Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2022-01
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
.atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 6334

СообщениеДобавлено: Пн Янв 17, 2022 10:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022011704
Тема| Музыка, Дягилев+, musicAeterna, хор Parma Voices, Персоналии, Юлианна Авдеева, Теодор Курентзис, Алексей Сюмак, Владимир Раннев, Алексей Ретинский, Вангелино Курентзис
Автор| Надежда Травина
Заголовок| Рождественская мистерия Теодора Курентзиса
Международный Дягилевский фестиваль зимой собрал поклонников маэстро на паровозном заводе

Где опубликовано| © «Независимая газета»
Дата публикации| 2021-01-09
Ссылка| https://www.ng.ru/culture/2022-01-09/6_8340_festival.html
Аннотация| Фестиваль


Знаменитый дирижер задумывал программу фестиваля сообразно древнегреческой философии.
Фото пресс-службы фестиваля


Второй раз после летнего Международного Дягилевского фестиваля Пермь принимала его зимнего «младшего брата» – «Дягилев +», которым руководит также Теодор Курентзис и его команда. «Дягилев +» отличается разве что более камерным масштабом – три дня вместо десяти, в остальном это все те же вечерние и ночные концерты, мастер-классы, встречи, мероприятия в рамках образовательной программы. С тех пор как Курентзис и musicAeterna перебрались из Перми в Санкт-Петербург, город на Каме застыл в ожидании когда-то привычных высококлассных выступлений маэстро и его подопечных, довольствуясь отдельными громкими музыкальными «выстрелами» вроде «Кармен» Константина Богомолова или недавнего «Фауста» Василия Бархатова в Пермской опере. Что сказать, программы Дягилевского фестиваля – будь он в любое время года – по-прежнему продолжают создаваться под девизом Сергея Дягилева «Удиви меня».

Главной площадкой нынешнего Дягилевского стал один из цехов Завода имени Шпагина, в котором прежде ремонтировали паровозы. Сегодня это самый настоящий концертный зал с партером и амфитеатром, фойе с фотозоной, гардеробом и буфетом, где замерзшие в условиях холодной уральской зимы поклонницы маэстро могли, не боясь, щеголять по Литере А в вечерних платьях. В таких мелочах, как, казалось бы, обогрев пространства тепловыми пушками, и скрывалась блестящая организация фестиваля, цель которого Теодор Курентзис сравнил с «падейей», моделью образования и воспитания в древнегреческой философии. Маэстро открыл «Дягилев +» сюитами из балета «Петрушка» и «Жар-Птица» Стравинского. Сцены из ярмарочной жизни у Курентзиса предсказуемо получились театрально-выпуклыми – образы Арапа, Балерины, самого Петрушки, максимально контрастные по динамике и темпу, скорее подчеркивали балетный генезис этой музыки и не совсем комфортно воспринимались в акустике с вынужденной подзвучкой (впрочем, она была умеренной). «Жар-Птица», напротив, переливалась всеми тембральными красками и изысканными модернистскими созвучиями, которые так тонко и деликатно подчеркивали музыканты – финальный гимн красоте и природе прозвучал истинно по-русски, с имитацией колокольного звона, будто финал дописал Римский-Корсаков. А на бис маэстро неожиданно преподнес новогодний подарок всем любителям сказки и этого замечательного праздника – «Адажио» из балета «Щелкунчик» Чайковского, исполненного в духе кульминаций его Шестой симфонии.

Традиционное для Дягилевского фестиваля пиано-гала уместилось в ночной концерт пианистки Юлианны Авдеевой, партнерши Курентзиса в недавнем гастрольном европейском туре, которая представила программу польской музыки – Шопен, Вайнберг и почти забытый сегодня Владислав Шпильман, – разбавив ее в конце мощнейшей интерпретацией Восьмой сонаты Прокофьева. Еще один своеобразный привет летнему Дягилевскому передал танцовщик, участник бельгийской труппы peeping tom Панос Малактос, устроивший полуимпровизационный мастер-класс для тех, кто захотел воспроизвести этюд из спектакля «Потерянная комната». Секретами своей профессии также делился Теодор Курентзис, по-видимому, комфортно ощущающий себя в амплуа наставника-профессора. Он занимался с молодыми вокалистами и дирижерами в сопровождении не рояля, как обычно проходят у него те же мастер-классы в Московской консерватории, а оркестра musicAeterna в их основном составе. Четыре часа увлекательного взаимодействия (по мнению маэстро, именно его не хватает вокалистам и дирижерам) пролетели как один миг, после чего публика из Пермской оперы переместилась в Органный зал филармонии, где хор Parma Voices – молодой, но уже перспективный коллектив Евгения Воробьева – исполнил духовную музыку, среди которых особенно выделялась рождественская оратория «In Nativitatem Domini canticum» Марк-Антуана Шарпантье.

В ночь перед католическим Рождеством, на которую пришелся заключительный концерт фестиваля «Дягилев +», публика лицезрела не то мистерию, не то античную трагедию, не то мистический перформанс под невинным названием «Посвящение Шарлю Бодлеру». Сподвижники Курентзиса по музыкальному духу – композиторы Алексей Ретинский, Алексей Сюмак, Владимир Раннев, Вангелино Курентзис и сам маэстро, уже открыто признавшийся, что пишет музыку, – специально для вечера создали камерные вокальные пьесы, которые чередовались с декламацией стихотворений Бодлера актрисой московского Электротеатра Еленой Морозовой. Во-первых, это было страшно красиво с акцентом на первое слово – будь то леденящая душу пьеса Вангелино Курентзиса для электрогитары и экстремального вокала или же погружающаяся в ванну с кровью перформерка. А еще свои голоса в действие в прямом смысле внесли… животные – дрессированные овчарки, чей хоровой лай создал акустический пространственный эффект, и маленькая козочка, жалобно блеющая в чувственно-трагическом сочинении Курентзиса. Словом, все смешалось на Заводе Шпагина – бабочки, змея, дети, инвалиды, изумленная публика, хор и оркестр musicAeterna и сам маэстро, хладнокровно взирающий на эту рождественскую мистерию, поставившую яркую финальную точку в трехдневном марафоне имени Дягилева.

Пермь–Москва
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 6334

СообщениеДобавлено: Пн Янв 17, 2022 10:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022011705
Тема| Музыка, Дягилев+, musicAeterna, хор Parma Voices, Персоналии, Юлианна Авдеева, Теодор Курентзис, Алексей Сюмак, Владимир Раннев, Алексей Ретинский, Вангелино Курентзис
Автор| Антон Светличный
Заголовок| Вот и пришел конец козленку
«ДЯГИЛЕВ+» 2021

Где опубликовано| © Colta
Дата публикации| 2021-01-12
Ссылка| https://www.colta.ru/articles/music_classic/29320-anton-svetlichnyy-festival-dyagilev-plus-2021-perm
Аннотация| Фестиваль


Концерт оркестра musicAeterna 23 декабря 2021 года© Никита Чунтомов

Под самый конец прошлого года в Перми во второй раз прошел трехдневный «Дягилев+», являющийся спутником более протяженного летнего Дягилевского фестиваля. Главные действующие силы — Теодор Курентзис и musicAeterna. Главная площадка — цех «Литер А» на Заводе Шпагина. Композитор Антон Светличный рассказывает все по порядку.
Зимний Дягилевский начался задолго до официального открытия, с сопутствующих новостей. Оказывается, Пермский оперный практически не задействован в его программе (за одним значимым исключением, о котором ниже), и театральный звонок с челестой из Четвертой симфонии Шостаковича гости в этот раз не услышат — но взамен musicAeterna играет в осенних концертах симфонию целиком. Легендарный основатель коллектива Теодор Курентзис, этим летом впервые рискнувший исполнить на публике свои сочинения, в середине декабря вступил в питерский Союз композиторов и летит в Пермь уже в новом официальном статусе. Для участия в готовящемся перформансе приглашают людей, а потом внезапно и животных. Мы еще не знаем подробностей, но уже, безусловно, заинтригованы.
Обновленная макроструктура Дягилевского в 2021 году впервые работала так, как была задумана: летом — масштабный форум, зимой — короткое послесловие. Кажется логичным ждать от зимней программы взгляда назад и проведения каких-то параллелей — но организаторов эти ожидания, в сущности, мало к чему обязывают, поскольку летний Дягилевский традиционно безбрежен, как Кама в разливе, и из июня в декабрь можно протянуть ниточки на любой вкус. Какой это, собственно, фестиваль? Музыкальный? Театральный? Современного искусства? Образовательный? Любой, какой захотите. Всякий. Курентзиса и его команду очевидно интересует не формат, а смысл, послание, синкрезис. Современный Дягилевский — это арт-форум, который хочет быть больше чем арт-форум, мечтает стать культовым действом наподобие Элевсинских мистерий, и иногда ему даже удается. Наиболее отчетливо это понимаешь, коротая время в аэропорту за чтением объявленной фестивальной программы. Размышляешь отчего-то не о музыке как таковой, а о том, для чего Курентзис выбрал именно ее. Что он хочет нам этим сказать? Не может же быть, чтобы он просто решил сыграть, допустим, Стравинского, потому что музыка хорошая. Нет, этого мало, здесь явно кроется какой-то добавочный скрытый месседж, надо только суметь его расшифровать.

====================
Полный текст и фотогалерея – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 6334

СообщениеДобавлено: Пн Янв 17, 2022 10:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022011706
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Федерико Мария Сарделли
Автор| Северьян Цагарейшвили
Заголовок| Музыковед-самоучка о том, почему Вивальди стал модным композитором
Где опубликовано| © «Российская газета»
Дата публикации| 2021-01-12
Ссылка| https://rg.ru/2022/01/17/italianskij-maestro-o-tom-pochemu-sovremennoj-publike-blizka-muzyka-barokko.html
Аннотация| Интервью


Фото: пресс-служба Московской филармонии

Почему для московского концерта была выбрана опера "Олимпиада"?

Федерико Мария Сарделли: Я дирижировал многими операми Вивальди - и в концертах, и в театре, и в записи. До 1990-х годов в оперном творчестве венецианского гения еще можно было совершать открытия - так, около двадцати лет назад я впервые исполнил его "Арсильду, королеву Понтийскую". Сегодня наши представления об эпохе расширились, Вивальди стал модным автором, и ничего принципиального нового миру уже не представить. Что же выбрать в таком случае? Конечно, те сочинения, которые при жизни композитора имели большой успех, но сегодня почти не звучат. Ведь оперы Вивальди до сих пор малоизвестны на театральных подмостках - в отличие от Генделя, чье оперное творчество уже стало классикой.
Один из безусловных вивальдиевских шедевров - опера "Олимпиада". Она была создана в 1734 году, когда Вивальди достиг пика своих творческих возможностей. В ее основе - популярное либретто великого поэта Пьетро Метастазио, которое использовалось десятками композиторов XVIII века, включая Перголези, Кальдару, Чимарозу и других. "Олимпиада" Вивальди полна изумительных по вокальной живописи арий - как интимных, передающих внутреннее состояние героев, так и бравурных, рисующих картины морской бури.

Вы выступали в России неоднократно - из опер Вивальди в Зале Чайковского под вашим управлением уже звучал "Неистовый Роланд". Какие у вас впечатления от российской публики?

Федерико Мария Сарделли: Кроме "Неистового Роланда", в Московской филармонии я делал "Альцину" и "Тезея" Генделя - в рамках абонемента "Оперные шедевры". А с Российским национальным оркестром мы исполняли Военную симфонию и Нельсон-мессу Гайдна. Российская публика очень отличается от западной - в ней намного больше энтузиазма, тепла, она аплодирует после каждого номера, а в финале концерта восторгам нет конца.

Вы - один из крупнейших специалистов по музыке Вивальди. Как родился ваш интерес к эпохе барокко?

Федерико Мария Сарделли: У меня нет музыкального образования - я абсолютный самоучка. В детстве я влюбился в барокко - с упоением слушал музыку Генделя, Вивальди, пытался записывать ее нотами. Сольфеджио, гармонию и теорию изучал самостоятельно по книгам, полифонию проходил по сочинениям Баха. Как пишется партия альта или фагота, как играть на валторне - все это я пытался понять сам по партитурам. Кроме того, я начал сочинять, а композиция - это всегда попытка осознать, как музыка действует изнутри.
В моей молодости канонов исполнения барочной музыки еще не существовало. Традицию приходилось создавать самостоятельно, обращаясь к оригинальным рукописям и трактатам. Сегодня же барочный стиль стал мейнстримом. Музыканты нередко ориентируются не на оригинальные источники, а на уже имеющиеся интерпертации. Таким образом, мы имеем дело не с аутентичным исполнительством, а "необарокко", без оглядки на исторические источники. Мало кто интересуется, каковы были вкусы людей семнадцатого и восемнадцатого веков, во что они одевались, какой была живопись и литература в то время.

У вас есть собственный ансамбль старинной музыки - Il Modo Antiquo. Как у вас возникла идея его создать?

Федерико Мария Сарделли: Я основал Il Modo Antiquo в 1984 году. Изначально мы с друзьями хотели сконцентрироваться на средневековой музыке - тогда ноты достать было тяжело, и я ездил во Флоренцию, в Пизу, чтобы искать оригинальные манускрипты. Через два года мы решили переключиться на барокко - нашим первым проектом был балет Жана-Батиста Люлли "Времена года". Постепенно мы стали выступать на крупнейших площадках и фестивалях, а меня начали приглашать дирижировать другими оркестрами, в том числе симфоническими. В мире музыки действует важное правило - если ты профессионал своего дела, то никто никогда не потребует у тебя диплом.

Вы - один из немногих композиторов, кто сочиняет музыку в чисто барочном стиле. Почему вы пошли по такому пути?

Федерико Мария Сарделли: После Первой мировой войны история музыки встала на путь разрушения традиции: творцы максимально отдалялись от публики, ища новые пути самовыражения. Я же хочу говорить с публикой на понятном ей языке. Сегодня композиторам доступны десятки стилей - от средневекового до романтического, от атонального до джазового. Мне же больше всего близка эстетика барокко. Конечно, этот стиль уже давно в прошлом, и уже никто не пользуется им в повседневной жизни - подобному тому, как никто не говорит на латыни. Но этот культурный код близок человеческому уху: если я напишу концерт в стиле Вивальди или Корелли, любой современный человек поймет эту музыку, логику движения мелодии, гармонии, ритм. Этого не скажешь о многих произведениях авангарда и поставангарда, которые пишутся в наше время.

Ваша творческая жизнь не ограничивается только музыкой: вы занимаетесь живописью, пишете книги, публикуетесь в сатирических журналах. Такое мировоззрение близко к эпохе Ренессанса. Как вы воспринимаете современный мир?

Федерико Мария Сарделли: Я очень люблю ушедшие эпохи, но живу в современном мире и счастлив этому. Если бы я родился в восемнадцатом веке, моя жизнь в социальном плане была бы несравнимо сложнее. Я рад, что у меня есть доступ к современной медицине, что я пользуюсь смартфоном, который позволяет мне выходить в интернет, слушать музыку, быть на связи с отцом.
То, что меня не устраивает сегодня, - это эстетика. Раньше культура была сосредоточена в руках элиты - это мешало проникновению искусства в широкие массы, но позволяло контролировать его качество. Сегодня мы живем в мире безобразного - все стили и сферы жизни смешались, и общий уровень сильно упал. Я иду по городу, и вижу уродливую архитектуру. Я захожу в ресторан - на фоне играет музыка низкого качества. Я гуляю по Флоренции в предрождественское время - и вижу, что на исторические памятники спроецированы уродливые, цветастые изображения. Для меня есть лучшие образцы, которым мне бы хотелось следовать, - поэтому я и обращаюсь к наследию прошлого. И это помогает мне жить лучше.

Справка "РГ"
Федерико Мария Сарделли - итальянский дирижер, флейтист, музыковед, художник и писатель. Основал ансамбль Il Modo Antiquo, выступает на ведущих фестивалях и на лучших площадках мира. Является членом научного комитета Итальянского института Антонио Вивальди, возглавляет издание каталога его сочинений. В дискографии Сарделли - более 40 записей на Deutsche Grammophon, Naïve, Sony, CPO и других; дважды номинировался на премию Грэмми (за записи концертов Вивальди и Корелли). Впервые исполнил и записал ряд опер Вивальди ("Неистового Роланда" в редакции 1714 года, "Тита Манлия", "Монтесуму" и другие).

Кстати
Полная видеозапись оперы "Олимпиада" из Зала Чайковского доступна на YouTube-канале Московской филармонии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение