Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2007-06
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 12, 13, 14
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11546

СообщениеДобавлено: Чт Июл 19, 2007 12:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007063106
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, «Мазурка Фого», Персоналии, П. Бауш
Авторы| Раса Бадерхан
Заголовок| Мазурка для фрау
Чеховский фестиваль
Где опубликовано| «Где»
Дата публикации| 22.06.2007
Ссылка| http://www.gdemoscow.ru/theatres/theatre.php?aid=387
Аннотация|

Даже если бессовестно допустить, что на Чехов-фесте больше не было достойных внимания событий, одной этой «Мазурки Фого», которую покажет Театр танца Пины Бауш из Вупперталя, хватило бы для оправдания
Легкая изящная 67-летняя фрау Пина Бауш с горящими очами, юной походкой и бесчисленным количеством свежих мыслей в голове давно уже причислена к пантеону живых классиков. Причем не тех, кто с годами тихо выжил из ума, а самых что ни на есть действующих.
Бауш наследует великой традиции немецкого танцтеатра, которая определила все тракты современного танца и, как теперь выясняется, многое из того, чем сегодня прирастает драматический театр. В середине прошлого века она училась в знаменитой поныне Фолькванг-шулле непосредственно у Курта Йосса, автора танцпамфлета «Зеленый стол» и разработанной системы выразительного движения, которой под шумок пользовались даже нацисты. Стажировалась в Америке, где прилежно набралась знаний у Энтони Тюдора, Хосе Лимона, Пола Тэйлора и не преминула танцевать в «Метрополитен». Но в начале шестидесятых вернулась домой и, видимо, никогда об этом не пожалела, поскольку с тех пор ее имя жестко привязано к понятию «танцтеатр». Уже много лет Бауш руководит труппой имени себя. Но она сделала гораздо больше, чем труппу, — собственный стиль, который никак не коснеет. Представленная фестивалем «Мазурка Фого» поставлена почти десять лет назад, но ее темы как будто вытекают из сегодняшней сводки новостей. Бауш любопытно, почему одинаковые с виду люди в разных уголках Земли так по-разному проявляют свои чувства. Разбираться в себе и в мире будут ее великолепные танцовщики, которые просто не умеют плохо жить на сцене — играть, петь, купаться в ванной, болтать пустяки и великолепно танцевать.
Дамы в спектакле Бауш будут босые и на шпильках, просто одетые и одетые в воздушные шары; а чудаковатые мужчины попытаются найти с ними общий язык. Найдут ли — большой вопрос, но подарят ощущение, что жизнь суетлива, сложна и прекрасна.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19997
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 25, 2007 11:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007063107
Тема| Балет, Молдавия, Персоналии, Георгий КОВТУН
Авторы| Ирина ИВАНЧЕНКО, Фото Cергея СЕДЛЕЦКОГО
Заголовок| Георгий КОВТУН: «Молдавские балерины разленились»
Где опубликовано| "Комсомольская Правда в Молдове" № 079-081, с. 11
Дата публикации| 20070605
Ссылка| http://www.kp.md/freshissue/culture/262731/
Аннотация|



Петербургский хореограф ставит в Кишиневе «Лучафэрул»

На этой неделе Национальный театр оперы и балета закроет свой 49-й сезон и начнет усиленную подготовку к юбилейному 50-му сезону. И самым большим сюрпризом для горожан и гостей столицы будет новый спектакль. Балет Евгения ДОГИ "Лучафэрул" ставит известный петербургский хореограф Георгий КОВТУН. До премьеры еще далеко, она назначена на 3 октября, но постановку спектакля в июне планируется сдать.

«Если выживут, будут хорошими артистами»

- Георгий, как вышло, что пригласили ставить "Лучафэрул" именно вас?
- Тут много мистики. Хотя бы вот: первая постановка балета Доги, либретто к которому писал Эмиль Лотяну, была совершена моим однофамильцем Валерием Ковтуном. Разве это не мистика?
- А еще какую мистику вы заметили?
- Много. например, я до этого ставил "Щелкунчика" в Констанце. Это так рядом.
- А как вы создаете балет?
- Ну, как, сначала собираю буквы, потом их подбираю, чтобы вышли слова. А из слов, вы должны сами знать, получаются предложения. Так и получается балет.
- Вот вы пришли в театр, вас представили труппе, как они вас приняли?
- По-разному. Вы только представьте, чтобы получился спектакль, мне нужно взять всех членов труппы, поломать их миры, их привычки, их знания и навязать собственные. Так что кому-то со мной нравится работать, кому-то, наверное, нет.
- Повлиял ли коллектив на создание балета?
- Конечно. Артисты - это краски, которыми я создаю свой собственный мир, свой спектакль.
- А на каком уровне кишиневская труппа?
- Скажу честно, на среднем. Солисты - без претензий. Они замечательные, но кордебалет (танцовщики, исполняющие групповые танцы - прим. авт.) слабоват. Им надо много работать, учиться. Возможно, потому, что обычно кордебалет не задействован так активно в спектаклях. Но у меня им придется много раз выходить на сцену и много работать. Вообще ваши балерины не готовы так много работать. В театре давно не было постановок, по-моему, лет 20. Григорович делал "Щелкунчика", но он переносил спектакль, это совсем другое дело. Я же ставлю "Лучафэрул" с нуля. Работа совершенно новая, не похожая на предыдущую постановку.
- Вы посадили наших балерин на диету?
- Нет. Специально никого не заставлял голодать. Но многочасовые ежедневные тренировки и отсутствие времени на еду сделают свое дело. И у меня нет времени на это. Целый день в балетном зале провожу репетиции. А в буфете театра, между прочим, делают замечательные плацинды. Очень вкусные.
- Труппа благоговеет перед всемирно известным хореографом Георгием Ковтуном?
- Не знаю, не замечал.
(Голос со стороны труппы)... - Благоговеет, благоговеет.
- Вы волнуетесь о том, как примут вашу постановку и как будут сравнивать с хореографией предыдущего Ковтуна?
- Нет. Я не волнуюсь. Я работаю не для славы или скандала, хотя мои постановки часто получают нелестную критику от публики и знатоков. Я работаю для себя. Мне нравится работать. И вообще, я не знаю, каким будет этот ребенок, как он будет выглядеть, как его примут. Так что я не волнуюсь, как будет... Ко всему прочему, я считаю, что каким бы ни стал спектакль, для артистов молдавского балета это будет большой школой. Если они выживут (смеется). Конечно, выживут.
- А каков гонорар за постановку?
- Это секрет. Скажу только, что меня он удовлетворяет. Адекватный моей работе гонорар - первое, что я обсудил, когда мне сделали предложение. Я им доволен.

Шикарная квартира

- Как вам живется в Кишиневе?
- Замечательно. Очень нравится город - весь в зелени, в Петербурге нет столько деревьев. Руководство театра сняло мне шикарную квартиру недалеко от театра. В субботу впервые был на молдавской свадьбе, поженились наши артисты.

«Я интересуюсь женщинами»

- О семье расскажете?
- Жена с дочерьми живут в Америке. Дочери сначала занимались балетом. Старшая теперь фитнес-инструктор, а вот у младшей открылся талант художника, а еще она шьет костюмы для спектаклей. А я мотаюсь по всему миру, работаю. Теперь вы расскажите о себе...
- ?
- Между прочим, я мужик! Мировой балет делится на голубой и нормальный. Так вот я отношусь к мужикам в балете, а не к геям. Гей-балет - это целое направление, это своя эстетика. А есть обычные нормальные мужики вроде меня, для которых балет - профессия, а не ориентация. Я интересуюсь красивыми женщинами. Вот сегодня во время репетиции был звонок из Москвы. Я задолжал статью в журнал "Пентхаус" об эротике в балете. Надо написать. В балете очень много эротики. Первые танцоры выступали, как рыцари в доспехах, с годами костюмы танцоров облегчались, и теперь артисты почти обнажены.

ДОСЬЕ «КП»

Георгий КОВТУН - хореограф петербургской консерватории, балетмейстер, режиссер, заслуженный деятель искусств России, лауреат международных конкурсов. Известные постановки: балет «Ромео и Джульетта», скандальный балет «Распутин», который пыталась запретить Православная церковь, балет «Пер Гюнт», успешные одесские проекты - мюзикл «Пеппи» и «Вий».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11546

СообщениеДобавлено: Ср Июл 25, 2007 6:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007063108
Тема| Балет, Национальный академический театр оперы и балета Украины им. Т. Г. Шевченко, Корсар
Авторы| Лариса Тарасенко
Заголовок| Корсар
Где опубликовано| Timeout
Дата публикации| 18.06.2007
Ссылка| http://www.timeout.ua/text/show/41091/
Аннотация|



Как и большинство балетов Адана, «Корсар» впервые увидел свет рампы полтора столетия назад на сцене парижской Гранд Опера, покорению которой композитор посвятил свою жизнь. Через два года «Корсар» появляется в Санкт-Петербурге на сцене Мариинского театра в постановке Жюля Перро. На премьере главную мужскую партию Конрада, отважного предводителя корсаров, Перро отдал Мариусу Петипа, будущему главному балетмейстеру императорских театров Петербурга и Москвы, реформатору русской хореографии. Обретя самостоятельность в качестве балетмейстера, Петипа, сохраняя верность художественным принципам Перро, продолжал работу над полюбившимся спектаклем, расширяя и дополняя его, переосмысливая балетмейстерское решение своего учителя, заменяя пантомимические эпизоды танцевальными. К 10-летию первой петербуржской постановки «Корсара» в 1868 году Петипа добавил развернутую хореографическую картину «Оживленный сад» на музыку Лео Делиба, любимого ученика Адана, создав удивительный образ заколдованного сада, в котором оживали и расцветали розы, роль которых, конечно же, исполняли артистки кордебалета. Хореография этой картины считается жемчужиной классического танца и бережно передается постановщиками из поколения в поколение.
В Киеве впервые «Корсар» поставили 80 лет назад, в апреле 1927 года, Асаф Мессерер и Владимир Рябцев. Декорации и костюмы разработал художник-сценограф Анатоль Петрицкий. Главные партии – корсара Конрада и прекрасной рабыни Медоры – исполнял звездный дуэт Мариинского театра: Борис Шавров и Елена Люком, о которой в то время писали, что стоило на афишу поставить ее имя, как театр заполнялся сверху донизу.
Спектакль, идущий сейчас на сцене Национальной оперы, был поставлен пять лет назад Виктором Яременко в честь 75-летия киевского балета, ведь именно «Корсаром» коллектив завершал свой первый самостоятельный сезон в 1927 году. Худрук балетной труппы предложил собственное хореографическое видение балета, сократив спектакль до двух актов. Оригинальность этой постановки – в переработанном либретто. Яременко придумал новый образ – Поэта. Балетмейстер представил себе Байрона, сидящего за столиком таверны «Корсар». Вдруг он видит прекрасную даму в окружении кавалеров, идущую мимо. У цветочницы он покупает букет роз и хочет подарить его незнакомке, но та его игнорирует. Очарованный ее красотой, Поэт погружается в мечты. И вот его дама сердца похищена и продана в рабство на невольничьем рынке, а сам он превращается в отважного корсара, вызволяющего свою любовь… Только на рассвете Поэт, очнувшись от своих фантазий, понимает, что видел сон. При следующей встрече юная леди с удивленной улыбкой принимает розы, и все же проходит мимо, оставив поэта в плену его мечты. Красавицу Медору будет танцевать блестящая Наталия Мацак, а выручать ее из неволи – романтичный и виртуозный Геннадий Жало.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19997
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 23, 2007 1:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007063109
Тема| Балет, Красноярск, Персоналии, Юрий Григорович
Авторы| Елена Коновалова
Заголовок| Юрий ГРИГОРОВИЧ: «Сейчас я – свободный художник»
Где опубликовано| "Вечерний Красноярск" № 23(117)
Дата публикации| 20070620
Ссылка| http://www.vecherka.ru/guest/4472
Аннотация|

Ни на чем другом артист так не проверяется, как на классике, считает знаменитый хореограф Юрий Григорович. Это утверждение мастера в полной мере испытали на себе и красноярские танцовщики: балет «Спартак» в постановке Григоровича стал серьезным испытанием для нашей труппы.

– Как прошел экзамен, Юрий Николаевич?

– Об этом судить зрителям. (Улыбается.) Но я лично очень доволен работой в Красноярске. «Спартак» – сложный спектакль, с большой физической и эмоциональной нагрузкой. Для его постановки, прежде всего, необходим сильный мужской состав. А нехватка мужчин в балете сегодня ощущается повсеместно, даже в крупных театрах Москвы и Санкт-Петербурга. Поэтому особенно приятно было увидеть, что у Сергея (Сергей Бобров, художественный руководитель Красноярского театра оперы и балета, ученик Юрия Григоровича. – Е. К.) такая крепкая и слаженная труппа, в очень хорошей рабочей форме. И мужской ансамбль в ней не уступает женскому. Не говоря уже о том, что здесь два состава главных исполнителей – для некоторых театров это недостижимая роскошь.

«Инструмент танцовщика – его тело»

– В который раз уже обращаетесь к «Спартаку»?

– Боюсь сбиться со счета – спектакль идет с 1968 года! После Большого театра я делал «Спартака» в Новосибирске, в Сеуле, в Риме, в Краснодаре… При этом общая основа хореографии сохраняется, но в каждой редакции – свои особенности, в зависимости от индивидуальностей артистов. В одном только Большом театре через «Спартака» прошло несколько поколений танцовщиков. Ведущую партию в нем исполняли Васильев, Лавровский, Годунов, Владимиров, Мухаммедов – и каждый интерпретировал ее по-своему, используя сильные стороны своего таланта.

Однако меня искренне удивляет многолетняя популярность этого балета. Как вообще поражают любые спектакли-долгожители – ведь многие пьесы очень быстро устаревают…
– А сам классический балет? Насколько он соответствует духу нынешнего времени? Такое ощущение, что его сейчас постепенно вытесняет модерн…

– На эту тему можно очень долго дискутировать. Но искусство классического танца настолько всеобъемлюще, что, с моей точки зрения, оно сегодня так же современно, как классическая музыка. В один вечер вы сходили послушать симфонический оркестр, в следующий раз джазовый – одно другому ведь не мешает, верно? Так и в искусстве хореографии: какие-то новые танцевальные системы существуют параллельно с классической.

– Не мешая друг другу?

– К сожалению, без крайностей не обходится. В театрах сегодня заметный перекос в сторону современного танца – такое ощущение, что все словно сговорились удивить публику какими-то необычными системами! А классику при этом действительно потеснили… По моему мнению, нужно выдерживать разумный баланс в репертуаре – приятно, что хотя бы в ведущих театрах страны эти пропорции еще стараются как-то сохранять. Да, в искусстве необходимы новые течения, кто же спорит! Но более совершенной системы пластического мышления, чем классический танец, я не знаю. Инструмент танцовщика – его тело. И, поверьте, ни одна другая система не дает ему столько возможностей, чтобы подготовить этот инструмент, научиться, как можно полнее выражать через физику внутреннюю жизнь. Неслучайно все ведущие балетные театры начинают свое утро с уроков классического танца.

Но академическая школа – не мертвая, она не стоит на месте! Это уже совершенно другой танец, чем был три столетия назад. Он развивается, как губка впитывая в себя все интересное, что есть в других пластических системах. В свое время на него очень сильно повлиял спорт. И влияние это взаимное: посмотрите на конькобежцев или фигуристов – это же настоящий балет! Они берут все то, что мы уже поставили на сцене, и прекрасно воплощают на льду.

«Спектакли, как люди, стареют»

– А какие у вас впечатления от международных конкурсов балета? Каковы сегодня основные направления хореографической мысли?

– Вы знаете, я бываю на многих конкурсах – в Москве, Токио, Париже, в Швеции, Финляндии, Америке. И вот там, на мой взгляд, как раз удается выдерживать правильную пропорцию. Например, на старейшем балетном конкурсе в Варне каждый из участников, помимо классики, должен показать в своей программе и современный танец. Появились отдельные номинации хореографов – это тоже очень важно. Основой Московского конкурса по-прежнему остается классический танец, хотя его участники исполняют и современные номера. А направления сейчас всевозможные. Современный танец или, как вы говорите, модерн, получил большее признание, появились фестивали неклассического танца. Но, повторюсь: главное – не впадать в крайности.

– «Спартак» – произведение вашего современника Арама Ильича Хачатуряна. Есть ли сегодня авторы, пишущие для балета музыку столь высокого уровня?

– Я поставил немало балетов своих современников – Шостаковича, моего любимого композитора Прокофьева. Но сейчас в балетной музыке таких вершин, к сожалению, не вижу – во всяком случае, в России.

Опять же к вопросу о традициях и новациях – балет «Спартак», хоть он и написан меньше полувека назад, я поставил на классической основе. Поскольку его события, как известно, разворачиваются в I веке до нашей эры, и, на мой взгляд, это наиболее подходящая форма для воплощения античного мира и истории главного героя. Однако же, что касается классического балетного репертуара, я не раз делал современную редакцию на хореографию других балетмейстеров.
– И многое приходилось менять?

– Все зависело от самого спектакля. Если взять три балета Чайковского, в «Лебедином озере» я значительную часть сцен поставил сам. Например, в третьем акте, когда к принцу на бал приходят невесты, прежде были не просто дивертисментные, а скорее даже бытовые танцы. Такую мазурку можно было на любом балу станцевать! Я же всех невест сделал танцующими – потом многие балетмейстеры это стали использовать. Первый акт переделал полностью. Но знаменитый ивановский акт с лебедями оставил целиком – считаю, что он совершенен.

А в «Спящей красавице», наоборот, стремился, как можно больше сохранить от хореографии Мариуса Петипа. Возможно, в его постановке немного устарела пантомима. Но он был один из последних, кто великолепно понимал классический балет, знал, что такое двор, придворный этикет, – эти сцены сделаны удивительно точно и с точки зрения музыки, и всего происходящего в спектакле. Неверно было бы сказать, что я подправил Петипа – лишь дополнил свою редакцию некоторыми эпизодами. Но в этом я не оригинален – точно так же поступали и мои предшественники. Спектакли, как и люди, стареют. Когда привозили какой-то спектакль из Парижа, тот же Петипа делал собственную редакцию, оставляя при этом все хорошее, что, с его точки зрения, следовало сохранить.

«Ставлю без купюр»

– Однако для «Щелкунчика» вы сделали оригинальную постановку.

– Потому что у него не было классической основы. Петипа начинал ставить «Щелкунчика», но заболел и так и не успел выстроить его до конца. Хотя план постановки был представлен Чайковскому, и помощники Петипа Иванов и Ширяев что-то потом доделывали. Но каноническая редакция не сохранилась. Вот и пришлось хореографию выстраивать заново, вплоть до всех сюжетных ходов. Ставил на основе полной партитуры композитора, без купюр.

– Юрий Николаевич, а как ведущий солист Мариинки стал балетмейстером?

– Небольшое уточнение: театр в Петербурге, на сцене которого я 18 лет протанцевал, тогда еще назывался Кировским. (Улыбается.) Мне два года оставалось до актерской пенсии, когда в театре решили ввести несколько ставок штатных балетмейстеров (обычно один штатный, остальные приглашенные). Предложили мою кандидатуру, Якобсона и Бельского. Пришлось выбирать – совмещать две профессии в театре почему-то тогда не разрешалось. Хотя ставить я начал задолго до этого назначения.

– Помните свою первую постановку?

– А как же – это был трехактный балет «Аистенок» Дмитрия Клебанова. Поставил его в детском театре балета Ленинградского дворца культуры имени Горького – он долго там потом шел. В этой труппе была почти профессиональная система преподавания танца, с детьми занимались артисты Кировского театра. В моем спектакле одновременно выходили на сцену больше ста человек – от восьмилетних малышей до моих ровесников. А самому мне тогда как раз исполнилось 20 лет… Я нигде не учился профессии хореографа – просто смотрел, как работают мои старшие товарищи. Очень многое почерпнул у замечательного русского балетмейстера Федора Васильевича Лопухова.

– Вы потомственный артист балета. Выбор профессии был предопределен?

– В нашей семье действительно была какая-то предрасположенность к занятиям искусством. Причем не только танцами – у нас в роду были и цирковые артисты. А моя мама, Клавдия Альфредовна Розай, занималась в балетном училище у Агриппины Вагановой. Ее брат, мой дядя, – выпускник петербургской балетной школы, танцевал в Париже у Дягилева. Так что как-то само собой получилось, что я пошел по фамильной линии. В 8 лет профессию сознательно не выбирают. (Улыбается.) Окончил Ленинградское хореографическое училище, пришел работать в Кировский театр. А, попав в театр, уйти оттуда уже невозможно – он так просто никого не отпускает…

«Я без приглашения в гости не хожу»

– Испытывали желание уйти?

– Знаете, когда я однажды действительно захотел уйти, я ушел – сам, по собственной воле. Хотя к тому времени руководил балетом Большого театра уже больше тридцати лет… Нет нужды вдаваться в подробности той истории – дело давнее. Просто не было желания мириться с позицией прежнего директора театра Коконина и его окружения. Какие-то случайные люди, никто их уже и не вспомнит – одного вообще потом занесло куда-то в спорт! Вместе с главным дирижером Александром Лазаревым и главным художником Валерием Левенталем написали заявления и ушли. Невозможно работать, когда нет нормальных творческих условий.

– А в советские времена таких проблем не возникало? Как вам, беспартийному, вообще удалось так долго возглавлять балет главного театра страны?

– У нас в труппе было много беспартийных – Уланова, Плисецкая, моя Наташа (Наталья Бессмертнова, в прошлом прима-балерина Большого театра, жена Юрия Григоровича. – Е. К.)… Хотя мне и самому странно, что стал руководителем, не вступая в партию. Но на меня никто не давил, не принуждал в нее вступать – никаких конфликтов по этому поводу не было. Просто я не любил политику, совершенно ею не интересовался, как не интересуюсь и сейчас. И всегда старался быть самим собой. Если мне чего-то не хотелось – я этого не делал.

– Сегодня, после смены руководства, возобновили сотрудничество с Большим театром?

– Я восстановил там четыре своих спектакля, которые сняли при Владимире Васильеве. Его постановка «Лебединого озера» оказалась не очень удачной, и в 2001-м меня попросили возобновить спектакль в моей хореографии. Потом на сцену театра вернули мои «Легенду о любви», «Золотой век» и «Раймонду». Не восстановили лишь «Ромео и Джульетту» и «Ивана Грозного», но эти спектакли сейчас идут в «Кремлевском балете» – Большой театр передал их туда уже после моего ухода. Что будет дальше, загадывать не берусь – я не хожу в гости без приглашения. В Москве вообще бываю очень редко – как правило, нет времени там задерживаться.

В начале был танец

– На премьере «Спартака» в Красноярске у вас танцевали солисты Большого Мария Аллаш и Марк Перетокин. С кем еще из солистов этого театра любите работать?

– Я охотно приглашаю Настю Волочкову, Николая Цискаридзе. Марк и Мария недавно исполнили Красса и Эгину вместе с моей труппой в Лондоне – они давно танцуют эти партии. Но приезд солистов Большого театра зависит от многих обстоятельств – от финансов, от занятости артистов. А в Краснодаре у меня приличная труппа, удалось воспитать за десять сезонов. В репертуаре театра – 14 моих балетов, сейчас буду делать там «Спящую красавицу».

– Все обернулось к лучшему?

– Во всяком случае, я не жалею, что ушел из Большого театра. Ему нужно было отдавать все свое время, с утра до ночи, – только тогда получался какой-то толк. Помимо постановок, приходилось заниматься огромной рутинной работой – вводами, возобновлениями, решением каких-то административных вопросов. Выбраться на постановки в другие театры при такой занятости было крайне сложно. Хотя я все равно время от времени куда-то выезжал. В парижской «Гранд-опера» в 70-х поставил «Ивана Грозного» и «Ромео и Джульетту» – только после успеха во Франции мне разрешили выпустить эти спектакли дома… А сейчас я свободный художник и без дела не скучаю. Вскоре начинаю репетировать в Сеуле «Ромео и Джульетту». Работал в Париже, Риме, Милане, Копенгагене, Хельсинки, Варшаве, Праге – получаю предложения со всего мира! И во многих городах бывшего Союза идут мои постановки: в Баку, Тбилиси, Таллине, Новосибирске, есть предложения от Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко…

– А из родной Мариинки?

–Там идут три моих балета – оригинальные постановки «Каменный цветок» и «Легенда о любви» и «Раймонда» в моей редакции. Ставил танцы к операм «Садко», «Риголетто», «Русалка»… Мне и сейчас Валерий Гергиев предлагает какие-то постановки, но пока они меня не заинтересовали.

– Юрий Николаевич, а насколько справедливо утверждение, что русский балет сдал свои ведущие позиции, утратил лидирующее положение в мировом искусстве?

– Не то, чтобы он их сдал… Просто когда в советские времена наши театры выезжали за границу, мы показывали действительно лучшее, что у нас есть. А сейчас появилось очень много мелких антрепризных коллективов, которые приглашают себе в труппу бывшего солиста Большого или Кировского театра, давно уже вышедшего на пенсию, и пишут аршинными буквами на афише: «Гастроли Большого театра с участием такого-то солиста…» А весь остальной состав весьма невзрачный. Представляете, какое впечатление будет у публики? Подобные гастролеры очень сильно компрометируют высокую марку отечественного балета.

Но все-таки, я полагаю, это временное явление и наш балет еще не раз удивит мир. Считаю, что балетное искусство всегда будет востребовано. Танец интернационален, он понятен всем – даже двигаться ребенок начинает раньше, чем говорить, в этом я готов поспорить с Библией.

Досье «ВК»
Юрий Николаевич ГРИГОРОВИЧ,

хореограф, народный артист СССР. Родился 2 января 1927 г. в Ленинграде.
В 1946 г. окончил Ленинградское хореографическое училище (ныне Санкт-Петербургская академия русского балета имени А. Я. Вагановой), где занимался под руководством педагогов Бориса Шаврова и Алексея Писарева. Был принят в балетную труппу, солистом которой оставался до 1961 г. Сочинять танцы начал еще в юношеском возрасте.

После окончания Ленинградского хореографического училища с 1946 по 1961 гг. – солист балета Ленинградского государственного академического театра оперы и балета имени С. М. Кирова (преимущественно гротесковые роли), в 1961–64 гг. – балетмейстер.

В 1964–95 гг. – главный балетмейстер Большого театра. В двух первых значительных работах Григоровича, осуществленных им в Ленинграде – «Каменный цветок» С. Прокофьева и «Легенда о любви» А. Меликова, – заявил о себе как о реформаторе, восставшем против догм советского балета 30–50-х годов (это направление нередко называют «драмбалет»).

В Большом театре поставил ряд оригинальных постановок и выпустил множество классических балетов в своей редакции.

В кино экранизированы его балеты «Спартак» и «Иван Грозный». Творчеству Юрия Григоровича посвящены фильмы «Балетмейстер Юрий Григорович», «Жизнь в танце», «Балет от первого лица».

Лауреат многочисленных мировых наград, председатель жюри многих международных балетных конкурсов.

С 1996 г. – художественный руководитель «Театра балета Юрия Григоровича» в Краснодаре.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Николай, Н-ск
Участник форума
Участник форума


Зарегистрирован: 12.10.2003
Сообщения: 226
Откуда: Новосибирск

СообщениеДобавлено: Пн Окт 15, 2007 4:43 am    Заголовок сообщения: Новосибирский театр оперы и балета Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007063110
Тема| Балет, Новосибирск, НГАТОиБ, Персоналии: Зеленский Игорь, Виктория Терешкина, Наталья Ершова, Елена Лыткина, Андрей Меркурьев, Антон Корсаков
Авторы| Мария Андреева
Заголовок| Игорь Зеленский: «Народ не обманешь!»
Где опубликовано| Культура СИ
Дата публикации| 20070629
Ссылка| http://kulsi.ru/EnergyAndArt?pid=1&id=103
Аннотация| В ближайшую субботу, 30-го июня, балетная труппа Большого театра Сибири завершает очередной сезон. В чем-то и нетрадиционно – масштабным Гала-концертом, в котором принимают участие солисты не только новосибирского театра, но и Большого и Мариинки. Подготовкой этого по-настоящему уникального спектакля занимается артистический директор балета НГАТОиБ, заслуженный артист России Игорь Зеленский.


Аполлон-Мусагет. Наталья Ершова, Игорь Зеленский, Анна Одинцова

В конце мая он впервые появился перед местной публикой, представив на творческом вечере три премьеры: «Аполлон Мусагет», «Шахерезада», «Шепот в темноте». Арт-директором балета новосибирского театра Зеленский согласился стать около года назад. За это время уже успел поработать с местными артистами не только как наставник, но и как партнер. Правда, в основном на зарубежных подмостках. Накануне заключительного в 62-м сезоне гала-концерта мы задали Игорю Зеленскому несколько вопросов.

- Игорь Анатольевич, почему в программе этого Гала-концерта в основном современные произведения?

- На самом деле, в программе еще и классические балеты. Можно сказать, что на сцене – все мировые хореографы: Форсайт, Макмиллан, Григорович, Петипа. Ведь неинтересно, наверное, весь вечер смотреть только один спектакль. Поэтому я решил сделать именно такую программу, включив в нее также и классический репертуар. Кстати, в Гала-концерте принимают участие также балетные звезды, заметные во всем мире, солисты и новосибирского театра – Елена Лыткина, Наталья Ершова, и Мариинского и Большого – Антон Корсаков, Виктория Терешкина, Андрей Меркурьев, и другие. Все эти артисты работают на очень высоком уровне. А спектакли такого класса, все балеты, которые увидит Новосибирск, - я не буду многословным – могут украсить любую мировую сцену. Мы готовим новые проекты для этого вечера, пожалуй, четыре номера
местная публика вообще еще не видела.


Аполлон-Мусагет

- Кстати, в этом сезоне новосибирская публика увидела вас на сцене только ближе к его завершению. В следующем вы будете бывать здесь чаще?

- Вы знаете, я бы даже по-другому сформулировал вопрос. Я бы спросил: «Вы вообще будете отсюда уезжать?», потому что здесь столько работы, столько новых интересных проектов и планов! Так что я думаю, у меня просто не будет времени покидать Новосибирск. Мне интересно то, чем я сейчас занимаюсь, мне кажется, что коллектив относится к нашей работе с энтузиазмом, люди действительно хотят работать, и для этого есть все условия – в театре сделан шикарный капитальный ремонт, великолепная сцена, здесь работает прекрасная команда – и оркестр, и руководство, и главный дирижер. Главное – чтобы руководство нас поддерживало, а что касается творческой стороны, то мы уж будем стараться делать все, что мы можем сделать.

- А что планируете сделать хотя бы в ближайшее время? Кроме предстоящего Гала-концерта?

- Я обычно не люблю заранее об этом говорить. Но в ближайших планах – выпуск «Баядерки» в октябре, мы все силы бросаем на этот спектакль, знаменитый художник у нас работает. Кроме того, в работе над постановкой заняты все компетентные репетиторы, будут также помогать и ассистировать профессионалы из Мариинского театра, чтобы сделать все для того, чтобы эта премьера была направлена на тот уровень, который я вижу. Я в своей жизни станцевал много разных «Баядерок» и различных постановок. И в этом возрасте уже приходит свое видение, хочется сделать свою редакцию. Это первый из проектов. Кроме того, конечно же, полностью будем репетировать текущий репертуар, вкладывать все эмоции и силы, чтобы это был не просто спектакль, а настоящий праздник.


Шепот в темноте

- То есть, новосибирский балет составит серьезную конкуренцию на мировом уровне?

- Все это покажет время. Мы будем работать день за днем, и, возможно,те программы, которые мы делаем, понравятся народу. Мы сейчас можем бить себя в грудь, говорить: «Мы такие, мы такие!» Но не будем торопить события. Для меня самое сложное – выступать на полупустых площадках. Поэтому мы будем стараться сделать все, чтобы новосибирские зрители любили свой театр, приходили сюда, чтобы мы никого не обманывали, а действительно показывали тот уровень, который здесь должен быть. Нужно, чтобы у народа был такой каждодневный праздник, ведь быт сейчас такой тяжелый, люди хотят прийти и расслабиться в театре. И мы постараемся не обмануть их ожиданий.

Беседовала Мария Андреева
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19997
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 22, 2007 6:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007063111
Тема| Балет, БТ, Персоналии: Светлана Захарова
Авторы| Беседовала Инна КРАСНОВА
Заголовок| Светлана ЗАХАРОВА: "КАРМЕН ОТКРЫЛА ВО МНЕ ЧТО-ТО НОВОЕ
Где опубликовано| "Вечерний Тбилиси " № 46
Дата публикации| 13 - 15 ИЮНЯ 2007 г.
Ссылка| http://www.opentext.org.ge/07/vechorka/046/046-31.htm

Светлана ЗАХАРОВА - прима-балерина Большого театра, любимая балерина Михаила Барышникова. Родилась 10 июня 1979 года в Луцке (Украина). С 1989 по 1995 год училась в Киевском хореографическом училище, продолжила образование в Вагановской академии в Санкт-Петербурге. В 1996 году была принята в труппу Мариинского театра, танцевала главные партии в балетах "Спящая красавица", "Бахчисарайский фонтан", "Щелкунчик", "Дон Кихот", "Жизель", "Лебединое озеро". С 2003 года - солистка Большого театра. Лауреат международного конкурса имени Вагановой (1995). Обладательница двух премий "Золотая маска". Лауреат международной балетной премии "Бенуа де ля Данс" за лучшую женскую роль в балете Большого театра и Джона Ноймайера "Сон в летнюю ночь" (2005).

- Роль Кармен, которую вы станцевали в "Кармен-сюите", повлияла на то, что вы танцевали после нее?

- Конечно. Кармен открыла во мне что-то новое. Теперь я понимаю, что нужно многое делать по-другому. Сильно влияет не только новая роль, но и партнер, с которым ты танцуешь, и театр, где ты выступаешь. Очень люблю танцевать в "Гранд опера". Я танцую в тех же балетах, что и в Москве: в "Баядерке", "Жизели", "Лебедином озере", "Спящей красавице", но там движения в танце немножко отличаются: другой темп, акценты и краски. Это расширяет представления о танце и его возможностях, помогает творчески развиваться.

- Майя Плисецкая помогала вам репетировать Кармен?

- Майя Михайловна смотрела прогон спектакля, несколько раз была на репетициях. Одну даже провела сама. Полтора часа сидела в центре сцены, вскакивала, показывала движения, разбирала их, говорила, что правильно, что нет.

- Можно ли сравнивать вашу Кармен с героиней Плисецкой?

- Я не пыталась копировать Майю Михайловну. Моя Кармен совсем другая! У нас разные физические данные, разный жизненный опыт: она танцевала Кармен в другом возрасте. И потом, я танцевала совсем не тот спектакль, что Майя Михайловна. После московской постановки Алонсо сделал у себя на родине другой вариант балета: более акробатичный, более страстный. Здесь ему бы не разрешили сделать ничего подобного. Алонсо поставил с нами этот вариант. Создать образ Кармен мне помогла Элина Авраамовна Быстрицкая.

- Ваш дом в Санкт-Петербурге?

- Сейчас у меня дом и в Москве, и в Санкт-Петербурге. Соскучусь дома в Питере - еду домой в Москву. Большой театр дал мне квартиру, когда я сюда переехала. А питерскую квартиру я покупала сама, придумывала, что и где в ней будет стоять.

- У вас в квартире есть балетный станок?

- Нет. Если мне нужно позаниматься, еду в театр. Знаете почему? Дома нужно отдыхать, жить и думать. Это не место для работы. У меня в квартире минимум балетных фотографий, чтобы они как можно меньше попадались на глаза. И так в голове все время крутятся мысли о спектаклях. Репетируя какую-нибудь новую партию, я по нескольку часов лежу, не могу заснуть: в голове все время звучит музыка, повторяются какие-то движения... Дома нужно обеспечить себе максимум отдыха.

- Что вы делаете в свободное время?

- Хожу по магазинам, покупаю что-нибудь, чтобы порадовать себя, друзей и близких. Хожу в бассейн, сауну, читаю. Люблю исторические исследования о Петре I, Екатерине II, Екатерине Дашковой. Если книжка интересная, могу читать до пяти утра. После премьеры "Золушки" снова возьмусь за книги. В последнее время я счастлива, если хорошо поработала, чего-то добилась и устала так, что еле плетусь домой. Значит, день прожит не зря.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19997
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 07, 2007 3:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007063112
Тема| Балет, Киргизия, Персоналии: Анастасия Волочкова
Авторы| Зоя ИСМАТУЛИНА
Заголовок| Жизель действует по–суворовски//
Звезда Анастасия Волочкова одним махом решила застарелую проблему Кыргызского оперного.

Где опубликовано| "Моя столица" (Бишкек)
Дата публикации| 20070601
Ссылка| http://www.msn.kg/ru/news/18702/

Приглашая приму выступить в Бишкеке, главный балетмейстер Доктурбек Бийсеев признался: на полу сцены в Кыргызской опере нет не только специального балетного покрытия, как положено, а вообще голые доски. И, едва прилетев сюда, Анастасия отправилась в театр, взглянуть, что за сцена.

- Я увидела две грани. Первая - роскошь и красота театра и зрительного зала. Вторая - пол, на котором нужно танцевать.

Первой мыслью было ехать в магазин стройматериалов.

- Купить линолеум - не балетный, простой, как у бабушки на кухне, - сказала прима Большого театра журналистам, собравшимся на ее пресс-конференцию в отеле "Хаятт". - Но Доктурбек с моим директором отправились за покупкой сами.

Поэтому "суперстар" вышла к прессе без свиты. Она оказалась естественной, без звездных замашек.

- Случалось вам, приехав на гастроли, заниматься покрытием сцены? - спросили ее.

- Это первый случай в моей жизни. Сказать откровенно, не только на Западе, но нигде, даже в самых маленьких городах России, деревянного пола с занозами нет.

Но как объяснить это нашим чиновникам, которых годами просят застелить подмостки?

- "Дон Кихот" - очень сложный балет. В конце спектакля балерина должна станцевать классическое па-де-де и сделать 32 фуэте. А на этой сцене невозможно даже просто пробежаться, не оставив занозу на балетных туфельках. Они, я уверена, стоят очень дорого здесь, и наверняка у балерин проблема доставать хорошую профессиональную обувь.

Нужно обратить внимание властей на то, что происходит в храме искусства, беспокоилась Волочкова. Ведь присутствие оперного театра в городе - показатель высокого уровня культуры горожан.

Зато гостью восхитило, какие хореографические постановки идут в нашем театре: "целая сокровищница классики".

В Бишкек она собралась неожиданно для себя, все вышло спонтанно. Позвонил Доктурбек и пригласил станцевать спектакль: мол, наша культурная жизнь не балует горожан. И город не больно роскошный.

- По этой причине я решила приехать, важно танцевать для тех, кто тебя ждет.

Может быть, буквально через месяц прима вновь появится в Бишкеке со своей эксклюзивной программой. О чем уже договорились с организаторами проекта.

Классический балет она танцует постоянно. Но своим достоянием считает концертную программу и независимый проект, который объединяет классику, неоклассику, современный и модерн-танец. Участвуют в программе и оперные звезды.

Она впервые в Средней Азии "в таком объеме. Ташкент и Бишкек для меня открытие". Она говорит, как добры здесь люди, как гостеприимен край, удивителен город, прекрасна природа, которую гостья очень любит.

Ее тронуло то, как у нас хранят традиции искусства.

- Мне сказали, что у вас на денежной купюре портрет балерины. Это правда?

- Правда! - радостно подтвердили представители СМИ.

Анастасии и ее партнеру Евгению Иванченко обещали поездку в горы. Россиянка обожает ледяную воду и жаждет искупаться в речке.

- В реку всегда могу войти, даже если вода не достигает шести градусов. Ледяная вода - всегда тонус, сила, энергетика. Для меня большое восстановление - русская баня и ледяная вода. Я даже во время беременности не изменяла традиции - трижды в неделю с веничками, с ледяной водой парилась.

Хотелось бы и на Иссык-Куль. Но впереди - репетиция "Жизели". Она ожидает от труппы "поддержки в человеческом ключе. Все, что касается профессионализма, будет зависеть от меня и моего партнера".

- Я верю, что за одну репетицию мы сможем сделать так, чтобы спектакль был слаженным. Единым целым.

Летят вопросы из зала.

- Нет, отвечает, в этот приезд мастер-класс для юных балерин не предвидится, времени мало.

Как звезда относится к анекдотам о себе?

- Обо мне столько всяких небылиц сложили, что анекдоты - это очень даже забавно.

Кто финансирует бишкекскую поездку? Никто. Она благотворительная практически. "Есть проекты, не связанные с деньгами". Как недавняя поездка в Беслан.

- Она перевернула мою жизнь и мое сознание. Глядя в лица детей, которые выжили в школе номер один, матерей, у которых погибли дети, глядя в их лица в зрительном зале, потом на кладбище (эти люди приходят туда каждый день к своим близким, как к живым), я впервые растерялась. Что сказать этим людям? Слов утешения в этой ситуации нет.

Это были благотворительные концерты. "Просить деньги здесь аморально".

- Считаю, что каждый, кто добился чего-то в жизни, должен смотреть на тех, кто обездолен. Выступление в Бишкеке - такой же случай, когда о деньгах речи нет.

- Анастасия, почему выбор пал на "Жизель"? - спрашиваю.

- Мне просто интересно станцевать фактически драматический спектакль, потому что здесь есть что сыграть. Другая причина - я не рискнула бы станцевать "Лебединое озеро" на сцене, которую не знаю. Выходя на сцену, я представляю свое лицо. Это моя ответственность. И если что-то не так, поверьте, зрителю не объяснишь, что здесь пол не такой или условий никаких. А "Жизель" я люблю очень, это очень красивый спектакль, и в нем есть жизнь.

Следующий мой вопрос - о "Кармен-сюите". Именно Анастасии передала Майя Плисецкая этот свой выстраданный спектакль.

- Почему? Значит, она вас ценит?

- Я знаю, что этот спектакль в постановке Альберто Алонсо очень дорог Майе Михайловне. У меня была большая мечта станцевать "Кармен-сюиту", но я понимала, что, может быть, этого никогда не произойдет. Майя Михайловна никому из русских балерин не разрешала танцевать эту редакцию спектакля.

Сама Волочкова Плисецкой не позвонила из деликатности: "Если она не захочет мне давать этот балет, моей маме ей будет легче отказать". Мама отважилась спросить гениальную балерину, можно ли дочке мечтать о Кармен. И услышала: "Насте я даю разрешение". Подписали договор, и теперь она танцует знаменитый "фантастический спектакль".

Было много споров, пересудов. Зрители, журналисты, критики сравнивали исполнительниц, подкусывали нашу героиню. Но она и не претендует на звание второй Плисецкой. "Быть рядом с Плисецкой не под силу никому. Я просто создаю свой образ спустя 30, 40 лет, чтоб спектакль по-другому звучал". Она вспоминает, как легендарная первая Кармен пришла к ней на репетицию в Большой театр.

- Я бесконечно нервничала, волновалась. Это была, наверное, самая ответственная репетиция, какие я помню. Майя Михайловна зашла в зал на высоченных каблуках. Зазвучала музыка. И она станцевала фактически весь этот спектакль! Присутствующие были просто в шоке. Они даже не знали, уместно ли аплодировать на репетиции. Этот случай я не забуду никогда. Майя Михайловна и Родион Константинович Щедрин - великие личности. Я имела честь и счастье участвовать в их творческих, юбилейных вечерах и концертах. Для меня это всегда - целое событие.

Она выступает и у Юрия Григоровича в Краснодарском театре танца.

- Это очень хорошая, красивая труппа, которую Юрий Николаевич создал за 10 лет фактически с нуля. На сцену своего Театра балета он перенес 15 своих огромнейших постановок - все то, что сегодня не идет в Большом театре - при том же убранстве спектаклей. Для меня Юрий Николаевич был показателем огромной силы личности, которую оставили вне Большого театра и сделали все, чтобы этого человека там не было. Хотя он 30 лет держал целую структуру театра в своих руках и своим творческим профессионализмом. Юрий Николаевич нашел в себе силы и мужество создать целый большой театр.

С ним, учителем, уже одиннадцатый год длится человеческое и творческое сотрудничество.

Она рассказывает о Евгении Иванченко, с которым танцует в "Жизели". Это самый любимый из ее "классических" партнеров. Оба они учились в Санкт-Петербургской академии русского балета, "Женя на год меня старше". В театре они перетанцевали вместе больше двадцати спектаклей. "Уже 10 лет назад он был хорошим и профессиональным партнером".

- Найти в балете даже просто мужчину сегодня - уже редкость, - смеется Анастасия. - А тем более такого, у которого сильные, настоящие руки. Который партнершу не бросит сверху, не отпихнет от себя, - смеется, - а уверенно держит. Это настоящее явление.

Он был свидетелем ее радостей и побед, "воспринимал их как свои, потому что он еще очень хороший друг, уникальный человек".

- Кроме победных дней, у меня были страшные, тяжелейшие времена. Были даже угрозы моей жизни. В эти минуты от меня пытались убрать самых близких людей. И те, кто знал, как нужно за какую ниточку дернуть, понимали, что первым нужно убрать партнера, оставив человека без возможности выходить на сцену, танцевать. Жене пришлось тоже несладко, но он работал со мной, несмотря на угрозы.

- Как вы отдыхаете, снимаете усталость? - интересуется пресса.

- Это происходит так редко! (смеется). Кроме бани и ледяной воды, очень люблю кальян. Тот кальян, который мне приготовили здесь, - в лучших традициях, как в Арабских Эмиратах. Дома у нас с моим мужем Игорем 14 кальянов. Мы любим устраивать ритуал раскуривания. Еще я люблю танцевать на дискотеке и зачастую после спектакля или концерта позволяю себе пойти в ночной клуб потанцевать.

Надеется потанцевать и у нас. "Приезжая сюда, я вообще ни на что не рассчитывала: ни на машину класса люкс, которая меня встретила в аэропорту, ни на шикарный отель, ни на баню, которую мне здесь устроили, ни на внимание, которое было оказано. Я в восхищении, поездка состоялась.

Глядя на приму, не подумаешь, что она иногда позволяет себе неожиданные "выплески эмоций в резкой форме. Но только на близких - маму, мужа". "Ни разу, - говорит она, - я не обидела резким словом никого из своего коллектива". О котором грезила 10 лет, мечтая блистать на фоне самых лучших профессионалов. Сбылось.

"А перед близкими бывает очень стыдно".

Мама бросила работу инженера, когда дочь осталась вне театров - Большого и Мариинского. Было два пути - "сделать что-то свое, чтобы всегда быть неординарной, для зрителя интересной. Второй путь - уйти из мира балета, что было очень выгодно моим недоброжелателям". Мама создала ей концертную программу, независимый проект, стала всем - менеджером, директором, администратором. Спорили, ругались "по делу".

Сейчас она с командой готовит грандиозное шоу - сочетание балета, вокала, даже цирковых спецэффектов. Только что выпустила DVD из трех дисков - пять часов видео, самого лучшего, что снято о ней - ее концертные программы, клипы, фильмы. Она подумывает о новом DVD.

Как ее принимали зрители! Бушевали аплодисменты, гремел хор "Браво!", несли цветы. Звезда тепло сказала о пригласившем ее сюда "добром человеке Доктурбеке, которому небезразлична судьба культуры", о городе, который полюбила. "Я желаю Кыргызстану согласия, мира в стране, в семьях. Я буду молиться за вас. Да хранит вас Бог!"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19997
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 07, 2007 5:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007063113
Тема| Балет, Казахстан, Персоналии: Досжан Табылды
Авторы| Светлана НИКОЛАЕВА
Заголовок| Досжан Табылды: полёт как образ жизни
Где опубликовано| "Аргументы и факты Казахстан" № 26
Дата публикации| 20070627
Ссылка| http://www.aif.kz/Pages_1.aspx?Art=17854

«Миром правят амбиции», - считает самый молодой премьер ГАТОБ им. Абая Досжан Табылды. Вернувшись недавно триумфатором с международного конкурса артистов балета, проходившего в Сеуле, талантливый танцовщик готовится к покорению новых вершин.
- Сейчас я работаю на имя, - признаётся Досжан, - а там кто знает, может быть, имя поработает на меня.
- Ты не даёшь остыть сеульским подмосткам… Это уже твой третий вояж в Страну утренней свежести?
- На самом деле конкурс, с которого я вернулся, был дебютным и для Сеула. И если уровень организации желает лучшего, то профессионализм конкурсантов не вызывает сомнения. В нём участвовало 86 танцовщиков из 14 стран. Что заставило попотеть, так это сценическая площадка: дощатый пол был покрыт обыкновенным линолеумом. Изюминка покрытия была в том, что площадка была состыкована из двух разной высоты частей, и границу этого стыка проклеили красным скотчем… Такой achtung танцовщикам. Поэтому адреналина конкурсантам хватило. Тем не менее наши ребята хорошо выступили. Без ложной скромности скажу: когда в числе участников заявляются казахстанские танцовщики, организаторы понимают, что конкурс удался.
- Не сложновато работать в таком ритме: после европейского турне у тебя было всего четыре дня на подготовку для сеульского выступления?
- Турне по Европе, да ещё в команде с лучшими танцовщиками Старого и Нового Света - Бернаром Курто де Бутейе, Андреем Гура, Алехандро Паренте, Энрике Гаса Вальджа, Константином Кузнецовым, Натальей Лабезниковой - это приятно и поучительно. Европейские зрители невероятно чутки и очень восприимчивы к балетному искусству. Причём там не принято аплодировать во время исполнения номера или после особенно удачных пируэтов, что очень приятно, не отвлекает и не сбивает танцовщика. В нашей труппе было семь пар. Мы хорошо сдружились за время поездок, гуляли вместе по столицам. Очень впечатлил Амстердам, просто город-праздник: масса разноцветных туристов, все наслаждаются жизнью.
- Как тебе понравилась западная балетная школа?
- Она очень отличается от русской и по-своему интересна. В моих ближайших планах освоить её. Сейчас я собираюсь в Москву на мастер-классы с участием таких звёзд, как Светлана Захарова, Денис Матвиенко, Николай Цискаридзе.
- Случается уходить в «творческий запой»?
- Бывает. Чаще это происходит перед новым проектом. Например, французским импресарио, пригласившим меня в турне, я предложил четырнадцать концертных номеров. Сейчас готовлю дуэт с Айгерим Джумагуловой для участия в составе новой труппы «Astana Ballet Company», которую собирает солистка «New Jersey Ballet» Сауле Рахметова.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19997
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 13, 2008 6:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007063113
Тема| Балет, Казахский государственный академический театр оперы и балета имени Абая , Персоналии: Куралай Саркытбаева
Авторы| Анна Мариинская
Заголовок| Куралай Саркытбаева: «Самое главное для меня – моя дочь»
Где опубликовано| "Известия" (Казахстан)
Дата публикации| 02 июнь 2007
Ссылка| http://www.izvestia.kz/news.php?date=02-06-07&number=24
Аннотация|



Что для артиста может быть лучше соединения таланта, наработанной техники и сценического опыта? Именно в таком периоде расцвета находится сейчас прима­балерина Казахского государственного академического театра оперы и балета имени Абая Куралай Саркытбаева. Ее последние выступления в балетах «Кармен­сюита» и «Легенда о любви» – яркое тому подтверждение.

– Куралай, вы занимаетесь балетом в общей сложности больше двадцати лет. Что вам запомнилось в годы учебы?
– Моя первая балетная любовь – Сара Идрисовна Кушербаева. Тогда она была директором училища и часто интересовалась моими успехами. Я называю ее «мой добрый гений». Помню, я нередко сбегала со своих уроков, чтобы посмотреть, как она работает. Было страшновато открывать дверь в зал – она всегда предательски скрипела – и слышать вопрос: «Кто там стоит?». А потом она уже ничего не спрашивала. Если кто­то тихо сопит за дверью – значит, это я.
– А первое разочарование?
– Я думала, что после поступления сразу буду танцевать. Но первое время было скучно, потому что никаких танцев не было – с утра до вечера одни упражнения у палки. Потом я, естественно, привыкла. Могу похвастаться, что все восемь лет учебы я получала пятерки по классическому танцу, потому что не хотела, чтобы у меня что­то получалось хуже, чем у других.
– Вопрос, без которого никак не обойтись: ваша любимая роль...
– Жизель. Уже двенадцать лет. Это была моя первая партия в нашем театре. А в 1996 году я танцевала спектакль в Большом театре с московской труппой. Довелось в это время поработать с Риммой Карельской – ведущим репетитором Большого. Помню, что она очень поддерживала меня и волновалась едва ли не больше. После спектакля меня поздравил Владимир Васильев и сказал: «Ты молодая, у тебя еще все впереди». Это гастрольное выступление отпечаталось в моей памяти лучше всего, хотя поездок было немало.
– Курьезы на гастролях случались?
– Да. Вот, например, несколько раз я танцевала в Китае «Лебединое озеро». Китайцы очень любят этот балет, особенно танец маленьких лебедей. Они всегда бешено аплодируют «малышам» и по нескольку раз вызывают их на поклон. Даже обидно – я выкладываюсь на двести процентов, а все овации достаются каким­то лебедям! Зато потом моральный ущерб компенсировался охапками цветов. А вот в Египте классический балет не очень хорошо принимали – видимо, считали, что обнаженного тела много. Им больше по душе казахские народные инструменты и опера.
– У вас есть маленькая дочь. Скажите, для балерины рождение ребенка – подвиг? Или это миф?
– Ну меня в этом отношении героиней не назовешь. Я родила в двадцать два года, успев до этого исполнить ряд ведущих партий, и вернулась на ту же категорию. Так что карьерой не рисковала. А вообще Камила – цель моей жизни. Карьера все равно рано или поздно закончится. Даже если у меня удачно пройдет спектакль, я не смогу вернуться в дом, где меня некому будет встретить.
– У Камилы мама балерина, бабушка – ваш бессменный и любимый педагог Раушан Байсеитова – тоже балерина. Наверняка гены дают о себе знать?
– Еще как! Камила настаивает на том, чтобы в этом году попробовать поступить в хореографическое училище. Хочет танцевать – и все тут! Я, честно говоря, этого не хочу, но и отказать не могу. Мы сейчас начали дополнительно заниматься в училище с другим педагогом. Конечно, я могла бы сама порепетировать с ней, но у меня духу не хватает. Начинаю ее растягивать, она: «Мама, больно». Ну раз больно – значит, и не надо. Первое время я сидела на занятиях, но теперь не могу смотреть, как ее тянут, мнут. Она чуть не плачет, но упорно работает.
– В двух словах – какая вы мать?
– Я так люблю свою дочь, что даже если накричу на нее, потом сама начинаю жалеть об этом и извиняться. А она мне недовольно: «Мама, ты же только что на меня кричала, что ты меня жалеешь?» (смеется).
– А какая Куралай Саркытбаева хозяйка?
– Хорошая. Но, знаете, для меня, к примеру, кулинарные способности – это не идея фикс. Я в этом отношении не очень восточная женщина, если можно так выразиться. Мне кажется, всю себя отдавать повседневным хлопотам не стоит, да и работа затягивает. Что я люблю готовить, так это плов разных видов.
Вернемся к сцене. Вам довелось поработать над балетом «Легенда о любви» с хореографом всех времен и народов Юрием Григоровичем. Помните, как первый раз с ним встретились?
– О, конечно! Была назначена первая репетиция. Маэстро сидел не в зале, как это обычно бывает, а прямо на сцене, в нескольких шагах от нас. Я так волновалась, что не слышала и не видела вокруг себя ничего. Ужас заключался в том, что у Юрия Николаевича главное требование – делать все музыкально. У меня тогда мало что получилось в этом отношении, потому что музыку я воспринимала плохо. И вот, после какого-то неудачного эпизода я вижу, что он встает и идет ко мне. Очень страшно – сам Григорович подходит, «потрясая» микрофоном, и говорит мне таким ледяным голосом: «Что ты делаешь?» (смеется). Сейчас я веселюсь, а тогда было не до смеху.
– Корифеи, как правило, с артистами не церемонятся. Григорович не исключение?
– Да, он педант во всем. Все должно быть идеально даже на обыкновенном рабочем прогоне. Его не волнует и состояние здоровья танцовщиков. Если у тебя что­то болит – терпи и танцуй. А не хочешь терпеть – уходи, никто удерживать не станет.
– Как известно, одна из лучших балерин мира Екатерина Максимова самым ненавистным элементом профессии всегда считала класс. Для вас это тоже рутинная обязанность?
– Нет, класс я люблю. Как-то я очень плохо себя чувствовала и не докрутила несколько положенных пируэтов – так потом целый день не находила себе места. Он меня настраивает на рабочий лад. Знаменитый российский балетмейстер Наталья Касаткина как­то сказала: «Для артистов балета класс – это молитва».
– Ваша карьера длится больше десяти лет. Чем планируете заниматься по прошествии еще десяти?
– Думаю, займусь репетиторской деятельностью. Танцевать уже точно не буду.
– А наше законодательство, которое поставило профессию артистов балета в один ряд с любыми другими…
– Уверена, что ситуация изменится к лучшему. После сорока лет заниматься балетом сложно. Как говорит Юрий Григорович: «Танцевать можно, смотреть нельзя». Мне хочется, чтобы зрители меня запомнили в расцвете, чтобы они говорили: «Она же в такой хорошей форме была – как же она ушла?» А не так: «Какие у нее страшные ноги и кривая спина!»
– Куралай, вы счастливы?
– Да. Я сейчас живу в свое удовольствие – что хочу, то и делаю. Раньше я многого боялась. Что люди скажут, кто как посмотрит, дадут ли партию, получится ли то или иное движение. А в настоящее время свобода и уверенность в себе позволяют прекрасно себя чувствовать. Самое главное, чтобы у моего ребенка хорошо сложилась жизнь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19997
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 11, 2008 9:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007063114
Тема| Балет, БТ, Персоналии: Николай Цискаридзе
Авторы| Интервью Елены Рагожиной
Заголовок| Николай Цискаридзе: я был нахальным ребенком
Где опубликовано| журнал "Новый стиль"
Дата публикации| июнь 2007
Ссылка| http://www.newstyle-mag.com/pages/iss48/ziskaridze.htm
Аннотация|



Николай Цискаридзе – уроженец Тбилиси, любимец публики, премьер Большого театра России - не любит шумных грузинских застолий, зато с удовольствием вышивает салфетки и не признает разговоров о соперничестве Большого и Мариинского театров.

Вы родились 31 декабря. Как вы отмечали этот праздник в детстве?

У меня было странное детство. Такая суета! Я вырос на Кавказе, где в канун Нового года все занимались столом. Мне очень нравилась бурная деятельность – так было у всех, а не только в нашем доме. Куда бы я ни зашел, мне давали пирожные, поздравляли. В Грузии есть традиция: кто первый переступает порог вашего дома, когда пробили куранты, так и складывается ваш год. Хорошо, если это будет мальчик, который родился в Рождество или под Новый год - у него нога очень счастливая. Значит, все будет замечательно.

Маму просили, чтобы после боя курантов она меня отпустила зайти в квартиры. Мне давали поднос, на который клали много конфет и мелочь всякую. Я должен был кинуть конфеты и деньги, чтобы в доме у этой семьи год был сладкий и денежный. Плюс в каждом доме мне дарили что-то. (Смеется). А так как в Грузии готовят хорошо, особенно пирожные, а я люблю сладкое, то воспоминания об этом у меня самые хорошие.

Когда вас заинтересовал балет?

Меня в театр водили для развития, не настраивая ни на что. Мама считала, что чем раньше туда отвести ребенка, тем лучше. Мне очень нравился театр. Любой. Мне безумно нравился кукольный театр. Мне было интересно ходить именно туда. Не было ощущения, что это актеры, мне казалось, что это персонажи. Балет “Жизель” меня восхитил тем, что там во втором акте люди летают. «Полетела» одна балерина, потом другая, третья вышла из могилы. Было так классно! На меня это произвело впечатление. Мне хотелось попасть туда, но мне объяснили, что детям нельзя. Я безумно хотел быть артистом балета.

Как отнеслись родители к вашему желанию пойти в балет?

Грузинская мама не может пожелать своему ребенку стать артистом балета. Грузинский ребенок должен быть в худшем случае директором склада или крупным хирургом. (Смеется). Мама сама была физиком, все ее окружение было из юриспруденции и точных наук, она не понимала, что балет может быть серьезным увлечением.

Я увидел по телевизору, что в “Спящей красавице” танцуют дети, воспитанники ленинградского хореографического училища. Я стал убеждать маму – отведи. Она согласилась, и меня взяли и сказали, что “у мальчика чрезмерные способности”.

Значит, ваши способности заметили еще в детстве?

Способности видно сразу. При поступлении в балет есть норма, которая должна быть. Норма - это хорошо. У меня было сразу все чрезвычайно. И склад фигурки. Я был гуттаперчевый абсолютно. Меня начинали гнуть, я гнулся. Маму стали убеждать, что из этого действительно может что-то получиться. И дальше стали убеждать, что меня нужно везти в Москву. Я уверен, что маму на это склонила только одна вещь: профессия была безумно престижная, выездная (все-таки мы говорим о загнивающем Советском Союзе).

А мама была из семьи, которая не могла жить дальше пределов Тбилиси. Им просто повезло, что их оставили в столице. Когда были репрессии, отцу удалось, оставив все должности, жить очень тихо. Он избежал и 35-й год, и 53-й. Они никогда об этом не рассказывали. Я об этом узнал, когда мне достались все документы после их смерти. Мама поняла, что моя жизнь может сложиться красивее, чем у нее. Она обожала путешествовать, она изъездила Советский Союз вдоль и поперек. За его пределы она не могла выехать. Она мечтала, чтобы у меня были другие возможности.

В Москве, уже имея статус и имя в Большом театре, вы жили в коммунальной квартире.

Я там прожил до 26 лет. Меня никогда не волновала коммунальная квартира, такой быт. Другого я не знал. В Тбилиси мы жили в однокомнатной «хрущевке». Тбилисская жизнь сродни коммуналке: двери не закрывались. Те люди, которые жили на нашей лестничной площадке были практически одной семьей. Мы знали все, что у кого происходит. Рождения - вместе, похороны - вместе.

Когда мы переехали в Москву, мне повезло с потрясающими соседями. Эти люди для меня до сих пор как родные. Я не могу назвать их соседями. Но это было безумие, что я продолжал жить в коммуналке, когда уже стал известным артистом. У меня не было в этом дискомфорта. Единственное, мне просто не хватало места. Потому что комната, в которой я жил, была 14 метров, а вещей у меня прибавлялось. Я танцевал правительственные спектакли. Корреспонденты любят всякие «соленые» вещи, это пресса придумала заголовки «Принц из коммуналки», и очень много лет это развивали.

У вас сейчас своя квартира в Москве. В каком стиле вы отделали ее?

В современном стиле. Я не люблю антиквариат. Потому что наши родственники жили среди него. Там было нельзя бегать, шалить. Я настолько это не люблю. Наоборот, я люблю все, что можно сломать, на что можно пролить и не пожалеть. Живу я в той же коммунальной квартире, где жил раньше. Просто теперь она вся моя.

Ваш московский дом похож на грузинский? Открытые двери, друзья, застолья?

Я абсолютный москвич по своему менталитету. Другое дело, что я очень легко пускаю людей в дом. Я очень много лет учился смотреть в глазок, перед тем как открыть дверь. У меня реакция с детства: звонят - сразу открыть дверь. Но я терпеть не могу застолья. Я обожаю столы, где не говорят тосты. Мне это не нравилось даже в детстве. Я не люблю неискренность. Не люблю просто слова. Мне нравятся действия. (Смеется.) Так много слов вокруг...

Как вам удалось адаптироваться? Трудно ли было привыкнуть к московской жизни?

Я был сильно нахальным ребенком. Безумно уверенным в том, что я феноменально талантлив и действительно лучше всех. Сейчас, по прошествии многих лет, смотрю на это и понимаю, что, если бы мне пришлось еще это повторить, я бы не рискнул. Я вошел в этот мир без понятия, что он страшный.

По характеру вы агрессивный человек?

Не могу сказать, что я агрессивный. В один прекрасный момент во мне появилась жесткость, потому что мне нужно было выживать. Меня очень резко стали «кусать», потому что поняли, что пришел не просто ребенок. Я иногда не мог себе представить, что так могут вести себя люди. В Тбилиси другие нравы: когда у ребенка день рождения - весь класс празднует. Это происходит так добродушно. Если у кого-то был видеомагнитофон, то всей школой смотрели.

А в Москве приглашали только отдельных детей. Московское хореографическое училище было главной балетной школой страны. Оно стояло в плане посещения первых лиц государства. Мы были выездные с детства. И за это боролись. Но знакомства в нашем деле не могут помочь. Никакие связи не помогут ножке стать маленькой, а душе большой.

Ваши друзья принадлежат к миру балета?

Балетных очень мало. В театре очень опасно дружить. Не потому, что люди плохие, просто там могут сложиться обстоятельства, при которых вы невольно окажетесь по разные стороны баррикад. Человеку свойственно искать, где лучше. Обижаться на актерские поступки невозможно. В театре я дружу с теми, кого называют обслугой. Гримеры, костюмеры, пианисты - с кем приходится работать и от кого зависит моя жизнь театральная. Без любви и дружбы результат будет нехороший.

Я читала, что вы безумно бережете свои костюмы...

Я люблю на миллион долларов выглядеть. (Смеется).

Танцор должен быть сексуальным?

Это искусство, настолько обнажено, что конечно сексуальность присутствует. Ведь когда-то балетное искусство было единственным, где легально приоткрывали части тела. Человек может быть некрасивым, но он должен быть привлекательным, особенно в балете. Это обнаженное искусство с эротическим подтекстом. Таким оно было весь XX век, начиная со всех балетов Фокина.

Есть ли какие-то балеты, какие вам бы хотелось станцевать?

Их миллион. Но разве в России можно дождаться чего-то хорошего? Мне повезло – я много лет работаю в Мариинском театре. И он на три шага впереди. Именно в Мариинском театре состоялся мой первый в жизни бенефис. Такой чести не был удостоен ни один танцовщик из Москвы за всю историю русского балета. Для меня это очень важно, потому что многие спектакли, которые никогда не пойдут в эпоху моего танца на сцене Большого, я исполнил благодаря Мариинскому театру. В данной ситуации, когда многие говорят о соперничестве, в моей карьере этого совсем нет – и слава Богу.

А балет для вас – профессия?

Я увлекаюсь балетом. Балет – это прежде всего хобби, которое стало профессией. Те люди, которые занимаются искусством, но это не является их хобби, несчастны. Есть много артистов, которые и выше прыгают, и техничнее. Терпеть не могу, когда я смотрю на танец и понимаю, как это сделать, не люблю трудяг на сцене, у которых все высчитано. Я Сальери в искусстве не люблю. В жизни, если я что-то начинаю и это с первого раза не получается интересно, то я за это не берусь. Когда люди на меня смотрят, я хочу, чтобы это выглядело легко и было видно, что я тоже получаю от этого удовольствие. Если я плачу, люди должны плакать вместе со мной. Мое глубокое убеждение, что театр – это прежде всего удовольствие.

В детстве вы увлекались кукольным театром и в результате сами стали мастерить куклы и их коллекционировать. А откуда пошло увлечение вышиванием?

Вышивать обожаю. Меня это очень сильно успокаивает. Я могу этим зарабатывать на жизнь. (Смеется). Я все могу. В основном я вышиваю салфетки и скатерти. Каждый раз, когда мы садимся пить чай дома у моих друзей, на столе появляется новая салфетка, вышитая кем-то из нас. Я научился этому в детстве. Моя няня сидела, пела песенки и вышивала. Она была украинка и очень хорошо это делала. Балетные туфли в Большом театре стоили 10 рублей.

Мама не могла покупать мне для школы много туфель: в крайнем случае, две пары с месяц. А они рвались постоянно. Каждый вечер, когда я делал уроки, я штопал туфли - и так восемь лет. Когда я пришел в театр и туфель появилось дикое количество, желание водить иголкой туда-сюда никуда не исчезло. Я стал вышивать. Это меня сильно успокаивает. Когда мне неспокойно я или пасьянс раскладываю, или вышиваю.

Какие книги вы читаете?

Я не люблю современную литературу, потому что с реальностью сталкиваюсь все время. Предпочитаю классическую литературу и часто возвращаюсь к тому, что читал раньше, еще в школе. Читаю по настроению. Я завидую тем людям, которые читают все подряд, все помнят и сразу вникают. У меня, к сожалению, такого дара нет.

У вас был перерыв в выступлениях после травмы. Сейчас вы опять танцуете?

Да, в середине апреля я в паре с Ульяной Лопаткиной выступил в рамках VII Международного фестиваля балета "Мариинский" в спектакле "Баядерка" в Мариинском театре, затем проехался с гастролями программы "Русские сезоны. XXI век" по нескольким российским городам. В мае танцевал в спектаклях "Дочь Фараона" в Teatro degli Arcimboldi (Милан) в рамках гастролей Большого театра в Ла Скала и "Синий Бог" в рамках фестиваля "Черешневый лес" в театре Оперетты в Москве.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19997
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 23, 2008 3:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007063115
Тема| Балет, Санкт-Петербургский театр им. Якобсона, Персоналии: Анастасия ИСАЕВА
Авторы| Наталья БОЯРКИНА
Заголовок| Балет — это неизлечимая болезнь
Где опубликовано| АИФ «Дочки-Матери» № 12 (351)
Дата публикации| 20070619
Ссылка| http://gazeta.aif.ru/online/dochki/351/16_01
Аннотация|



Анастасия ИСАЕВА — ведущая балерина Санкт-Петербургского государственного академического театра им. Якобсона. В свои 20 лет она уже объездила полмира, танцует ведущие партии во всех балетах театра.

— А говорят, балерины годами мечтают съесть крошечный кусочек пирожного, но не позволяют себе этого, — сказала я, глядя как Настя с аппетитом уплетает «фруктовую корзиночку».

— Глупости. Если хочется — надо есть. Про листик салата и одинокую креветку раз в сутки я тоже читала в интервью других балерин. Они лукавят. Если не съесть нормальный кусок мяса или рыбы, овощей, то просто не будет физических сил. А у танцующей балерины их должно быть не меньше, чем у шахтера в забое. Не знаю, сколько сжигается калорий за спектакль, но килограмм, а иногда и два я теряю точно.

— Ты не боишься располнеть?

— Боюсь. Сейчас мой вес 49 кг (при росте 169), больше 50 балерина не имеет права весить. Ведь партнер за спектакль поднимает ее над головой на вытянутых руках десятки раз. Это большая силовая нагрузка. При этом он сам должен быть и стройным, и легким.


— Каков обычный распорядок дня балерины?

— Каждое утро — занятие у станка в зале, где в течение 1,5 часа отрабатываются элементы классического танца. Можно сравнить это с игрой гамм у музыкантов. Потом репетиция спектакля. Это еще 3 часа физической нагрузки. В семь — спектакль. За три часа до него я уже должна быть в гримерке, где меня причесывают, накладывают грим, одевают…

— А балерина разве не может одеться сама?

— А как же я зашью себя?

— Что значит «зашью»?

— Ну костюм сзади. Чтобы в застежку на спине палец партнера случайно не попал.

— Во время спектакля костюм меняется несколько раз и его расшивают-зашивают каждый раз?

— Конечно. За кулисами в темноте стоят несколько человек наготове, чтоб помочь. Все должно быть быстро.

— А если иголкой уколят?

— О, это в театре считается самой счастливой приметой, означающей, что спектакль пройдет хорошо. Я подозреваю, что моя костюмер Светочка делает иногда это специально. Чтоб придать мне уверенности.

— А балерины считают обороты, когда крутят свои 32 фуэте?

— Считать не надо. Надо музыку слушать.

Правда, зрители считать любят. В Германии, например, еще и ногами притопывают, отсчитывая обороты. Если недосчитываются, чувствуют себя обманутыми и могут даже вернуть билеты в кассу.

— А в каких странах тебе зрители запомнились?

— Японцы даже плачут. У них слезы радости от того, что влюбленные в «Лебедином озере» все же соединяются. Прекрасные, сентиментальные люди. Испанцы, четко отбивая ритм ладонями, помогли нам, когда во время спектакля вдруг замолкла музыка. Фонограмму «заело».

— Говорят, несмотря на всю красоту и воздушность, у балетных довольно жестокий мир, где все друг другу завидуют, интригуют, не стесняясь делают гадости. Приходилось уже с этим сталкиваться?

— Я бы не сказала, что это какое-то массовое явление, но в прежнем коллективе были случаи, когда мне костюм подпортили и завязки у пуантов подрезали так, что туфли во время спектакля чудом удержались на ногах на паре ниточек. С тех пор у меня выработался настоящий рефлекс: тщательно проверять костюм и туфли перед выходом. В конечном итоге все зависит от руководства, какой климат будет в коллективе. Здесь я чувствую себя комфортно.

— А как ты пришла в балет?

— Родители говорят, что по совету участкового педиатра. Мама у меня юрист, папа военный. Очень переживали, что я плохо ем, расту слабенькой. Вот доктор и посоветовала отдать в хореографическое училище, кстати, сейчас это Академия хореографии.

— А как становятся примами? Ведь, увы, есть возможность всю жизнь быть седьмым лебедем у пятого пруда… Сотни балерин каждый год выпускаются из училищ.

— Для этого проводится множество конкурсов, куда приезжают ведущие балетмейстеры, директора театров, трупп. Индивидуальность, техника на этих смотрах видны сразу. Таланты всегда востребованы. Ну и, конечно, элемент удачи тоже должен присутствовать.

— А у тебя он был?

— Да. Мне было 18 лет, когда меня включили в группу артистов, отправляющихся на гастроли в Германию. Получилось так, что несколько солисток не получили визу. Импресарио был в панике. Но гастроли не отменить. Скандал! Я могла станцевать любую партию, потому что учила их по собственной инициативе, индивидуально, с репетиторами. И мне доверили открывать гастроли русского балета в Мюнхене. Это большая честь и ответственность. Я от страха просто умирала. Но меня встретили тепло. И я танцевала почти в каждом спектакле ведущие партии.

— А как ты, москвичка, попала на работу в Петербург?

— На одном из конкурсов меня заметил художественный руководитель нашего театра Юрий Петухов. Сейчас я танцую ведущие партии в разных балетах. Это счастье.

— Это правда, что учиться балету — удовольствие дорогое?

— Да. Можно сказать, что самая большая часть доходов нашей семьи уходила на это. Балетных туфель, например, хватает на неделю репетиций или на один спектакль. А еще нужны индивидуальные уроки с педагогом, без этого не постичь мастерства. Пачка, например, в среднем стоит 10 тысяч рублей.

— А почему так дорого?

— Ну, одной ткани на нее идет больше 12 метров, к тому же костюм требует много ручного труда и высокой квалификации мастера.

— Настя, а какая у тебя сейчас зарплата?

— В исскустве как-то не принято говорить о деньгах, могу только сказать, что прожить балерине на зарплату крайне тяжело, выручают гастроли. На Западе наш труд оценивается гораздо дороже, но не это главное. Если ты пришла в балет и заболела им, то эта болезнь неизлечима. Наверно, это единственный случай, когда болезнь прекрасна!


Перед выходом на сцену. Спокойствие только внешнее
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25503
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 17, 2011 3:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007063201
Тема| Балет, билеты
Авторы| Александр Кузнецов
Заголовок| Нелишний билетик
Где опубликовано| "Бизнес-журнал" №12
Дата публикации| 19 Июня 2007 года
Ссылка| http://www.business-magazine.ru/ideas/niches/pub285477
Аннотация|

На самом деле театр начинается не с вешалки, а с билета. С точки зрения бизнеса, театральная Москва — это, по оценкам различных экспертов, рынок с годовым оборотом в 120–150 миллионов долларов. Как устроена билетная розница столицы, и есть ли в ней место новым игрокам, сервисам и бизнес-концепциям? И еще: где завзятым театралам лучше спрашивать лишний билетик?

Были времена, когда основные сливки с этого рынка снимали «жучки-перекупщики». Билетные спекулянты, толкущиеся перед театрами, стали массовым явлением в начале 1960-х годов. Хрущевская оттепель привела к открытию новых театров, появлению смелых постановок и рождению новых «звезд». Билеты на спектакли и концерты стоили от 50 копеек до трех рублей. При средней зарплате советского человека в 90 рублей зрелища были более чем доступны, и спрос стал опережать предложение, а это само по себе — прекрасная среда для любого бизнеса, пусть, по тем временам, и нелегального.

В начале 1990-х «жучки» и вовсе начали процветать, сформировав могущественные «билетные мафии», из-за которых в кассах вообще невозможно было приобрести билеты в популярные театры и на аншлаговые спектакли по «отпускной цене». Проблема стояла весьма остро еще в 1998 году, когда столичный мэр Юрий Лужков был вынужден даже подписать распоряжение, которое запрещало продавать билеты по ценам, отличным от номинала, указанного на самом билете. «Жучков» это нимало не обеспокоило — ведь статья, запрещавшая спекуляцию, к тому времени уже давно была исключена из Уголовного кодекса.

«Жучки» существуют и поныне, только они основательно измельчали и дали дорогу легальным игрокам. «Под колоннами» Большого сейчас работает пять-шесть перекупщиков, у которых можно приобрести билеты на ближайший спектакль по цене от 300 до 3 500 рублей, что всего на 20-50% выше официальной цены театра. А ведь когда-то их наценка составляла все 300-500% (!)

Рынок билетной розницы чудесным образом структурировался и пришел к более или менее цивилизованному виду, — что характерно, вовсе не благодаря административно-запретительным мерам, предпринимавшимся властями. Об устройстве этого рынка и поговорим.

Билетная биржа

Самую большую долю билетной розницы, как и встарь, контролирует Московская дирекция театрально-зрелищных мероприятий (МДТЗК) — организация, которая существует уже более восьмидесяти лет и сохраняет статус государственного унитарного предприятия. В новейшей истории России полно примеров, когда дряхлеющие ГУПы почти без боя сдавали на других рынках свои лидерские позиции более активным и настырным коммерческим фирмам. Тут этого не произошло. Сегодня МДТЗК обеспечивает в Москве, по ее собственным оценкам, 35-37% продаж на все столичные культурно-зрелищные мероприятия и 75% — в сегменте театральных билетов. И дело не только в щедром «советском наследстве», доставшемся Дирекции (сейчас у нее 86 киосков в столичном метро, вблизи станций метрополитена и на центральных площадях и улицах города, а также один салон продаж — своеобразный билетный супермаркет с консультантами). МДТЗК очень вовремя сделала мощный технологический рывок, который позволит ей еще долго оставаться номером один на рынке.

Ведь как все было организовано в компании раньше? Дирекция получала от театров на распространение отпечатанные билеты. Специальный отдел занимался их распределением по районам и далее — по отдельным киоскам. «При этом большую роль играли личные взаимоотношения с киоскерами, — объясняет Владимир Агафонов, генеральный директор МДТЗК. — Скажем, Маше дадут билетов больше, а Зине — меньше. Но проконтролировать, за сколько и как они продадут билеты в итоге, было очень сложно». Работа по старинке в современных условиях приносила сплошные минусы. Киоскеры при недостаточном контроле продавали билеты с наценкой, которую клали себе в карман, объясняя покупателям, что цена — «коммерческая». «Жучки» при обоюдном согласии сторон сразу же выкупали у киоскеров все билеты на аншлаговые спектакли оптом. А театралы бегали от одного киоска к другому, потому что отсутствие нужных билетов на одной точке вовсе не свидетельствовало о том, что их может вдруг не оказаться на другой.

Вот тут-то МДТЗК и удалось внедрить систему автоматизированных продаж билетов. В 2003 году Юрий Лужков одобрил «Концепцию автоматизированной системы продажи билетов на театрально-концертные и спортивно-зрелищные мероприятия», согласно которой решено было оснастить все кассы специальными электронными терминалами, объединенными в одну сеть. Билеты, поступающие от театров на реализацию в МДТЗК, по сути, существуют в бездокументарной форме, в виде информации на сервере дирекции. При продаже билета киоскер просто распечатывает его на принтере (для этого пришлось перейти на билеты единого образца), при этом у него есть полная информация о наличии билетов в системе и он может забронировать конкретные места в зрительном зале. Для реализации проекта была привлечена компания «Юнайтед Арт Тикетс», которая получила финансирование у государства, закупила необходимое программное обеспечение и технику и оснастила ими киоски. С марта 2005 года киоски МДТЗК полностью перешли на новую автоматизированную систему продажи билетов.

Мечта мэра и всех театралов о билетах по «номинальной цене» по сути сбылась. Дело в том, что доход МДТЗК формируется за счет комиссионных, взимаемых с театров (в среднем 10-15% от стоимости билета), а не наценки. Впрочем, если покупатель хочет выбрать место или стоимость билета превышает 200 рублей, с него попросят сервисный сбор в размере 10% от цены билета, при этом кассир продемонстрирует ему схему зрительного зала на экране монитора.

Владимир Агафонов результатом автоматизации чрезвычайно доволен. Продажи в мае, по сравнению с прошлогодними, выросли на 17%, а число реализованных билетов — на 14 тысяч. Управляемость и контроль на предприятии улучшились, да еще анализировать ситуацию с помощью автоматизированной системы стало как никогда легко. Например, несколькими кликами «мышки» можно установить, что основные продажи (80%) приходятся на билеты в ценовом диапазоне от 500 до 2 200 рублей, а кое-что продается и по 10-30 тысяч…

Удобнее работать стало и московским театрам (98% из них подключены к системе). Как поясняет Владимир Агафонов, теперь они могут постоянно отслеживать, как заполняются места на их спектакли, и оперативно реагировать, при необходимости стимулируя продажи: «А ведь раньше они не знали, что их ждет, — распространители могли в день спектакля вернуть им чуть ли не половину билетов непроданными!»

Розничная мизансцена

Что делать остальным игрокам на рынке, занятым столь технологичным ГУПом? В основном, разбредаться по нишам. Благо, направлений флангового обхода лидера хватает. Бизнес-логика здесь универсальная: если торгуешь в точности такими же товарами, что и сильный конкурент, прицепи к ним новый сервис.

Один из крупнейших коммерческих операторов билетного рынка Москвы — компания «Зритель», которая объединила под своим началом сразу две сильные билетные интернет-площадки, Parter.ru и Kontramarka.ru. Ее называют лидером онлайн-сегмента со стабильным ростом продаж в 50-60% в год. Андрей Колесников, генеральный директор некоммерческого партнерства «Федерация билетного бизнеса», оценивает оборот компании в 25 миллионов долларов в год. Клиенту предлагается система бронирования, при которой он может заказать и купить билет на большинство мероприятий Москвы: через Интернет, с помощью мобильного телефона (при наличии GPRS), по звонку в call-центр, а также непосредственно в кассах компании и ее агентов. Компания «Зритель» не полагается всецело на один лишь Интернет, но имеет еще и около 30 реальных точек продаж в Москве и Подмосковье.

Генеральный директор Parter.ru и Kontramarka.ru Марина Ленсу гордится информационным блоком своих интернет-ресурсов: описаниями мероприятий, советами специалистов, рейтингами продаж, профессиональными аннотациями, а также гибкостью по части вариантов оплаты и выкупа билетов. Помимо комиссионных с театров, компания взимает 10% стоимости билета с покупателя и предоставляет платную услугу доставки.

В Интернете существует множество менее крупных игроков, причем некоторые из них отнюдь не стесняются в своем ценообразовании. Генеральный директор компании Ebilet.ru Василий Подорольский, например, открыто признает, что при продаже плюсует к номинальной цене билета в среднем тысячу рублей, включая доставку. Впрочем, Андрей Колесников из НП «Федерация билетного бизнеса» поправляет его: накрутка к номинальной стоимости у Ebilet.ru может доходить до двух-трех раз. И называет компанию «крупнейшим спекулянтом среди столичных интернет-продавцов билетов». Василий Подорольский на такую аттестацию не обижается и иронизирует:

— Да, мы те же самые перекупщики. Только в отличие от тех, кто стоит на улице, делаем это официально, платя налоги. Вообще, сегодня организовали агентства по продаже билетов как раз те, кто раньше был простым перекупщиком.

На своем сайте он даже завел специальный раздел-«толкучку», где театралы могут выставлять на продажу, покупать и обменивать билеты.

Вообще, компании, которые продают билеты с накруткой в три-пять раз, в Интернете не редкость. И ведь они тоже находят своих клиентов! Уникальное торговое предложение некоторых из них, например, заключается в том, что у них, как, к примеру, у Ebilet.ru, почти всегда в наличии билеты на самые востребованные концерты и аншлаговые спектакли — хоть за полчаса до начала. Другие просто полагаются на то, что высокая цена внушает покупателю доверие относительно сервиса (билет привезут максимально быстро). «Зрители из категории обеспеченных людей готовы платить за это. К тому же они часто не хотят или не имеют времени на поиск в Интернете и сравнение цен, либо просто не задумываются о том, что можно найти более дешевую альтернативу», — объясняет Андрей Колесников («Федерация билетного бизнеса»).

Кстати, билетная розница знает примеры весьма эффективного и быстрого входа на рынок компаний-новичков. Схема достаточно проста, хотя доступна лишь избранным. Есть промоутерская компания, которая собирается привезти в Россию раскрученного исполнителя или известный коллектив. Естественно, она имеет эксклюзивное право на реализацию билетов на мероприятие. Зачем распространять билеты через имеющиеся на рынке структуры и отдавать им комиссию, если можно организовать продажи самостоятельно? Специально под проект создается дочерняя структура — билетное агентство. «Звезды» приезжают, собирают полные (или не очень) залы и отбывают восвояси. А агентство остается на рынке и продолжает торговать билетами — уже на любые культурно-зрелищные мероприятия. В качестве примера Андрей Колесников приводит две интернет-системы продажи билетов в театры и на концерты — Kassir.ru и 19-00.ru, которые совмещают промоутерский и билетный бизнес. В частности, материнская компания проекта 19-00.ru в прошлом году привозила китайский цирк и организовывала концерт Мадонны. Билеты на концерт Мадонны в этом агентстве стоили тогда от 5 до 16 тысяч рублей (притом что во всем мире сама Мадонна старается не делать билеты на свои концерты дороже 100 долларов) — вот что значит эксклюзивный продавец! Коммерческому успеху проекта, по мнению участников рынка, способствовала прекрасная режиссура ажиотажа, который возник в связи с переносом площадки, а также долго сохранявшаяся неопределенность относительно того, приедет ли все-таки поп-дива в Россию или нет. Усиление конкуренции обычно приводит к узкой сегментации. Рынок распространителей билетов на культурно-спортивные мероприятия не стал исключением. Так, компания Ticket Stream, имеющая 160 точек продаж в Москве, в том числе и в салонах «Евросети», решила продавать в основном билеты на концерты, а агентства «Тикетшоп» и «Арт Метро» — в театр. Кстати, «Арт Метро» — официальный продавец театральных билетов в столичной подземке.

Размышления у театрального подъезда

Все идет к тому, что конкуренция и изощренность игроков в билетной рознице будет только возрастать. Участники рынка — даже те, кто «родом из Интернета», — в последнее время активно вкладываются в открытие новых физических точек продаж. МДТЗК тоже не дремлет и готовится запустить 32 дополнительные кассы в спальных районах Москвы и десять — в метро. Есть планы открыть в нынешнем году еще два салона по продаже билетов. Этот формат дирекция уже успешно опробовала на практике. Бизнес-концепция салона вполне логична: лишь 50% покупателей билетов заранее знают, на какое мероприятие хотели бы пойти, остальным требуется полноценное консультирование в точке продаж по театрально-зрелищной жизни столицы. Есть информация, что правительство Москвы собирается реализовать еще один «билетный» проект — открытие точек продаж в магазинах сети «Утконос».

Пыл новичков, готовых ринуться в этот рынок, способен охладить и не самый успешный опыт компании Kassir.ru, которая стартовала полтора года назад, заявив, что готова вложить в развитие проекта пять миллионов долларов в течение трех лет. «Сейчас на московском рынке их доля не достигает даже одного процента, — говорит Андрей Колесников. — Хотя амбиций было очень много: помимо столицы, они замахивались и на города-миллионники. Впрочем, возможно, они заняты поиском своей ниши — в продаже спортивных билетов и билетных автоматах».

С продажами билетов на спортивные мероприятия действительно все не просто. Это задачка, над эффективным решением которой бьются многие игроки. Сейчас ими успешно торгуют в основном лишь сами учреждения, организующие спортивные мероприятия. Пока их не всегда возможно продавать даже при наличии автоматизированной централизованной системы, как у МДТЗК. «Билеты на футбол или хоккей имеют свой собственный вид. На них должна быть реклама спонсора. Поскольку они печатаются на специальной катушке, для них необходимо предусмотреть отдельный принтер. Кроме того, здесь должны продаваться и «ручные» билеты», — замечает Евгений Зобов, генеральный директор компании «Юнайтед Арт Тикетс».

И все-таки, несмотря на ужесточающуюся конкуренцию, можно ли еще органично влиться в ряды билетных распространителей Москвы? По мнению Андрея Колесникова — да, но не в стандартной плоскости, то есть не просто через открытие точек продаж в Интернете или реальных касс: «Основная точка роста и шанс для новых игроков — все-таки в сегментации, — поясняет он. — То есть это новые тематические ниши или предложения по сервису и по типам клиентам. К примеру, незанятая ниша — разработка программ покупки билетов для иностранцев. Сюда же можно отнести и развитие интернет-решений, которые могут предложить новые услуги и новый алгоритм построения покупки билета».

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19997
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 29, 2019 1:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007063201
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Галина Крапивина, Михаил Крапивин, Наталья Крапивина, Георги Смилевски, Дмитрий Смилевски
Автор| Екатерина Беляева
Заголовок| Династия /
Семейная хроника

Где опубликовано| журнал "Театральная жизнь"
Дата публикации| 2007-06-06
Ссылка| https://stanmus.ru/press/100
Аннотация|

В Музыкальном театре работает уникальная балетная семья - Крапивиных-Смилевски. Часто случается, что сын или дочь наследуют профессию родителей, но редко, когда все члены семьи уживаются в одном коллективе в мире, дружбе и творческом взаимопонимании.

Старшие, Галина Крапивина и Михаил Крапивин, пришли в театр в далеком 1968 году, до этого уже встретившись учениками в Московском балетном училище. Сложился дуэт - на сцене и в жизни. Это было время знаменитых дуэтов - Екатерины Максимовой и Владимира Васильева, Юрия Владимирова и Нины Сорокиной, Надежды Павловой и Вячеслава Гордеева, Маргариты Дроздовой и Вадима Тедеева, Крапивиной и Крапивина. Последние две пары считались образцовыми исполнителями балетов Владимира Бурмейстера, и сегодня никто лучше них не может передать тонкости его спектаклей молодому поколению. Когда Крапивины закончили карьеру танцовщиков, то оба остались работать в театре педагогами-репетиторами, хотя могли бы уехать за рубеж преподавать.

Свою дочь Наталью к занятию танцами не принуждали, но так уж получилось, что она сама из всех детских увлечений - рисования, фигурного катания и танцев - выбрала балет. В школе, в том же самом МАХУ, где учились родители, познакомилась с болгарином Георги Смилевски. В Музыкальный театр Наталья пришла в 1993 году, Георги (после полутора лет работы в студии Григоровича) - в 1995-м и вскоре в Москве заговорили о новом балетном дуэте. Так они и выступают до сих пор вместе - в "Щелкунчике", "Жизели", "Лебедином озере", "Золушке", "Укрощении строптивой", "Эсмеральде", "Дон Кихоте", "Ромео и Джульетте" и многих других. Секреты дуэтного мастерства им передают старшие Крапивины(правда тут ни в коем случае нельзя не сказать о замечательном педагоге Смилевски - А.А. Николаеве). В семье Крапивиной-Смилевски подрастает семилетний сын Дмитрий. Естественно, он учится танцевать, потому что раньше других детей увидел танцующих и попробовал им подражать - вышло неплохо, а у бабушки и прабабушки появилась новая обязанность - возить ребенка на занятия бальными танцами и...фигурным катанием..

Почти целый сезон труппа Музыкального театра осваивает новое пространство - новую сцену, просторные гримерные, экспериментальную площадку. В нашу задачу входило понаблюдать и побеседовать с членами большого семейства Крапивиных-Смилевски об их сегодняшней жизни в формате нового театра и не только. Попробую охарактеризовать каждого героя в отдельности на основании историй, которые они друг о друге рассказали. А говорить о своей семье и о своей в работе в театре они готовы бесконечно и всегда с удовольствием, при этом у меня не сложилось впечатление, что эти люди зациклены на профессии. Каждый выводит оригинальную формулу выживания в условиях ежедневной, местами рутинной работы в театре и привычной семейной жизни.

Хранитель традиций

Галина Крапивина любит вспоминать прошлое. Ее глаза загораются, когда просят рассказать о том, как она работала с Владимиром Бурмейстером, Алексеем Чичинадзе, Томом Шиллингом, Владимиром Васильевым, Дмитрием Брянцевым. Свою миссию видит в том, чтобы уже как педагог сохранять наследие, то есть спектакли, благодаря которым театр на протяжении XX века имел собственное лицо. Для своей дочери и зятя, однако, желает встреч с новыми хореографами. Одно из самых сильных впечатлений последнего времени - встреча с культовым американцем Джоном Ноймайером и его "Чайкой". Признается, что кроме общих репетиций с постановщиками, вела с артистами свои собственные, по старинке оттачивая мизансцены в тиши балетного класса, чем несказанно поразила иностранцев, когда они вернулись и увидели фантастические результаты.
Профессиональные советы не путает с житейскими. В семейной жизни выбирает стратегию доброго помощника детям и внуку - ему посвящено все ее свободное время.

И целого мира мало

Михаил Крапивин никогда не отдыхает. Когда его ни спросишь, он или только что вернулся из поездки или собирается куда-то далеко, чтобы там переносить очередного "Щелкунчика" или "Ромео и Джульетту". В движении он видит жизнь. К профессиональным достижениям семейства относится с определенной долей скепсиса, не боится делать замечания. С ним все считаются. Самый младший из Крапивиных семилетний Дима быстро смекнул, что к чему, и строгого деда считает главным арбитром качества. Выучит какую-нибудь роль из детской книжки, но исполнять будет только когда приедет дедушка. Наташа и Гоша не боятся экспериментировать в зале, когда где-нибудь за стеной в соседнем классе работает папа. У него есть ответы на все вопросы касательно трактовки любой роли.
А Галина Крапивина любит проводить параллели между ним и зятем - умение дома заниматься домом, а на работе работой. В первом доме, где жила семья, все было построено руками мужа, в новом доме - за городом, где они теперь живут - руками Георги.

Перфекционист

Там где Крапивин наслаждается процессом - репетицией, работой с молотком и отверткой, лекциями в МАХУ и др. - Смилевски скучает и торопит события, потому что не процесс, а результат его по настоящему занимает. Как настоящий балканец Георги домовит от природы. Умеет и любит готовить на всю семью болгарские деликатесы. Удовольствие получает, только когда видит, что блюдо удалось. Нуждается в поощрении и комплименте. Если что-то не так, бросается переделывать. И дома и в театре доверяет вкусам жены, но по вопросам качества советуется только с самим собой. Вкалывает на репетиции до тех пор, пока поддержка не получится идеальной, а арабеск чистым и высоким. Дома балетный язык запрещен, так как им не опишешь созидательный процесс, в котором Георги перманентно находится, повышая и повышая планку качества. Смеется, когда страсть к работе по устройству своего дома называют банальным словом "хобби". Убежден, что любой уважающий себя мужчина должен работать руками, особенно когда речь идет о собственном доме. "Не люблю поверхностного подхода к делу. Чтобы танцевать на столичной сцене, я восемь лет учился балету в элитном заведении. То же самое с домашними делами. Хочу, чтобы канализация исправно работала - значит изучаю, как работает система. В электрике разобрался досконально. Могу любые напольные покрытия сам положить. Главное - понимать принцип работы, а дальше все приложится."

В стиле кантри

Наталья обожает природу. Когда я поинтересовалась, так же ли она верна своим садовым увлечениям, как когда-то рассказывала в одной передаче, выяснилось, что за прошедшее с тех пор время она втянула в гринписовскую философию все семейство. Начнем с того, что она убедила всех переехать на дачу на постоянное жительство, хотя из-за пробок пришлось отказаться от машины и ездить на обычной электричке. Она же предложила использовать время в дороге для медитации (за рулем-то не помедитируешь). Дорога как медиум между жизнью и искусством. Выходишь из уютного домика и настраиваешься в течении часа на рабочий лад, а когда назад едешь, если что неприятное пережил за день, переваришь под монотонный стук колес, не внесешь негатива в дом. Жизнь за городом труднее, чем в столичной квартире, зато можно нарубить дрова, надышаться запахом хвои, а потом смотреть на огонь в камине, или пить душистый чай на кухне ,построенной умными руками мужа. Рай, да и только. Когда исполняла Машу в недавней премьере "Чайки", поняла внезапно, как близки ей "природные" чеховские героини. И вообще, опыт работы с Ноймайером заставил по иному взглянуть на балет. "Раньше я после спектакля бежала к маме, моему педагогу, чтобы выслушать перечень претензий по технике и по манере исполнения, а после "Чайки" мы всей труппой ждали газетных рецензий - почему-то стало важным не мнение педагогов, а отзывы зрителей о нашей игре, об убедительности образов. И какое чувство облегчения наступило, когда нашу игру оценили, а постановку в целом одобрили. Я боялась смотреть других исполнителей, так как слышала, что на драму по несколько раз подряд не ходят - можно и заскучать. Каково же было мое удивление, когда я не заметила как расплакалась по настоящему стоя в кулисах во время сцены объяснения Аркадиной и Тригорина - Татьяны Чернобровкиной и Гоши".

Юный тореадор

Диме еще только семь лет, а он уже получил маленькие партии в больших балетах. Родители очень им гордятся: его выступление "выручило" театр. Ребенка взяли на гастроли в Ташкент, так как все члены семейства снялись с места с театром и некому было за мальчиком приглядывать. Он пригодился в первом акте "Жизели" в качестве участника праздника сбора винограда. Его посадили на бочку и он браво размахивал рукой в толпе, ничуть не смутившись. Обычно такие роли на гастролях исполняют артисты кордебалета, но как приятно было родителям, что их сын пригодился и танцует где-то рядом. У Димы есть любимая роль - Тореадор. Он ее исполняет по особо торжественным случаям и только в присутствии дедушки. Папа с удовольствием дает сыну на время домашних концертов свои костюмы. Как все балетные артисты Георги Смилевски не стесняется брать нитку с иголкой и быстро шить, так что он самолично ушил для сына костюм из "Щелкунчика". Тем не менее давить на ребенка родители не собираются - насильно в хореографическое его не потащат. Захочет - пойдет. Время еще есть. Ясно одно, что в будущей профессии он будет не зрителем, а участником.

P.S. В дополнение к вышесказанному остается добавить несколько слов относительно собственно искусства, то есть той части жизни артистов, которая проходит на сцене. Эта жизнь у каждого индивидуальная, от семейного фактора не зависит. Старшие Крапивины давно не танцуют, но балетоманы среднего поколения помнят, какими они были. Незабываема Сильфида Галины Крапивиной - острая, точная, техничная. И Душа Комиссара в "Оптимистической трагедии", где она буквально пропевала телом каждый нюанс, каждый изгиб мысли героини. Михаил Крапивин умел построить бравурные выходы. Прыжки, пируэты, жете по кругу - его стихия. Одинаково органично выглядел в лирическом и гротесковом амплуа. Был великолепным партнером. Наталья Крапивина занята во всем репертуаре. Ее конек - пасторальные и пейзанские сцены. Обаятельная Жизель, милая естественная Лиза в "Тщетной предосторожности". Московские дети обожают ее Машу в "Щелкунчике". В больших спектаклях - "Лебединое озеро", "Дон Кихот" - предпочитает выходить в паре с Георги Смилевски, до мелочей продумывает партнерские отношения. Их пара - один из лучших московских дуэтов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 12, 13, 14
Страница 14 из 14

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика