, а долгожданная встреча - это уже праздник, а чудеса у нас с ней тоже запланированы, хотим чуть-чуть попутешествовать, правда, ещё не решили, поехать в Финляндию или Францию, но, думаю, чудеса в любом случае нам обеспечены.

-Выходит, вторая половина человеческой жизни - это всего лишь начало нового этапа жизни?

-А почему бы и нет, ведь мы становимся мудрее и бережнее относимся ко времени и каждому прожитому дню.

-Здоровья вам и удачи, Ирина Иннокентьевна!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4054

СообщениеДобавлено: Пн Дек 08, 2008 3:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008120805
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, В.Кехман
Авторы| Нина Петлянова
Заголовок| Балет. Теперь банановый
Где опубликовано| «Новая газета»
Дата публикации| 20081208
Ссылка| http://www.novayagazeta.ru/data/2008/91/28.html
Аннотация| Михайловский театр Санкт-Петербурга переживет нового директора, фруктового миллиардера Кехмана, а труппа — нет


Верните право открыто высказываться — требовали пикетчики

Артисты петербургского Михайловского театра 4 декабря пикетировали региональное представительство Первого канала. Сотрудники учреждения культуры, которым последние полтора года руководит фруктовый бизнесмен Владимир Кехман, протестовали из-за того, что им «не дают высказаться в центральных СМИ». По словам артистов, сюжет о реальном положении дел в петербургском Малом театре оперы и балета, готовый и запланированный к показу на канале ОРТ, в передаче «Человек и закон», 20 ноября был неожиданно снят с эфира. Работники сцены считают, было распоряжение сверху. Поскольку именно в этом материале они пожаловались на Кехмана президенту России…
Почти полсотни (49) подписей поставили артисты Михайловского театра под письмом, отправленным в ноябре Дмитрию Медведеву и продублированном еще на ряд адресов. До сих пор о провалах, ошибках, нарушениях новоявленного театрального деятеля Кехмана и об инцидентах за кулисами танцоры и солисты сообщали почти шепотом, анонимно, под страхом изгнания. Впервые довольно большая часть как оперной, так и балетной труппы решилась открыто выступить против непрофессионала, который с мая 2007 года возглавляет театр. Владимир Кехман — успешный продавец бананов, миллиардер (по данным Forbes), однако в искусстве — судя по количеству громких скандалов и негативных отзывов — его карьера не сложилась.
«В 2007 году генеральным директором нашего театра был назначен Владимир Кехман, — пишут артисты, — владелец фирмы JFC, занимающейся импортом фруктов. Он представился как руководитель, который «оптимизирует» работу театра таким образом, что он «станет самоокупаемым» и артисты «наконец-то будут получать достойную зарплату» (Кехман бравировал: «За те деньги, которые вы получаете, у меня даже грузчики на базе не работают». — Н. П). К сожалению, плоды деятельности нового руководителя оказались не такими, как ожидалось».
Действительно, бананы бананами, а плоды на ниве искусства у Кехмана не взошли. Наоборот, совсем зачахли.
В письме говорится: за последние полтора года из-за бесконечных конфликтов с директором-коммерсантом театр покинули режиссеры Александр Сокуров и Михаил Дотлибов. Со скандалом ушли дирижеры: Александр Титов, Владимир Рылов, Андрей Аниханов, Ион Марин. Подал в отставку балетмейстер Георгий Ковтун. Уволилась художественный руководитель оперы Елена Образцова. Менее именитых творческих сотрудников — сокращенных или уволившихся при Кехмане — не счесть.
«Сегодня в Михайловском театре, — продолжают авторы письма, — нет художественного руководителя, главного дирижера, главного режиссера, заведующего оперной труппой — все они либо отстранены от работы, либо вынуждены были уйти сами». Но Кехмана это не пугает. На последнем собрании коллектива он объявил: «В театре нет никого, и это хорошо, потому что можно все начинать с нуля. Я лично буду этим заниматься, — предупредил подчиненных директор. — Пока я не создам свою систему, в театре никто не появится. Я сам буду заниматься всем: оркестром, концертмейстерами, режиссерами. Через полгода я буду знать ваше дело так же, как знаете его вы. Я сам разработаю уникальную систему. Мы будем ее внедрять. Все те, кто станут частью системы, останутся в театре. Но мы расстанемся с теми, кто частью системы не станет и не захочет ей помогать. Это жестокий процесс».

Директор Владимир Кехман сам будет и петь, и танцевать

Жестокий процесс привел к результатам, о которых говорится в коллективном послании: «Из-за отсутствия профессионального руководства в театре постоянно меняются планы постановок и произошел срыв открытия 175-летнего юбилейного сезона. «Спартак» — единственная собственная постановка за год. Из репертуара исчезли почти все оперы (их было более 20, осталось 4). Две оперные премьеры — купленные спектакли 10—20-летней давности, перенесенные на петербургскую сцену итальянской постановочной группой, в которых заняты приглашенные солисты. Подавляющая часть труппы осталась без работы, гарантированной трудовым договором. Репертуарный театр, ранее дававший 280 спектаклей в год, фактически прекратил свое существование…

Терпсихору гонят из офиса

Все репетиционные помещения, принад-лежавшие опере, переоборудованы в офисы и кабинеты, которые заняты непомерно разросшейся администрацией, а оркестр, хор и солисты вынуждены репетировать в случайных помещениях вне театра, например в школьном спортивном зале! Сцена постоянно сдается в аренду, в том числе для проведения корпоративных мероприятий, когда партер превращается в ресторан…
На последнем собрании в октябре 2008 года стало известно: у театра образовался двадцатимиллионный долг!
«Владимир Кехман — студент-второкурсник платного отделения факультета театроведения Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства и советник губернатора Северной столицы Валентины Матвиенко по культуре — в настоящее время осуществляет единоличное руководство сценой, — подытоживают артисты. — Налицо его попытка уничтожить театр как таковой и использовать здание в центре города в виде прокатной площадки, а также в целях реализации собственных бизнес-проектов».
По сведениям «Новой», вручить это письмо лично президенту взялись депутаты Государственной думы. В петербургской общественной приемной одного из них в ноябре корреспонденты программы «Человек и закон» как раз и записывали интервью с артистами, когда снимали сюжет, так и не вышедший в эфир.

Выход не по сценарию

Первыми выступление артистов поддер-жали жители Петербурга. Им принадлежала идея провести пикет у регионального представительства Первого канала. Смольный акцию запретил. Но, вопреки воле властей, 4 декабря несколько десятков человек — обычные петербуржцы, профсоюзные деятели, представители общественных организаций и артисты — пришли на Невский проспект и передали руководству Первого канала в Петербурге открытое письмо.
«Мы понимаем, что не вправе требовать от вас показать репортаж о Михайловском театре, — подчеркивают авторы, — но поймите, если вы не будете открыто обсуждать острые проблемы, помогая найти правду и восстановить справедливость, за вас это будут делать другие…»
Петербургская дирекция Первого канала отказалась от комментариев. Однако «Новой» удалось получить ответ редакции программы «Человек и закон».
— Сюжет об артистах Михайловского театра готовится к выходу в эфир и будет показан в ближайшее время, — заверил автор материала, корреспондент программы Андрей Павлов.
Пока этого не произошло якобы лишь потому, что количество готовых сюжетов (не меньше 20) превышает эфирное время, рассчитанное на 3—4 репортажа.
Между тем, по имеющейся информации, многие московские адресаты уже получили «челобитную» из Петербурга. Как стало известно «Новой», дирекция сурово отреагировала на апелляцию подчиненных к высокопоставленным лицам, бросившись выяснять: кто ставил автограф под крамольным текстом? Никто не признался, но и подпись свою никто не отозвал.
— Письмо артистов — анонимка, оно появилось в результате чьей-то спланированной акции и не заслуживает внимания — так отбивалась от журналистов пресс-атташе Михайловского театра Наталья Кардаш. Сам Владимир Кехман уже несколько недель находится в Италии и для вопросов не доступен.

Прямая речь

Марина Дмитриевская, главный редактор «Петербургского театрального журнала», преподаватель Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства:
— Все происходящее в Михайловском театре — безобразная гримаса культурной политики Петербурга. О самоуверенности Кехмана, готовом заменить собою и дирижеров, и балетмейстеров, и артистов, в городе рассказывают черные анекдоты. По стечению обстоятельств студент Владимир Кехман значится в списке той группы «второго платного высшего образования», которую уже год театральной критике учу именно я и где занимаются проректоры вузов, директора крупных театров России и т.д. Кехмана я за этот год не видела ни разу. Но слышала, что его учат по сугубо индивидуальному плану. Результаты индивидуального обучения — налицо.

Марк Щеглов, ответственный секретарь Координационного совета творческих союзов Санкт-Петербурга:
— После смены руководства Михай-ловского театра я ни разу там не был. Это принципиальная позиция. И если планируется телепередача о Кехмане, а потом вдруг она снимается с эфира — все понятно. Мягко говоря, все куплено. Кехман никак не может быть директором театра — это мое твердое мнение., ответственный секретарь Координационного совета творческих союзов Санкт-Петербурга:

— После смены руководства Михайловского театра я ни разу там не был. Это принципиальная позиция. И если планируется телепередача о Кехмане, а потом вдруг она снимается с эфира — все понятно. Мягко говоря, все куплено. Кехман никак не может быть директором театра — это мое твердое мнение.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20136
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 09, 2008 10:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008120901
Тема| Балет, Балет "Москва", Персоналии,
Авторы| ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА
Заголовок| "Москву" довели до греха
// в постановке "Блудного сына"

Где опубликовано| Газета «Коммерсантъ» № 224(4041)
Дата публикации| 20081209
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1090673&NodesID=8
Аннотация|


Фото: 1 из 6

Балет "Москва" показал на сцене Российского академического молодежного театра премьеру балета Эдвальда Смирнова "Блудный сын". Разницы между истинным и продажным искусством не смогла постичь ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.

Эдвальд Смирнов, профессор Петербургской консерватории и Академии русского балета имени Вагановой, для художественных высказываний облюбовал Москву — как город, так и одноименную труппу. Наверное, потому, что Петербург — оплот духовности, а Москва — столица разврата. А поскольку профессор Смирнов в своих спектаклях обличает распад и нравственное разложение общества, то старается быть ближе к адресату своих гневных и горьких проповедей.

Рупором программных манифестов профессор выбрал труппу странную, можно сказать, амбивалентную. Часть балета "Москва" — некондиционные "классики", часть — вполне приличные "современники". Убогими классическими балетами труппа зарабатывает на жизнь, за западные современные постановки изредка получает "Золотые маски". Эдвальд Смирнов, академический профессор с публицистическими наклонностями, соединяет обе части труппы в своих опусах, которые он считает "современной хореографией".

Одноактный "Блудный сын" — уже второе обращение хореавтора к Библии. С помощью общеизвестной притчи господин Смирнов высказался по поводу нынешнего состояния балета в частности и культуры в целом. Знаменитая партитура Прокофьева, как на грех уже использованная Джорджем Баланчиным в конце 1920-х, профессору не подошла — композитор явно не достиг нужного градуса социальной остроты. Для своих замыслов господин Смирнов избрал записи Генри Перселла и Сергея Курехина — преотвратительные по качеству воспроизведения, что, впрочем, лишь подчеркивает главную мысль автора: настоящее искусство куется в бедности.

Идейная установка (деньги — зло, аскетизм — благо) обозначена уже в экспозиции. Скудное оформление неназванного сценографа делит сцену на три части. Левый задний угол огорожен балетной палкой: в этой творческой резервации под скрипку учителя танцев девушки в белых хитонах и юноша в строгой черно-белой униформе постигают тайны искусства посредством балетных упражнений. В правом, дьявольском углу — офисный стол с монитором, в который фрачники злодейского вида, нареченные в программке "бесами корысти, тщеславия, злобы", подсматривают за райским садом искусства. Между ангелами и бесами бьется в отчаянных корчах лысое существо в мужских трико и белой пачке без лифа. Это Блудный Сын (отличная работа Михаила Колегова), неопределенная половая принадлежность которого обозначает душевную смуту и неотчетливость жизненной позиции.

Две трети 50-минутного балета объясняют, как оно дошло до жизни такой. Юноша в трико (Вячеслав Пегарев, чья роль обозначена в программке как Воспоминание Блудного Сына), устав тянуть ноги в балетном классе, покинул отца-педагога, вылез из-под балетной палки и, прихватив чемодан, отправился в большой мир (возможно, даже заграницу). Как и другие девочки и парни с чемоданами, он тут же попал в лапы бесов. Лицемерно восхищаясь классическим дарованием вновь прибывшего, циничный фрачник подвергает юнца Искушению — так именуется темпераментный персонаж Полины Пшиндиной, без промедления садящийся на шею парнишки. Сумбурный дуэт заканчивается заползанием искушаемого под юбку Искушения, после чего Воспоминание Блудного Сына пускается во все тяжкие.

В изображении "всех тяжких" фантазия почтенного профессора далеко не залетает: падшие существа в разноцветных париках, приплясывая, тянут коктейли из литровых бокалов и — о ужас! — нюхают кокаин: протянутые от кулисы до кулисы рукава белого фрака "беса бизнеса" изображают толстые "дорожки" белой смерти. В результате у них получается не искусство, а сущее говно. И ежели кто из зрителей этого еще не понял, профессор Смирнов по-учительски дает подсказку: пока потерявшие стыд, совесть и сексуальную ориентацию развратники (мужчины в балеринских пачках, девицы в панталонах) виляют попами, их сообщники бегают по сцене с рулонами туалетной бумаги, опутывая ею виляющих.

Нацепившее женскую пачку Воспоминание Блудного Сына доходит до полной деградации, исполнив серию классических амбуате — задорных взбрыкиваний ножками. Тут Блудный Сын в полупачке осознает глубину падения своего alter ego и, сильно поколбасившись от укоров совести, воспаряет духом — что олицетворяет его зависание над сценой на невидимой лонже. А пока подвешенный Блудный Сын качается маятником между небесами и грешной землей, в резервации классического балета учитель показывает невинным дошколятам сказку про Красную Шапочку и Серого Волка — по мановению скрипичного смычка педагога хищник превращается в ласковую собачку.

После этого убедительного примера для возрождения Блудного Сына не хватает сущей ерунды: пары пощечин от чистой духом старшей сестры по искусству (эту роль с трогательной верой в балет исполняет нежная Елизавета Небесная). Переродившийся сын и брат обретает почву под ногами и определяется с половой принадлежностью: сняв полупачку, он в одних мужских трико возвращается в отчий дом — к балетному станку, чтобы ожесточенно скрести ножкой пол в чаянии профессионального совершенства. На радость профессору Смирнову.

Фотогалерея по клику:
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20136
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 09, 2008 10:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008120902
Тема| Балет, вечер памяти Георгия Алексидзе "Три цвета. Белый. Черный. Красный" , Персоналии,
Авторы| ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО
Заголовок| В черно-бело-красном
// Георгию Алексидзе станцевали в Консерватории

Где опубликовано| Газета «Коммерсантъ» САНКТ-ПЕТЕРБУРГ №224
Дата публикации| 20081209
Ссылка| http://www.kommersant.ru/region/spb/page.htm?year=2008&issue=224&id=287083&section=34
Аннотация|

В театре Консерватории провели вечер памяти Георгия Алексидзе "Три цвета. Белый. Черный. Красный" в исполнении Театра балета имени Леонида Якобсона. Хореографу посвятили один матрас, три кровати, пять чемоданов, много пестрых ковров и два с половиной балета. Посвящения смотрела ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО.

Георгий Алексидзе -- наверное, единственный хореограф, о работах которого не написано ни единого отрицательного отзыва. Но это не оттого, что он всем нравился. Господин Алексидзе для балета ХХ века значил больше, чем хореограф: интеллектуал и интеллигент, он стал пусть тихим, но неумолчным пластическим голосом российского танца. Понятно, что программой вечера памяти Георгия Алексидзе стал триптих не абы каких, а монохромных балетов.
"Белое" воплотила ученица Георгия Алексидзе, выпускница балетмейстерского отделения Академии русского балета Анастасия Кадрулева. Опус "Androginous (андрогины)" на музыку Анны Ромашковой в остроумной пластической форме с забавными визуальными эффектами трактовал философскую тему невозможности соединения. Любимая ученица Георгия Алексидзе в своем первом балете обнаружила образность хореографического мышления, ясность танцевального почерка и многозначность трактовок. Визуальный видеопролог "Андрогинов" -- мучительные поиски спящей пары удобного положения на огромном матрасе -- вызвал живейшее оживление и смех зрительного зала. Поисками удобного положения то в сумасшедше-быстром, то в тягуче-замедленном темпе и занимались все дальнейшее действие три пары хора и главная пара андрогинов. Положения эти были замысловаты, временами опасны, но всегда -- отменно эстетичны. В финале на сцене (уже не виртуально) вновь обнаружился матрас с несчастной парочкой из пролога. Вклинившееся между родителями чадо нежным голоском пропело свирепую колыбельную песню про оленя, из шкуры которого означенное чадо собиралось шить шубу.
"Camer'ная история" выпускника кафедры хореографии Санкт-Петербургской консерватории Дмитрия Генуса на музыку Дмитрия Шостаковича являла черный цвет и послужила балету Анастасии Кадрулевой динамическим контрастом. С первых же мгновений хореограф взял немыслимый темп, начал повествование с наивысшей точки психологического напряжения и уже не снизил взятую высокую ноту до самого конца. Внезапные метания от одного эпизода к другому, возвращения к уже оттанцованному придали хореографической структуре "Истории" эффект клипа. Черного и негативного в балете господина Генуса оказалось немало. В тридцать минут насыщенного действия молодой хореограф вместил трагическую историю о женщине, у которой нет ничего в жизни, кроме жалких, сиюминутных побед; о мужчине, привыкшем к страху, ненависти и безнадежности; а также, если верить словам буклета, "трагедию Второй мировой войны и потерянного поколения". Знаменитое потерянное поколение олицетворяли пять чемоданов, которые все задействованные на сцене то настойчиво пинали, то задумчиво обнимали, то выворачивали наружу, словно человеческое нутро. Страдальческие монологи и дуэты (с соответствующей тянущей душу пластикой), впрочем, превалировали.
"Цвет граната, путь творца" в постановке Юрия Петухова завершал вечер монохромной хореографии. Спектакль-биография неторопливо рассказывал об основных этапах жизни Георгия Алексидзе. Верный друг Сергей Параджанов (эту роль исполнял сам Юрий Петухов), словно Вергилий, проводит зрителя по спиралям жизни балетмейстера. Структура спектакля предсказуема: биографические эпизоды "обвязываются" хореографическими аллегориями и прослаиваются хореографией самого Алексидзе. Расчетливо-сдержанное пластическое решение спектакля господина Петухова вполне оправдано: кто скажет лучше о балетмейстере, если не его произведения. А особенно его поздние шедевры "Страх" и "Цвет граната": размышления почти слепого хореографа-философа, стоящего перед открытой дверью, за которой -- свет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4054

СообщениеДобавлено: Вт Дек 09, 2008 12:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008120903
Тема| Балет, МАМТ, «Каменный цветок», Персоналии, Григорович Ю., Крапивина Н., Смилевски Г., Сизых О., Коробов Ф., Жданов Л., Болотин Л.
Авторы|
Заголовок| Юрий Григорович представляет премьеру
Где опубликовано| «Московский комсомолец»
Дата публикации| 20081209
Ссылка| http://www.mk.ru/blogs/MK/2008/12/09/srochno/385313/
Аннотация| Выдающийся российский балетмейстер представляет свой балет "Каменный цветок", премьера которого состоится 12 декабря на сцене Московского академического музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.

Автор сценографии спектакля "Каменный цветок" известный театральный художник Симон Вирсаладзе, с которым постоянно сотрудничает Юрий Григорович. За дирижерским пультом - главный дирижер музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко Феликс Коробов. Главные партии танцуют Наталья Крапивина, Георги Смилевски, Ольга Сизых, и другие, передает РИА "Новости".

К премьере балета приурочена презентация проекта "Танцующий Григорович". Эта фотовыставка уникальных работ, в прошлом блистательного премьера Большого театра, а ныне педагога Леонида Жданова и документальный фильм Леонида Болотина, открывающий зрителям балетмейстера Григоровича в работе.

Впервые постановку балета Сергея Прокофьева "Каменный цветок" Григорович осуществил в 1957 году на сцене Кировского, а ныне Мариинского театра в Санкт-Петербурге. В 1959 году балет был перенесен в Большой театр.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20136
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 09, 2008 4:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008120904
Тема| Балет, Челябинский театр оперы и балета, Персоналии, Юрий Бурлака
Авторы| Фото Валерия БУШУХИНА
Заголовок| Первая премьера сезона
Где опубликовано| «Вечерний Челябинск»
Дата публикации| 20081205
Ссылка| http://vecherka.su/katalogizdaniy?id=22162
Аннотация|

Оперный театр готовит долгожданную премьеру. Она будет представлена зрителям 13 и 14 декабря в рамках специального проекта «Золотой век русского императорского балета».



Этот проект возрождает лучшие традиции классического наследия русского балета на челябинской сцене. В двухактную постановку вошли сцены из балетов репертуара императорских театров, Мариинского и Большого, конца ХIX — начала ХХ века.

Постановку и новую хореографическую редакцию осуществил заслуженный артист РФ Юрий Бурлака, тонкий знаток старинной хореографии и музыки балетного театра XIX века.

К слову, с января 2009 года Бурлака назначен художественным руководителем балета Большого театра. Дирижёр спектакля Антон Гришанин.

Постановки музыкального руководителя оперного театра, профессионала, хорошо владеющего материалом, учитывающего специфику законов музыкального спектакля, всегда вызывают интерес зрителей и критики.

Достаточно вспомнить оперу «Пиковая дама» Чайковского, получившую Гран-при фестиваля «Сцена-2006» и спецприз жюри Национального театрального фестиваля «Золотая маска».

Па де катр «Розарий» из балета «Пробуждение Флоры» — изюминка спектакля. Это сцена не исполняется ни в одном театре мира. Даже в Мариинке «Пробуждение Флоры», поставленное в прошлом сезоне, идёт без этого фрагмента.

Постановка и новая хореографическая редакция была осуществлена Бурлакой в этом году специально для челябинского балета. Небольшой исторический экскурс.

Спектакль был поставлен для свадебных торжеств в 1894 году, когда великая княжна Ксения Александровна выходила замуж. Неудивительно, что в богатстве и красоте сценического оформления присутствует прославление величия государства.

Прекрасная Флора, опекаемая богами и богинями, просыпается, влюбляется и выходит замуж. Па де катр танцуют четыре богини: Флора (цветение), Аврора (утренняя заря), Диана (плодородие) и Геба (юность).

Костюмы, созданные Еленой Зайцевой (ГАБТ), уже сшиты. Челябинцев ждёт встреча с шедеврами балетного искусства.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20136
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 10, 2008 10:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008121001
Тема| Балет, Опера, "Золотая маска", Персоналии,
Авторы| ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА, ПАВЕЛ Ъ-СИГАЛОВ и СЕРГЕЙ Ъ-ХОДНЕВ.
Заголовок| Маск-культ
// "Ъ" стал лауреатом национальной театральной премии

Где опубликовано| Газета «Коммерсантъ» № 225(4042)
Дата публикации| 20081210
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1091618
Аннотация|

На пресс-конференции в Музтеатре имени Станиславского и Немировича-Данченко вчера был обнародован список номинантов и программа фестиваля "Золотая маска", который состоится в марте-апреле будущего года. Среди уже объявленных лауреатов — издательский дом "Коммерсантъ". С подробностями — ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА, ПАВЕЛ Ъ-СИГАЛОВ и СЕРГЕЙ Ъ-ХОДНЕВ.

В драматическом театре номинация "Большая форма" оказалась во всех смыслах большой: здесь десять спектаклей, в том числе четыре из провинции — больше, чем когда-либо. "Малая форма" поменьше — спектаклей всего шесть. Помимо известных столичных театров — питерских Малого драматического и Александринского, московских "Мастерской Петра Фоменко" и ТЮЗа — в списках немало новичков, в частности Театр сатиры на Васильевском из Петербурга, областные драматические театры из Самары, Барнаула и Красноярска. Но едва ли не главным претендентом можно считать историческую эпопею Молодежного театра "Берег утопии" в постановке Алексея Бородина.

В строй масочных ньюсмейкеров после долгого перерыва вернулись питерский БДТ имени Товстоногова (причем сразу с двумя спектаклями — Темура Чхеидзе и Анатолия Праудина) и Екатеринбургский ТЮЗ. Судя по всему, намерен прописаться в масочных номинациях и обновленный Театр наций — на сей раз он представлен веселой молодежной "Шведской спичкой". В общем, не нужно быть Кассандрой, чтобы предсказать жюри под руководством театроведа Бориса Любимова нелегкую работу.

В номинации "Эксперимент" радуют спектакли из Кургана и Якутска: прежде новаторы делегировались исключительно Москвой и Петербургом. Считалось, что в провинции экспериментаторы не выживают. Еще одно предубеждение, с которым предстоит побороться "Маске", касается кукольного театра: в последние годы экспертам едва удавалось наскрести спектакли в эту номинацию. На сей раз установлен рекорд — шесть спектаклей из Петербурга, Петрозаводска, Абакана, Мытищ и Нерюнгри.

На балетной "Золотой маске" главные сенсации грянут вне конкурса. В рамках проекта "Легендарные спектакли и имена XX века" в Москву приедут действительно легендарные персоны. Впервые москвичей осчастливит француженка Сильви Гиллем — мировая звезда такого масштаба, что ее имя нельзя связать ни с одним балетным театром — оно само по себе бренд. Классическая балерина по образованию и карьере, она всю жизнь предпочитала работать с современными авторами, в частности с Расселом Малифантом, балет которого "Push" она и станцует в середине марта. Ноlland Dance Festival привозит неизвестный в России спектакль Иржи Килиана "Last Touch First", поставленный харизматиком-хореографом для харизматиков-танцовщиков старшего поколения — тех, кому за 50. Следом Королевский балет Фландрии покажет балет "Impressing The Czar" еще одного культового автора — Уильяма Форсайта.

"Легендарные спектакли" возместят дефицит современного репертуара в основной программе "Маски". Из шести конкурсных спектаклей — пять исторических: возобновлений, реконструкций или стилизаций. Представлены традиционно сильные балетные театры. Новосибирск — "Баядеркой", Пермь — "Корсаром"; Мариинка, испытывающая явные репертуарные трудности,— одноактным "Карнавалом" Михаила Фокина, реконструированным Сергеем Вихаревым. Большой театр, проживший последний благополучный сезон под руководством Алексея Ратманского, представлен всеми тремя премьерами: "Уроком" Флеминга Флиндта, "Сильфидой" Августа Бурнонвиля и "Пламенем Парижа" Ратманского и Вайнонена — последний в числе авторов не указан, видимо, ввиду того, что умер еще в 1964 году.

С авторами вообще сущее недоразумение: в качестве балетмейстеров номинированы и создатели оригинальной хореографии, и авторы реконструкций, и те, кто просто переносил готовый балет на сцену, слегка меняя детали. Это все равно, как если бы на "Букера" претендовали и писатели, и редакторы, и корректоры. Примечательно, что единственную оригинальную программу "Диана Вишнева: красота в движении", в которой для петербургской звезды три современных хореографа создали эксклюзивные балеты, эксперты выдвинули как единый проект, "не заметив" авторов с мировыми именами.

В номинации "Современный танец" наскреблось пять работ. Две из них — екатеринбуржца Сергея Смирнова. Этот любимец и неоднократный лауреат "Маски" единственный из "современников" номинирован и как хореограф. После долгих лет забвения на масочном горизонте возникли "Киплинги" — обаятельная екатеринбургская труппа, возделывающая скудную ниву хореографического соц-арта. В компанию к сибирякам попали петербургская труппа Натальи Каспаровой и — впервые — московский танцевальный проект "Онэ Цукер".

Самое горячее сражение развернется в частных номинациях. На лучшую женскую роль претендуют четыре балерины во главе с Дианой Вишневой, причем москвичка Наталья Осипова будет состязаться сама с собой — она номинирована за две роли: Сильфиды и пламенной революционерки Жанны. Лучших мужчин семеро, фаворитами выглядят солисты Большого: юный Иван Васильев, номинированный за роль марсельца Филиппа в том же "Пламени Парижа", и Сергей Филин, создавший в балете "Урок" убедительный образ сексуального маньяка. Впрочем, пока его номинировали, господин Филин успел уйти на заслуженную пенсию и стать худруком Музтеатра Станиславского и Немировича-Данченко. С ним будет соревноваться худрук новосибирский: Игорь Зеленский выдвинут за партию Солора в "Баядерке".

Среди семи номинированных оперных спектаклей обращает на себя внимание отсутствие постановок главного московского поставщика номинантов — Большого театра. Только уважение к Михаилу Плетневу, вероятно, подвигло экспертов на то, чтобы все-таки почтить "Пиковую даму" Большого одной-единственной номинацией — "Работа дирижера в опере". Столичные оперные события и вообще в шорт-листе "Маски" представлены скорее скромно. Больше всего повезло "Майской ночи" Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко — опера Римского-Корсакова, поставленная Александром Тителем, получила номинации "Лучший спектакль", "Работа режиссера", "Работа дирижера" (выдвинут Феликс Коробов), "Лучшая мужская роль" (за Писаря в исполнении Дмитрия Степановича), а также все три "художнические" номинации — за сценографию, костюмы и свет. Второй спектакль, хотя бы формально московский,— моноопера Пуленка "Человеческий голос". Это полуучебная работа, осуществленная фондом "Русское исполнительское искусство", тем не менее лестно оцененная экспертами (номинации "Лучший спектакль" и "Лучшая женская роль" — за работу Ольги Балашовой).

Куда лучше дела у оперного Петербурга: два из предполагаемых "лучших спектаклей" — работы Мариинского театра. И обе, так уж получилось,— мировые премьеры опер современных композиторов. Это "Очарованный странник" Родиона Щедрина ("Лучшая женская роль", две номинации "Лучшая мужская роль", "Работа художника" и "Работа художника по свету") и "Братья Карамазовы" Александра Смелкова ("Лучший спектакль", "Лучший режиссер", "Лучшая мужская роль"). Из остальных питерских претендентов отметили "Золушку" Россини в постановке театра "Зазеркалье" ("Лучший спектакль", "Лучший режиссер", "Работа дирижера", "Лучшая женская роль").

А оперных работ из региональных театров в списке спектаклей-номинантов всего две. Одна — щедро отмеченный номинациями "Александр Македонский" Владимира Кобекина в премьерной постановке Якутского театра оперы и балета. С его присутствием в списке номинантов современная опера окончательно становится главной тенденцией нынешней оперной "Маски": в номинации "Лучшая работа композитора в музыкальном театре" с двумя новыми мюзиклами будут соревноваться трое авторов опер (Родион Щедрин, Владимир Кобекин и Александр Смелков). И только постановка Пермского театра оперы и балета, напротив, подкупает смелым обращением к достопочтенной музыкальной старине — созданной 400 лет назад опере Клаудио Монтеверди "Орфей". За эту смелость постановщик "Орфея" и худрук Пермской оперы Георгий Исаакян попал в число режиссеров-номинантов, которых в этот раз, кстати сказать, поразительно мало, всего четверо (Александр Титель за "Майскую ночь", Василий Бархатов за "Карамазовых", Александр Петров за "Золушку" плюс упомянутый господин Исаакян).

По традиции имена лауреатов "Золотой маски" в номинациях "За поддержку театрального искусства" и "За честь и достоинство" определяются секретариатом Союза театральных деятелей. Его решением издательский дом "Коммерсантъ" получает главную российскую театральную премию — первым среди печатных СМИ. Непечатные свое уже получили.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20136
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 10, 2008 11:18 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008121002
Тема| Балет, Рига, Персоналии, Михаил Барышников
Авторы| Матвей Глебов (Рига)
Заголовок| Барышников стоит недорого
Где опубликовано| Газета «Известия»
Дата публикации| 20081209
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article3123395/
Аннотация|

Рижанам повезло - к ним едет Михаил Барышников. Причем в своей главной - танцевальной - ипостаси. Кассы Латвийской Национальной оперы начали продавать билеты на его майские гастроли. Цену не назовешь чрезмерной - от 12 долларов в дальнем ярусе до 180 в первых рядах партера.

За последние несколько месяцев 60-летний танцовщик дважды побывал в Риге - городе, где необычно студеной для здешних краев зимой 1948 года он и появился на свет в офицерской семье. В августе 2008-го навестил могилу матери, заглянул на репетицию артистов ЛНО, просмотрел видеозаписи нескольких балетов, потолковал с директором ЛНО Андреем Жагарсом и руководителем балетной труппы Айваром Лейманисом, который после этого намекнул на возможность "интересного совместного проекта". По Риге высокий гость передвигался без охраны, натянув до самых глаз бейсболку, чтобы остаться неузнанным. Участие в популярном сериале "Секс в большом городе" делало такую задачу и впрямь актуальной...

Второй визит состоялся совсем недавно по печальному поводу: Барышников приехал на похороны своего первого балетного педагога Юриса Капралиса. Именно у него и у Нины Леонтьевой юный Миша учился в Рижском хореографическом училище, они же, распознав огромный масштаб дарования мальчика, благословили 15-летнего подростка отправиться в Вагановское училище... На сей раз было уже не до инкогнито, но рижские папарацци не решились нарушить атмосферу прощания.

Рижские гастроли Барышникова - это два представления "Три соло и Дуэт" 2 и 3 мая. Его партнерша - 53-летняя супруга знаменитого шведского хореографа Матса Эка Ана Лагуна, наверное, единственная балерина, танцующая седоволосой и без грима. Номера поставлены Алексеем Ратманским и французом Бенджаменом Миллепье, гвоздь же программы - балет "Место", созданный Эком для жены и Барышникова накануне его 60-летия. По словам Лейманиса, несколько раз видевшего "Место", это спектакль о мужчине и женщине, вспоминающих свою жизнь и заново переживающих любовь, фактически равную этой жизни. После триумфальной стокгольмской премьеры Барышников обмолвился, что "Место", по-видимому, - его последний балет.

Российским балетоманам стоит попасть в Ригу к началу мая. Не делая громких заявлений о нежелании возвращаться в Россию в любом качестве, Барышников избегает даже переговоров о гастролях в Москве или Питере. А ведь время не ждет - великий танцовщик разменял седьмой десяток...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20136
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 10, 2008 11:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008121003
Тема| Балет, Опера, "Золотая маска", Персоналии,
Авторы| Петр Поспелов
Заголовок| Дорогу куклам и композиторам
Где опубликовано| Газета «Ведомости» №234 (2256)
Дата публикации| 20081210
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2008/12/10/173041
Аннотация|

Объявлена афиша фестиваля «Золотая маска». Тенденции: драматический театр движется вширь, балет — вспять, а опера — вроде как вперед

В оперном разделе бросается в глаза закономерное отсутствие Большого театра: ни одной премьеры сезона 2007/08 в конкурс не отобрано — вот итог восьми лет реформ. Дозволенное регламентом исключение: отдельно от спектакля номинирован дирижирующий в Большом «Пиковой дамой» Михаил Плетнев. Оперный раздел на грядущем фестивале в целом чахлый, но — небывалое дело — в нем целых три современные оперы: «Очарованный странник» Родиона Щедрина, «Братья Карамазовы» Александра Смелкова (обе — Мариинский театр) и «Александр Македонский» Владимира Кобекина (Театр Республики Саха). Не зря в прошлом сезоне к конкурсу добавили еще одну номинацию — «лучший композитор».

В противоположность оперным все до единой балетные премьеры Большого театра в афишу попали. Алексей Ратманский, их планировавший, словно позаботился о том, чтобы в фестивальной афише были представлены разные способы воссоздания балетов прошлого — редакция («Сильфида»), досочинение («Пламя Парижа») и точное воспроизведение («Урок»). Но и другие отобранные в афишу балеты тоже суть реконструкции классики, сделанные силами наших ведущих школ: Петербургом («Карнавал»), Пермью («Корсар»), Новосибирском («Баядерка»).

Таким образом, все авторские начинания в области хореографии сконцентрированы в разделе «Современный танец», где, как всегда, агрессивно выступает Екатеринбург, привыкший бить обе столицы.

Прибавил в целом российский кукольный театр: в конкурс отобрано шесть спектаклей — такого раньше не было. Прибавил и жанр музкомедии — пять спектаклей, причем один из них — «Конек-Горбунок» поставлен в сугубо драматическом МХТ.

В разделе «Драма» интеллигентный камерный формат потеснен. Если на прошлых «Масках» преобладали малые формы, а большие собирались вымереть, то теперь ситуация обратная. Из 16 отобранных работ 10 сделаны для больших залов и широкого зрителя. Пять конкурентоспособных работ взято из Красноярска, Екатеринбурга, Самары, Улан-Удэ и — впервые — Барнаула. Среди номинированных режиссеров Лев Додин, Кама Гинкас, Петр Фоменко, Валерий Фокин, Темур Чхеидзе, Кристиан Люпа.

Раздел «Эксперимент» питает не только Москва, но и Якутск с Курганом — последнего города раньше на карте «Маски» тоже не было.

Общие экономические трудности «Золотой маски» коснулись: отпало несколько спонсоров, но Сбербанк остался, все старые внеконкурсные программы остались тоже. Вне конкурса покажут проект «Легендарные спектакли и имена ХХ века» — танцпроекты Сильви Гиллем, Иржи Килиана и Уильяма Форсайта. Проведут программу Russian Case для иностранцев и рынок «Pro-театр». Прибавилась программа «Маска плюс», еще более расширяющая афишу.

Все это пройдет в марте — апреле, победителей назовут 18 апреля, а сейчас уже известны лауреаты спецпремий. В их числе издательский дом «Коммерсантъ» — за поддержку театрального искусства России (так в общей для всех непростой ситуации театральное сообщество указало на важность газетного дела) и театровед Инна Соловьева — за честь и достоинство.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 2 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика