Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2008-11
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 6, 7, 8 ... 11, 12, 13  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 17, 2008 10:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008111703
Тема| Балет, БТ, Премьера, «Русские сезоны», «Пахита»
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| Носите русское //
Премьеры в Большом театре

Где опубликовано| "Итоги" № 47
Дата публикации| 20081117
Ссылка| http://www.itogi.ru/arts-balet/2008/47/134638.html
Аннотация|

Все-таки старые мастера хорошо знали свое дело: представляете, что можно извлечь из солисток-соперниц одного примерно уровня, если каждой дать выгодную сольную вариацию и попросить станцевать их подряд? Именно это соревнование, удобства ради называемое "гран-па", сохранилось до наших дней от старинного балета "Пахита", частью в театрах, частью в архивных записях. Гран-па отлично поднимает средний уровень женской части труппы, и о необходимости ввести его в афишу Большого театра говорили давно. Но только сейчас дошли руки - в театре уже работает будущий худрук балета Юрий Бурлака, а он как раз специализируется на реставрации балетной старины.

Бог весть каких трудов ему стоило растолковывать балетным девушкам тонкости антикварных вариаций. Это ведь концентрат технических и актерских возможностей, наглядный тест: "станцуй вариацию, и я увижу, чего ты стоишь". То есть если классический балет воспринимать сегодня только как исполнительское искусство, "Пахита" - идеальный и не обремененный смыслами формат. Просто "сделайте мне виртуозно красиво". Потому обидно, что некоторые солистки все-таки "зажевали" раскопанные Бурлакой хореографические тексты. Если бы все эти правильные локти, фиксированные позы и феерические, непривычные глазу амплитуды прочертили в полном объеме, экзерсис был бы фарфоровым. А в нынешнем виде все изящество идеи затмевает наивный лоск плац-парада. И, принижая благородное происхождение балета, вылезают наружу порочащие его родственные связи - с цирком и варьете. В комплект к "Пахите" Большой давал "Русские сезоны", одноактный балет Алексея Ратманского на оригинальную партитуру Леонида Десятникова. Он был поставлен два года назад в New York City Ballet и прошел с таким оглушительным успехом, что было бы транжирством не порадовать им русскую публику. Скоро снимающий с себя полномочия худрука Ратманский ставит вторую после махины "Пламени Парижа" точку над "i" в своей работе в главном театре. В "Пламени…" он запечатлел почтительно-отстраненные отношения с традицией Большого балета. В "Русских сезонах" еще раз показал путь, по которому намерен двигаться в обозримом будущем уже как вольный художник.

Тонкая, изысканная, пронзительно нервная партитура "Русских сезонов" определила хореографию. Американскую версию Ратманский подкорректировал, да и любящие драматизировать танец российские артисты расставили другие акценты - одни только "плачущие" руки солистки напрочь изменили картину. Танцевальный текст пестрит фирменными ратманскими штучками: появление на сцене выглядит как побег из-за кулис, мягкий юмор ("я танцую, а коллеги что-то разбрелись") девальвирует пафос. Все вместе напоминает недавнюю "Игру в карты", разве что вместо Стравинского теперь Десятников. Впрочем, сюжет все-таки проявляется, и он очень даже русский, ибо вторит причитающему с ятями сопрано о не вернувшемся с войны муже. В таком контексте хореограф не боится играть с коленцами и хороводным шагом, но все это удивительным образом окультурено, окантовано классическим танцем, как будто отформатировано западным способом мыслить. Словом, в афише Большого появился еще один балет, вписывающий труппу в мировую табель о рангах.

Третьим на вечере показали "Симфонию до мажор" Джорджа Баланчина, некогда с помпой освоенный театром и наглухо забытый, а ныне большими трудами восстановленный. В общем, труппа еще раз постаралась сказать публике, что она ладит с современным балетом, владеет недоступной прежде неоклассикой ХХ века и умеет чтить традиции. Временами в это даже можно поверить.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 17, 2008 10:56 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008111704
Тема| Балет, БТ, Премьера, «Русские сезоны», «Пахита»
Авторы| Анна Галайда, Фото: Д.Юсупов /Большой театр
Заголовок| Красивый финал
Где опубликовано| "Ведомости" № №217 (2239)
Дата публикации| 20081117
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2008/11/17/169200
Аннотация|

Премьера «Русских сезонов» подвела итоги пятилетней деятельности художественного руководителя балета Большого театра Алексея Ратманского, который решил не продлевать контракт



Чтобы увидеть новые спектакли Ратманского, теперь придется летать в Нью-Йорк — зимой он переходит в American Ballet Theatre. Что смотреть их нужно, и не только балетоманам, с очевидностью продемонстрировала последняя премьера Большого: постановки Ратманского выпрыгивают за узкие границы балетного жанра и становятся явлением искусства вообще. Крупнейшая балетная компания США ангажировала его не только как хореографа — новая должность называется Artist-in-Residence и предполагает широкий круг полномочий.
Американцы хотят заполучить не только спектакли Ратманского. За пять лет, проведенных у руля в Большом, он гармонично разбавил веками устаканившийся репертуар зарубежной классикой, привлек новых хореографов, показал уровень современных технологий, пригласив танцовщиков-звезд и педагогов из-за рубежа, и выдвинул молодое поколение артистов. Благодаря этому акции москвичей стремительно взлетели на международном гастрольном рынке.

Вместе с тем новаторство в системе координат Ратманского мирно уживается с пиететом перед традициями. Программа из трех балетов, которую он выпускает напоследок, объединяет все аспекты его деятельности на посту худрука в эффектном многочасовом зрелище.

Оно открывается роскошным гран-па из старинной «Пахиты» Петипа. И это одновременно дань классической выучке Большого и интерес к научной реставрации старинных спектаклей — одной из самых актуальных тенденций современного балетного театра. Завершает программу недавно обновленная версия величественной «Симфонии до мажор» Баланчина, которая отвечает за освоение шедевров западного наследия.

Между двумя патентованными шедеврами Ратманский поставил свои «Русские сезоны» на музыку Леонида Десятникова. Искривляя линию исторического развития хореографии, он, вероятно, ориентировался на традиционные интересы московской публики, обычно предпочитающей многофигурный пачечный балет с диадемами любому другому типу зрелища. Однако Ратманский недооценил собственные усилия по воспитанию нового зрителя: его имя привлекает в Большой тех, кто обычно ни ногой на старую классику, и градус накала зрительного зала после «Русских сезонов» резко упал на баланчинской «Симфонии» — она была исполнена с энтузиазмом, но личных амбиций солистов в ней было больше, чем самоотверженности перед хореографом.

Живого диалога с классикой не хватило и «Пахите» — тщательно восстановленная Юрием Бурлакой, который и сменит на посту худрука Ратманского, она все же выглядела традиционным парадом-алле балерин.

Совсем иначе выглядели те же самые артисты в «Русских сезонах». Их мировая премьера состоялась два года назад в New York City Ballet, именно ее оглушительный успех сделал хореографа желанной фигурой ведущих балетных компаний Америки. Однако в Большом балет исполнили так, будто Ратманский предназначал его для этой труппы. В этом ансамбле почти не заметно расслоения на премьеров и кордебалетных девочек и мальчиков, нет битвы за самый высокий прыжок и самые звонкие заноски. Двенадцать танцовщиков подчинены единой идее, и хореография «Сезонов» достойна того самозабвения, с которым бросаются в нее Светлана Захарова, Наталья Осипова, Екатерина Шипулина, Екатерина Крысанова, Андрей Меркурьев, Денис Савин, Вячеслав Лопатин, Игорь Цвирко (не менее интересен и, пожалуй, даже более спаян второй, «молодежный» состав исполнителей).

Единение композитора и хореографа выглядит идеальным — проникновенной, порой трагичной, но не лишенной изящества и тонкого юмора музыке соответствует композиционно прихотливый танцевальный рисунок, в котором «голоса» исполнителей образуют причудливые сочетания, завершающиеся редкой по красоте мизансценой. Таким же совершенным жестом выглядит и новая программа. И как мастер хореографии, в ней Ратманский предусмотрел воздух для дальнейшего совершенствования.

Три дома на вечер зовут
Ближайшей премьерой Ратманского станет «Конек-горбунок» в Мариинском театре. Потом он выпустит «Русские сезоны» в Балете Сан-Франциско. А в июне его первый спектакль в American Ballet Theatre – «На Днепре» на музыку Прокофьева.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 17, 2008 10:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008111705
Тема| Балет, БТ, Премьера, «Русские сезоны», «Пахита»
Авторы| Седов Ярослав
Заголовок| СВАДЬБА С ПРИДАНЫМ //
БОЛЬШОЙ ВЕРНУЛ В РЕПЕРТУАР ДИВЕРТИСМЕНТ ИЗ БАЛЕТА "ПАХИТА"

Где опубликовано| "Труд" № №217
Дата публикации| 20081117
Ссылка| http://www.trud.ru/issue/article.php?id=200811172171901
Аннотация|



В Большом театре России состоялась первая балетная премьера нынешнего сезона. После долгого перерыва в репертуар возвращен шедевр Мариуса Петипа - дивертисмент классических танцев из балета "Пахита".

Сюжет "Пахиты" заимствован из новеллы Сервантеса "Цыганочка" и повествует об одноименной красавице-плясунье, не подозревающей о том, что она дочь знатных родителей, похищенная в детстве цыганами. В ходе приключений она обретает и родителей, и жениха - влюбленного в нее офицера. Действие заканчивается счастливой свадьбой, для которой Петипа в 1881 году поставил роскошное классическое Гран-па в испанском духе.

Свадьба затмила предысторию. Гран-па стали исполнять отдельно, в один вечер с концертной программой или одноактными постановками, воспринимая как парадный портрет Русского императорского балета.

Юрий Бурлака, инициатор нынешнего возобновления, подчеркнул намерение вернуть шедевру изначальный смысл. "Несмотря ни на что, Гран-па сохраняет черты свадебной сцены, венчающей действие, - написал он в буклете спектакля. - В большом адажио прекрасные дамы, лучшие из лучших, выстраиваются в диагональ, вдоль которой проходит кавалер, выбирая именно ту, которая ему по сердцу".

К счастью, в труппе нынешнего Большого много прекрасных дам, блестяще танцующих виртуозные соло. Бурлака постарался восстановить традицию, согласно которой главную балерину, в роли которой на премьере выступила Надежда Грачева, окружают коллеги, равные ей по рангу и положению в труппе. Ее партнером был элегантный Руслан Скворцов. Трио солистов с шармом исполнили Елена Андриенко, Анастасия Горячева и Денис Медведев, а юные воспитанники Московской академии хореографии трогательно станцевали Дет-скую мазурку.

В придачу к испанской "свадьбе" Большой в этот же вечер исполняет "Русские сезоны" - одноактную композицию Алексея Ратманского, успешно поставленную в прошлом году в Америке на музыку одноименного сочинения Леонида Десятникова для скрипки, сопрано и струнного оркестра. В гротескных этюдах, соединяющих приемы в духе Матса Эка и неоклассики Джорджа Баланчина, тоже есть свадебный мотив - история невесты, не дождавшейся жениха с войны, пронзительно исполненная Светланой Захаровой.

Венчает программу "Симфония до мажор" Джорджа Баланчина - композиция строгих неоклассических танцев, образцом которой послужили хореографические ансамбли Мариуса Петипа, подобные главному герою вечера - Гран-па "Пахиты".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 17, 2008 11:05 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008111706
Тема| Балет, МТ, балет "Ла Скала", Персоналии, Махарбек Вазиев
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| В Милан по делу срочно //
Руководителем балета "Ла Скала" назначен Махарбек Вазиев
заведовавший труппой Мариинского театра
Где опубликовано| "Итоги" №47
Дата публикации| 20081117
Ссылка| http://www.itogi.ru/iskus/2008/47/134628.html
Аннотация|

Махарбек Вазиев долгое время пребывал в тени своего знаменитого шефа, руководителя Мариинского театра маэстро Валерия Гергиева. Кроме личных дирижерских заслуг Гергиеву принадлежат лавры лидера, который вывел свой театр на передовые мировые позиции. И это правда, но не вся. Важная часть уважающего себя оперного дома - балетная труппа, и на этом фланге у Гергиева был грамотный профессионал и преданный ему лично человек - Махарбек Вазиев. Блистательная часть гергиевской епархии - Мариинский балет обновился именно под руководством Вазиева. Воспитанник ленинградской школы и бывший солист Кировского балета, он стал шефом родной труппы с подачи Гергиева и данными ему правами-обязанностями распорядился очень достойно. Вазиев сумел сделать так, что смена поколений в труппе прошла безболезненно: и на место прежних звезд Kirov-ballet пришли нынешние во главе с триадой Ульяна Лопаткина - Диана Вишнёва - Светлана Захарова (одновременно поднять и развести в репертуаре трех таких харизматичных див смог бы не каждый), а знаменитый питерский кордебалет вновь стал неподражаем. Вазиев хорошо сориентировался на мировом балетном рынке и прислушался к дельным подсказкам по части художественной политики (кстати, его советник Павел Гершензон в результате кадровых перетрясок теперь тоже оказался вне театра). При Вазиеве Мариинский театр первым в России взял в афишу неоклассические шедевры Джорджа Баланчина, первым заманил на оригинальную постановку живого классика Джона Ноймайера и первым освоил сумасшедшие трудные балеты футуриста Уильяма Форсайта. Быстро набрал высоту фестиваль балета "Мариинский", собиравший в Петербург звезд ведущих театров и поклонников от Сиднея до Лондона. Театр первым вошел во вкус реконструкций старинных спектаклей, поставив "Спящую красавицу", "Баядерку", "Пробуждение Флоры". Словом, за тринадцать лет службы Махара Вазиева Мариинский балет стал таким, каким мы его сегодня знаем.

Вопрос в том, что вертикаль власти плохо терпит усиление автономий: коса на камень в отношениях Валерия Гергиева и Махарбека Вазиева находила и раньше. Темпераментные разборки на родном осетинском языке касались кадровой и художественной политики, и причина была очевидна: отвечая за решение сложнейших организационных и репертуарных проблем, Вазиев официально числился... заведующим труппой. То есть почти техперсоналом, балетным завскладом, что входило в явное противоречие со здравым смыслом. На правах художественного руководителя всего театра Гергиев директивно вмешивался в балетные дела. И, будучи искренне уверенным, что балет проще оперы (а опера проще симфонической музыки), маэстро не всегда верно выбирал приоритеты. В результате в афише появлялись вкусовые ляпы вроде нового декоративного "Щелкунчика" (в народной версии - "Шемякунчика"), публика недоумевала, а и без того сложный в управлении балетный люд ставил под сомнение полномочия своего шефа. Понятно, что ситуация должна была как-то разрешиться. Вазиев подал заявление об уходе накануне важных гастролей, Гергиев его не подписал, но положил в стол, назначив исполнять обязанности завтруппой штатного балетного педагога. Поскольку подписанного Гергиевым заявления никто так и не видел (а вывешивать такого рода приказы для всеобщего обозрения в театрах принято), можно догадываться, что расставание было болезненным для обеих сторон и сжигать все мосты не хотелось. Последствия Москва могла наблюдать на балетных концертах последнего Пасхального фестиваля - знаменитую труппу было не узнать.

И хотя репутацию театра парой неудачных концертов не испортить, но все же… Если балет Мариинки утвердился в звездном статусе, значит ли это, что мавр сделал свое дело и его надо "уйти"? Если маэстро Гергиев совмещает позиции маэстро и директора, значит ли это, что и в балетном цехе нельзя допускать самоуправления? Нет и нет. Как и вся труппа Мариинского театра, балет сейчас ожидает закрытия основной сцены, а это сильнейший стресс и в более мягкие времена, не подогретые сводками о кризисе. Как бы ни старалось руководство театра уверить публику, что художественный уровень и статус труппы не изменятся (хоть обещания и подкрепляются поиском альтернативных сцен), верится в это с трудом. Практика показывает, что лучшие силы обычно разбегаются в поисках лучших условий, а остальные тихо пережидают, оставив заботы о качестве спектаклей на потом. Расставаться в этот момент с успешным балетным менеджером очень рискованно. Тем более что бывший артист балета Вазиев на своем поле такой же уникум, как Гергиев - на своем. И тем более что профессионалы такого класса тут же приходятся ко двору в конкурирующем театре. Поговаривали, что в Большом. Оказалось - в "Ла Скала".

Из всей этой истории можно вывести две морали. Во-первых, привычно грустная, об отсутствии пророков в своем отечестве. А во-вторых, отчасти позитивная: при любых кризисах в любых сферах скорее разрушаются институты, чем специалист. Даже оставшись без родного театра, без дела он точно не останется.

P. S. По информации "Итогов", в Милане Махарбеку Вазиеву дан полный карт-бланш и по формированию афиши, и по распределению составов. Вопреки бытующей в российской прессе информации, его уже представили труппе и к работе он приступит 16 января.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 17, 2008 11:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008111707
Тема| Балет, "Короли танца" в Новосибирске, Персоналии, Николай Цискаридзе
Авторы| Анна БРЫГИНА
Заголовок| Николай Цискаридзе: Короли бывают разные
Где опубликовано| "Вечерний Новосибирск"
Дата публикации| 20081115
Ссылка| http://vn.ru/15.11.2008/culture/95566/
Аннотация|

Альфа-Банк отпраздновал юбилей — десять лет работы в Новосибирске, в честь этого события Альфа-банком, совместно с гастрольным агентством «Театр для себя», в Новосибирском государственном академическом театре оперы и балета, был представлен проект «Короли танца».

Короли бывают разные. Есть короли, которые управляют государством, а есть «Короли танца». Иногда их даже можно увидеть на сцене. Например, на сцене оперного театра, когда они танцуют свою волшебную сказку. Сказку о загадочной стране, в которой четыре короля — лучшие танцоры из четырех стран — вполне уживаются между собой. И один из них — Николай Цискаридзе.

На вечерней пресс-конференции в ресторане «Империал» — много журналистов, и даже не все успели задать свои вопросы.

— Николай, считаете ли вы себя королем танца?

— Мы долго думали, как нам назвать весь этот проект, чтобы красиво звучало на всех иностранных языках. Но каждый из нас на своем уровне действительно, король. В этом названии уживаются и юмор, и суть. В принципе, выходя на сцену, любой танцор должен чувствовать себя королем, даже если он танцует, как лошара… К счастью, нас это не касается. Но всегда нужно помнить фразу: «Король умер, да здравствует король»…

— Как несколько королей могут уживаться друг с другом?

— В 2003 году на сцене парижской оперы я получил серьезную травму, но мое возвращение на сцену совпало с началом разработки проекта «Короли танца». В американской гостинице мы жили очень обособленно друг от друга и почти не общались между собой. Первое время нам было сложно танцевать вместе, ведь каждый из нас приехал из своего города, со своими амбициями. Но мы прыгаем все вместе, и никто не может прыгнуть выше другого. Это было определенное испытание, но сложилось все удачно. Амбиции прекрасны, когда они идут на пользу делу.

— Разные балетные школы, разная подготовка… Как вы нашли общий язык?

— Вы знаете, в Москве танцуют совсем по-другому, чем в Питере, один театр отличается от другого, но, наоборот, таким миксом можно добиться интересных творческих результатов. Мы учимся друг у друга, обмениваемся опытом. И все же… школа балета одна — французская, может быть еще — итальянская. С этим танцем нас везде принимали по-разному. Где-то «на ура», а в Перми, например, немного прохладно. Нас спрашивали: «Как можно убивать свою ученицу, пусть даже всего лишь образно?»

(Для справки. В 1963 году Флеминг Флиндт, руководитель Датского королевского балета, поставил «Урок» на музыку Жоржа Делерю по пьесе Эжена Ионеско. Эта пьеса о том, как к педагогу домой приходит самоуверенная ученица, и в процессе занятий доведенный до бешенства учитель отправляет ее на тот свет. Убивает ее за то, что она бездарна и ленива, и при этом посмела посягнуть на самое святое — балет.)

— У вас есть роль, о которой вы мечтаете?

— Пожалуй, кроме рожающей женщины, я сыграл все. А если я о чем-то и мечтаю, то предпочту не говорить об этом вслух, потому что заметил, что озвученная мечта почему-то потом никогда не сбывается. Хочу сказать, что талантливых хореографов в нашей стране крайне мало, многим хочется идти по проторенному пути, что уже придумано задолго до их рождения, ведь это беспроигрышный вариант. Сейчас существуют и при этом хорошо зарабатывают деньги либо удачливые плагиатчики, либо дельцы.

— Что значат для вас словосочетания «российский балет», «российская балетная школа»?

— Я очень люблю нашу родину, я много езжу по миру, и в какой-то момент понял, что летать в разные страны и совсем не знать Россию — глупо. Когда мы приехали в Пермь, всех иностранцев повезли показывать достопримечательности города, и женщина-гид сказала им: «Посмотрите, вот по этой дороге угоняли в Сибирь…» После этой прогулки один иностранец подошел ко мне и тревожно спросил: «Николай, зачем нам показали эту дорогу, ведь мы не для этого сюда приехали?» А когда мы долго летели на самолете в Новосибирск, я вдруг подумал: «А ведь это всего лишь половина нашей страны!»

— Как у вас происходит адаптация к новой сцене?

— Неприятно. Я не слишком люблю танцевать на чужих сценах.

— Если бы не балет, чем вы занимались бы?

— Странный вопрос. Это моя жизнь, и она не могла быть другой. Я не хочу повторить ни одного дня своей жизни, ни хорошего, ни плохого.

— А вы сами хотели бы выступить в ледовом шоу?

— Я много раз отвечал на этот вопрос, но отвечу опять: хотел бы, но мне нельзя пока кататься на льду. Возможно, когда-нибудь потом.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 17, 2008 12:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008111708
Тема| Балет, БТ, Премьера, «Русские сезоны», «Пахита»
Авторы| МАЙЯ КРЫЛОВА, ФОТО: ИТАР-ТАСС
Заголовок| Авангард поверх сарафана
Где опубликовано| "«Газета.Ru»
Дата публикации| 20081117
Ссылка| http://www.gazeta.ru/culture/2008/11/17/a_2885838.shtml
Аннотация|


Премьерой Большой театр объял три века танца. «Тройчатка» одноактных балетов собрана из гран-па балета «Пахита» XIX века, «Симфонии до мажор», сочиненной в послевоенной Европе, и «Русских сезонов», поставленных несколько лет назад. Вечер похож на современную абстрактную живопись, обрамленную двойной витиеватой рамой.

Старинный спектакль «Пахита» большевики запретили показывать в 1919 году как феодальный пережиток, и он канул в Лету, но гран-па из балета в постановке Мариуса Петипа как самостоятельный номер сохранился, впитав в себя вариации из других балетов и вставки возобновителей. Автор новой редакции, грядущий худрук балета ГАБТа Юрий Бурлака тоже взялся за восстановление, но захотел придать гран-па приближенный к оригиналу вид. Под оригиналом автор, изучивший хранящиеся в Гарварде записи текстов Петипа, подразумевает разумный компромисс. К примеру, костюмы восстановлены в старинном покрое и цвете, но сшиты из современных легких тканей. Декорации сделаны под дворец в барочном стиле «с перспективой». Вариации танцовщиц числом одиннадцать на музыку семи композиторов розданы примам Большого, в каждом спектакле их, вариаций, показывается семь – по выбору балерин.


Бурлака – толковый архивариус, не любящий глотать пыль веков ради вкуса самой пыли.


Он рассудил, что коли гран-па на сегодняшний день – исторически сложившийся пазл из опусов Петипа, то так тому и быть. Смотрите, зрители, прекрасную эклектику, групповой портрет русского императорского балета, и восхищайтесь. Постановщик, знаток старины, усложняет задачу артистам, чтоб жизнь им медом не казалась: в тексте много любимых в XIX веке мелких «заносок» ногами. Мужская вариация солиста взята из советских времен, потому что во времена «Пахиты» премьеры не столько танцевали, сколько красиво ходили, а сегодня без «выходной арии» солиста ну никак нельзя. Эта «ария» – несущая стена великолепной конструкции из дуэта прима-балерины с партнером, россыпи лукавых солисток и танцевального щебета канканирующих корифеек. Плюс детская мазурка и па-де-труа танцовщика с двумя подружками, оставшееся от первого действия балета.


Получился роскошный цветник, правда, некоторые растения в нем увяли.


Имеются в виду исполнители, которые далеки от парадности. Например, ученики столичной Академии хореографии в мазурке – зажатые, невнятно танцующие. Или грузно двигающаяся Надежда Грачева – маститая премьерша театра. Вообще «Пахита» – это такое танцующее яйцо Фаберже. Тут нужен благородный, а не выданный некоторыми купеческий шик. Сказанное не касается лучших – Екатерины Шипулиной, Дениса Медведева, Анастасии Горячевой и Екатерины Крысановой.

«Симфонию до мажор» подробно рецензировать не стоит: этот балет для ГАБТа не премьерный, он был поставлен несколько лет назад, то выпадал из афиши, то в нее возвращался. Но стоит сказать, что юношеская симфония Бизе вдохновила американского гения хореографии Джорджа Баланчина на «бессюжетный» опус в четырех частях для 48 артистов, которые, взятые вместе, организуются в дивный «Хрустальный дворец» (первое название балета). Российские исполнители считают, что танцевать Баланчина в принципе нетрудно: и у Петипа нашего классические па, и у вашего «мистера Би» тоже, даром что он родом из Петербурга.


Но тут зарыта большая собака.


Баланчин придумывал классический танец с учетом искусов XX века. В его скоростных балетах прежние па «переночевали» с синкопами, контрастными ракурсами, особой четкостью артикуляции пластического текста и отклонением тела от вертикальной оси. Но это богатство московские артисты игнорируют. Баланчин у них получается утяжеленный, смазанный, потерявший многие важные детали. Какой уж тут хрусталь! В лучшем случае богемское стекло.


«Русские сезоны» Алексея Ратманского стали главным украшением вечера.


Партитура Леонида Десятникова подсказывает, как ставить балет: композитор берет за основу фольклор, но препарирует его для нефольклорных музыкальных инструментов и оперного голоса. Это ясная отсылка к всемирности. А тут еще название, в котором «Времена года» подразумеваются и в кавычках, как принятые в европейской музыке со времен Вивальди концерты, и без кавычек – как календарные периоды. Десятников, соединяя «прекрасно корявые» народные песни с европейским минимализмом, отголосками джаза и традициями Стравинского, назвал такое столкновение «сверхсюжетом» «Русских сезонов». Постановщик суть дела уловил отлично и этот «сверхсюжет» и выставил.


Хореограф, которого привыкли считать завзятым космополитом, показал себя тонким исследователем загадочной славянской души.


Персонажи балета, сентиментальные и героичные одновременно, состоят из шести пар солистов, распределенных по цветам этнографически нейтральных костюмов: дуэт в желтом, в красном, в зеленом… В «Пахите» создан образ кокетливой дамы, у Баланчина – сексапильной женщины, Ратманский же лепит портреты замечательных баб. И петрушек-кавалеров, причем неясно, кто это – настоящие мужчины или недотепы-ангелы. Чередуя тоску с весельем, народное гулянье с плачами, хореограф сочинил соло, дуэты и ансамбли, которые балансируют на стыке пафоса с юмором, а эмоционально в точности соответствуют пословице «долго запрягает, но быстро едет».

Балет был поставлен впервые в нью-йоркской труппе, американцы станцевали его здорово, но по-иному, не так истово и не так «повествовательно», как наши солисты.


Парадокс, но труппа Большого, которая любит разглагольствовать о классике как начале и конце всего, что им стоит танцевать, исполнила эту самую классику хуже, чем «продвинутый» опус хореографа, смело комбинирующего классику, модерн-данс и элементы народных плясок.


Уловив глубинную музыкальность Ратманского (в этом качестве он не уступает и великому Баланчину), прима Большого Светлана Захарова превзошла сама себя, продемонстрировав не только Богом данные изумительные линии тела, но и нешуточную способность к танцевальным «рыданиям» – под одинокую скрипку. Наталья Осипова ловко соединила академические па с неистовым «деревенским» темпераментом и «простонародными» движениями кистей, адекватными выдохам «ааххх» у солирующего сопрано. Поразил координацией Андрей Меркурьев. Да и другие участники спектакля-ансамбля танцевали как в последний раз – жаль, что перечислить всех виртуозов переливчатых эмоций нет возможности.

А что балет похож на колье авангардного дизайна, надетое поверх русского сарафана, так это, во-первых, модно, лучшие женщины так одеваются, а вторых, свидетельствует о хорошем душевном здоровье хореографа. Ратманский – на свой манер, конечно – внес вклад в обуревающий страну поиск национальной идентичности. Похоже, он нашел идеальный вариант. Сегодня идентичность или превращается в злобно оскаленное рыло, или должна быть именно такой – задумчивой и ироничной.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 17, 2008 1:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008111709
Тема| Балет, БТ, Премьера, «Русские сезоны», «Пахита»
Авторы| Ярослав Седов
Заголовок| Танцуют все //
В Большом театре прошла первая балетная премьера сезона

Где опубликовано| "Российская газета" - Центральный выпуск №4792
Дата публикации| 20081117
Ссылка| http://www.rg.ru/2008/11/17/teatr.html
Аннотация|

Первой балетной премьерой Большого театра России стал вечер одноактных композиций, где были представлены две "свадьбы": счастливая испанская и несостоявшаяся русская.


Для контраста классические композиции были оттенены фантазией Алексея Ратманского на музыку "Русских сезонов" Леонида Десятникова. Фото: Юсупов Дамир

Главной частью программы стало возобновление шедевра Мариуса Петипа - Grand pas из балета "Пахита", не исполнявшегося в Большом более десятка лет. Великий хореограф Мариус Петипа, за полвека своей работы в Петербурге создавший все то, что теперь именуют "русским классическим балетом", в молодости был страстным поклонником и знатоком испанских танцев. Его личные пристрастия удачно совпадали с модой: романтические образы испанцев - неотъемлемая часть художественной и светской жизни Европы и России XIX века. Среди популярнейших спектаклей своего времени на испанскую тему был и балет "Пахита", шедший в Парижской опере и перенесенный Мариусом Петипа в Петербург.

Сюжет "Пахиты" создан по мотивам новеллы Сервантеса "Цыганочка". Он повествует о приключениях юной танцовщицы, в детстве похищенной цыганами и кочующей с табором, но в итоге обретающей и родителей, и жениха. Действие заканчивается счастливой свадьбой, для которой Петипа в 1881 году поставил роскошное классическое Grand pas в испанском духе, включавшее дуэт и соло главных героев, обрамленное танцами солисток и кордебалета.

Свадьба оказалась столь ослепительной, что затмила предысторию. Grand pas оказалось самодостаточным, и его стали охотно исполнять как одноактный балет.

Юрий Бурлака, инициатор нынешнего возобновления, подчерк нул намерение вернуть шедевру изначальный смысл. "Несмотря ни на что, Grand pas сохраняет черты свадебной сцены, венчающей действие, - написал он в буклете спектакля. - В Большом адажио прекрасные дамы, лучшие из лучших, выстраиваются в диагональ, вдоль которой проходит кавалер, выбирая именно ту, которая ему по сердцу".

Главные партии на премьере исполнили Надежда Грачева, блеснувшая усложненной комбинацией фуэте, и Руслан Скворцов, державшийся с достоинством благородного офицера, каковым и был, согласно сюжету "Пахиты", его герой. Виртуозные соло исполнили Екатерина Шипулина, Мария Александрова, Марианна Рыжкина и другие примадонны труппы. Кроме того, Бурлака включил в композицию Grand pas и другие классические номера "Пахиты": Трио солистов в исполнении Елены Андриенко, Анастасии Горячевой и Дениса Медведева, а также Детскую мазурку, в которой выступили юные воспитанники Московской академии хореографии.

Программу вечера дополнила "Симфония до мажор" Джорджа Баланчина, созданная по образцу монументальных классических ансамблей Петипа, подобных Grand pas из "Пахиты". А для контраста классические композиции были оттенены фантазией Алексея Ратманского на музыку "Русских сезонов" Леонида Десятникова. В 2000 году композитор сделал для Гидона Кремера и его оркестра "КРЕМЕРата Балтика" переложение записей и расшифровок народного пения, опубликованных в книге Е. Н. Разумовской "Традиционная музыка Русского Поозерья" (районы Псковской, Смоленской и Тверской областей). В том же году Кремер успешно исполнил эту композицию в Швейцарии.

В прошлом году Ратманский дополнил песни пластическими иллюстрациями, передающими не обряды, а гротескно утрированные внешние черты типажей участников этих обрядов. Композиция была поставлена по заказу New York City Ballet как один из номеров программы, подготовленной хореографами разных стран для праздничного вечера труппы. После успешной американской премьеры ее уже видели и европейские зрители, а теперь очередь дошла до москвичей.

В центре внимания - два женских образа. Темпераментную крестьянку в духе героинь балетов Матса Эка в разных составах исполняют Наталья Осипова и Анастасия Меськова. А в роли трагической невесты, не дождавшейся жениха с войны, выступают Светлана Захарова и Екатерина Шипулина.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 17, 2008 3:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008111710
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, Никита Александрович Долгушин
Авторы| Беседовала Марианна ДИМАНТ. Фото Натальи ЧАЙКИ
Заголовок| Юбилей Никиты Долгушина //
Я тесно знаком с «Жизелью» 50 лет

Где опубликовано| "Вечерний Петербург"
Дата публикации| 20081107
Ссылка| http://www.vppress.ru/news/2008/11/07/2604/
Аннотация|

8 ноября в Михайловском театре - двойной юбилей. Исполняется 175 лет самому театру. И 70 лет Никите Александровичу Долгушину - замечательному танцовщику, хореографу, педагогу, остроумному мыслителю об искусстве и элегантному собеседнику.



С Жизелью тесно знаком 50 лет

- Никита Александрович, разрешите поздравить вас с большой датой...

- Благодарю вас. Я люблю говорить, что мне всего лишь 120: 70 по паспорту плюс 50 в профессии...

- А когда вы, простите, закончили танцевать?

- Десять лет назад - я тогда станцевал два юбилейных спектакля. В том числе «Жизель».

- Рассказывают, что вы тогда сделали 64 антрашасиса в коде...

- Ну если строго - 48. Но и это немало.

- «Жизель», насколько я знаю, сопровождает вас всю жизнь...

- Я с нею тесно знаком 50 лет. Прямо как генерал Игнатьев: «50 лет в строю»! И до сих пор копаюсь, ищу... Помню, как в 1958-м мы с Наташей Макаровой готовили для выпускного вечера па-де-де из второго акта «Жизели» и сделали арабески чуть более протяженными. Нас вызвали на ковер, отругали и потребовали неукоснительного воспроизведения традиционного текста. Мы, конечно, дали честное пионерское, но на выступлении все-таки выполнили то, что задумали. И это вдруг так понравилось, что, во-первых, нас не осудили - как победителей, а во-вторых, этот вариант стал чуть ли не каноническим.

- Сейчас многие меняют хореографический текст очень активно - и ничего...

- Это другое. Теперь - действительно всё кроят и перекраивают кто во что горазд. И только ради внешних эффектов. Надо не надо - долбают себе кабриоли... А я так скажу: в «Дон Кихоте» долбай, а в «Жизели» не смей! У каждого движения есть свой смысл и своя уместность или неуместность. Ну не должен Альберт у могилы выделывать гран-пируэты! Это движение радости...
принц - тоже человек

- Почему вам так хотелось танцевать Альберта?

- Потому что это человек, понимаете?

- Но ведь не очень хороший?

- Ну да, не очень... А Зигфрид? Он что, хороший? Что же в нем хорошего, если он предал любовь свою, изменил ей на глазах у всех, среди этих факелов пылающих?.. Правда, он потом покаялся, но как-то без толку - все равно их всех потом Ротбарт уморил. А Дезире - вообще ничтожество! Ходит, понимаете, держась за юбку Феи Сирени, а она его по развалинам таскает и шпагу подкладывает, чтобы он помахался с Феей Карабос...

- Можно ли всерьез говорить о психологии балетных принцев?

- Совсем всерьез, пожалуй, нельзя. Но все-таки из каждого такого несмышленыша можно попытаться сделать интересную личность. Я поставил в Консерватории «Лебединое озеро», где сделал главным действующим лицом Зигфрида - не поменяв при этом ни либретто, ни хореографию. Ведь обычно он подставуха какая-то под балерину (как, впрочем, и все другие принцы). Вот вы приходите на дежурный спектакль «Лебединое озеро» и умираете от скуки, хотя Зигфрид навертит вам пируэтов и прочего. Чаще всего бывает, что танцуют ни про что - механически воспроизводят набор классических движений. А у меня Зигфрид - характер, и мальчишки просто рвались его танцевать.

Ноги поднимать - еще не все

- Это что, всегда так в балете было - техничность стремилась вытеснить искусство?

- В 60-х я танцевал с Аллой Шелест. У нее были сложные ноги, не очень хорошая фигура. Фуэте она не вертела, туры по кругу не делала... Впрочем, это было не важно. Она создала себя сама - и всё появилось, в том числе видимость легких ног. Она была изумительна!

С ней бывало трудно - с ее требовательностью, жесткостью правил, своеобразием жизненной философии. Она была - страшно сказать! - человеком необаятельным. Но такой силы, такого профессионализма и вместе с тем такой содержательности, что хотелось упасть перед ней на колени.

- Молодые балетоманы сетуют, что кинокадры с былыми исполнителями им трудно смотреть...

- Не только балетоманы, но и исполнители из молодых. Они позволяют себе в голос смеяться над Чабукиани, над Дудинской, над Улановой... Конечно, Дудинская поднимала ногу всего лишь на 95 градусов. Но как музыкально и в каких темпах! А эта смеющаяся над стариками молодежь не может попасть в нужный темп - «сделайте мне помедленней»... Зато ноги дерут максимально, при каждом удобном случае. И даже неудобном.

А в балете можно улучшать движение качественно, вычищать его, не завышая, допустим, ноги, потому что иногда это противоречит смыслу образа и архитектонике позы. Осипенко в «Клеопатре» поднимала ногу на 135 градусов, но как это было красиво! - вам казалось, что вы видите волны Нила, лепестки Сахары, какие-то иероглифы...

- «Лепестки Сахары» - это звучит таинственно...

- Вот. А теперь все по полкам разложено, все грамотно, а искусство ушло. Ушла искренность, ушла спонтанность, случайность... Нет, не совсем случайность, а «как бы» - понимаете? У Улановой все случайности были продуманы! Эти движения плечиками... Она из спектакля в спектакль идеально повторяла эти как бы случайные вещи, и вы верили, что она делает это впервые.

- А Макарова? Она тоже была спонтанной?

- Да, она была уникально непредсказуема. В нашем дуэте я всегда был стороной рациональной, а она - абсолютно спонтанной. Мы могли договориться, что она бежит влево, а она вдруг бежала в противоположную сторону... И мне приходилось ее перехватывать. Партнерство наше она ценила. Хотя своей неукоснительностью и рационализмом я ее и раздражал.

Математика и музыка

- Вас называют самым интеллектуальным танцовщиком...

- Ой, и не говорите... Притча во языцех...

У меня отец был математик. А мать - замечательная оперная певица, пела в провинции... На сцене я ее не застал - нас разметала война, и познакомился я с мамой только в 6 лет. Она вернулась в Ленинград из Перми в 1944-м, и я ее долго называл на «вы»...

- А вы где были в войну?

- Всю блокаду пробыл в Ленинграде, с бабушкой, теткой и сестрой. Я под столом сидел - под столом было не страшно. Там я без конца перелистывал «Фауста» Гете - читать в три года еще не получалось, но я вглядывался. Не только в картинки, но и в графику строк, в слова. И кажется, угадывал - какую-то будущую пластику, будущую музыку...

- Когда же музыка и пластика начали становиться для вас реальностью?

- Я и в детском саду танцевал, и в пионерских лагерях. Даже ставил там что-то... Видел в детстве два балетных спектакля, «Дон Кихота» и «Спящую», поразивших меня сперва не танцами, а духом театральности - декорациями, костюмами... Родители эту мою склонность не одобряли - наверное, хотели для меня какой-то более прочной профессии. И, как я узнал впоследствии, даже договаривались с руководством Вагановского, чтобы на вступительных экзаменах меня завалили.

- Но вы не завалились...

- Помню, как один из членов комиссии сказал: «Ой, смотрите, какие мужские ноги! Какие настоящие мужские ноги!» А я-то и не знал, что у меня настоящие мужские ноги, - откуда мне было знать?

- Такие ноги - это что, необходимое условие успеха?

- Знаете, в 1963-м я работал по контракту в Австралии - был приглашен солистом в только что созданный Австралийский балет. И встретился там с Эриком Бруном, знаменитым датчанином, тоже приглашенным. Так у него ножки были тоненькие-тоненькие. Но силы при этом совершенно необычайной. Он их развил специальным экзерсисом, по старинной датской методе, идущей еще от Бурнонвиля.

Поразмыслив, приземляюсь

- Вы трудолюбивый человек?

- Не ленивый во всяком случае. Мама всегда говорила: «Лень - мать всех пороков. Именно то, что тебе не хочется делать, делай обязательно». Я очень хорошо знал - по своим уродским ногам, может быть, - что если пропущу урок, то будет...

- Постойте, у вас же, как только что было сказано, красивые мужские ноги...

- А потом мне стали внушать, что для классических танцев мои ноги не годятся - сухие, неправильные, не оттуда растут и все такое прочее... И, вы знаете, нет худа без добра - я стал свои ноги делать, или, как у нас принято выражаться, выдавливать их. И пришел к тому, что они стали как бы мягкие, как бы способные.

- Никита Александрович, откройте мне, пожалуйста, напоследок тайну «баллона» - когда танцовщик надолго зависает над сценой, это нам кажется или он на самом деле?..

- Конечно, это природное. И конечно, очень часто это иллюзия. Чабукиани не обладал высоким прыжком, но вам казалось, что он парит в воздухе, как орел или, там, сокол. Когда Каплана спрашивали: «Как это у вас, Семен Соломонович, получаются такие чистые воздушные двойные туры?» - он преспокойно разъяснял: «Ну, это очень просто. Я подпрыгиваю вверх, потом пару раз поворачиваюсь и потом, поразмыслив, приземляюсь».

Кажется... не кажется... Главное, чтобы зритель почувствовал и пережил эту высоту и легкость, ощутил, что он так не может, но что мы не бравируем своим уменьем, а просто открываем ему возможность тоже прикоснуться... ой, сейчас скажу страшную вещь... к совершенному, к божественному.

Досье

Никита Долгушин родился 8 ноября 1938 года в Ленинграде в творческой семье: его мать, Вера Ивановна, была артисткой Горьковской оперы. Знакомство с театром произошло в школьные годы.

Окончив в 1950 году четвертый класс, он решил поступать в хореографическое училище. 3 июля 1959 года, еще не окончив училище, он исполнил свою первую сольную партию - Сатира в балете «Спартак». Однако началом карьеры Никиты Долгушина все же стала «Жизель», выпускной спектакль Ленинградского хореографического училища. Он танцевал партию Альберта с первой своей партнершей Натальей Макаровой.

Два сезона он танцевал разные партии в балетных постановках Кировского театра, однако здесь не сумел найти себя и уехал в Новосибирск.

В 1966 - 1968 годах Никита Долгушин, оставив Новосибирский театр, работал в коллективе Игоря Моисеева «Молодой балет», после чего вернулся в Ленинград.

Возвращение этого талантливого танцовщика в Кировский театр так и не состоялось. Никите Александровичу предложили работу в Малом театре оперы и балета им. Мусоргского (ныне - Михайловском), с которым он с тех пор не расставался.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 17, 2008 4:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008111711
Тема| Балет, "Короли Танца" в Екатеринбурге, Персоналии,
Авторы| Дарья Воронина
Заголовок| Первый раз на пенсии Цискаридзе выступил в Екатеринбурге//
Артист прятался от публики и отказался разговаривать [видео и фото]

Где опубликовано| "Комсомольская правда"
Дата публикации| 20081117
Ссылка| http://kp.ru/daily/24198.5/404524/
Аннотация|

Видеосюжет (2:02): http://kp.ru/daily/24198.5/404524/

Короли танца приехали в Екатеринбург пятничным утром. Полет из Новосибирска был долгим и трудным. Самолет с командой из 15 танцоров останавливался в Тюмени на вынужденную дозаправку. В результате всемирно известные артисты балета очень устали, когда прибыли в столицу Урала, и даже отменили запланированную репетицию.

- За это мы подарили нашим звездам по русской матрешке. Как сувенир и в качестве компенсации за тяжелый полет, - рассказал нам продюсер проекта «Короли Танца» Сергей ДАНИЛЯН.

Вечером состоялась пресс-конференция с танцорами Хоакином Де Луцем, Дэвидом Холбенгом и Хосе-Мануэлем Карреньо. А вот Николай Цискаридзе предпочел остаться в номере, заявив организаторам, что слишком устал и не желает ни с кем разговаривать. Поговаривали, он избегает общения из-за своего недавнего выхода на пенсию: не хочет отвечать на вопросы.

Остальные танцовщики оказались более расположены. И даже по секрету распространялись, что они думают о самом Цискаридзе.

- Первое, что можно сказать нем - это его характер, - говорил о партнере Хоакин Де Луц, - Артист очень хорошо танцует, постоянно время работает. Когда ты его видишь, то кажется, что кулисы открываются, - объяснил Хоакин свое ощущение.


Николай Цискаридзе был, как всегда, великолепен.
Фото: Владимир АНДРЕЕВ


-Я увидел Николая, когда мне было 15, это было 11 лет назад, - вспоминал Дэвид Холбенг, - Он мэтр, он оказал на меня, если можно так сказать, отцовское влияние. Испытываю к нему уважение, и рад, что мы друзья.

- А еще у Николая просто замечательное чувство юмора, - добавил к сказанному Хосе-Мануэль Карреньо.

Выступление артистов прошло на ура. Особенно третье отделение, которое было посвящено сольным партиям артистов. Отделение закрыл Николай Цискаридзе с танцем «Кармен». Во время танца у него было несколько выходом. После первого ухода за кулисы, к сцене рванули поклонницы таланта. Охранники старательно вылавливали их, объясняя, что это, мол, еще не конец. Одну из поклонниц поймали уже у самого края сцены и увели в сторону.

Цискаридзе выходил под аплодисменты, улыбался и провоцировал публику хлопать еще сильнее. Зрители понимали его жесты, аплодисменты становились всё громче и громче, перерастали в овацию.

Когда занавес закрылся, Николай снова превратился в пенсионера-затворника. Он спрятался в гримерке и не выходил до последнего. Когда подошло время покидать театр, Цискаридзе оделся и закутался в женскую шаль. Видимо, думал, что его не узнают. Впрочем, на двухметровую «старушку» сложно было не обратить внимания: его и норовили сфотографировать. Но артист только отмахивался: - Ах, оставьте…

Фотогалерея: http://ural.kp.ru/photo/gallery/9234/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 17, 2008 5:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008111712
Тема| Балет, МТ, "Рубины", Персоналии, Диана Вишнева
Авторы| Юлия Яковлева
Заголовок| Яхонтовый мой
Где опубликовано| "Афиша"
Дата публикации| 20081112
Ссылка| http://www.afisha.ru/performance/73933/
Аннотация|

Если уж и выбирать из грядущих балетных событий, то пусть это будет Диана Вишнева в «Рубинах» — несомненно, самая интересная русская балерина в одной из своих самых несомненных ролей. Баланчин для граненых кристаллов сочинил такие танцы, что, в общем-то, себя подставил. Там, где у него задуманы секс, шик, джаз и рубиновые искры из-под ног, балерины морщат лоб с видом нелюбимой математички, у которой на глазах целого класса (вот радость-то!) не сходится дифференциальное уравнение. И малиновая улыбка, намертво приклеенная к позеленевшему лицу, придает этому угловатому скоростному марафону под музыку Стравинского сходство с американскими горками: словно бы девочка еще бодрится, но ее вот-вот стошнит. У тех, кто справляется на виражах, свои проблемы. Баланчин в «Рубинах» сочинял пуантовые танцы с видом на высоченные каблуки. То есть балерина должна танцевать так, будто она не балерина, а бродвейская дива. Будто бы она покачивает умопомрачительными бедрами (хотя никакого рельефа в ее фигуре нет вообще) — и нога аппетитно скользит и дразнит в вырезе длинного платья (хотя это всего лишь бордовая юбочка-оборочка прыгает и хлопает по тощим ляжкам). Так вот, честно ­учтя задачу, наши русские балерины с их прелестным воробьиным воображением начинают давать «секс». Это настолько off-off Бродвей, что упирается уже в «Служебный роман»: «Людмила Прокофьевна, что вы виляете бедрами, как непристойная женщина». Справедливости ради надо признать, что в «Рубинах» и «Драгоценностях», вообще, (то есть «Изумрудах» и «Бриллиантах» также) Баланчин проложил рисунок танца по опасно тонкой грани. Этот балет очень трудно танцевать, но очень легко станцевать вульгарно.

Так что сходите — Диана Вишнева в «Рубинах» беспроигрышна. Добавлю: сейчас беспроигрышна. Она танцевала эту партию еще на премьере, и, признаться, стартовала с заниженной позиции: не Людмила Прокофьевна Калугина, изображающая походку от бедра, конечно, но эдакая недо-Кармен. Но с тех пор Вишнева двигается по профессиональной восходящей. И не думайте, что это так уж естественно и само собой разумеется: например, вторая дива той премьеры — Ульяна «Бриллиант» Лопаткина — последние пять лет печатает высокоточные копии с самой себя.

Да что там! Мариинский балет уже сам не может себе этого позволить: двигаться. Посмотрите афишу на эти две недели. Она навариста. Она прекрасна. Почти каждый пункт вызывает слюноотделение. Рука тянется к кошельку, а туловище — к кассе. Покупать можно вслепую. И только тихий ужас мешает это сделать. Ведь именно так или примерно так балетная афиша Мариинского выглядела и пять лет назад. Вовсю бурили скважину им. Джорджа Баланчина; трепеща, предвкушали хореографию Форсайта; реставрировали классические шедевры. Все это было до краев полно энергичным будущим — и оттого особенно прекрасно. Так и хотелось остановить мгновение… И вот оно действительно стоит. Добро пожаловать в День сурка.

В этом году ушел со своего поста Махар Вазиев — он заведовал труппой почти десять лет. И многим, очевидно, не нравился. Но история балета любит не за простые человеческие качества. При нем были Баланчин, Форсайт, брат и сестра Нижинские, реконструкции академических шедевров. И уже ясно, что это была историческая эпоха — «при Вазиеве». Да, конечно, и «при Валерии Гергиеве» тоже, и Гергиев никуда не делся. Но только балет в Мариинском театре встал (не считать же творческой активностью назойливые опусы господина Шемякина). А балет ведь — как двухколесный велосипед: либо едет вперед, либо падает. Так что не упустите это мгновение, полюбуйтесь: остановилось, но еще не рухнуло.

«Драгоценности» (на музыку Форе, Стравинского, Чайковского).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 17, 2008 5:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008111713
Тема| Балет, БТ, "Русские сезоны", Персоналии,
Авторы| Юлия Яковлева
Заголовок| Из России с любовницей
Где опубликовано| "Афиша"
Дата публикации| 20081112
Ссылка| http://www.afisha.ru/performance/77609/review/252191/
Аннотация|

Все, что сочиняет Алексей Ратманский, вызывает «чувство живой радости». Обернитесь в зал, когда на премьере занавес поползет вверх, и вы заметите блаженно-идиотские улыбки предвкушения — вот что я имею в виду. От него всегда ждешь чего-то хорошего, как от иных хореографов не ждешь ничего. Не то чтобы он сочиняет стабильно хорошо, нет. Но даже его неудачи я бы назвала «все равно хорошо». Это просто его черта, как у кого-то, допустим, веснушки… Так вот, «Русские сезоны» Алексея Ратманского в Большом театре — это тот случай, когда от этого «хорошо» только грустнее.

Балет отличный. На музыку Леонида Десятникова, что для Ратманского не впервой. Чувство юмора у этих людей ­несколько разное, но скорость интеллекта сопоставима, как и блеск, и острота, и оплаченный перевес культурного багажа. В «Русских сезонах» все парни — в портах и рубахах, все девушки — в сарафанах, а каждое па докладывает: «И я, я тоже Ратманский!» Все это вместе превращается в оммаж русской теме дягилевского балета 1910-х. Вернее сказать, «некрасивому балету», изобретенному братом и сестрой Нижинскими: Вацлавом в «Весне священной», Брониславой в «Свадебке». Так уж, извините, само вышло, что попытки изобразить Русь средствами танца (косолапые ноги, ступни утюжком, наклоны туловища) явились антиматерией по отношению к обычному классическому балету с его культом вытянутых линий, вертикали, дисциплины, ясности… Мозг бедного Вацлава, выученного двигаться в Императорском театральном училище, эта ­антиматерия разнесла в ошметки. Но и цена такая уплачена не за пустяк. Весь модернистский балет ХХ века — продукт ядерного распада «Весны священной». Ратманский остроумно и кстати цитирует, обыгрывает Нижинских, хотя в «Русских сезонах» это скорее как если бы атомную энергию направили вертеть фигурку в музыкальной шкатулке. Думаете, я брюзжу? Наоборот! Поднимите руки, кто на «Весне священной» искренне наслаждался? Да никто — она размазывает по стенке. А вот «Русские сезоны» могут безопасно нравиться.

Но я о другом: есть ситуации, в которых даже гарантированно хорошие вещи не радуют. Например, сумка Birkin или платок Hermès, если то же самое муж подарил своей любовнице, — «Русские сезоны» Ратманский, вообще-то, ставил на сторону, для New York City Ballet. И даже хуже. Как если бы сначала — платок, а потом ушел к ней навсегда. 31 декабря истекает срок контракта Алексея Ратманского с Большим театром, где его так и не смогли полюбить: для любви спесивых примадонн хорошо сочинять балеты недостаточно. «Русские сезоны» — его последняя московская премьера в официальном статусе. За Ратманского передрались сразу два американских монстра — NYCB и American Ballet Theatre, исповедующие ­совершенно разную идеологию и для смеха еще и упершиеся лбами на одной площади. Победил АВТ. Ратманский с семьей переезжает в Нью-Йорк, Михаил Барышников уже выпил шампанского на приветственном банкете. К черту прима­донн — уж лучше хорошие балеты! Грустно, просто грустно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 17, 2008 6:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008111714
Тема| Балет, Фотография, Персоналии, Михаил Барышников
Авторы| Юлия Яковлева
Заголовок| Работа хореографа в фотографиях балетмейстера
Где опубликовано| "Афиша"
Дата публикации| 20081114
Ссылка| http://www.afisha.ru/exhibition/52616/
Аннотация|

«Merce My Way». Фотографии сценических работ хореографа Мерса Каннингема

Михаил Барышников — абсолютная вели­чина. А в мире, где так мало несомненного, это кое-что значит. Абсолютность и дала немыслимую биографическую пестроту. Кем он только не был! Что только не делал! Причем в Барышникове нет ничего изменчивого, ничего от артиста-протея. Это очень прямая, твердая человеческая порода, даже отчасти категоричная. Трудно представить границы, способные вместить столько; разве что личность уж очень крупная — у личности поменьше это привело бы к шизофрении.

И вот, представьте, столь беспрецедент­ная энергия нашла отверстие в мир столь узенькое: всего-навсего балет. Неудивительно, что Барышников всю жизнь делал что-то еще. Снимался в кино, выступал на Бродвее, выпускал парфюм. Фотографи­ровал, наконец. Причем снимать собствен­но танцы он начал сравнительно недавно. И уж точно не всякие. Не все подряд. Каннингем — это, безусловно, выбор.

Проще всего сказать, что Мерс Каннингем — гений, и точка. Но тогда придется объяснить, что в балете ХХ века как бы две системы «гениев». Почти как в современных шахматах или даже в боксе — чем­пионских версий. В одной на вершине сияют Джордж Баланчин и Морис Бежар. В другой — Каннингем, Марта Грэм и автор одного шедевра Вацлав Нижинский. Разницу проще всего описать так: первых лопают, давясь и облизывая пальцы. Что Каннингем — гений, тоже никто не спорит, но… «Еще добавки?» — «Спасибо, нет!» Гениев второй разновидности скорее вводят в организм. Малые и мельчайшие дозы чрезвычайно эффективны, не спорю. Без Каннингема с его ускольза­ющими вертикалями и Баланчин не был бы тем, что он есть. Но это «поэты для по­этов» — для хореографов. И совершенно точно — для самих танцовщиков. Пото­му что находиться внутри этого текста уж точно приятнее, чем снаружи. Танцевать — приятнее (назовем художественное переживание так), чем смотреть.

Барышников в этом случае — наш идеальный резидент в чужом стане. Он пропустил эту хореографию через свое тело и узнал о ней то, чего никогда не узнали бы мы в силу иначе устроенных органов восприятия. Об удовольствии трудного. О том, что у лекарственной настойки — изысканный букет. Но Барышников взял камеру и об этом рассказал.
_______________________________________________________
вт 18 ноября — сб 31 января

Галерея Победа
(495) 727 02 38, 4-й Сыромятнический пер., 1, стр. 6, на территории «Винзавода»
м. Курская
Режим работы: вт-вс 12.00-20.00, вход свободный
www.pobedagallery.com
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 18, 2008 10:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008111801
Тема| Балет, БТ, Премьера, «Русские сезоны», «Пахита»
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| Отчет о свершениях и планы на пятилетку //
В Большом театре показали балеты Бурлака и Ратманского

Где опубликовано| "Время новстей" № 213
Дата публикации| 20081118
Ссылка| http://vremya.ru/2008/213/10/217170.html
Аннотация|



Первая балетная премьера сезона в Большом не просто премьера, а символ передачи власти. 31 декабря худруком Большого балета перестанет быть Алексей Ратманский, 1 января эту должность займет Юрий Бурлака -- и в минувшую субботу оба балетмейстера представили столице по одноактовке. Так сказать, отчет о свершениях и планы на будущее; в комплект была добавлена вовсе не премьерная, но редко появляющаяся в репертуаре Большого баланчинская «Симфония до-мажор».

Начали с работы Юрия Бурлака (хореограф настаивает, что его фамилия не склоняется) -- в первом отделении дали «Пахиту». Бурлака -- хореограф-исследователь, хореограф-реставратор, он не сочиняет совсем новые тексты, а раскапывает, расчищает старые (при необходимости аккуратно «дописывая» недостающие куски). И первая его самостоятельная работа в Большом -- это большое классическое па из балета Мариуса Петипа «Пахита». (До того в главном театре страны он год назад вместе с Ратманским восстановил «Корсара».)

Впервые «Пахита» -- история о девушке, в младенчестве похищенной цыганами из благородного семейства и после череды приключений вернувшейся в принадлежащее ей по праву общество, -- была поставлена в 1846 году в Париже Жозефом Мазилье. Спектакль кочевал по миру, попадал в руки разных балетмейстеров и менялся так, как только мог меняться в счастливое время отсутствия проблем с авторским правом. Во второй половине XIX века его успешно танцевали в России в версии Мариуса Петипа; после революции он был забыт и полный текст его утерян. (В конце прошлого века Пьер Лакотт поставил в Парижской опере полную версию «Пахиты», но это лишь фантазия на тему, а не реконструкция, хотя фантазия довольно изящная.) «В ногах» же у балетных осталось лишь это самое большое классическое па, то есть последний акт балета. Все приключения уже закончились, бывшая цыганка выходит замуж за красавца аристократа Люсьена д'Эрвильи -- и все танцуют на свадьбе.

Все, кто мог танцевать по представлениям русского балета XIX века. Мужчины в нем присутствовали на сцене и поддерживали балерин -- заявлять о своих правах на танец премьеры стали лишь после дягилевской антрепризы. Потому гран-па -- царство женщин и детей: сначала торжественный выход малышей из балетной школы, затем парад балерин в обрамлении солисток и корифеек. Этот парад естественным образом сразу же после премьеры гран-па (а Петипа сочинил его в 1881 году) превратился в соревнование: каждая из дам старалась показаться как можно эффектнее. И требовала от балетмейстера наилучшую вариацию или хотя бы разрешение танцевать наиболее подходящую ей вариацию из другого балета. Великий старец не отказывал; припоминая, что он был не против, текст гран-па меняли под себя балерины и в советские времена. В результате зрелище это довольно пестрое -- и Бурлака должен был привести все это роскошество в более или менее разумный вид.

Бурлака, человек ученый и довольно замкнутый, менее всего похож на героя, способного кинуться в атаку на полк балерин с криком: «Добьемся аутентизма!» Он знает меру; он чувствует обстоятельства, и он помнит, что сам-то Мариус Петипа балеринам не сопротивлялся. В результате вышедшая в Большом «Пахита» (а гран-па традиционно зовут именем всего балета) -- компромисс, но компромисс внятный и выдержанный в едином стиле.

В тексте оставлена мужская вариация, сочиненная в советские времена Леонидом Лавровским, и Бурлака не стал биться головой об стену, доказывая примам, что эффектные технические приемы, появившиеся уже во второй половине ХХ века, в старинном балете неуместны. Он прежде всего позвал на постановку отличных художников -- парковую перспективу сотворила Алена Пикалова, а дивные пачки «под старину» Елена Зайцева -- и понадеялся на то, что сама обстановка поможет балеринам почувствовать себя героинями старинного балета. С кем-то это сработало, с кем-то нет, но можно ручаться, что непрофессиональный зритель уходил из театра в полном убеждении, что вот так оно все в XIX веке и было.

Что касается самих вариаций, за полтора века притащенных в текст великими балеринами на свой вкус, то Бурлака сделал весьма остроумную вещь: разобравшись в тексте по архивным записям, он предложил танцовщицам одиннадцать вариаций (из «Царя Кандавла» и «Дон Кихота», «Камарго» и «Сильфиды»). При этом каждый вечер исполняется лишь семь из них, то есть в зависимости от состава на конкретный вечер и пристрастий балерин текст меняется. Что воссоздает атмосферу того самого балета в XIX веке и дышит славной балетной вольностью.

В день премьеры «Пахита» прошла не блестяще (а именно она блестяще -- обязана, потому как парад). Безупречными были лишь Анастасия Горячева и Денис Медведев в па-де-труа («тройка» по традиции Большого балета всегда чуть кукольна, чуть игрушечна, оттеняя тем нешуточные страсти главной пары, и именно эти двое из «тройки» пропели «кукольный» текст с буквально французской тщательностью); в балеринском соревновании выделялись Екатерина Шипулина и Екатерина Крысанова -- первая тихой лирикой, затихающим и нежным движением рук, вторая подростковой лихостью, с которой она наворачивала сложнейший текст: непростые па она исполняла так, будто не понимала, что на самом деле их сделать очень трудно.

«Русские сезоны» же выглядели более отрепетированными и собранными. Этот балет на музыку Леонида Десятникова Алексей Ратманский впервые поставил два года назад в New York City Ballet, теперь текст перенесен в Большой. Ратманский всячески отрицает связь своего сочинения с дягилевскими сезонами -- и Десятников говорит, что речь идет лишь о временах года, но переклички в тексте (и музыкальном, и хореографическом), безусловно, есть. Шесть пар артистов выходят на сцену под имитацию русских песен и заплачек и воспроизводят привычную геометрию Ратманского, чуть сломанную, точно простроенную. Есть в балете очень красивые куски, есть затянутые, разжевывающие мысль, слишком долго проговаривающие ее. И более всего видно, что это взгляд со стороны (ну это и отстраненным текстом Десятникова обусловлено). Что вот эти персонажи, то встающие на голову, то раздирающие пространство в прыжке, то складывающиеся вчетвером в поникшую, трогательную (и смехотворную!) конструкцию плакальщиков, этакий памятник-пьету, -- о них рассказано кому-то другому. Со стороны, в отъезде, автор сочувствует героям, но сам более себя героем этой пьесы не видит и расстраиваться себе не позволяет.

В «Русских сезонах» солировала Светлана Захарова, в очередной раз подтверждая, что является балериной такого класса, что может украсить собой любой текст, придать ему масштаб (пусть даже Ратманскому этот масштаб и не нужен вовсе -- он лучше всего чувствует себя в сочинениях локальных). За исключением Захаровой (и, пожалуй, Анны Никулиной, что во времена правления балетмейстера была им недооценена) все остальные участники «сезонов» -- «люди Ратманского», в той или иной степени благодарные ему за подъем в карьере. Кто-то (как та же Крысанова) и без него бы не пропал, кто-то вдруг прыгнул высоко не по способностям лишь из-за добрых чувств хореографа. В любом случае «Русские сезоны» прошли лучше «Пахиты» потому, что Ратманский под конец контракта не ставил себе задачи задействовать все лучшее, что есть в театре, в своем балете он пошел по пути наименьшего сопротивления, пригласив тех, в ком был уверен. Бурлака, новичок на посту, пока что, кажется, выбирает составы по иному принципу. Надолго ли его хватит? Не возникнет ли внутри Большого маленький «театр Бурлака», как был «театр Ратманского»? Ближайшие пять лет нам это покажут.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 18, 2008 11:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008111802
Тема| Балет, "Короли Танца" в Новосибирске, Персоналии,
Авторы| Евгения Ердакова, Фото Евгении Брыковой
Заголовок| Мужчины в лосинах
Где опубликовано| НГС релакс
Дата публикации| 20081118
Ссылка| http://relax.ngs.ru/news/more/41047/
Аннотация|


«Короли танца» не стали мучить зрителей балетом, а показали Цискаридзе и Гитлера
Традиционно, гастроли — это надежный индикатор популярности: ничто так не доказывает народную любовь, как аншлаг в залах и отсутствие билетов в кассах за неделю до приезда звезд. И если судить по выступлению международного танцевального проекта «Королей танца» в Новосибирске — большой зал оперного театра был полон, — то балет сейчас популярен. Аншлагу (зрители сидели на дополнительных местах даже в оркестровой яме) не помешали высокие цены на билет, которые колебались от 1 до 5 тысяч рублей. Примерно в 10 раз дороже, чем стоимость мест на спектакли местной труппы.

Справка: Проект «Короли танца» (Kings of the Dance) был создан в 2006 году по инициативе Итана Стифела и Анхела Коррейи. Первый состав (Николай Цискаридзе, Итан Стифел, Анхел Коррейя и Йохан Кобборг) с успехом гастролировал по США и России. В этом году состав «Королей» обновился почти полностью. Теперь в международном балетном проекте участвуют премьеры балета Большого театра России Николай Цискаридзе и Дмитрий Гуданов, премьеры Американского балетного театра Дэвид Холберг и Хосе-Мануэль Карреньо и премьер «Нью-Йорк Сити Балле» Хоакин Де Луц.

Шоу началось с показа короткого фильма, состоявшего из вкратце рассказанной истории проекта и интервью с каждым из танцоров. В фильме, самом по себе, не было ничего зазорного, однако, поскольку артисты и так не радовали публику продолжительными танцами, то половина первого акта, потраченная на фильм, выглядела просто воровством времени. Кроме фильма первое отделение содержало номер For Four, в котором танцевали Дмитрий Гуданов, Дэвид Холберг, Хосе-Мануэлью Карреньо и Николай Цискаридзе.


Второе отделение состояло из одноактного балета «Урок» Флеминга Флиндта. Сюжет его прост (учитель танцев убивает свою ученицу и с помощью пианистки скрывает это), однако это и дает простор для всевозможных интерпретаций.

Одной из самых интересных трактовок некоторых критиков можно признать ту, по которой учитель символизирует Адольфа Гитлера, пианистка — управленческий аппарат, а ученица — весь германский народ.

Корреспондент же НГС.РЕЛАКС не увидела в этой постановке гражданских настроений, все было проще: перед зрителями разыгрался любовный треугольник. Учитель и ученица полюбили друг друга, но педагог, побоявшись, что молодость и красота ученицы недолго будут верны ему, убил девушку. Пианистка, безответно влюбленная в учителя, только рада такому повороту событий и помогла уничтожить улики. Партии ученицы и пианистки исполняли солистки Большого театра Нина Капцова и Ирина Зиброва. Учителя должен был танцевать Хоакин Де Луц, но его заменил Карреньо: по каким-то причинам во второй день Хоакин не смог исполнять ни роль в «Уроке», ни свой сольный номер и вышел к зрителям только на Гранд-финал.

Последнее отделение состояло из четырех сольных танцев. Хосе Мануэль Карреньо представил соло из балета Твайлы Тарп «Синатра Сюита», Дмитрий Гуданов — соло из балета «Сны о Японии», Дэвид Холберг — «Танец благословенных душ». Николай Цискаридзе исполнял «Кармен. Соло» в хореографии Ролана Пети. Его зрители встречали особенно: зал просто взрывался от аплодисментов, кто-то, сидевший неподалеку от корреспондента НГС.РЕЛАКС, даже затопал ногами в экстазе. Самыми очевидными кажутся два объяснения.

Во-первых, Цискаридзе — это раскрученный бренд. Возможно, это грозит ему неким опрощением и уходом от профессионального балета, а возможно, это — нормально, поскольку талант заслуживает славы, но сегодня Николай невероятно популярен.

Второе объяснение напрашивается при сравнении сольных номеров. Николай танцевал то, что ассоциируется у большинства с балетом: музыка настолько известная, чтобы стать рингтоном, плюс классическая хореография. Выходы Гуданова и Холберга не впечатлили, а танец Карреньо под джазовую музыку оставил зрителя в сомнениях — балет ли это? Во всяком случае, судя по распределению аплодисментов, можно с уверенностью сказать, что большая часть зрителей пришла именно благодаря имени Цискаридзе на афише.

Создатели проекта не стали мучить зрителей танцами: каждое отделение длилось от силы полчаса. Вообще, шоу оставило какое-то двойственное впечатление. Возникло ощущение, будто все хорошо, качественно, но что-то самое главное так и не показали. Можно согласиться со зрителем, написавшим на одном из форумов в интернете: «Было очень много позирования и мало танцев». Чего стоил хотя бы гранд-финал (по существу — прощание с залом), длившийся не меньше, чем сольный номер. Во всяком случае, это шоу должно было разочаровать тех, для кого представление о настоящем балете сложилось благодаря «Спартаку» или «Щелкунчику» в постановке Григоровича.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Ноя 18, 2008 4:37 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 18, 2008 11:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008111803
Тема| Балет, Фестиваль, посвященный памяти Анатолия Шекеры (Киев), Персоналии,
Авторы| Татьяна ПОЛИЩУК, фото Руслана КАНЮКИ
Заголовок| На языке Анатолия Шекеры //
Фестиваль, посвященный великому хореографу, продемонстрировал высочайший уровень украинского балета

Где опубликовано| "День" № 209(Украина)
Дата публикации| 20081118
Ссылка| http://www.day.kiev.ua/257090/
Аннотация|


ЛЕГЕНДАРНОЕ «БОЛЕРО» В ИНТЕРПРЕТАЦИИ А. ШЕКЕРЫ (ДЕВУШКА В БЕЛОМ — АННА ВАСИЛЬЕВА, ЮНОША — ЮРИЙ КЕКАЛО)

Восемь лет, как перестало биться сердце этого замечательного хореографа. Сегодня мастера помнят многочисленные любители балета, а его творческую эстафету продолжают ученики и последователи. Постановки Анатолия Федоровича традиционно проходят с аншлагами, что в очередной раз подтвердили полные залы Национальной оперы (все четыре фестивальных дня, посвященных памяти Анатолия Шекеры, на подходах к театру спрашивали лишние билетики). Так было на сказочно-лирическом «Лебедином озере», поэтически-драматическом «Ромео и Джульетте», героико-эпическом «Спартаке» и страстно-утонченном «Болеро». Эти балеты показали, насколько разносторонне талантливым был Анатолий Шекера. Он умел бережно относиться к классике, создавая собственный балетный язык. На его спектаклях зрители смеются и плачут, внимая каждой сцене, сопереживая героям. У Шекеры был дар создавать масштабные спектакли, причем так называемая «массовка» у балетмейстера никогда не была просто толпой, а она играла именно ту роль, которую поставил перед танцорами хореограф. В спектаклях Анатолия Федоровича всегда солируют только лучшие из лучших артистов, демонстрируя не только виртуозное владение танцевальной техникой, но и свое драматическое мастерство, передавая языком пластики и танца самые тонкие человеческие чувства. Видимо поэтому шекеровским спектаклям не подвластно время, они волнуют зрительские сердца, а артисты борются за почетное право выступать в балетах Анатолия Федоровича.

Сегодня выросло несколько поколений танцовщиков и хореографов, прошедших мастер-класс Шекеры. Символично, что на гала-концерте — закрытии фестиваля — было исполнено его легендарное «Болеро», а также сцены и фрагменты из постановок, созданные учениками Анатолия Федоровича, и теми, кто считает его своим учителем.


ФАНТАЗИИ НА ТЕМУ «СОБОР ПАРИЖСКОЙ БОГОМАТЕРИ» НА МУЗЫКУ СЕРГЕЯ РАХМАНИНОВА ПОСТАВИЛ ДМИТРИЙ КЛЯВИН. НА ГАЛА-КОНЦЕРТЕ ЭТУ МИНИАТЮРУ ИСПОЛНИЛИ МАКСИМ МОТКОВ (НЫНЕШНИЙ ЛАУРЕАТ ШЕКЕРОВСКОГО ФЕСТИВАЛЯ) И ТАТЬЯНА ЛЕЗОВА

По словам гендиректора Национальной оперы Петра Чуприны, «феномен этого украинского хореографа еще предстоит изучать и анализировать театроведам и критикам. Балетное творчество Анатолия Шекеры прославило нашу страну и украинскую хореографическую школу. Он стоит в одном ряду с такими мастерами, как Петипа, Баланчин, Бежар, Григорович; сохраняя классические традиции, Шекера искал и находил свой выразительный язык в танце. Благодаря Анатолию Федоровичу была создана балетная труппа Национальной оперы (много лет он был главным балетмейстером Киевского театра оперы и балета), которая по праву считается лучшей в Украине. Его балеты украшают афиши не только нашего коллектива, но и многих стран мира, в частности, Хорватии, Турции, Македонии».

Благодаря сподвижничеству вдовы Анатолия Шекеры, в прошлом прекрасной балерины, а ныне замечательного педагога Элеоноры Стебляк, постановки Анатолия Федоровича продолжают радовать публику; несколько поколений артистов оттачивают свое мастерство, участвуя в его спектаклях.

В этом году лауреатом Балетного фестиваля им. А. Шекеры стал солист Национальной оперы Максим Мотков. Получая награду, он сказал: «Я счастлив, что не только лично знал Анатолия Федоровича, но мне посчастливилось работать вместе с ним. Он умел увлечь и зажечь творчеством всех артистов труппы, распознать талант, не боялся экспериментировать, поручая молодежи самые сложные драматические партии».

Сегодня балетную труппу Национальной оперы возглавляет ученик Шекеры — Виктор Яременко, который на вечере подчеркнул: «Мы продолжаем традиции, заложенные Анатолием Федоровичем». На гала-концерте были представлены разные постановки непосредственных учеников мастера танца и тех, кто сегодня продолжает трудиться, строя большой современный балетный дом, продемонстрировав публике свои творческие поиски и находки, а именно: Вадим Писарев, Алла Рубина, Дмитрий Клявин, Виктор Литвинов, Ондрей Шотт, Анико Рехвиашвили, Сергей Бондур и Виктор Яременко. Вечер подарил зрителям встречу с прекрасными танцовщиками из Киева и Донецка: Еленой Филипьевой, Сергеем Сидорским, Максимом Мотковым, Татьяной Лезовой, Юрием Кекало, Анной Дорош, Максимом Чепиком, Николаем Михеевым, Анной Филатовой, Константином Пожарницким, Игорем Булычовым, Александром Шаповалом, Андреем Гурой и др.


ПОДОПЕЧНЫЕ ВАДИМА ПИСАРЕВА (ДОНЕЦКИЙ ТЕАТР ОПЕРЫ И БАЛЕТА ИМ. А. СОЛОВЬЯНЕНКО) ИСПОЛНИЛИ ПРОНИКНОВЕННУЮ КОМПОЗИЦИЮ НА МУЗЫКУ Л. БЕТХОВЕНА «ПАМЯТИ ШАХТЕРОВ»


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Ноя 18, 2008 4:38 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 6, 7, 8 ... 11, 12, 13  След.
Страница 7 из 13

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика