Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2022-12
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 25615
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 01, 2022 10:53 pm    Заголовок сообщения: 2022-12 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022120101
Тема| Балет, Большой театр Беларуси, Персоналии, Валентин Елизарьев
Автор| Александр Максов
Заголовок| Во славу творца
75-летие Валентина Елизарьева Большой театра Беларуси отметил подобающе пышно

Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2022-12-01
Ссылка| https://musicseasons.org/vo-slavu-tvorca/
Аннотация| ЮБИЛЕЙ

В этот день здесь по достоинству чествовали творца, когда-то ставшего самым молодым главным балетмейстером в Стране Советов, а ныне возглавляющего тот же главный музыкальный театр Республики в качестве его художественного руководителя.


Валентин Елизарьев на юбилейном вечере

Елизарьев совершил восхождение к вершинам славы, но главное – ему было суждено создать то феноменальное наследие, что ныне называется «балетным театром Елизарьева». Может ли в молчаливом искусстве хореографии высказаться художник, если в его творении не объединены, не сплавлены чувства и мысли? Это ведь простейшая формула: выразить мысль в контексте с эмоциональным содержанием музыки и жеста. Простейшая? Конечно! Но при этом не по зубам столь многим сочинителям танцев, не способным найти эту связь с драматургическими функциями образа. Всем своим творчеством Елизарьев доказал линую причастность этой органической связи чувства и мысли. Вот о чем думалось при просмотре огромного двухактного концерта, включившего поздравления белорусской оперной труппы и танцовщиков, а также многочисленных гостей. Сама панорама артистов и исполненных произведений впечатлила, вызвав восхищение безупречной работой всех служб театра – от дирекции до административных служб, от монтировщиков сцены до работников закулисья. Объединив усилия, удалось поднять юбилейную махину (режиссер Анна Моторная), воспринятую публикой на одном дыхании.

Самыми юными участниками гала-концерта стали воспитанники Белорусской государственной хореографической гимназии-колледжа и посланцы двух прославленных учебных заведений России. Мария Кошкарева – звездочка Академии Русского балета имени Агриппины Вагановой дебютировала на минской сцене. образе Авроры («Спящая красавица»). Талантливая девочка сумела обуздать волнение, исполняя adagio с именитыми белорусскими Принцами: Антоном Кравченко, Эвенем Капитеном, Юрием Ковалевым и Денисом Шпаком. Повторится ли у нее когда-нибудь одновременное партнерство с четырьмя премьерами? Студенты Московской государственной академии хореографии Мария Докучаева и Ратмир Джумалиев уверенно и с актерским задором разыграли невинную, но технически сложную сценку из балета «Арлекинада».

Творческие поздравления юбиляру прилетели из разных уголков России и зарубежья. Артисты московского театра «Русский балет» Сиори Фукуда и Мстислав Арефьев блеснули в pas de deux из балета «Эсмеральда».

Казахские танцовщики Шугыла Адепхан и Еркин Рахматуллаев («Астана Опера») дважды вышли на сцену; первый раз в классическом pas de deux из «Талисмана», во второй – в фрагменте национального балета «Зов степи» Куата Шильдебаева-Патрика де Бана.

Балерина Михайловского театра Анжелина Воронцова воссоздала абрис Анны Павловой- ученицы в миниатюре Джона Ноймайера «Павлова и Чекетти». Образ легендарного корифея педагогики так заманчив и близок менталитету Николая Цискаридзе! Он с радостью взял на себя роль, и его седовласый маэстро не просто задавал подопечной pas, но с пылом молодости сам исполнял вращения, фиксировал высокие еcarté. А Елизавета Кокорева обожгла темпераментом не только своего партнера и коллегу по Большому театру России – Игоря Цвирко, но и зрителей, летая по сцене в образе Китри в pas de deux из «Дон Кихота».

Хореографическую ткань вечера соткали из полярных по стилистике произведений: от чистейшего академизма Grand pas classique Д. Обера –В. Гзовского в благородной интерпретации Марии Ильюшкиной и Никиты Корнеева (Мариинский театр) до свободной пластики соло из балета «М-ДАО», исполненного Ксенией Овсяник (Государственный балет Берлина). Возможно, зашифрованное название монолога персонажа в развевающемся черном платье означало перевод китайского слова «путь»? Проникновенный диалог Шехерезады – Олеси Рослановой и Шахрияра – Михаила Евгенова («Тысяча и одна ночь», музыка Фикрета Амирова, постановка художественного руководителя московского театра «Кремлевский балет» Андрея Петрова) сменяли изощренные переплетения тел дуэта «Двухголосие» Бориса Эйфмана на музыку Pink Floyd, представленного Любовью Андреевой и Игорем Субботиным (Санкт-Петербургский Театр Бориса Эйфмана)

При всех эстетических новациях неожиданно прозвучали два номера концерта. Используя весьма разнящуюся музыку Кристофа Виллибальда Глюка и Жоржа Бизе для своей развернутой композиции, Игорь Колб изобретательно сочинил «Посвящение», поручив поздравления звездам белорусской художественной гимнастики. Здесь было все: жонглирование мячами, булавами, змеящимися лента, а главное – фосфоресцирующие руки, складывающиеся в огромное светящееся сердце, символически посланное юбиляру. Радостную эмоцию в иную сферу переключили Ирина Еромкина, Игорь Артамонов и Юрий Ковалев, исполнившие драматическое трио из балета «Анна Каренина» (муз. П.Чайковского, хореография Ольги Костель). Огромный успех выпал на долю видного представителя современного танца, руководителя Русской компании современного танца «Это» Александра Могилева (Москва), сочинившего и блистательно исполнившего миниатюру «Представь» на музыку Йоко Оно и Джона Леннона.

И все же наиболее концептуально значимыми для программы этого вечера стали фрагменты балетов Елизарьева, которые ввели зрителей в художественный мир человека больших страстей, душевного напряжения. Это сцена из вокально-хореографического представления «Кармина Бурана» с солистами Ириной Ермокиной и Игорем Артамоновым. В пугающем своей грозной и несокрушимой властностью «Танце рыцарей» из балета «Ромео и Джульетта» лучиком надежды засветились пластические реплики Людмилы Хитровой и Игоря Артамонова. Смиренной и в то же время страстной любовью до краев наполнили свои признания Кармен-Марина Вежновец и Хозе-Эвен Капитен («Кармен-сюита»).

Антон Кравченко – один из последних артистов той замечательной плеяды танцовщиков, кто вместе с Елизарьевым ковал славу белорусского балета, ныне подхваченную новыми поколениями исполнителей. В дуэте из «Спартака» Кравченко предстал могучим героем античности, способным на одной вытянутой руке удержать любимую (Ирина Еромкина), окутать ее безмерной нежностью и самоотверженно защитить от невзгод.

Боль, скорбь, имевшие место во многих, если не в большинстве, творений Елизарьева, в «Щелкунчике» уступили место оптимистичной вере в грядущее. Вере, которую он обрел или мечтал обрести в мире душевной доброты. Когда Людмила Хитрова-Маша и Эвен Капитен-Принц закончили свой танец, Валентин Елизарьев в роли доброго сказочника в голубом цилиндре Дроссельмейера соединил влюбленных. Апофеозом вечера стал веселая композиция, в которой группа танцовщиков вознесла балетмейстера высоко над головами, а на сцену вышли все участники концерта, объединенные одной праздничной эмоцией. Возник символический образ духовного братства, порождающий осознание цели и волшебной силы подлинного искусства.

Фото: Михаил Нестеров, Ирина Малахова

===================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Янв 04, 2023 11:00 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 25615
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 01, 2022 11:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022120102
Тема| Балет, БТ, Премьеры, Персоналии, Екатерина Крысанова, Евгения Образцова, Кристина Кретова, Артем Овчаренко, Юрий Бурлака, Алена Ковалева, Егор Геращенко
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| Свадьба титулованной цыганки: в Большом возобновили "Пахиту" и "Шопениану"
Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2022-12-01
Ссылка| https://tass.ru/kultura/16475537
Аннотация| ПРЕМЬЕРЫ

О вернувшихся на сцену балетах рассказывает редактор отдела "музыкальный театр" в Петербургском театральном журнале и автор книги "На пуантах и босиком" Анна Гордеева

Последняя балетная премьера Большого театра в этом году стала красочной, но негромкой — вечер двух одноактных спектаклей, возвратившихся в репертуар после недолгого отсутствия. Их сочетание — белоснежная, полная лирики "Шопениана" и бравурная, ярко раскрашенная "Пахита" — дало возможность представить новое поколение артистов Большого в противоположных амплуа.

"Шопениана" впервые появилась на театральных афишах в 1907 году — тогда маленький балет на музыку, собранную из нескольких произведений Фредерика Шопена, поставил в Мариинском театре Михаил Фокин. Два года спустя ее вывез на гастроли в Париж Сергей Дягилев, там она была показана под названием "Сильфиды", и с тех пор европейские театры танцуют этот балет именно под таким названием, что периодически заставляет неискушенных зрителей путать его с гораздо более древней "Сильфидой" Августа Бурнонвиля.

В отличие от нее, основанной на шотландской легенде, "Шопениана" всегда была бессюжетным балетом, и балетоманы сами наделяли его смыслами. Одна из самых ярких версий состоит в том, что герой (единственный танцовщик на сцене) бродит меж прекрасных теней балерин прошлого и грустит о том, что таких богинь на сцене больше не найдешь. Сто с лишним лет назад в "Шопениане" блистали Анна Павлова и Тамара Карсавина; с тех пор многие и многие выдающиеся балерины выступали в этом балете.

Дюжину лет назад новую версию "Шопенианы" на сцене Большого театра представлял Николай Цискаридзе — тогда спектакль поразил всех нежным розовым цветом пачек. Дело в том, что столетие подряд "Шопениана" была идеально белым балетом — женский кордебалет и солистки шелестели белоснежными длинными юбками, лишь молодой человек выделялся черным жилетом. Цискаридзе настаивал, что истинный цвет должен быть розовым — о том ему рассказывала Галина Уланова, для которой "Шопениана" была школьным выпускным спектаклем. Смотрелся тот вариант очень эффектно, но после ухода премьера Большого театра на руководящую работу в Академию русского балета больше ту версию показывать не стали. Вот и сейчас — вернулись к привычным белым юбкам.

За это время в значительной степени обновился кордебалет, и шанс полетать над сценой белоснежным привидением получили недавние выпускницы училищ. Главные партии (а их четыре — три женских, одна мужская) тем не менее исполняли признанные звезды театра.

Каждая из балерин — Екатерина Крысанова, Евгения Образцова, Кристина Кретова — внесла во всем знакомый танцевальный текст свои краски, и чуть резковатая пластика Крысановой, в каждом па которой скрыта яркая эмоция, соседствовала с умиротворяющим лиризмом Образцовой

Артем Овчаренко, которому досталась партия мечтательного героя, продемонстрировал лучшие качества галантного кавалера: когда в его руках Крысанова взлетала в поддержках, казалось, что ее несет ветер — ни малейшего усилия танцовщика не было заметно.

"Пахита" как возвращение к балетным традициям

Второй балет вечера привычно называют в театральных кругах "Пахитой", хотя это всего лишь Большое классическое па из одноименного спектакля. После Великой Октябрьской революции постановка Мариуса Петипа быстро исчезла из афиш. История о том, как юный аристократ влюбился в цыганку, могла существовать в версии "Эсмеральды", где обозначалось социальное неравенство и аристократ в конце концов вел себя неблаговидно, но не в версии "Пахиты", где по ходу дела выяснялось, что цыганка — воспитанная бродячим племенем дочь другого аристократа и потому можно играть счастливую свадьбу. Собственно, именно только эта свадьба — третий акт балета, в первых двух действиях которого было много страданий, пылких объяснений и даже покушений на убийство, и осталась в памяти у балетного народа.

Это называется "в ногах" — когда педагог, в юности танцевавший какую-либо из партий, передает ее ученику или ученице без помощи каких-либо записей. Так "Пахита" и шла много лет — только в виде свадьбы третьего акта. В 2001 году знаменитый французский хореограф Пьер Лакотт воссоздал в Парижской опере "Пахиту" целиком, после него за "достраивание" балета начали браться и другие хореографы. Сейчас в Мариинском театре идет версия Юрия Смекалова, в екатеринбургском "Урал Балете" — экстремальная версия Вячеслава Самодурова (где герои совершают путешествие во времени). В Большом же пока существует и возобновляется только третий акт. Зато танцы в нем наиболее исторически достоверные — за аутентичность хореографии отвечает знаток балетов XIX века, хореограф-реставратор Юрий Бурлака.

Итак, свадьба. Публика начинает аплодировать сразу после открытия занавеса — перед ней предстает золотая бальная зала с большими проемами, открывающими вид на регулярный парк. Чинно выходят сопровождаемые кавалерами гостьи — и те, что, слегка пройдясь по сцене, рассядутся у кулис в вечерних платьях с длинными шлейфами, и те, которым работать и работать, танцевать и танцевать в удобных пачках. Особый интерес публики всегда вызывают маленькие артисты — ученики Московской академии хореографии (в "Пахите" есть детская мазурка). Начинаются танцы, череда вариаций, где подружки невесты (из аристократических кругов, хотя она только что покинула табор — но кто считает) соревнуются в мастерстве, в шике, в эффектности и чистоте па.

Задолго до своего "сокращения", еще в позапрошлом веке, "Пахита" превратилась в праздничный салат — в нее для балерин вставляли вариации из других спектаклей. Сейчас "подружки" выходят в танцах, написанных не только собственно для "Пахиты", но и для "Трильби", "Весталки", "Ручья" — давно сгинувших балетов русского наследия. И у каждой из солисток есть минута, чтобы ее запомнила публика и отметил худрук, в следующий раз, быть может, предложив роль самой Пахиты.

В премьерный вечер подругами невесты были Арина Денисова, Элеонора Севенард, Ольга Марченкова, Елизавета Кокорева и Кристина Кретова. Величавость уже имеющей свой круг поклонников Севенард и бойкость вчерашней школьницы Кокоревой (у обеих балет в крови — Севенард в родстве с Матильдой Кшесинской, отец Кокоревой был солистом Большого и танцевал в спектаклях Майи Плисецкой) стали особенными подарками вечера.

В самом же свадебном дуэте безоговорочно царила балерина Алена Ковалева, превратившая свою цыганку в победительную красавицу, которой аккомпанировал не очень ловкий от смущения офицер (Егор Геращенко). Сразу становилось ясно, кто будет главным в этой семье, а еще при таком раскладе ролей выдерживался старинный обычай, по которому главной в балете всегда была балерина. Смахнув историю ХХ века, где мужчины в классическом танце боролись за свои права, в другие репертуарные спектакли Большого, Юрий Бурлака восстановил XIX век во всех его золотых традициях.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 25615
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 01, 2022 11:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022120103
Тема| Балет, фестиваль "Дягилев. P.S.", "MuzArts", БТ, Персоналии, Ольга Лабовкина, Анна Щеклеина, Патрик де Бана
Автор| Анна Галайда
Заголовок| На Новой сцене Большого театра показали тройную премьеру - "Лабиринт"
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2022-12-01
Ссылка| https://rg.ru/2022/12/01/na-novoj-scene-bolshogo-teatra-pokazali-trojnuiu-premeru-labirint.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРЫ

Премьера прошла в программе фестиваля "Дягилев. P.S.": три одноактные постановки - Ольги Лабовкиной, Анны Щеклеиной и Патрика де Бана для артистов Большого театра.


Балет "Сияние" / Предоставлено "MuzArts" / Андрей Степанов

Интерес к событию обусловлен и тем, что ее представляет продюсерская компания MuzArts, известная многолетним сотрудничеством со Светланой Захаровой. Не так давно она отметилась также проектами "Postscript" и "Postscript 2.0.", включавшими и старые спектакли Алексея Ратманского, Сиди-Ларби Шеркауи, Соль Леон и Пола Лайтфута, Юрия Посохова, и мировую премьеру Уэйна Макгрегора с участием Тьерри Мюглера в качестве художника.

В "Лабиринте" все три постановки созданы специально для проекта. Причем он объединил хореографов совершенно разных направлений и опыта. Ольга Лабовкина из Беларуси - одна их самых активных представителей современного танца на постсоветском пространстве, работающая и с собственной труппой, и как приглашенный постановщик. Екатеринбурженка Анна Щеклеина в последнее время быстро расширяет сферу своих интересов - получив весной "Золотую маску" за перформанс "Новая земля" на Платоновском фестивале, она только что сделала две работы для фестиваля "Context. Diana Vishneva", а в ее бэкграунде - сотрудничество с классическими танцовщиками "Урал Балета". Патрик де Бана, самый опытный в команде, окончил школу Гамбургского балета, танцевал у Бежара и Начо Дуато, ставил для Светланы Захаровой и Ивана Васильева, в Венской опере, Токио-балете, Шанхайском балете, за "Весну священную" в Новосибирске был номинирован на "Золотую маску". Спектакли этих трех хореографов, принадлежащих разным странам, танцевальным культурам и поколениям, судя по названию, должна была объединять идея сложных жизненных коллизий и путей их преодоления.

Стартовым спектаклем "Лабиринта" стало "Сияние" Ольги Лабовкиной, электронную музыку для которого написал Илья Дягель. К его созданию ее подтолкнул роман Олафа Стэплдона "Создатель звезд". В нем человек преодолевает границы своего бытового существования, чтобы отправиться в полет к "Первоисточнику всего сущего". Фантастические миры Вселенной видятся хореографу только поводом для размышлений о месте человека, о том, что им движет. У артистов Большого театра не часто бывает шанс узнать вкус радикального современного танца. Но эффектная вербальная заявка хореографически оказалась весьма традиционной.

Уже имеющая опыт сотрудничества с танцовщиками-"классиками" Анна Щеклеина, наоборот, использовала новую встречу как способ расширения собственных представлений о танце. Вместе с композитором Василием Пешковым, художником по видеопроекциям Ильей Стариловым, сценографом Галей Солодовниковой, художником по свету Иваном Виноградовым она представила эффектную композицию "Нерв". В ней артисты, первоначально обтянутые комбинезонами с нанесенным на них мышечным каркасом, проводят друг друга через "боль" и к финалу спектакля обрастают защитной "кожей". Испытывая своих исполнителей необычной для них свободой пластики, сама Щеклеина использует их пуантовый танец, строгую системность движений, вертикальную вытянутость линий для создания необычных для себя комбинаций.

На философичность претендовал и финальный "Минотавр" Патрика де Бана. Ему достались музыка Макса Рихтера (три балета на минималистическую музыку в одной программе - сомнительное удовольствие), голова тельца от Даши Намдакова в качестве сценографии, исключительно эффектные костюмы Игоря Чапурина, а также Денис Савин (Минотавр), Мария Виноградова (Ариадна) и Анна Балукова (Пасифая) в качестве исполнителей. Скульптура Намдакова, строгие линии Чапурина и выразительность танцовщиков сами по себе фокусировали внимание. Танец в этой композиции оказался отнюдь не нитью Ариадны. Поэтому, вопреки правилу, запомнилось отнюдь не последнее, а предпоследнее "слово" - "Нерв".


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Янв 04, 2023 11:02 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 25615
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 02, 2022 9:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022120201
Тема| Балет, БТ, Премьеры, Персоналии, Михаил Фокин, Наталья Большакова, Вадим Гуляев, Екатерина Крысанова, Евгения Образцова, Кристина Кретова, Артем Овчаренко, Юрий Бурлака, Алена Ковалева, Егор Геращенко
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Возвратительный вкус
«Шопениана» и «Пахита» в Большом театре

Где опубликовано| © Газета «Коммерсантъ» №224 от 02.12.2022, стр. 11
Дата публикации| 2022-12-02
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/5695345#id2301499
Аннотация| ПРЕМЬЕРЫ

На Исторической сцене Большого театра возобновили два балета классического наследия, на десятилетие выпавших из репертуара. «Шопениану» Фокина восстановили петербуржцы Наталья Большакова и Вадим Гуляев, Большое классическое па из балета «Пахита» — знаток старины Юрий Бурлака. Рассказывает Татьяна Кузнецова.


Махина «Пахиты» c ее мощью имперской театральной иерархии оказалась востребованной и в сегодняшних условиях
Фото: Дамир Юсупов / Большой театр


Похоже, одновременному возвращению в репертуар Большого этих знаковых балетов мы обязаны вынужденному пересмотру театральных планов, резко оскудевших из-за невозможности сотрудничества с западными хореографами. Из недр же собственного наследия «Шопениану» и третий акт «Пахиты» извлечь было не только нетрудно (первая не шла около десяти лет, вторая постановка — чуть дольше), но и полезно — и с эстетической, и с кадровой точки зрения. На фокинской романтической стилизации с ее тремя женскими и одной мужской партией, а тем более на академическом Grand pas из «Пахиты» с его бесчисленными корифейками и десятком вариаций можно планомерно растить и пестовать труппу, проводя юные таланты по ступенькам балетной иерархии.

«Шопениана» Михаила Фокина, появившаяся на сцене Мариинского театра в 1907-м, через два года, привезенная Дягилевым в Париж под названием «Сильфиды», завоевала западный мир. В Москву она переехала только в 1932-м, когда труппу Большого стали укреплять ленинградскими премьерами и педагогами. Переехала без помпы — декорации взяли из подбора. В 1946-м новый худрук балета, ленинградец Леонид Лавровский, поставил «Шопениану» уже со всей серьезностью — с задником Владимира Дмитриева. В 1958-м ее «переодел» художник Вадим Рындин, а хореографию почистила ленинградка Екатерина Гейденрейх; в 2010-м Николай Цискаридзе одарил сильфид розовыми платьями-шопеновками — словом, этот балет шел на сцене Большого 90 лет с перерывами, меняя задники, но не хореографический текст.

Текст, впрочем, за долгие десятилетия приобрел московскую вольность, и сейчас для восстановления правильного «произношения» на постановку пригласили бывших премьеров Кировского (ныне Мариинского) театра, народных артистов РСФСР Наталью Большакову и Вадима Гуляева. Петербуржцы оказались настойчивыми учителями: вышколенный ими кордебалет Большого «романтически» сдвинул корпус вперед, кротко склонил головки, снизил руки и научился делать ими мягкие «волны», имитируя колебания легкого ветерка. По непонятной причине постановщики упустили из виду только самое начало и финал: сильфиды, хромающие в pas de bourree suivi и держащие руки над головой ромбом, а не овалом, внесли обидный диссонанс в благолепие «Шопенианы». Солисты — Екатерина Крысанова, Кристина Кретова, Евгения Образцова и Артем Овчаренко — тоже выглядели весьма благообразно. Прыгали они бесшумно, танцевали безгрешно и без видимых усилий, несмотря на то что маэстро Клиничев явно упивался сменой шопеновских настроений и в лирических эпизодах предлагал совсем уж замирающие темпы — так, что в своей «Мазурке» Артему Овчаренко пришлось героически висеть в воздухе и покладисто высиживать на плие после приземления, а на лирическом «Вальсе» не переносить, а прямо-таки выжимать на грудь прозрачную партнершу.

Увы, петербуржцы, потратившие все силы на технику, синхронность и внешнее благочиние москвичей, не сумели гармонизировать их, так сказать, душевный строй. В этой «романтической грезе» каждый из солистов грезил по-своему: Кристина Кретова — благостно, Евгения Образцова — лучезарно, Екатерина Крысанова — контрастно (жизнерадостно в «Мазурке» и скорбно — весь остальной балет), Артем Овчаренко же, отринув собственные чувства, предупредительно подстраивался к каждой из сильфид. Мрачноватый и довольно конкретный пейзаж на заднике (сценограф Альона Пикалова воспроизвела эскиз Дмитриева, а тот в 1946 году ностальгировал по достопримечательностям разбомбленного Павловска, изобразив в сумрачных тонах классицистический храм над речкой, и мостик, и башенку, и парковую вазу) тоже не способствовал безмятежности, но бессмертная хореография себя отстояла.

Декорации «Пахиты» (ибо в действительности это не только Grand pas, а целый свадебный третий акт, за исключением пантомимной сцены) та же Альона Пикалова выстроила по канонам старого императорского театра. Исполинскую барочную веранду с колоннами, лепниной и видом на парк и дворец, открывающимся сквозь гигантские арки, московские балетоманы уже видели в 2008 году на премьере, незадолго до вступления Юрия Бурлаки в должность балетного худрука Большого. С тех пор изменились разве что костюмы — на пачках балерин золото с пурпуром уступило место разным оттенкам голубого с черными кружевами: художник Елена Зайцева решила убрать чрезмерную роскошь. В число отреставрированных танцев добавилось несколько исторических — гавот, котильон. Из исполнительских достижений стоит отметить, что девочки из МГАХ поняли наконец, что pas marсhe в мазурке надо исполнять триолями, выбрасывая ножки вперед, а не просто трусить без оглядки. Мальчики же, хотя по-прежнему прижимают «рабочую» ногу к щиколотке в pas gala вместо того, чтобы элегантно оставлять ее полусогнутой, все же пытаются проскальзывать на опорной ноге вперед, а не шлепать ею сверху со всего маху.

Что до взрослых «классиков», то былая попытка воспроизвести старинную манеру танца, подавая ее с некоторым юмором, теперь оставлена: балерины танцуют почти по-советски — высоко вздымают ноги, берут мощный форс на вращениях и прыгают, не скрывая толчковых усилий. Почти полностью обновленный состав артистов не превзошел достижений предыдущего поколения, к тому же растерял некое неуловимое ансамблевое единство. Не в смысле ровности строя или синхронности па — просто сегодня каждый отвечал сам за себя. Из 13 вариаций, предложенных реставратором Бурлакой шести солисткам, каждая выбрала себе по вкусу — как при Петипа. Однако неповторимостью не блеснула ни одна. Все оказались добросовестными исполнительницами, для которых чисто выполненное па ценнее самого танца. Прима Алена Ковалева отличалась от коллег разве что высоким ростом и той отчужденной надменностью, которую некоторые балерины принимают за аристократизм. На собственной свадьбе эта Пахита жениха и взглядом не удостоила: оттесненному в тень Егору Геращенко пришлось довольствоваться ролями «держалки» и «крутилки», последнюю он исполнил не слишком успешно. Единственным же открытием этого «женского» балета оказался Дмитрий Смилевски, станцевавший анафемски трудную (и действительно старинную) партию в па-де-труа с ошеломляющей легкостью: коварные антраша не сбивали его с высоченных зависающих трамплинных прыжков, а чистота двойных туров в обе стороны доказала техническую зрелость и отвагу юного танцовщика.

Двухчастная программа, устроенная вместо обычной «тройчатки», утолила жажду почитателей классического танца с переизбытком — третье отделение было бы трудно высидеть и балетоманам. Так же нелегко отсмотреть полностью современные программы Большого — некоторые опусы из рук вон плохи. Театру стоило бы задуматься, как Агафье Тихоновне: что, если бы к романтической «Шопениане» приставить новеллы современных романтиков Димо Милева и Симоне Валастро, а к переполненной академической классикой «Пахите» — фонтанирующую современной классикой «Танцеманию»? Правда, это требует административной решительности — современные и классические балеты идут на разных сценах театра. Как говорила гоголевская невеста: «А теперь поди подумай! просто голова даже стала болеть». Но думать надо — уж очень неравноценны вечера в Большом.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Янв 04, 2023 11:05 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 25615
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 02, 2022 6:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022120202
Тема| Балет, , Премьера, Персоналии, Павел Хаас, Ханс Краса, Гидеон Кляйн, Эрвин Шульхоф, Алексей Трифонов, Татьяна Баганова, Максим Петров, Алессандро Каггеджи, Александр Сергеев
Автор| Анна Коломоец
Заголовок| ТАНЦЫ В АДУ
В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ СОСТОЯЛАСЬ МИРОВАЯ ПРЕМЬЕРА ЧЕТЫРЕХ БАЛЕТОВ НА МУЗЫКУ УЗНИКОВ КОНЦЛАГЕРЕЙ

Где опубликовано| © Журнал Музыкальная жизнь
Дата публикации| 2022-12-01
Ссылка| https://muzlifemagazine.ru/tancy-v-adu/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

ФОТОГАЛЕРЕЯ - ПО ССЫЛКЕ

Ноябрь. 1941. Чехословакия. В городе, названном в честь австрийской императрицы, распахнул свои двери Терезиенштадт – нацистский лагерь, или «гетто для пожилых» (так называли это заведение власти). Именно сюда на принудительные работы отправлялись представители интеллигенции: ученые, музыканты, актеры, режиссеры, литераторы. Это была перевалочная база перед приговором, последний шанс вдохнуть жизнь, ведь далее заключенных ждал Освенцим; почти каждый был обречен на смерть.

Что может чувствовать, о чем может думать человек, зная, что через несколько дней или месяцев его ждет дымящая труба? Ответ на этот вопрос можно поискать в произведениях узников Терезина. Ведь он считался лагерем «легкого режима»: здесь можно было слушать и играть табуированный в Германии джаз, ставить оперы и спектакли, выпускать газеты и журналы, посещать синагоги. Иллюзия свободы, симуляция нормального существования… Музыка композиторов Терезина – стихийная, болезненная, как оголенный нерв, тревожная, с предчувствием конца. Даже в самых мажорных, жизнерадостных сочинениях мелькает ироническая ухмылка или даже едкая ирония.

Но как подобная музыка может сочетаться с танцем? Нижегородский театр оперы и балета имени А. С. Пушкина продемонстрировал это в своей новинке «Терезин-квартет». «Квартет» – значит, всего по четыре. Главными героями вечера, ответственными за его музыкальную часть, стали чешские композиторы еврейского происхождения: Ханс Краса, Эрвин Шульгоф, Гидеон Кляйн, Павел Хаас. Их квартетные опусы звучали в мастерском исполнении молодых музыкантов, артистов театрального оркестра – Ирины Фриман, Анастасии Гвоздаревой, Маргариты Пичужкиной, Юрия Полякова. Выбор конкретных произведений был возложен на хореографов; Алессандро Каггеджи, Татьяна Баганова, Максим Петров, Александр Сергеев – каждое из этих имен хорошо знакомо любителям современного российского балета. Любопытно, что все они, кроме Максима Петрова, предпочли произведения, созданные в промежутке между мировыми войнами. Возможно, тревожные ноты были услышаны в сочинениях относительно мирного времени? Или бегство от рефлексии Терезиенштадта – своеобразный симптом нашего времени?

Показ четырех одноактных балетов проходил в стильном минималистском арт-кластере «Пакгаузы на Стрелке». Ажурные металлические сооружения бывших складов – ныне площадка для музыкальных перформансов. При входе в зал взгляд приковывает полностью черная сцена, слегка подсвеченная изнутри (расположенное в самом центре зеркало отражает свет). Тюлевые полотна в разных концах сцены служили подвижной декорацией.

Театральный пролог. Из зрительного зала на сцену выходят актеры. Словно беженцы военных лет, они выносят все то ценное, что успели захватить с собой: вешалки, стаканы, зеркало. Финальный звон колокольчика – представление началось. Прозрачный проецирующий экран скрыл музыкантов и всю массовку; на фоне их силуэтов возникла проекция, которую было сложно рассмотреть, если вы сидите дальше десятого ряда.

Вечер открывался балетом самого юного из постановщиков – Алессандро Каггеджи. Молодому человеку пришелся по сердцу Третий струнный квартет, op. 15 Павла Хааса (1938) – мелодичное сочинение с нежно изломанными лирическими темами, интонациями моравского и еврейского фольклора. В отличие от своих коллег Каггеджи решил напрямую объясниться с публикой. В брошюре к концерту он раскрывает все карты относительно своего замысла, излагая балетную программу. Но и без этих пояснений постановка хорошо читается. Три персонажа, два юноши и девушка (любовный треугольник?), живут своей жизнью. Все они разные, но каждый по-своему силен духом, устойчив к искушениям. Но вот появляется доминирующая фигура – танцор более высокого роста в черном фраке… В начинающемся духовном поединке танцующих тел сильнейшей (вы удивлены?) оказывается хрупкая героиня. Лишь она не теряет внутренний свет перед лицом манипулятора. Предсказуемость идеи не портит эффекта изобретательной хореографии и талантливой игры солистов. Варвара Кузьминых, Максим Просянников, Сюго Каваками не только справляются с замысловатой хореографией Каггеджи, изобилующей поддержками, но и успевают по-актерски отыгрывать различные эмоции: сомнение, страх, отчаяние, просветление.

Непререкаемый авторитет в области современного танца Татьяна Баганова также играет на контрасте мужских и женских тел. Ее выбор, Струнный квартет ор. 2 Ханса Краса, – музыка, написанная сразу после Первой мировой войны (1921). Бежевые костюмы создают иллюзию наготы, анималистические движения, игра с горизонталями и вертикалями – атмосферу изящного разврата и «животного реализма». Перед зрителем предстают две традиционные пары – мужчина и женщина. Их движения механистичны, но одновременно чувственны, партнеры все время устремлены друг к другу. Однако пластически мужчины более аморфны и медлительны, в то время как женщины здесь – настоящие завоевательницы. Жадный поцелуй, тюлевые огромные рубашки, которые девушки зубами стягивают со своих мужчин, – росчерк пера Багановой. Подобные решения уже можно было видеть в ее постановке «Кленовый сад», настоящей новизны не просматривается, но это не отменяет удовольствия от встречи с творчеством «российской Пины Бауш».

Максим Петров выбрал «Партиту для струнных» Гидеона Кляйна – написанную уже непосредственно в стенах Освенцима, перед самой смертью композитора. Балет Петрова абстрактен и минималистичен. Автора интересуют не конкретные истории, а «движение и перемещение людей в пространстве». Дань классическому балету – пуанты, они сразу привлекают внимание публики. Но костюмы танцовщиков аскетичны: у девушек – белый верх с открытыми руками и черные брюки, у мужчин – такое же одеяние, но полностью в черном цвете. Минимум света. Только небольшой фонарь – как главный элемент балета, носитель несколько загадочного основного тезиса –освещает каждую из четырех пар, точнее, отдельные части танцующих тел. Или все же он светил в никуда? Ассоциации с тюремным прожектором возникали сами собой. А что будет, когда фонарь потухнет?.. Если автор хотел озадачить публику и вселить в нее интеллектуальную тревогу, его цель была достигнута.

Ставший в последнее время культовой фигурой, дадаист Эрвин Шульгоф не прочувствовал на себе «прелести» Терезина: после ареста он был сразу направлен в лагерь смерти Вюльцбург. К тому времени он успел стать убежденным коммунистом и лишь слегка опоздал с эмиграцией в Советский Союз (случайности вершили судьбы). Пожалуй, Александр Сергеев поступил мудро, избежав прямого трагического пафоса. Его выбор пал на «Пять пьес для струнного квартета» (1923), посвященных Дариюсу Мийо. «Легкомысленные» танцевальные ритмы, пылкая страсть этого опуса были вполне во вкусе знаменитого адресата. Сергеев – любитель рисков. Он уже облек в танец поэму Блока «Двенадцать» на музыку Бориса Тищенко (премьера прошла этим летом на сцене Мариинки). На этот раз он ставит «фантазию на тему довоенного времени»: история любви, игры с переодеванием, выяснение горькой правды и самоубийство в конце… Такая вот бурная жизнь. Хореография Сергеева – тонкая и изящная, изобилует множеством па из бальных танцев. «Импрессионистический» видеоряд создает дополнительное колористическое измерение. Это единственная постановка, выделяющаяся не только сложной историей, но и по-настоящему режиссерской задумкой.

Четыре композитора, четыре постановщика – прошлое и настоящее. Это не истории композиторов, рассказанные языком современного балета. Хореографам была дана полная творческая свобода, возможность двигаться во все стороны, ничем себя не ограничивая. «На это и указывает число 4», – подумалось по окончании балетного вечера. И это то, чего были лишены узники Терезина.
=====================================================================
ФОТОГАЛЕРЕЯ - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 25615
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 02, 2022 7:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022120203
Тема| Балет, БТ, Премьеры, Персоналии, Михаил Фокин, Наталья Большакова, Вадим Гуляев, Екатерина Крысанова, Евгения Образцова, Кристина Кретова, Артем Овчаренко, Юрий Бурлака, Алена Ковалева, Егор Геращенко
Автор| Елена Федоренко
Заголовок| Вперед, в прошлое: премьера одноактных балетов классического наследия в Большом
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2022-12-02
Ссылка| https://portal-kultura.ru/articles/theater/346931-vpered-v-proshloe-premera-odnoaktnykh-baletov-klassicheskogo-naslediya-v-bolshom/
Аннотация| ПРЕМЬЕРЫ



Большой театр на Исторической сцене возобновил два балетных шедевра: «Шопениану» Михаила Фокина и Большое классическое па из «Пахиты» Мариуса Петипа в редакции Юрия Бурлаки. Диалог с классикой стал одним из удачных направлений программы импортозамещения.

Михаил Фокин — упрямый реформатор балета — был еще и талантливым музыкантом, и композитора Фридерика Шопена ценил необыкновенно высоко. Несколько миниатюр на музыку польского классика он поставил в возрасте 26 лет. Через год, в 1907-м, представил публике «Шопениану» — так хореограф озаглавил жанровые зарисовки на музыку фортепианных сочинений, оркестрованных Александром Глазуновым. Спустя еще год родилась известная нам «Шопениана», ставшая классикой. Балет не обременен конкретной фабулой — словами историю при всем желании не пересказать. Сюжет составляет игра настроений: призрачные мечты и элегическая печаль, пьянящий восторг и отрешенная задумчивость. Ностальгия по романтическому балету начала XIX века и нежная стилизация под томные танцы времен Марии Тальони.

«Шопениана» украсила первые «Русские сезоны» Сергея Дягилева в Париже в 1909-м. Летящая в арабеске романтическая сильфида Анны Павловой (а во всех странах мира, кроме России, балет «Шопениана» известен под названием «Сильфиды»), «пойманная» кистью Валентина Серова, стала не только эмблемой «Русских сезонов», но манифестом русского балета и символом Серебряного века. Москва встретила «Шопениану» в 1932-м и не отпускала с афиш Большого театра восемь десятилетий, вплоть до 2012-го. Подчас спектакль брал непродолжительные паузы, очищал хореографию от московской раздольности, облегчал «шопеновские юбки», дважды менял живописный задник.

На восстановление «Шопенианы» в Большой пригласили петербуржских мастеров Наталью Большакову и Вадима Гуляева — ведущую пару Мариинского (тогда — Кировского) театра 60-80-х годов. Они призывали артистов передать в пластике «шум ветра и шелест трав», добились слаженного и синхронного танца кордебалета, четкости его перестроений.

Невесомые девы кружились вокруг обаятельного Юноши-музыканта, а он был очарован их гармонией и спокойствием. Единственную мужскую партию этого балета Артем Овчаренко не только замечательно станцевал, но и создал образ идеального романтика и мечтателя. Солистки — сильфиды, не нарушая единый стиль, проявляли свои индивидуальности. Тальониевскую легкость и полетность подхватила Кристина Кретова, передавая трепетные душевные порывы. Екатерина Крысанова показала танец, богатый интонациями: с благоговейной радостью исполнила «Мазурку», гордо, сосредоточенно, отрешенно — «Седьмой вальс». Лирическая инженю Евгения Образцова наполнила изысканный «Прелюд» акварельностью чувств.

«Шопениану» танцевали грамотно, по-петербургски строго, с холодноватой недоступностью и академической точностью. Автор остался бы доволен — Михаил Фокин недолюбливал импровизации, ценил точный танец, в котором незаметны усилия, и считал, что настроение важнее техники.

Путешествие по временам и стилям продолжило второе отделение, за снежно-белой воздушной «Шопенианой» последовала многоцветная бравурная «Пахита». В ней соединились гордый балеринский апломб и широкая манера танца, многочисленный кордебалет и яркий блеск, эффектные позы и пышные пачки, стальной носок и безупречная выворотность — все то, что Михаил Фокин относил к «музейным экспонатам» и против чего восставал неугомонный новатор.

Впервые «Пахиту» поставил во Франции хореограф Мазилье в 1846 году на музыку Дельдевеза по новелле Сервантеса «Цыганочка», но уже через год балет появился в Петербурге. С «Пахиты» началось завоевание молодым Мариусом Петипа своей второй и любимой родины. В мемуарах он пишет: «Первое представление состоялось в присутствии императора Николая I. Через неделю после этого моего дебюта мне было передано кольцо с «маркизой», украшенное рубином и восемнадцатью бриллиантами. Этот первый пожалованный мне подарок я и доселе бережно хранил как драгоценнейшее воспоминание».

Через три с половиной десятилетия Мариус, уже Иванович и уже признанный мэтр, создал новую версию и, главное, сочинил Большое классическое па на специально дописанную композитором Людвигом Минкусом музыку. С тех пор жизнеутверждающее Большое классическое па стало моделью балетного «миропорядка», образцом академического имперского стиля. Лучшие труппы танцуют Большое классическое па из «Пахиты» с не меньшим пиететом, чем белый акт «Лебединого озера» или акт «Тени» из «Баядерки». Редакция балета 1881 года записана режиссером Мариинского театра Николаем Сергеевым по системе нотации, изобретенной танцовщиком Владимиром Степановым. Эту запись, хранящуюся в Гарвардской театральной коллекции, расшифровал знаток старинной аутентичной хореографии Юрий Бурлака. В 2008 году он выступил в роли хореографа-постановщика, осуществив Большое классическое па в Большом театре. Спектакль достаточно быстро сошел с репертуара, что казалось несправедливым.

Теперь грандиозная имперская постройка с вариациями, дуэтами, трио, ансамблями и развернутыми кордебалетными сценами, детской мазуркой и взрослым котильоном отреставрирована. Большое классическое па из «Пахиты» часто называют свадебным дивертисментом. Замуж за французского офицера Люсьена д'Эрвильи выходит красавица Пахита. Когда-то ее, малышку, похитили цыгане, и выросла она в таборе. Сюжет с элементами триллера ведет к счастливой развязке — Пахита воссоединилась со своей знатной семьей. Все обстоятельства запутанного действия разрешены; заговоры, покушения, отравления остались в первых двух актах, третий — пышная свадьба, он-то и называется Большим классическим па.

Петипа всю жизнь азартно вел захватывающую игру с женским танцем, количество придуманных им вариаций для прим подсчитать невозможно. Иногда в одном и том же спектакле каждая балерина имела свою вариацию. Нередко солистки переносили свои соло из одного спектакля в другой. Такое же право получили и солисты Большого театра — они выбирали из дюжины вариаций, предложенных Юрием Бурлакой.

Сценограф Альона Пикалова превратила сцену в величественный роскошный зал с колоннами и с видом на дворец, перед которым разбит прекрасный парк. Костюмы Елены Зайцевой — изысканны по цветовой гамме, крою и отделке. Молодоженов приветствуют почтенные аристократы, в их честь дети танцуют мазурку (ученики Московской академии хореографии), поздравляют Пахиту подружки. Каждая старается затмить невесту виртуозностью, элегантным стилем, сверкающими пируэтами, грациозными прыжками, благородством манер. С манерами пока сложнее, чем с уверенной техникой. Запомнились женственные и обаятельные образы подруг — их танцуют Арина Денисова, Элеонора Севенард, Ольга Марченкова, Елизавета Кокорева, Кристина Кретова. В па-де-труа блеснули Мария Мишина и Маргарита Шрайнер, а их аристократический одухотворенный кавалер — юный Дмитрий Смилевски — рассыпал мелкие па, легко взлетал в высоких прыжках и, главное, наполнял традицию современным звучанием.

В центре парадного портрета академического балета — Пахита в исполнении примы Алены Ковалевой — девушка статная, гордая и немного высокомерная, начисто забывшая о своем безрадостном детстве. Ее жених — Егор Геращенко старался быть по-рыцарски внимательным к своей избраннице, но пасовал перед ее холодностью и безучастностью. Театр подготовил несколько составов исполнителей, и новая классическая программа, в которой занята практически вся женская часть труппы, поможет в поиске своих собственных интерпретаций давно сложившихся и вечных классических движений.

Фотографии: Дамир Юсупов / предоставлены пресс-службой Большого театра


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Янв 04, 2023 11:05 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 25615
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 02, 2022 11:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022120204
Тема| Балет, Новосибирский театр оперы и балета, Персоналии, Иван Оскорбин
Автор| пресс-служба
Заголовок| Иван Оскорбин – Солор, Зигфрид, Хозе
Где опубликовано| © сайт театра
Дата публикации| 2022-12-02
Ссылка| https://novat.nsk.ru/news/interview/ivan-oskorbin-solor-zigfrid-khoze/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Недавно вернувшийся в балетную труппу нашего театра Иван Оскорбин в декабре исполнит главные партии в балетах «Баядерка», «Лебединое озеро» и «Кармен-сюита».

После окончания Новосибирского хореографического училища артист начинал балетную карьеру в Новосибирском государственном академическом театре оперы и балета. В 2014 году он перешел в труппу Мариинского театра, где работал 8 лет, а в этом сезоне вновь вернулся на родную сцену.

Зрители НОВАТа уже видели Ивана в партии Хозе в премьере балета «Кармен-сюита» Р. Щедрина, а теперь артисту предстоит впервые исполнить партию Солора в «Баядерке» в хореографии Начо Дуато и партию Зигфрида в балете «Лебединое озеро» в редакции Михаила Мессерера.

Вам предстоит еще два дебюта – в «Баядерке» и в «Лебедином озере». Партию Солора ведь вы уже танцевали в нашем театре?

Да, танцевал в предыдущей редакции – один или два раза.

В спектакле, в котором вам предстоит дебютировать, хорошо знакомая вам музыка Людвига Минкуса, но новый хореографический текст Начо Дуато. Насколько он сложен для вас?

Довольно сложен. Нового материала очень много и с подобной хореографией я прежде не сталкивался – в балетах Начо Дуато не танцевал. Сложно влиться в эту хореографию, поскольку это не премьера, и сейчас я учу партию сам по записям, и бывает, что артист добавляет что-то свое, а после педагоги-репетиторы объясняют, как делать правильно выученный мною фрагмент. К тому же сама пластика Дуато сложная, особенно в дуэтах – все как будто «на перемотке», двигаться приходится в другую сторону, очень непривычно. То есть, нужно мозг немного переключить, нужно думать. Но, конечно, это только поначалу сложно, потом все будет в ногах и в руках.

Интересно ли вам осваивать эту пластику?

Да, безусловно. Некоторые моменты мне нравятся, пожалуй, даже больше, чем в классической редакции Петипа. Конечно, замечательно, что «Тени» остались без изменений: во-первых, это абсолютно совершенная хореография, эталон, невозможно придумать что-то лучше, а во-вторых – мне почти ничего не нужно учить (смеется).

А если говорить о балете, который вы знаете более чем хорошо – «Лебединое озеро». Знакома ли вам та редакция, которая представлена в НОВАТе?

Нет, я даже не видел балет в этой редакции. На эту музыку я танцую очень давно, кажется, знаю назубок каждый такт. Я танцевал и Зигфрида, и Ротбарта, а когда работал в Новосибирском театре – исполнял, наверное, все танцы в этом балете. На спектакль в редакции Мессерера я еще не ходил, смотрел только записи, но, на мой взгляд, на нашей сцене он смотрится весьма достойно. Я обратил внимание на первый акт, и мне показалось, что он сделан по каким-то старинным канонам – Зигфрид в обуви на каблуках, с плащом, пока даже не представляю, как я буду выглядеть в этом образе. Пока мы только начали с Натальей Ершовой подготовку к «Лебединому», и здесь тоже есть свои нюансы. В дуэтах, в черном и белом адажио, казалось бы, все знакомо, все как нужно, и вдруг возникает что-то новое, совершенно другое, и нужно это запомнить. Главная сложность – под эту хорошо знакомую музыку танцевать что-то другое. Но я уверен, что справлюсь.

Как вы оцениваете премьеру «Кармен-сюиты», в которой танцевали Хозе?

Я считаю, что премьера прошла на очень высоком уровне. Очень понравилось работать с Ольгой Гришенковой – она шикарная балерина и я рад, что буду с ней здесь танцевать. А сейчас я репетирую «Кармен-сюиту» с Аней Гермизеевой и просто поражаюсь, как она находит силы и на работу, и на семью – она просто фанатик своей работы, невероятно трудолюбива. Мы раньше вместе не танцевали, но сейчас работаем слаженно, дружим.

Ждем зрителей на спектаклях с участием Ивана Оскорбина:
«Баядерка» Л. Минкуса - 7 декабря, 22 января.
«Лебединое озеро» П.И. Чайковского - 14 декабря, 27 января.
Дивертисмент, «Кармен-сюита» Ж. Бизе - Р. Щедрина – 15 декабря.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 25615
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Дек 03, 2022 11:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022120301
Тема| Балет, БТ, Премьеры, Персоналии, Михаил Фокин, Наталья Большакова, Вадим Гуляев, Екатерина Крысанова, Евгения Образцова, Кристина Кретова, Артем Овчаренко, Юрий Бурлака, Алена Ковалева, Егор Геращенко
Автор| Светлана Наборщикова
Заголовок| Па Петипа: чем удивили первые премьеры 247-го сезона в Большом
Как смотреть шедевры императорского балета

Где опубликовано| © Газета «Известия»
Дата публикации| 2022-12-02
Ссылка| https://iz.ru/1434440/svetlana-naborshchikova/pa-petipa-chem-udivili-pervye-premery-247-go-sezona-v-bolshom
Аннотация| ПРЕМЬЕРЫ



Торжество виртуозов и трепет ресниц. Пышные пачки и струящиеся тюники. Яблоневый цвет и бриллиантовые декольте. А еще золотая осень в Павловске, мавританский дворец, 32 фуэте и погоня за мечтой. На Историческую сцену Большого театра вернулись «Шопениана» в хореографии Михаила Фокина и Большое классическое па из «Пахиты» Мариуса Петипа. «Известия» убедились, что спектакли императорского балета остаются шедеврами на все времена.

Танцы под луной

В 1908 году Михаил Фокин поставил «Шопениану» для благотворительного концерта, и тогда шопеновские вальсы-прелюды-мазурки звучали в первозданном фортепианном варианте. Затем балет был оркестрован и обрел имперский лоск на сцене Мариинского театра. Окончательно прославил создание Фокина Сергей Дягилев, включивший панегирик Шопену и балетному романтизму в программу парижских «Русских сезонов». Роль юноши, танцующего в окружении сильфид, исполнял Вацлав Нижинский, среди сильфид покоряли неземной легкостью Павлова и Карсавина.

В Большом «Шопениана» впервые появилась в 1932 году. Периодически возобновлялась и даже служила государственным целям, став, например, хедлайнером сезона польской культуры в 2008 году. Балетные труппы Больших театров Москвы и Варшавы объединились, чтобы дать гала-концерт в память Фредерика Шопена. В «Шопениану» руководство Большого театра делегировало Николая Цискаридзе, в пару ему определили молодую солистку Нелли Кобахидзе.


Сцена из спектакля «Шопениана»
Фото: Большой театр


Учитывая напряженность международной обстановки (только что завершился грузино-абхазский конфликт) стоит отметить дальновидность этого решения. Польская музыка в постановке русского хореографа плюс российские солисты грузинского происхождения прозвучали сильно. Что касается спектакля, то грациозностью движений и изяществом манер нынешний ректор Академии русского балета превзошел всех сильфид вместе взятых.

В премьере 2022 года роль юноши исполнил Артем Овчаренко, который в начале карьеры репетировал с Николаем Максимовичем. Ученик деликатно отошел на второй план, позволив партнершам насладиться танцем под луной. Там всё просто — бег, перестроения, позировки. Танцуют, кстати, на фоне задника авторства Владимира Дмитриева, сочиненного к постановке 1946 года. Золотая осень, ротонда, аллеи, перелески, обрамленные серо-черной бархатной падугой. Пейзаж императорского Павловска вносит в московский спектакль петербургскую ноту.

Клакеры ГАБТа исправно кричали «Браво» прима-балеринам Екатерине Крысановой и Евгении Образцовой, но, похоже, зря старались. Если и выделять кого-то в этом спектакле, то всех. Хореографам-постановщикам Наталье Большаковой и Вадиму Гуляеву удалось, пожалуй, главное: создать ансамбль, где никто претендует на первенство, но все чувствуют себя частью коллективной души романтизма. А это время, когда в балете, по словам Михаила Фокина, господствовала поэзия, и танцовщица поднималась на пуанты не для того, чтобы продемонстрировать свой стальной носок, а чтобы, едва касаясь земли, создать своим танцем впечатление чего-то неземного.

Парад драгоценностей

Если «Шопенина» — про неземное, ансамбль и взаимовыручку, то «Пахита» — про стальной носок, конкуренцию и первенство. В один вечер объединены очень разные сочинения, но общее всё же прослеживается. Оба балета были созданы для Мариинского театра и через год показаны в Большом. Оба поставлены знаковыми хореографами и считаются квинтэссенцией стиля. «Пахита» прославляет балетный классицизм: яркий, бравурный и упорядоченный, как гвардейские парады на Марсовом поле, любимые Мариусом Петипа.

Мелодраматическую историю о красавице, похищенной в детстве цыганами, Жозеф Мазилье сочинил для балета Парижской оперы в 1846 году. Спустя год Петипа поставил «Пахиту» в Петербурге, а еще через год — в Москве. В Северной столице Николай I пожаловал Петипа кольцо с рубином и 18 бриллиантами. В первопрестольной, где солировала Елена Андреянова, на сцену швырнули дохлую кошку. Зато героиню следующей редакции Екатерину Вазем ждал настоящий триумф. В 1881 году специально для своей любимицы Петипа дополнил постановку Большим классическим па. Это зрелище и легло в основу «Пахиты» Большого театра. Хореограф-реставратор Юрий Бурлака обратился к своей же постановке 2008 года, дополнив ее парадными выходами и характерными танцами.


Сцена из балета «Пахита»

Наследством оригинального сюжета можно считать «испанистые» костюмы (пачки пикантно подрагивают при каждом движении), красные розы в дамских прическах и расписной задник с мавританским дворцом. В остальном «Пахита» — чисто танцевальная история.

Характерные танцовщики соревнуются с классическими. Корифейки — с солистками. Солистки — с примой. Это ее бенефис, и другие танцовщицы, отбросив амбиции, превращают его в праздник. А в подарок преподносят свои коронные вариации, но тоже с умыслом — мол, станцуй-ка лучше.

В «Пахите» 2008-го в шестерке солисток выходили три прима-балерины, и чувствовался накал страстей. Сейчас девушки по иерархии ниже, но танцуют тщательнее, с большим вниманием к деталям, по-старинному акцентируя коронные трюки. Прима в лице Алены Ковалевой от них особо не отличается, хотя должна выделяться масштабом и харизмой.

Впрочем, масштаб есть, но чисто физический — девушка крупная и высокая. Такой и партнер нужен соответствующий. Встала Алена на пальцы, и кавалер — хороший танцовщик Егор Геращенко — оказался ей по плечо. Некрасиво, и не в традиции классического балета, где соразмерность — эстетическая норма.

Помнится, в бытность главы Большого балета Махара Вазиева директором балета Мариинского для Ульяны Лопаткиной приглашали персональных партнеров. Конечно, Алена Ковалева — не Лопаткина, и вряд ли дорастет до нее в смысле таланта, но коли возвели девушку в балеринский ранг, по статусу и обеспечивайте.

А лучшим в балете, где бал правят женщины, оказался мужчина. Молодой солист Дмитрий Смилевски, вышедший в па де труа, непринужденно соединил виртуозность с элегантностью. Учреди Петипа в своей выставке достижений приз победителю, понятно было бы, кому его вручить.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 25615
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Дек 04, 2022 9:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022120401
Тема| Балет, БТ, Премьеры, Персоналии, Михаил Фокин, Наталья Большакова, Вадим Гуляев, Екатерина Крысанова, Евгения Образцова, Кристина Кретова, Артем Овчаренко, Юрий Бурлака, Дмитрий Смилевски, Алена Ковалева
Автор| Наталия Звенигородская
Заголовок| "Шопениана" и Гран па из "Пахиты" вернулись в репертуар Большого театра
Мечта об идеальном и несбыточном

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2022-12-04
Ссылка| https://www.ng.ru/culture/2022-12-04/6_8606_dreams.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРЫ

На Исторической сцене Большого театра представили вечер из двух отделений, в который вошли «Шопениана» Михаила Фокина и Большое классическое па из балета «Пахита» Мариуса Петипа. Очередное появление обоих балетов в афише Большого театра справедливее было бы назвать возобновлением, а не премьерой.


В Гран па Петипа создал стройную конструкцию, где каждая солистка могла блеснуть. Фото Дамира Юсупова/Большой театр

Многим представляется случайным и нелогичным соединение в одной программе опусов академиста Петипа и его антипода из эпохи модерна Фокина. Вот и в премьерном буклете 2008 года постановщик тогдашней и нынешней версий Гран па Юрий Бурлака заявлял, что желал бы видеть свою «Пахиту» в рамках строго классического вечера. Тогда Большое классическое па соседствовало с современным сочинением – «Русскими сезонами» Алексея Ратманского. «Шопениана» же для нас – та же классика, один из «балетов наследия». Но все относительно. Больше 100 лет назад, когда фокинские одноактовки уже имели большой зрительский успех в Мариинском театре и, включенные в репертуар «Русских сезонов» Дягилева, покорили Париж, директор императорских театров Владимир Теляковский, посетив в очередной раз «Пахиту», записал в дневнике: «Жаль, что Фокин не оценил этого рода постановки и не применяет классические танцы».

Как бы то ни было, время расставило все по местам, «Шопениана» и финальное Гран па из «Пахиты» признаны непререкаемыми шедеврами. И почему бы не показывать их в один вечер? Было бы качество.

Впервые одноактный балет под названием «Шопениана» Михаил Фокин представил на сцене Мариинского театра в феврале 1907 года. Уже после генеральной репетиции Теляковский заключил: «Фокин, о котором наша балетная администрация говорила как о неспособном фантазере, оказался несомненно талантливым балетмейстером». Но это не была еще та бессюжетная танцевальная композиция, стилизующая «белый балет» эпохи романтизма, которую знает теперь весь мир. Она складывалась в новой версии для Мариинского театра 1908 года, а затем – в парижском варианте 1909 года. Мечта об идеальном, неземном, несбыточном.

Для работы над нынешним возобновлением в Москву пригласили истинных балетных петербуржцев (пусть и назывались они в бытность солистами Кировского театра ленинградцами) Наталью Большакову и Вадима Гуляева. Считавшиеся некогда эталонным дуэтом, они отличались строгостью линий, стилистической чуткостью и чистотой. Этого призваны были добиться и от москвичей. Исполнение «Шопенианы», как всякой стилизации, – дело тонкое. Более тонкое, возможно, чем когда речь идет о самом объекте стилизации. Постановщики дисциплинировали кордебалет, добившись визуального эффекта в целом. Но привести к единству стиля солистов до конца не удалось. Девушки с характером Екатерина Крысанова, Евгения Образцова и Кристина Кретова то и дело выступали в этой грезе о сильфидах как будто не в своем амплуа. Слишком жесткие, слишком земные, эдакие сильфиды-суфражистки. При безусловной техничности, соблюдении правильных поз и рисунка добиться внутренней отрешенности оказалось сложнее. Артем Овчаренко в партии Юноши однажды уж точно поразил – его будто невидимые, без физики и гравитации поддержки действительно делали Крысанову невесомой нимфой воздуха. В остальном премьер, иногда даже как-то ученически старательно, следовал затверженному рисунку, оставаясь не вовлеченным в романтические переживания. Нельзя исключить, что некоторая общая внутренняя напряженность была спровоцирована маэстро Павлом Клиничевым, задавшим оркестру едва ли не похоронные темпы. В таких случаях балетным не до романтизма, удержаться бы на ногах.

Долгая и богатая событиями история балета «Пахита» не раз излагалась на страницах «НГ» в связи с постановками в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко и Большом театре в 2008-м, в Мариинском театре в 2017 году. На этот раз вместо заявленного в афише Большого классического па зрителям представили почти весь третий – свадебный – акт, как нередко делали в сборных спектаклях императорских театров. Юрий Бурлака включил в дивертисмент полонез, контрданс, гавот, котильон, па-де-труа (в котором блеснул виртуозностью и аристократизмом Дмитрий Смилевски) и другие танцы. В Большом классическом па в один вечер исполняется 6 женских вариаций из 13 по выбору танцовщиц. То есть в зависимости от состава можно увидеть фактически разные спектакли. В 1881 году Мариус Петипа создал стройную конструкцию с заменяемыми элементами, где каждая солистка могла блеснуть, показав себя с лучшей стороны. Гран па должно производить ослепительное впечатление. Свита виртуозок призвана разогреть зрителя к финальному появлению звезды – блистательной, непревзойденной Балерины. Но это в теории. На практике тщание солисток не привело пока к победной виртуозности. А глядя на размашистые движения молодой примы Алены Ковалевой в роли украденной в младенчестве цыганами дочери аристократа Пахиты, впору было задуматься о том, что генетика генетикой, а приобретенные признаки тоже кое-что да значат.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 25615
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Дек 04, 2022 10:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022120402
Тема| Балет, БТ, Премьеры, Персоналии, Михаил Фокин, Наталья Большакова, Вадим Гуляев, Екатерина Крысанова, Евгения Образцова, Кристина Кретова, Артем Овчаренко, Юрий Бурлака, Дмитрий Смилевски, Алена Ковалева, Егор Геращенко
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Томление на параде
Где опубликовано| © ClassicalMusicNews.Ru
Дата публикации| 2022-12-03
Ссылка| https://www.classicalmusicnews.ru/reports/languishing-at-the-parade/
Аннотация| ПРЕМЬЕРЫ


Вячеслав Лопатин и артистки балета. Фото – Дамир Юсупов/Большой театр

Если романтику скрестить с шиком, получится новый балетный вечер в Большом театре.

В показ вошли восстановленные (в очередной раз) балеты наследия: «Шопениана» Михаила Фокина, созданная в начале прошлого века, и финальное Гран-па из «Пахиты», которая еще старше, как творение Мариуса Петипа. И то, и другое взято из закромов: неоромантический шедевр Фокина шел в ГАБТе десятилетиями, а «Пахита» была реконструирована знатоком наследия Юрием Бурлака в 2010 году на этой же сцене.

Понятно, что мы в начале процесса. Скрести по сусекам театрам придется тщательно: при импортозамещении нужно же чем-то заполнять афишу, план премьер никто не отменял. На очереди (вангую) «Привал кавалерии» и «Арлекинада», «Коппелию» начнут снова давать, да много чего.

Но сейчас «Шопениана». Балет-греза, балет-томление, балет-воспоминание о былом. И во всем ей контрастная «Пахита», где понятие «академический шик» – не оксюморон, а истина. Поставить рядом эти вещи – в принципе хорошая идея: и труппе есть что совершенствовать в исполнении, и публика, засмотревшись на разность, не заскучает.

Другое дело, что воссоздать эти стили непросто. Оба. И начать нужно с оркестра. Вернее, с дирижера. Конечно, прозрачные вальсы, ноктюрн и прелюдии Шопена давно оркестрованы, часть – еще Глазуновым, но это не значит, что вступительный полонез нужно играть «жирно» и с «торчащими» ударными и медными. Но так у Павла Клиничева получилось, и для меня романтика балета сбилась в самом начале.

Потом, правда, наладилось. И даже в громкоголосой «Пахите», где Минкус с Дельдевезом, «музычка» эмоционально не давила на психику, а и уместно помогала танцевать. А если отметить соло на скрипке Инны Ли, на арфе – Марии Крушевской, на флейте – Галины Эрман и на виолончели – Бориса Лифановского, то звуки из оркестровой ямы были на максимуме художественных возможностей. Для такой музыки.

Восстанавливать «Шопениану» позвали знатоков, бывших ленинградских премьеров Кировского театра Наталью Большакову и Вадима Гуляева. Сценограф Альона Пикалова взяла за основу задника декорации советского художника Владимира Дмитриева, сделанные по мотивам интерьеров Павловского парка. Да еще завесила кулисы густым лесом.

На мой вкус, слишком много деталей. Призрачной «Шопениане» такое излишне, хотя во всем мире, кроме России, этот балет называется «Сильфиды». В романтической «Сильфиде» лес есть, во втором действии, но «Шопениана» – это не Сильфида-2, это пассеистская элегия, бессюжетная ностальгия Серебряного века, с придыханием оглядывающегося назад. «Неземное и фантастическое», говорил Фокин о своем балете. А сейчас нарос еще один слой: нынешняя ностальгия по той ностальгии.

Что на сцене? Некий юноша со взором горящим, поэтический мечтатель, грезит в стайке дев воздуха, которые, возможно, игра его воображения. Все черно-белое, с преобладанием белого, и требует тонкой, филигранной работы артистов.

Нынешнее исполнение до филигранности не дотягивает. Нет, нельзя сказать, что совсем. Внешний рисунок, основанный на волнующихся порханиях, полукругах мягких линий рук и вообще на непрямых линиях (наподобие виньеток в знаменитом журнале «Мир искусства»), соблюден. Лейтмотивы аттитюдов вперед и назад, бесконечных па-де-бурре, внезапных вскакиваний со стопы на пальцы, больших полетных прыжков смотрятся с одобрением. Как и финальный большой вальс, где меланхолические ожидания убыстряются до вихря. Даже кружения-«блинчики», взятые из «Жизели».

Но волшебного «чуть-чуть», на уровне игры в «ретро» и ирреальности зрелища, не хватает. Особенно у солистов (Екатерина Крысанова, Евгения Образцова, Кристина Кретова и примкнувший к ним Артем Овчаренко): кордебалет более вышколен.

«Пахита». Скрупулезный Юрий Бурлака, работавший над этим много лет, проделал большую исследовательскую работу, собрал всё, что можно. Гран-па идет в расширенном виде, с добавлением гавота и котильона.

Императорский стиль, большой балет, триумф академизма, пышный пафос с элементами лирики – называй, как хочешь. И занавес нарисован соответствующий: тяжелый «бархат» с золотыми «кистями».

Но следы сегодняшнего дня не скроешь. Это новые, сделанные в 21-м веке, декорации (огромный барочный дворец с перспективой на другой дворец, вдалеке, и дробность деталей фонового декора не так чтобы помогает рассматривать рисунок танцев). И включенная в реконструкцию мужская вариация советского автора Леонида Лавровского (не оставлять же ведущему кавалеру функцию лишь держателя балерины, сейчас это не принято). И вполне современная манера женского классического танца: с поднятием ног к ушам, что было немыслимо в оригинальной «Пахите». И руки, не всегда тяготеющие к старинным позам.

Это неизбежно. Бурлака понимает. Ведь он, как я писала раньше,

«толковый архивариус, не любящий глотать пыль веков ради вкуса самой пыли».

А балерины Большого театра – не специалистки по исполнительскому аутентизму.

Финал спектакля об украденной цыганами дочери аристократов, счастливо нашедшей и семью, и знатного жениха в наполеоновские времена, представляет собой свадебный бал во дворце. Дивертисмент, включающий па-де-труа (захваченное из другого действия), детскую мазурку (тоже давний довесок), состоит из танца Пахиты с женихом и сонма вариаций. Картинка вполне законченная и поэтому годная для отдельного показа вне спектакля. Как, например, «Оживленный сад» в «Корсаре» или «Тени» в «Баядерке».

Сценическая жизнь Гран-па была занимательной: вариации здесь – еще при Петипа – произвольно вставлялись из иных балетов, сообразно желанию балерин-исполнительниц. Кто в чем лучше смотрелся, по их мнению. Сейчас из заявленных вариаций на каждом спектакле ГАБТа будет исполняться несколько, по выбору нынешних балерин.

Чтобы этот цирковой парад-алле в цветастых одеждах обрел смысл, его следует станцевать ослепительно. Как апофеоз балетной виртуозности, как апогей ремесла. С этим не все было гладко. Дети в мазурке как будто стеснялись, Алена Ковалёва (Пахита) демонстрировала прекрасный апломб и умело крутила фуэте, вплоть до попытки тройных. Но царственный шик прима-балерины она сменила на высокомерную холодность без харизмы.

Ее партнер Егор Геращенко допускал технические ляпы, да и вообще удивителен выбор именно его на первый состав, а не, например, прирожденного принца Артемия Белякова. Ведь даже по росту партнер не подходил рослой партнерше.

Исполнительницы вариаций, от Арины Денисовой и Елизаветы Кокоревой до Ольги Марченковой и Элеоноры Севенард, ничего не завалили, что –то – многое – сделали внятно и гладко, и даже лучше главной примы, но праздника танца не устроили. Не было «заразительного брио». А Гра-па, повторяю, парад-алле по жанру, а не протокол одного заседания.

Единственный, кто станцевал легко, упоительно и виртуозно – Дмитрий Смилевски в па-де труа. Вот его бы я посмотрела на бис.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Янв 04, 2023 11:09 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 25615
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Дек 04, 2022 10:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022120403
Тема| Балет, БТ, Премьеры, Персоналии, Михаил Фокин, Наталья Большакова, Вадим Гуляев, Екатерина Крысанова, Евгения Образцова, Кристина Кретова, Артем Овчаренко, Юрий Бурлака, Алена Ковалева, Егор Геращенко
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Большой театр показал возобновленные балеты "Шопениана" и "Пахита"
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2022-12-04
Ссылка| https://rg.ru/2022/12/04/bolshoj-teatr-pokazal-vozobnovlennye-balety-shopeniana-i-pahita.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРЫ

Оба одноактных балета "Шопениана" и "Пахита", безусловно, шедевры, но когда Большой театр объявлял планы сезона, этот пункт казался самым скучным. Они исполнялись еще лет десять назад и "стоят в глазах", так что на полновесную премьеру вроде бы не тянули. Меж тем потерялись они по недоразумению и театру нужны: они легко сочетаются с другим репертуаром, нравятся публике, а "Шопениану" и вовсе ставят в домашнюю афишу, когда труппа уезжает на гастроли и оставшимся нужно станцевать что-то нехлопотно симпатичное.


Пахита - Алёна Ковалёва. Люсьен д'Эрвильи - Егор Геращенко. / Дамир Юсупов / Большой театр

"Шопениана", она же "Сильфиды" - поклон петербуржца Михаила Фокина Шопену и романтическому балету (с тройкой великих Павлова-Карсавина-Нижинский на премьере 1907 года) и любимый спектакль Русского балета Дягилева, вирусно распространенный им по миру. Фокин так простодушно собрал сумму знаний о романтизме, что бессюжетная штучка на музыку фортепианных пьес оказалась очень живучей, и танцевали ее всегда в том числе в наших широтах, хоть и не без пауз, и везде, хоть вариант Кировского-Мариинского театра считался эталоном.

Именно его сейчас и ставили работавшие в Мариинском почти четверть века Наталья Большакова и Вадим Гуляев. Суперпрофессионалы сами танцевали в этом балете у себя в театре и на гастролях в Большом, но как балетмейстеры-постановщики работали на этой сцене впервые.

Не сказать, что они отшлифовали спектакль до зеркального блеска. После настроившей на величие увертюры-полонеза кордебалет предательски подрагивал и пару раз среди строгого рисунка танца разражался волнообразными руками, что по доброте душевной можно списать на дань кудрявому ар-нуво начала 20 века, а по-хорошему - размазыванием идеи балетного романтизма, сотканного из пуантов, белых пачек, удлиненных пропорций и очень четких линий.


В отсутствии сквозного сюжета фокус внимания в "Шопениане" держится на солистах, и первым составом танцевали проверенные: Кристина Кретова, Евгения Образцова и царствовавшая среди равных Екатерина Крысанова. Самым романтичным на фоне балерин оказался Юноша - Артем Овчаренко, готовый в одиночку уверовать в романтическую грезу. Так что "Шопениана" оставила двойственное чувство.

Саркастичный по молодости лет Морис Бежар считал, что Шопен как закат солнца на почтовой открытке - все известно, а трогает. Сейчас три вальса, пара мазурок, ноктюрн и прелюдия все равно были прекрасны, но явно нуждались в утонченности. Трудно сказать, можно ли ее развить адской работой репетиторов или уж смириться - либо она есть, либо нет. В конце концов, "Шопениана" в любом случае красива, а быть изысканным никто и не обещал.

Больше ожиданий досталось "Большому классическому па из балета Пахита" - так громоздко называется вторая одноактовка. Потому что хореографию Мариуса Петипа редактировал Юрий Бурлака - дивный балетный ботан, готовый копаться в архивах и воплощать находки, ползая в классе по полу и выправляя стопы. Пятнадцать лет назад он ставил эту одноактовку в Большом, и, облученный косностью артистов, теперь привел их твердой рукой к счастливому будущему. Тому явно способствовала дирекция. Едва вступив в должность, шеф Большого балета Махар Вазиев удивлялся отсутствию "Пахиты" как лучшего средства для тонуса балерин: это конструктор с соло-вариациями на любой вкус и талант вроде меню a la carte.

При отсутствии сквозного сюжета фокус внимания в "Шопениане" держится на солистах


Бурлака набрал молодых, предложил им выбрать из 13 вариаций, и в борьбе за качество они явно попортили друг другу крови. Но Гран па выглядит как после генеральной уборки. Никакого забалтывания текста впопыхах. Ракурсы, фразировки, точность простых и внятность сложных движений, акценты, темп, ритм - все прочистили и докрутили, будто перебрав поношенный механизм.

Конечно, артисты - не ангелы, и премьерную сырость никто не отменял, были и прыжки на деревянные ноги, и срыв с поддержки (быстро подобранный не считается), и потерявший ось пируэт. Но изменилась дикция танца.

Большой театр можно поздравить с хорошим уловом.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Янв 04, 2023 11:11 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 25615
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 06, 2022 10:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022120601
Тема| Балет, Театра Бориса Эйфмана, Персоналии, Мария Абашова
Автор| Яна Милорадовская, Ксения Гощицкая
Заголовок| Мария Абашова: «В Петербурге все смотрели на меня свысока»
Где опубликовано| © Журнал SOBAKA.RU - декабрь
Дата публикации| 2022-12-02
Ссылка| https://www.sobaka.ru/prm/fashion/heroes/160205
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Прима-балерина Мария Абашова, восстановившись после двух серьезных травм, триумфально вернулась на сцену родного Театра Бориса Эйфмана, который в этом году отмечает 45 лет: станцевала эпичную Аркадину в премьере «Чайки», получила за эту роль премию «Золотой софит» и традиционно блистает в партиях Анны Карениной и Императрицы в «Русском Гамлете». А еще заслуженная артистка России, мать троих детей (и главный балетный блогер страны!) дебютировала в кино — в сериале «Монастырь», который в первый же день побил рекорд по просмотрам, обогнав «Дом Дракона». Чтобы отметить плюс один юбилей — 20 лет в статусе ведущей солистки в труппе Бориса Яковлевича Эйфмана! — мы позвали Марию на бокал вина. И она не отказалась! Что ж, теперь мы знаем, из-за кого Анастасия Ивлеева ушла в «Монастырь». Кстати, интервью — без спойлеров (почти!).



То ты «Золотой софит» получаешь, то у тебя в кинопремьера, то операция. Что за бесконечные травмы последние два года?

Во время локдауна мы не репетировали — театр был закрыт на карантин. Когда вышли, я прыгнула — и тут же порвала связку. Операцию сделали в Германии. А через год на съемках сериала «Балет» — еще одна травма!

То есть с дебютом в «Монастыре» мы тебя поздравить не можем — ты, оказывается, в «Балете» дебютировала.

В своих фантазиях я дебютировала в кино еще с совочком и в чепчике: мне пяти лет нет, а я как увижу камеру, кричу: «Мам, меня уже сняли? Я буду в фильме?» Поэтому когда в начале 2021 года меня позвали в мини-сериал «Балет» на роль ведущей балерины Софии, я подумала, что сказка стала былью: Бондарчук, Дапкунайте, Малкович (!) и всего двадцать съемочных дней во время моего отпуска. «Конечно да!» — ответила я.

И вот идет ночная смена, а мы, балетные, объясняем помощнику режиссера: нам бы лучше в кадре сначала станцевать, а потом уже ходить. Но все подстраивалось под какого-то актера и вышло наоборот: ночь мы ходили, а к утру надо было танцевать. Представь: финальный дубль, миллион человек на сцене Михайловского театра, я делаю финальный антраша-катр, и на последнем прыжке — вжух! — меня будто клюшкой от гольфа по ноге ударили. «Я что-то порвала», — пищу. «Нет, — убеждают все вокруг, — просто свело». Но я наступаю на ногу, и она подкашивается — порвана икра.

Впечатление, что ты восстановила себя не только лекарствами, но и силой мысли.

Я просто решила, что так из балета — не из сериала, а со сцены! — я уходить не хочу. Позвонил Эйфман — он ставил «Чайку», понял, что я ему нужна, и спросил, могу ли восстановиться. «Я постараюсь», — говорю. А сама думаю: «Я должна». У меня в тот момент еще и контракт с театром не был подписан!

Интересное кино!

Когда я начала сниматься в «Балете», Эйфман сказал: «Откажись». «Борис Яковлевич, я думала, вы будете гордиться! Артисты Большого и Мариинского пробовались, а из всего кастинга выбрали меня! Всего 20 съемочных дней, ни один наш спектакль не пострадает!» Но он был непреклонен: «Пока не откажешься, не подпишу с тобой контракт». Только потом я узнала, что Эйфман очень переживал, когда узнал, что я получила травму. Даже нашел номер Федора Бондарчука, звонил ему: «Вы сломали мою балерину!» А тот переспросил: «Мария? Кто такая Мария?».

Но с «Чайкой» все срослось: Аркадину ты станцевала, театральную премию за партию получила. Что скажешь — твоя роль?

Скажу, что для меня эта роль очень много значила. Во-первых, это было возвращение в театр. Я вышла с порванной ногой, которая отказывалась работать: как я потом узнала, в театре делали ставки, смогу ли я похудеть, войти в форму и станцевать. Во-вторых, я мечтала об Аркадиной: яркая, шикарная, доминирующая — мое! Я ведь когда-то танцевала Заречную и ее характер: уйти, сдаться — вообще не моя история. Казалось бы, счастье! И вот Борис Яковлевич вводит меня в поставленный спектакль — и я понимаю: Аркадина в новой «Чайке» — партия второго плана.

Саспенс как у Хичкока.

А для меня — полный Кроненберг. И вот Эйфман подходит ко мне после репетиции, хвалит: «Ты так все быстро выучила, молодец». А у меня начинают предательски течь слезы.

— Что такое? Не понимаю!

— Борис Яковлевич, я так мечтала об этой роли! А мне даже станцевать здесь нечего!

На следующий день он вернулся в репетиционный зал не в духе: «Я эти ваши женские слезы, оказывается, вообще не переношу. Всю ночь не спал, думал, как быть с ролью. Начинаем ставить твой монолог!»

Сомерсет Моэм!

Но роль получилась шикарная!

И что, какая судьба у сериала «Балет»?

Съемки все время переносили: на август, на сентябрь, потом на октябрь — ноябрь. За все это время у меня было два съемочных дня. И когда в начале 2022-го мне написали, мол, продолжай, я отказалась: «У меня нет ни возможности, ни желания. После травмы вы мне никак не помогли, наших договоренностей не выполнили». Позже мне сообщили, что все сцены с Дапкунайте пересняли без меня. И добавили: «А еще мы хотим вставить в финальный монтаж момент, как ты рвешься! Это будет здорово, ты порвалась — и поэтому не смогла участвовать». Я бы очень не хотела, чтобы эти кадры вышли.

И ты оказалась в «Монастыре». Как?

— Здравствуйте, я Александр Молочников, вы слышали обо мне?

— Да, конечно, вы друг Екатерины Варнавы.

Вот так и оказалась. Но Александр мне этот разговор надолго запомнил. (Режиссер Молочников уехал из России после начала СВО. Сериал с участием Филиппа Янковского, Марии Мироновой, Насти Ивлеевой и Марка Эйдельштейна вышел на платформе «Кинопоиск» в ноябре 2022-го. — Прим. ред.)

Как такое забыть! А поподробнее?

Приезжаю на пробы в Москву: пробки, переодеться-накраситься не успела, прибегаю в студию на костылях, вся взмокшая, нога в гипсе. И Молочников смотрит так задумчиво на меня, на гипс и говорит: «У вас будет сцена в дискотеке. Ну давай, посмотрим, как ты танцуешь!»

Ты не подумала: «А зачем я вообще сюда приковыляла?»

После проб Александр предложил мне довезти меня до отеля — и именно об этом я и думала всю дорогу. Он еще и спросил: «Слушай, а зачем тебе кино? Учиться актерству тебе уже поздно. Можешь, конечно, собрать все деньги, силы, поехать в Нью-Йорк, пройти курс. Но у тебя же и так все хорошо!» — «Да, все хорошо...»

В итоге прощаемся, я пытаюсь пошутить: «Спасибо, наверное, мы с вами больше не увидимся». — «Не, ну почему же, ты если контрамарки захочешь, напиши». Выставляет мой чемоданчик на улицу — и уезжает. Хоть бы донес его до отеля, я же все-таки на костылях. Доковыляла до номера, звоню другу: «Меня унизили, размазали, проехались по тому, что я возрастная!» В общем, когда мы перемыли Молочникову косточки, было уже два часа ночи, и тут от Саши приходит сообщение: «Ты талантливая. Ты мне понравилась». А утром: «Знаешь, продюсерам ты тоже понравилась. Тебя утвердили».

Хорошо, что Екатерина Варнава меня предупредила, что Молочников может издеваться над артистами. Если честно, я думала, что именно она будет моей партнершей в «Монастыре». О том, что нам предстоит путешествие в Африку с Настей Ивлеевой, я узнала позже.

Первый съемочный день был в Подмосковье. Предстояли мрачные сцены — у меня по сценарию был тяжелый монолог. Захожу, вижу — режиссер Настю Ивлееву настраивает, чтобы она ни с кем на площадке не разговаривала и входила в роль. А я у Эйфмана привыкла переключаться по щелчку: он сказал умри — ты умираешь, сойди с ума — сходишь с ума. Мне сложно понять технику, когда весь день думаешь о самом плохом, чтоб слезы капали на бутерброд, который ты ешь в перерыве. Я все время забывала, что на мне микрофон, и пыталась хихикать. И все время слышала: «Абашова, готовься! Ты что, сюда отдыхать приехала? Ты почему текст как “Гугл транслейт” читаешь? Ты вообще понимаешь, о чем он? Ты здесь не балет танцуешь!» А я не привыкла, чтобы со мной так разговаривали. «Я просто сейчас уеду», — сказала . И на это Молочников неожиданно: «Да я и сам сейчас уеду!» Меня это так развеселило! И что вы думаете? После этого всего получаю сообщение: «А ты молодец, ты меня удивила, так классно сыграла». Все время я вспоминала Варнаву. Спасибо, Екатерина, что предупредила. Потому что в Африке было еще хуже.

Ты вообще когда африканскую часть сценария читала, тебя ничего не смутило?

Ну отчего же не смутило... Когда мне выслали сценарий, первое, что я спросила: «Александр, извините, а этот терем-квартет нельзя вырезать?» Ответ был единственно верным: «Вы знаете, у вас будет дублерша!» А потом была зум-конференция: мой агент, Молочников, его агент и юрист — все высветились на экране и обсуждали мой голый костюм. Я и знать не знала, что вот так вот в кино все происходит. В балете тебе выдали комбинезон — и ничего, что он прозрачный и плохо сидит — выходи и танцуй. А тут: «Скажите, пожалуйста, попу 45 градусов можно показать?» — «Извините, 45 градусов — это с какой стороны?» — «Сбоку». — «В профиль? В профиль можно. Но все же заклеено будет?» — «Все заклеено будет, Мария. Или трусики». Мы час это обсуждали. Все это время мой муж на кухне что-то грозно резал, оказывается, на удивление хорошо все слышно из гостиной. Это уже потом нам сказали: «Какие дублерши? Вы вообще соображаете, сколько стоит вывезти вас всех в Африку гулять?» Волшебная сила искусства. Но я была счастлива, что на мне оставили трусы. Трусы — это сила!

Но сыграно было лихо.

Сейчас я расскажу всю правду про секс в кино. В «Балете» у меня тоже была сцена сексуального характера: я бью актера Бесчастного по лицу, дальше поцелуй, сцена страсти в машине и затемнение. Холод, ноябрь, я в трех штанах, в ботинках у меня горячие стельки, и я сижу на партнере, которого вижу впервые в жизни. «Это Артур, это Маша — начинайте». Я думаю: «Ужас, а я еще что-то возникала в балете!» Своего партнера в театре я ведь как родного знаю, балетки его стоптанные каждый день вижу. Артур как мог подбадривал: «У меня такой красивой партнерши никогда еще не было». Но, друзья, когда вы смотрите на экран и думаете: «О боже, между ними возникла искра», — знайте, актеры готовы сыграть что угодно, лишь бы их отпустили и можно было снять эти чертовы стельки. Словом, я должна сказать огромное спасибо режиссеру «Балета» Евгению Сангаджиеву — он потрясающий актер, человечище и режиссер! Если бы не Женин подход в работе с актерами, я бы не смогла в «Монастыре» ничего.

Скажи, твоя мама видела «Монастырь»?

Выходит первая серия, ну, думаю, вот и настал мой Судный день. И аккуратно так звоню: «Мама, ну как?» А надо знать мою маму — это шикарная женщина! Ее называют «королева-мать» за глаза. И в глаза называют: шлейф и корону мы иногда видим вполне реально. На маму немедленно хочется равняться, ее все и всегда называют на «вы». И она всех и всегда называет на «вы», даже трехлетних детей: «Василий, вы помыли руки?» Они от такого теряются. Но и взрослые теряются, что уж там. Уверена, мама могла бы консультировать по некоторым вопросам сериал «Корона», особенно пятый сезон. И мама изрекла: «Я, конечно, не все смогла смотреть...» Пауза! «Тебе, Маша, надо еще над дикцией поработать». Занавес!

Мама может не только «Корону» консультировать, но и в кинокритики пойти!

И в критики балета, ты уж мне поверь! На самом деле, мама — инженер-программист, и если бы не ее программирование, которое вышло за рамки профессиональной сферы и вторглось в реальность, не видать бы мне сцены. Я ведь была довольно болезненным ребенком с очень сильным сколиозом. Одна нога короче другой, подвывих шейных позвонков. Маме сказали: «Знаете, ваша дочь, скорее всего, не вырастет такой как все, там что-то пережато». Тогда мама бросила все силы (и работу!) на то, чтобы сделать из меня не просто нормальную девочку, а более чем развитую.

Чтобы укрепить мышечный корсет позвоночника, мама отвела меня в художественную гимнастику. Через два месяца в соревнованиях я заняла первое место. Но у меня все время подворачивались ноги, и чтобы укрепить стопы, было решено поставить меня на пуанты. Так в 12 лет я встала к станку, а в 14 уже танцевала партию Никии в «Баядерке» во Львовском Государственном театре оперы и балета. Обо мне даже писали в газетах.

Потом я победила в международном конкурсе в «Артеке» и уехала в Австрию по приглашению балетной консерватории.

Круто, вот откуда у тебя склонность к современному балету.

Не все думали, что это круто: когда я приехала в Петербург и пришла с австрийской бумажкой поступать в Вагановское, чтобы получить высшее образование, меня спросили: «Извините, Мария, а у вас есть что-то нормальное, существенное?»

Ну конечно, люди в закрытой школе грызут гранит экзерсисов, и тут ты, метр восемьдесят.

Тема «а документы у вас есть?» преследовала меня долгие годы. Во Львовском театре балерины ждали роль Никии годами — и тут прихожу я и в 14 лет получаю партию. Откуда? Из спорта. В Петербурге все смотрели на меня свысока, говоря: «Мы вообще-то в Вагановке учились». Даже мой бывший партнер Юрий Смекалов говорил: «У меня был лучший педагог по дуэтному танцу, а у тебя такого предмета вообще не было. Что ты мне тут рассказываешь, что я тебя с ноги валю?» А потом я увидела, как вместе с ним валится прима-балерина прямо на сцене Мариинского театра, и думаю: «Танцуем дальше!»

Сложно представить, как даже технически на тебя можно смотреть свысока.

В восемнадцать я говорила маме: «Меня никуда не берут, я слишком высокая». Хорошо, что в Австрии меня не взяли и в модельный бизнес тоже. Увидев спектакли Эйфмана, я была поражена и решила, что буду поступать только в его труппу. Аватар попадает на Пандору — вот как это было, когда Борис Яковлевич принял меня в театр: все высокие, красивые и очень-очень увлечены танцем.

Хочется узнать у первоисточника: красота — страшная сила?

«Фу, как у тебя много волос, такие длинные ноги», — вот что я слышала, когда училась. Могла бы гордиться, что нестандартная, но нет — стеснялась, прятала косу. Заняла первое место на конкурсе: «Ой, ну понятно, посмотрите на эту красотку. Понятно, как она это место заняла». А раз муж обеспеченный, то «Заслуженная артистка... Муж купил!»

Все это стекло в пуанты, «душный театральный мирок» — кажется, балетные столкнулись с хейтом и буллингом до того, как это стало модным. А что ты скажешь о токсичных режиссерах и хореографах?

Знаешь, чем восхищает Эйфман? Он может не выходить из репетиционного зала восемь часов, будет работать, вскакивать, поправлять, принуждать тебя идти дальше. Глядя на такую концентрацию и сверхусилие, ты просто не можешь позволить себе расслабиться. Я как-то сижу, спина болит, уже хотела внутренне поныть — и тут меня пронзило: «Борис Яковлевич только что операцию сделал на бедро, а я тут себя жалею». И так у нас в труппе думают все — и полностью выкладываются. Да, Эйфман держит в напряжении, в строгости — но, честно, я не представляю, как иначе поставить большой балет, как вообще без усилий что-то сделать в искусстве. Это как с принцессой Дианой, у меня есть свое мнение на ее счет. Ты входишь в королевскую семью, где устои сформированы столетиями. Это как в монастырь со своим уставом, потому что тут тебе не подходит, тут не нравится и все должны тебя жалеть. Почему? А может, это ты токсична, а не все вокруг? В кино, в балете тоже есть свои правила. Ведь каждый артист искренне считает, что он лучше других. Это дают понять зрители, подписчики — эго раздувается. В какой-то момент ты перестаешь себя объективно оценивать, теряешь связь с реальностью. Но ты — актер, твоя задача играть, а значит, в том числе подчиняться решению режиссера. Я могу сколько угодно думать, что хотела бы станцевать эту роль другими движениями, но есть Борис Яковлевич. Это его балет, он его ставит, хореограф — его профессия.

Говорят, актерам выдают первую семью при рождении, а вторую при поступлении в театр.

Да, абсолютно. Так мы и живем — куча инфантильных танцующих людей.

Самокритично!

У всех свои крайности. Представь: в 7 лет тебя отдали в балетную школу, где каждый день тебе говорят, что делать. Смотришь расписание: «Так вот он какой, мой день на сегодня». Тот же уклад в театре. Ты живешь в замкнутой системе, почти не встречаешься с реальностью, прямо по Шекспиру: «Вся жизнь — театр!» Деньги, отношения, коммуникация — никто не учит тебя с этим обращаться, и ты во многом остаешься ребенком.

У тебя самой трое детей, где же здесь место для инфантильности?

Я маньяк перфекционизма, у меня другая крайность. Помню мамину мантру: «Танцев не будет, если не станешь отличницей». Что же, это была мотивация. В школе я выигрывала олимпиады по математике, за лето решала 400 задач, в двенадцать лет была неспособна поддержать подростковые темы: какие там мальчики и шмотки — только алгебра и гимнастика. Этот бешеный ритм со мной всю жизнь, каждый свой день я загружаю по полной. Ночью прилетела с гастролей, потом сразу репетиции, съемка, потом что-то еще. Если вдруг перерыв, начинаю страдать: всё, я не востребована.

Соцсети — вот где ты проживаешь второе отрочество! кто мог предположить, глядя на роковую красотку, что в тебе пропадает комедиантка! И с самоиронией у тебя все более чем в порядке.

Мои первые смешные ролики я записывала вместе с Любой Андреевой, сначала никто не верил, что я могу и в клоуна: «Ты же вся такая Каренина!» В карантин я стала снимать чаще, уже одна: новые и новые истории возникают в голове постоянно, чем дальше, тем больше. Даже Эйфман не верил, что я могу быть смешной — у него же нет соцсетей.

Наверное, у тебя самый нестандартный балетный блог.

В балетных школах я бы разрешала вести соцсети только старшим классам, потому что у детей деформируется восприятие. Ножку подняли, ручку выставили, отфотошопили — и все, им кажется, что они классные. Подписчики растут, лайки ставятся, а танцевать они не могут. Смотришь на сцену, а там испуганный взгляд, какие-то позочки, и понимаешь: в интернете лучше было!

Маша, может, тебе в преподавание пойти?

Роль преподавателя в балете — важнейшая, но пока я к ней не готова, хотя и отучилась уже два курса по специальности.

Сейчас художники хотят реализоваться в нескольких жанрах. балетные могут рассчитывать на то, чтобы работать мультимедиа?

Балет — профессия, которая требует тотального служения. Да, у меня быстро восстанавливается тело, да, редкие съемки в кино не вредят. Но пропустила репетиции, набрала вес — и у тебя не выдерживают ноги, связки, колени, ахиллы. Недоспала — потеряна координация. Ты не будешь примой, если ходишь вечерами в рестораны или позволяешь себе пару бокалов вина. Невозможно. Жесточайшая дисциплина.

Тебе приходится как-то специально здоровье поддерживать?

Делаю обезболивающие уколы, когда совсем невтерпеж. Стоит признать, мы, балетные, очень деспотично относимся к своему телу.

В этом году 20 лет, как ты стала ведущей солисткой труппы Эйфмана. «Золотая маска», главные партии, гастроли по всему миру — парадная сторона. Какие события в театре поделили твою жизнь на до и после?

Первое — я ушла из театра, когда умер папа. Я очень старалась после декрета войти в форму и вернуться в балет, чтобы папа успел увидеть меня на сцене. Но он не успел. Умер накануне. И вот я выхожу в «Анне Карениной» и чувствую, насколько не имеет значения все, что мы делаем. Тогда во мне что-то сломалось: я собрала вещи и ушла. Мне директор кричит вдогонку: «Что-то болит?» Я говорю: «Нет, просто не хочу больше танцевать». Второе потрясение — спустя полгода я все-таки вернулась! Попросила контрамарку на премьеру «Родена», занавес открылся, и я поняла — я не должна быть в зале. Я должна быть на сцене! Приятным потрясением было, когда мне дали заслуженного артиста. Узнала случайно — сообщили подписчики. Звоню в театр: «Отдел кадров, здравствуйте, мне дали заслуженного артиста?». «Нам такая информация не поступала». Прошел день, прежде чем информация подтвердилась официально. Было очень приятно, сейчас народных артистов дают сложно, только пятерым в год из разных театров. И, конечно, у меня был шок, когда я увидела свое имя в первом составе «Карениной» — ввести девочку двадцати лет без настоящего диплома и ставить на нее балеты — за все годы работы я больше ни разу не видела, чтобы Эйфман так рискнул.

Я слышала, Борис Яковлевич взялся сейчас за «Преступление и наказание».

Пока мне только говорят: «Маша, Борис Яковлевич позвонил и сказал, что, наверно, Соней вы будете». Полторы недели прошло: «Маш, вы знаете, вы все-таки Дуня, сейчас Борис Яковлевич позвонил».

Диана Вишнева говорит, что через пот и слезы выходила из каркаса классического движения. Многие дети мечтают танцевать — куда их отдать, чтобы это было актуально навсегда?

Я бы отдала в Вагановку.

?!

Да. Классика — это сила.

Фото: Полина Набока

======================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 25615
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 06, 2022 1:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022120602
Тема| Балет, «Кремлёвский балет», Премьера, Персоналии, Андрей Петров
Автор| Роман Володченков
Заголовок| Поверить в чудо
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2022-12-06
Ссылка| https://musicseasons.org/poverit-v-chudo/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

На сцене Государственного Кремлёвского дворца труппа театра «Кремлёвский балет» представила яркую премьеру рождественского балета композитора Алексея Шелыгина «Продавец игрушек». В его основе одноименный роман Виктора Добросоцкого. Постановку осуществил известный российский хореограф, художественный руководитель и главный балетмейстер «Кремлёвского балета» Андрей Петров.



Найти новые убедительные, ориентированные на важные ценности сюжеты в балете сложно, но это может быть под силу целеустремленным, творчески мыслящим личностям. К ним, безусловно, относится Андрей Петров, который, работая над каждым новым спектаклем, всегда собирает вокруг себя команду единомышленников. Так было, когда Петров только начинал ставить первые балеты в Большом театре, когда он решился организовать свою труппу, и сейчас, когда возглавляемый им кремлёвский театр перешел рубеж тридцатилетия. Судьба всегда вела хореографа, помогая ему совершить следующий верный репертуарный ход. Сегодня он сделан «Продавцом игрушек», где соединились время, талантливые авторы, выразительные, чувствующие стиль мастера артисты.

На столичной сцене «Продавец игрушек», возможно, не прозвучал так убедительно и масштабно, если бы команда постановщиков не встретилась раньше – в Воронеже, где два года назад впервые появился этот спектакль. Тогда, в самый разгар пандемии, художественный руководитель Воронежского театра оперы и балета Александр Литягин приложил не мало усилий, чтобы балет Петрова качественно отрепетировали и показали в срок. Успешно сыгранный «Продавец игрушек» до сих пор один из кассовых спектаклей воронежского репертуара. Он стабильно появляется в афише и особенно популярен в новогодние праздники, составляя конкуренцию местному «Щелкунчику» П.И. Чайковского-В.И. Вайнонена. На такие существенные положительные факторы обратили внимание в Москве, куда Андрей Петров в ноябре энергично перенес «Продавца».

Московская публика, знакомая с «Продавцом игрушек» Виктора Добросоцкого по одноименным художественному фильму (2013 год, режиссер Юрий Васильев) и оперному спектаклю (премьера в ноябре 2019 года на сцене «Новой Оперы» имени Е.В. Колобова), предвкушала встречу с его хореографической версией. И балет оправдал ожидания всех тех, кто умеет раскрасить будни праздничными красками, кто раньше других ощущает приход новогоднего настроения.

Балет, имеющий свою специфику, организовал постановщиков «Продавца игрушек» так, чтобы все выразительные средства не спорили друг с другом, а подчинялись главному – танцу. И потому пришлось подкорректировать сюжет романа, направив его в русло хореографической драматургии, где важны экспозиция, завязка, кульминация и развязка с счастливым финалом.

Занавес открывает картину зимней уличной праздничной суматохи в Париже: один прохожий спешит за подарками, другой с бутылкой шампанского торопится на свидание с любимой, третий, спотыкаясь и наталкиваясь на всех пешеходов подряд, стремиться поскорее оказаться в веселой компании друзей. Действие переносится в магазин игрушек, где увлечен работой мастер кукол Николя Берски. Он, мечтательный и романтичный, занятый своим любимым делом юноша, не замечает, как реальность дня переходит в сон, в котором оживает портрет седобородого, с красной орденской лентой человека. Это петербургский дореволюционный дедушка-князь Николя, напоминающий внуку о загадочной семейной реликвии – золотом ключе в виде лебедя. Сон заканчивается, а реальные обстоятельства закручиваются так, что Николя оказывается на родине своего деда в России, где он знакомится с очаровательной девушкой-гидом Наташей и вместе с ней совершает почти что сказочное путешествие. Приключения приведут героев в Петербург, загородное заснеженное имении князей Берских и Москву. Шаг за шагом приближаясь к разгадке тайны дедушки, Николя и Наташа встретятся с коварным Профессором и его верными шпиками, притворно-фальшивой дамой Экскурсоводом. В финале спектакля они не только найдут фамильные богатства Берских, но и поймут, что обрели гораздо более значительное сокровище – взаимную любовь. Доблестной полицией злодеи будут наказаны, а Николя и Наташа откроют новый московский магазин игрушек.

Такое последовательное, от картины к картине развивающееся действие балета для Андрея Петрова принципиально. Оно залог того, что любой зритель, пришедший на его спектакль, обязательно поймет смысл, поставленной им танцевальной истории. В ней ясно (с помощью классического и характерного танцев, элементов современной пластики) представлены все герои и персонажи. Танцы каждого из них это своеобразные характеристики: Николя – лирик-мечтатель, Наташа – интеллектуал-романтик, Мадам Берски – практичная и легкомысленная дама, Профессор – бандит под маской эстета. И любой другой, даже эпизодический персонаж, здесь отмечен уверенной кистью хореографа-режиссёра, чувствующего натуру, отлично знающего цену талантов своих артистов.

В «Продавце игрушек» Петров не только объемно мыслящий режиссёр и мастер актерского кастинга, но и умеющий направить эти качества в широкое хореографическое русло постановщик. Так, именно хореографические формы (дуэт Николя с куклой Натали, очень похожие на вариации соло князя Берского, лирические дуэты Николя и Наташи, развернутый кордебалетный вальс снежинок с прозрачными шарфами, трио помощников Профессора…) и отанцованные пантомимные эпизоды (связки Профессора и Экскурсовода, вся сцена в чайной) активно развивают действие балета. И такой подход Андрея Петрова сегодня, в век разнообразных поисков далеко уводящих балетную сцену от хореографии, кажется подвигом стойко и верно следующего своему искусству человека.

Ровное, стабильное по технике исполнение показали Даниил Росланов и Екатерина Первушина в классических партиях Николя и Наташи. Характерную природу мошенников точно подметили в своих персонажах Максим Сабитов (Профессор) и Алина Каичева (Экскурсовод). Великолепно справился со своей первой новой большой работой в театре Максим Апатонов, исполнивший партию ловко преодолевающего портал времени дедушки Николя. Пластично, динамично, слаженно станцевались трое помощников Профессора – Дмитрий Прусаков, Богдан Плешаков, Иван Захарченко. Настоящий кукольный ансамбль составили солисты Карина Павлова и Алексей Казанцев (Принцесса и Гвардеец), Полина Дияншина и Пётр Горбунов (Царевна и Царевич), Полина Агеева и Эдгар Егиазарян (Дама и Кавалер), Александра Криса и Егор Мотузов (Коломбина и Арлекин). Колоритное танго исполнили Майор Берёзов (Михаил Евгенов) и Медсестра (Анастасия Шеломенцева).

Атмосферная, позитивная, удивляющая красивыми мелодичными темами музыка Алексея Шелыгина (оркестровая редакция Владимира Качесова) помогла определить нужный эмоциональный строй спектаклю. Яркие, красочные, порой очень изобретательные по сочетанию идей декорации Григория Белова и костюмы Ольги Полянской подарили ощущение театрализованного, привлекающего разноцветным блеском хрустальных люстр бала. В великолепной форме предстал сопровождавший спектакль Симфонический оркестр радио «Орфей» под руководством своего художественного руководителя и главного дирижёра Сергея Кондрашева.

В наши дни, когда новое и интересное в искусстве рождается из синтеза жанров и стилей, появление такого многогранно отличительного спектакля, как «Продавец игрушек», кажется актуальным и своевременным, удовлетворяющим чаяния зрителей, идущих в театр за праздником и ощущением реальности чуда.

Фото предоставлены рекламным отделом Государственного Кремлёвского дворца


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Янв 04, 2023 11:13 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 25615
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 06, 2022 3:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022120603
Тема| Балет, ГТОиБ Якутии, Персоналии, Анатолий Ултургашев
Автор| Л. Габышева
Заголовок| Анатолий Ултургашев: Магия его таланта
Где опубликовано| © «SAKHALIFE.RU»
Дата публикации| 2022-12-02
Ссылка| https://sakhalife.ru/anatolij-ulturgashev-magiya-ego-talanta/
Аннотация| Творческий портрет. Память



Творчество заслуженного артиста Российской Федерации и Республики Саха (Якутия) Анатолия Павловича Ултургашева давно составляет сокровищницу якутского балета, театра и искусства нашей республики. Мгновения, полные жизни и пламенем человеческих страстей в балетных образах встают перед каждым, кто встречался с талантом этого мастера. В творческой энергетике артиста было и нечто, что смог передать только поэт: «И вот полярное сиянье – кривая органной мощности слепоглухонемого хаоса, а для звезд – сюита хоровая, а для меня, — должно быть, книга огневая, где в блеске явлена поэзия без слов!». Действительно, стихии высшего порядка, одухотворяющий катарсис всегда владели зрительным залом, когда на сцене создавал свою «поэзию без слов» Анатолий Павлович, а сколько же доброй энергии подарил артист всем поколениям своих бесчисленных зрителей за все годы!



Тысячи дорогих сердцу нитей ведут его к родительскому дому, в маленькое село Нижняя Тея в Хакассии, где он родился 20 апреля 1950 г. В это глухое местечко в ту пору редко кто заезжал, а о существовании балета никто никогда и не слышал. Перед Анатолием сама судьба расстелила тропинку, он прекрасно учился в школе и заслужил путевку в пионерский лагерь Баланкуль – Оленье озеро. Именно туда и именно в это лето приехала комиссия из Новосибирска по набору детей в хореографическое училище. Его выбрали сразу, такие прекрасные природные данные встречаются не часто, и осенью 1960 г. его увозят в далекий Новосибирск.

Постижение азов классического танца способному мальчугану давались довольно легко, он усваивал всё с живым интересом. Большие трудности подстерегали его в незнании русского языка, но научившись, увлекся чтением, да так, что не расставался с книгами. За долгие годы учебы он особенно подружился с ребятами из Якутии, их объединял и общий любимый педагог Сергей Гаврилович Иванов. После окончания учебы в 1968 г. Анатолий получает судьбоносный совет педагога: поезжай-ка лучше в Якутск, там уже работают твои старшие товарищи, ты их знаешь, а они тебя…

Так Анатолий оказался еще дальше от родной Хакассии и пополнил «могучую кучку» якутского балета в Музыкально-драматическом театре им П. А. Ойунского. Первую ведущую партию новичку доверили в балете-олонхо «Кюн Куо». Но неожиданное преображение свершилось в дипломном спектакле Алексея Попова «Вальпургиева ночь». В постижении образа Вакха молодой артист работал с азартной увлеченностью, ориентируясь на новосибирских мастеров. Премьера превзошла все ожидания, Вакх Ултургашева произвел невероятный фурор: на сцене царила и ликовала полнота жизни молодых бурлящих сил, первозданный дух в упоительной гармонии танца. Прошло столько времени с тех пор, но те незабываемые впечатления ничуть не потускнели. Талантливая работа выдвинула Анатолия в ранг любимых кумиров, олицетворяющих молодой балет республики: это три могучих богатыря якутского балета Алексей Попов, Геннадий Баишев, Анатолий Ултургашев. На их плечах вырос репертуар, профессиональный балетный театр. Молодой танцовщик сумел сказать своё новое слово и в партии Чурумчуку, дебют состоялся в исторический день, когда театр обрел самостоятельный статус Музыкального. Новой вехой для труппы стало первое участие Анатолия в двух Всесоюзных конкурсах артистов балета в Москве в 1972 г. и в 1976 г. Творческая судьба талантливого мастера неотъемлема от деятельности балетмейстера Алексея Попова, этому содружеству мы обязаны многими интересными балетами, которые сформировали уникальный авторский репертуар и определили двадцатилетнее движение труппы к театру оперы и балета. Широко известны в республике спектакли, в которых Анатолий Павлович был первым, а порой, и единственным исполнителем. Образом Федора в «Подвиге» он обогатил тему Великой Отечественной войны на якутской сцене. Здесь раскрылась во всей силе новая грань его артистизма, спектакль становится художественным событием, Ултургашеву присуждается премия Комсомола Якутии, он так и останется легендарным создателем этого образа. Это и библейский Адам в «Сотворении мира», здесь проникновенный многоплановый образ, созданный артистом, раскрывал философию гуманной идеи спектакля. Художник танца, Ултургашев в этом балете остаётся непревзойденным, он во всех отношениях Первый Адам якутской сцены.

Большую часть репертуара артиста составляли такие балеты А. Попова, как: «Ромео и Джульетта», сюита «Сияние Севера», одноактные «Священный Ильмень» и «Двое», «Маленькая ночная серенада» и «Болеро» Равеля, «Кармен сюита», «Собор Парижской богоматери» и другие. Широта творческого диапазона танцовщика выражена в образе Хулигана в «Барышне и Хулиган», в балетах «Щелкунчик» и «Золушка», которая сопровождала его более двадцати лет.

Творческое счастье артисту дарили шедевры мирового классического наследия: «Шопениана», «Гран па балета «Пахита», па де де из «Дон Кихота». Венцом являются эталоны балетного романтизма «Жизель и «Баядерка». В расцвете зрелого мастерства он первым на якутской сцене воплотил сложнейший образ Солора в «Баядерке», в которой проявился истинный профессиональный масштаб Ултургашева. Спектакль сдвинул труппу с привычных и в чём-то уже застывших рамок того периода и показал новые горизонты в начале 80-х годов. В 1995 г. Анатолий Ултургашев станцевал Альберта на сцене Новосибирского театра. Многоплановость его артистизма дополняет и партия Шахрияра в «Тысяче и одной ночи», и две полярные партии в балете «Франческа да Римини»… Если вспомнить о дуэтах А. Ултургашева, то, кроме партнёрш-современниц, с которыми он работал, в его руках оперилось и набрало опыт ведущее ядро труппы 90-х и начало 2000-х, а также и первые выпускники местной кузницы кадров.



В жизни Анатолия Павловича было много памятных и счастливых событий: он занимался в знаменитом балетном классе А. Мессерера, участвовал во Всесоюзных смотрах творческой молодежи в Минске и Москве, на сценах Концертного зала им. Чайковского и Большого театра в 70-х. Это и успех первого Бенефиса труппы в Москве в 90-х. Волнующее выступление в родной Хакассии и за рубежом: Панама и Коста-Рика, Италия и Мальта, неоднократно в Монголии и Китае. Обширна гастрольная география артиста по просторам России и других республик страны, не говоря о самых отдаленных уголках Якутии. С 1998 г. А. П. Ултургашев выходил на сцену в пантомимных партиях, работал педагогом-репетитором театра, преподавал в хореографическом колледже им. А. и Н. Посельских. Доля его репетиторского труда и в качестве ведущего режиссёра спектаклей на сцене есть и в балетах Ю. Григоровича «Лебединое озеро», «Ромео и Джульетта», в которых он выходил вместе со своими учениками и сыном Саяном. В общей сложности, Анатолий Павлович преданно служил балетному искусству с 1968 по 2019 гг. более полувека.



Ултургашев Анатолий Павлович скончался 1 декабря 2022 г. после продолжительной болезни. Светлая память нашему дорогому коллеге, выдающемуся мастеру якутского балета, замечательному человеку.

Фото: предоставлены пресс-службой ГТОиБ
Источник: Заслуженный деятель искусств РС (Я) Л. Габышева и ветераны якутского балета

=========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 25615
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 06, 2022 7:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022120604
Тема| Балет, , Персоналии, Сергей Полунин
Автор| Алина Темирчиева
Заголовок| «Я люблю Россию за свободу»: Сергей Полунин — о семье, цензуре артистов и теории заговора
Где опубликовано| © Super
Дата публикации| 2022-12-06
Ссылка| https://super.ru/l/polunin_interview
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Сергей Полунин — звезда мирового балета: в 19 лет он стал самым молодым в истории премьером британского Королевского балета, позже работал с Джонни Деппом и Дженифер Лоуренс, а его видеоимпровизация на песню Take Me to Church набрала более 29 миллионов просмотров. Сейчас Сергею 33 года, он открыто выражает свою политическую позицию и гастролирует по России: в ноябре артист закончил тур со спектаклем «Распутин» и теперь готовится представить новую постановку по мотивам «Божественной комедии» Данте. Super встретился с Сергеем и расспросил его о личной и профессиональной жизни.



О жизни и заработке сегодня

— Последние пару лет для всего мира выдались крайне непростыми. Что происходило в вашей жизни?


— Вся моя жизнь — хождение по краю. Постковидное время серьезно повлияло на спектакли и заработки. У меня была большая команда в Англии, Америке, Швейцарии, Сербии, России. После ковида мы не давали спектакли, но людям нужно было платить зарплаты. Как только мы начали выстраивать работу по новой схеме и получили денежные вливания от промоутеров, в моей жизни случилось еще одно важное событие — рождение ребенка (в январе 2020 года у Полунина и фигуристки Елены Ильиных родился сын Мир, а в апреля 2022 — сын Дар. — Прим. ред.). Потом началась специальная военная операция. Тогда американская, английская, швейцарская команды практически перестали существовать, ушло много артистов. Я получил травму и принимал решение, оставаться ли мне на сцене. И каждый раз это был большой риск: я делал выбор, от которого зависело все мое будущее.

— Нет ощущения, что, если бы вы когда-то не ушли из труппы Королевского балета, не высказывались резко и не делали провокационные татуировки, все могло бы сложиться иначе?

— Когда у тебя появляется семья, начинаешь мыслить по-другому. Деньги для меня не в приоритете, главное — интерес. При этом мне важно не знать плана дальнейших действий, иначе мне становится скучно, я забрасываю дела. У меня были очень хорошие заработки в России, но, как только я понял, что штампую деньги и танцую одни и те же спектакли, я все отменил и рванул в Америку, не зная, что меня там ждет. Как только начали появляться предложения сняться в голливудских фильмах и проектах, я увидел всю кухню изнутри — стало неинтересно. Плюс я не мог там находиться, слушать всех этих людей, делать то, во что я не верю. По политическим соображениям тоже: мне предлагали сниматься в украинских фильмах с посылом «русские — коррупционеры», но я отказался, потому что не могу это поддерживать.

У меня не было цели стать голливудской звездой, но это был интересный опыт. Я понимал, что снимусь в кино, меня напечатают на обложках журналов, и это меня совсем не привлекало. При этом Россия все это время меня интересовала. Из других стран мне любопытны Иран, Китай, Индия.

В Европе балет полностью отработан. А меня привлекает возможность придумывать что-то новое. Например, в Индии можно попробовать балет с Болливудом. Для меня это необычный синтез. Мне любопытно, видели ли в Иране вообще балет, интересно посмотреть реакцию зрителя. Уже пробовали выходить с ними на связь –– стараюсь попасть к нужным людям, чтобы приехать с визитом в эти страны.

О Распутине

— Ваш последний спектакль был о Распутине. А это довольно противоречивый персонаж в истории России. Какой он в ваших спектаклях и как относитесь к нему лично вы?


— Отношусь по-человечески. В спектакле мы показываем, что человек обладал определенным даром. Он использовал его не по назначению, за что и был наказан судьбой. Для меня Распутин –– сильный человек с мощным энергетическим потенциалом, который, к сожалению, был растрачен на развлечения и манипуляции. Думаю, он не сделал того, что мог бы сделать для страны.

О том, почему Россия — «нелогичная» страна

— У вас был тур по России. После путешествия по регионам появилось ли понимание, за что вы любите Россию? Есть ли то, что бы хотелось исправить?


— Люблю Россию за свободу. Ее нигде нет в таком количестве, как у нас. Люди здесь могут говорить и делать что хотят. Это уникальная свобода. Во всем мире больше правил, больше повседневных ограничений. У нас не так.

Второе — тут абсолютно ни в чем нет логики. Ты что-то изучаешь, пытаешься сформулировать, понять людей, предметные цепочки. А потом читаешь или слушаешь Задорнова и понимаешь: логики просто нет. (Смеется.) Мне интересно с таким работать.

Из того, что я не люблю в России, –– советский консерватизм. Россиянам не хватает американской сказки, веры в то, что можно создать то, что никто и никогда не делал. У нас очень взрослый мир. Сейчас СВО, и все говорят: «Давайте отменим везде праздники, уберем елки». Но людям нужна сказка.

Идея снимать фильм в космосе (речь про предстоящий художественный фильм «Вызов» Клима Шипенко. –– Прим. ред.) появилась только после того, как это уже осуществили с Томом Крузом. Нужно всегда мыслить так, чтобы не восхищаться тем, что уже создано, не пытаться это повторить, а делать что-то качественно новое. Идея должна создаваться внутри системы и общества. А когда я иду навстречу этой системе и озвучиваю идею и мне отвечают: «Это баловство», хочется спросить: «А что тогда не баловство?»

О свободе слова и патриотизме

— Вы упомянули, что Россия вам нравится за свободу. А что для вас свобода?


— Свобода — это возможность принимать самостоятельные решения, делать и думать что захочешь, не зависеть от обстоятельств и людей. Я получал в жизни много серьезных предложений, которые могли бы дать очень большой выхлоп. К примеру, есть такие люди, которые продвигают больших артистов и режиссеров по четким инструкциям, говорят им, что и как делать. И те становятся мировыми звездами. Мне предлагали что-то похожее. Я отказался, хотя понимал, что это принесет свои плоды, и немаленькие. Я понял, что я так не смогу. Когда мне говорят, что делать, я ухожу.

— От артиста часто требуют наличия твердо заявленной политической позиции. Как вы считаете, может ли творческий человек рассчитывать, что он публично озвучит свое мнение, отличное от статуса-кво, и будет дальше спокойно жить в своей стране?

— Все имеют право на мнение, но сейчас многие общественные деятели ведут себя неумно. Они занимают позицию, но не могут ее аргументировать. Чичваркин в Лондоне удивляется, что у него отобрали бизнес, что ему пришлось все закрыть и уехать. Имеет ли он право обижаться? Да. Но когда артиста, который получал из государственного бюджета большие деньги, фондовые поддержки, гонорары, а после решил уехать, спрашивают, что не так, и он не может ответить, я этого не понимаю и не поддерживаю.

— Патриот –– это человек, который любит свою страну. Можно ли критиковать, когда любишь?

— Можно. Например, итальянская архитектура держит планку из-за того, что люди там привыкли к эстетике и, если что не так, сразу пишут возмущенные письма по правильному адресу. Если в России людям когда-то наштамповали страшные девятиэтажки, а человек идет и покупает там квартиру, он безмолвно поддерживает уродство. Поэтому всегда нужно высказываться.

— А как найти грань? Иметь свою позицию, но при этом не быть «отмененным» в родной стране?

— Всегда чувствуется, когда это идет изнутри, а когда это надуманно или у человека просто есть цель нагадить. Еще нужно чувствовать момент. Нестрашно говорить слово «война», но нужно понимать, когда и где ты его произносишь. Когда в США началась истерия по поводу движения Black Lives Matter и один парень в своем вузе сказал: All lives matter, его просто выгнали из университета. Не из-за самой фразы, а из-за того, что на тот момент в стране была реальная угроза госпереворота. Высказываться нужно, но нужно и уметь подгадать время для этого самого высказывания.

— Ваша цитата: «Правда в силе». Как правило, демонстрация силы ведет к насилию, а насилие –– к жертвам. Как вы считаете, цель оправдывает средства?

— Если говорить про национальных лидеров — да. Ивана в народе начали называть Грозным за то, что он в свое время проявил небывалую жестокость. К примеру, он мог казнить на Красной площади 200 бунтовщиков. Но мало кто сейчас задумывается о том, что, если бы не это, случилась бы гораздо более кровавая и массовая война внутри страны, где погибли бы миллионы. Запоминают только жесткость в отношении тех людей, которые страну раскачивают. Когда артист выступает, он не принимает решений о спасении жизней. Главы государств мыслят иначе. Они думают глобально, прогнозируют, что случится с народом через 100 или 200 лет.

О теориях заговора

— Вы говорили, что верите в теорию масонского заговора. Как считаете, кто входит в этот круг и какие у этих людей цели?


— Это не теория, это реальность. К примеру, возле Королевского театра в Лондоне располагается одна из масонских лож. Не знаю, хорошие там люди или нет, но убежден, что есть и плохие. Взять тот же ковид: уверен, что человечество намеренно заразили искусственным вирусом, чтобы вызвать мировой спад экономики. Подобное происходит раз в восемь – десять лет, а страдают от этого люди среднего класса и ниже.

О Елене Ильиных и детях

— В детстве вы мечтали стать олимпийским чемпионом, а оказалась им в итоге ваша невеста. Насколько для вас вообще важно восхищаться женщиной рядом с собой? И как реализованность партнера, по вашему мнению, влияет на отношения?


— Для меня важно, чтобы Лена всегда стремилась вверх, чтобы она развивалась, у нее были цели и желания. Это круто, потому что тебя это тоже стимулирует. Я поддерживаю все ее начинания. Так вышло, что у нас в паре нет конкуренции. Возможно, кармически мы просто счастливы помогать друг другу развиваться. Олимпийская медаль не предел человеческого развития. Это просто цель, которая была достигнута. Теперь должна быть новая цель — еще выше. И она к ней идет.

— У вас двое детей, младшему пока нет и года. Кто занимается воспитанием, пока родители гастролируют? Как проводите время с детьми лично вы?

— Бабушка. Она проводит много времени с внуками. Дар еще совсем маленький, а с Миром я просто делаю то, что он хочет. Лена отвела его на фигурное катание, я не стал спорить. (Смеется.)

— У ваших детей говорящие имена. Елена рассказывала, что Мира вы изначально хотели назвать Адольфом. А какие были варианты имени для второго ребенка?

— С Даром вышло как-то просто. Когда Елена была еще на третьем-четвертом месяце беременности, я набросал список из семи имен и в итоге выбрал одно. Дар — подходящий и соответствующий Миру, всеобъемлющий.

— Что самое ценное вы бы хотели дать своим детям?

— К рождению детей невозможно подготовиться. С их появлением ты будто начинаешь жить для кого-то другого. Первостепенное для меня –– их безопасность, крыша над головой. Еще важно, чтобы родители ничего не навязывали детям. Свобода –– это главное.

О мечтах

— Каким фактом своей биографии вы особенно гордитесь?


— Клип Take Me to Church очень позитивно повлиял на мою жизнь. Пожалуй, это самое яркое событие в моей жизни. Я имел возможность поработать с режиссером Дэвидом Лапашелем и получил большое удовольствие. Это стало в каком-то смысле переломным моментом, этот опыт направил меня в нужную сторону.

— О чем мечтаете сейчас?

— Наслаждаюсь каждым днем. Нахожусь здесь и сейчас, получаю удовольствие от жизни. Пока ничего не загадываю. Цель — иметь свое место, театр, где можно было бы создавать больше спектаклей, где можно было бы творить и создавать то, чего еще нет.

============================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 1 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика