Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2008 - № 4 (13)
На страницу Пред.  1, 2
 
Этот форум закрыт, вы не можете писать новые сообщения и редактировать старые.   Эта тема закрыта, вы не можете писать ответы и редактировать сообщения.    Список форумов Балет и Опера -> Балет ad libitum
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 23667
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Окт 18, 2008 11:59 am    Заголовок сообщения: КНИЖНАЯ ПОЛКА ТЕРПСИХОРЫ Ответить с цитатой

Уникальный проект

Сергей Лалетин

Балет ad libitum № 4 (13 ) 2008, сc. 55-56


Санкт-Петербургский театральный музей (СПбГМТиМИ) совместно с издательством «Арт Деко» продолжает выпускать серию альбомов «Легенды русского балета». В 2006 году вышла первая книга, посвященная великой русской балерине Анне Павловой. В прошлом году свет увидела вторая книга серии – «Матильда Кшесинская».



«Легенды русского балета» – уникальный проект, призванный не только ярко и полно проиллюстрировать жизнь наших знаменитых соотечественников – выдающихся артистов балета, но и познакомить читателей с богатейшей коллекцией иконографических материалов, хранящихся в отделе фотографий и негативов Театрального музея,

Альбомы серии выполнены в большом формате, отличаются превосходным качеством современной полиграфии. В оформлении издания виден вкус, тонкое чувство стиля – заслуга художника М.А.Бычкова. Маленький тираж – всего 1000 экземпляров – автоматически делает книги издания библиографической редкостью.

Главный принцип, сформулированный руководителем проекта Н.П.Головко – использовать при составлении издания только «свои» материалы, хранящиеся в фондах Театрального музея на улице Графтио. Правда, несколько фотографий взято, в виде исключения, из других собраний, главным образом из-за недостатка материалов, относящихся к зарубежной деятельности русских артистов.

В альбомах, кроме фотографий, представлены афиши, эскизы, костюмы, личные вещи артистов. Научный аппарат представлен вступительной статьей, переведенной на английский язык, подробной летописью жизни и творчества главного героя, именным указателем персоналий.

Хотим особо отметить, что автором-составителем альбома «Матильда Кшесинская» вместе с ведущим научным сотрудником Театрального музея Е.М.Федосовой, выступила Наталья Васильева – постоянный автор журнала «Балет Ad libitum», окончившая в этом году балетоведческое отделение Академии русского балета им. А.Я.Вагановой. Со своей первой серьезной научной работой она справилась весьма успешно. Васильева провела титаническую работу с афишами Императорских театров, на основе которых впервые составлен полный датированный репертуар балерины Кшесинской. Таким образом, альбом – не просто очень ценный подарок, но и важное подспорье в исследовательской работе.



Книги серии «Легенды русского балета», безусловно, украсят коллекцию как просвещенных балетоманов, так и людей, ценящих искусство и красоту вообще. В настоящее время к изданию готовится альбом «Вацлав Нижинский», выход которого запланирован на декабрь 2008 года.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 23667
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Окт 18, 2008 12:01 pm    Заголовок сообщения: ПЕРСОНА – ВЫБОР РЕДАКЦИИ Ответить с цитатой

Джон Ноймайер – 35 лет в Гамбурге

Наталия Зозулина

Балет ad libitum № 4 (13 ) 2008, сc. 57-60



Джон Ноймайер – фигура титаническая и при жизни легендарная: он один превратил старинный торговый город Гамбург в столицу танца, в объект балетного паломничества. Его руками здесь созданы труппа экстра-класса, балетная школа при компании, фирменный ежегодный фестиваль «Ballett Tage» и такой же фирменный сценический лекторий «Ballett-Werkstatt», а на афише за три десятилетия были представлены больше ста балетов.

Когда тридцать пять лет назад власти Гамбурга переманили к себе из Франкфурта молодого хореографа Ноймайера, вряд ли их запросы были столь амбициозны. Так, чуть приподнять на ноги, ну, может быть, поставить на «стальной носок» пуантов хиреющую при традиционно сильной опере балетную компанию – вот, наверно, чем должны были ограничиться усилия нового руководителя. Но Ноймайер, поставивший во Франкфурте 14 премьер за три сезона, исполнен был честолюбивых замыслов: «Я перебрался в Гамбург для того, чтобы работать со множеством танцовщиков и безоговорочно развивать ансамбль в направлении больших форм и в духе «человечного» балетного театра». Начинать было не просто. «В 1973 году я сидел в маленьком офисе, и работал до пота лица в двух скромных студиях, почти не имея денег на свои балеты», – так выглядела первоначальная картина. До Ноймайера – гамбургского бога, окруженного всеобщим поклонением – еще было очень далеко. Но за все в этом светлом будущем было заплачено. Как вспоминает прославленный маэстро, «успех в Гамбурге – это результат долголетней борьбы и постоянных убеждений». Обращать «небалетный» город в хореографическую веру приходилось не столько словом, сколько делом. На это и ушло первое десятилетие, отмеченное такими выдающимися работами, как «Ромео и Джульетта», «Лебединое озеро», «Щелкунчик», «Сон в летнюю ночь» и «Дама с камелиями», танцсимфонии на музыку Малера – Третья и Четвертая, и «Страсти по Матфею» Баха. Труппа со своим руководителем фантастически быстро набирала очки, выступая по миру с триумфальными гастролями.

Для Ноймайера настало время диктовать свои условия – он требовал от городских властей внимания к проблемам труппы, не имевшей нормальных залов для работы, а также уравнивания балета в правах со всемогущей оперой. «Я предупредил, что если ситуация не улучшится, я работать не смогу. Тогда нам дали еще комнату, что вопроса не решало. И я поставил ультиматум, отказавшись подписать контракт». Нетрудно догадаться, как засуетилось гамбургское чиновничество от культуры – «ноймайеры» на дороге не валяются, и любой оперный театр счел бы за счастье заполучить такого хореографа.

К чести Гамбурга, его будущие шедевры – «Отелло», «Пер Гюнт», «Пятая симфония» Малера, «Реквием» Моцарта, «Золушка», «Вивальди или Что угодно» – не поменяли места рождения и сценической прописки. Власти города дали добро на строительство для «Hamburg Ballett» столь долгожданного и необходимого здания с просторными балетными классами. В знак признания хореографа полным собственником этого роскошного подарка название дома на фасаде «Ballettzentrum Hamburg» оказалось дополнено строчкой с его именем: «John Neumeier».



Тот ультиматум был первым и последним. В стенах открывшегося в 1989 году пятиэтажного дворца измотанный многолетними скитаниями, вечной нехваткой помещений Ноймайер почувствовал себя почти в раю. «Предел мечтаний хореографа», – так величает он свой Ballettzentrum. Здесь все соответствует его вкусам и взглядам на балетную обитель, все настраивает на вдохновение, включая имена балетных гениев на дверях репетиционных залов – Петипа, Фокин, Нижинский… «Когда я прошел через готовый Ballettzentrum, я был совершенно восхищен царившими в нем чистотой и светом. Эта картина чуда завершилась, когда там начала работать труппа. Я подумал, что наше новоселье заслуживает того, чтобы отпраздновать его творческим актом, и решил создать балет сразу для всех моих танцовщиков». Он выбрал для этого «Пятую симфонию» Малера, завершающуюся беспредельной радостью и ликованием. На сцене, в последней части танцсимфонии, герой-ансамбль, собиравшийся из разных групп, свободно делящихся и множащихся, заразительно утверждал идею молодости и любви к жизни. Как зажженные от лучезарной музыки бенгальские огни, как хрусталики на солнце – так искрились счастьем бытия высыпаемые полными пригоршнями на сцену танцевальные фигуры. В финале пятьдесят танцующих, словно стекшиеся в одно русло ручейки, заполняли сцену пенящимся разливом общего движения, мощным tutti заканчивая танцсимфонию…

К концу второго десятилетия пребывания Ноймайера в Гамбурге выстроенный им авторский театр уже походил на небоскреб в сотню спектаклей-этажей. Но признаков творческой усталости в годы третьего и наступившего четвертого десятилетия хореограф не выказывал. В круг балетов вовлекались все новые для хореографии музыкальные и литературные произведения. Никакие филармонические сочинения – будь то симфонии Малера или Шостаковича, «Мессия» Генделя или «Рождественская оратория» Баха, пьесы Дворжака, Равеля, Бернстайна или Бартока – не могли утаить от Ноймайера свою тайную предназначенность для танца. А в «Одиссее» Гомера, «Гамлете» Шекспира или «Смерти в Венеции» Манна проступали незримые прежде письмена балетных либретто.

Предсказать, в каком ключе будет решаться новый балет, практически невозможно: хореограф-универсал, Ноймайер то смешивает, то разделяет краски классического танца и «модерна», выступает когда традиционалистом, когда авангардистом, может задать зрителям неразрешимые загадки, а может предельно прояснить ход действия… И все-таки всякий раз остается верен тем творческим принципам, с которыми он приступал к строительству своего театра в Гамбурге. Первый из них – специализация его ансамбля на спектаклях больших форм.

Полнометражных балетов Ноймайер поставил больше любого другого хореографа ХХ века. По словам маэстро, «большая форма очень важна, чтобы правильно существовать в балете. Если ее не будет, будущее балетного искусства окажется под угрозой. Что будут делать все обучающиеся в школах танцовщики, если останутся только малые формы?» В нынешние кризисные для «театрального балета» времена гамбургский атлант едва ли не в одиночку удерживает на своих плечах «живой» балетный театр, работая на обновление его репертуара. Только за последние годы он выпустил в своей труппе страстного «Мессию» и трагедийного «Нижинского», мистическое «Зимнее путешествие» и драматическую «Чайку», экспрессивные «Прелюды» и символическую «Смерть в Венеции», психологическую «Русалочку» и симфонические «Песни ночи» и др.

Вторая клятва его молодости: очеловечить танцевальное искусство, «чтобы публика видела на сцене людей, которые изъясняются танцем, а не танцовщиков, которые, кстати, еще и люди», не только не потеряла актуальности для хореографа, а приобрела, пожалуй, вид императива, диктующего танцевальные движения. Как вгрызается в земную кору бур, так Ноймайер всю жизнь «сверлит» танцем слои человеческой души, докапываясь до глубин сознания, извлекая на поверхность мир переживаний и психическую модель личности, партнерского союза или какого-то сообщества. Хореографии Ноймайера нет без эмоционально-смыслового поля и выстроенных концепций взаимоотношений. «Говорящими» движениями ткется человеческая речь, в которой герои изливают жизнь сердца, исповедываются на сцене, как у алтаря. Отсюда такой зрительский контакт с ноймайеровским танцем – нередко ему внимают, затаив дыхание, уходя с головой, как в чтение запоем.

Но инструментом такой суггестии является конечно воспитанный Ноймайером Гамбургский балет – ансамбль в целом и каждый его артист (солист) в отдельности. Обучение артистов «жизни в образе», «жизни человеческого духа» стало в Гамбурге главной задачей для Ноймайера. Во имя этого – посвящение танцовщиков во все содержательные тонкости танцевальных сцен, взывание к их внутреннему миру и жизненному опыту, психологическое «шунтирование» образов, постоянный поиск первоистоков чувств, требование полной душевной выкладки на каждой репетиции. И как следствие – совершенное, со всей самозабвенностью, исполнение балетов, предельная достоверность любых, самых главных и самых второстепенных сценических фигур, отсутствие эмоциональных пустот в хореографии и действии спектаклей. Что поразительно – при многократной уже «пересменке» актерских поколений в лице «Hamburg Ballett» неизменно сохраняются черты идеального балетного ансамбля. На место одних, кажется, совершенно неповторимых исполнителей приходят влюбляющие в себя следующие уникумы и начинают обживать прежние и создавать новые балетные спектакли с той же страстностью, самоотверженностью, как и их предшественники.

…Когда Сильвия Аццони, прикрыв глаза, как завороженная, танцует-медитирует с Иржи Бубеничиком финальное amoroso в «Третьей симфонии» Малера, когда экстатический, весь растворяющийся в танце Александр Рябко представляет Нижинского или Дезире, когда Анна Поликарпова – неподражаемая Аркадина – одной своей позой в «Третьей симфонии Малера» заставляет встать перед глазами сонм античных статуй, когда Хизер Юргенсен – Заречная – прощается, как с жизнью, с Тригориным в финале «Чайки», когда весь обращенный в дух, мученический Ллойд Риггинс-Ашенбах находит свою смерть в Венеции, когда Иван Урбан «растет» от Телемака-ребенка до Телемака-юноши в «Одиссее», когда Юкиши Хаттори, подобно герою Тарковского, проходит свой путь со свечой в «Preludes CV» и множество еще других «когда…», уже не различишь, не разделишь, с кем связаны наши потрясения – с хореографией Ноймайера или с ее исполнительской подачей...

Впрочем, их неразрывность, их единство и есть то, что называется Балет Ноймайера – Гамбургский балет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Этот форум закрыт, вы не можете писать новые сообщения и редактировать старые.   Эта тема закрыта, вы не можете писать ответы и редактировать сообщения.    Список форумов Балет и Опера -> Балет ad libitum Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2
Страница 2 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика