Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2021-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24627
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Янв 18, 2022 10:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021113116
Тема| Балет, Большой театр, Премьера, Персоналии, Эдвард Клюг, Ольга Смирнова, Денис Савин, Михаил Крючков, Владислав Лантратов, Вячеслав Лопатин, Ана Туразашливи, Дмитрий Дорохов, Антон Савичев
Автор| Анастасия Глухова
Заголовок| Нечистая сила в Большом
Премьера балета «Мастер и Маргарита».

Где опубликовано| © интернет-версия журнала «Балет»
Дата публикации| 2021-11-28
Ссылка| https://balletmagazine.ru/post/nechistaya-sila-v-bolshom
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В первых числах декабря Большой театр показал премьерный блок нового балета ― «Мастер и Маргарита». Румынско-словенский хореограф и автор либретто Эдвард Клюг в два часовых действия уместил один из главных русских романов XX века. О том, насколько эта попытка удалась, ― Анастасия Глухова.



В репертуарной политике балета Большого театра ― три линии. Спектакли наследия ― «Раймонда», «Лебединое», «Щелкунчик», «Спящая» и прочее ― неприкасаемая сокровищница и питающий родник. Бессюжетная неоклассика ― Баланчин, Форсайт, Ландер, Макгрегор ― то, что пришло в Большой (или удержалось здесь) вместе с художественным руководством Махара Вазиева; материал также без сомнения полезный для труппы, но исполняемый без энтузиазма. И, наконец, третье направление ― наиболее обширное и полноводное; то, что московский балет умеет и любит ― большие сюжетные спектакли по литературным или историческим произведениям (иными словами ― драмбалет). Начиная от «Ромео и Джульетты», продолжая авторскими сочинениями Юрия Григоровича и Джона Ноймайера и заканчивая новой волной литературных балетов («Зимняя сказка», «Чайка», «Орландо») ― именно этот вектор десятилетие за десятилетием вызывает у Большого театра неподдельный интерес и жажду экспериментов.

«Мастер и Маргарита» в постановке Эдварда Клюга логично продолжает эту линию репертуара балета Большого театра. Однако, несмотря на огромный опыт и возможности театра, не все равномерно удачно сложилось.

Либретто хореографа, изложенное в программке, интерпретирует роман без затей. Автор вроде бы хочет уйти от дословного изображения сюжета, на деле же убирает все, кроме фабулы. В центре внимания исключительно московские главы, причем перетасованные и переиначенные странным образом. Некоторые нюансы вызывают сдержанное недоумение. Бездомный пытается скрыться от преследующих его Бегемота и Фагота ― в романе же, напротив, он бросается вдогонку за свитой. Босой бросает в толпу в Варьете фальшивые деньги ― у Булгакова то же самое делает свита. При этом целых две главы романа, посвященные Босому, в балете заключены в несколько секунд сценического действия, а, скажем, Римского, Варенухи, Наташи, Рюхина нет вовсе. Зачем нужны эти замены, если динамика та же, а мотивация героев теряет логику. Ершалаимские главы ушли за скобки повествования, став рамкой для спектакля в начале и финале. Да и остался здесь лишь образ Пилата, чья роль сведена к мучению от головной боли и секундной рифме с советским правителем.

С другой стороны, в интервью, опубликованном в буклете к спектаклю, Клюг четко формулирует: «Моя главная задача ― дать зрителю другой опыт проживания романа: без слов» и уточняет, что хочет показать то, что живет между строк, поделиться своими впечатлениями от прочтения романа. Цель, безусловно, достойная, вот только, судя по либретто, вместо концентрации на невербализуемом, автор балета делает акцент только и исключительно на событиях романа, игнорируя мистику, подтекст, магию, трагическую любовь и философские вопросы бытия.

Сценограф Марко Япель, постоянный соавтор хореографа нашел удачное визуальное решение спектакля ― советский общественный бассейн. Планшет сцены ― дно бассейна. Это и клиника, и подвал мастера, и Варьете, и место бала. Чуть выше ― бледно-зеленые кафельные бортики, своеобразный подиум, который с трех сторон опоясывает сцену. На подиуме ряд одинаковых дверей ― раздевалки, кабинеты, комнаты коммуналки, все что угодно, в зависимости от драматургической нужды. Здесь же и коридор дверей ― референс к убогому, лишенному интимности советскому быту и вездесущей бюрократии. Что может лучше охарактеризовать Москву, которую посетил дьявол, чем бассейн, построенный на месте храма.

Вроде бы задел создан серьезный: мощная булгаковская поэтика поддержана образной сценографией и прихотливо настроенной авторской оптикой.

Дело осталось за танцем. К сожалению, одна из самых больших проблем этого спектакля ― невнятная хореография. Эдвард Клюг, который обычно выделяется индивидуальным ярким почерком (упругая стилизация классической техники, рубленая ритмичность, короткая фразировка), вдруг здесь поплыл, почти совсем потерял характерную стаккатность. Дуэты обернулись стандартным набором больших поз, раскатистых захватов, проездов и поддержек, а ансамблевые сцены первого акта (сцена литераторов, Варьете) вовсе были составлены из банальных ретро-трюков с листами бумаги и венскими стульями. Блестящие артисты кордебалета Большого театра здесь выглядят как плохие актеры на эстраде. Ну в самом деле, нельзя же считать за серьезный лейтмотив движение руки, словно отрубающей голову, и следующее за этим опадающее глубокое плие.

Лишь сцена бала во втором акте напрочь снесла ожидание очередного плохого драмтеатра: не было такого, что персонажистая нечисть имитировала бы по обыкновению некий адский хаос. Напротив, унифицированная, строго симметричная и синхронная масса в телесном облегающем белье и красных длинных перчатках создавала не антропоморфный образ судьбоносного, строгого и правильного зла. В центре сцены здесь, естественно, Маргарита. Кордебалет же был бесконечным продолжением ее рук ― устрашающими и опутывающими кровавыми лентами-крыльями. Когда цепь распадалась и выстраивалась в симметричные шеренги-колонны, наконец возникал тот танец, говорящий между слов ― четкий, острый, лаконичный, фирменный клюговский ансамбль. Именно здесь, потеряв сюжетную и костюмную принадлежность, и возникает что-то большее, чем просто повествование: некая абстрактная трагическая сущность, с которой сливается воедино героиня. Поддерживает настрой и знаменитая пятая часть Concerto Grosso №1 Альфреда Шнитке и его же танго из кинофильма «Агония» (тема Воланда) ярко и ясно артикулированные оркестром под управлением Антона Гришанина.

Эффектность сцены бала настолько контрастирует с беспомощной изобразительностью всех остальных эпизодов, что становится ясно ― хореограф просто потонул в изобилии булгаковских персонажей, деталей, шуток, перипетий. Не сумев отделить главное от второстепенного, Эдвард Клюг отжал все эмоции, весь подтекст, все, что находится между строк и оставил только события ― результат прямо противоположный декларируемой цели.

Несколько скрашивает ситуацию безупречный каст. Труппе Большого театра, которая традиционно равно хорошо актерствует и танцует, было комфортно в материале. Ольга Смирнова, виртуозно выправляя и наполняя формой хореографический текст, добавила в образ Маргариты лирическую, покорную, щемящую ноту. Денис Савин-Мастер и Михаил Крючков-Бездомный (первый ― меланхоличный, подавленный, смирившийся, второй ― вечно мятущийся, взрывной, бегущий) составили контрастный дуэт мужских героев. Воланд-Владислав Лантратов и свита (Бегемот, Гелла, Фагот, Азазелло ― Вячеслав Лопатин, Ана Туразашливи, Дмитрий Дорохов и Антон Савичев, соответственно) рисовали каждый своего персонажа одной, но точной и яркой краской. Воланд неприступно холоден и величествен, Гелла соблазнительна и коварна (правда, в меру, по-балетному сдержанно), Азазелло ― силен и грозен, Фагот-Коровьев ― юркий и насмешливый, ну а Бегемот ― просто кот (куда ж сейчас без котиков).

Если пойти простым математическим путем, то из четырех составляющих ― либретто, сценография, хореография, артисты (музыку в расчет не берем, здесь у Лазара и Шнитке роль чисто сопроводительная) ― две попали в цель, а значит спектакль удался ровно наполовину. Уже не мало.

Здесь можно поразмышлять и о невозможности поставить великий и загадочный роман Булгакова и, тем более, о невозможности поставить его зарубежным хореографом, а также о странном и неизбывном тяготении Большого театра к драмбалету. Но что же делать, если раз за разом театр проигрывает одни и те же сценарии, проходит через одни и те же схемы. Если балет Большого создан для драматического танца ― пусть так, лишь бы хореография соответствовала произведению, идее автора и высочайшему уровню труппы. Иначе рассказ о «части той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо» на практике выглядит «хотели как лучше, а получилось как всегда».

ФОТОГРАФ Батыр Аннадурдыев

==========================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24627
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Янв 21, 2022 8:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021113117
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Ксандер Париш
Автор| Екатерина Баева / фотограф Юлия Михеева
Заголовок| Ксандер Париш
Премьер Мариинского театра Ксандер Париш о специфике работы в театре, возрасте и новых проектах.

Где опубликовано| © интернет-версия журнала «Балет»
Дата публикации| 2021-11-28
Ссылка| https://balletmagazine.ru/post/xander-parish-mariinsky
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



«Балет — это не профессия, это стиль жизни»

Премьер Мариинского театра Ксандер Париш о специфике работы в театре, возрасте и новых проектах.

Два Рождества и Новый год

Если бы на Новый год запретили показывать «Щелкунчика», какой балет тогда стал бы символом зимних каникул?

Хороший вопрос, я никогда не задумывался об этом. Один из моих любимых балетов — «Конькобежцы» Фредерика Аштона на музыку Мейербера. Это очень красивый балет о людях, которые катаются на коньках [в России работа представлена в репертуаре «Урал Опера Балет»]. Я танцевал его в Royal Opera House, когда мне было восемнадцать лет и я еще учился в балетном училище. На самом деле, он такой сложный! Ровно так, как любит Аштон: сложная, быстрая работа ног; выглядит легко, но при этом ужасно трудно. Для меня этот балет — идеальное воплощение праздника и красоты.

А если выбирать из репертуара Мариинского?

На Западе рождественским балетом считается «Золушка», но версия Ратманского, которая идет у нас, не слишком рождественская. Это потрясающий балет, но довольно аскетичный в плане костюмов и самой постановки. Я бы выбрал «Драгоценности» Баланчина. Этот балет словно весь сверкает. Красный, белый и зеленый — в нем собраны все цвета, которые ассоциируются у нас с Рождеством.

Что вы обычно делаете на Рождество?

Последние несколько лет я гастролировал с труппой в Баден-Бадене, в Германии. Это самое волшебное место для Рождества: повсюду огни, рождественская ярмарка, красивые деревья. Сам город находится в долине, в окружении елей, а на холме — настоящий замок, пусть и разрушенный. Картинка как из волшебной сказки. Обычно я звоню маме, папе и сестре по скайпу, смотрю, как они открывают подарки, стараюсь провести этот особенный день с ними хотя бы виртуально. Собственно, в России празднуют Рождество в январе, так что я могу отмечать его дважды и Новый год в придачу.

Вы скучаете по Рождеству вместе с семьей?

Честно говоря, да. Это, пожалуй, то, чего мне действительно не хватает. За последние 12 лет мне только дважды удалось оказаться дома на Рождество, оба раза из-за травмы. Вот какое дело, я так редко получаю травмы, но оба раза случались как раз под Рождество...

Хм, я начинаю подозревать, что это было не случайно!

Ха-ха, точно! Ой-ой, как больно, простите, мне надо домой, увидимся 26-го числа.

Кстати, о поездках. Вы скучаете по международным гастролям театра?

О, да. Я обожаю ездить на гастроли, это одно из моих любимых занятий. Всегда приятно увидеть какое-то новое место, новый театр. Понятно, ты не можешь нормально посмотреть город, потому что ты все время в театре, но я все равно люблю наши поездки. В них присутствует такой дух товарищества! Когда вы вместе с друзьями и коллегами отправляетесь на гастроли, это похоже на road trip. На гастролях люди более расслаблены. Дома все обычно устают, а на гастролях все более четко организовано. Вместо 20 разных балетов за 5 дней, как дома, мы несколько раз даем один и тот же балет; часто это, кстати, «Щелкунчик», если речь о зимних гастролях. Получается, что артисты более спокойны. Вечерами мы идем не сразу по домам, как в Петербурге после рабочего дня, а в ресторан, общаемся, больше проводим времени вместе.

Да, график в Мариинском театре очень насыщенный. Последний спектакль в году — 31 декабря, а новый год начинается дневным спектаклем 2 января. Вам уже случалось быть занятым в первом спектакле года?

2 января — нет, никогда! Танцовщики в ожидании объявления составов шутят: «Ну что, кто вытянет короткую соломинку?» В таком случае единственное, что вы можете делать в Новый год, — это лечь спать, иначе вы не сможете выступать. Но, например, 31 декабря атмосфера в театре особенная: шампанское на сцене после спектакля, конфетти, у всех праздничное настроение.

Самая сложная задача для артиста Мариинского балета? Записаться на прием к стоматологу!

Сколько времени в вашей жизни отведено балету?


Я бы сказал, процентов 99,99. Балет — это не профессия, это стиль жизни, особенно в России. На Западе это, скорее, карьера: танцовщики могут неплохо поддерживать баланс между работой и личной жизнью. А в России это призвание. Ожидается, что вы отдадите балету свою душу, всего себя. Возможно, потому что хорошо работает балетный профсоюз, на Западе границы очень строго очерчены. Например, в Лондоне я бы точно знал, что заканчиваю в 18.30, а если будет спектакль, то в 17.30. Если сегодня суббота, а спектакля нет, мы заканчиваем в 13.00, а по воскресеньям у артистов всегда выходной. И так четко на весь сезон. У ведущих солистов график выступлений известен на год вперед, а здесь мы толком не знаем, что будет завтра. Вы с трудом можете записаться на прием к стоматологу, потому что не знаете, когда у вас будет свободное время!

Как вы с этим миритесь?

С трудом. Я бы сказал, что это главный минус работы здесь. Но, с другой стороны, огромный плюс — это качество работы и сам театр, а также честь быть частью этой особой атмосферы. Не то чтобы я только жалуюсь: у нас потрясающий репертуар, восхитительный театр, и я обожаю здесь работать.


Наш разговор ненадолго прерывается: поздороваться подходит оперный певец, солист Мариинского театра Михаил Векуа. Он тепло приветствует Ксандера, спрашивает, как дела. Ксандер шутит, что после недавней «Пахиты» чувствует себя как девяностолетний старик. Михаил отвечает, что тот выглядит только на девятнадцать, и делится с Ксандером русской поговоркой «Если бы старость умела да юность могла».


«Что день грядущий мне готовит»

К слову о возрасте, вы чувствуете, что уже не очень юны?


Что ж, мне уже не девятнадцать, но я изо всех сил стараюсь поддерживать свою форму. Находясь во второй половине моей профессиональной карьеры, я теперь должен принимать во внимание потребности своего тела. Когда я был моложе, например, в училище, я уходил на летние каникулы на 8 недель и вообще не занимался, а затем возвращался в класс — и как будто этого перерыва не было. Когда я пришел в театр, мне было около двадцати, и тут мне уже нужна была пара недель, чтобы вернуться в форму после отпуска. Теперь все по-другому, и я рад, что мой педагог Никита Щеглов это понимает. Да, мы оба хотим, чтобы я был в лучшей форме, но мы также и не хотим, чтобы я получил травму. Например, готовя «Пахиту», мы выкладывались по полной, но составили при этом специальный график, чтобы не убить мои мышцы и давать им возможность восстановиться. Примерно так спортсмены готовятся к Олимпийским играм или марафонам: сегодня вы тренируетесь по максимуму, а на следующий день даете себе немного отдыха. К сожалению, в театрах редко об этом задумываются, хотя стоило бы. Тела танцовщиков мало чем отличаются от тел триатлонистов. Если они могут дольше сохранять свое профессиональное долголетие, заботясь о своем теле, то и мы должны. Как танцовщики, мы не хотим признавать, что стареем. Признать, что конец карьеры приближается, ужасно трудно. У нас относительно короткая карьера по сравнению, например, с оперными певцами, а думать о будущем страшно.

Какие новые роли вы бы хотели добавить в свой репертуар, скажем, через пять лет?

Не думаю, что мой репертуар сильно обновится, хотя было бы здорово. Я бы хотел добавить в него два балета, которые, к сожалению, не идут в Мариинском театре, — это «Онегин» Джона Крэнко и «Манон» Кеннета Макмиллана. Это две роли моей мечты. Эмоционально и физически они подходят тем, кто уже очень опытен и может сыграть взрослого человека.

С кем бы вы танцевали Онегина?

Я обожаю Вику [Терешкину] во всех актерских ролях. Она прекрасная актриса, всегда придает своим персонажам столько драматичности. Мы много раз успешно танцевали «Анну Каренину» [Ратманского]. Думаю, что «Онегин» хорошо бы вписался в этот ряд.

Не только балет: фотография и мастер-классы

Расскажите, пожалуйста, о вашем увлечении фотографией.


Мой близкий друг Борис Журилов, который раньше был в Мариинском артистом кордебалета, а теперь — солист театра Станиславского, помог мне организовать персональную фотовыставку здесь, в Санкт-Петербурге. Все это случилось совершенно неожиданно. Мы просто проходили мимо, зашли в галерею. «Вот, — говорит Борис, — мой друг Ксандер Париш, он делает потрясающие фотографии, не хотите их у себя выставить?» Я не профессиональный фотограф, но хорошо вижу кадр. У меня очень хороший глаз на пропорции и хладнокровие. Моя мама художница, мне это от нее досталось. Я фотографирую просто для развлечения, но мне это очень нравится, так же как мне нравилось заниматься искусством в школе.

Чем вы занимаетесь помимо танцевальной карьеры?

Прошлый год был очень тяжелым и для танцовщиков, и для театра в целом. Во время пандемии у нас не было выступлений и репетиций. Было неясно, когда мы вернемся в театр, и я начал беспокоиться о своем будущем и своих доходах. Что я буду делать, если не будет возможности заниматься балетом? Как я буду себя содержать? Меня пригласили преподавать балет через Zoom в одну балетную школу в Лондоне. Я не думал, что из меня получится педагог, но в итоге мне понравилось преподавать гораздо больше, чем я ожидал. Я вдруг осознал, что знаю намного больше, чем думал. Поэтому я решил попробовать как-нибудь превратить это в бизнес. Я хотел создать онлайн-балетную студию или какое-то виртуальное пространство, где я мог бы учить и давать советы тем, кто занимается балетом. Я стал размышлять над названием. На удивление, домен balletclass.com оказался свободен, и я купил его, не раздумывая. Затем я пригласил своих друзей и коллег, работающих в крупных театрах, поучаствовать в моем проекте. Основная цель состояла в том, чтобы позволить танцовщикам, застрявшим на карантине или самоизоляции, получить доступ к качественным учебным материалам. На YouTube сейчас куча видео, но все они очень сомнительного качества. Моей идеей было создать библиотеку продуманных, качественных, профессионально записанных обучающих видео, подходящих как для профессионалов, так и для любителей, людей, которые просто любят балет. В наши дни я не могу быть только артистом балета. Когда мне было двадцать, я жил исключительно балетом, шел по жизни, как конь с шорами на глазах. Теперь мне уже нужно думать о будущем. Знаете, нам ведь не платят как футболистам. Чтобы превратиться из танцовщика в предпринимателя, нужно многому научиться (и я научился!), но, надеюсь, лет через пять мой проект будет не то чтобы приносить прибыль, но хотя бы окупит мои вложения!

ФОТОГРАФ Юлия Михеева
======================== ==============
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24627
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Янв 28, 2022 6:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021113118
Тема| Балет, Фестиваль «Дягилев P. S.», Персоналии, Анжелен Прельжокаж
Автор| Ольга Угарова
Заголовок| Анжелен Прельжокаж. «Лебединое озеро»
Анжелен Прельжокаж привез в Россию новинку — полнометражный балет «Лебединое озеро».

Где опубликовано| © интернет-версия журнала «Балет»
Дата публикации| 2021-11-28
Ссылка| https://balletmagazine.ru/post/angelin-preljocaj-swanlake
Аннотация| Фестиваль, ИНТЕРВЬЮ

Хореограф-бренд и кумир «нового французского танца» Анжелен Прельжокаж привез в Россию новинку — полнометражный балет «Лебединое озеро». В его спектакле Зигфрид становится наследником индустриального магната, Ротбарт строит на озере нефтеперерабатывающий завод, а музыка Чайковского замешана на электронном саунде. Постановка стала главной сенсацией петербургского фестиваля искусств «Дягилев P.S.».



Три года назад фестиваль «Дягилев P.S.» закрывался гала-концертом в честь 200-летия Петипа. Специально к тому вечеру вы поставили небольшую работу Ghost о том, как Мариусу Ивановичу во время постановки «Лебединого озера» являются во сне лебеди. Этот номер связан с вашим новым балетом?

Да (улыбается). Но надо сказать, что это все благодаря Наталье Метелице (основатель и художественный руководитель фестиваля «Дягилев P.S.». — Прим. ред.). Именно Натали сделала мне необходимую «инъекцию» вдохновения. Когда-то сам Сергей Дягилев говорил своим авторам: «Удиви меня!» А теперь она обращается к нам — хореографам — с новыми идеями.

Такой подход роднит двух импресарио.

Абсолютно. В Натали есть многое от Дягилева. Тогда, три года назад, она мне сказала: «Ажелен, попробуй сделать что-то небольшое на тему «Лебединого», а там посмотрим — вдруг из этого что-то вырастет». Так и получилось: я начал работать над эссе Ghost, а потом его мотивы стали развиваться в моей голове и привели к мысли: «А почему бы не поставить полнометражный балет?» И Натали, конечно, поддерживала в этом. Я уверен, если бы она меня не попросила поставить тот номер, я бы не решился сделать «Лебединое озеро», по крайне мере не сейчас.

Вы набирались сил почти два года, чтобы приступить к постановке. Вам тяжело давался замысел?

На самом деле, в коллективном бессознательном этот балет обладает невероятной силой, его даже сложно сразу объять. Когда ты пишешь его название на афише, у всех возникают колоссальные ожидания по поводу спектакля. Если публика приходит на «Лебединое озеро», она хочет получить за свои деньги что-то по-настоящему внушительное и серьезное — во всех смыслах. К такой работе нужно готовиться, как атлету.

Вы любите Россию, тепло относитесь к русской публике, видите ее очень дружелюбной и открытой. У вас было волнение перед этими гастролями?

Да. Потому что русская публика, с одной стороны, теплая, а с другой — требовательная. Это не та аудитория, которая съест все, что угодно. В вашем сознании заложено много уровней: традиции, история России и балета, трагический XX век, сегодняшняя эпоха, великая культура, авангард. Все эти слои составляют единое целое в восприятии русского человека. Художник должен работать со всеми этими составляющими — достаточно сложная задача, которая становится для тебя настоящим вызовом. Но в результате зритель оказывается полноценным участником творческого процесса и вовлекается в то, что происходит на сцене, а не просто пассивно наблюдает.

В моем «Лебедином» буквально все против любви

О чем ваше «Лебединое озеро»?

Работая над таким массивным материалом, легко затеряться — необходимо заземление. Мне здесь помогает мой метод работы с текстом, претекстом и контекстом. Текст — это мой язык и танец. Претекст — история и основная тема. А контекст — наш современный мир. Я начал отталкиваться от того, что окружает нас с вами сегодня, и подумал о значении самого словосочетания «лебединое озеро». Если сто лет назад оно вызывало только приятные ассоциации, то сейчас в нем больше тревоги. На планете много озер, которые загрязнены, пересыхают или уже исчезли. За последние 50 лет не стало 800 видов животных, и может быть, мы будем рассказывать нашим детям и внукам о такой грациозной птице, как лебедь, только по картинкам, фотографиям и видео. Замалчивать эту опасность мне показалось в данной постановке невозможным.

А как же любовь между принцем и Одеттой?

Она на месте и пронизывает весь танец. На самом деле, рассказать историю любви в драматическом контексте можно гораздо сильнее и мощнее, ведь чаще всего мы растем, когда сталкиваемся с трудностями. И наша любовь в том числе. Ромео и Джульетте обстоятельства настолько сильно мешают быть вместе, что их чувство становится еще больше. В моем «Лебедином» буквально все против любви молодого наследника индустриальной империи и лебедя, но она только ширится от этого.

Несмотря на постмодернизм и авангард ваших работ, вы связаны с классическим балетом очень прочными узами. В этом спектакле тоже нашлось место традиции?

Для того чтобы высоко подняться, нужно иметь глубокие корни, иначе упадешь. И когда я говорю об этом, я имею в виду прежде всего традицию и наше знание о танце. Художникам тоже не обойтись без прошлого. Например, у Поля Сезанна и Пабло Пикассо мы легко можем встретить мотивы «Завтрака на траве» Эдуарда Мане. Я очень люблю обращаться к наследию. В моем балете «Благовещение» заложено и переосмыслено 20 веков истории этого канонического сюжета. Художник не может абстрагироваться от традиции и, пожалуй, должен занять какую-то позицию по отношению к своим предшественникам. И да, в своем «Лебедином» я не единожды подмигиваю Петипа (улыбается).

А что будет, если не обращаться к своим корням?

Мы будем заикаться. Когда я начинал, во Франции было много молодых хореографов. Многие из них создавали проекты, работая со своими молодыми друзьями — композиторами и художниками. И практически каждый думал, что это новаторство. Я всегда очень смеялся по этому поводу, ведь такой подход был придуман еще в начале XX века Сергеем Дягилевым (улыбается). Вот, что происходит, когда мы не знаем свою историю — упираемся в бесконечные повторы, речевые и смысловые.

Как-то вы сказали мне, что мечтаете развивать свой танцевальный язык еще больше. Вам это по-прежнему удается?

Надеюсь, но это требует больших усилий. Он наращивается постепенно и очень медленно. Необходимо постоянно придумывать такие проекты, которые заставят язык меняться, потому что ему все время нужна новая почва для эволюции. И этот процесс бесконечен. Танец — это как портрет, который никогда не будет закончен.

Для своих проектов вы часто выбираете форму коллабораций: для «Белоснежки» костюмы сделал Жан-Поль Готье, а для «Лебединого озера» — Игорь Чапурин. Что вам дает такой подход?

Я сам меняюсь после встречи с новым человеком и художником.

И, наверное, анализируете свой язык, исследуя его возможности и грани?

Да, точно! Когда смотришь на то, что получается у твоего коллеги из твоих идей, обогащаешься.

Какое место занимает танцовщик в вашей вселенной?

Я часто говорю, что мой балет похож на танцовщика, с которым я работаю. Сотворчество с артистом очень важно. Танец, в отличие от живописи, когда художник находится один на один со своим полотном, — это искусство коммуникации и умение разделить что-то с человеком и партнером. Работая с артистами, я получаю массу ответных реакций или даже несогласия, и все это источник творчества. Иногда я прошу танцовщика выполнить задачу, он неверно ее понимает, но делает в результате то, что я хотел (смеется).

Но для этого очень важны смелость и доверие: хореограф должен давать артисту возможность высказаться, а танцовщик — найти в себе силы импровизировать.

Все верно. Более того, нужно быть достаточно смиренным, чтобы принять те подарки, которые дарит нам случайность в процессе работы и того самого сотворчества. И уметь их распознать. Я предпочитаю прояснять постепенно, что я собственно делаю, и зачастую только в конце понимаю свой замысел. Пикассо так говорил: «Если я досконально знаю, какой получится картина, нет смысла ее писать».

ФОТОГРАФ Юлия Михеева

==============================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24627
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Фев 01, 2022 6:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021113119
Тема| Балет, Фестивали, Чебоксары, Казань, Персоналии, Данил Салимбаев, Владимир Яковлев, Андрей Меркурьев, Алексей Рюмин, Татьяна Альпидовская, Ольга Серегина, Айдар Хисамутдинов, Евгения Образцова, Георгий Ковтун
Автор| Розанова О. И.[1]
Заголовок| БАЛЕТНЫЕ ПРАЗДНИКИ РОССИИ
Где опубликовано| © Вестник Академии Русского балета им. А. Я. Вагановой. No 5 (76), 2021, стр. 155-162
Дата публикации| 2021-11-15 (Дата подписания в печать)
Ссылка| https://vaganov.elpub.ru/jour/article/view/1768/1082
Аннотация| ФЕСТИВАЛИ

1 Академия Русского балета имени А. Я. Вагановой, ул. Зодчего Росси, д. 2, Санкт-Петербург, 191023, Россия.

В статье содержится обзор традиционных балетных фестивалей, про-шедших весной и летом 2021 года в двух столичных волжских городах — Чебоксарах (Чувашия) и Казани (Татарстан). Рассмотрены наиболее ин-тересные спектакли и премьеры. Отмечено, что балетными труппами в академических театрах этих городов руководят выпускники Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой.
Ключевые слова: Чебоксары, Казань, Данил Салимбаев, Владимир Яковлев, Андрей Меркурьев, Алексей Рюмин, Татьяна Альпидовская, Ольга Серегина, Айдар Хисамутдинов, Евгения Образцова, Георгий Ковтун, «Барокко», «Не дай мне уйти», «Спящая красавица», «Золотая орда». RUSSIAN BALLET HOLIDAYS

Rozanova O. I.11 Vaganova Ballet Academy, 2, Rossi St., Saint-Petersburg, 191023, Russian Federation.The article provides an overview of traditional ballet festivals held this
spring and summer in two capital cities of the Volga — Cheboksary (Chuvashia) and Kazan (Tatarstan). The most interesting performances and premieres are considered. It is noteworthy that the ballet troupes in the academic theatres of these cities are led by graduates of the Academy of Russian Ballet named after A. Ya. Vaganova.
Keywords: Cheboksary, Kazan, Danil Salimbaev, Vladimir Yakovlev, Andrey Merkuriev, Alexey Ryumin, Tatiana Alpidovskaya, Olga Seregina, Aydar Khisamutdinov, Evgeniya Obraztsova, Georgy Kovtun, “Baroque”, “Don’t Let Me Go»”, “The Sleeping Beauty”, “The Golden Horde”.


Весна и начало лета — пора балетных фестивалей. Самый продолжитель-ный, а значит, и насыщенный событиями, — «Белые ночи» в Мариинском. Но немало интересного происходит и в других городах России. В их числе две республиканские столицы — Чебоксары (Чувашская Республика) и Казань (Республика Татарстан) и крупнейший город Южного Урала — Челябинск. Примечательно, что каждый из проходящих там международных фестивалей так или иначе связан с Санкт-Петербургом.

Балетной труппой чебоксарского театра десять лет руководит Данил Салимбаев — в прошлом солист Михайловского театра, выпускник балетмейстерской кафедры Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой (мастерская Н. Н. Боярчикова). Многолетний худрук казанской труппы Владимир Яковлев — также выпускник Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой (ученик Н. А. Зубковского).

Как правило, программа фестивалей включает балетную классику с участием приглашенных именитых солистов, один или несколько спектаклей гостей и непременно — собственную премьеру организаторов. В заключение дается большой Гала-концерт. Разумеется, в каждом конкретном случае программа имеет свое «лицо» в зависимости от привходящих обстоятельств, но означенный принцип остается неизменным. Рассказ обо всех событиях фестивалей 2021 года потребовал бы десятки страниц. Остановимся на некоторых из них.

Чебоксары

Редкий, если не уникальный случай: из-за эпидемии коронавируса, на це-лый год отлучившей труппу от привычного режима работы, традиционный Международный фестиваль балета в Чебоксарах прошел в этом сезоне дважды — в октябре и апреле. Притом все было без скидок на чрезвычайную си-туацию, в согласии с установившейся традицией. Новинка осеннего 24-го фестиваля — двухактный балет «Дорога лебедей» — очередной вклад в ко-пилку национальных балетов, созданный Д. Салимбаевым (автор либретто и хореографии) в содружестве с чувашским композитором Андреем Галкиным и главным художником театра Анатолием Фёдоровым. Это уже второй спектакль на основе чувашского эпоса, придуманный и осуществленный худруком труппы.

Еще более насыщенным оказался следующий, 25-й фестиваль, дливший-ся две недели. Д. Салимбаев удачно спланировал программу, найдя баланс между классикой и новыми работами. Классику представили шедевры из шедевров: «Жизель», «Лебединое озеро», Гран па «Пахиты» и «Кармен-сюита» (последняя — поистине классика ХХ века) с солистами из Москвы, Санкт-Петербурга и Чебоксар. Особый интерес вызвал дебют Евгении Образцовой (Кармен). Изящная, миниатюрная балерина превратила гордую, свободолюбивую красавицу в прелестное юное создание, жадное до впечатлений бы-тия, без рассуждений бросающееся в любовные приключения, готовое дойти в своих увлечениях до последней черты. Своеобразие этой Кармен тонко ощутили и обыграли великолепные партнеры — Денис Родькин (Хозе) и Михаил Лобухин (Тореро).

В классических спектаклях достойный антураж гостям фестиваля создала чувашская труппа — дисциплинированный, профессионально крепкий кордебалет. Рядом с ним особенно заметным оказался недостаток настоящей школы у представителей так называемого «современного танца» — Балета Евгения Панфилова (Пермь) и ТанцТеатра (Екатеринбург). Оба коллектива показали премьерные спектакли, но признать их художественно значимыми при всем желании трудновато.

В двухактном «Фаусте» («Ich bin Faust») пермяков (либретто, хореография, сценография Сергея Ратника на музыку Л. ван Бетховена, Ф. Листа, А. Шнитке, Г. Шютца и рок-группы «Трактор») сумбурное действие и до-статочно скудную хореографию отчасти компенсировало фееричное оформление (световые эффекты, манипуляции с крестом, фантазийные костюмы и пр.), примененное для демонстрации могущества зла в разнообразных обличьях. Не маловато ли для двухактного спектакля по мотивам «Фауста» И. В. Гёте? В отличие от пермяков екатеринбуржцы не претендовали на мировые про-блемы. Одноактный «Лабиринт» (хореография Эрнеста Нургали на музыку Г. Перселла), при скромности пластических композиций и сценографии (черный фон, простые белые одежды шести исполнителей), внятно передал идею постановки: поиск и обретение единства как возможный выход из жизненных тупиков. Но вторая работа ТанцТеатра «Шопен. Carte blanche» Кристины Ассид обескуражила именно бессмыслицей. Ни сами по себе танцы исполните-лей, ни их неоднократные переодевания не давали повода хоть как-то соотнести происходящее с музыкой Ф. Шопена (ларгетто Концерта No 2 F Minor).

Еще одна премьера фестиваля — одноактный балет «Не дай мне уйти» на музыку Нильса Фрама, поставленный для чебоксарской труппы экс-солистом Большого театра Андреем Меркурьевым. О сложных взаимоотношениях мужчин и женщин повествуют две пары. В первом дуэте (Ульяна Альпидовская, Фарходжон Камолов) партнеры расстаются, во втором (Анастасия Абрамова, Алексей Рюмин) — после бурных ссор и разрывов соединяются. Каждому дуэту предшествует мучительный монолог женщины, затем — мужчины. За монологами следуют массовые сцены: кордебалет женщин, олицетворяющих смятение героев, тоску одиночества, жажду любви.

Математически четкая структура, ясная образность пластики, изобретательная хореография дуэтов —смысловых центров балета — свидетельствуют о профессиональной компетенции Меркурьева в новой области творчества. Досадно, что номера балета кажутся растянутыми, и, как следствие, возникает ощущение монотонности. В этом повинна довольно однообразная музыка модного нынче направления «минимализм».

Второй дебютант-балетмейстер — даровитый солист чувашской труппы Алексей Рюмин. Не поддаваясь соблазнам моды, он выбрал для своей композиции «Времена года» музыку И.-С. Баха (фуга Es-dur). И хотя разглядеть зиму или лето в номере, исполненном Татьяной Альпидовской, Анастасией Матвеевой, Дмитрием Ведерниковым и Каримом Мубаракшиным, при всем желании не удается, танцевальная материя интригует непринужденной затейливостью, неожиданной сменой рисунков и настроений. Чтобы не впасть в серьезность и сохранить импровизационный характер танцевального действа, балетмейстер даже включил в него шуточную сценку с падением балерины.

Иного — сугубо «серьезного» Баха предложил Д. Салимбаев — одноактный балет «Барокко» на музыку из отобранных им произведений композитора (I часть Клавирного концерта No 5 f-moll, Французская сюита No. 3 h-moll, аллегро Концерта No 7 для фортепиано с оркестром G-dur). Возвышенную красоту музыки и вдохновленной ею хореографии по контрасту подчеркну-ли бытовые зарисовки. Одной из них открывается балет: под звуки собственных нестройных голосов по сцене проходят наши современники — родители и дети. Они еще не скрылись за кулисами, как в глубине сцены возникли фигуры танцовщиков: четыре женщины в черных купальниках и четверо мужчин в черных лосинах с обнаженными торсами. Выйдя вперед, они начали собственно балет.

Толпа то ли зрителей, то ли зевак еще не раз прервет танцевальное действо. Возможно, балетмейстер хотел противопоставить прозу и поэзию, жизнь и искусство. А может быть, опасался наскучить зрелищем «чистой» хореографии и на всякий случай подстраховался? Напрасно. Танцевальная композиция столь художественно значима, столь разнообразна по формам (ансамбли, дуэты, соло) и приемам (унисон, имитация, контрапункт, фуга и др.), что смотрелась бы на одном дыхании и без дополнительной театрализации. Решающее достоинство хореографии — слитность с музыкой, верность ее духу и строю без буквалистской дотошности. Стиль барокко подтвержден приемами полифонии, придающими танцу особую экспрессию, а также положениями рук и корпуса, например, знаковой позицией: руки с согнутыми и опущенными локтями подняты на уровень головы. Еще одно характерное движение вроде «реверанса»: взявшись за руки, партнеры поворачиваются друг к другу, присев и оттянув назад корпус. Подобные пластические детали и нюансы сообщили необходимую стильность технически сложному танцу, насыщенному прыжками у мужчин и пальцевой техникой у женщин.

Четыре пары исполнителей: Анна Серегина – Алексей Рюмин, Виктория Севоян – Дмитрий Ведерников, Ульяна Альпидовская – Фарходжон Камолов, Ангелина и Дмитрий Поляковы составили технически безупречный ансамбль и точно схватили тональность балета: пиетет к Баху, спокойная сосредоточенность на музыке, полное погружение в нее.

Балет «Барокко» — большая удача Д. Салимбаева, итог неоднократных опытов в жанре бессюжетной хореографии. Представленные на фестивале, они явили приверженность балетмейстера классическому танцу в его различных стилевых и образных преломлениях. «Маскарад» А. И. Хачатуряна — непритязательная бальная зарисовка; «Гран па звезд» А. Визентини — авторская реконструкция фрагмента из утраченного балета М. И. Петипа «Приказ короля»; «Вальпургиева ночь» Ш. Ф. Гуно — фантасмагория на античную тему; «Звуки танго» А. Пьяццолы — три дуэта героини с разными партнерами — то ли греза, то ли воспоминание одинокой женщины.

Но не одни сочинения Д. Салимбаева сделали его едва ли не главным героем фестиваля. Значимым событием стали придуманные и организованные им творческие вечера двух лидеров труппы — народной артистки Чувашии Татьяны Альпидовской и заслуженной артистки России и Чувашии Ольги Серёгиной. Выпускницы Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой связали творческую жизнь с балетом Чувашии и к тому же подарили родно-му театру дочерей-балерин. Педагог-репетитор Ольга Серегина открыла свой юбилейный вечер театрализованным уроком классического танца. Миниатюрная, худощавая, энергичная, она задавала движения экзерсиса собствен-ной дочери Анне, не уступая ей высотой шага, гибкостью стана, юркостью пируэтов. А затем Анна Серёгина вышла на сцену в своем статусе прима-балерины, с блеском проведя центральную партию «Пахиты».

Феноменом не только чувашского балета можно считать Татьяну Альпидовскую. Разменявшая третий десяток сценической деятельности, она сохранила облик подростка и профессиональную форму. На своем вечере балерина исполнила несколько классических и современных номеров, изумив невероят-ной легкостью танца на полу и в воздухе — на руках партнера. Талант и сердце большой актрисы проявились в полной мере в номере «Иные. Право на любовь». Правдиво и просто, безо всякого нажима Т. Альпидовская изобразила существо, обделенное природой, но жаждущее счастья, способное любить.

Исключительный по силе воздействия номер — это еще и дань памяти его автору — ушедшему из жизни танцовщику и хореографу Айдару Хисамутдинову, музой и партнершей которого была Т. Альпидовская. Пластический рисунок так естественно совпал с музыкой, что изрядно затрепанное многочисленными опусами балетмейстеров адажио из Концерта 23 В. А. Моцарта прозвучало с первозданной свежестью, словно было написано специально для данной постановки. Как всегда, Д. Хисамутдинов придумал неожиданный финал, подобный удару молнии. Героиня и ее избранник находят единственно возможный способ навсегда остаться вместе: взявшись за руки, они выбрасываются из окна. И в тот же миг в небо взмывает пара белых птиц — чистые души героев...

Казань

В Казани фестиваль открыли гости из далекого Владивостока, подарившие зрителям последнюю премьеру Приморской сцены Мариинского театра — балет «Тысяча и одна ночь». Два вечера на сцене сменяли друг друга волшебные сказки Шехеразады, сотворенные композитором Фикретом Амировым, хореографом Эльдаром Алиевым, художником Петром Окуневым. Блещущее мелосом, ритмами и красками Востока зрелище, мастерство солистов и кордебалета задали фестивалю праздничную тональность.

Эту тональность поддержала следующая премьера — возобновленный шедевр П. И. Чайковского – М. И. Петипа «Спящая красавица» в редакции худрука Владимира Яковлева.

Следуя сегодняшней моде, постановщик сжал четырехтактный балет в два акта. Знатоки балета могут пожалеть о недостающих фрагментах в танцах фей и нереид или о сюите исторических танцев в картине «Охота Принца», но рядовой зритель о том и не догадается. Основной массив хореографии Петипа сохранен (три Гран-па, множество вариаций, па-де-де и дивертисмент заключительного акта).

Главное новшество — преображение феи Карабос. Теперь это не старая карга, а эффектная красавица, танцующая, как и добрая фея Сирени, на пу-антах. Однако зловредность Карабос осталась прежней. Ее коварство продемонстрировала сцена с вязальщицами, отсутствовавшая в предыдущей постановке. И эта сцена, и феерическое появление Карабос во дворце, подобное налетевшей буре, — режиссерские находки постановщика. К таковым можно отнести и авторскую редакцию танца Кота и Кошечки, повысившую коме-дийный «градус» номера.

Главные роли в двух премьерных спектаклях исполнили разные артисты. 18 мая: Кристина Андреева (Принцесса Аврора), Вагнер Карвальо (Принц Дезире); 19 мая: мировая звезда Мария Кочеткова (Английский национальный балет) и начинающий солист Артем Баньковский (Большой театр Бела-руси). Фею Сирени — Аманду Гомес сменила Антонина Чапкина (Большой театр, Москва), Фею Карабос — Алину Штейнберг — Олеся Пичугина.

Зрители могли выбирать кумиров по собственному вкусу, специалисты — дискутировать об особенностях трактовок. Одно несомненно: заслуженный успех премьеры — результат дружной работы всего коллектива театра: сим-фонического оркестра под руководством дирижера-мастера Рената Салаватова, художника Анатолия Нежного, создавшего роскошное оформление балета и, конечно же, превосходной труппы, обладающей слаженным кордебалетом и талантливыми солистами. К вышеназванным именам прибавим блистательного Олега Ивенко и восходящую звезду Алессандро Каггеджи. Полеты их Голубой птицы буквально взорвали зрительный зал. Овации должны адресоваться и Владимиру Яковлеву — идеологу и автору интересной редакции великого балета.

Другим классическим спектаклем, конечно же, оказалось незаменимое «Лебединое озеро». Этот балет живет на сцене казанского театра почти три десятилетия (редакция Рафаэля Саморукова). В 2012 году новое декоративное оформление, причудливо-узорчатое, многокрасочное и даже несколько перегруженное деталями, создали давние сотрудники казанского театра, киевские художники Андрей Злобин и Анна Ипатьева. Неизменной, к счастью, осталась хореография Льва Иванова во второй — «лебединой» — картине. Идеальной правильностью «геометрии», синхронностью движений здесь блеснули ар-тистки кордебалета и солистки (Танцы маленьких и больших лебедей).

Ожидаемым подарком зрителям традиционно становится встреча или знакомство с приглашенными артистами. На этот раз в «Лебедином озере» выступили премьеры московского Музыкального театра имени К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко. Очаровательная Наталья Сомова была интересна и в лирической партии Одетты, и в образе демонической Одиллии. Красивый, статный Дмитрий Соболевский доказал благородство принца Зигфрида блистательным танцем.

Шедевры балетной классики дополнили «Корсар» и «Баядерка», и все же значительнейшим событием фестиваля стал «собственный» балет театра «Золотая Орда» на музыку Резеды Ахияровой. Собственным хореографом труппы можно считать и автора «Золотой Орды» Георгия Ковтуна, сочинившего для Казани целых три национальных балета. Со дня премьеры в 2013 году спектакль остается «гвоздем» репертуара театра. Как ни в одном другом сочинении Ковтуна здесь гармонично соединились его артистический темперамент, неуемная энергия и столь же неуемная фантазия. Приведем цитату из рецензии автора этих строк, написанной по горячим следам фестивального показа «Золотой Орды»:
«Не в пример гармоничной классике, это спектакль-вызов, спектакль-взрыв, но еще и спектакль-размышление, ставящий проблему войны и мира, ответственности правителей за судьбу их страны и народа, взаимозависимо-сти политики и частной жизни. К раздумьям на протяжении стремительного действия призывает персонаж-аллегория — мистический Дух хана Батыя (Антон Полодюк). Однако высокопоставленными героями балета движут низменные страсти — борьба за власть, зависть, подлость.

Впрочем, эти пороки сосредоточены в одном персонаже — Визире (Алессандро Каггеджи). Жертвами его коварства становятся хан Золотой Орды Токтамыш (Максим Поцелуйко), полководец Мурза (Артем Белов), его сын Нурадин (Олег Ивенко). Поверив наветам Визиря, они либо готовы совершить преступление, либо его совершают, расплачиваясь собственной гибелью — физической или духовной» [1].

Безвинная жертва — дочь Токтамыша Джанике (Кристина Андреева), гибнущая от руки Визиря, так и не согласившаяся стать его женой. Лирические дуэты Джанике с возлюбленным Нурадином, как и сцены детских игр героев (Аниса Хуснутдинова, Рамиль Мурзаков), — необходимая передышка между хитросплетениями мужских судеб и «прослаивающими» балет эпизодами битв. Энергетика и стремительность батальных сцен, изобретательно сочиненных Ковтуном и мастерски исполненных мужским кордебалетом, буквально ошеломляют. А по контрасту разворачивается танцевальный дивертисмент во дворце эмира Самарканда Тимура (Глеб Кораблев). Фантазия балетмейстера взмывает здесь до немыслимых высот. Один за другим следуют номера с изощренной многофигурной композицией, подчеркнутой экстравагантными костюмами исполнителей (сценография А. Ипатовой и А. Злобина).

«При всей экзотической пышности оформления, балет звучит сурово и за-канчивается трагически. Финальную точку ставит Дух хана Батыя, оплакивая гибель страны, разгромленной людским безумством, взывая к сознанию нынешнего поколения. Но мрачного впечатления балет не производит. Ведь, в конце концов, уникальный спектакль, созданный талантливыми авторами и исполнителями, звучит во славу высокого искусства!» [1].

ЛИТЕРАТУРА

1. Розанова О. Не классикой единой... // Газета Республика Татарстан. 2021. No 75 (29037) [Электронный ресурс]. URL: https://rt-online.ru/ne-klassikoj-edinoj/ (дата обращения: 10.10.2021).

REFERENCES

1. Rozanova O. Ne klassikoj edinoj... // Gazeta Respublika Tatarstan. 2021. No 75 (29037) [E`lektronny`j resurs]. URL: https://rt-online.ru/ne-klassikoj-edinoj/ (data obrashheniya: 10.10.2021).

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ

Розанова О. И. — канд. искусствоведения, проф. каф.; rozanova7@gmail.com

INFORMATION ABOUT THE AUTOR

Rozanova O. I. — Cand. Sci. (Arts), Prof. of the Chair; rozanova7@gmail.com
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24627
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 09, 2022 9:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021113120
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Надежда Павлова
Автор| Светлана Потемкина; Фотограф: Батыр Аннадурдыев
Заголовок| Недосягаемая. Надежда Павлова
Легендарная Надежда Павлова в эксклюзивном интервью специально для нашего издания.

Где опубликовано| © интернет-версия журнала «Балет»
Дата публикации| 2021-11-28
Ссылка| https://balletmagazine.ru/post/nadezhda-pavlova-bolshoi
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Надежда Павлова — без преувеличения, настоящая звезда русского балета. В реальной жизни она необыкновенно утонченная, красивая и недосягаемая. В этом году вышла уникальная книга за авторством Светланы Потемкиной, посвященная Надежде Павловой. Это интервью не вошло в книгу, и для нас большая удача поделиться на страницах нашего издания этой уникальной беседой.

Надежда Васильевна, можно к Вам прийти на репетицию?

Что будем делать? Танцевать? (смеется)

Конечно!

Надежда Васильевна смеется заразительно, как и все, что она делает — танцует, учит, любит. Вспоминается, как это было на сцене — кажется, ей и сейчас ничего не стоит сделать так, чтобы зрительный зал замер от восторга.

После Международного конкурса артистов балета в Москве Вам не хотелось снова принять участие в конкурсах?

Пожалуй, нет. В 1986 году Юрий Григорович предложил мне принять участие в конкурсе, который проходил в Джексоне. Мы должны были с Алексеем Фадеечевым поехать туда после гастролей в Австралии. Но я отказалась и вернулась домой, открыв дорогу Нине Ананиашвили. Григорович тогда спросил меня, может ли она танцевать и большие спектакли, я сказала, что да.

Когда Вы только пришли в Большой театр, Вас поддерживала Майя Плисецкая. Можете ли Вы назвать отношения с ней дружескими?

Когда я пришла в театр, Майя Михайловна сразу пригласила меня в свою гримерку, и это, конечно, была поддержка. Она знала, что я отказала Григоровичу, который предложил мне танцевать в кордебалете, отказала — значит свой человек. Но отношения с ней были только деловыми — ведь у нас очень большая разница в возрасте. В 1990-х мы часто встречались в поездках, во время ее юбилейного тура по разным странам с Имперским балетом Гедиминаса Таранды. Она, конечно, настоящая балерина, это дар, который остался с ней до конца жизни.

А она не приглашала Вас танцевать в своих балетах?

Нет. В труппе Виктора Смирнова-Голованова шла «Кармен», и несколько раз на гастролях за рубежом я ее танцевала. Это была версия, созданная для Алисии Алонсо, что меня и привлекло, потому что важно создать свой образ, а танцевать тот вариант, который исполняла Плисецкая, не нужно было.

Однажды Вы упомянули о Гелси Киркленд, партнерше Михаила Барышникова. Как случилось, что Вы ее увидели?

Это действительно была случайность, потому что во время гастролей за рубежом нам не разрешали ходить на иностранные спектакли. Но все-таки что-то нам удавалось посмотреть. И вот я увидела Гелси в «Драгоценностях». Ей было совсем мало лет, но она восхитила меня своими ясными линиями, сложением, технической точностью и какой-то внутренней чистотой. Киркленд произвела на меня даже большее впечатление, чем Барышников. И вдруг в наш следующий приезд в Америку по невероятной случайности я увидела ее на улице и сразу же узнала. Она шла в странной шляпе, больших ботинках, и я почувствовала, что ей очень плохо и вряд ли в таком состоянии можно долго прожить.

В своей книге «Танец на моей могиле» она как раз пишет, что именно в 1979 году был худший период ее жизни.

Да? Это удивительно, потому что мы никогда не общались, и только недавно я тоже совершенно случайно узнала, что и она видела меня на сцене.

Откуда Вы шли, когда ее встретили?

Помню только, что это был Манхэттен, пасмурно, такое время ближе к вечеру, и мы шли в толпе гуляющих.

А по Москве Вы гуляете, есть места, которые любите?

Всегда любила Театральную площадь у Большого театра, естественно. А гулять доводилось нечасто. Но если это случалось, мне нравился Парк Горького.

Надежда Васильевна, как Вы поддерживаете себя в тонусе? У Вас есть какой-то тренаж?

Минут 15 в день я делаю класс, потому что тело привыкло к нагрузкам, и если их не давать, сердце начинает биться и голова болит.

Есть ли спектакли, в которых Вы мечтали станцевать?

Да, в «Раймонде» и «Лебедином озере», но ни в том ни в другом спектакле Юрий Григорович меня не видел. Может быть, была какая-то другая причина, но станцевать в них он так и не дал. Но вот «Сильфиду», о которой я столько лет мечтала, станцевать удалось. Это случилось уже в 1990-х, а начинала я репетировать этот балет с Олегом Виноградовым в Михайловском (тогда Малом театре) еще в 1970-е годы.

Вы смотрели записи своих спектаклей, когда танцевали?

Нет, очень редко. Доверяешь только своим ощущениям и педагогу. Да и записи в то время не были так распространены, ведь камеры были далеко не у всех.

Вам интересен автобиографический жанр, когда люди рассказывают свои истории?

Часто бывает, что люди как будто задаются целью принизить окружающих, а себя возвысить, показать, какие они гениальные и прекрасные. Для этого биографии писать не стоит.

Ана Туразашвили, солистка Большого театра: «Своей техникой и уникальными данными Надежда Васильевна на несколько десятилетий опередила время, но, несмотря на свои огромные успехи, остается скромным и сдержанным человеком. Мы не так давно работаем вместе, и мне очень помогает ее спокойствие. Даже если что-то не получается в процессе репетиций, она успокаивает своей уверенностью. Мне очень нравится, что Надежда Васильевна может быть и требовательной, и понимающей. Она никогда не навязывает своего видения, но всегда предлагает интересные варианты. Бывает, что целый день идут постановочные репетиции и прогоны, и приходишь на репетицию без сил. Но Надежда Васильевна умеет так сказать, с теплотой и мягко: «Ну, давай еще раз сделаем». И силы откуда-то возвращаются».


10 фактов о Надежде Павловой

Единственная балерина, удостоенная Гран-при Московского международного конкурса артистов балета в Москве.
Единственная балерина, получившая звание народной артистки СССР в 28 лет.
Балерина, с именем которой связано возникновение стиля Большого театра 1970-х годов и большой амплитуды движений.
Обладательница шага, вошедшего в историю как six o’clock.
Балерина, исполнившая партию Жизели в 17 лет.
Балерина, подготовившая Николая Цискаридзе к дебютам в балетах «Жизель» и «Шопениана» и ставшая его первой партнершей.
Исполнительница заглавной партии в первом советско-американском фильме Дж. Кьюкора «Синяя птица».
Балерина, прославившая пермскую балетную школу во всем мире.
Обладательница самой известной балетной фамилии.
Балерина, которой не переставала восхищаться Майя Плисецкая, повторяя, что она «слишком хороша».

Благодарим Большой театр за помощь в создании фотосъемки.

Фотограф: Батыр Аннадурдыев
===========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9
Страница 9 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика