Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2008-10
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 5, 6, 7 ... 11, 12, 13  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19748
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Окт 11, 2008 5:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008101102
Тема| Балет, Казань, "Спартак", Персоналии,
Авторы| Армен МАЛАХАЛЬЦЕВ
Заголовок| О любви и предательстве //
"Спартак" Арама Хачатуряна на казанской сцене

Где опубликовано| Газета «Республика Татарстан»
Дата публикации| 11.10.2008
Ссылка| http://www.rt-online.ru/articles/205/84585/
Аннотация|

В Татарском академическом театре оперы и балета им. М.Джалиля прошли премьерные спектакли балета "Спартак".



Казанская постановка отличается от классических, осуществленных в свое время Леонидом Якобсоном и Юрием Григоровичем. Прежде всего зрители увидели новую версию событий, предложенную автором либретто и балетмейстером-постановщиком Георгием Ковтуном, который акцентирует внимание не на освободительной борьбе рабов и гладиаторов под предводительством Спартака, а на личных взаимоотношениях главных героев. Поначалу спектакль носил даже другое название - "Гладиатор". Есть у него и подзаголовок - "Сценическая фантазия по мотивам античных мифов и хроник Древнего Рима". Отталкиваясь от известного мифа о братьях Ромуле и Роме, основавших Рим, и переименовав их в Красса и Спартака, Георгий Ковтун рассказывает о том, как они, полюбив одну и ту же девушку, прекрасную Клавдию, стали соперниками, а затем и смертельными врагами.

Новый спектакль поражает масштабностью и зрелищностью. В нем впервые участвует вся балетная труппа, а также привлечены учащиеся Казан-ского хореографического училища. Также впервые полноправным участником балетного спектакля стал хор театра. Он сопровождает действие песнопениями и одновременно выступает в роли римской знати - гостей Красса и другой публики, жадной до зрелищ, особенно до гладиаторских боев. Примечательно, что партитура хора - это подлинные латинские тексты Горация, Сенеки, Катулла и других античных авторов, положенные на музыку Хачатуряна.

Впечатляют и мастерски поставленные гладиаторские бои, сценография Андрея Злобина, показывающая великолепие античного Рима, и роскошные костюмы, выполненные по эскизам Анны Ипатьевой. Оба художника оформили уже не одну постановку Г.Ковтуна.

Удачная находка постановщика - образ Матери-волчицы, вскормившей, по легенде, братьев-близнецов. Трансформация на экране ее бронзовой скульптуры в лицо актрисы, исполняющей эту роль, а затем и появление ее самой на сцене вместе с Крассом и Спартаком - это своеобразный пролог спектакля.

Но самое сильное впечатление оставляет финал балета. Братоубийство свершилось. Под звуки Реквиема убитые горем Мать-волчица и Клавдия везут тележку с телами Красса и Спартака. Медленно движутся они навстречу огромной толпе воинов. И те, как в замедленной съемке, падают замертво, символизируя неизбежную гибель человечества, если на Земле не прекратятся братоубийственные войны.

А объединяет все действие чудесная музыка Арама Хачатуряна в прекрасном исполнении оркестра под управлением такого мастера, как Владимир Рылов. Темпераментная и выразительная, она трогает и покоряет сердца зрителей. Особенно в сцене, где Спартак и Клавдия исполняют адажио, полное неги и любви.

Зрители очень тепло приняли новую работу нашей балетной труппы. Особый успех выпал на долю исполнителей главных партий. На первом премьерном спектакле это Михаил Тимаев, воплотивший образ мужественного Спартака, Елена Кострова, создавшая трогательный образ нежной и любящей Клавдии, Руслан Савденов (Красс), Елена Щеглова (Мать-волчица), Александра Суродеева (Лидия).



- Мне очень понравилась ваша труппа, - сказала балетный критик, доцент кафедры хореографии Петербургской консерватории Ольга Розанова. - Блестяще танцуют и играют не только опытные солисты, но и молодые артисты. А ведь хореография Георгия Ковтуна необычайно сложна. Это было очевидно в поставленном им же балете "Сказание о Йусуфе" и особенно здесь, в "Спартаке". Притом задан такой темп, что эпизоды сменяют друг друга, как в кинофильме. А бои гладиаторов такие, что мечи высекают искры! Все это и придает особый нерв спектаклю.

- Появление в Казани спектакля на музыку великого Арама Хачатуряна - большое событие, - считает московский балетный критик Наталья Садовская. - Вся труппа работает с удовольствием. Это очевидно. Конечно, впереди совершенствование и шлифовка интересного спектакля. На мой взгляд, кое-что надо сократить, например число гладиаторских боев. Порой нарушается эстетика балетного спектакля. И стоило бы оставить более точное название - "Гладиатор", ибо в основе этого балета любовная коллизия, а не классовая борьба. Но в целом спектакль отличный, и я поздравляю всех его создателей!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Окт 12, 2008 3:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008101201
Тема| Современный танец, фестиваль Территория, Персоналии,
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Душа ушла в стулья
Где опубликовано| Газета.Ру
Дата публикации| 10.10.2008
Ссылка| http://www.gazeta.ru/culture/2008/10/10/a_2853382.shtml
Аннотация|



Корейский спектакль «Войцек» на фестивале «Территория» рекламировался просто: постановка получила две награды престижного театрального смотра в Эдинбурге, и, значит, увидеть ее стоит. После просмотра знаменитая пословица про русского, немца и смерть зазвучала так: «Что в Шотландии клёво, то в Москве неприкольно».

Чтобы у публики в Театре Луны не возникло недоуменных вопросов, в аннотации «Войцека» написали: «Это «физический театр», – хотя внятно объяснить, что это за штука такая, затрудняются и профессиональные критики. Ясно одно – это не балет, хотя на сцене все активно двигаются и периодически пританцовывают. Но и не драма в традиционном смысле слова, потому что словесные реплики актеров – лишь часть действия, главное в котором телесная активность исполнителя и его сценическая работа с предметами на стыке пантомимы, бытового жеста и прочих физических моментов.

«Войцек» с его обостренно нервным сюжетом как нельзя лучше подходит к такому театру. Тело выразительнее слов может передать особенности рваных фантасмагорических диалогов и атмосферу социальной драмы, на глазах переходящей в драму бушующего подсознания. Эта история – творение немца Георга Бюхнера, революционера и врача, умершего молодым в 1837 году и оставившего незаконченную пьесу о затюканном жизнью военном брадобрее, зарезавшем любовницу. За невиданную в начале 19-го века фрейдистско-юнговскую атмосферу, за сведение души к горстке гротескных рефлексов, а особливо за тотальный пессимизм век двадцатый (а за ним и двадцать первый) страстно полюбил опус человека, среди прочих заслуг которого – авторство знаменитого слогана «мир хижинам, война дворцам».

Как сказал Жванецкий, любая история болезни – уже сюжет.

И опера Альбана Берга, как и фильм Вернера Херцога с Клаусом Кински в главной роли – лишь самые известные примеры обращения к «Войцеку».

Для южнокорейского режиссера До-Ван Има, возглавляющего Лабораторию движения «Садари», эта пьеса не только стала знаком усвоения уроков французской пантомимы, которой он обучался в Париже, но и отчетом об усвоении настроений западной культуры. Что на самом деле совершенно нормально: не все же европейцам восторженно вникать в интеллектуальные извивы дзен-буддизма или в тонкости тантрической йоги. Есть чему поучиться и в обратном направлении. Кстати, девиз нынешнего фестиваля «Территория» – отражение Востока и Запада друг в друге.

До-Ван Им заставляет сцену стульями. Включает фонограмму музыки Астора Пьяццоллы. И одиннадцать босоногих актеров в невзрачных «тренировочных костюмах» в течение семидесяти минут разыгрывают мебельную мистерию. Стул под звуки усложненных танго одушевляется и развенчивается (в буквальном смысле – его разбирают на части). Полая спинка становится рамой для просунутого внутрь лица. Сиденье вкупе с деревянными ножками работают и метафорически, и буквально, превращаясь из опоры для пятой точки в кабак, мелочную лавку, плац и зверинец. Конструкции из стульев разнообразные, но шаткие, как душевное равновесие героя.

Собственно говоря, история Войцека – это особого рода дедовщина, в которой «салагой» становится не армейский первогодок, а просто слабак, имевший несчастье служить в армии.

В полку Войцека все сумасшедшие, но никто этого не замечает. Безумный доктор, возвышаясь над толпой на стуле, кричит о новом направлении в медицине, изнуряя пациента странной диетой из гороха. Безумный, но смазливый тамбурмажор наглядно – на стульях – спит с полковой проституткой, от которой у Войцека есть ребенок. Безумный капитан, развалясь на мебели и выпятив толстый живот, хамит затравленному простолюдину, но сначала чешется и ворочает пальцами в кармане, изображая игру с собственным мужским достоинством. Хор, он же беспросветное окружение брадобрея, синхронно кривляется, визжит, гримасничает и паясничает, с улыбками дебилов машет стульями, пересказывая сюжет в опорных точках, мешая корейские слова с русскими и гоняя героя, как сидорову козу. Сам Войцек (в проникновенном исполнении Джей-Вон Квона), мальчик на побегушках и объект насмешек, отменно дрожит от злости и бьет на жалость, заглядывая в зал кроткими глазами, а потом пыряет ножом ту самую проститутку, за связь с которой бесправного солдата мучают все, кому не лень.

Но – странное дело.

Постановщик «Войцека», видимо, решил, что если чувства и мысли героев примитивны до лепета, то и режиссура должна быть такой же. Если герои пьесы разговаривают сентенциями и прописными истинами, часто невпопад, то и мизансцены спектакля следует строить по сходному принципу. Так сказать, наивное к наивному.

Есть, по крайней мере, три версии причин, по которым «Войцеку» дали в Эдинбурге премию.

Во-первых, тамошний фестиваль оценил вот эту самую тотальную адекватность простоты изначальных бюхнеровских нравов и режиссерских картинок-решений. Во-вторых, надо учесть особо уважительное внимание нынешнего Запада к Востоку, в частности, громкие успехи восточного кино на престижнейших кинофестивалях. И, в-третьих, корейский спектакль получил премию в рамках эдинбургского «Фринджа» – своеобразной офф-программы, постановки которой сотнями играются по всему городу, на улицах и площадях. Отсмотрев эти сотни, эксперты, замученные тотальной рефлексией европейского театра, с благодарностью упали в объятия постановочной «детскости». Объевшегося икрой барина потянуло на капусту.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19748
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 13, 2008 9:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008101301
Тема| Балет, МТ, Персоналии,
Авторы| Мария Табак
Заголовок| Балет Мариинки начнет гастроли в Лондоне
Где опубликовано| РИА Новости
Дата публикации| 2008 10 13
Ссылка| http://www.rian.ru/culture/20081013/153011573.html
Аннотация|

Балетная труппа санкт-петербургского Мариинского театра впервые даст серию спектаклей в лондонском театре SadlerТs Wells.

В первые два дня гастролей Мариинка представит сразу несколько произведений американского хореографа-авангардиста Уильяма Форсайта. По мнению многих балетных критиков, Мариинский балет, освоив программу Форсайта, перевернул все существующие представления о возможностях традиционной балетной труппы.

Лондонская публика, придя в SadlerТs Wells, сможет увидеть балет Steptext, представляющий собой серию дуэтов с участием одной и той же балерины и трех партнеров, а также поражающий скоростью движений балет Approximate Sonata.

"The Vertiginous Thrill of Exactitude" - это игривая вариация Форсайта на тему классического стиля - балерины в пачках двигаются с пугающей скоростью. Завершает подборку произведений Форсайта балет "In the Middle, Somewhat Elevated"", - отмечается в сообщении SadlerТs Wells.

"Аполлон" на музыку Игоря Стравинского и "Блудный сын" на музыку Сергея Прокофьева в постановке русско-американского хореографа Джорджа Баланчина составят программу заключительных дней гастролей Мариинки в лондонском театре.

На сцене SadlerТs Wells выступят молодые артисты главного театра Санкт-Петербурга - лауреаты международных конкурсов Евгения Образцова, Владимир Шкляров, Михаил Лобухин.

Гастроли Мариинского театра в Лондоне продлятся до 16 сентября.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19748
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 13, 2008 10:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008101302
Тема| Балет, Екатеринбург, Персоналии,
Авторы| Марина Романова
Заголовок| Не щелкнуло
Где опубликовано| «Эксперт Урал» №40 (348)
Дата публикации| 2008 10 13
Ссылка| http://www.expert.ru/printissues/ural/2008/40/ne_schelknulo/
Аннотация|

Екатеринбургская постановка балета «Щелкунчик» показала, что для успеха недостаточно собрать в одном месте несколько незаурядных личностей. Сумма может получиться меньше каждого из слагаемых


Балетные движения на «черном квадрате» свободной от декораций сцены производят странное впечатление: и не классический балет, и не современный танец
Фото: Андрей Порубов


Если вам снится, что вам снится сон, значит, вы близки к пробуждению. Известный балет был преобразован в историю о пробуждении от сна детства. Проснулись ли зрители?

Программка
Петр Ильич Чайковский. В 1892 году написал балет «Щелкунчик» — придумал много красивой музыки, емкой для любого содержания, и тем самым создал бесконечную «базу данных» для последующих интерпретаций. В эпоху увлечения микстами и римейками эту музыку стали активно варьировать и перемешивать.

Екатеринбургский театр танца. Когда-то он был «Балетом плюс», Институтом танца: менялся в зависимости от задач, которые ставили реальность и его создатель искусствовед Олег Петров. Положение театра в городе особое. Премьеры и проекты редкие, но меткие — оставляют метки в культурной истории Екатеринбурга. Примеры: знакомство уральцев с работами хореографа Пала Френака, «Балета Биаррица», совместный российско-французский спектакль «Спящая красавица». Творческая ниша театра — «наведение мостов» между классикой и современностью, между балетом и contemporary dance.

Индра Рейнхолде (Латвия). Хореограф, училась в Санкт-Петербурге, много работала в Москве. Лауреат международного конкурса Майи Плисецкой. В Екатеринбурге задумала воплотить собственную версию «Щелкунчика» в жанре коллаж-фантазии: с одной стороны, законченность каждой сцены, с другой стороны, свободное отношение к музыке, непривязанность к партитуре.

Илзе Витолиня (Латвия). Известный европейский дизайнер, художник по костюмам, в ее творческом списке более ста театральных и киноработ. Когда Индра намекнула о предстоящей постановке, Илзе собралась было рисовать крыс, но оказалось, что в спектакле их не будет, только «видоизмененные мыши» как аллегорический образ опасности окружающего мира.

Достойные «слагаемые» у балета «Щелкунчик», которым Театр танца открыл свой девятнадцатый сезон. Но искусство не арифметика: сумма слагаемых может быть не равна результату.

Действие первое, действие второе
Поначалу торжествует стилистика коллажа: отдельные сценки скреплены узнаваемой музыкой, но не внутренней логикой. Они как разбросанные по полу игрушки. Обилие меняющихся костюмов и предельная простота, минимализм оформления сцены (как будто художник по костюмам и художник-сценограф заранее не договорились) создают устойчивое впечатление подиума и дефиле. Вряд ли это тот эффект, на который рассчитывали создатели. Костюмы самодостаточны и живут сами по себе. На семи артистах за полуторачасовой спектакль на сцену выходят около 40 нарядов. Впрочем, авторская идея, несмотря на шоу-образность действия, все же прочитывается (особенно благодаря программке): 12−летняя Мари переживает первый в жизни переходный период, от ребенка к взрослому, уже не там и еще не здесь. Чернота и пустота сцены, очевидно, символизируют закрытость детского мира от мира взрослых.

Стилистика второго действия меняется. Наконец, ощущается спектакль, а не набор концертных номеров или модных показов. Мари проходит путь взросления. Теперь она пытается заглянуть в мир взрослых, который еще недавно отвергала (о чем напрямую сообщает окно как декорация). Героиня существует как бы в двух измерениях: во сне (в мечтах) и наяву, и первое пока более реальное и значимое, чем второе. Здесь она может встретиться с самой собой в будущем, танцевать с принцем, преобразовавшимся из игрушки, и даже сражаться с обстоятельствами. Музыкальный план намекает: наступил драматический момент. Но заламывание рук героини, нежных и гибких, тем не менее в силе переживаний не убеждает.

С идеями у нас все в порядке, проблема с их воплощением — эта общероссийская аксиома проявилась и в новой постановке. Чтобы зритель не только понял, но и почувствовал, что хотел выразить автор, нужен инструментарий, который бы донес до него идею, не растряся ее по дороге.

Главный инструмент «движенческих искусств» — пластика. Именно она призвана интонировать с настроением зала и влиять на него, рождать эмоции и устанавливать контакт между спектаклем и зрителями. Без соответствия ритмам и движениям нашего времени это вряд ли может случиться.Существование персонажей вне времени хореографом заявлено как позиция. Это удалось: признаки современности отсутствуют. Речь, конечно, не о наушниках на голове героини. Пластика лишь иллюстрирует сюжет и музыку, но не становится ведущим выразительным средством балета, для этого ей недостает оригинальности, эксклюзивности, новизны. И экспрессии. Мы, конечно, тоже не южане, но явленная нам вялая энергетика не резонирует с уральской, зародившейся в горах да еще на стыке континентов.


Эх, отнестись бы к происходящему на сцене с юмором… Но зрителям предложили посмотреть на это всерьез
Фото: Андрей Порубов


Кода (финал)

Вообще, для чего «миксуют» классику? Чтобы приблизить ее к нашему времени. Обновить восприятие известного. Дать возможность высказаться современному автору. Наконец, чтобы напитать зрителя свежими впечатлениями, порадовать находками, поразить глубиной переживания. Здесь, по-моему, удалось лишь одно: автор высказался.

В спектакле нет красоты классического балета, но нет и остроты, удивления от новой интерпретации. Вкус у коктейля получился пресный. Это нетипичный для Екатеринбургского театра танца случай, когда спектакль застрял между классикой и современностью: отказался от старого, не найдя нового. Потери есть — приобретения не очевидны. До премьеры о постановке говорили больше, чем после.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19748
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 13, 2008 3:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008101303
Тема| Балет, Скандалы, Пермь, Персоналии,
Авторы| Екатерина Оборина
Заголовок| Карабас барабас
Где опубликовано| "Пермский ОБОЗРЕВАТЕЛЬ" №38 (390)
Дата публикации| 2008 10 13
Ссылка| http://www.permoboz.ru/txt.php?n=6349
Аннотация|

Похоже, скоро билет на пермский балет будет купить так же просто, как в трамвае.

В балетной труппе Пермского академического театра оперы и балета продолжается скандал, связанный с именем руководителя балетной труппы Натальи АХМАРОВОЙ. Театр покидают лучшие артисты. Старшее поколение солистов балета недовольно тем, что лучшие роли достаются молодым танцовщикам. Кроме того, по их мнению, Ахмарова допускает в своих оценках много ошибок, которые дорого обходятся труппе.

Скандал начался четыре года назад. Тогда его удалось пригасить весьма оригинальным образом: художественный руководитель Георгий ИСААКЯН издал приказ о создании коллегиального органа, в состав которого помимо него вошли Ахмарова, педагоги-репетиторы и ведущие солисты балета. Распределение ролей и гастрольных поездок, вознаграждения и наказания должны были обсуждаться коллегиально, а не единолично.


О приказе забыли

Сначала так оно и было. Но потом, как это принято повсеместно, о приказе забыли, а театральный профсоюз в лице председателя Константина БОЛЬШУХИНА не стал перечить администрации.

Похоже, проблему эту рано или поздно придется решать «хирургическим путем».

Наш корреспондент встретилась с работниками театра и артистами, в том числе соучениками Ахмаровой. Все они пожелали остаться неизвестными.


Артисты говорят, что Наталья Ахмарова недотанцевала, недополучила славы и признания в свое время. Из Америки, где она проработала восемь лет не в самых лучших труппах, балерина вернулась не победительницей. И может быть, обида, сидевшая глубоко в сердце, теперь вы-плескивается наружу? Возможно, желание взять реванш с помощью административной дубинки, предназначенной для недавних коллег, привело к скандалу?

За время ее почти шестилетнего руководства не появилось ни одного нового спектакля. Сплошь римейки, то есть повторы, или, как их называют артисты балета, «восстановительные работы по возрождению классики». Это «Щелкунчик», «Привал кавалерии», «Шопениана», «Дон-Кихот». Готовится к выходу на сцену «Жизель» (премьера состоится 15 ноября, постановка Татьяны ЛЕГАТ из США).

И, разумеется, «Лебединое озеро» – визитная карточка русского балета. При этом, когда по всей России пытаются классику возродить, в Перми же ставятся старые спектакли западных хореографов, например, одноактные «Времена года» и «Шопен-Концерт» Дж.РОББИНСА. Одноразовые, не репертуарные спектакли. Посмотрел один раз – и больше не надо. Иными словами, нет своеобразия репертуара, нет авторских спектаклей.

«Перестановки», то есть новые редакции – это видимость работы художественного руководителя балета. Есть свой «Дон-Кихот», но приглашается другой постановщик, который делает, естественно, совершенно другой спектакль. «У художественного руководителя должна быть перспектива в голове. Ее нет», – считают артисты.


Периферийный театр

В театре своя стилистика, выработанная десятилетиями, но уменьшилось количество спектаклей. Это при том, что Ахмарова всюду заявляет, мол, надо стремиться к лучшему, чтобы пермский театр не называли периферийным.

Здесь стоит привести мнение, данное нашей редакции известным хореографом, который несколько лет назад поставил в Перми спектакль «Мастер и Маргарита». Это Давид АВДЫШ: «Балетный репертуар в пермском театре такой же, как везде. Это серость, которая, к сожалению, правит бал в стране. Ахмарова идет по пути наименьшего сопротивления. И это – проблема не только пермского театра и его руководителей. Это проблема города, его хозяев. К большому сожалению, театр потерял свое лицо».

За все эти годы, что труппу возглавляет Ахмарова, под ее руководством не выросло ни одной балерины, ни одного танцовщика, хотя хореографическое училище – под боком. Стратегия вроде бы правильная – молодежь должна танцевать, а вот тактику, то есть воспитание этой самой молодежи, она выбрала неверную.

«На сцене –можно сказать, «дети», – так назвала молодых артистов на премьере «Корсара» одна зрительница. – Они не понимают, над чем работают. Их не учат. Меняются педагоги, меняются партии. Только уровень пермского балета падает. Единственное, что хорошо делает Ахмарова, – это улыбается. Причем она улыбается не только сама, но учит этому молодых артистов. Чем больше балерина или танцовщик улыбается, тем лучше спектакль. Нет и репертуара, на котором молодежь действительно смогла бы о себе заявить».


Последний концерт

Кроме того, Ахмарова, похоже, просто не способна найти общий язык с артистами. Можно в этой связи вспомнить Ярославу АРАПТАНОВУ, уехавшую на заработки в Турцию. Или Екатерину ТАРАСОВУ. А ведь какая могла быть балерина! Ранее труппу покинули несколько молодых солистов, отправившихся в Испанию работать по контракту.

На очереди Елена КУЛАГИНА, единственная на весь театр народная артистка России. Она однозначно покидает театр. Это невосполнимая потеря. Ее творчество – не просто танец, а содержательная актерская игра. Последнее ее выступление на нашей балетной сцене состоится

12 ноября. Это будет прощальный творческий вечер. А ранее она выступит 19 октября в Ballet Imperial и «Сомнамбуле».

Елена Кулагина решила посвятить себя педагогике в частной балетной школе. Думается, что там ей будет более комфортно.

Одно радует — что совсем недавно депутаты Законодательного собрания Пермского края одобрили выделение дополнительных средств для завершения строительства дома на ул. Горького, 5. Эта подвижка в истории знаменитого долгостроя особенно важна, если вспомнить, что примерно пятая часть театрального коллектива живет в общежитиях и на съемных квартирах.


Учились бы – на старших глядя

Наталья Ахмарова является не только руководителем балетной труппы, но и супругой одного из учредителей фонда «Жемчужина Урала» (главного спонсора театра), нынешнего главы медицинской корпорации «Медлайф» Вячеслава ЛОГИНОВА, что также не может не вызывать неприятия у подчиненных ей артистов. Иными словами, в деньгах она не шибко нуждается. И это при том, что ею в «воспитательных целях» была введена система денежных штрафов.

Артисты балета не раз обращались со своими проблемами в администрацию края. Поэтому глава региона Олег ЧИРКУНОВ, конечно, знает о театральном скандале, но считает, что все «это баб-ские дела – и театр сам должен в них разобраться». И мы догадываемся, почему он так говорит. Есть информация, что губернатор поддерживает бизнес Вячеслава Логинова, мужа Ахмаровой. В результате мы сможем еще некоторое время наблюдать, как будет загибаться знаменитое пермское искусство балета, созданное более полувека лучшими мастерами мировой сцены.

Какие «лебеди», когда тут птицы такого полета — с конкретными интересами...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19748
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 14, 2008 9:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008101401
Тема| Современный танец, фестиваль Территория, Персоналии,
Авторы| ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Стуловерчение
// Южнокорейский "Войцек" в Театре Луны

Где опубликовано| Газета «Коммерсантъ» № 186(4003)
Дата публикации| 2008 10 14
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=1040398
Аннотация|


Фото: 1 из 5
Из стульев корейцы выстраивают свое представление о причудах западного человека


На фестивале "Территория", проходящем при поддержке администрации президента и Министерства культуры, Лаборатория движения "Садари" из Южной Кореи показала спектакль "Войцек", на котором ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА задумалась о геополитических трансформациях мировой классики.

Режиссер До-Ван Им, создатель и руководитель Лаборатории движения "Садари",— педагог по образованию и призванию. Соответствующий диплом он получил во Франции в международной театральной школе Жака Лекока и во всеоружии европейской культуры уже 20 лет учит движению, актерскому мастерству и режиссуре в Сеульском институте искусств. А в "Садари" — экспериментирует, как ему кажется, в русле "физического театра".

С тем же основанием свои штудии он мог бы назвать классическим балетом, потому что представленный на "Территории" "Войцек" не имеет ничего общего с брутальным, ироничным, жестким "физическим театром", воздействующим на зрителя с физиологической убедительностью. Зато он очень похож на советский театр 1970-х годов: те же литературно-пластические композиции, которыми в узких студенческих кругах славился Гедрюс Мацкявичюс,— немного текста, много поэтических метафор, популярная музыка и динамическое движение разного рода, от физкультурных пирамид до новинок эстрады.

От советского театра 1970-х годов, претендовавшего на философско-поэтическое фрондерство, "Войцек" отличается трогательной наивностью и прямолинейностью. Корейцы осваивают западное наследие с прилежанием первоклашек: бюхнеровская пьеса разбита на эпизоды, по каждому сделаны развернутые пластические этюды, для пущей ясности сопровожденные не только диалогами, но и титрами, как в немой фильме. Для московского спектакля артисты даже выучили русский, так что большая часть и без того элементарного, как букварь, спектакля идет на родном для зрителя языке. И когда исполнительница роли Мари с надрывом индийского Болливуда произносит: "Я шелюха!" — хочется поставить корейцам пятерку за старание и отпустить их домой.

Но не получается: экзамен по "Войцеку" длится 70 минут, в течение которых одиннадцать артистов, одетых в одинаково серые брючки и маечки, с помощью одиннадцати стульев разыгрывают в лицах историю забитого австро-венгерского брадобрея, зарезавшего свою любовницу. Именно стул — отсутствующая в традиционной южнокорейской культуре деталь интерьера — и стал для режиссера ключом к постижению этих странных западных людей. Многогранность стула не перестает изумлять корейцев: его решетчатое сиденье может символизировать тюрьму, ножка с перекладиной — автомат, дырка в спинке — сковывающие рамки общественных устоев. Стульями можно размахивать — получится пьяный угар в кабаке. Стул можно крутить на одной ножке — выходят шестеренки государственного насилия. Стулья можно составить в пирамиду, в ряд, в треугольник, в ячейки — южнокорейская Лаборатория движения двигает ими с неофитской изобретательностью, с наивной гордостью фиксируя свои достижения в титрах: "Войцек заперт стульями, в то время как Мари и дирижер занимаются любовью". На стуле, разумеется.

С телесным движением выходит куда хуже: даже обычная маршировка получается не у всех — отвислые животики мешают артистам дотянуть колени до груди. Но все очень дисциплинированно бегают, строятся в пирамиды, трясут головами, изображая гротескный консилиум врачей, и хором шипят по-русски: "Идеальное убийство, отличное убийство!" Главная танцовщица в роли проститутки Мари умеет косо тянуть стопу, всплескивать ручками на манер умирающего лебедя и разводить ножки в стороны в минуты особого разврата. Больших бесчинств педагог До-Ван Им своим подопечным не позволяет. В отличие от соотечественников-кинорежиссеров он не признает натурализма и жестокостей. Даже кровавая поножовщина финала изображена в лунном свете со стародевической стыдливостью: страдалец-Войцек пальцем не прикасается к убиваемой им "шелюхе", кулаки в живот ей вонзают безымянные представители пластического "хора", символизирующие дурные намерения героя.

Вся эта южнокорейская мелодрама идет под сладострастные стоны музыки Астора Пьяццоллы. Возможно, именно такой компот опьянил судей эдинбургского "Фринджа" настолько, что в прошлом году они наградили "Войцека" сразу двумя высшими наградами фестиваля. Нам еще повезло, что почетным гостем "Территории" стала недописанная и загадочная пьеса Бюхнера. Ведь в репертуаре Лаборатории движения значится еще и "Гамлет", и "Божественная комедия", и — не дай бог — "Вишневый сад".

- фотогалерея по клику
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19748
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 14, 2008 1:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008101402
Тема| Балет, Челябинск, Персоналии, Тамара Борисовна Нарская
Авторы| Наталья ИВАНЕНКО
Заголовок| В балете без фанатизма нельзя //
Тамара Борисовна Нарская отметила 80-летний юбилей туром вальса

Где опубликовано| Газета «Челябинский рабочий»
Дата публикации| 2008 10 08
Ссылка| http://www.chrab.chel.su/archive/08-10-08/3/A127788.DOC.html
Аннотация|

Профессор ЧГАКИ, заслуженный работник культуры России, заслуженный деятель Всероссийского музыкального общества Тамара Борисовна Нарская отметила свой 80-летний юбилей. Не одно десятилетие Т. Б. Нарская была педагогом, репетитором, балетмейстером театра оперы и балета им. М. И. Глинки. "Балет - это армейское подразделение", - говорит сама юбилярша. Вот об этом подразделении, о челябинском театре, жизненном пути и о самом личном мне удалось поговорить с виновницей торжества перед праздничным концертом, организованным в ее честь студентами ЧГАКИ.

Приобщение к танцу Тамары Хазановой (девичья фамилия) произошло в раннем детстве (1935 год) в Доме культуры ГОГРЭС Горьковской области. Это увлечение переросло в преданность и любовь к хореографии на всю жизнь. Такое легкое на вид искусство танца оказалось трудным для постижения, требующим многих слагаемых на пути понимания высокого искусства хореографии. Первые выступления самодеятельного коллектива с участием Тамары Хазановой открыли для нее иной подход к танцу. На концерт детей возили в сельский клуб на санях на другой берег застывшей Волги. В легких "балетных" костюмах танцевали перед сидящими замерзшими от холода зрителями. В этом холоде вдруг появлялись улыбки, вспыхивали аплодисменты. В это же время состоялась ее первая встреча с балетом. Она танцует в балете "Папанинцы". С переездом семьи в Горький поступает в хореографическое училище при театре оперы и балета. Ее принимают сразу в 4-й класс.

Война многое изменила. В училище стали преподавать эвакуированные из Ленинграда солисты балета - обучение в лучших традициях ленинградской школы. Режим постоянной учебы заставил организовать свое время: училище, репетиции, общеобразовательная школа, спектакль. Для Т. Хазановой становится понятно, что театр - это огромный художественный "комбинат", жестокий по требованиям к артистам. Учащиеся были заняты во всем репертуаре, участвовали в концертных программах. Театр требовал быстрого разучивания хореографического текста, стильного исполнения, артистичности. Тогда и увидели в Т. Хазановой отличную хореографическую память, значительную техническую оснащенность, выразительность, владение стилями. Обучение в училище и постоянные репетиции в театре стали университетом будущего хореографа. В 1944 году в трудовой книжке появляется первая запись - артистка балета. А спустя два года к ней прибавляется запись о педагогической деятельности Т. Хазановой. Тамара Хазанова награждена медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.".

Она поступает в Ленинградскую консерваторию им. Римского-Корсакова на отделение педагогов хореографии. После окончания консерватории Тамару Хазанову приглашают на работу в театр оперы и балета в городе Сталино (ныне Донецк). Кстати, со Сталино связана и еще одна глава ее жизни. Тамара Хазанова выходит замуж, и теперь она Тамара Нарская. После Сталино она с семьей переезжает в Куйбышев (Самара), где на свет появляется ее сын Игорь.

Новая страница жизни Т. Нарской связана с Челябинском. Здесь у нее появляется возможность реализовать себя как педагога, репетитора, балетмейстера. С 1968 года к работе в театре прибавляется новая профессия. Теперь она преподаватель, зав. кафедрой в ЧГИК (ЧГАКИ). Работа в театре имени М. Глинки и высшем учебном заведении сочеталась с огромной просветительской деятельностью. Она проводит множество мастер-классов, семинаров и всегда вносит новизну в методику преподавания хореографии.

- Тамара Борисовна, расскажите, как отпраздновали свой день рождения?

- Родилась я летом, 17 июля, поэтому свой день рождения праздновала на базе отдыха Челябинской государственной академии культуры и искусства "Мелодия" - в своем втором доме. Поздравления получила от ректората, коллег по работе в академии, театру, выпускников. Это было восхитительно! Что говорить - природа, березовая роща, сверху вниз просматривается бегущий, как и мои годы, Миасс. А вот нынешнее празднование в ЧГАКИ со студентами - это всецело инициатива академии и моих любимых учеников.

- Сколько лет вы отдали театру?

- В театре я проработала слишком долго и поэтому очень хорошо знаю балет изнутри. Я была и солисткой, и преподавателем, и репетитором-балетмейстером. С театром я рассталась в 1998 году. Раньше на челябинской сцене шли такие гениальные спектакли, как "Тринадцать роз", "Последний бал", "Шакунтала", "Баядерка", танцевали великолепные артисты. Репетиции шли с 10 утра и до 11 вечера, и все углы были заняты артистами. В хореографии без фанатизма, блеска в глазах делать нечего. А сейчас этого нет! Артисты пропускают репетиции, надеясь на ранее приобретенные знания и умения. Балет - это ежедневные изнурительные тренировки, тяжелейший физический труд, который требует системной работы. Даже ведущие солисты лучших театров мира уходят в отпуск всего на неделю, полторы и вновь возвращаются к станку. А что тогда говорить о начинающих?

- Вы столько лет сами занимаетесь балетом, обучаете студентов танцу. И, безусловно, являетесь человеком, способным дать объективную оценку состоянию сегодняшнего балета.

- Меня ужасно возмущает та ситуация, которая сложилась сейчас вокруг Челябинского театра оперы и балета имени М. Глинки! В Челябинске на сегодняшний день огромная проблема балета связана, в первую очередь, с непростительной ограниченностью классического репертуара. Исполнитель танца может работать лишь тогда, когда ему будет предложен репертуар, раскрывающий его индивидуальность. Многие артисты уехали из города лишь потому, что им был не интересен репертуар театра. К сожалению, в последние годы весь репертуар формируется без учета современного этапа развития балетного театра. Также проблема и в самих артистах. Современное развитие хореографии требует от исполнителя уникального владения своим телом для создания нового репертуара. Это сопряжено с каждодневной тщательной работой по овладению техникой и стилем балета.

Не стоит забывать, что театр - это не частная организация, это лицо Челябинской области. Если плохо говорят о театре, значит, ему недостаточно внимания уделяют административные органы Челябинской области.

- Почему на сцене театра так мало классического балета?

- Его не мало, но недостаточный профессионализм артистов балета не способствует высокому исполнительскому мастерству классического наследия. Любая балетная труппа формируется руководителем. Он диктует "правила игры", определяет профессиональный рост балетной труппы через репертуар.

- Почему из года в год на сцене театра идет "Лебединое озеро" П. Чайков-ского? В чем секрет его популярности?

- Во-первых, музыка Чайковского - это цельное произведение, которое имеет свою драматургическую канву. Музыка вызывает эмоциональное сопереживание. Многие ходят на этот балет ради красивой и эстетической картинки. Но на самом деле в "Лебедином озере" заложена глубокая нравственная основа: добро побеждает зло. Уникальная хореография великих мастеров М. Петипа и Л. Иванова является школой, на которой выросло не одно поколение балерин, солистов балета. И каждый новый приходящий в этот спектакль исполнитель вносит свежую струю эмоционального сопереживания.

- Тамара Борисовна, за свою жизнь вы поставили хореографические сцены более чем в 20 оперных спектаклях: "Руслан и Людмила" и "Иван Сусанин" М. Глинки, "Евгений Онегин" П. Чайковского, "Алеко" С. Рахманинова, "Царская невеста" Н. Римского-Корсакова, "Аида" Д. Верди и других. Какой ваш самый любимый?

- Трудно сказать, ведь все спектакли, которые ты делаешь, становятся для тебя как родные дети. Но, пожалуй, самым значимым для меня был "Руслан и Людмила" М. Глинки, ведь это была первая опера, доверенная мне дирижером И.А. Заком и поставленная на сцене театра, носящего имя М. Глинки.

- На какой балет вы ходили в последний раз и ваши впечатления о нем.

- Из-за низкого качества постановок в прошлом году я ходила на балет редко. Самый последний увиденный мною балет - "Синдбад" (балетмейстер В.Б. Кокарев) - поверг меня в ужас. Спектакли, подобные этому, только раздражают, портят настроение и губят здоровье. А мне это совсем не нужно. Недавно мне удалось побывать на "Ромео и Джульетте" (балетмейстер К.С. Уральский). Это балет очень достойный.

- Ваш муж, как и вы, артист сцены - премьер театра оперы и балета имени М. Глинки в 60-е годы ХХ века. А дети и внуки пошли по вашим театральным стопам?

- Нет, в семье Нарских к театру близки только мы с мужем. Сын смыслом жизни избрал изучение истории повседневности. Он профессор, доктор исторических наук. Я им очень горжусь. Раньше говорили: "Игорь Нарский? А! Это сын Тамары Борисовны!", а сейчас говорят: "Тамара Борисовна Нарская? А! Это мама Игоря Владимировича". У внучки Нины уже своя семья, и о танцах она никогда всерьез не думала. Младшенькая внучка Александра ходит во второй класс, и, похоже, хореография ей не интересна. А правнук Игорь хоть еще совсем маленький (5 лет), но уже занимается в секции художественной гимнастики. Кто знает, кем он будет?

Общаться с Тамарой Борисовной - удовольствие. Это очень импозантный, своенравный и интересный человек, который действительно знает о театре абсолютно все! Кстати, в свои 80 лет она до сих пор виртуозно кружится в вальсе и делает экзерсис. Стоит только посмотреть на Тамару Борисовну, и сразу же становится очевидно, что именно танец делает человека молодым и телом, и душой!

P.S. Сегодня в Челябинской опере на спектакле "Ромео и Джульетта" состоится чествование замечательного творческого и семейного дуэта - Владимира Нарского и Тамары Хазановой-Нарской.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19748
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 14, 2008 2:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008101403
Тема| Балет, БТ в Екатеринбурге, Персоналии,
Авторы| Ирина КЛЕПИКОВА
Заголовок| Большой балет: душа и… бренд. Встреча за «круглым столом» с ведущими солистами первого театра страны
Где опубликовано| «Областная газета»
Дата публикации| 2008 10 14
Ссылка| http://www.oblgazeta.ru/home.htm?st=7-1.sat&dt=15.10.2008
Аннотация|


Строго говоря, правда, словосочетание «ведущий солист» по отношению к танцовщикам Большого театра следует употреблять осторожно. Для Большого «ведущий солист» — не степень признания у зрителей, а вполне определённый официальный должностной статус. В иерархии танцовщиков, сохраняющейся со времён императорского театра, и сегодня есть «премьер», «прима-балерина», «первая солистка», «ведущая солистка», «солистка», «корифейка» и т.д. И лучше не путать эти звания и статус.

Однако на встрече, которая в минувшее воскресенье прошла в Екатеринбургском оперном театре, где гастролировал Большой, всё было демократичнее. Находясь в разных статусах, Мария АЛЕКСАНДРОВА, Денис САВИН, Руслан СКВОРЦОВ, Анна АНТОНИЧЕВА, Артём ШПИЛЕВСКИЙ и управляющий балетной труппой (в прошлом — танцовщик) Геннадий ЯНИН представляют действительно ведущие творческие силы молодого балета Большого. У каждого — своя судьба в Большом, свои победы на международных конкурсах, престижные премии и звания, но разговор шёл об их общем родном доме — Большом театре России. А ещё о долгосрочной культурной программе «Большой театр — России», благодаря которой балет первого театра страны впервые (!) за более чем 200-летнюю историю коллектива приехал с гастролями на Урал.

«БОЛЬШОЙ ТЕАТР — РОССИИ». РОССИЯ — БОЛЬШОМУ

Г. Янин: — То, что Екатеринбург попал в маршрут программы «Большой театр — России», факт закономерный. В отличие от занятых репетициями солистов, я имел возможность больше узнать город, поездил по нему на машине. Это замечательный мегаполис. А то, что в городе есть свой оперный театр да ещё и федерального подчинения, самому городу придаёт особо весомый статус.

И сцена, на которой мы здесь работали, сам театр — особенные. Поверьте: это не дежурный комплимент. За два сезона, которые продолжается программа «Большой — России», мы выступили в Калининграде, Омске, Самаре, Иркутске, Новосибирске… Театры, сцены — очень разные. Но в Екатеринбургском оперном, за кулисами, — родной запах. Запах старого театра. С историей, легендами, традициями. Так пахнет и в закулисье Большого, которому вот уже 232 года.

М. Александрова: — Благодаря программе «Большой — России» и мы открываем для себя новые города, новых зрителей. И — без ложного пафоса — встречи с российскими зрителями дают нам столько же, сколько и наше искусство зрителям.

За рубежом Большой — бренд. Его гастролей ждут. Заранее, очень задолго, раскупают билеты. Часто идут на какого-то артиста, на вполне определённое имя. Для России Большой — не бренд, а душа, великие традиции танца. Зритель здесь свой, родной. Иногда, уже выйдя на сцену, слышу, как в зале шепотом ещё разбираются с местами: «Ваше?- Не ваше», «А какой это ряд?». До меня долетают слова из зала — и мне не надо «включать» систему перевода, как за рубежом. Слова родные. Дыхание зала родное.

Г. Янин: — Россия — это не только дорогие нашему сердцу зрители. Россия аккумулирует в Большом и лучших своих танцовщиков. Помните, популярные строки: «…А также в области балета мы впереди планеты всей»? Сегодня в мире — невероятное количество танцевальных школ. В разных странах работают театры-легенды с легендарными танцовщиками в труппе. Конкуренция колоссальная! Но Большой продолжает оставаться на особом счету. Это своя, признанная во всём мире школа танца. Знаете, на любой видеозаписи, даже если не известен спектакль и исполнитель (скажем, наткнулся в эфире на сюжет), школа Большого театра узнаётся моментально.

Да, мы приглашаем для участия в постановках зарубежных артистов, но — исключительно из Гранд-опера или Ковент-гарден (танцовщик должен обладать вполне определённым уровнем мастерства). А вот если вдруг, условно говоря, мы в Алапаевске встретим подходящего нам талантливого артиста — возьмём из Алапаевска.

М. Александрова: — Танцовщик с российскими корнями — это уже априори вполне конкретное достоинство. Та самая душа, которой в танце наделены именно русские. Не случайно великая Анна Павлова настаивала: «У каждой нации — свои достоинства. У русских — это особая музыкальность…».

КЛАССИКА —

«КОНЁК» БОЛЬШОГО, НО…

Г. Янин: — …но в Екатеринбург мы привезли те спектакли, которые подошли по параметрам сцены. Классика, как правило, — большой масштаб. Даже «Сильфида» еле уместилась на уральской сцене. «Маловато королевство» (смеется). Но, полагаю, зрители не проиграли. В вечере одноактных балетов они увидели столь разную хорео-графию — в «Серенаде» Джорджа Баланчина на музыку Чайковского, популярной «Кармен-сюите» и суперсовременной «В комнате наверху». Здесь соединилось, казалось бы, несоединимое — классика, акробатика, брейк-данс. Этакий танцевальный марафон!

Д. Савин: — Который, замечу, буквально валит с ног. Видели бы зрители, какие мы вылетаем за кулисы. Без сил! Но главная сложность — не в темпе, а в самой хореографии. Американский хореограф Твайла Тарп, награждённая в числе многих прочих наград Премией Фреда Астера, создала настолько сложный рисунок танца, что и выучить-то его было непросто. Даже сейчас танцуешь — и боишься: как бы не перепутать движения. Кажется: собьешься, выпадешь из общего рисунка — и уже никогда не догонишь коллег. Останется одно — стоять истуканом на сцене. Такой танец. Но при этом мы получаем колоссальное удовольствие. 40 минут драйва, бешеной энергетики, современных молодёжных ритмов.

М. Александрова: — Для Большого театра спектакль «В комнате наверху», конечно, — эксперимент. Зрители от него в восторге. Но эксперимент эксперименту — рознь. Я считаю: это — не очень большой эксперимент. Простите за каламбур, труппа Большого способна на большее. В современной хорео-графии интересны и западные постановщики (Морис Бежар, Пина Бауш), и наши. К сожалению, как ни парадоксально, из наших мы немногих видим. Когда в Москве проходит национальный театральный фестиваль «Золотая маска» и Россия представляет лучшие спектакли в том числе и в жанре современного танца — зрители-то смотрят, а мы, как правило, заняты на своей сцене. Спектакли Панфилова — я и те видела только в записи…

Р. Скворцов: — А вот «Кармен-сюиту» мы ещё до работы над ней, можно сказать, знали наизусть. Но давил груз ответственности: когда-то спектакль был поставлен знаменитым Альберто Алонсо специально на Майю Плисецкую и Александра Годунова — и это был блестящий спектакль. Поэтому когда к юбилею Плисецкой он был возобновлён, и я начал репетировать Хозе — воспоминания, сравнения возникали то и дело. И зритель, конечно, сравнивает. Но, по большому счёту, участие новых исполнителей делает спектакль совершенно иным. Это новое произведение.

М. Александрова: — Да и мы, танцовщики, проживаем внутри спектакля — даже очень известного, суперпопулярного — каждый свою новую историю. История Кармен — из разряда вечных, но представляете, каково танцевать Кармен после Плисецкой?! Однако — танцую. И оказалось даже так здорово «пошалить» на сцене — почувствовать себя женщиной, для которой любовь — категория абсолютной свободы. Причем без последствий для себя (улыбается).

А. Шпилевский: — А у меня «Кармен-сюита», можно сказать, изменила судьбу. Я закончил Академию русского балета им.Вагановой с «клеймом» лирического танцовщика. Даже работа за рубежом, знакомство с Бежаром, приобщение к разным стилям хореографии не изменили амплуа. А так хотелось попробовать себя в характерном танце. Роль тореро в «Кармен-сюите» дала такую возможность.

Г. Янин: — Когда в балетной труппе — 270 танцовщиков, а в месяц на сцене идёт максимум 20 балетных спектаклей, вопрос занятости, востребованности, предоставления шанса каждому из замечательных наших танцовщиков стоит остро. Классика — наша альма-матер, академия. Но современная хорео-графия даёт танцору дополнительный творческий шанс. Это иное, как мы говорим, сцепление с полом. Другие мышцы начинают работать.

«От балета не отойдёшь…Он этого не прощает»

Г. Янин: — Зрителей часто интересует закулисная, внутренняя жизнь Большого театра. И я понимаю: интерес не праздный. Зрители хотят знать, какие они, их кумиры, вне сцены, каков первый театр страны вне света рампы. За 232 года Большой накопил немало традиций. Ну, вот одна из них: при колоссальном масштабе коллектива (2638 человек!) у нас принято приветствовать всех. Сколько бы человек ни встретилось тебе на пути. И не важно: премьер ты или концертмейстер, капельдинер… Мы делаем одно дело.

Р. Скворцов: — Часто спрашивают о любимых ролях. Меня этот вопрос, честно говоря, приводит в полную растерянность. Не хочется отвечать банально, что все роли, как дети, равно дороги и любимы. Но так оно и есть. Разве что та партия, в которой тебе предстоит выйти ближайшим вечером, занимает тебя больше, чем прочие. На данный момент!

А. Антоничева: — А я так понимаю, что «любимая роль» — значит, особо близкая тебе не по причине ближайшего исполнения вечером, а по душевному родству. Да, артисты — лицедеи. Но в одной партии ты играешь, а в другой проживаешь историю своего персонажа. Вот если так подойти, то у меня любимая — «Спящая красавица». Я как-то легко вошла в этот балет. А ещё мне очень нравится репертуар Юрия Григоровича. Это совсем иного рода танец, но — душа к нему расположена.

М. Александрова: — Насчёт «любимых»- «нелюбимых» можно, наверное, спорить. Но, знаете, я замечала за собой: когда какую-то партию долго не танцуешь, вдруг начинаешь скучать по ней как по любимой книге, которую давно не перечитывал.

Раньше — во времена Плисецкой, Васильева, Максимовой — когда спектакли ставились по полгода, артисты «вживались» в своих персонажей. Душою проростали в них. Сегодня само время диктует иной темп. Порой параллельно репетируются «Баядерка» и «Ромео и Джульетта». Сегодня танцуешь одно, завтра — другое. Перестраиваться надо очень быстро. И всё время пребывать в профессии. Когда спрашивают об увлечениях помимо сцены, то…

Г. Янин: — …это вопрос не к артистам балета. Балет ни на какие увлечения, хобби не оставляет ни времени, ни сил. Такая профессия. Не отойдёшь. Каждый день, из месяца в месяц, из года в год рабочий день начинается с урока у станка.

М. Александрова: — И продолжается по 12 часов! Ежедневно. Все годы жизни, пока ты в балете. Кому-то кажется: танец — этакое дрыгание ногами. Ничуть не бывало. Балет — серьёзнейший вид искусства, не прощающий служения ему «вполноги». День не подошёл к станку, два не подошёл. На третий сцена скажет тебе «До свидания…».

В конце встречи вспомнили, что когда-то на сцене Свердловского оперного, в его балетных спектаклях танцевали М. Семёнова, О. Лепешинская, М. Лавровский, М. Лиепа… Тогда существовала государственная программа сотрудничества Большого и провинциальных театров страны, практика приглашения и участия звёзд большого балета в спектаклях разных театров. Практика давно утрачена. Но, может быть, нынешний приезд Большого театра на Урал поможет возрождению традиций, и уральцы увидят когда-нибудь Марию Александрову или Артёма Шпилевского в спектаклях Екатеринбургского балета? Во всяком случае, речь шла о том, как сделать более частыми встречи с солистами Большого на уральской земле.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19748
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 14, 2008 2:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008101404
Тема| Балет, БТ в Екатеринбурге, Персоналии,
Авторы| Юлия МАТАФОНОВА
Заголовок| Карменсита… в «комнате наверху»
(Разговор между спектаклями)

Где опубликовано| «Уральский рабочий»
Дата публикации| 2008 10 14
Ссылка| http://ur-ra.ru/sc/pub_ur.php?pub_select=1202
Аннотация|



Выступая на пресс-конференции накануне гастролей балета Большого театра России в Екатеринбурге, художественный руководитель балетной труппы Алексей Ратманский, словно бы извиняясь, объяснил, почему было решено привезти на Урал именно такой репертуар: «Сильфиду» Хермана Левенскольда и вечер одноактных балетов.

Все дело в том, что в нашем оперном театре оказалась маловата сцена, а другого помещения, удобного для больших балетных спектаклей, нет. Сегодня, когда шестидневные гастроли завершены (последние овации прозвучали вчера), выяснилось, что, очевидно, все — к лучшему. Зато мы смогли познакомиться с разными направлениями творческого поиска коллектива — в области классики, возвращения на современную сцену шедевров русской хореографии и поиска напряженного, нервного языка, которым только и в состоянии выразить свое мироощущение сегодняшний молодой человек, столкнувшийся с неуправляемым, пугающим его миром. Мы познакомились с творческим почерком выдающегося датского балетмейстера и педагога XIX века Августа Бурнонвиля, «Кармен-сюитой» Жоржа Бизе — Родиона Щедрина с хореографией Альберто Алонсо, «Серенадой» на музыку Петра Чайковского, оставленной потомкам Джорджем Баланчиным, и «В комнате наверху» на музыку Филипа Гласса с хореографией Твайлы Тарп, творче­ская и педагогическая деятельность которой широко известна во всем мире.

Ситуации придал остроту тот факт, что балет Большого театра к нам вообще приехал впервые. Оперная труппа (тоже с единственными гастролями) была в 1977 году. На этот раз «помогла» реконструкция исторического здания Большого, который решил осуществить давно уже ожидаемый российскими зрителями проект «Большой — России». Начали выступления с Самары, сердечно принявшей театр в годы Великой Отечественной войны. Но стоит ли обижаться, что мы не первые. Мы видели, как актеры вы­кладывались до предела во время спектаклей, чувствовали токи взаимопонимания и благодарности друг другу, сразу же, с первых минут связавшие сцену и зал. А в перерыве между спектаклями театр и Екатеринбургское отделение Союза театральных деятелей России договорились о встрече артистов и екатеринбургских критиков, включая молодежь из Школы молодого критика, где можно было познакомиться подробней и ближе.

«Любимый театр, любимая страна»

Управляющий балетной труппой Большого театра Геннадий ЯНИН сразу проставил точки над i:

— Гастроли по России для нас много значат. Мы постоянно выступаем за рубежом, но отношение к российской публике совершенно особое. Не только потому, что мы ощущаем неоплаченный долг перед ней. Вот Екатеринбург — какой же это «провинциальный» город?! Тем более — у вас такой прекрасный оперный театр. Когда я впервые зашел за кулисы, сразу почувствовал неповторимую атмосферу старых театральных стен. А великолепный зал с ярусами, ложами! Зритель, воспитанный таким театром, — благодарный зритель. Он тонко чувствует искусство, разбирается в нем.

— Я часто езжу по России, — присоединилась к разговору прима-балерина, заслуженная артистка России Мария АЛЕКСАНДРОВА, — и для меня эти поездки никогда не бывают в тягость или «в нагрузку». Даже если условия где-то не очень хорошие, все скрашивает зрительский прием. Поездка превращается в праздник, и на душе становится прекрасно: любимая страна, любимая работа, любимый зритель, которому так хочется сказать спасибо!

Алла ЛАПИНА, театровед: — В наш город, даже в пос­ледние трудные времена, постоянно приезжают с гастролями лучшие драматические труппы. Мы понимаем: привезти музыкальный театр сложнее, и как хорошо, что нашлись люди, сделавшие возможной эту поездку. На ваших гастролях все оказалось по большому счету, включая тот факт, что спектакли идут не под фонограмму, как сейчас происходит сплошь и рядом, а под «живой» оркестр. Лично для меня стало событием знакомство с «Серенадой» — легендарным сочинением Джорджа Баланчина. Этот волшебный, «летящий», романтический танец, исполненный с безукоризненным техническим совершенством, надолго останется в памяти и в душе.

По-прежнему лучшие

ВОПРОС: — Насколько балет Большого сейчас конкурентоспособен в мире?

Геннадий ЯНИН: — Мы по-прежнему непревзойденны в классике. Профессиональная конкуренция есть. В основном, это Парижская опера и лондонский театр «Ковент-Гарден». Но русская балетная школа была и остается самой лучшей, отсюда и результат. В России исторически сложилось так, что балет всегда финансово поддерживался государством — была особая статья в бюджете. К тому же в Большой театр стекаются лучшие силы из всей страны. Скажем, в Парижской опере в труппу берут только выпуск­ников Парижской школы, притока «свежей крови» нет. В нашу труппу мы принимаем танцовщиков из любых городов, собираем самых талантливых.

Мария АЛЕКСАНДРОВА: — В культуре любого народа есть что-то свое, особенное. Еще великая Анна Павлова говорила, что славяне очень танцевальны и музыкальны. И это действительно так. Весь мир признает, что классику никто не танцует так, как русские артисты.

ВОПРОС: — Но ваш одноактный балет «В комнате наверху» — это совсем не классический танец. Было ли трудно работать над этим спектаклем?

Денис САВИН, солист балета, участник спектакля: — Да, очень трудно. Спектакль идет долго — 40 минут, и все это время ни на секунду не прекращается движение, в котором ни один элемент не повторяется. Попробуй-ка выучи это! Ощущение такое, что сделал хотя бы одно неточное движение, и все — сразу можешь уходить со сцены.

Лариса БАРЫКИНА, балетный критик: — Как для этого спектакля осуществлялся выбор актеров? Их отбирал хореограф в балетном классе или учитывались желания каждого? Может быть, кто-то вообще отказывался?

— Геннадий ЯНИН: — Вопросы понятны. Ведь мы обучены совершенно другому танцу. А тут «королева эклектики», как окрестили Твайлу Тарп, смешала классический танец с характерным, широко использует джаз. Только что половина актеров танцевала нежнейшую, красивейшую классическую «Серенаду», а после нее должна выходить в сочинении Твайлы Тарп, где работают совершенно другие мышцы, совсем по-другому работают ноги, другое сцепление с полом. Танцевать такое просто опасно. Участие актеров в этом спектакле я рассматриваю как подвиг.

Мария АЛЕКСАНДРОВА: — Но подвиг оправдан — этот балет олицетворяет то время, в котором мы существуем, его бешеный ритм, его динамику.

Лариса БАРЫКИНА: — Действительно, перед нами суперсовременная постановка, которая наделала много шуму. Она показывалась на фестивале «Золотая Маска» и «Золотую Маску» получила. Балерина Наталья Осипова в том числе. Это все замечательно. Вообще последние несколько лет Большой театр имеет чрезвычайно разнообразный репертуар, в театре возник своеобразный период «бури и натиска». Мы все понимаем, что это заслуга художественного руководителя балета Алексея Ратман­ского, и хочется верить, что интерес к эксперименту продолжится.

Ощутить «свою» тему

ВОПРОС: — К современным балетам относится и «Кармен-сюита», в которой многие годы блистала Майя Плисецкая. Конечно, публика не может не сравнивать тот, старый спектакль, с нынешним. Какие точки современного интереса ощущаете вы в этом произведении, тоже уже классическом?

Руслан СКВОРЦОВ, ведущий солист, исполнитель партии Хозе: — Прежде всего, «Кармен-сюита» — это замечательная музыка, и все хореографические движения идеально ложатся на нее. Музыка очень точно выражает тончайшие эмоции персонажей, позволяет вносить в спектакль что-то свое и надеяться, что твое чувство дойдет до зрителей.

Артем ШПИЛЕВСКИЙ, ведущий солист, исполнитель партии Тореро: — Настрой, темп исполнения мне тоже дает музыка. Но для меня эта партия дорога еще одним обстоятельством. Дело в том, что со школы, со времен учебы на мне поставили клеймо: «лирический танцовщик», хотя я всегда пытался сопротивляться такой оценке. Как раз поэтому мне интересно играть Тореадора. Любая характерная роль дает гораздо более широкое поле деятельности, поиска, чем «голубой» лирический герой…

Вопросов типа «Как вам понравился наш город?» на встрече не задавали. Особенно после слов Геннадия Янина о рабочем режиме артиста балета:

— Судите сами, мы имеем более 20 балетных спектаклей в месяц. А еще ежедневные репетиции, работа в классе, режим и прочие «радости», без которых невозможно держать себя в форме.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19748
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 15, 2008 9:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008101501
Тема| Балет, Екатеринбург, Персоналии,
Авторы| Ярослав Седов
Заголовок| На Урале вырастили "Каменный цветок"
Екатеринбургский театр оперы и балета открыл 97-й сезон

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №4772
Дата публикации| 2008 10 15
Ссылка| http://www.rg.ru/2008/10/15/cvetok.html
Аннотация|

Екатеринбургский академический театр оперы и балета открыл сезон премьерой новой постановки балета Сергея Прокофьева "Каменный цветок" по мотивам уральских сказов Бажова.

Хотя классическим воплощением этого знакового для Уральского региона произведения является версия Юрия Григоровича и Симона Вирсаладзе, с которой в середине 1950-х началась новая эпоха советского балета, театр пошел своим путем. Балетмейстер Андрей Петров, худрук труппы "Кремлевский балет", в содружестве со сценографом Станиславом Бенедиктовым и художником по костюмам Ольгой Полянской создали свою версию, не полемизирующую с постановкой Григоровича, но меняющую привычные акценты. Действо разворачивается в условном, мерцающем и переливающемся малахитовыми отблесками пространстве и строится как поэма о духовных метаниях. Возвышенный путь, разумеется, олицетворяет Данила-мастер, художественные переживания которого в разных составах искренне и убедительно передают Михаил Евгенов и Виктор Механошин. Земные страсти воплощает Северьян, представленный здесь отнюдь не гротескным стариком, а ровесником Данилы, этакой негативной ипостасью образа главного героя, равноправным претендентом на любовь Катерины. В ярком, захватывающем исполнении Сергея Кращенко, ставшего открытием спектакля, Северьян предстает энергичной противоречивой натурой, вызывающей сочувствие.

Главных героинь в разных составах исполняют московские гости и солистки Екатеринбургского театра. Примадонны "Кремлевского балета" Наталья Балахничева (Катерина) и Кристина Кретова (Хозяйка) ярко контрастны: лиризму, жертвенности и мудрости Катерины противостоит бездушная властность и самодовольная красота Хозяйки. В исполнении екатеринбургских балерин Олеси Мамыловой и Елены Кабановой образы Катерины и Хозяйки - две стороны одной медали: обе - страдающие и любящие женщины, выбирающие принципиально разные пути к сердцу героя.

За дирижерским пультом - Сергей Стадлер, с увлечением передающий мощь, причудливый тематизм и тонкие эффекты оркестровки прокофьевской партитуры. Ему с трудом удается сбалансировать звучание малочисленной группы струнных с остальным составом оркестра. Зато баланс между музыкальным и хореографическим действом дирижер выстраивает безупречно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19748
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 15, 2008 9:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008101502
Тема| Балет, XII Международный балетный фестиваль (Чувашия), Персоналии,
Авторы| --
Заголовок| XII Международный балетный фестиваль пройдёт в Чувашии с 28 по 31 октября
Где опубликовано| ИА REGNUM
Дата публикации| 2008 10 15
Ссылка| http://www.regnum.ru/news/1069654.html
Аннотация|

XII Международный балетный фестиваль пройдет в Чувашии с 28 по 31 октября. Как сообщили ИА REGNUM в пресс-службе Чувашского театра оперы и балета, праздник балетного искусства откроется спектаклем "Баядерка" Л. Минкуса, который является лауреатом Государственной премии Чувашии. Чувашский театр оперы и балета обратился к этому шедевру мирового балета в 2002 году: премьера состоялась 17 апреля на VI Международном балетном фестивале. В "Баядерке" на балетной сцене чувашского театра танцевали звезды Большого и Мариинского театров, танцоры из Новосибирска и Украины. В этом году главные партии исполнят лауреаты Международных конкурсов Маргарита Камыш (Республика Молдова) и Михаил Сиваков (Санкт-Петербург), а также Александра Алимова (Чебоксары).

29 октября впервые на балетной сцене Чувашии Марийский государственный театр оперы и балета им. Э.Сапаева представит один из величайших балетов XX века - "Спартак" А. Хачатуряна. Балетмейстер-постановщик - заслуженный артист России Константин Иванов.

30 октября состоится показ шедевра мировой балетной хореографии "Жизель" А. Адан. Он стал первым балетным спектаклем, поставленным в Чебоксарах. Премьера состоялась19 мая 1967 года. На чувашской сцене его поставили ленинградские мастера. "Жизель", дебютировавшая на сцене театра более 40 лет назад, была восстановлена и представлена в рамках балетного фестиваля в 2007 году - уже с отреставрированными и обновленными декорациями, костюмами. В этом году главные партии в постановке исполнят дипломант международного конкурса Эллен Дэшарре (Япония, Токио), заслуженный артист Чувашии Айдар Хисамутдинов и Элина Тимербаева (Москва, Челябинск).

Напомним, первый балетный фестиваль состоялся в 1997 году и был посвящен 30-летию балета в Чувашии. "Жизелью" открывалась праздничная афиша. Партию Жизели исполнила народная артистка СССР Надежда Павлова.

Балет "Жизель" по праву считается одним из самых выдающихся произведений романтической эпохи. Сегодня почти каждая известная балетная труппа мира имеет "Жизель" в своем репертуаре. Темы, затрагиваемые в балете, - любовь, предательство, верность и прощение, - всегда актуальны, отмечают театралы.

Традиционно фестиваль завершится гала-концертом. В нем примут участие прима-балерина театра "Кремлевский балет", заслуженная артистка России Наталья Балахничева (Москва), звезды балета зарубежных стран, Москвы, Санкт-Петербурга и и солисты Чувашского государственного театра оперы и балета.

Гостями праздника станут известный балетный критик Александр Максов (Москва, журнал "Балет") и молодой балетовед Светлана Потемкина (Московская Академия хореографии).

Международный балетный фестиваль является одним из самых посещаемых мероприятий в республике, так как предоставляет возможность увидеть на сцене лучшие исполнительские силы зарубежных стран и России, говорят театралы. За 12 лет фестиваля любители балетного искусства могли оценить мастерство исполнителей из Испании, Японии, Южной Кореи, Литвы, Украины, Эстонии, России. Он приобрел особый шарм и неповторимость.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19748
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 15, 2008 10:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008101503
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Екатерина Максимова и Владимир Васильев
Авторы| Юлия Яковлева
Заголовок| Гала-концерт, посвященный 50-летию творческой деятельности Екатерины Максимовой и Владимира Васильева
Где опубликовано| Афиша
Дата публикации| 2008 10 14
Ссылка| http://www.afisha.ru/performance/77663/
Аннотация|

Большой театр празднует гала-концертом 50 лет «творческой деятельности» Екатерины Максимовой и Владимира Васильева. Вот так, с трогательным занудством, они назвали то, чем занималась самая фантастическая супружеская балетная пара ХХ века. Потому что если бы они дали волю чувствам и словам, это не влезло бы ни в одну театральную афишу.

Недавно также отпраздновали 50 совместных лет балерина Майя Плисецкая и композитор Родион Щедрин. Правда, не в Большом, а в Консерватории — по месту, так сказать, специализации главы семьи. Но смысл и там и там один: твердый знак равенства между супружеской и творческой жизнью. Это две из самых знаменитых пар Советского Союза (не считаю дуэтов на коньках). И уж точно — самые красивые. Причем совсем не в фигуральном смысле: посмотрите на фотографии.

Они лучились молодостью, талантом, счастьем и несомненной влюбленностью друг в друга. Они были слишком хороши. Настолько, что этому не завидовали: завидовать можно чему-то понятному и возможному. Максимова и Васильев казались придуманными, как природа в Версальском парке. В Ленинграде тогда был лучший балет, но и там такого не было. Люди с Балтики попытались решить проблему с балтийской же прямотой и подселили молодого Рудольфа Нуреева в одну коммуналку с перспективной солисткой Аллой Сизовой. Евгеника не удалась: Нуреев оказался гомосексуалистом, а потом и вовсе предателем родины. Максимова и Васильев остались уникальными. К концу 1960-х балетная оттепель вымерзла повсеместно. И в 1970-е эта пара — лучшее, что случилось с советским балетом. Не считая Майи Плисецкой, которая была отдельным видом танцевального искусства, причем четко антисоветским.

Они же в контрах с режимом не были никогда. Лауреаты всего на свете. Но весь Советский Союз называл их «Катя и Володя». Я, конечно, понимаю, что Максимову, особенно с трогательными крысиными хвостиками в дебютных «Жизелях», язык не повернулся бы назвать Екатериной Сергеевной. Но дело не в этом. В 1970-е советский балет по факту лежал в глубоком фоле. Новинки были редки и эстетически смехотворны. Но этот балет считал себя впереди планеты всей. Стыдно, конечно. Потому что 1970-е на Западе — это акме хореографов Баланчина, Роббинса, Лимона, Грэм, Бежара. А советский балет был отраслью промышленности. Конкретно — нефтяной. Я, честное слово, не шучу. На гастролях балет зарабатывал валюту. На которую закупали оборудование для нефтеперерабатывающих заводов. За это его можно было ценить. Любили же его — именно за «Катю и Володю». Максимова и Васильев придали этой скважине человеческие черты. На окоченевшие стекла брежневского балета ложилось теплое дыхание. И оно превращалось в искристые пальмы, перья — ну знаете, эту морозную живопись серебром по серебру. Вот так они и танцевали.

У меня есть личный повод их обожать. Я была плохой студенткой. Точнее — худшей на филологическом отделении: мне приятнее считать, что это балет отъедал время, которое требовалось, чтобы читать литературу по списку. Но как бы то ни было. Экзамен принимал профессор с многообещающей фамилией Зверев. В 70-е он был балетоманом настолько, насколько ими были все московские театралы, а театралами — все московские интеллигенты. То есть он был балетоманом на почве Екатерины Максимовой. В общем, я довольно ловко съехала на проселочную дорогу: Жорж Санд — романтизм — Мария Тальони — Екатерина Максимова в ХХ веке, бла-бла-бла. С обаяния Екатерины Максимовой, не потускневшего в памяти ее поклонника спустя столько лет, когда от летучего искусства балетных артистов не остается вообще ничего, я получила… Не буду врать, будто я получила пять. Это была тройка.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19748
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 15, 2008 2:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008101504
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Геннадий Янин
Авторы| Беседовала Лада МЕРКУЛОВА
Заголовок| ЭТО ВАМ НЕ СПОРТ!
Интервью с заслуженным артистом России, управляющим балетной труппой Большого театра, Геннадием Яниным

Где опубликовано| «РОССИЙСКИЕ ВЕСТИ»
Дата публикации| 15-22 октября 2008г.
Ссылка| http://rosvesty.ru/1932/culture/?id=1000000264
Аннотация|



- Геннадий Петрович, вы происходите не из артистической семьи. Как получилось, что вы стали танцором?

- В 10 лет мало кто отдает себе отчет о жизненном пути. Сейчас я уже знаю, что моя мама для себя твердо решила, что в Серпухове она не сможет мне дать такого образования, как в Москве, и тем более в балете! Поскольку я был подвижным и координированным ребенком (особых данных у меня не было, я нигде специально не занимался), она «наудачу» повезла меня в балетную школу. Куда я и был принят.

- Остались какие-нибудь воспоминания от вступительных экзаменов?

- Помню, на третьем туре я и не подозревал, что должен буду станцевать танец. Когда я еще ждал своей очереди, то понял, что дети танцуют неспроста, и наверное, попросят станцевать и меня... Но у меня не было никакого танца, кроме того, что накануне, во дворе, какие-то девочки научили меня танцевать чарльстон. Поэтому, когда меня спросили, что я буду танцевать, я ответил: «чарльстон» и, повернувшись к концертмейстеру, деловито спросил: «Вы сумеете сыграть чарльстон?» Та, сдерживая улыбку, ответила, что попробует, и тогда я серьезно спросил комиссию: «Вам «с руками» или «без»?». Конечно, все в комиссии засмеялись и попросили: «Детка, умоляем – с руками»! Я потанцевал под общий хохот и совершенно не понимал – почему они так веселятся, ведь тогда, на мой детский взгляд, все было профессионально.

А потом я увидел себя в списках принятых.



Сейчас я, прожив долгую жизнь в балете, понимаю, что именно на артистизм ребенка надо обращать внимание. Многое можно развить, но артистизм… Он либо есть, и его сразу видно. либо его нет, и он не появится. То же - с музыкальностью.

- Кроме балета, какие виды искусства вам еще близки?

- Обучаясь в хореографическом училище, я 7 лет занимался игрой на фортепиано и до сих пор продолжаю играть. Любовь к музыке во мне занимает первое место. Потом – любовь к балету. Кроме того, я очень люблю оперу. К сожалению, нас, любителей оперы, немного осталось, но думаю, те, кому это открылось – счастливейшие люди.

-А к современной хореографии как вы относитесь?

- Среди балетмейстеров, работающих в этом жанре, конечно, есть очень талантливые мастера, но это не мое. Я по традиции люблю классический императорский балет.

- Как вы считаете, достаточно ли балетные исполнители Большого театра владеют техникой современного танца?

- Вот только сейчас мне пришла в голову мысль: смешно сейчас заставить Таджикистан выпускать качественные хорошие духи, когда они прекрасно делаются во Франции, или Колумбию – выпускать шикарные автомобили, когда на этом рынке много лет лидирует Германия.

То же самое – труппа, специализирующаяся на исполнении современной хореографии – она замечательно танцует ТОЛЬКО эти балеты. Яркий пример – гамбургская труппа под руководством Дж.Ноймайера – они ведь танцуют ТОЛЬКО Ноймайера! Попробуйте, поставьте в таком коллективе «Спящую красавицу», и вы обхохочетесь.

…Классика – вот специализация Большого балета. Мы на этом выросли. Мы на этом заработали очки. Мы это культивируем. Поэтому при встрече с современной хореографией у наших классических танцовщиков многое не получается, часто случаются травмы. Это можно сравнить с поездкой на автомобиле с другим рулем.

- Есть мнение, что в образовательную программу балетных училищ полезно было бы включить достижения спортивных теоретиков. Стали бы вы что-то менять в балетном образовании?

- Нет. Ведь что такое спортсмены? Несчастные дети – они начинают свою карьеру в 12 лет. Представляете, какая это огромная психологическая нагрузка на детский организм! Мало кто думает и знает о том, что с этими детьми происходит потом, когда эти победы заканчиваются. И что от этих детей требуют, что бы они победили. Кроме того – самое страшное оскорбление в балете – когда педагог тебе кричит: «Это вам не спорт!!!».



Понимаете, мы называемся «АРТИСТЫ балета, потому что мы – АКТЕРЫ, умеющие танцевать. Люди ходят смотреть спектакль. Это эмоциональный заряд, игра актеров. Ведь все наши звезды балета - это, в первую очередь, РОЛИ, созданные людьми. Никто же не говорит про Васильева: «Ах! Как он тогда делал гранд-пируэт…». Нет! Но говорят: «Ах! Как он танцевал Спартака!»

- Какие, по вашему мнению, спектакли должны идти в Большом театре?

- Уверен, это должны быть большие шикарные классические постановки. Либо беспроигрышные современные.

- А как же определить, что данный спектакль будет беспроигрышным?

- А не надо делать экспериментов. Поход любого зрителя в Большой театр должен быть значимым событием в жизни. Как это было раньше. До сих пор я слышу отзывы: «Ой! Я был в 53-м году в Большом театре, когда танцевала Уланова»

-Что вы можете сказать о последней балетной премьере «Пламя Парижа?»

- Несмотря на то, что балет «Пламя Парижа» – реставрация, это абсолютно новый спектакль с иным смыслом.

Я не являюсь постановщиком. Я являюсь исполнителем роли. Можете себе представить – у меня заканчивается 22-й сезон, и я впервые наконец-то добрался до роли, о которой мечтал с детства. Я всегда мечтал сыграть короля. Вот в этом спектакле я играю Людовика XVI.

- Помню, как однажды, на гастрольном спектакле «Раймонда», вы вдруг вышли вместо запланированного по сценарию короля.

- В нашей артистической жизни есть традиция - последний спектакль на гастролях – «зеленый» (то есть «с приколом»). И мне очень хотелось сделать что-то смешное, но вместе с тем очень достойное, поскольку я уже тогда занимал административный пост. То есть чтоб это не выглядело балаганом и было незаметно для публики. И вот я подумал – а не выйти ли мне королем? Все то же самое: движения, костюм, грим, но только «своим» понятно, что король здесь совсем другой. Мы (с настоящим по сценарию королем) до последней секунды держали это втайне, и для всех случился шок на сцене. Это был хохот за кулисами, а артисты, находящиеся на сцене, изо всех сил сдерживали смех – ведь они всегда смотрели на короля снизу вверх, а тут – они опустили головы, так как я оказался заметно ниже, чем привычный король. Надо сказать, наши ребята оказались крепкими и не засмеялись, продолжая играть как ни в чем не бывало.

- Как сегодня складывается ваша работа на должности управляющего балетной труппой?



- Только теперь, спустя 5 лет, я понял всю сложность этой работы: постоянное общение, непрекращающийся поток информации, быстрое решение возникающих проблем и т.д. Что обидно – нет ощущения завершенности – пока я напрягался и делал одно, на меня навалилось множество другого. Даже за время отпуска. Есть служебный телефон, по которому я обязан отвечать всегда. Это ведь достаточно серьезный пост, государственный театр, и вопросы могут возникать сиюминутные. В любой момент могут позвонить и сказать: «Вызывайте всех из отпуска – завтра приезжает английская королева»

- Интересно, каким образом складывается жизнь балетного артиста по окончании карьеры?

- Это грустная тема. Я сам с ней столкнулся. В этом году я ухожу со сцены - как артист балета я заканчиваю свою карьеру. Это не значит, что я не буду появляться на сцене, но официально я уже перехожу в другой статус. И у меня есть куда перейти. А ведь у многих – некуда, и эта пенсия – как окончание жизни. Нас всех выучили и зарядили на 20 лет работы. Никто не сказал – что будет дальше.

И вот я не знаю точно, куда уходят артисты балета, вышедшие на пенсию. Возможно, кто-то остается при школе, кто-то уезжает за границу, очень маленький процент тех, кто остается в театре. Но ведь это далеко не все!

- Может, некоторые получают вторую профессию?

- Конечно, те, кто подальновиднее, заканчивают и МГИМО, и получают юридическое образование. В данном случае каждый для себя делает выбор – либо ты танцуешь «до упаду» и потом падаешь, либо ты танцуешь «с напрягом», но у тебя есть продолжение жизни.

Здесь главное – победить инфантильность, развивающуюся в балетных детях. Ведь артисты балета с детства живут по строгому расписанию, и зачастую у них нет возможности принять собственное решение – за них все продумали, все организовали (и, заметьте, организовали хорошо!). Их единственная задача – хорошо танцевать.

- Каково ваше мнение по поводу службы в армии артистов балета?

- Этот вопрос всегда актуален. Все знают, как убийственна служба в армии для артиста балета. В 2008 г. в балетных школах по всей России выпустилось максимум 100 юношей. И вот вопрос - имеет ли эта цифра (100 человек) значение для армии в такой стране, как Россия? Вот для искусства балета – нашей национальной гордости - эта цифра имеет огромное значение.

Ведь классический танцовщик должен по несколько часов в день заниматься у балетного станка, должен иметь непрерывную практику выхода на сцену. У артиста балета есть специфика, и от нее никуда не уйти – она выработана годами, веками. И уровень сегодняшнего мирового балета, где мы продолжаем удерживать лидирующее положение, не допускает таких пауз и промежутков, особенно «на взлете», в начале творческого пути.

К этому стоит добавить, что сегодня даже Большой театр, имея труппу в 200 с лишним человек, испытывает трудности – нехватку артистов-мужчин.

- Что бы вы сказали людям, утверждающим, что не любят балет?

- Балет – это красиво, празднично. И когда говорят: «Я в балете ничего не понимаю!», то я отвечаю, что тут и не надо ничего понимать! Все происходит на эмоциональном уровне – либо тебе нравится и тебе хочется остаться, либо тебе хочется уйти. А дальше, как в хорошем вине или в сигарах – чем дольше ты этот продукт потребляешь, тем больше ты в нем разбираешься. Так же это и музыки касается.

- Что бы вы пожелали нашим читателям?

- Я большой оптимист. Меня во многих ситуациях этот оптимизм поддерживает: Твоя лучшая роль еще впереди, и для фильма, за который ты получишь «Оскара», еще не написан сценарий. С этой мыслью я живу, чего и другим желаю.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19748
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 15, 2008 10:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008101505
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Юрий Бурлака
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| Хореограф Юрий Бурлака: "Политику Большого балета буду определять только я"
Где опубликовано| «Известия»
Дата публикации| 20081015
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article3121586/
Аннотация|

Балетная труппа Большого театра приступила к подготовке первой премьеры 233-го сезона. Вечер одноактных балетов, в который войдут новые постановки Алексея Ратманского и Юрия Бурлаки, зрители увидят в ноябре. С Юрием Бурлакой, который 1 января 2009 года сменит Ратманского на посту художественного руководителя Большого балета, встретилась обозреватель "Известий".

вопрос: Вы всегда радуете чем-то эксклюзивным. Но сейчас ставите в Большом Гран па из "Пахиты" - одноактовку, которая идет и в Москве, и в Санкт-Петербурге. Учитывая вашу любовь к экспериментам, я думала, вы замахнетесь на утраченный многоактный оригинал...

ответ: Не думаю, что этот спектакль нужно возобновлять целиком. Конечно, зрелище было достаточно эффектным, но сюжет о потерянной цыганке, оказавшейся аристократкой, крайне запутан и сейчас вряд ли интересен. Что касается чисто танцевального большого классического па, то Мариус Петипа поставил его в 1881 году, включив в обновленную "Пахиту" для бенефиса Екатерины Вазем, одной из своих любимых балерин. Оно и будет положено в основу спектакля Большого театра. Хотя, конечно, балет будет не реконструкцией, а моей попыткой приблизиться к "Пахите" 1881 года.

в: Этот балет значился в планах БТ еще в 2000 году. Но тогдашний худрук театра Геннадий Рождественский счел музыку Минкуса слишком примитивной. Вас она не раздражает?

о: Рождественскому не нравилась и "Дочь фараона". Тем не менее она идет с огромным успехом. Я считаю, что музыка "Пахиты" вполне отвечает задачам, которые возлагались на нее в данном балете в данное время. Она хороша своей простотой, ясностью, наивностью, тесной спаянностью с хореографией. Для меня Пуни, Минкус и Дриго - великие мастера своего дела. Без них не состоялись бы как авторы балетов ни Чайковский, ни Глазунов.

в: В "Пахите" много ярких женских партий. Кому из балерин они достанутся?

о: Я рассчитываю на Надежду Грачеву, Светлану Захарову, Марию Александрову, Галину Степаненко... "Пахиту" не зря называли парадом драгоценностей. И не только потому, что балерины украшали бриллиантами свои прекрасные декольте. Каждая появлялась в самой выигрышной для себя вариации, что добавляло параду шарма. Думаю, так будет и на этот раз. Главная проблема вечера - развести ведущих мастеров на три балета. Потому что в программе заявлены еще и "Русские сезоны", которые ставит Алексей Ратманский, и "Симфония до мажор" Баланчина - сочинение не менее балеринское, чем "Пахита".

в: Одновременно с постановкой в Большом вы заняты в Челябинске - ставите спектакль с обязывающим названием "Золотой век русского императорского балета". Однако танцовщики там взбунтовались против нового худрука - Константина Уральского, и под угрозой - весь привнесенный им репертуар. Увидят ли уральцы вашу работу?

о: Думаю, да. В Челябинске идет нелегкий процесс наведения профессионального порядка. Люди, которые раньше работали, продолжают работать. Те, кто не работали, хотят и дальше не работать. Новому руководителю это, естественно, не нравится, и он пытается направить ситуацию в нормальное русло. Несмотря на все сложности, мы постараемся сделать вечер разнообразным и красивым. Покажем фрагменты из "Феи кукол", "Сильфиды", "Пробуждения Флоры", "Конька-Горбунка" и "Пахиты", причем "Пахита" будет иная, нежели в Большом. Я намеренно усложнил себе задачу - использовал другие документы, вплоть до разных партитур.

в: С января в балетном руководстве БТ образуется триумвират: вы - худрук, Юрий Григорович - балетмейстер, Алексей Ратманский - приглашенный балетмейстер. Художественную политику труппы будете определять вместе?

о: Художественной политикой буду заниматься только я. Большой театр уже определился с векторами развития. Это русская и западная классика ХIХ и ХХ веков, современные постановки. При всей моей любви к старинной хореографии я не собираюсь заполонять ею театр и намерен работать по всем этим направлениям. Что касается названных вами хореографов, то у каждого из них свои планы. У Алексея Ратманского есть замысел полновечернего спектакля по мотивам известного литературного произведения. Когда появится музыка, а она заказана специально к этому балету, можно будет вести более предметный разговор. Юрий Григорович сейчас занят постановкой "Каменного цветка" в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, и мне очень обидно, что этот спектакль ставится не в Большом. Но здесь у Юрия Николаевича также много работы. Его балеты составляют больше половины репертуара, и кому, как не здравствующему постановщику, поддерживать их на высоком уровне?

в: Одним из приоритетов Алексея Ратманского было выдвижение молодых танцовщиков. При этом страдали амбиции балерин и премьеров. Как вы собираетесь решать болезненную проблему обновления труппы?

о: Состав "Пахиты" уже показывает мое отношение к людям, много сделавшим для театра. Они задают высокую планку. Когда молодым удается к ней приблизиться, возможна естественная и полезная конкуренция. Хотя у нас и так достаточно спектаклей, в которых можно занять молодежь. Репертуар увеличивается с каждым годом. Кстати, с этим тоже нужно что-то делать. То, что труппе приходится работать на одной сцене, очень усложняет наши задачи.

в: Заняв должность худрука, вы будете что-то ставить в БТ?

о: В моих ближайших планах постановка "Эсмеральды" с костюмами по эскизам директора Императорских театров Ивана Всеволожского. Это будет мой взгляд на редакцию Мариуса Петипа 1899 года. Очень важна для Москвы личность Александра Горского, самого яркого балетмейстера за всю историю московского дореволюционного театра. К сожалению, от спектаклей Горского осталось мало, но собрать вечер из фрагментов его балетов можно. Кроме того, есть документы по балету "Кларинда" - сохранились музыка, запись хореографии по системе Степанова. Здесь нужны люди, интерес, усидчивость и время. Я также хочу, чтобы на доме, где жил балетмейстер и который сейчас переделали в здание Новой сцены БТ, появилась мемориальная доска, а в пространстве между Старой и Новой сценой - памятник Горскому.

в: Ваше руководство будет временем собирания камней?

о: Я надеюсь. Ничего плохого в этом не вижу. Долгое время Москва в силу своей избыточной щедрости разбрасывалась. А потом выяснялось, что зря.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19748
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 15, 2008 10:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008101506
Тема| Балет, Воронеж, Персоналии, Иван Алексеев
Авторы| Марина Новикова
Заголовок| Две руки как две судьбы //
Танцор из Воронежа поставил танец о вечном

Где опубликовано| "Российская газета-Неделя" - Черноземье №4774
Дата публикации| 20081016
Ссылка| http://www.rg.ru/2008/10/16/reg-chernoz/dve-ruki.html
Аннотация|

Солист Воронежского театра оперы и балета покорил жюри второго международного конкурса "Молодой балет мира", завершившегося в Сочи.

Воронежцу Ивану Алексееву пришлось состязаться с полусотней танцоров из России, Армении, Украины, Белоруссии, Казахстана, Кыргызстана, Венесуэлы, Италии и Кореи. Как исполнитель наш танцор завоевал на конкурсе третье место - за это ему вручили бронзовую медаль, диплом и сорок тысяч рублей. Кроме того, специальным призом отметили хореографию Алексеева.

Ивану 21 год, в Воронеже он танцует ведущие партии в "Золушке", "Лебедином озере" и в "Анюте". О том, как он пришел к своей первой победе на профессиональном конкурсе, Иван Алексеев рассказал корреспонденту "РГ".

Российская газета: Иван, как вы решили стать танцором балета?

Иван Алексеев: Мне кажется, что в девять лет, когда попал в училище, я этого не осознавал. Я занимался танцами в самодеятельном ансамбле "Зарница", и его руководители Людмила и Александр Визавикины посоветовали мне идти в хореографические училище. Я полюбил танец и балет, и не представляю своей жизни без этого.

РГ: Танцорам тоже, как и балеринам, приходится сидеть на диете?

Алексеев: Никакой диеты нет - едим все, нет проблем лишнего веса, поскольку энергии много тратится. А число и частота репетиций зависят от моей занятости.

РГ: Иван, в Сочи отметили и вашу хореографию… В воронежском театре вам тоже приходилось что-то ставить?

Алексеев: Номер "Двое" можно назвать моей пробой пера - мне приятно, что ее так высоко оценили. На конкурсе было три специальных приза за лучшую современную хореографию. Одним из победивших номеров стали "Двое" в моей постановке на музыку японки Кейко Матцуи. Она вдохновила меня на создание танца, который я сам и исполнил. Меня все спрашивали в Сочи: "Почему вы танцуете один, а номер называется "Двое"?"

РГ: О чем же рассказывает этот танец?

Алексеев: Две мои руки - это два человека. В номере я представляю историю о двойственности мира и о том, что люди изначально разделены. И только когда они находят свою вторую половинку, становятся полноценными. Это история о сложности взаимоотношений между мужчиной и женщиной. О зле и добре.

Лично мне очень повезло, потому что я нашел своего человека. У меня есть девушка, и я очень ее люблю. Она работает у нас в театре…


Медаль Иван Алексеев получил за свое мастерство танцора. Фото: Марина Новикова


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Окт 15, 2008 10:45 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 5, 6, 7 ... 11, 12, 13  След.
Страница 6 из 13

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика