Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2022-01
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
.atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 6335

СообщениеДобавлено: Пн Янв 17, 2022 10:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022011704
Тема| Музыка, Дягилев+, musicAeterna, хор Parma Voices, Персоналии, Юлианна Авдеева, Теодор Курентзис, Алексей Сюмак, Владимир Раннев, Алексей Ретинский, Вангелино Курентзис
Автор| Надежда Травина
Заголовок| Рождественская мистерия Теодора Курентзиса
Международный Дягилевский фестиваль зимой собрал поклонников маэстро на паровозном заводе

Где опубликовано| © «Независимая газета»
Дата публикации| 2021-01-09
Ссылка| https://www.ng.ru/culture/2022-01-09/6_8340_festival.html
Аннотация| Фестиваль


Знаменитый дирижер задумывал программу фестиваля сообразно древнегреческой философии.
Фото пресс-службы фестиваля


Второй раз после летнего Международного Дягилевского фестиваля Пермь принимала его зимнего «младшего брата» – «Дягилев +», которым руководит также Теодор Курентзис и его команда. «Дягилев +» отличается разве что более камерным масштабом – три дня вместо десяти, в остальном это все те же вечерние и ночные концерты, мастер-классы, встречи, мероприятия в рамках образовательной программы. С тех пор как Курентзис и musicAeterna перебрались из Перми в Санкт-Петербург, город на Каме застыл в ожидании когда-то привычных высококлассных выступлений маэстро и его подопечных, довольствуясь отдельными громкими музыкальными «выстрелами» вроде «Кармен» Константина Богомолова или недавнего «Фауста» Василия Бархатова в Пермской опере. Что сказать, программы Дягилевского фестиваля – будь он в любое время года – по-прежнему продолжают создаваться под девизом Сергея Дягилева «Удиви меня».

Главной площадкой нынешнего Дягилевского стал один из цехов Завода имени Шпагина, в котором прежде ремонтировали паровозы. Сегодня это самый настоящий концертный зал с партером и амфитеатром, фойе с фотозоной, гардеробом и буфетом, где замерзшие в условиях холодной уральской зимы поклонницы маэстро могли, не боясь, щеголять по Литере А в вечерних платьях. В таких мелочах, как, казалось бы, обогрев пространства тепловыми пушками, и скрывалась блестящая организация фестиваля, цель которого Теодор Курентзис сравнил с «падейей», моделью образования и воспитания в древнегреческой философии. Маэстро открыл «Дягилев +» сюитами из балета «Петрушка» и «Жар-Птица» Стравинского. Сцены из ярмарочной жизни у Курентзиса предсказуемо получились театрально-выпуклыми – образы Арапа, Балерины, самого Петрушки, максимально контрастные по динамике и темпу, скорее подчеркивали балетный генезис этой музыки и не совсем комфортно воспринимались в акустике с вынужденной подзвучкой (впрочем, она была умеренной). «Жар-Птица», напротив, переливалась всеми тембральными красками и изысканными модернистскими созвучиями, которые так тонко и деликатно подчеркивали музыканты – финальный гимн красоте и природе прозвучал истинно по-русски, с имитацией колокольного звона, будто финал дописал Римский-Корсаков. А на бис маэстро неожиданно преподнес новогодний подарок всем любителям сказки и этого замечательного праздника – «Адажио» из балета «Щелкунчик» Чайковского, исполненного в духе кульминаций его Шестой симфонии.

Традиционное для Дягилевского фестиваля пиано-гала уместилось в ночной концерт пианистки Юлианны Авдеевой, партнерши Курентзиса в недавнем гастрольном европейском туре, которая представила программу польской музыки – Шопен, Вайнберг и почти забытый сегодня Владислав Шпильман, – разбавив ее в конце мощнейшей интерпретацией Восьмой сонаты Прокофьева. Еще один своеобразный привет летнему Дягилевскому передал танцовщик, участник бельгийской труппы peeping tom Панос Малактос, устроивший полуимпровизационный мастер-класс для тех, кто захотел воспроизвести этюд из спектакля «Потерянная комната». Секретами своей профессии также делился Теодор Курентзис, по-видимому, комфортно ощущающий себя в амплуа наставника-профессора. Он занимался с молодыми вокалистами и дирижерами в сопровождении не рояля, как обычно проходят у него те же мастер-классы в Московской консерватории, а оркестра musicAeterna в их основном составе. Четыре часа увлекательного взаимодействия (по мнению маэстро, именно его не хватает вокалистам и дирижерам) пролетели как один миг, после чего публика из Пермской оперы переместилась в Органный зал филармонии, где хор Parma Voices – молодой, но уже перспективный коллектив Евгения Воробьева – исполнил духовную музыку, среди которых особенно выделялась рождественская оратория «In Nativitatem Domini canticum» Марк-Антуана Шарпантье.

В ночь перед католическим Рождеством, на которую пришелся заключительный концерт фестиваля «Дягилев +», публика лицезрела не то мистерию, не то античную трагедию, не то мистический перформанс под невинным названием «Посвящение Шарлю Бодлеру». Сподвижники Курентзиса по музыкальному духу – композиторы Алексей Ретинский, Алексей Сюмак, Владимир Раннев, Вангелино Курентзис и сам маэстро, уже открыто признавшийся, что пишет музыку, – специально для вечера создали камерные вокальные пьесы, которые чередовались с декламацией стихотворений Бодлера актрисой московского Электротеатра Еленой Морозовой. Во-первых, это было страшно красиво с акцентом на первое слово – будь то леденящая душу пьеса Вангелино Курентзиса для электрогитары и экстремального вокала или же погружающаяся в ванну с кровью перформерка. А еще свои голоса в действие в прямом смысле внесли… животные – дрессированные овчарки, чей хоровой лай создал акустический пространственный эффект, и маленькая козочка, жалобно блеющая в чувственно-трагическом сочинении Курентзиса. Словом, все смешалось на Заводе Шпагина – бабочки, змея, дети, инвалиды, изумленная публика, хор и оркестр musicAeterna и сам маэстро, хладнокровно взирающий на эту рождественскую мистерию, поставившую яркую финальную точку в трехдневном марафоне имени Дягилева.

Пермь–Москва
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 6335

СообщениеДобавлено: Пн Янв 17, 2022 10:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022011705
Тема| Музыка, Дягилев+, musicAeterna, хор Parma Voices, Персоналии, Юлианна Авдеева, Теодор Курентзис, Алексей Сюмак, Владимир Раннев, Алексей Ретинский, Вангелино Курентзис
Автор| Антон Светличный
Заголовок| Вот и пришел конец козленку
«ДЯГИЛЕВ+» 2021

Где опубликовано| © Colta
Дата публикации| 2021-01-12
Ссылка| https://www.colta.ru/articles/music_classic/29320-anton-svetlichnyy-festival-dyagilev-plus-2021-perm
Аннотация| Фестиваль


Концерт оркестра musicAeterna 23 декабря 2021 года© Никита Чунтомов

Под самый конец прошлого года в Перми во второй раз прошел трехдневный «Дягилев+», являющийся спутником более протяженного летнего Дягилевского фестиваля. Главные действующие силы — Теодор Курентзис и musicAeterna. Главная площадка — цех «Литер А» на Заводе Шпагина. Композитор Антон Светличный рассказывает все по порядку.
Зимний Дягилевский начался задолго до официального открытия, с сопутствующих новостей. Оказывается, Пермский оперный практически не задействован в его программе (за одним значимым исключением, о котором ниже), и театральный звонок с челестой из Четвертой симфонии Шостаковича гости в этот раз не услышат — но взамен musicAeterna играет в осенних концертах симфонию целиком. Легендарный основатель коллектива Теодор Курентзис, этим летом впервые рискнувший исполнить на публике свои сочинения, в середине декабря вступил в питерский Союз композиторов и летит в Пермь уже в новом официальном статусе. Для участия в готовящемся перформансе приглашают людей, а потом внезапно и животных. Мы еще не знаем подробностей, но уже, безусловно, заинтригованы.
Обновленная макроструктура Дягилевского в 2021 году впервые работала так, как была задумана: летом — масштабный форум, зимой — короткое послесловие. Кажется логичным ждать от зимней программы взгляда назад и проведения каких-то параллелей — но организаторов эти ожидания, в сущности, мало к чему обязывают, поскольку летний Дягилевский традиционно безбрежен, как Кама в разливе, и из июня в декабрь можно протянуть ниточки на любой вкус. Какой это, собственно, фестиваль? Музыкальный? Театральный? Современного искусства? Образовательный? Любой, какой захотите. Всякий. Курентзиса и его команду очевидно интересует не формат, а смысл, послание, синкрезис. Современный Дягилевский — это арт-форум, который хочет быть больше чем арт-форум, мечтает стать культовым действом наподобие Элевсинских мистерий, и иногда ему даже удается. Наиболее отчетливо это понимаешь, коротая время в аэропорту за чтением объявленной фестивальной программы. Размышляешь отчего-то не о музыке как таковой, а о том, для чего Курентзис выбрал именно ее. Что он хочет нам этим сказать? Не может же быть, чтобы он просто решил сыграть, допустим, Стравинского, потому что музыка хорошая. Нет, этого мало, здесь явно кроется какой-то добавочный скрытый месседж, надо только суметь его расшифровать.

====================
Полный текст и фотогалерея – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 6335

СообщениеДобавлено: Пн Янв 17, 2022 10:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022011706
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Федерико Мария Сарделли
Автор| Северьян Цагарейшвили
Заголовок| Музыковед-самоучка о том, почему Вивальди стал модным композитором
Где опубликовано| © «Российская газета»
Дата публикации| 2021-01-12
Ссылка| https://rg.ru/2022/01/17/italianskij-maestro-o-tom-pochemu-sovremennoj-publike-blizka-muzyka-barokko.html
Аннотация| Интервью


Фото: пресс-служба Московской филармонии

Почему для московского концерта была выбрана опера "Олимпиада"?

Федерико Мария Сарделли: Я дирижировал многими операми Вивальди - и в концертах, и в театре, и в записи. До 1990-х годов в оперном творчестве венецианского гения еще можно было совершать открытия - так, около двадцати лет назад я впервые исполнил его "Арсильду, королеву Понтийскую". Сегодня наши представления об эпохе расширились, Вивальди стал модным автором, и ничего принципиального нового миру уже не представить. Что же выбрать в таком случае? Конечно, те сочинения, которые при жизни композитора имели большой успех, но сегодня почти не звучат. Ведь оперы Вивальди до сих пор малоизвестны на театральных подмостках - в отличие от Генделя, чье оперное творчество уже стало классикой.
Один из безусловных вивальдиевских шедевров - опера "Олимпиада". Она была создана в 1734 году, когда Вивальди достиг пика своих творческих возможностей. В ее основе - популярное либретто великого поэта Пьетро Метастазио, которое использовалось десятками композиторов XVIII века, включая Перголези, Кальдару, Чимарозу и других. "Олимпиада" Вивальди полна изумительных по вокальной живописи арий - как интимных, передающих внутреннее состояние героев, так и бравурных, рисующих картины морской бури.

Вы выступали в России неоднократно - из опер Вивальди в Зале Чайковского под вашим управлением уже звучал "Неистовый Роланд". Какие у вас впечатления от российской публики?

Федерико Мария Сарделли: Кроме "Неистового Роланда", в Московской филармонии я делал "Альцину" и "Тезея" Генделя - в рамках абонемента "Оперные шедевры". А с Российским национальным оркестром мы исполняли Военную симфонию и Нельсон-мессу Гайдна. Российская публика очень отличается от западной - в ней намного больше энтузиазма, тепла, она аплодирует после каждого номера, а в финале концерта восторгам нет конца.

Вы - один из крупнейших специалистов по музыке Вивальди. Как родился ваш интерес к эпохе барокко?

Федерико Мария Сарделли: У меня нет музыкального образования - я абсолютный самоучка. В детстве я влюбился в барокко - с упоением слушал музыку Генделя, Вивальди, пытался записывать ее нотами. Сольфеджио, гармонию и теорию изучал самостоятельно по книгам, полифонию проходил по сочинениям Баха. Как пишется партия альта или фагота, как играть на валторне - все это я пытался понять сам по партитурам. Кроме того, я начал сочинять, а композиция - это всегда попытка осознать, как музыка действует изнутри.
В моей молодости канонов исполнения барочной музыки еще не существовало. Традицию приходилось создавать самостоятельно, обращаясь к оригинальным рукописям и трактатам. Сегодня же барочный стиль стал мейнстримом. Музыканты нередко ориентируются не на оригинальные источники, а на уже имеющиеся интерпертации. Таким образом, мы имеем дело не с аутентичным исполнительством, а "необарокко", без оглядки на исторические источники. Мало кто интересуется, каковы были вкусы людей семнадцатого и восемнадцатого веков, во что они одевались, какой была живопись и литература в то время.

У вас есть собственный ансамбль старинной музыки - Il Modo Antiquo. Как у вас возникла идея его создать?

Федерико Мария Сарделли: Я основал Il Modo Antiquo в 1984 году. Изначально мы с друзьями хотели сконцентрироваться на средневековой музыке - тогда ноты достать было тяжело, и я ездил во Флоренцию, в Пизу, чтобы искать оригинальные манускрипты. Через два года мы решили переключиться на барокко - нашим первым проектом был балет Жана-Батиста Люлли "Времена года". Постепенно мы стали выступать на крупнейших площадках и фестивалях, а меня начали приглашать дирижировать другими оркестрами, в том числе симфоническими. В мире музыки действует важное правило - если ты профессионал своего дела, то никто никогда не потребует у тебя диплом.

Вы - один из немногих композиторов, кто сочиняет музыку в чисто барочном стиле. Почему вы пошли по такому пути?

Федерико Мария Сарделли: После Первой мировой войны история музыки встала на путь разрушения традиции: творцы максимально отдалялись от публики, ища новые пути самовыражения. Я же хочу говорить с публикой на понятном ей языке. Сегодня композиторам доступны десятки стилей - от средневекового до романтического, от атонального до джазового. Мне же больше всего близка эстетика барокко. Конечно, этот стиль уже давно в прошлом, и уже никто не пользуется им в повседневной жизни - подобному тому, как никто не говорит на латыни. Но этот культурный код близок человеческому уху: если я напишу концерт в стиле Вивальди или Корелли, любой современный человек поймет эту музыку, логику движения мелодии, гармонии, ритм. Этого не скажешь о многих произведениях авангарда и поставангарда, которые пишутся в наше время.

Ваша творческая жизнь не ограничивается только музыкой: вы занимаетесь живописью, пишете книги, публикуетесь в сатирических журналах. Такое мировоззрение близко к эпохе Ренессанса. Как вы воспринимаете современный мир?

Федерико Мария Сарделли: Я очень люблю ушедшие эпохи, но живу в современном мире и счастлив этому. Если бы я родился в восемнадцатом веке, моя жизнь в социальном плане была бы несравнимо сложнее. Я рад, что у меня есть доступ к современной медицине, что я пользуюсь смартфоном, который позволяет мне выходить в интернет, слушать музыку, быть на связи с отцом.
То, что меня не устраивает сегодня, - это эстетика. Раньше культура была сосредоточена в руках элиты - это мешало проникновению искусства в широкие массы, но позволяло контролировать его качество. Сегодня мы живем в мире безобразного - все стили и сферы жизни смешались, и общий уровень сильно упал. Я иду по городу, и вижу уродливую архитектуру. Я захожу в ресторан - на фоне играет музыка низкого качества. Я гуляю по Флоренции в предрождественское время - и вижу, что на исторические памятники спроецированы уродливые, цветастые изображения. Для меня есть лучшие образцы, которым мне бы хотелось следовать, - поэтому я и обращаюсь к наследию прошлого. И это помогает мне жить лучше.

Справка "РГ"
Федерико Мария Сарделли - итальянский дирижер, флейтист, музыковед, художник и писатель. Основал ансамбль Il Modo Antiquo, выступает на ведущих фестивалях и на лучших площадках мира. Является членом научного комитета Итальянского института Антонио Вивальди, возглавляет издание каталога его сочинений. В дискографии Сарделли - более 40 записей на Deutsche Grammophon, Naïve, Sony, CPO и других; дважды номинировался на премию Грэмми (за записи концертов Вивальди и Корелли). Впервые исполнил и записал ряд опер Вивальди ("Неистового Роланда" в редакции 1714 года, "Тита Манлия", "Монтесуму" и другие).

Кстати
Полная видеозапись оперы "Олимпиада" из Зала Чайковского доступна на YouTube-канале Московской филармонии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12435

СообщениеДобавлено: Вт Янв 18, 2022 5:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022011801
Тема| Музыка, Московская консерватория, Фестиваль «Возвращение», Персоналии
Автор| Юлия Бедерова
Заголовок| Былое и шутки
В Москве прошел XXIV музыкальный фестиваль «Возвращение»
Где опубликовано| © «Коммерсант»
Дата публикации| 2021-01-18
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/5171233
Аннотация| Фестиваль

Ежегодный фестиваль камерной музыки «Возвращение» после прошлогоднего перерыва вернулся на свое место: на исходе новогодних каникул в Малом зале Московской консерватории снова звучали хрестоматийные шедевры и раритеты мирового камерного репертуара в исполнении музыкантов мирового уровня. Рассказывает Юлия Бедерова.

К фестивалю «Возвращение», начинавшемуся как проект молодых музыкантов, давно и накрепко прилипло обозначение «едва ли не лучший фестиваль камерной музыки в России». Но репертуарная свобода без случайностей, неформальный дух без неряшливости, стилистический размах без пестроты и участие лучших камерных музыкантов и солистов московской и зарубежной прописки делают его, в сущности, просто единственным в нашей местности настоящим фестивалем камерной музыки такого уровня и качества, при этом сохраняющим полную независимость: средства на организацию программ собираются с помощью краудфандинга. Стройный цикл из четырех сюжетно сконструированных концертов, свободных от условностей и ограничений в том, что касается составов и стилей, ни на что не похож не только в российской, но и в европейской фестивальной архитектуре.

В этом году около полусотни произведений в диапазоне от XIII до XXI века, написанных для самых разных инструментов и сочетаний (от колесной лиры до солирующего кларнета, от арфы до электроники), распределились по четырем тематическим блокам. Кроме традиционного «Концерта по заявкам» (не слушателей, а самих исполнителей) сюжетами года стали один как будто юмористический, один словно бы философский и еще один — на первый взгляд о любви. Но в каждой из трех программ с соответствующими названиями — «Доля шутки», «Думы» и «Первая любовь» — как никогда отчетливо было слышно, что дело вовсе не в сюжетах. Здесь музыка обманчиво следует заданному нарративу, но не иллюстрирует его, иногда просто не слушается и тем более никогда не выстраивает его буквально. В «Доле шутки» — концертном собрании легальных и неофициальных юморесок (от Монтеверди до Хиндемита, Шенберга, Цемлинского и изумительной сюиты «Марионетки» Альфредо Казеллы для камерного ансамбля) — на сцене вдруг вырастали как из-под земли небоскребы настоящей серьезности и исчезали, словно мираж. В «Думе» — венке композиторских размышлений, диалогов и рассуждений — речь, как легко догадаться, больше всего шла о чувстве: о сокровенном, как в «Утреннем размышлении о Божием величестве» Леонида Десятникова на текст Ломоносова (утонченная хоровая радуга эмоций и тембров в исполнении ансамбля «Интрада»); об откровенном, как в блестяще исполненном «Размышлении о хорале Баха» Губайдулиной; о почти бесхитростном, как в поэтическом трио «Думки» Дворжака, или о как будто сложносочиненном, как в «Размышлении по поводу песни Дауленда» Бриттена для альта и фортепиано с Ксенией Башмет и Андреем Усовым.

Неудивительно, что «Первая любовь» в этой серии пришла к слушателям с нулевым градусом сентиментальности. Старт программы — три пьесы Прокофьева из сюиты «Ромео и Джульетта» для фортепиано (Яков Кацнельсон) звучали с едва не сокрушительным изяществом, стальным драматизмом и поразительным ощущением огромной звуковой вселенной, заточенной в рояль, когда забываешь об оркестровой природе этой музыки и обо всем вообще. Продолжений темы было много — фарфоровый сплав европейского классицизма с усадебным романтизмом в «Вариациях на тему Моцарта» Глинки для арфы (Татьяна Осколкова), хитрые песни Грига и Дебюсси с Юлией Корпачевой, дивная музыка для одного фортепиано в шесть рук Рахманинова (Екатерина Апекишева, Кацнельсон и Алексей Курбатов), изобретательно нежный модерн квинтета Эриха Корнгольда, вылепленный руками Апекишевой, Айлена Притчина, Даниила Когана, Сергея Полтавского, Бориса Андрианова, переливчатые фортепианные «Вариации Зденки» Яначека (Курбатов), Тема с вариациями для скрипки и фортепиано Мессиана с его горячей одержимостью ледяной чистотой звука и формы (Роман Минц, Кацнельсон) и, наконец, Первый струнный секстет Брамса (Минц, Ксения Дубровская, Андрей Усов, Павел Романенко, Борис Андрианов, Евгений Тонха), здесь повествующий больше не о влюбленности Брамса в Клару Вик, а об игре плотности и бесплотности, остановившегося и стремительного времени, переплетающихся пауз и фраз. Но все это говорило не о любви земной (хотя истории, случаи, поводы к сочинениям точно и трепетно описаны в буклете), а о чувстве и вкусе к камерному исполнительству.

В этот раз из-за пандемических сложностей на фестивале не смогли выступить несколько постоянных участников и даже один худрук, но, когда в буклете заявлен исполнитель А, в программке указан исполнитель B, а на сцене играет исполнитель С, при этом все трое — блестящие музыканты, солисты и ансамблисты, фестивальная одержимость камерным музицированием с его встроенной в жанр непредсказуемостью очевидна как на ладони. О призрачных и безусловных радостях ансамблевого взаимодействия говорилось, помимо программы о любви, в последнем концерте, теперь уже без всяких сюжетных ориентиров. Традиционным финалом — пьесой в исполнении всех (или почти всех) участников фестиваля — стало сочинение Гэвина Брайерса «Jesus Blood Never Failed Me Yet». В звучании, возможно, самого пронзительного вальса XX века, еще, кажется, никогда в Москве не исполнявшегося (хотя многие планировали), сошлось все: и шутка, и любовь, и размышления, и импровизационный дух, и почти тонкий расчет, и такт, и ансамблевая свобода — настоящий центральный сюжет фестиваля и его редкое достоинство.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12435

СообщениеДобавлено: Вт Янв 18, 2022 5:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022011802
Тема| Музыка, Московская консерватория, Фестиваль «Возвращение», Персоналии
Автор| Майя Крылова
Заголовок| В Москве завершился музыкальный фестиваль "Возвращение"
Где опубликовано| © «Российская газета»
Дата публикации| 2021-01-18
Ссылка| https://rg.ru/2022/01/18/v-moskve-zavershilsia-muzykalnyj-festival-vozvrashchenie.html
Аннотация| Фестиваль

Основанный музыкантами Дмитрием Булгаковым и Романом Минцем как дружеская и творческая встреча выпускников Гнесинской школы фестиваль "Возвращение" прошел в Москве в двадцать четвертый раз - в Малом зале консерватории. Сегодня на "Возвращении" играют представители разных школ и возрастов, проживающие в разных странах.

Среди участников последнего проекта - Борис Андрианов, Ксения Башмет, Ася Гречищева, Антон Дресслер, Дмитрий Илларионов, Яков Кацнельсон, Елизавета Миллер, Айлен Притчин, Антон Прищепа, Евгений Тонха, ансамбли "Интрада" и "Labyrinthus", многие другие музыканты.

Средства на проведение организаторы в последние годы добывают за счет краудфандинга и, хоть и непросто, но успешно. Фестиваль имеет характерные особенности: смешливый буклет с полуфантастическими биографиями исполнителей, три тематических концерта (в четвертый вечер играют музыку, предложенную исполнителями), равное внимание мэтрам истории музыки и малоизвестным авторам, наличие музыкальных редкостей и раритетов, широчайший исторический диапазон, начиная со средневековья, внимание к современным композиторам. "Разношерстность" названий не бывает случайной, она всегда скреплена продуманной концепцией и чувством формы. У проекта, создавшего традицию целого поколения, есть постоянная публика, нетерпеливо ожидающая событий. И неповторимость, в прямом смысле слова, ежегодных программ: сочинения не исполняются дважды.

Концерт "Доля шутки" посвящен музыкальному смеху во всех проявлениях, от беззлобного юмора до обжигающей сатиры. Канцонетты Монтеверди, "Сакура и берлинский воздух" Лахенмана, скрещивающего традиции Европы и Японии. Уморительный опус Хиндемита "Увертюра к опере "Летучий голландец", прочитанная с листа курортным оркестром у фонтана в семь часов утра". И завершившие вечер "Три сатиры" Шенберга, где столп атональной музыки язвительно расправляется с творческими противниками.

Вечер под названием "Думы" объединил "Утреннее размышление о Божием величестве", написанное Леонидом Десятниковым на слова Ломоносова, с "Размышлением о хорале Баха", где Софья Губайдулина переживает мистику барокко и музыкальной математики. А старинный кондукт на среднеанглийском языке красиво оттенил "Медитации" русского авангардиста Николая Рославца.

Сочинений, подпадающих под тему "Первая любовь", в истории музыки много. Фестиваль отобрал, среди прочего, фортепианные пьесы Прокофьева о "Ромео и Джульетте", песни Грига-жениха, вариации флиртующего Глинки для арфы по темам Моцарта, струнный секстет молодого Брамса, любовный символизм Дебюсси и квинтет громкоголосого Коргольда, о его музыке после фестиваля возникла оживленная дискуссия в соцсетях.
И наконец, "Концерт по заявкам", где играли Пендерецкого, Зеленского и Мессиана, но главное место занял минималистский опус Гэвина Брайерса "Кровь Иисуса никогда еще меня не подводила", где записанный голос лондонского бомжа с одной фразой наложен на оркестр любого состава и мелодию произвольной длительности. После такого апофеоза остается ждать юбилейный, двадцать пятый фестиваль.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12435

СообщениеДобавлено: Вт Янв 18, 2022 5:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022011803
Тема| Музыка, Московская консерватория, Фестиваль «Возвращение», Персоналии
Автор| Надежда Травина
Заголовок| В Москве состоялся XXIV фестиваль камерной музыки "Возвращение"
С шутками, размышлениями – и по любви
Где опубликовано| © «Независимая газета»
Дата публикации| 2021-01-16
Ссылка| https://www.ng.ru/culture/2022-01-16/7_8346_festival.html
Аннотация| Фестиваль



Спустя год после пандемийной паузы фестиваль «Возвращение» наконец вернулся к своим слушателям и на свою постоянную площадку – Малый зал Московской консерватории. Как и прежде, этому предшествовала немалая подготовка – прежде всего сбор средств на проведение фестиваля, оплату проезда и проживания участников, аренду партитур и прочих организационных вещей. И только благодаря успешной краудфандинговой кампании и титаническим усилиям прежде всего худрука Романа Минца «Возвращение» все же случилось: пусть четыре концерта не стали аншлаговыми, как в предыдущие годы (опять же вернемся в наши реалии), но каждый из них подарил уникальную возможность услышать камерные сочинения композиторов первого и второго «ранга» в исполнении первоклассных музыкантов.

Фестиваль «Возвращение» можно всецело назвать музыкальной тусовкой друзей-однокашников и единомышленников, которые собрались, чтобы поделиться своей «волной». Здесь никто не комментирует сочинения перед выступлением, нет яркой афиши с узнаваемыми лицами, а в буклете даже нет слов художественного руководителя о целях и задачах фестиваля – и это не упрек, а констатация факта. Складывается впечатление, что любые рамки и традиционные условности противоречат этим уверенным в себе, раскованным музыкантам – и даже то, что многие из них вынужденно превращаются из свободных художников в администраторов и волонтеров на площадке, не разрушает позитивную творческую атмосферу концертов.

На первом же из них команда «Возвращения» шутила и веселилась, а точнее, транслировала всякие приколы в музыке композиторов от Возрождения до наших дней. Михаил Безносов как ловкий фокусник последовательно откручивал клапаны своего кларнета в пьесе Адольфа Шрайнера «Все меньше и меньше», пианист Лукас Генюшас с серьезным видом искал юмор в «Юморесках» Дворжака, периодически подтягивая к себе уезжающий рояль (случайность, добавившая долю шутки в сочинение), флейтистка Мария Алиханова и пианистка Ксения Башмет за 35 секунд расправились с пьесой Марка Гарсона, Варвара Турова и Анастасия Бондарева спели знаменитый мадригал Монтеверди Zefiro torna с изяществом старинной музыки и свободой регги, пианист и композитор Алексей Курбатов выдал собственный фортепианный кавер на хит группы Nirvana «Smells Teen Like a Spirit». Гвоздем программы первого вечера стало сочинение Хиндемита с ярко говорящим названием «Увертюра к опере «Летучий голландец», прочитанная с листа курортным оркестром у фонтана в семь часов утра». Благодаря артистизму Романа Минца (скрипка), Даниила Когана (скрипка), Ильи Гофмана (альт) и Арсения Безносикова (виолончель) выступление плавно перетекло в музыкальный стендап, заставивший смеяться и аплодировать зал.

Остальные же тематические концерты, помимо восторга от качественного звучания неизвестных ранее опусов, позволили испытать и другие эмоции. Традиционный «Концерт по заявкам» удивил своим акцентом на камерной музыке XX века, который расставили сами участники фестиваля, завершившие его импровизацией английского композитора и контрабасиста Гэвина Брайерса. На концерте «Думы» слушатели погрузились в размышление – как об одноименной пьесе Чайковского, сыгранной Екатериной Апекишевой, так и о бренности земной жизни в кондукте Анонима XIII века, воспроизведенном ансамблем Labyrinthus. Но самый большой спектр эмоций вызвала программа «Первая любовь», посвященная главным женщинам в жизни композиторов и в целом этому прекрасному бессмертному чувству. Благодаря интереснейшим аннотациям в буклете мы узнали, что, скажем, Глинка создал «Вариации на тему Моцарта», влюбившись в прекрасную арфистку, а Брамс – свой Первый струнный секстет, как известно, влюбившись в жену Шумана, Клару Вик. И что автор оперы «Мертвый город» Эрих Корнгольд написал свой сладко-приторный Квинтет в разлуке с возлюбленной, с которой ему запрещал встречаться отец – музыкальный критик. Романтическим флером были овеяны все сочинения вечера, даже «Тема с вариациями» для скрипки и фортепиано Оливье Мессиана – композитора, казалось бы, далекого от романтических излияний. В интерпретации Романа Минца и Якова Кацнельсона пьеса прозвучала буквально на разрыв души: инструменты сливались в единое лирико-трепещущее целое, заполняющее пространство зала, и почему-то подумалось, что не только эта программа, но и в целом весь фестиваль «Возвращение» создается по любви.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12435

СообщениеДобавлено: Вт Янв 18, 2022 5:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022011804
Тема| Музыка, третий Зимний международный фестиваль искусств Юрия Башмета
Автор| Наталья Лебедева
Заголовок| Юрий Башмет: о Битлз, смысле жизни и музыке, сочиненной нейросетью
Где опубликовано| © «Российская газета»
Дата публикации| 2021-01-18
Ссылка| https://rg.ru/2022/01/18/iurij-bashmet-o-bitlz-smysle-zhizni-i-muzyke-sochinennoj-nejrosetiu.html
Аннотация| Фестиваль

На семи главных концертных и театральных площадках столицы в течение месяца пройдут 12 уникальных музыкальных вечеров. И каждый - это россыпь звездных имен исполнителей-виртуозов.

На фестивале ожидается сразу несколько премьер. Это и концерт-презентация диска с камерной музыкой современного классика, композитора Александра Чайковского. И следом мировая премьера спектакля "Кроткая" по одноименной повести Федора Достоевского с Сергеем Гармашом в главной роли.

Среди самых ожидаемых событий фестиваля - в день рождения маэстро, 24 января, организаторы обещают концерт необычных открытий и даже откровений.

А накануне открытия фестиваля, всего за несколько часов, Юрий Башмет пригласил журналистов на дружеский разговор. Поговорить о фестивале, музыке и просто о жизни.

О Битлз, Ленине и смысле жизни
Я принадлежал группе The Beatles всей душой. Сам играл на гитаре, у меня была своя группа. И когда они распались, для меня это стало настоящей трагедией. Я в буквальном смысле потерял смысл жизни и не знал, что делать дальше. Скрипка? Но вся эта учеба в музыкальной школе была скорее для мамы. Поиски привели меня к американскому джаз-року. Попробовал, но получалась лишь жалкая пародия…
И тут на моем пути возник Ленин, а точнее музыкальный конкурс к 100-летию Ленина, который проходил в Киеве. Я начал к нему готовиться и даже оказался в числе победителей. Это вывело меня на ту дорожку, которая привела к сегодняшнему дню.


О том, как сочинился "Реквием"
Однажды во сне ко мне пришла гениальная музыка. Я стал ее наигрывать, и все не мог понять, чья она. Не мог же я сам такое сочинить?! Играл ее своим друзьям, коллегам, но никто так и не мог понять, что это за музыка. А меня это мучило, не отпускало.
И вот однажды во Франции после концерта я наиграл ее Мстиславу Ростроповичу. На несколько минут он погрузился в раздумья, я прямо видел, как у него лысина вспотела. А потом он выдал: "Поздравляю, ты сочинил "Реквием" Моцарта!". Оказывается, я изменил тональность одной ноты, и музыка, сохранив всю свою гениальность, зазвучала по-другому.


О нейросети и экспериментах Скрябина
Я очень люблю экспериментировать. Какую только мы музыку уже ни играли… И сочиненную нейросетью - на закрытии Сочинского фестиваля в 2019 году. И спектральную, когда каждая нота раскладывается на обертоны, из которых составляется музыкальный материал. Не вижу в этом ничего плохого. Скрябин тоже экспериментировал, соединяя музыку и свет. Стравинский и Шостакович экспериментировали с джазом. У Шостаковича есть вообще абсолютно джазовая сюита. Так что мы в тренде.

О шедеврах, слезах и молодежи
Главная задача нашего Всероссийского юношеского симфонического оркестра - обучение молодежи. Это и профессиональная школа, где ребята знакомятся с шедеврами мировой классической музыки, и школа жизни. В нашем оркестре играют ребята от 11 до 21 года, и мы вынуждены каждый год проводить жесткую ротацию. Расстаемся всегда со слезами на глазах. Но по-другому никак…

О Достоевском, Гармаше и Малом театре
9 февраля в Малом театре состоится мировая премьера спектакля "Кроткая" по мотивам Достоевского. В главной роли - Сергей Гармаш. Проект вызревал долго, почти четыре года. Идея - Гармаша. Музыку написал Кузьма Бодров. Режиссер - Виктор Крамер. Честно признаюсь, пока мы не начали работать над этой постановкой, саму повесть я не читал. А когда прочитал, долго оставался под сильнейшим впечатлением. У меня не было сомнений в том, что Гармаш найдет нужные интонации. Но даже представить себе не мог, какой может быть музыка к этому тексту. Но Бодров справился великолепно: его музыка передает все разнообразие настроения и атмосферы этой повести. Сейчас мы уже на финишной прямой: добиваемся того, чтобы музыка и текст слились воедино. Получается очень интересно…

О Хабенском и "Маленьком принце"
Спектакль "Не покидай свою планету" по "Маленькому принцу", который мы сделали с Константином Хабенским, стал уже талисманом нашего фестиваля, мы его всегда показываем в день открытия. Премьера состоялась в Сочи в 2016 году. С тех пор мы сыграли его уже более 90 раз в разных городах России и ни разу не повторились. Каждый раз я в приятном ожидании: как у нас сегодня получится? Но это настолько крепко сотканный спектакль, мы с Костей чувствуем себя в нем так вольготно, что позволяем себе импровизировать. Где-то можем ускориться, где-то подхватить интонацию, а где-то намеренно выступить контрастом. Хабенский невероятно честен в своей профессии, работать с ним - истинное удовольствие.

Кстати
Традиционно Зимний фестиваль искусств собирает знаменитых музыкантов и вокалистов. Вот лишь некоторые из участников этого года: Рене Папе, Альбрехт Мейер, Сергей Крылов, Ави Авиталь, Ксавье Де Местр, Акико Суванаи, Клара Джуми Кан, Радован Влаткович. Кроме того, выступят и Аида Гарифуллина, Ильдар Абдразаков, Богдан Волков и Иэн Бостридж.
Услышат зрители и все три коллектива Юрия Башмета - Камерный ансамбль "Солисты Москвы", Государственный симфонический оркестр "Новая Россия" и Всероссийский юношеский симфонический оркестр.
Пройдут музыкально-литературные спектакли с участием Евгения Миронова, Константина Хабенского, Сергея Гармаша, Андрея Мерзликина, Ольги Ломоносовой… Юрий Башмет уверен: в таком разнообразии жанров и программ и рождается настоящий фестиваль искусств, на котором каждый слушатель найдет для себя что-то совершенно особенное.


Последний раз редактировалось: Наталия (Сб Янв 22, 2022 2:11 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12435

СообщениеДобавлено: Ср Янв 19, 2022 10:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022011901
Тема| Музыка, Зал «Зарядье», Концерт, Хор Минина, Персоналии, Е. Образцова, Л. Давтян, Юрий Юшкевич, Игорь Томашевский
Автор| Александр Матусевич
Заголовок| "Глория" для Образцовой
Памяти великой певицы посвятили исполнение барочных кантат – тех, в которых она сама блистала сорок лет назад
Где опубликовано| © Независимая газета»
Дата публикации| 2021-01-18
Ссылка| https://www.ng.ru/culture/2022-01-18/7_8348_culture.html
Аннотация| Концерт


С хором Владимира Минина когда-то сама Образцова записывала барочную музыку. Фото © Фонд Елены Образцовой

В январе музыкальный мир вспоминает Елену Васильевну Образцову. День ее памяти преданные поклонники ее таланта и музыканты, связанные творческими узами со знаменитой меццо-сопрано, отмечают каждый год. В этот раз концерт-приношение певице прошел в концертном зале «Зарядье». Были исполнены две популярные и одновременно вершинные кантаты барочной музыки – «Стабат матер» Джованни Баттисты Перголези и «Глория» Антонио Вивальди.

Эти опусы были выбраны не случайно. Хотя музыка барокко не была основным репертуаром Образцовой – ее искусство ассоциируется главным образом с операми Верди и Мусоргского, Бизе и Массне, камерным творчеством Свиридова или Гранадоса, – изредка Елена Васильевна пела и другую музыку. Многим памятно, например, ее проникновенное исполнение арии Петра из «Страстей по Матфею» Баха.

Кантаты Перголези и Вивальди также были исполнены Образцовой в начале 1980-х годов – с Московским камерным хором Владимира Минина, Литовским камерным оркестром под управлением Саулюса Сондецкиса и сопрано Натальей Герасимовой в Москве, Вильнюсе и родном для певицы Ленинграде. Сохранилась аудиозапись, сделанная тогда же на Всесоюзной студии грамзаписи «Мелодия».

Исторические концерты из произведений из репертуара Образцовой стали уже доброй традицией – каждый сезон они приурочены к датам из биографии певицы. В их рамках уже звучали оперы «Кармен», «Самсон и Далила» и «Дочь полка», другие произведения. На этот раз в исполнении барочных кантат принял участие и Минин-хор – тот самый коллектив, с которым состоялись легендарные концерты и запись сорокалетней давности. Более того, перед началом концерта к публике обратился сам Владимир Николаевич Минин – патриарх русского хорового дирижирования (на днях он отметил 93-й день рождения). Он поделился теплыми воспоминаниями о годах дружбы и сотрудничества с великими музыкантами советской эпохи – Еленой Образцовой и Саулюсом Сондецкисом.

Помимо Минин-хора в концерте принял участие оркестр «Музика вива» Александра Рудина – прославленный отечественный коллектив, специализирующийся на исполнении старинной музыки. В частности, буквально за два дня до образцовского события в Концертном зале имени Чайковского рудинцы отыграли грандиозную оперу того же Вивальди «Олимпиада». Их настрой на стилистику барокко невероятно точный и тонкий, придраться можно было лишь к паре соло в исполнении духовых (в кантате Вивальди) – в остальном же звучание оркестра можно назвать эталонным – легким, ажурным, изящным.
Пение мининского хора отличала ровность звуковедения и настоящая хоровая слитность: при ощущении первоклассных голосов у хористов партии и коллектив в целом звучали монолитно, истинно по-хоровому. Немного недоставало разнообразия в нюансировке, но это уже скорее вопрос трактовки, и его правомерно обратить к дирижеру.

Музыка барокко предполагает яркую контрастность в подаче материала и тонкую градуированность в нюансах. Однако маэстро из Петербурга Игорь Томашевский не слишком сосредотачивался на этом, предпочтя интерпретационную оригинальность проявить в темповом решении обеих контат. Обе они были проведены невероятно динамично, темпы были более чем оживленные практически во всех частях. И если торжественно-радостной «Глории» такой подход, быть может, не сильно вредил, то для скорбной «Стабат матер» показался чересчур легковесным: порой складывалось впечатление, что это музыка не о печали Богородицы, а нечто танцевально-развлекательное, причем это касалось не только частей, где Перголези сознательно использовал бытовые неаполитанские мотивы, но и откровенно ламентозных.
Удивил и подбор солистов-вокалистов. В концерте принимали участие победители Конкурса Елены Образцовой. И если легкое и грациозное, правда, не всегда достаточно звучное сопрано Лилит Давтян в целом удовлетворяло как барочной стилистике, так и самому характеру исполняемых опусов (особенно кантаты Перголези), то приглашение на партию меццо-сопрано, которую когда-то и певала великая Образцова, контратенора Юрия Юшкевича носило характер курьеза – трудно себе представить что-то более несовместимое, чем вокал драматического гранд-меццо Образцовой и фальцетное звукоизвлечение контратенора. Даже с деликатным, но естественным тембром Давтян голос Юшкевича сочетался очень неубедительно, не имея возможности держать полноценный баланс – это было особенно заметно в дуэтных номерах. Конечно, музыку барокко сегодня все чаще поручают именно таким голосам – это тренд, но для приношения памяти Елены Васильевны гораздо уместнее было бы все же позвать для исполнения ее партии именно женский голос – тем более что среди лауреатов образцовских конкурсов были достойные меццо-сопрано.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24606
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Янв 19, 2022 11:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022011902
Тема| Опера, Фестиваль «Золотая Маска», Воронежский театр оперы и балета, Персоналии, НАТАЛЬЯ ПЕТРОЖИЦКАЯ
Автор| Анастасия Метова
Заголовок| НАТАЛЬЯ ПЕТРОЖИЦКАЯ
«СВАДЬБА ФИГАРО», ТЕАТР ОПЕРЫ И БАЛЕТА, ВОРОНЕЖ

Где опубликовано| © Maskbook – интернет-ресурс Фестиваля «Золотая Маска»
Дата публикации| 2021-01-18
Ссылка| http://maskbook.ru/natalia-petrozhitskaya/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Наталья Петрожицкая («Свадьба Фигаро», Воронеж) — о публике в разных городах, новой партии и работе над разными героинями.



О разных городах и артистическом опыте

Прошёл конкурсный показ «Свадьбы Фигаро» в МАМТ. Чувствуете ли вы разницу между исполнением в Воронеже и в Москве? Ведь и акустика отличается, и публика совершенно другая… Наверняка это влияет на ощущения.


Конечно. Вы же понимаете, что дом — это дом, к нему привыкаешь и чувствуешь себя по-другому. В Воронеже мы в гостях, там публика другая. В Москве публика более слушающая, более знающая и подготовленная. Это заметили даже солисты воронежского театра. Один из них ко мне подошёл и говорит: «Так страшно». Нас кое-что удивляло в Воронеже. Когда же воронежские солисты приехали в Москву — их кое-что напугало. В Воронеже люди во время просмотра спектакля могут очень ярко и громко делиться своими впечатлениями, могут вставать и ходить, могут разговаривать по телефону… Ребятам из Воронежа было страшно в Москве, они говорили: «Нас тут так внимательно слушают, ощущение, что ты один. Здесь всегда так тихо сидят?». Даже при пандемической ситуации был полный партер, а это очень волнующе для воронежского артиста. А мы, наоборот, были дома. Здесь, конечно, разная глубина сцены, какие-то свои акустические привычки. Ты знаешь, под каким углом и с каким посылом петь на этой сцене. Мне было здесь хорошо и комфортно. Волнение было только по одному поводу. Друзья, коллеги, все те зрители, которые не могли выехать в Воронеж — все были в этот вечер с нами. Давно мы не собирались так много и так «тесно».

Вы не первый раз сотрудничаете и с Михаилом Бычковым, и с Феликсом Коробовым. Вы вместе работали над оперой «Вертер» [МАМТ, дебют Бычкова в опере — прим. ред.]. Можете отметить какие-то кардинальные отличия в работе между этими двумя операми или наоборот — сходства, какие-то особенности в работе?

«Вертер» был в 2009 году, у меня была роль второго плана [Софи — прим. ред.]. Я играла девочку двенадцати лет. Партия не подходила для моего голоса, это было отдельным испытанием. Михаил Владимирович хотел лёгкость, чтобы это было воздушно, ярко, может быть, местами шаловливо. Тогда я была достаточно юной солисткой. А неопытный артист — менее смелый, менее идущий на всё. Я тогда не стояла «палочкой», но всё равно, если бы взялась за эту роль сейчас — это было бы совсем по-другому.

В графине же нужна была статичность, а меня несло по-полной. Михаил Владимирович говорил: «Наташа, успокойтесь!», «Наташа, вы очень темпераментны». В «Вертере» было «Наташа, поддай газку!», а здесь наоборот. А учитывая то, что Михаил Владимирович делал «Свадьбу» больше как трагедию, чем как комедию… Я не могла это легко принять. Мне стыдно, и я прошу перед режиссёром прощения, но я так и не приняла это состояние. Не могла сдержаться в некоторых местах.

Мне кажется, трудность ещё и в том, что эта опера располагает к витальности. И музыка, и текст. Певцы же понимают, что происходит в музыке, в номерах. Они делают то, о чём в данный момент поют. Ты чувствуешь это, появляются живые эмоции. Это не из-за того, что «вот, захотелось артистке попрыгать»…

Если говорить о Феликсе — с ним мы уже 15 лет «рука об руку» [Наталья — солистка МАМТ, где Коробов работает главным дирижёром — прим. ред.]. К счастью, у нас уже накопились свои интересные «штуки» за время работы. Есть приёмы, которые он придумывает, а я могу воплотить. Они работают на зрителя, зритель их отмечает, и это очень здорово. У нас получилось много хороших моментов, за которые не то, что не стыдно, а берёт гордость, что мы можем так сделать.

Партия в год и дружба между артистами

Опера была поставлена за три месяца, это маленький срок, тем более для Моцарта. Как работалось в таком «турбо» режиме? Как не утонуть в необъятном количестве работы? Может была система приоритетов?


Мы на днях вместе с Феликсом Павловичем и воронежскими солистами были на интервью у Андрея Максимова. Там Феликс сказал: «Если ты хочешь петь одну партию в год, то за всю свою карьеру ты споёшь партий двенадцать». Ну, вы понимаете, о чём я. Выучить и поставить роль за три месяца — задание из серии «если ты хочешь работать, ты должен крутиться, ты должен учить, ты должен уметь собраться».
Дело было так. Мы узнали, что будем работать над «Свадьбой». Первым делом купили ноты. Для всех это был новый материал, кроме, кажется, Артёма Борисенко [Бартоло; действительно ранее исполнял партию — прим. ред.]. Все остальные судорожно разбирались — партии большие, много речитативов. Я учила в Москве, ребята учили у себя в Воронеже. Когда мы приехали на место, начали со спевок. Также начали накручивать «на привычку» речитативы, потому что они же должны быть просто разговором, а не «пять нот на одной высоте, а одна нотка на другой». Это разговор, чтобы мы понимали, о чём поём, чтобы мы отвечали друг другу, чтобы было живо и не скучно. По своему опыту не только как артиста, но и как зрителя могу сказать, что нет ничего скучнее, чем медленные провальные речитативы у Моцарта. Звучит одна гармония, и чем это медленнее… Можно закончить спектакль на первом же речитативе.

Мы доучивали партии параллельно со сценическими репетициями и со спевками. Слава Богу, Михаил Владимирович подошёл к этому с пониманием. Мы честно ему сказали, что изучаем партии подряд, по ходу сюжета. Когда мы приехали — первое действие знали все. Следующие акты осваивали параллельно с репетициями.

Из-за того, что мы все были сплочены и дружны, мы друг друга поддерживали: и подсказывали, и помогали, например, с итальянским языком.

К счастью, во время репетиций Михаил Владимирович в тех местах, где мы поём, не требовал сразу выполнения режиссёрских сверхзадач. Нас сперва не отвлекали реквизитом или какими-то сложными…

Акробатическим нюансами?

Да. На первых порах мы просто были отданы «прочтению текста в голове». Когда вместе работаешь, горишь делом, заинтересован выпуском, хочешь сделать красивый спектакль — все стараются. И эти старания окупаются душевной зрительской любовью. Нас очень хорошо принимали на Платоновском фестивале, во время которого был один из первых показов. Видимо наш огонь, рвение и всеобщее счастье от того, что мы делаем всё это вместе, смогло обратить на себя внимание.

О себе в героинях

Вы очень подробно рассказываете и рассуждаете, это очень интересно слушать. Не могу не попросить вас не порассуждать о вашей героине. Какая она?


Чёткой задачи от режиссёра «как я должна изменить свою героиню относительно ситуации, в которой она находится» я не получила. Но сама понимала, где нахожусь. Я же вижу тюки, мешки, военную форму… Мне было легко, потому что эпоха кринолинов и белого парика была от меня далека — не надо держать себя в рамках физической скованности, статичности, «голубокровости», исключительно внешней. Мы же понимаем, что война есть война. В этот момент никто не будет думать — графиня ты или кухарка. Человек будет делать любую работу — спасать людей или забивать окна. Я себе это так представляю. Я думаю, что графиня во время войны не лежала на подушках, раздавая распоряжения, поэтому пластика была больше «моей».

Получается, в этот образ вы привнесли себя?

По пластике это была я — моя эмоция рождала моё движение. Роль начинается с того, что моя героиня несколько раз подходит к бокалу с вином… Я понимала, какой в этот момент должен присутствовать оттенок в пластике. Но моя эмоция, например, в конфликте с графом, может родить пластику, близкую нашему времени, близкую именно артистке Петрожицкой. Я очень внимательно к этому отношусь во всех ролях, ведь театр сейчас настолько осовременен. Мы так редко играем костюмные спектакли, что всегда видно, что выходит артистка. Ты видишь Наташу Петрожицкую.

Я могу играть девочек, одинаковых по возрасту, но они могут быть совершенно разными изнутри. Это нужно показывать пластикой. Чтобы зритель отличил Татьяну Ларину от Наташи Ростовой. У одной глаза будут в пол, а у другой направлены исключительно в небо. Одна читает и много думает, а когда ты много читаешь, твой взор всё равно направлен в себя. А другая убеждена, что её не могут не любить, потому что она любит весь мир. Настасья Филипповна — отдельное большое пятнище на моей душе. Буквально вся в пятнах была, пока её делала (смеётся). Графиня, конечно, ходит с высоко поднятой головой. Она только перед графом может опустить глаз вниз и сжаться под действием его мощи и темперамента. Но, в принципе, она очень своевольная дама.

Музыка, которую хочется исполнить

В оперном репертуаре вы поёте и Моцарта, и Верди, и Сати… Если смотреть на концертный репертуар — это Чайковский, Рахманинов. Можно ли сказать, что для концертной деятельности для вас в приоритете русская музыка?


В приоритете музыка, которую хочется спеть. В последнее время это современная музыка. Последний сольный концерт — Десятников, Таривердиев, Гаврилов, Александр Чайковский… Это то, что мне интересно на данный момент. Да я записала и Чайковского, и Рахманинова. Мы с моим партнёром, Дмитрием Зуевым [также солист МАМТ — прим. ред.], закончили МГК имени Петра Ильича [московская — прим. ред.]. Чайковский наше всё. Вечнее и современнее Петра Ильича может быть только Рахманинов (смеётся). А так мы поём и французскую музыку, пытаемся соприкоснуться с немецкой, иногда поём джаз. Мы пытаемся охватить всё то, что можем охватить качественно. Успеть всё сразу невозможно, но чем больше мы познаём — тем больше учимся. Чем больше учимся — тем дольше наш вокальный век, наша молодость как исполнителей. Мусоргский, Свиридов, Баневич… Поётся всё. Хочется подойти и к немецкой музыке, это такая мечта — победить себя. Это надо. Сложная работа, интересная. Если мы работаем, значит, мы становимся лучше, интереснее.

Расскажите немного о ваших партнёрах на сцене.

Я очень плотно работаю с пианистами Алексеем Гориболем и Павлом Коноваловым — с ним учу программы. Есть близкий круг партнёров-друзей, которые уже родные, с которыми ты разговариваешь на одном языке. Это то, с чего мы начали — мы и с Феликсом знаем, что друг от друга ждать, что можно интересного сделать. Это костяк, с которым всегда есть далеко идущие планы, а вместе с ними и смелость браться за то, что может показаться невозможным. Хочется познавать и не скучать, ведь это самое страшное, что может произойти.

Почему опера должна быть поставлена именно сейчас?

Потому, что Моцарт гений. Потому, что Моцарт современен. Потому, что Моцарт понятен и интересен. Потому что, когда в афише фигурирует имя Вольфганг Амадей Моцарт, это значит, что люди придут и получат некую эмоцию, познают что-то новое и, может, вспомнят что-то случайно забытое старое.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12435

СообщениеДобавлено: Ср Янв 19, 2022 11:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022011903
Тема| Музыка, MusicAeterna, Концерт, Персоналии, Т. Курентзис
Автор| Дудин Владимир
Заголовок| Балаган и миф Теодора Курентзиса
Где опубликовано| © «Играем с начала»
Дата публикации| 2021-01-18
Ссылка| https://gazetaigraem.ru/article/29952
Аннотация| Концерт

Оркестр под управлением Теодора Курентзиса отметил наступление Нового года в Большом зале Петербургской филармонии новой программой, в которую вошли два мировых симфонических хита: музыка балетов Стравинского «Петрушка» и «Жар-птица»



«Петрушку» и «Жар-птицу» знают, любят и ждут от Америки до Японии. А уж как оба балета идеально монтируются под сложившуюся ситуацию, ни в сказке сказать, ни пером описать. Тут и зимние гуляния в «Петрушке», которые в этом году так шедеврально украшены самой природой, засыпавшей Петербург снегом, как десятки лет уже не бывало, и мечта избавиться от пандемийного бремени, как мечтали избавиться от оков Кащеева царства в «Жар-птице». И хотя в «Петрушке» описаны гуляния на Масленицу, а не Рождество, атмосфера новогодней ажитации обнаружила в этой музыке идеальный резонанс и смысловую рифму.

Игорь Стравинский – еще один композитор, который нашел в руках Курентзиса своего фирменного дирижера. Дионисийская стихия его творчества, агональный азарт его балетов и концертов, ритуальная природа опер могли только мечтать получить такого исполнителя, как огнепоклонник Теодор. Истории известно много отличных интерпретаций «Петрушки» и в концертном зале, и в оперном театре, и в студиях звукозаписи. Но MusicAeterna нашла свой ключ к этой партитуре. В ней ее больше всего заинтересовали, конечно, звуки улицы, полифония пространственных перекличек, бесчисленные стереоэффекты, захватывающие иллюзией настоящести, как если бы партитура была магическим шаром, показывающим прошлое во всей его красе.

Этот оркестр так хорошо, с высокой эмпатией умеет чувствовать музыкальный, да и любой другой театр во всех тонкостях пластических перевоплощений, что никакие балетные танцоры в тот вечер даже и не вспоминались: оркестранты пританцовывали сами. Если уж в симфониях Малера и Моцарта они всеми силами души и профессиональных навыков стремятся визуализировать мелодии, гармонии и тембры, чтобы максимально облегчить слушателям задачу увидеть музыку, то в балетах Стравинского без этого просто невозможно было обойтись. Надо было видеть, как группа контрабасов выразительно, с детским азартом изображала дрессированных медведей и ухарскую пляску дворников, которую с карикатурной нежностью прописал в своей партитуре Стравинский, свидетель всех этих звуков петербургских улиц и площадей. Но для Курентзиса в этом балете ключевой была, прежде всего, фигура Петрушки – куклы, которая может бесстрашно и звонко говорить любую, самую нелицеприятную правду, надо только уметь ее расслышать. Уж не идентифицировал ли маэстро себя с этим персонажем балаганного театра? Петрушку может наказать полицейский, над ним может поиздеваться и Арап, и могущественный Фокусник, но у него есть своя неограниченная власть, дающая ему даже после казни и смерти власть уже вечную, мифическую, бесконечную – власть карающей совести и памяти.

Эти мысли соединили «Петрушку» Курентзиса с воспоминанием о его недавней Девятой симфонии Шостаковича, исполненной тоже в Большом зале филармонии, где в симфонических звуках был так смело описан страшный механизм репрессивной машины, приговором которой является провал в тартарары, в адскую бездну. Только если после Девятой Шостаковича погрузившийся в ошарашенное безмолвие зал с трудом от страха смог аплодировать, то после «Петрушки» он незамедлительно взорвался овациями счастья.
В «Жар-птице» оркестр щеголял виртуозным владением кистью импрессиониста, пером сказочника, иглой золотошвеи. MusicAeterna словно признавалась в том, как любит рассказывать сказки. Теодор Курентзис по такому случаю разражался очень выразительной мимикой, профили которой публика замечала в моменты его эффектных поворотов вправо и влево. Он не скрывал в себе ребенка, давая ему полную волю встретиться со сказкой, где так много мудрости, красоты, где сияющее светловолосое Добро в образе бесстрашного Ивана-царевича непременно победит хмурь и дурь топких кащеевых болот Зла, где Жизнь всегда попирает Смерть.


Последний раз редактировалось: Наталия (Ср Янв 19, 2022 11:18 am), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12435

СообщениеДобавлено: Ср Янв 19, 2022 11:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022011904
Тема| Музыка, Российский национальный молодежный симфонический оркестр, вокальный ансамбль «Интрада», «Волшебная флейта», Персоналии
Автор| Матусевич Александр
Заголовок| ВОЛШЕБСТВО «ВОЛШЕБНОЙ ФЛЕЙТЫ»
Где опубликовано| © «Играем с начала»
Дата публикации| 2021-01-13
Ссылка| https://gazetaigraem.ru/article/29971
Аннотация| Концерт



Событие ожидалось без трепета и даже с долей скепсиса: еще одна «Флейта», мероприятие для галочки. Однако реальность оказалась иной: концерт получился нетривиальным и прошел на абсолютной эмоциональной высоте.

Возможно, скепсис стоило поумерить сразу, как только стало известно имя дирижера: именитый англичанин Кристофер Мулдс уже не раз доказывал Москве, что способен интересно представить любую музыку. «Флейта» не стала исключением: Мулдс провел ее очень живо и взволнованно. Не сказать, что все было идеально – некоторые молодые исполнители доставляли заботы маэстро, чуть убегая или чуть отставая от оркестра, поэтому Мулдсу приходилось для них что-то показывать отдельно, акцентировать их внимание на темпо-ритмической сетке и пр. Но таких моментов было мало. Кроме того, понятна и другая причина шероховатостей: концертное исполнение было решено по-театральному динамично, почти как семи-стейдж; артисты много взаимодействовали друг с другом – разыгрывая мизансцены, находились на авансцене и дирижера видели не очень хорошо, так что те, у кого сценический опыт невелик, ожидаемо испытывали сложности. Но в итоге Мулдс разрубил все гордиевы узлы.

Участниками исполнения были Российский национальный молодежный симфонический оркестр и вокальный ансамбль «Интрада» (худрук Екатерина Антоненко). Соло духовиков хотелось бы слышать более филигранными, а хоровому звучанию порой не хватало мощи (во «Флейте» есть туттийные фрагменты, где хор должен быть по-оперному внушительным), но в целом все звучало качественно и вдохновенно.

Театрализацию поддержали ведущие – артисты Театра Романа Виктюка Анна Подсвирова и Дмитрий Тадтаев: с портиков КЗЧ они не только зачитывали фрагменты из прозаического текста зингшпиля, но и шутили, в веселой форме подавали сведения о сочинении, композиторе, эпохе, создавая у публики новогоднее настроение. Певцы не отставали от драматических актеров. Папагено насвистывал, пил вино и жевал бутерброд, демонстрируя пристрастие к чревоугодию; кинжал переходил из рук Царицы ночи к Папагене, а потом его у нее выхватывал Волшебный мальчик; флейта в руках у Тамино была самой настоящей и т.д.

Состав солистов был замечательным, порадовал свежестью голосов и владением моцартовской стилистикой. Не было ни одного певца, который бы откровенно не понравился, к кому бы были существенные претензии. Каст гармонично сочетал российских и иностранных исполнителей – как маститых, так и молодых.

Светлана Москаленко из Михайловского театра предстала зловещей Царицей ночи с плотным, ярким и звонким сопрано, безукоризненно справившимся с необычайными сложностями двух виртуозных арий. Обаянием молодости и прозрачного моцартовского звука вызвала симпатию 23-летняя Софья Цыганкова в небольшой партии Папагены. Сочное меццо Марии Горцевской создавало надежный фундамент в труднейших ансамблях Трех дам. Красивый бас Даниила Чеснокова убеждал в размеренной партии Оратора; музыкальностью отличался дуэт воинов в исполнении Михаила Нора и Владимира Красова. Особенно же всех восхитили Три мальчика: юные Богдан Нагай, Кирилл Корнильев и Фёдор Парамонов пели ярко и чисто, идеально ансамблировали.

Прекрасным Памино оказался Минцзе Лэй – китайский тенор с немецкой выучкой (учился в Германии и поет в основном в немецкоязычных странах): по-азиатски яркий и сильный голос отличался и гибкостью, и тембральным разнообразием. Это было исполнение в лучших моцартовских традициях, какими мы их знаем по пению Вундерлиха, Гедды или Шрайера. Хорошо известная в Москве немка Лидия Тойшер спела Памину. Ее голос в прочих проектах казался бедноватым, но на этот раз все было гораздо лучше: певица пела выразительно и проникновенно, идеально фразировала, а ее актерствование было трогательным и уместным. Аргентинец Науэль ди Пьерро порадовал густыми низами в партии Зарастро, шотландка Элеанор Деннис и американка Сесилия Холл – великолепным ансамблем в трио прислужниц Царицы ночи; ее соотечественник тенор Сэмюэл Левайн хоть и ошибался больше других, все же скороговорки Моностатоса артикулировал очень задорно. И абсолютно всех очаровал австралиец Морган Пирс – не только благородным, красивым баритоном, но и безмерным артистическим куражом, что в роли Папагено – самое главное!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 6335

СообщениеДобавлено: Пт Янв 21, 2022 8:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022012101
Тема| Музыка, Московская консерватория, Фестиваль «Возвращение», Персоналии
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Битва бобра с ослом
Фестиваль «Возвращение» рассказывает, как музыка смеется.

Где опубликовано| © ClassicalMusicNews.Ru
Дата публикации| 2021-01-11
Ссылка| https://www.classicalmusicnews.ru/reports/homecoming-2022-1/
Аннотация| Фестиваль


Дмитрий Власик. Фото – Екатерина Ключникова

В Малом зале Консерватории в двадцать четвертый раз открылся фестиваль «Возвращение», некогда придуманный музыкантами Романом Минцем и Дмитрием Булгаковым. За исключением прошлого января (ковид), он проводится ежегодно, привлекая к участию как друзей юности основателей, так и музыкантов, примкнувших позже.
В этом году в афише много новых – и молодых – имен, даже пришлось кому-то с кем-то разговаривать на «вы», факт для «Возвращения» почти уникальный. К сожалению, отсутствуют многие исполнители из прежних, по разного рода техническим причинам.
Фестиваль скроен из четырех программ, три имеют тему, каждый раз – новую, четвертый «концерт по заявкам» – музыка, которую предлагают сами участники. Произведения из года в год не повторяются, хронология не соблюдается, вступительные слова и прочий пафос не практикуются.
Опусы редко исполняемых авторов «второго ряда» вынимают из запасников, чтобы освежить память о них, и, возможно, дать шанс попасть в «первый ряд». Недалеко маячат великие имена. В общем, ни капли академизма.
Взять хотя бы первый концерт – «Доля шутки». Смешливым организаторам «Возвращения» все равно, кто в доле – мэтр классики или автор музыки для Дэвида Боуи. И какой будет смех, саркастический или безобидный, очевидный или подспудный. Лишь бы шутили со знаком качества.
Программа началась с музыки Монтеверди.

=================
Полный текст и фотогалерея – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 6335

СообщениеДобавлено: Пт Янв 21, 2022 8:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022012102
Тема| Музыка, Московская консерватория, Фестиваль «Возвращение», Персоналии
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Нам положено идти, что-то видеть на пути
Фестиваль «Возвращение» рассказывает, как музыка думает.

Где опубликовано| © ClassicalMusicNews.Ru
Дата публикации| 2021-01-13
Ссылка| https://www.classicalmusicnews.ru/reports/homecoming-2022-2/
Аннотация| Фестиваль


Яков Кацнельсон. Айлен Притчин, Евгений Тонха. Фото – Александр Панов

Разыграв на первом концерте тему «музыканты, а также композиторы шутят», организаторы «Возвращения» резко посерьезнели. Второй концерт назывался «Думы» и был посвящен разным видам размышления – о себе, о мире, о космосе, и, конечно не обошлось без рефлексии на творчество коллег.
Тема, прямо скажем, провокационная, ибо нет музыки без размышления. Даже песня «Цыпленок жареный» (во всех вариантах) полна экзистенциальной тоски. Поэтому в афишу отобрали, так сказать, масло масляное, то есть опусы, непосредственно и (или) программно посвященные переживанию как мышлению и мышлению как переживанию.
Кроме того, концерт построен на чередовании внешнего и внутреннего: после частной исповеди – разговор о мироздании. Как сказал поэт, «нам положено идти, что-то видеть на пути».
…Когда слушаешь (в исполнении ансамбля «Интрада» под управлением Глеба Кардасевича) «Утреннее размышление о Божием величестве» для хора a cappella, написанное Леонидом Десятниковым на стихи Ломоносова, прежде всего поражаешься сходству слова и звука: и там, и там смесь первозданности и искушенности, почти детского удивления и столь же глубокого понимания.

====================
Полный текст и фотогалерея – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 6335

СообщениеДобавлено: Пт Янв 21, 2022 8:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022012103
Тема| Музыка, Московская консерватория, Фестиваль «Возвращение», Персоналии
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Ах, эти карие глаза
Фестиваль «Возвращение» рассказывает, как музыка души не чает.

Где опубликовано| © ClassicalMusicNews.Ru
Дата публикации| 2021-01-15
Ссылка| https://www.classicalmusicnews.ru/reports/homecoming-2022-3/
Аннотация| Фестиваль


Роман Минц, Ксения Дубровская (скрипки), Андрей Усов, Павел Романенко (альты), Борис Андрианов, Евгений Тонха (виолончели). Фото – Александр Панов

Третий концерт фестиваля «Возвращение» назван «Первая любовь». Тут, как и в прочих программах, нужно делать поправку на ветер. Буквальна ли влюбленность автора в момент написания музыки, или он просто воспевает свежесть чувств? Или это не автор влюблен, а его лирические герои? Какая любовь – платоническая или плотская? Можно человека желать, а можно о нем нежно думать.
И вообще не факт, что любовь – первая. Может быть, двадцать первая. Ведь если композитор, к примеру, посвящает музыку невесте, это не значит, что до женитьбы он никого не любил. Просто при встрече любви с музыкой оба фактора заискрились.
Главное, что объединяет опусы – переживание благодарности, которое человек испытывает за чувство. Это стало ясно уже на вокальном блоке, включавшем «Мелодии сердца» – четыре песни влюбленного Грига на слова Андерсена и две песни Дебюсси: «Любимый сын весны» со стихами Бурже и «Явление» на слова Малларме.

====================
Полный текст и фотогалерея – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 6335

СообщениеДобавлено: Пт Янв 21, 2022 8:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2022012104
Тема| Музыка, Московская консерватория, Фестиваль «Возвращение», Персоналии
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Марш синих мальчиков
Фестиваль «Возвращение» рассказывает, как музыка выполняет желания.

Где опубликовано| © ClassicalMusicNews.Ru
Дата публикации| 2021-01-17
Ссылка| https://www.classicalmusicnews.ru/reports/homecoming-2022-4/
Аннотация| Фестиваль


Роман Минц и участники фестиваля “Возвращение” – 2022. Фото – Ирина Шымчак

Последний концерт фестиваля «Возвращение» традиционно посвящен музыкальным просьбам участников: они предлагают организаторам исполнить то, и это, и еще вот это. Даже очередь желаний складывается. И афиша, которую не предугадаешь.
Вот, например, кому-то нравится и впрямь симпатичное сочинение современного композитора Андрея Зеленского: Sol-weg, пульсация для контрабас-флейты, кларнета, гитары, баяна, фортепиано, струнного квартета, и двух бутылок. Этот кто-то подговаривает коллег поучаствовать в исполнении желания. Так собрались Иван Бушуев, Антон Прищепа, Дмитрий Илларионов, Николай Сивчук, Ксения Башмет, Роман Минц, Павел Романенко и Борис Андрианов. Плюс автор музыки, гулко играющий на кахоне и бутылке.
Ансамбль выдал динамичный оммаж «пути соль» в ожидании тоники, ради торжества которой всё и было затеяно. Смычки обрушивались на струны яростно, с размаху, рояль настоятельно басил, баян вносил здоровую трезвую ноту, контрабас рвал душу в пиццикато, гитара тоже басила (по-своему), контрабас-флейта поражала воображение уже внешним видом. А после шумного бала – музыкальная остановка и тихая цитата из песни Грига, конечно.

====================
Полный текст и фотогалерея – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Страница 2 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика