Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2021-12
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24127
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 06, 2021 6:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021120602
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Альфред Шнитке, Эдвард Клюг, Артем Овчаренко, Михаил Лобухин, Екатерина Крысанова, Вячеслав Лопатин, Владислав Лантратов, Клим Ефимов, Геннадий Яни
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Сеанс черной магии, сентиментальная любовь и бал сатаны на сцене Большого
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2021-12-06
Ссылка| https://portal-kultura.ru/articles/theater/337220-seans-chernoy-magii-sentimentalnaya-lyubov-i-bal-satany-na-stsene-bolshogo/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Мировая премьера двухактного балета «Мастер и Маргарита» прошла на Новой сцене Большого театра. Одно из самых интригующих событий сезона подготовила творческая группа из Словении во главе с хореографом Эдвардом Клюгом.

Над своим главным романом Булгаков работал десять лет, но редактуру так и не завершил. Эту зашифрованную магическую книгу, скрывающую немало тайн, опубликовали лишь в 60-е, спустя почти три десятилетия. С тех пор она неизменно привлекала мастеров театра и кино, но глубина текста упрямо не поддавалась, многие проекты останавливались на полпути. Эстрадными полуудачами оказывались сцены балагана нечистой силы и фельетонные зарисовки на темы советской жизни, и неизбежное разочарование становилось шлейфом интерпретаций «Мастера и Маргариты».

Эдвард Клюг о воплощении романа мечтал давно, о чем и рассказал нашим читателям накануне премьеры (см. ссылку). Он — хореограф думающий, прекрасно понимал, что роман, сколь загадочный, столь и хрестоматийный, невозможно передать средствами иного вида искусства без потерь. Клюг изъял «роман в романе»: евангельский сюжет об Иешуа присутствует отголосками и в образе Понтия Пилата. Начало спектакля: прокуратор Иудеи застыл в позе скульптуры, а Мастер гулкими ударами отсекает от своего творения все лишнее. Еще одна аллюзия: затравленный литературными критиками Мастер замирает в позе распятия, и Пилат запоздало освобождает «бродячего философа», мысли о котором не дают ему покоя. В одной из сцен Пилат появляется не перед народом древней Иудеи, а «обращается» к обманутой Воландом и его шайкой на сеансе черной магии публике театра «Варьете» — ведь, как известно, человеческая природа неизменна, а «обыкновенные люди... в общем, напоминают прежних».

Из многослойного событийного ряда романа хореограф осваивает московский сюжет с визитом в советскую столицу загадочного черного мага и его свиты. Клюг не ищет балетный эквивалент прозе, а приглашает зрителей в очень личное и небезопасное путешествие по дорогим сердцу читателя, в данном случае Клюга, образам и смыслам. Хореографу счастливо удалось не сбиться с булгаковского курса, избежать бенефисных сцен, не превратить спектакль в развлекательный дивертисмент. В новом сценическом произведении, которое наверняка вызовет полемику и дискуссию, не чувствуется никаких амбиций, но балетом его можно назвать лишь условно. Это скорее вид танцтеатра, который обходится без протагониста и его обязательных соло, где пластические метафоры и репризы заменяют развернутые балетные дуэты и ансамбли, а повороты фабулы далеко не всегда отмечены танцем. На выбранном пространстве булгаковская фантасмагория и философские рефлексии героев находят внятное и остроумное пластическое решение.

Яростно спорят председатель профсоюза литераторов Берлиоз и поэт, сидя на лавочке Патриарших прудов — лихо придуманная сцена обозначает расстановку действующих лиц и не оставляет разночтений в предсказании внезапно появившегося странного незнакомца. Выполняя предвидение, побежал трамвай, лишивший Берлиоза головы, — две фары в руках женщины-вагоновожатой и длинный верхний поручень, который держат семенящие пассажиры, сохраняя равновесие в несуществующем вагончике.

Безукоризненная музыкальная партитура — результат вдумчивой работы. В основе — Концерт для фортепиано и струнного оркестра Альфреда Шнитке и фрагменты других его пронзительных сочинений. Цельность музыкальной драматургии придают мелодии Милко Лазара, специально созданные для этого балета. Нерв действия с его психологическими и интонационными перепадами отлично поддерживает оркестр Большого театра под управлением маэстро Антона Гришанина.

Единое пространство — неожиданное и невероятное — оградило спектакль от суеты технических перестановок и подпорок в виде броских спецэффектов. В центре сцены бассейн — в стиле парадной показухи сталинско-хрущевского строительства, с арками и блестящим кафелем. Наверное, когда-то он оправдывал свой выставочный характер, а сейчас полон всяких ненужных вещей, их вытаскивают из бывших раздевалок и душевых кабинок: кровать, матрац, ванну, столы, стулья. Пятнадцать дверей попеременно распахиваются, а за ними — нелепые, злобные, подчас глуповатые, мечтающие о счастье маленькие люди, до интересов которых этой кафельной монументальности нет никакого дела. Бассейн сценографа Марко Япеля не позволяет спектаклю рассыпаться на сценки и передает безумие увязшего в пороках мира, способного стереть даже трогательную сентиментальную любовь.

Кордебалетные сцены доказывают, что театральный роман хореографа с труппой вышел страстным — так увлечены исполнители. Мужская писательская братия, лишенная сострадания и не знающая пощады, танцует так истово, словно каждый артист исполняет сольную партию. В сцене «Полет Маргариты» из распахнутых дверей вылетают легкие, как тени, девушки в одинаковых розовых платьях и золотистых шапочках, а потом их нежные хитоны закружатся и затанцуют над сценой бабочками-абажурами, ласкаемыми нежным ветерком.

Спектакль густонаселен, в нем участвует огромное количество персонажей, подготовлено три состава исполнителей. Им всем хореограф подарил роли. Мне довелось увидеть второй премьерный показ 2 декабря. Наблюдать за солистами — одно удовольствие, каждый выдерживает испытание крупным планом и за неимением развернутых хореографических сцен все свои недюжинные способности артисты балета «бросают» на перевоплощение.

Булгаковская тема «художник и власть» звучит трагически с самого начала — простодушный Мастер Артема Овчаренко отчасти играет и самого писателя, который много страдал, и простого человека, загнанного и затравленного. Маргарита Екатерины Крысановой появляется внезапно и с какой-то кошачьей грацией проходит с букетом желтых цветов. Потом она, любящая без оглядки (что особенно трудно передать, так как любовная линия проходит слабым пунктиром — любовь не выскочила перед героями, «как из-под земли выскакивает убийца в переулке»), героиня отчаянно собирает листы рукописи, набрасывается на обидчиков Мастера, а на балу у сатаны предстает красавицей-хозяйкой в алом плаще, восторженной, свободной, отрешенной. Вокруг нее — обнаженные гости, кровавые по локоть руки убийц и душегубов смыкаются в алый ручей и подносят новоявленной ведьме череп, наполненный кровью.

Поразительно красив Воланд Владислава Лантратова — усталый посланник вселенского зла, прикинувшийся влиятельным чиновником. У него нет ни кривого рта, ни разноцветных глаз, но внутренняя инфернальная сила подчиняет окружающих его воле. Под стать и свита. Колоритны Азазелло (Александр Водопетов) и Фагот (Егор Геращенко). Анастасия Денисова (Гелла) и Георгий Гусев (Бегемот) получили роли заводные и безумные: гибкая, сексапильная, эксцентричная служанка-вампирша смущает своей откровенной красотой и дьявольским совершенством, а хитроватый парень с кошачьей пластикой и повадками неисправимого мошенника веселит, разыгрывает, соблазняет. Понтий Пилат Михаила Лобухина — сильный и мудрый, разочарованный и несчастный — никак не может выйти на свою лунную дорожку. Никудышного поэта и наивного симпатягу Ивана Бездомного, оказавшегося в доме скорби, талантливо и пронзительно играет Клим Ефимов. В роли конферансье Жоржа Бенгальского, поплатившегося временной потерей головы за неверие в силу черной магии, неузнаваем Геннадий Янин.

Спектакль сыгран не просто хорошо, а виртуозно — уровень мастерства артистов Большого поразительно высок. Удивительным образом Клюг выдерживает верность Булгакову в передаче образов и эмоций. Досадная незадача — финал. Он сладок до приторности: Мастер и Маргарита сидят за столом и «чокаются» крашеными пасхальными яйцами. Булгаков предполагал иное: не счастье и свет, а покой заслужили герои . И это совсем не happy end.

Роман «Мастер и Маргарита» не любит театрального одиночества — 9 декабря Театр наций представит премьеру спектакля по роману Булгакова в постановке канадского волшебника режиссуры Робера Лепажа.

Фотографии предоставлены Большим театром. Автор — Елена Фетисова.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Янв 05, 2022 9:15 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24127
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 06, 2021 10:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021120603
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Антон Пимонов, Богдан Королёк
Автор| Анна Галайда
Заголовок| В Перми представили "Путеводитель по балету"
Где опубликовано| © РГ Пермь
Дата публикации| 2021-12-06
Ссылка| https://rg.ru/2021/12/06/reg-pfo/v-permi-predstavili-putevoditel-po-baletu.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Такой масштабной балетной премьеры в Пермском оперном не было несколько сезонов. На ее создание была рекрутирована первоклассная постановочная сборная, а спектакль посвятили 150-летию театра.


Фото: Андрей Чунтомов/ Предоставлено Пермским театром оперы и балета

Идея создания "Путеводителя по балету" принадлежит худруку труппы Антону Пимонову. Хореограф приступил к своим обязанностям одновременно с началом пандемии. В ее условиях и пришлось представляться новому руководителю. В прошлом сезоне он показал две короткометражки - отлично придуманные минималистичные "Озорные песни" на музыку Пуленка и прокофьевский "Концерт №5", запомнившийся интересной работой с кордебалетом.

"Путеводитель по балету" стал первым полнометражным спектаклем Пимонова для труппы. Его красивый каркас сформировал сценарий Богдана Королька (он известен успешным сотрудничеством с Вячеславом Самодуровым и Максимом Петровым): собственно просветительская часть заложена в первом действии балета, полностью оригинальном; второе же служит раскодированием балетных понятий - и для этого рекрутирован "парад сказок" из классической "Спящей красавицы". Соединяет части фигура Чайковского - вероятно, не только потому что ему принадлежит партитура "Спящей красавицы", но и благодаря тому, что композитор родился неподалеку от Перми и театр носит его имя. Правда, статичное появление композитора в первом действии с приклеенной бородкой и усами с лицами солиста балета Сергея Крекера в один вечер и репетитора Сергея Мершина в другой, а в финале второго акта в виде голограммы на заднике оказалось не самым гармоничным. Еще более чужеродно вторжение в первый акт Людоеда и Мальчика-с-пальчик, героев "бала сказок". Для соединения двух действий хватило бы и фигуры Короля (Марат Фадеев, Георгий Еналдиев), под которым и в "Спящей красавице", и в "Путеводителе" подразумевается Людовик XIV, сформировавший первые профессиональные танцевальные институции.

Сценарий стремится представить балет жанром молодым и энергичным. Образовательная часть предельно сжата, энциклопедическая систематичность уступает дорогу зрелищности и юмору. Королька поддерживают композитор Настасья Хрущева, обеспечивающая необходимую дансантность, и художники из московского Электротеатра Станиславский Степан Лукьянов и Анастасия Нефедова. На заднике возведена то ли магазинная витрина, то ли заводские клети, в которых обитают живые танцовщики и щелкунчики с лебедями из папье-маше, в центре - танцовщики в голубовато-жемчужной униформе трико и пачек. Но за мобильностью, легкостью и лукавством соавторов не может угнаться сам хореограф. Возвышенные танцы "классиков" не контрастны "гротеску" - воплощению балетного "зла", одинаково монотонны средневековый народный бранль и аристократический менуэт. Все внимание постановщик сосредоточил на классическом кордебалете - и в первом акте он выглядит эффектно. Но солистам и премьерам Пимонов предлагает почти те же комбинации, что и кордебалету, хотя именно повышающаяся сложность техники оправдывает в балете существование строгой иерархии.

Все объясняет второе действие. Новое павлинье оперение, явно созданное в погоне за аудиторией Tik-Tok"а, призвано отвлечь внимание от того, что сегодня труппа оказалась не готова к "Спящей красавице" с ее бескомпромиссными стандартами. Это выдают и юные исполнители ведущих партий, и разнокалиберные солисты, и кордебалет, сохранивший красоту линий, но утративший их ровность. Не помогает артистам и дирижер Артем Абашев, Чайковский у которого обретает симфоническую объемность, но теряет человечность - в этих стремительных темпах не выжили бы даже коротенькие и юркие балерины эпохи Петипа. Красивые идеи и концепции тонут в общем хаосе.

Спектакль стремится представить балет жанром молодым и энергичным

Пандемия, полтора года назад нарушившая неколебимую дисциплину балетного существования, совпала в Перми со сменой поколений танцовщиков и репетиторов. Поэтому новому худруку балета, чтобы осуществить свои идеи, придется начинать с хорошей организации рутины.

Перспективы

Пермский балет в этом сезоне возобновит "Свадебку" Иржи Килиана и "Вторую деталь" Уильяма Форсайта (18 февраля), а также примет участие в проекте "Дягилев. Hommage", где будет работать с хореографами, выбранными Владимиром Васильевым(19 апреля).


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Янв 05, 2022 9:18 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24127
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 07, 2021 5:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021120701
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Альфред Шнитке, Эдвард Клюг, Денис Савин, Михаил Лобухин, Ольга Смирнова, Михаил Крючков
Автор| АННА ГОРДЕЕВА
Заголовок| ЗАПЛЫВ НА ДЛИННУЮ ДИСТАНЦИЮ
В БОЛЬШОМ ТЕАТРЕ СОСТОЯЛАСЬ МИРОВАЯ ПРЕМЬЕРА БАЛЕТА «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

Где опубликовано| © Журнал Музыкальная жизнь
Дата публикации| 2021-12-07
Ссылка| https://muzlifemagazine.ru/zaplyv-na-dlinnuyu-distanciyu/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Вскоре после окончания Второй мировой войны советские друзья сделали роскошный подарок маленькому (и сейчас население чуть более 8 тысяч человек) и нищему румынскому городку Штей – построили в самом центре городка монументальный бассейн. В сталинском стиле: мрамор, арки, маниа грандиоза. На многие годы он стал главным культурным центром в Штее, а для местных мальчишек – еще и символом большого мира, в который хочется сбежать из своей деревни. Родившийся в 1973 году в соседнем, не менее скромном городке Беюш, хореограф Эдвард Клюг в этом бассейне и его окрестностях проводил свое детство; и когда Большой театр позвал его на постановку «Мастера и Маргариты», он решил, что декорацией, местом действия для всех событий балета по знаменитому роману должен стать вот такой вот бассейн – и заказал его сценографу Марко Япелю. Только бассейн уже заброшенный, без воды. В этом решении смешались ностальгия и отчетливое прощание с советскими реалиями, очень важное для Клюга: он успел застать Чаушеску и, собственно, в свое время в балетную школу ринулся, чтобы иметь побольше шансов сбежать. Вот эта общая интонация – в глубине неизбежная нежность к своей прошедшей юности, на поверхности сарказм по отношению к общему прошлому – создали новый спектакль в Большом.

Имя Клюг себе сделал на одноактных постановках. В России в 2010 году появился его балет Quatro на музыку Милко Лазара, заказанный четырьмя петербургскими артистами для личной антрепризы, и в 2011-м один из солистов, Леонид Сарафанов, получил «Золотую Маску» за лучшую мужскую роль в этом балете. С подачи другого солиста, Дениса Матвиенко, в Новосибирске три года назад появился балет Клюга «Радио и Джульетта» – впервые поставленное еще в 2005-м и входящее в репертуар более десяти театров мира переложение истории веронских любовников на музыку Radiohead. Больших работ у него немного: «Пер Гюнт» на музыку Грига (словенский Марибор, где Клюг руководит театром, поставлен в 2015-м, затем Рига, Новосибирск и Вена) да недавно сотворенный на музыку Милко Лазара «Фауст» в Цюрихе. В биографии также заметен проект «Сны спящей красавицы», который он делал для Дианы Вишнёвой в США, и «Петрушка» Стравинского в Большом, выпущенный три года назад – эффектно оформленный, но большого успеха не имевший. Масштаб «Мастера и Маргариты», где смешаны и слиты воедино Москва и Ершалаим, трагедия и сарказм, фантастика вечности и тщательное описание ежедневной реальности отечественных тридцатых годов минувшего века, стал совершенно новым испытанием для хореографа.



Маргарита – Ольга Смирнова, Мастер – Денис Савин.
Понятно, что все содержание романа вписать в балет, длящийся один вечер, невозможно. Но пробовали это сделать довольно многие – с разным успехом. Тридцать с лишним лет назад Борис Эйфман пошел «от противного», выпустив на музыку Андрея Петрова и вовсе одноактовку: хореографа интересовала прежде всего миссия Мастера, там было не до шуток. В 2003-м в Перми, скрестив Баха с Малером, а Шостаковича с Пьяццоллой, представил свой спектакль-кабаре Давид Авдыш. Май Мурдмаа в Йошкар-Оле брала в работу музыку Эдуарда Лазарева (большее внимание – на символику и философию), Александр Мацко в Краснодаре – музыку Шнитке (шуточки оказались удачнее лирики), и это не считая небольших театров танца и национальных ансамблей. Ни один из спектаклей не стал сверхсобытием, хотя поклонники были у многих. Появлялся «Мастер» и в Казахстане, а совсем недавно Василий Медведев выпустил в болгарском городе Стара Загора «Сон Пилата» на музыку Стефана Димитрова. Не оглядываясь ни на чей опыт, Клюг в сюжете выбрал то, что было наиболее важным, наиболее «своим» для него лично, – и это оказалась эксцентрика, тот оттенок гротеска, что свойственен «московским» главам романа. Ершалаима в балете нет, хотя есть Понтий Пилат (Михаил Лобухин). Его фигуру «ваяет» Мастер (Денис Савин) в первой сцене спектакля. Ну вот,буквально: обстукивает молоточком сидящего живого человека – предполагается, что творит скульптуру. При этом скульптором Мастер не стал, он все так же писатель; в дальнейшем Маргарита (Ольга Смирнова) будет метаться по сцене с пачкой бумажных листков. Иешуа в спектакле тоже нет: Клюг соединил двух героев в одном, и с Пилатом общается и Мастер и Иешуа одновременно. Собственно, все то, что осталось от «ершалаимской» реальности романа,– наиболее слабое место спектакля. Тут нам не предъявлено ни конфликта в развитии, ни даже простой хроники событий – просто несколько картинок, «опознать» которые смогут только те зрители, что знают роман чуть ли не наизусть.

Московская реальность богаче и сделана изобретательнее. Забавен «трамвай», прокатившийся по несчастному Берлиозу: у него нет оболочки, это просто спрессованная в транспортном средстве толпа, «держащаяся» за верхние поручни, то есть, конечно, просто приподнимающая их над собой. Она правильно покачивается, уверенно топочет вперед и «перемалывает» Берлиоза без какого-либо физиологизма, но весьма убедительно. Когда Иван Бездомный (Михаил Крючков) прибегает в ресторан Дома литераторов и, по мнению окружающих, ведет себя как сумасшедший, его связывают полотенцами, и развернутая кордебалетная сцена «охоты» (когда его ловят, опутывают, чуть не в «колыбель для кошки» с ним играют) выстроена по четкому плану, рисунок сложен и забавен одновременно. Лучшая же сцена спектакля – выступление Воланда (Артемий Беляков) в театре Варьете: тут Клюг не идет «вдоль романа», не иллюстрирует его, а создает собственную историю, по правилам своего вида искусства. В театре Варьете Воланд танцует одинокое танго – и вроде бы это не по роману, он же только наблюдать должен? Но здешний Воланд, если можно так выразиться, моложе романного, ему еще не надоело действие как таковое и заворожить людишек лично он не против. И вот он танцует – мягко, завораживающе и пугающе одновременно. А в финале его танца вся публика в Варьете, убранная светом с наших глаз, оказывается «голой».

Но все-таки в спектакле больше проблем, чем открытий. То, что совсем нет любви, нет внятных дуэтов Маргариты и Мастера (а ведь это роман о любви прежде всего – заполошной, безумной, самоотверженной, «за мной, читатель, за мной!»), объясняется концепцией хореографа, которую он излагал в интервью: Маргарита любит не просто Мастера-человека, она влюблена в Творца, и роман ей важнее, чем Мастер. Разумеется, каждый постановщик волен в своих трактовках, но есть трактовки, которые полностью разрушают историю, и тогда было бы лучше выбрать другой роман для постановки. Мастер и Маргарита без любви – история слишком бедная. Не менее беден и бал у Воланда – беден хореографически: «голый» кордебалет выстраивается в ряды, соединяясь руками в алых перчатках, и дружно руки двигает, образуя волны. Этот прием давно перестали применять уже даже на эстраде, в балетном театре его использовать совсем негоже. И вообще-то, самое главное отсутствие в этом спектакле – отсутствие полета. И в буквальном и в переносном смысле. Клюг хореограф очень «земной», он изобретателен в гротескных партерных трюках, сложные переплетения конечностей, резкие углы создают обаяние его рисунков. А вот полетать своим героям и исполнителям ролей в своих балетах он не дает – его слишком интересует земля, а не высшие миры. Так, Булгаков, наследующий романтикам (идеи сверходаренности, избранничества, равного диалога с Богом) оказывается в руках антиромантика. Будь воля Клюга, он и Жизель бы с пуантов приспустил – нечего возвышаться над остальными людьми, важно то, что все равны.

Но то, чего нет в хореографии, дописывает музыка. Партитура собрана из сочинений Альфреда Шнитке и Милко Лазара, и тот космос, который стоит за вроде бы бытовой (а в хореографии Клюга – почти что совсем бытовой) историей, слышен из оркестровой ямы (оркестр Большого театра ведет Антон Гришанин). Эхо вселенной, звуки, будто пришедшие из далеких галактик, не всегда удобные для танцев, но всегда поражающие воображение. Именно музыка «вынимает» действие из ямы пустого бассейна и отправляет в вечность – и так этот «Мастер и Маргарита» обретает право на существование.

А о том, что на месте Храма Христа Спасителя в Москве в свое время водрузили бассейн «Москва», Клюг узнал, уже приехав в театр с готовым макетом.

ФОТО: ДАМИР ЮСУПОВ / БОЛЬШОЙ ТЕАТР
==========================================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Дек 07, 2021 8:45 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24127
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 07, 2021 8:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021120702
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Настасья Хрущёва
Автор| Наталья Земскова
Заголовок| Композитор «Путеводителя по балету» Настасья Хрущёва: «Зло должно быть приглашено на праздник»
Где опубликовано| © газета "Звезда"
Дата публикации| 2021-12-07
Ссылка| https://zwezda.su/culture/2021/12/kompozitor-putevoditelya-po-baletu-nastasya-hrushhyova-zlo-dolzhno-byt-priglasheno-na-prazdnik
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Конечно, это нонсенс и невероятный успех – фамилия молодого композитора, нашего современника, рядом с Чайковским на одной афише.

В кругу специалистов Настасья Хрущёва известна давно – во-первых, как композитор и пианистка, во-вторых, как исследователь и апологет матамодернизма, теоретик и практик, проявивший себя в многочисленных ипостасях.

Поводом для нашего разговора стала премьера «Путеводителя по балету», партитура к которому была специально заказана Настасье Хрущёвой Пермским академическим театром оперы и балета. Весь разговор крутился вокруг Петра Ильича...

– Чайковский – важнейший для меня композитор и главный автор современности, как ни странно. Я долго к этому шла – было и отторжение, и неприятие. Потому что если искать русский код – это Мусоргский, если искать радикальность – это, конечно же, Вагнер. А Чайковский – ну да, самый знакомый всем, но это как раз его от всех и скрывает. Тайное прикидывается явным. Только сейчас вот понимаю, сколько там всего заложено. В «Детском альбоме», например, сказано всё, больше ничего не нужно, вообще ничего!

– Третий акт «Спящей красавицы» вошёл в «Путеводитель по балету»... О чём это творение Чайковского?

– Балет «Спящая красавица» – это о том, что нельзя зло не пригласить на праздник. Неважно, что у вас – пир, свадьба или похороны... Не пригласили – вот и получили... И, кстати, у самого Чайковского «зло» всегда приглашено, неважно, что это – «Утренняя молитва» или «Игра в лошадки». Если приглядеться, Смерть всегда рядом, она всегда впаяна внутрь текста, и это даёт невероятную глубину и остроту переживаемого.

– Вы как-то отразили это в музыке первого акта «Путеводителя»?

– Конечно! Это основное, чему я учусь у Чайковского. В каждый из номеров «Путеводителя по балету» я это закладываю, по крайней мере, приглашаю на пир кого нужно, а дальше уже не от меня зависит.

– Как проходила работа над партитурой? Вы советовались с хореографом?

– Да, и много. Фактически это коллективная партитура: какие-то вещи предлагал дирижер Артем Абашев, другие – балетмейстер Антон Пимонов, а почти все музыкальные идеи и формы были заложены в либретто Богдана Королька. А вообще здесь прекрасный оркестр и хор, и я горжусь заказом Пермского театра – на данный момент это одна из самых передовых площадок в России.

– Как вы думаете, почему музыку к «Путеводителю» заказали именно вам?

– Это надо спрашивать у заказчика. В последние годы я много занимаюсь изучением «кода» Чайковского. Есть у меня такое сочинение-манифест «Русские тупики», где я в микрофрагментах исследую экстракт гармонии Чайковского и Римского-Корсакова, наверное, это тоже послужило поводом для заказа. «Тупики» здесь – не в отрицательном смысле; это такие лабиринты красоты. Тупики как тип формы, зацикленные фрагменты и микротемы.

– Чувствуете ли вы себя наследницей Чайковского?

– Ну, так бы мне не пришло в голову сформулировать, если современный композитор что-то такое скажет про себя – он не в адеквате. Но для меня важны родовые связи, моя страна, мой город, моя музыкальная среда, Петербургская консерватория. Связь со всей русской музыкой очень важна. Без этого вообще невозможно делать что-то актуальное сегодня.

– Может ли сейчас возникнуть композитор уровня Чайковского?

– Скорее нет, потому что сейчас изменился тип производства музыки. Когда жил Чайковский, был один музыкальный язык – романтический; если говорить формально, это тональная функциональная гармония. На этом языке говорили и Вагнер, и Чайковский, и авторы любых шлягеров. Композиторы стремились написать такое сочинение-хит, которое бы все напевали.

Но потом место этой оперы занял блокбастер, фильм, изменившаяся в целом система медиа. Поэтому в постмодерне великий композитор как явление невозможен. Но сейчас – а я думаю, что постмодерн закончился – происходят некоторые тектонические сдвиги, мы снова начинаем тосковать по, условно говоря, большим основаниям, по следам Бога, так что, возможно, что новое величие где-то рядом.

– Что вы чувствуете, когда видите это сочетания на афише – Пётр Ильич Чайковский, Настасья Хрущёва?

– Это нормально, когда великое соседствует с невеликим, да и вообще не люблю, когда для современной музыки выделяют отдельный «загончик» в виде современных фестивалей. Классика помогает ее понять, а иногда, знаете, и наоборот – как говорит музыковед Климовицкий: Пятая симфония Чайковского переписывается каждый год.

На мой взгляд, эта идеальная афиша к «Путеводителю по балету» - ее сделал Степан Лукьянов. Мы видим здесь то, что происходит в спектакле: схоластическую оргию, праздник структур.

Фото из архива персоны
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24127
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 07, 2021 8:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021120703
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Альфред Шнитке, Эдвард Клюг, Денис Савин, Михаил Лобухин, Ольга Смирнова, Владислав Лантратов, Дмитрий Дорохов, Антон Савичев и Вячеслав Лопатин, Ана Туразашвили
Автор| Наталья Иванова
Заголовок| Взгляд литературного критика на балет по роману Булгакова, о котором спорят
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2021-12-07
Ссылка| https://rg.ru/2021/12/07/vzgliad-literaturnogo-kritika-na-balet-po-romanu-bulgakova-o-kotorom-sporiat.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Маленькое предуведомление: я литературный, подчеркиваю, критик. Просто зритель, а в области балета - дилетант. "Однажды весною, в час небывало жаркого заката…" - кто не помнит завораживающего начала культового, как нынче принято говорить, романа Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита"! И Аннушка масло уже разлила. И комсомолка отрежет Берлиозу голову.


Гелла магически, по-ведьменски играет с залом, а Воланд подчиняет себе и действие на сцене, и зрителей. Фото: bolshoi.ru

Роман из тех, что мы читаем и перечитываем, в минуту дурного настроения возвращаемся к нему за энергетической подпиткой. Текст впечатан в общую читательскую память. Он нас объединяет. Перекидываемся именами и словечками. Короче, любим. Тем ревнивее наше отношение - к любому мастеру, который заново и наново перешьет знаменитый роман. Ревнивее и придирчивей.

Удивительное дело - но классика потому и классика, что не стареет, что она дразнит, что она - всегда впереди. Русская литература не перестает быть актуальной - и ее постоянно интерпретирует, переосмысляет театр. Новые драматурги обижаются, и напрасно - пишите, как Чехов, и к вам потянутся.

Методом особого погружения в текст Толстого Римас Туминас поставил в театре Вахтангова пятичасовой по длительности спектакль по роману "Война и мир". Напряженное внимание зрителей - на протяжении всего спектакля. Особая аура неразрешимости сшибки войны и мира - счастья и горя, радости и трагедии, семьи и личности. И вот спустя три недели еду по обледенелой Москве к Большой Дмитровке - и выхожу рядом с Театром Оперетты. Над входом растяжка - "Анна Каренина", мюзикл, зонги Юлия Кима. Да можно ли? Все возможно, если талантливо. Но мне сегодня - в Большой, на премьеру балета "Мастер и Маргарита".

Первое впечатление - шок, ошеломление, удивление - от сценического решения. (Особенно, если тебе ранее о нем рассказали.) Пространство Новой сцены Большого занято углублением пустого бассейна, по краям - подиумы с тринадцатью стандартными дверями. (Двери хлопают.) На дне бассейна минимум предметов - скамья, стулья, стол, он же катафалк - и виртуозная с ними, почти цирковая игра.

Должна сказать, что элементы цирка, варьете, шоу пронизывают язык этой постановки. Напомню, что сам Булгаков в романе искусно жонглирует масскультом и высокой словесностью, балансирует между библейской историей и советской реальностью, между гротеском и любовной драмой. Писатель не только изображает масскульт - он пользуется его приемами, его техникой, захватывая внимание читателя на всех возможных территориях. Этим путем соединения высокого с "низкими жанрами" пошел и Эдвард Клюг. Булгаковские элементы поэтики - гротеск, метафора, гипербола, сарказм, ирония, смех - включены волей постановщика в балетное тело спектакля. Коровьев, Азазелло и Бегемот (Дмитрий Дорохов, Антон Савичев и Вячеслав Лопатин), конечно, танцуют клоунов (и пластика, и костюмы, и главное - хореографическое преображение). Гелла (Ана Туразашвили) не только на особый, ведьминский манер эффектна - она магически играет со зрителем, посылая в зал сигналы своего ведьминства. "Черную магию" Воланда воплощает, подчиняя себе и действие на сцене, и публику Большого, Владислав Лантратов. А Маргарита (Ольга Смирнова) и Мастер (Денис Савин) замечательно продолжают, как мне, дилетанту, кажется, лирический рисунок в традиции классического балета.

Когда на сцене "театр в театре", то есть булгаковское варьете, то загипнотизированный замечательно придуманной сценически игрой - в биллиард головой Бенгальского - зритель не замечает, как произошло мгновенное обнажение "зрителей" на сцене. Позже, в сцене бала у Сатаны одежда гостей взмывает - и возвращается, опять взмывает, а танец, ни на секунду не останавливая свой продуманный рисунок, подчиняет нас логике "волшебных изменений".

Почему я сказала о рисунке? Потому что Эдвард Клюг использует здесь и элементы большого шоу - кордебалет выстраивает фигуры, и композиции во всех массовых сценах.

Дом Грибоедова и у Булгакова дан в танце и пантомиме. Пантомима - ловкие официанты. А литераторы пляшут. "И ровно в полночь … что-то грохнуло, зазвенело, посыпалось, запрыгало. … Плясали неизвестной профессии молодые люди в стрижке боксом, с подбитыми ватой плечами, плясал какой-то очень пожилой с бородой, в которой застряло перышко зеленого лука, плясала с ним пожилая, доедаемая малокровием девушка в оранжевом шелковом измятом платьице". Напомню: веселье макабрического танца литераторов происходит после отсечения трамваем головы Берлиоза.

Да, сценический образ трамвая возвращает к памяти о "паровозике" - и это принимается, поскольку здесь, в этой точке, становится смешно и страшно, когда из-под воображаемого колеса выкатывается мертвая голова, а танец продолжается.

Сумасшедший дом с профессором Стравинским никого не излечит, но закроет в изоляции - от мира "литераторов", от борьбы с религией (мистика, но идея с бассейном посетила постановщика до того, как он узнал, что у нас тут в Москве было, где москвичи купались, весьма по-булгаковски, после взрыва Храма Христа Спасителя). Ершалаимской части здесь, в балете, практически нет, осталась только тень, напоминание о Пилате и Иешуа на кресте, - но таков замысел, и "встроить" в него Ершалаим не потребовалось. Да здесь это и невозможно - будет концептуально совсем другой, пышный, имперский спектакль. Катастрофа столкновения художника с силами мрака дана через непосредственных современников Мастера, не к ночи будь помянутым критиком Ласунским с подручными, в черном танце втроем. А "часть той силы, которая вечно хочет зла, и вечно совершает благо" - это исполненный контрастов и противоречий танец Воланда-Лантратова. Ласунский и иже с ним - погромная, уничтожающая все творческое власть, насилие над художником. И катафалк неслучайно превращается в крест, - в духе соединения евангельского с ритуально-похоронным. Воланд в конце концов по-своему, через смерть (и вечный покой) спрячет Мастера с Маргаритой от преследований и страданий… хотя решение финала с пасхальными - или это просто завтрак вдвоем, когда любящих весь мир оставил в покое? - яичками, как и появление-исчезновение героев из матраса на сцене показалось мне не оправданным, - особенно во втором случае - даже цирковой логикой, ведь здесь смех на губах застыл, идет совсем другая драма. И на этот раз…

Апофеозом спектакля ожидаемо стал бал у Сатаны. Это третья массовая сцена - после Дома Грибоедова с "литераторами" и театра Варьете с его зрителями-участниками. Эдвард Клюг и художники-постановщики выбрали изящество, а не ожидаемую пышность костюмов и всего представления. Бал у Сатаны не подавляет, а разрешает ужасы жизни - в том числе и во взрывном танце безумной Фриды (Виктория Брилева).

"Книга (Булгакова. - Н.И.) - практически советский Фауст", сказал постановщик в интервью. Он и шел к "Мастеру и Маргарите" через "Фауста", поставленного им в 2015 году на сцене театра в Цюрихе. Наш советский Фауст показан в огромной метафоре-декорации, над бассейном - уходящие в бесконечность арки московского метро, логотип которого переворачивается в латинское W, знак Воланда, прибиваемый к стене. Фауст - это вечные и неразрешимые вопросы, к человечеству, к Сатане, к Богу. Музыка к спектаклю, опять же на мой взгляд человека со средним музыкальным образованием, срослась с балетом, продуманно и уместно выбрана из Шнитке и дополнена композициями Милко Лазара. Работа дирижера-постановщика Антона Гришанина и солистов весьма впечатляет.

Михаил Булгаков считал себя, да и был мистическим писателем, что не продлило ему жизнь - он умер не на каторге и пересылке, как Мандельштам, скончался в своей постели, но сравнительно молодым и от мучительной болезни. Он не поставил в романе точку, до конца вносил исправления, и его жена, Елена Сергеевна, на краю ухода поклялась ему напечатать роман. Спасла рукопись и выполнила свое обещание - совсем как Маргарита в балетной постановке, сохраняющая рукопись по листочку.

И еще один важный вопрос. Почему Булгаков? Что, кроме восхищения красотой произведения, притянуло постановщика, родом из Румынии, "чья юность пришлась на времена Чаушеску", сменившего затем страну на гораздо более мягкую по режиму Словению, к роману? Полагаю, это как раз то, что связывает наши проклятые вопросы с теми же (общие!) вопросами художников из восточной Европы. "В России есть что-то очень близкое для меня, мне сложно это описать. Может быть, это связано с детством". Клюг употребляет слово "ментальность" - да, у нас ментальность во многом общая, как и пережитое прошлое, наши страны прошли через общий тоталитарный роман, и поэтому Эдвард Клюг, как и другие авторы происхождением из бывшей Югославии, Польши, восточной Германии, Чехии и Словакии, кино- и театральные режиссеры, лучше знают и понимают друг друга - и роман Булгакова тоже. Любопытно, что в Цюрихе, как свидетельствует Клюг, романа Булгакова не знают: "Мы приехали в Цюрих, и тут выяснилось, что по результатам проведенного театром опроса роман Булгакова почти не известен местным жителям. Ожидались проблемы с продажей билетов". А в Варшаве очень даже знают, отнюдь не только слависты (благодарно помяну покойного Анджея Дравича, первого переводчика булгаковского романа и автора прекрасной книги о писателе), и переводят не один раз, и ставили, и ставят, - кстати, вспоминаю первую, кажется, блестящую экранизацию, сделанную Анджеем Вайдой. Да и образ разоренного бассейна без воды пришел к постановщику из его румынского детства.

А если спектакль побудит вас ревниво перепроверить концепцию постановщика - наше извечное "в книжке все не так!", - придя из театра домой, откройте книгу: "Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина…"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24127
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 07, 2021 10:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021120704
Тема| Балет, театр оперы и балета им. Абая, Персоналии, Светлана Захарова
Автор| Ольга Власенко
Заголовок| "Кармен-сюита" возвращается на алматинскую сцену
Где опубликовано| © Inbusiness.kz
Дата публикации| 2021-12-07
Ссылка| https://inbusiness.kz/ru/news/karmen-syuita-vozvrashaetsya-na-almatinskuyu-scenu
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


На сцене театра Абая выступила прима-балерина Большого театра, народная артистка России Светлана Захарова.

Она исполнила "Кармен-сюиту" Альберто Алонсо на музыку Бизе и Щедрина. Партнерами звезды мирового балета стали премьеры Большого театра - Артемий Беляков и Александр Волчков. Приезд выдающихся танцоров стал возможен благодаря фестивалю Ballet Globe, посвященному 95-летию Майи Плисецкой. Двенадцать лет назад Светлана Захарова танцевала на нашей сцене "Жизель". Прима-балерина ответила на вопросы inbusiness.kz.



Никто не будет сравнивать меня с великой Плисецкой

– Светлана, как повлияла на вас великая Майя Плисецкая? Удалось ли вам с ней посотрудничать?


– Майя Плисецкая для меня легенда. Мне посчастливилось с ней поработать, когда мы готовили премьеру "Кармен-сюиты". Это был один из ее юбилеев, который отмечался в Большом театре. Майя Михайловна провела несколько репетиций, хотя спектакль был почти готов. Тогда сам Альберто Алонсо, который был еще жив, привез другую редакцию, которую танцевала Алисия Алонсо. Когда Майя Михайловна пришла на репетицию, то отметила, что у нас совсем другая постановка. Она все же сделала замечания о положении рук, подкорректировала позиции. Это была премьера, и многих вещей мы не знали. В балете все познается со временем. Премьера прошла хорошо. Родион Константинович Щедрин был очень счастлив, что его "Кармен-сюита" вернулась на сцену Большого театра. Это был большой праздник для всех и, в том числе, для меня. Я получила очень значимую роль в моей жизни и до сих пор ее танцую. Спектакль востребован, публика его смотрит с удовольствием.

– Вы отметили, что это другая постановка, в чем ее отличие от постановки с участием Майи Плисецкой? Какую постановку увидит алматинский зритель?

– Это та же постановка. Но отличается хореография, движения, начиная с первых вариаций и заканчивая дуэтом. Но есть общие, те же самые моменты. Когда Алонсо поставил этот спектакль в Москве, он вернулся на Кубу и поставил его там для Алисии Алонсо. Потом он привез нам эту новую редакцию и признался, что постановка для Майи Плисецкой цензурировалась и много, чего он хотел, не позволили. Поэтому, вернувшись на Кубу, он осуществил свою мечту, поставил свой спектакль, где пересмотрел какие-то моменты. Алисия Алонсо танцевала постановку Альберто Алонсо в другой редакции. Вот эту редакцию я сегодня и танцую. Мне это нравится потому, что никто не будет сравнивать меня с великой Плисецкой. Я всегда могу сказать, что я танцую другую редакцию.

– Что вам ближе Жизель или Кармен?

– Я не могу сказать, что какая-то роль мне ближе, чем другие. Я настраиваюсь на спектакль, который я танцую для публики. Сегодня это "Кармен", и я – Кармен. Девятого декабря в Большом театре - "Иван Грозный" и я буду танцевать царевну Анастасию. Затем в "Чайке" - Аркадину. Если думать, что ближе, то лучше не выходить на сцену. Надо быть тем персонажем, исполнять ту роль, которую ты репетируешь, или танцуешь сейчас.

– Для Майи Плисецкой "Кармен" стала визитной карточкой. Есть ли такой спектакль у вас?

– Нет, я бы не стала выделять. Пускай это сделают зрители.

– Вы еще и прима Ла Скала. Как часто вы там танцуете? Повлияла ли пандемия на выступления?

– Из-за пандемии не танцевала уже два года. Вот только в январе планируются спектакли, которые до этого отменялись из-за тяжелой ситуации. В Большом театре мы продолжали танцевать. А итальянские коллеги…просто не хочу об этом рассказывать. Жалко трупу. Но все они - в форме. Я только вернулась с репетиций "Баядерки", которая пройдет пятого и восьмого января в Ла Скала, в редакции Адольфа Нуриева. Все готовятся с энтузиазмом. Хотя в Европе ситуация накаляется. Держу пальцы, чтобы доехать до Милана и станцевать.

– Что вы танцевали в Ла Скала?

– И "Жизель", и "Манон", и "Даму с камелиями", и "Дон Кихота"... и разные современные постановки. Там я уже станцевала почти весь репертуар. Но "Баядерку" буду танцевать впервые в редакции Нуриева. Ла Скала – мой второй дом. Я люблю Милан и с удовольствием там бываю.

Большая удача

"Это большая удача, что Светлане Захаровой сам Альберто Алонсо смог показать какие-то детали хореографии. Мы с нашим балетом по ее рекомендациям смогли синхронизировать и скоординировать действие, добавив свежие нотки. Я - не сторонник изменений в хореографии и благодарю руководителя балета за верность традиции. Премьера "Кармен-сюиты" состоялась в нашем театре, в 2006 году. Кармен тогда танцевала Гульжан Туткибаева, Тореодора - Жан Атынтаев, а Хозе – Нурлан Смагулов. Хореография Альберто Алонсо. Балетмейстером-постановщиком был Тимофей Лавренюк, художником-постановщиком - Борис Мессерер", - отметил организатор IV Международный фестиваля танца Ballet Globe Ерлан Андагулов.



По его словам помимо приглашенных звезд, в этой "Кармен-сюите" участвуют наши солисты Азамат Аскаров и Наргиз Мирсеидова. Для них это премьера. "Кармен-сюита", посвященная 95-летию Майи Плисецкой, значимое событие для отечественной балетной сцены".

28 и 29 декабря на сцене КазНАТОБ им. Абая с участием мировых звезд состоится традиционный новогодний балет "Щелкунчик".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24127
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 08, 2021 7:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021120801
Тема| Балет, МАМТ, Возобновление, Персоналии, Пьер Лакотт, Антон Домашов, Алексей Любимов, Георги Смилевски, Сергей Мануйлов, Герман Борсай, Жанна Губанова, Эрика Микиртичева, Анастасия Лименько
Автор| Александр Максов
Заголовок| “Ужель пред изумленным взором”
Где опубликовано| © "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2021-12-08
Ссылка| https://musicseasons.org/uzhel-pred-izumlennym-vzorom/
Аннотация| Возобновление

Об ней не рассказать словами,
Не обсудить ее умом;
Что говорит она ногами,
Того не скажешь языком.
П.А. Каратыгин


Придя в московский музыкальный театр имени К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко на «Сильфиду» непременно вдохнешь воздух Королевской академии музыки и танца XIX века. Роскошный, бело-голубой барочный занавес, продолжает нарядную колористику зрительного зала. Да и по окончании спектакля два ливрейных лакея раздвинут драпировку, открывая артистам авансцену для финальных поклонов. Уже не говоря о самом шедевре, возродившем образ первенца романтического балета. 1892 год. Сцена парижской Оперы Ле Пелетье открыла взору восхищенной публики – среди них были Фридерик Шопен, Гектор Берлиоз, Виктор Гюго – спектакль, который, по выражению Теофиля Готье, «создал в хореографии новую эпоху, а романтизм окончательно приобрел право гражданства в царстве Терпсихоры».


Эрика Микиртичева – Сильфида

Во избежание путницы напомним историю двух «Сильфид». Первая, как было сказано, родилась в Париже. Литературной основой послужила фантастическая новелла Шарля Нодье «Трильби», по которой оперный певец Адольф Нурри совместно с Филиппо Тальони написал либретто. Тальони и воплотил его на сцене для дочери Марии. Богиня танца произвела столь сильное впечатление на балетмейстера Августа Бурнонвиля, что он захотел ввести «Сильфиду» в репертуар Датского королевского балета. Увы, французы запросили неподъемный гонорар – по одной из версий за партитуру оркестрового виолончелиста Парижской оперы Жана-Мадлена Шнейцхоффера. Тогда за написание музыки взялся молодой Херман Левенсхольд, а к сочинению оригинальной хореографии приступил сам Бурнонвиль, помнивший в общих чертах увиденное в столице Франции. Произошло нечто странное. Сильфида Тальони порхала по странам, а бурнонвильевская жила лишь в Копенгагене. Однако спектакль Тальони канул в Лету, тогда как произведение Бурнонвиля – тоже chef dœuvre – завоевало мировые подмостки.

Воссоздать общий рисунок тальонивской «Сильфиды» взялся искуснейший стилизатор Пьер Лакотт. Безусловно, он не мог восстановить хореографию спектакля Тальони, но вдохновленный легендами, стал собирать всевозможный материал – свидетельства современников, рисунки и гравюры XIX века. И, в конце концов, поставил балет, реконструировавший абрис первой Сильфиды. Поначалу это была телевизионная версия 1972 года. Но она стала сенсацией и завоевала высшие профессиональные награды. Партию Джймса исполнил Микаэль Денар, а в роли Сильфиды ошеломленный мир увидел неповторимую и умопомрачительную Гилен Тесмар. Ее танец казался миражом: танцевать так аккуратно и в таком темпе просто невозможно – пленка ускорена. Но все было реальным. Первая исполнительница партии в XX веке Тесмар помогла наглядно представить современному зрителю легендарное искусство Марии Тальони, которая в образе духа воздуха воздушно «ступала по чашечкам нежнейших цветов». Это представлялось поэтической гиперболой до тех пор, пока мы не увидели Сильфиду-Тесмар.

Позже появились замечательные Сильфиды: Юкари Сайто, принимавшая участие в постановке московского музыкального театра 2011 года в качестве ассистента Пьера Лакотта, и Евгения Образцова, исполнившая заглавную партию в одном из спектаклей.

В 2021 году театр возобновил балет и сделал это превосходно. Сказка наполнилась волшебными чудесами. Постановочная часть постаралась и добилась безупречного исчезновения Сильфиды из стоящего посреди сцены кресла, стремительного, не касающегося земли, скольжения героини по верхушкам кустов. Не издавая обычного скрипа, закамуфлированный лифт позволил Сильфиде невесомо спуститься с подоконника в жилище Джеймса и являться то тут, то там подобно таинственному видению. Декорации, разработанные самим Лакоттом (aprés Pierre-Luc-Charles Cicéri), перенесли в дом шотландского фермера, а его же эскизы костюмов (по мотивам Eugène Louis Lami) сохранили историческую национальную достоверность. Всю эту красоту изысканно осветил художник по свету Жак Джовананджели. Дирижеры – Роман Калошин и Ариф Дадашев.

Лакотт со свойственным ему галльским изяществом проявил неистощимую хореографическую фантазию, а люфты preporations, порой разрывающие музыкальную ткань и ослабляющие динамику действия, он постарался преодолеть. Лоскуты музыки сшиваются пантомимой, умело чередующейся с различными формами танца – сольного, дуэтного, массового. Его кордебалет активен и по-разному насыщает общий хореографический рисунок. Танец крестьянок, поставленных на пуанты, может быть более сдержанным, ограничиваясь одним жестом и фиксированной позой, как, например, в «аккомпанементе» женской вариации Pas de deux, а может и непринужденно вторгаться в сферу солистов.

В премьерном блоке «Сильфид» предстали три пары исполнителей. В драматургической интриге спектакля важной является колдунья Мэдж. У Лакотта этот образ несколько размыт. Его Мэдж не сгорбленная старуха с клюкой, а скорее величавая седоволосая дама, вызывающая отторжение деревенских простаков своей инаковостью. Но и клюка у этой одновременно зловещей и чем-то привлекательной ведьмы тоже есть, помогая при хромоте хозяйки. Однако вначале мы видим маленькую продрогшую старуху, греющуюся у камина. Но вдруг Мэдж выпрямляется, скидывает с себя черный плащ с непомерно большим гротескным капюшоном. Теперь она приобрела почти царственную осанку, а с ней и пластическую агрессию. Во второй картине и вовсе пускается в бешеную демоническую пляску. По традиции эта роль исполняется мужчинами. Убеждая себя в жизненной силе Мэдж, ее портрет рисуют Антон Домашов и особенно убедительно Алексей Любимов и Георги Смилевски.

Джеймс… Кто он у Лакотта? Вроде, совсем не романтик. Что могло привлечь к нему деву воздуха? Скорее, его брутальность. Судя по поведению Джеймса, уверенно отстраняющегося от загадочного существа, трудно поверить, что он увлечен Сильфидой, как мечтой и испытывает внутренние терзания из-за долга перед невестой Эффи (Валерия Муханова, Елена Соломянко, Ольга Сизых). Даже вдогонку за Сильфидой парень бросается без малейшего душевного томления – скорее, чтобы вернуть похищенное ею обручальное кольцо. В лучшем случае он испытывает сугубо мужской интерес «к новизне» и лишь потом постепенно и с некоторой натяжкой, обретает гармонию в заповедном лесу, желая «присвоить» то и дело упархивающую пташку. Эта краска оказалась в творческом арсенале троих танцовщиков, которым предстояло решить головоломные задачи мелкой французской техники. Превосходному партнеру Сергею Мануйлову хорошо удаются большие прыжки, но гораздо труднее сражаться с координацией и напичканными в лексику партии brisé en tournant и entrechat six. Герман Борсай – настоящий рыжеволосый шотландец. Этот приземленный Джеймс и вовсе не потянулся к Сильфиде, увидев ее в разгар свадьбы на балкончике. У артиста, наоборот, партнерские качества немного отступили, выведя на первый план хореографические мелизмы. С точки зрения техники партия Джемса ближе танцовщикам менее рослым. Это подтвердил Закари Роджерс, который гораздо уверенней преодолел хореографические каверзы.

Все три исполнительницы титульной роли чутко ухватили стиль и продемонстрировали великолепие техники. Правда, Жанне Губановой еще предстоит вжиться в спектакль, ощутить пространство, чтобы в мизансценах избежать излишней неряшливости. Один пример: двигаясь спиной в pas de bourrée suivi, артистка явно бросает взгляд в кулису, чтобы в нее не врезаться, и этот бытовой жест сбивает магию растворения призрачной Сильфиды в пространстве.

Ярко интерпретирует роль Анастасия Лименько. Уже в гравюрности первой сцены ее Сильфида не любуется спящим Джеймсом со стороны, а скорее композиционно с ним сливается. Ее героиня – истая женская сущность. Она безмятежно весела, любопытна. То ластится к юноше, то, стараясь разжалобить, пускает слезу и не забывает при этом поглядывать на его реакцию, то обиженно надувает губки. Так что, воплощая образ Сильфиды средствами абсолютно свободного танца и актерской игры, балерина была не только легкокрылым мотыльком, но женщиной наивной и любящей.

Иррациональность образа Сильфиды наилучшим образом удалась Эрике Микиртичевой, которая своим «французским» шармом и благородством манеры оживила представления о «божественной Марии».

Мonsieur Taglioni грозил проклясть дочь, если услышит стук ее пуантов. Подобная напасть Микиртичеву не подстерегает. Ее беззвучные пуанты буквально высекают ослепительные искры хореографических фиоритур, пропевая великий гимн чистейшей V-й позиции. Похоже, балерине сегодня и не нужно истязать себя шестьюстами сорока восьмью комбинациями тальонивского урока, чтобы добиться эффекта левитации. Идеальный апломб, позволяющий бесконечно застыть в arabesque, порождает абсолютную иллюзию полета. Трепетная Сильфида-Микиртичева предстает существом иного мира, познать который земному человеку не дано. Ее танец легок как дыхание, прыжки-полеты безусильны, Портрет этой сильфиды столь акварелен, что непонятно, какими выразительными средствами, какими душевными импульсами прорисован. Удивительная игра красок. Наваждение одновременно явственное и неуловимое. А это именно главное требование и чудо Сильфиды, достижимое на театральных подмостках столь редко. Так что искренне поздравим Московский музыкальный театр.

Фото предоставлены пресс-службой
музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Янв 05, 2022 9:22 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24127
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 08, 2021 7:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021120802
Тема| Балет, Фестиваль “DanceInversion”, Персоналии, Анжелен Прельжокаж
Автор| Алла МИХАЛЕВА
Заголовок| Люди и птицы
Где опубликовано| © «Экран и сцена» № 23
Дата публикации| 2021-12-08
Ссылка| http://screenstage.ru/?p=16048
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото Jeanette Bak

Фестиваль “DanceInversion” завершился на высокой ноте – “Лебединым озером” Анжелена Прельжокажа, одного из самых ярких и радикальных хореографов современности, предпочитающего бессюжетные балеты. Знаменитый в том числе и своими интерпретациями постановок “Русских сезонов” Сергея Дягилева, он решился пересмотреть главный балет русского классического наследия, который интерпретировали почти все его знаменитые коллеги – Джон Кранко, Кеннет Макмиллан, Джон Ноймайер, Матс Эк, Мэтью Боурн, Дада Масило, Алексей Ратманский и другие.

Переработав партитуру П.И.Чайковского и включив в нее музыку группы 79D, Прельжокаж погрузил легендарный сюжет в актуальный контекст, положив в основу своего балета тему защиты окружающей среды, сохранив при этом противостояния черного и белого, сил зла и добра. Только представлены они здесь не сказочными персонажами, а современными людьми. Ротбарт – безжалостный бизнесмен, задумавший построить завод на берегу лебединого озера, – своеобразный “злой гений” семьи нефтяного магната и его сына Зигфрида. Одетта – девушка-эколог, выступающая против губительного для природы проекта, Ротбарт (сохранивший колдовскую силу своих балетных предшественников) превращает ее в прологе в лебедя.

Начинается действие, как и в каноническом либретто В.П.Бегичева и В.Ф.Гельцера, с торжества – Ротбарт презентует отцу Зигфрида проект постройки новой буровой платформы. По сцене, как мотыльки, летают официанты с подносами, разносящие напитки и ловко, одним движением руки, с шиком застилающие скатертями столы. Танцевальная суета кельнеров и гламурные радости светской вечеринки детально прописаны хореографом, иронично передающим атмосферу корпоративной вечеринки со всеми ее приметами – welcome drink, флиртом и наведением деловых мостов. На заднике экрана мелькают мириады делящихся и умножающихся чисел. Очевидно, это – цифры ожидаемых прибылей, столь огромные, что им не хватает места в головах вожделеющих их людей.

Видеодизайн Бориса Лаббе – находящаяся в перманентном движении картинка. Спокойный пейзаж сменяется вырастающими на экране небоскребами, они начинают надвигаться на зал, визуально заполняя сцену, словно вытесняя людей и все живое. А в озерных эпизодах почти ощутимо живое дыхание природы, трепет листвы и шум ветра, всего того, что исчезнет с началом бурения нефтяной скважины.

Единственный, кто выступает против сулящего миллионы проекта, – Зигфрид. Он отправляется на озеро, где его, избитого подельниками Ротбарта, находят лебеди, среди них – Одетта, в которую молодой человек тут же влюбляется. Далее все развивается, опять же, по известной канве. Прием в доме родителей Зигфрида. Появляется Ротбарт со своей дочерью Одиллией (клоном Одетты). Очарованный красавицей в черном, которую он принимает за возлюбленную, Зигфрид дает согласие на строительство завода. В этот момент в окне, как и положено, появляется Одетта. Осознав свою ошибку, Зигфрид бросается к озеру, где уже начинают гибнуть лебеди, и Одетта среди них. Финал – трагический, как и музыка Чайковского. Погибают оба.

Прельжокаж успешно сводит сюжетные концы с концами, нанизывая сцены на стержень экологической идеи, которая для него отнюдь не политкорректный жест и не дань моде. Это читается и в хореографических характеристиках персонажей: рубленая жесткая пластика – у Ротбарта, упоенно самодовольная у “глядящего в наполеоны” отца Зигфрида. А его супруга мечется между отпрыском и мужем. В спектакле есть трио, где двое мужчин словно пытаются разорвать ее на части. С сыном у родительницы столь нежные отношения, что ее можно заподозрить в наличии комплекса Иокасты: в нежнейшем дуэте с Зигфридом в какой-то момент кажется, что маман готова покормить сына грудью. Необычайно выразителен почти что эротический дуэт родителей Зигфрида, положенный на музыку венгерского танца. Партия матери вообще проработана до мелочей. Нежность к сыну сменяется жесткостью, когда тот отказывается признать губительный проект. Но, видя, отчаяние своего мальчика, после разоблачения лже-Одетты, она снова становится ласковой и милосердной. Прощальный, рапидно растянутый, “плывущий” в темноте дуэт матери и сына – один из самых выразительных эпизодов спектакля. Как и замечательное адажио второго акта, передающее всю гамму чувств Одетты и Зигфрида, от первой искры до пробуждения чувственности. “Озерные” сцены вообще наиболее эмоциональны. Лебединые движения приближены к подлинным птичьим повадкам: лебеди ходят, неуклюже расставив ноги, вперед животом, но по-своему грациозны, когда “плывут”, а их появление напоминает выход “теней” в “Баядерке”.

Лебединые сцены изначально как бы подернуты патиной тления и умирания. Пластика птиц отражает увядание природы. Их тела покачиваются, как ветки облетающего дерева на экране, и колеблются, как воды озера. Необыкновенно красиво, печально и поэтично передана агония стаи, когда лебеди, не имеющие сил подняться, танцуют только руками и торсами. Трепещут ладони, выразительные, как надломленные стебли, прогибы корпуса прекрасны и трагичны. В финале на сцене остаются лишь их скрюченные тела.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Дек 08, 2021 9:07 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24127
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 08, 2021 8:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021120803
Тема| Балет, Театр балета имени Якобсона, Персоналии, Леонид Якобсон, Андриан Фадеев, Вера Соловьева, Николай Левицкий
Автор| Евгения Цинклер (Санкт-Петербург)
Заголовок| В Петербурге представят восстановленные балеты Леонида Якобсона
Где опубликовано| © Российская газета - Неделя - Северо-Запад № 279(8630)
Дата публикации| 2021-12-08
Ссылка| https://rg.ru/2021/12/08/reg-szfo/v-peterburge-predstaviat-vosstanovlennye-balety-leonida-iakobsona.html
Аннотация|

В 1971 году труппа балетмейстера Леонида Якобсона представила в Ленинграде свою первую концертную программу. Полвека спустя хореографические шедевры возвращаются. 13 декабря Театр балета имени Якобсона покажет на Новой сцене Мариинского театра бережно восстановленные постановки великого мастера.


Сюжет «Свадебного кортежа» навеян картинами Марка Шагала. Фото: Пресс-служба Театра балета имени Леонида Якобсона

Программа демонстрирует наследие Якобсона во всем его многообразии. В первом отделении зрители увидят миниатюры из цикла "Классицизм - Романтизм" (в том числе премьеру виртуозного "Па-де-де" на музыку Моцарта). Удивительное сочетание канонических форм и авторского пластического рисунка, где каждый дуэт или вариация - это полноценный драматический спектакль, полный жизни и гармонии.

Второе отделение открывает "Свадебный кортеж" на музыку Дмитрия Шостаковича - одноактный балет, сюжет которого навеян ранними произведениями Марка Шагала. Продолжают - миниатюры из знаменитого цикла "Роден".

"Вечная весна", "Поцелуй" и другие постановки, созданные Якобсоном под вдохновением от искусства скульптора-импрессиониста и в свое время шокировавшие зрителей своим эротизмом, давно стали визитной карточкой театра. Как Роден совершил переворот в пластике, так Якобсон создал новый язык танца и во многом изменил лицо отечественного балета.

Художественный руководитель театра Андриан Фадеев подчеркивает: речь идет не о современном видении хореографии Якобсона, а именно о ее восстановлении. У труппы есть счастливая возможность обратиться к первоисточнику: с молодыми артистами репетируют педагоги, некогда лично работавшие под руководством Леонида Вениаминовича.

Вера Соловьева и Николай Левицкий - звезды первого состава легендарной труппы "Хореографические миниатюры". Именно на них Леонид Якобсон ставил многие свои шедевры, они были не просто подопечными гениального хореографа, но его сотворцами. И именно они помогают сегодня вернуть к жизни наследие балетмейстера, добиваясь от современных танцовщиков аутентичности исполнения, точного соответствия изначальному рисунку. Но - через призму собственного многолетнего опыта и с определенной поправкой. Ведь Якобсон каждую миниатюру ставил специально для конкретных актеров с определенными данными, пропорциями. Другой состав - другие нюансы.

- Здесь все на мелочах, на нюансах. Шаг вправо, шаг влево - и это уже не Якобсон, - говорит Вера Соловьева ("чистой воды алмаз", называл ее Леонид Вениаминович). - Нам приходится брать на себя ответственность быть "богами", чтобы сотворить особый мир, как творил его Якобсон. Да, с нами репетировать непросто. Музыкальности, выразительности, артистизма мы добиваемся, порой останавливая репетицию по мелочам. В напряженной работе без спорных моментов не обойтись, хотя в основном ребята работают очень хорошо, ведь настоящие профессионалы не могут халтурить. Нас очень радует, что команда Андриана Фадеева всерьез воспринимает миссию сохранения наследия основателя труппы. Наряду с русской классикой и современными балетами якобсоновский репертуар должен быть здесь постоянным. Он, как звук камертона, строит гармонию и задает верную тональность всем художественным процессам, которые делают балетный театр Театром.

Прямая речь

Андриан Фадеев, художественный руководитель Театра балета имени Леонида Якобсона:

- Якобсон был гением, а путь гения всегда непрост. В пространстве своей судьбы Якобсон двигался по собственной, им самим выверенной траектории. В поисках нехоженых путей в искусстве его вела поразительная творческая интуиция и неистощимая фантазия прирожденного художника. "Хореографическая фантазия Леонида Якобсона неистощима, - еще при жизни балетмейстера писала выдающаяся балерина Татьяна Вечеслова. - По его работам видишь, что пластические возможности человеческого тела поистине беспредельны. Кажется, все подвластно танцу, любое чувство, любая мысль". Леонид Якобсон в свое время взрывал балетное пространство нашей огромной страны своим стреляющим в упор творчеством, и в его постановках блистали ярчайшие танцовщики Наталья Макарова Алла Шелест, Михаил Барышников, Алла Осипенко, Инна Зубковская, Нинель Кургапкина и многие другие. Мы и сегодня стараемся соответствовать замыслу Мастера, создавшего некогда "труппу солистов", команду универсальных танцовщиков, способных воплотить художественный замысел любой сложности. Бунтари меняют мир, и современный балет без творений Якобсона был бы иным. Как иными были бы мы сами. Справедливость этой истины каждым своим спектаклем подтверждает наша молодая "труппа солистов", верная заветам Мастера..

О работе с Леонидом Якобсоном

- После окончания Пермского училища я танцевала исключительно классику: Фею Сирени, Аврору, Одетту-Одиллию. А потом позвонил знакомый, рассказал про новую труппу, и я приехала в Ленинград, - рассказывает Вера Соловьева. - У Якобсона женский состав был уже определен, ему нужны были мужчины. Но после того, как он меня посмотрел, решил взять в коллектив. Сначала я танцевала Мертвую царевну, и делала это с легкостью. А потом он поставил для нас с Колей Левицким "Бродячий цирк" на музыку Стравинского. И это был шок. После чистой классики, танцевать которую - легкое счастье, мне предложили стать Балериной бродячего цирка, где надо было нарочито нелепо загибать руки и ноги. Я испытала некоторый внутренний ужас, но сделала все, что просили, с первого раза, и Якобсон был в восторге! Сначала шла ломка себя и никакого удовольствия, но постепенно я стала получать от работы настоящий кайф. И так всегда было с Якобсоном: он тебя поначалу как бы ломает, а когда ты начинаешь понимать, чего он хочет, испытываешь восторг.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Дек 08, 2021 9:35 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24127
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 08, 2021 9:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021120804
Тема| Балет, театр «Русский балет», Персоналии, Виктор Давыдов
Автор| Журин Анатолий
Заголовок| Как стать счастливым
Юбилей маэстро классического танца театра «Русский балет»

Где опубликовано| © Литературная газета
Дата публикации| 2021-12-08
Ссылка| https://lgz.ru/article/-49-6812-08-12-2021/-kak-stat-schastlivym/
Аннотация| Юбилей, Интервью

Известно, что не каждому талантливому артисту балета удаётся стать столь же успешным балетмейстером. Но если такое и случается, то можно рассматривать это практически как исключение из правил.


На сцене – Виктор Давыдов

История с историей

…Жил-был в станице Преображенская, что под Сталинградом, в казацкой семье мальчишка по имени Витя. Старшие сестра и два брата не следовали увещеваниям матери заниматься маленьким Витей, а занимались собой. И даже когда по приказу матери все дружно шагали на речку купаться, они оставляли Витю на берегу и, чтобы из воды было его видно, накрывали его ржавым ведром. Витя этому не сопротивлялся, так как вскоре открыл для себя много нового, вглядываясь сквозь дырки ведра в небо с вопросом: что это – небо? Как и что это – облака? И почему они движутся и куда? Сидящий в ведре Витя размышлял, как маленький Диоген, – приучаясь жить простым путём, избегая удобств. И находить таким причудливым образом многие ответы на загадки ещё не познанного мира.

Масла в костёр познаний подлил школьный учитель истории, обнаруживший у мальчика тягу к разгадке сотворения мира. Получив от педагога подарок – книгу «Сравнительные жизнеописания» Плутарха, он увлёкся изучением судеб выдающихся исторических лиц Греции и Рима. Когда другие пацаны увлечённо гоняли мяч, Витя Давыдов всё дальше углублялся в историю и литературу. Рос, зачитываясь мифами Древней Греции, жизненными перипетиями двенадцати цезарей, событиями Иудейских войн, трудами мыслителей Древнего мира и эпохи Возрождения. Спросите сегодня убелённого сединами, наставляющего внуков Виктора Петровича Давыдова о мифических основателях Афин или Рима, и можете не сомневаться, имена Тесея и Ромула, названных им, можете даже не проверять в «Википедии». О величайших полководцах – Александре Великом и Гае Юлии Цезаре или не менее величайших ораторах – Цицероне и Демосфене и говорить не приходится. Виктор Петрович не только увлечённо расскажет вам о них, но и подкрепит историческими фактами их боевых достижений и цитатами их блистательных речей и изречений. Всё это совсем не лишне сегодня, когда имеешь дело с юным поколением, мозги которого бесконечно успешно мусорят наши нередко слабо подготовленные по части мировой культуры медиа.

Прыжок в балет

А ведь Давыдов совсем не готовился заполнять этот пробел в воспитании поколения XXI века, когда без малого три десятилетия назад пришёл в стремительно набирающий популярность творческий коллектив «Русский балет». Это сегодня уже ясно: надо благодарить основателя и бессменного руководителя коллектива, народного артиста СССР Вячеслава Михайловича Гордеева. Он сумел рассмотреть в новичке талант не только наставника, но и верного реализатора своих творческих планов, а главное – надёжного организатора и помощника.

– Давыдов посвятил всю свою сознательную жизнь балету – сначала Пермскому, затем Свердловскому, потом, став главным балетмейстером Музыкального театра в Кемерове, сумел поставить на ноги балетную труппу театра и поставил там два балета.

Говорит Вячеслав Гордеев: «Давыдов не просто человек театра, ему он отдавал и отдаёт все свои силы, знания и всё своё умение, Виктор Петрович ещё и контактный, наделённый даром убеждения людей в правоте своих действий. Всё это очень важно, когда имеешь дело с десятками юных мальчишек и девчонок, только что выбравших себе дорогу в жизни».

Как солист балета Виктор больше всего добился успеха в Свердловском театре оперы и балета. Он исполняет партии Нурали в «Бахчисарайском фонтане», Пана в «Вальпургиевой ночи», Дроссельмеера в «Щелкунчике», Эспады в «Дон Кихоте», Военачальника в «Половецких плясках». Значительной работой стала роль Цезаря в балете «Антоний и Клеопатра». Творческую работу Давыдов сочетает с общественной деятельностью и уже выступает организатором концертов, в которых начинает ставить собственные номера. Когда почувствовал, что ему уже тесно в рамках репертуарной политики театра, а многое ещё хочется усовершенствовать, решил учиться дальше на балетмейстерском факультете Ленинградской консерватории. На вступительном экзамене, реализуя собственную хореографию, он настолько старался превзойти самого себя, что сломал ногу. Патриарх мирового балета Фёдор Лопухов и главный балетмейстер Кировского балета Игорь Бельский бегут к упавшему Виктору и засовывают его сломанную ногу в лейку с холодной водой, а друзья на руках несут до медпункта, чтобы там объявить о честно заработанной пятёрке. В консерватории Виктор поставил концертные номера в Театре оперы и балета имени Кирова, Трио на музыку Марчелло и Па-де-де на музыку Бриттена, и эти концертные номера шли в репертуаре театра. По его сценариям «Принц и нищий» и «Мария Стюарт» ленинградский композитор Надежда Симонян написала музыку. Знакомство с выдающимся педагогом классического танца Петром Пестовым заронило в нём желание переехать в Москву. Наставник многих блистательных выпускников, которые были ведущими танцовщиками Большого театра и европейских балетных коллективов, Пестов считал и всегда говорил, что Гордеев лучший его ученик из всех, кого он выпустил из стен Академии хореографии Большого театра. Пестов настоятельно рекомендует Давыдову познакомиться со своим уже звёздным учеником Вячеславом Гордеевым. «Он по достоинству сможет оценить твои организационные способности, с ним ты сможешь полноценно себя реализовать». Так и получилось – вот уже четвёртый десяток лет они вместе.

Человек театра

– Давыдов у нас возглавил организацию гастрольной деятельности театра, – включается в беседу Вячеслав Михайлович. – Но не только. Например, сподвигнул меня на постановку спектакля «Золушка» в Уфе. Большим успехом у зрителей пользовались организованные им постановки «Лебединого озера» на озере Лебедянь в Липецкой области, на берегу Ангары в Сибири. Очень плодотворно мы с ним сотрудничали и в Екатеринбурге – там идут поставленные мной «Щелкунчик» и «Лебединое озеро». Ассистировал мне и в новой постановке в Екатеринбурге «Дон Кихота». Большой опыт позволяет ему успешно сочетать организационные и постановочные способности. Его энергии, желанию активно жить могут позавидовать молодые. Он любопытен, интересуется всем, что происходит вокруг, постоянно приводит в театр интересных людей, активно включён в процесс организации гастролей и по стране, и за рубежом. Причём, приводя новых людей в театр, не зацикливается на своих ровесниках, а знакомит нас с талантливой, интересующейся театром молодёжью. Это хорошо, потому что, когда мы каждой весной собираемся омолаживать коллектив талантливыми и, хотим надеяться, перспективными ребятами, в этом процессе он один из самых активных. Ездит по стране, постоянно наведывается в хореографические училища в поисках новой крови для коллектива. Это очень важная для нас работа.

– Вы ведь, Вячеслав Михайлович, с ним не расставались, даже когда на некоторое время, оставив «Русский балет», снова вернулись в Большой театр, чтобы возглавить там балетную труппу?

– Понимаете, своя команда ведь создаётся не один день и даже не год. Виктор Петрович как раз человек команды, который беззаветно предан делу, которому служит, надёжен и обязателен. Поэтому, когда возникают сложные административные ли, творческие ли коллизии у нас в коллективе, я считаю своим долгом всегда поддерживать его позицию. По жизни мы поэтому вот уже столько лет идём вместе.

– Почему именно балет выбрал герой нашего рассказа? – этот вопрос мы задаём уже самому Виктору Петровичу, отметившему недавно в окружении коллег и многочисленных поклонников жанра весьма солидный юбилей служения этому искусству.

– Мой отец был лучшим баянистом в станице, мать – лучшей певицей в округе, и не сомневаюсь, что именно их влияние сказалось на моей любви к сцене. Может, именно поэтому, в отличие от сверстников мальчишек-казачат, для которых скачки на лошадях были обычным делом, меня они не увлекали. Оглядываясь с высоты лет на своё детство, я отношу это к тому, что постоянно сочувствовал этим послушным человеку животным, будучи убеждённым в том, что высшие существа незаконно присвоили себе право распоряжаться их судьбами. Зато меня увлекало рисование облаков и птиц, устремлявшихся к горизонту. И ещё – неуёмное желание заглянуть туда, за горизонт, которое постоянно заставляло меня бродить в поисках предела, которого мне никогда, к глубокому моему сожалению, не удавалось достичь. Помню, всегда находил время между помощью матери по дому, в огороде и в поле, чтобы заскочить в сельскую библиотеку. Там я жадно листал книги, зачитываясь историей Древнего мира, античной литературой. Прочитанное мной так живо будило воображение, что казалось, будто я сам участвовал в тех далёких событиях.

– Но при чём тут именно балет?

– Сначала была только музыка. Сильнейшее впечатление произвёл на меня однажды фильм «Серенада Солнечной долины». Потрясающие Джона Пейн, Гленн Миллер, Линн Барри, а особенно танцы Сони Хэнни и виртуозов-танцоров братьев Николас привели меня в полный восторг. Этот фильм, наверное, я смотрел снова и снова десятки раз. Пожалуй, во многом он и определил моё творческое будущее, разжигая желание повторить увиденное и обязательно на большой сцене. В Доме культуры в хореографическом кружке я истово овладевал азами танцевального мастерства, и я привлёк в кружок своих школьных друзей. Естественно, дальше все мои мысли были связаны только с выступлениями в настоящем классическом балете, и после окончания школы окрепшие ноги просто понесли меня в Киевское хореографическое училище. Через год обучения я поступил в более профессиональное, по моему убеждению, Пермское хореографическое училище.

Не мужская это профессия?

– С высоты вашего опыта не считаете ли вы, Виктор Петрович, что балет всё же больше женская профессия?

– Это правда, ребята менее охотно идут на танцевальную сцену. Просто балет надо очень сильно полюбить. Хотя современный балет всё больше ориентируется на мужчин. Возьмите, к примеру, «Спартак», где основная смысловая, да и танцевальная нагрузка падает на Спартака и Красса, хотя и женские партии там играют совсем не последнюю роль. К тому же балерина может достичь истинного успеха лишь в паре с достойным партнёром. Ещё одно преимущество мужчин в балете – они, как правило, не соблюдают диету. Девушкам часто приходится следить за своим весом, чтобы партнёрам было легко делать поддержку. У мужчин же таких проблем нет. Правда, возникает другая проблема – удерживать, порой на одной руке, порядка полста килограммов (это средний вес балерины). Вот и получается, что за одно выступление артист балета поднимает и переносит до двух тонн. Впрочем, лишнее переедание с лихвой компенсируется повышенной нагрузкой в процессе тренажа, а тем более выступления. Нередко спектакль позволяет сбросить до одного килограмма веса…

– Балет часто сравнивают со спортом…

– И это тоже правда, говорят, игроки «Тотенхема», побывав в Москве в 1959 году, были просто поражены мощью силовых приёмов танцоров Большого театра. К тому же потом кто-то ещё и сравнил поведение на поле Диего Марадоны с балетом. После этого уже никто не удивлялся, когда ученики спортивной школы в ЮАР делают привычный нам rond de jambe en l’air. Оказалось, это просто необходимо, чтобы правильно согнуть ногу для сильного удара по мячу. И всё же как человек, отдавший служению балету всю свою жизнь, твёрдо скажу: ничто не сравнится с балетом по эмоциональному воздействию на зрителя. Мало кого могут оставить равнодушным грациозные движения артистов классического балета, их выразительная игра и чарующие звуки музыки Минкуса, Адана, Глазунова, Хачатуряна, Чайковского, особенно Петра Ильича, ведь наш театр, пожалуй, единственный, с афиши которого все годы не сходит триада знаменитейших во всём мире его творений – «Щелкунчик», «Лебединое озеро», «Спящая красавица».

– В сочинениях известного вам с детства Плутарха, как известно, содержится немало советов, как надо поступать, чтобы быть счастливым. Вы им следовали?

– По Плутарху, «вечно будет какой нибудь повод снова попытать счастья: после удачи – уверенность в себе, после неудачи – стыд!».

В жизни я делал всё чтобы найти, спотыкаясь и поднимаясь, своё счастье. И, как видите, я его нашёл здесь, в театре «Русский балет». Рядом с Вячеславом Гордеевым, гением танца и выдающимся балетмейстером. Терпение, благородство, чистота и порядочность Гордеева – это Божий дар. Я всё время искал дело, в котором мог бы использовать свою энергию и жажду творчества, и это дело я нашёл, занимаясь балетом, рядом с Вячеславом Гордеевым. Ещё я живу по заветам мамы: «Живи и помогай всем людям, что вокруг тебя, и тебе во всём поможет Бог». И как сказал ещё один мудрец, «счастье – отличная штука. Лучший способ – это делать счастливым других». Кажется, я этим всегда и занимался…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24127
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 08, 2021 10:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021120805
Тема| Балет, МАМТ, Возобновление, Персоналии, Пьер Лакотт, Антон Домашов, Георги Смилевски, Сергей Мануйлов, Закари Роджерс, Жанна Губанова, Эрика Микиртичева,
Автор| АЛЕКСАНДРА ЗАГЕР
Заголовок| А ВДРУГ?!
Где опубликовано| © «Петербургский театральный журнал»
Дата публикации| 2021-12-08
Ссылка| https://ptj.spb.ru/blog/a-vdrug/
Аннотация| Возобновление

«Сильфида». Ж.-М. Шнейцхоффер. Возобновление спектакля.
МАМТ.
Хореограф Пьер Лакотт.


Кто не слышал от родителей хрестоматийное «не витай в облаках»? И кто при этом действительно перестал? Вот и хорошему парню Джеймсу наверняка что-то такое твердили родители. И вот он вырос, собрался жениться на такой же хорошей, крепко стоящей на земле девушке Эффи, и жизнь была понятна и распланирована на много лет вперед. А накануне свадьбы он всего лишь задремал, и в его такой понятной жизни все пошло кувырком — в ней появилась Сильфида. Непохожая на всех, кто его окружал до этого, воздушная, свободная, манящая шансом на другую судьбу. А вдруг?


Сцена из спектакля.
Фото — Карина Житкова.


Любопытно, что Пьеру Лакотту, в отличие от Джеймса, ухватить мечту за хвост и принести в нашу реальность вполне удалось. В конце ноября в репертуар Музыкального театра им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко вернулась его версия балета «Сильфида».

Полвека назад Пьер Лакотт возродил и вернул на сцену первую версию «Сильфиды», поставленную в 1832 году Филиппо Тальони в Париже на музыку Жана-Мадлен Шнейцхоффера. Лакотт, сохранив дух той эпохи, показал его с поправкой на современные реалии. Он сплел причудливую вязь своей хореографии, пропитал ее эпохой романтизма и принес, казалось бы, безвозвратно упорхнувшую «Сильфиду» в наше время.

В свое время постановка этого балета знаменовала начало новой эры классического танца и иного отношения к балеринам — из жизнерадостных актрис они превращались в надмирные создания, в служительниц Искусства. Простое изменение техники танца — смена мягких туфель на туфли с жестким носком — стало знаком новой эпохи. У истоков танца на пуантах стоял Филиппо Тальони. Он приподнимал над миром свою дочь, Марию Тальони (изначально на пуантах танцевала только она, это удел балерины, не солисток даже, и не кордебалета), и менял историю балета. В год создания «Сильфида» была невероятно популярна, она с успехом шла по всей Европе. Но балет сгинул бы, если б не ограниченность бюджета Датского Королевского балета и хорошая память Августа Бурнонвиля. Пригласить Филиппо Тальони поставить балет в Дании было очень дорого, и Август Бурнонвиль поставил балет сам, а партитуру заказал Херману Левенсхольду. Так «Сильфид» стало две. И если первая со временем сошла со сцены и не вернулась бы туда, если б не Лакотт, то вторая с успехом идет практически во всех крупных музыкальных театрах мира.


Сцена из спектакля.
Фото — Карина Житкова.


«Сильфида» Пьера Лакотта — своего рода экзамен для танцовщиков на четкость позиций, чистоту танца и легкость исполнения. Десять лет назад труппа МАМТа этот экзамен блестяще сдала и сейчас с успехом переэкзаменовалась. Более того, театру удалось вырастить достойную смену — россыпь успешных дебютов тому подтверждение.

В балетах эпохи романтизма всегда царит балерина. И это вполне удалось и опытной Эрике Микиртичевой, и дебютантке Жанне Губановой — хотя в первом акте она была несколько зажата и танцевала очень осторожно, зато во втором раскрылась и оказалось кокетливой, озорной, легконогой Сильфидой. Эрика Микиртичева же танцевала так, словно сложнейшая хореография Лакотта — единственно возможная манера двигаться для нее. Наклон головы, положение рук, корпус — казалось, ее Сильфида выпорхнула со старинных гравюр, чтобы немного порезвиться на сцене.

Под стать были и Джеймсы — Сергей Мануйлов и Закари Роджерс: наивные мечтатели, каким и могла явиться Сильфида. Все сложности партии, наполненной бесконечными турами, пируэтами, прыжками (мелкая техника французской школы, так редко возникающая на наших подмостках, здесь собрана в лучших своих образцах), лишь работали у них на образ человека, потерявшего от любви и голову, и жизнь. Дебютант Закари Роджерс станцевал свою партию будто на одном дыхании. Но актерски убедительнее был Сергей Мануйлов.

С другой стороны, не материалисту же Гурну (Александр Селезнев), влюбленному в невесту Джеймса — Эффи, было Сильфиде являться — он и не поймет ничего. И где? На стог сена сесть, в котором он спит, а потом по-простому заметает под стол? Маленькая деталь, идеально работающая на образ мужлана, особенно на контрасте с изящно расположившимся в кресле Джеймсом. Впрочем, дебютировавший в этой партии Леонид Леонтьев добавил образу и красок, и многогранности.


Сцена из спектакля.
Фото — Карина Житкова.


Права была ведьма-старуха Мэдж (женщина трудной судьбы — в исполнении Антона Домашёва, и больших страстей — в ярком дебюте Георги Смилевски), когда говорила, что Джеймс с Эффи не пара. И милой, в меру наивной, совершенно земной Эффи Валерии Мухановой, и уж тем более напористой и активной Эффи Ольги Сизых Гурн в качестве мужа подходит гораздо больше.

Ярким примером их несовпадения служит чудесное вставное па-де-де, призванное показать Джеймсу, Эффи и всем гостям счастье супружества. Мол, было оно так возможно, и так возможно, и еще вот так возможно — хореография там сложна и затейлива. Эффи дисциплинированно радуется. А Джеймс что? Джеймс незамечаемую другими Сильфиду по всему дому видит и витает в облаках.

Не только солисты, но и кордебалет справился с французским стилем. (Несправедливо было бы сравнивать их с танцовщиками Парижской оперы, у которых такой стиль вырабатывается со школы и въедается намертво.) Что в первом акте — в веселье гостей, подруг и друзей перед свадьбой Джеймса и Эффи, что во втором — сильфидном, артисты помнили о правильном положении рук, чуть сниженном и округлом, о четкости позиций ног, о заданной хореографом скорости танца. Прекрасно труппа освоилась и с пантомимой, соблюдая грань дозволенной в классическом балете шутки и откровенного фарса; артисты внятно доносили мысль жестом.

Два акта спектакля — два мира, которым не суждено пересечься. Яркие, полные эмоций и совершенно житейской радости танцы молодых шотландцев в первом акте — и невесомые, легкие, свободные движения сильфид во втором. Тем инороднее выглядит внезапно появляющаяся в самых неожиданных местах Сильфида в доме Джеймса, и Джеймс, танцующий среди сильфид в лесу.


Сцена из спектакля.
Фото — Карина Житкова.


Сильфиды живут не только на земле, но и на деревьях. И это не просто прихоть хореографа. «В основе „Сильфиды“ — восхищение от элевации балерины. В подтексте же — восхищение воздушным строем женской души. Чтобы сделать наглядной свою мысль, авторы сочинили необычный эффект, поместив сильфид на деревья», — пишет Вадим Гаевский в книге «Дивертисмент». Если помните, Жизель тоже в какой-то момент показывается Альберту с дерева.

Но спектакль, поставленный Пьером Лакоттом, нельзя назвать точным восстановлением легендарного спектакля Тальони в том виде, в каком он был на премьере 1832 года. Хореограф использовал более поздние фрагменты — так, па-де-труа Джеймса, Эффи и появляющейся над ними в виде тени Сильфиды Тальони добавил через несколько лет после премьеры. Это была часть утраченного уже его балета «Тень», который в свое время также был популярен. (Эту историю исследовала в своей книге о Марии Тальони Инна Скляревская).

Старые мастера в балете ничего не делали «просто так», каждая деталь была значимой и говорящей. Многие ли обращали внимание, что у сильфид на крылышках павлиньи перья? Это путешествие в район древнегреческих мифов — такие крылья были у Психеи. И заново воскрешенная в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко «Сильфида» Тальони и Лакотта дает большой простор для изучения истоков романтического балета, его деталей, его трансформаций во времени. А еще дает возможность зрителю отключиться от безумной реальности на два с половиной часа. Что и в начале XIX века очень ценилось публикой, и особенно ценится сейчас.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24127
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 09, 2021 10:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021120901
Тема| Балет, Фестиваль «Видеть музыку», Башкирский театр оперы и балета, Персоналии, Николай Попов, Ринат Абушахманов
Автор| Надежда КУЗЯКОВА
Заголовок| ФОЛЬКЛОР И ЭЛЕКТРОНИКА.
БАЛЕТЫ
НИКОЛАЯ ПОПОВА И РИНАТА АБУШАХМАНОВА

Где опубликовано| © "Музыкальный Клондайк"
Дата публикации| 2021-12-01
Ссылка| https://www.muzklondike.ru/events/balet_bash
Аннотация| Фестиваль, Гастроли

Одноактные спектакли Башкирского государственного театра оперы и балета стали, на мой взгляд, одним из самых ярких событий не только балетной афиши фестиваля «Видеть музыку», но и всего фестиваля. Оба балета созданы композитором Николаем Поповым и балетмейстером Ринатом Абушахмановым, они же – авторы либретто. Художник-постановщик обоих спектаклей – Фания Низамова, художник по свету –Сердар Чарыев. Первый спектакль этого творческого тандема – «О чем молчат камни», - был поставлен в 2019 году, второй – «Свет погасшей звезды», - премьера этого года. Соединение этих двух произведений в один балетный вечер оказалось очень органичным.


«О чем молчат камни».
Девушка – Софья Саитова, Жрец – Расиль Сагитов


Сюжет спектакля «О чем молчат камни» авторам спектакля был подсказан древними (эпохи палеолита) рисунками первобытных людей, которые жили на территории Южного Урала. В знаменитой пещере Шульган-Таш сохранилось много таких рисунков, эта пещера – уникальный природно-археологический памятник. Выстраивая либретто, Николай Попов и Ринат Абушахманов много общались и подробно консультировались с Владиславом Житеневым - археологом, доктором исторических наук, доцентом МГУ.


«О чем молчат камни».
Сцена из балета. Девушка - Софья Саитова


Один из ведущих современных композиторов нового поколения, работающих в области электроакустической музыки, Николай Попов предложил интересное музыкальное решение. Уроженец Башкортостана, прекрасно знающий местный фольклор, он создал захватывающий, вовлекающий, завораживающий язык, в котором, по меткому выражению известного музыковеда В.Н. Холоповой, «ротировал фольклорные инструменты с электроникой: думбыра, кубыз, курай, морин-хуур мутировали в электронику и возвращались обратно» (прим.ред: В.Н.Холопова. «Композитор Николай Попов», М., Альтекс, 2019, стр. 36). Музыкальный материал записала этно-группа «Йатаган» в составе которой и инструменталисты, и вокалисты, и уникальный мастер горлового пения Роберт Загретдинов. Профессионально занимающийся мультимедиа Николай Попов, вероятно, именно в жанре балета увидел возможность синтеза пластических картин, созданных единомышленником-балетмейстером на планшете сцены, с видео картинами в надсценическом пространстве, словно в воздухе (видеохудожник Евгений Афонин, фотохудожник Олег Меньков). Это именно единое целое, настоящее «мультимедиа» - соединены «живые» движения, реальные танцовщики, фото, цветовые пятна и картины на видеопроекциях, акустические инструменты и электроника в записи, выразительные смены сценического света, что производит сильный эффект именно благодаря своему единству. Ринат Абушахманов предложил также очень интересный и изобретательный пластический язык для передачи как языческой архаики, так и отвлеченных символических моментов, и взаимоотношений персонажей. Этот язык оригинален, и я бы не стала однозначно относить его к тому или иному направлению танца. Фантазия балетмейстера соединяет разные элементы, и, бесспорно, он учитывает то, что танцует академическая, классическая труппа (солируют Софья Саитова – Девушка, Олег Шайбаков -Вождь племени, Расиль Шагитов - Жрец). Впечатляют мужские вариации, монолог Девушки- Созидательницы. По мнению авторов, создательницей знаменитых рисунков была именно женщина, созидательное начало которой противостоит и агрессии войны, и поклонению идолам. «Первобытный» сюжет находится словно «внутри» сцен современных – вереницы людей спешат туда и сюда, держа в руках свои телефоны и не видя ничего, кроме их экранов, энергия созидания для них не существует. Но в финале рисунки возникают вновь – летящие птицы на стенах пещеры…


«Свет погасшей звезды».
Айхылу – Валерия Исаева, Ханбулат - Айрат Масегутов


Второй балет тех же авторов – совершенно иной, хотя в решениях двух спектаклей много общего, что и позволяет их так органично объединить в один вечер. «Свет погасшей звезды» - парафраз извечной темы романтического балета, появление среди людей пришелицы из иного мира, сильфиды, виллисы, ундины.. Здесь к человеку, привлеченная звуками прекрасной музыки, спускается звезда и превращается в девушку. Это сюжет башкирской легенды «Йерактау». Батыр Ханбулат (Айрат Масегутов) и девушка Айхылу (Валерия Исаева) полюбили друг друга, и в груди небесной пришелицы тоже зажглось огнем любви человеческое сердце (этот момент подчеркнуто визуализирован – свет виден буквально, на груди у костюма главных героев сквозь ткань костюма просвечивает приглушенно-красный огонек). «Инаковость» героини, появившейся из нежной небесной дымки, подчеркнута ее танцем на пуантах. Изобретательно поставлен дуэт главных героев, когда они взымают вверх, поддержанные мужским кордебалетом. Но, как и положено в романтическом балете, любви героев противостоят злые силы, персонифицированные не только баем Типтегулом (Андрей Брынцев), но и его свитой. Если движения влюбленных героев кантиленны и льются, как мелодическая линия, то движения свиты Типтегула (или его подданных – мне показалось, что он скорее хан, чем бай – слишком воинственен и мужественен) механистичны. Каждый артист кордебалета выполняет свой короткий набор из нескольких резких движений – выпады, приставные шаги, повороты, взмахи руками, и в целом складывается впечатляющая картина гигантского бездушного механизма, в котором люди – лишь винтики.


«Свет погасшей звезды».
Айхылу – Валерия Исаева, Типтегул – Андрей Брынцев


Музыку для этого балета записали также музыканты-фольклористы – Мурад Джанизаков (курай), Ильдар Шакиров (думбыра), Зилия и Юлия Бахтиевы (вокал), Ринат Рамазанов (кубыз, окарина и горловое пение). К ним добавился голос виолончели (Аяз Нухов, в арсенале которого в этой записи были также кыл-кубыз и морин-хуур. И здесь также поражало взаимопроникновение фольклорных инструментов и электроники. А захватывающие видеоинсталляции создал Эндрю Квинн, знаменитый австралийский медиа-художник и музыкант, живущий в Италии. Достаточно сказать, что в его «послужном списке» такие фильмы как «Матрица», «Нирвана», «Расхитительница гробниц», над спецэффектами для которых он работал.


«Свет погасшей звезды». Сцена из балета.
Айхылу – Валерия Исаева, Ханбулат - Айрат Масегутов


…Девушка Айхылу отдает свое сердце убитому злобным Типтегулом Ханбулату и уходит из земной жизни, возвращаясь в небеса. Дымка, из которой она появилась, и в которую ушла, словно танцует в воздухе, истаивая…

Спектакли показали отличный уровень башкирской труппы, и солистов, и кордебалета. В бесспорно удавшемся поиске новых форм содержание – эмоциональное, захватывающее и заставляющее думать.

Фото А.Голубева предоставлены пресс-службой
Башкирского государственного театра оперы и балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24127
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 09, 2021 8:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021120802
Тема| Балет, Фестиваль “DanceInversion”, Персоналии, Анжелен Прельжокаж
Автор| Сергей Бирюков
Заголовок| Очень русское «Лебединое озеро»
Где опубликовано| © Труд
Дата публикации| 2021-12-09
Ссылка| https://www.trud.ru/article/09-12-2021/1410471_ochen_russkoe_lebedinoe_ozero.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Француз Анжелен Прельжокаж, наверное, и не думал, что ставит свой мрачный спектакль про нас


Герои Прельжокажа временами очень похожи на тех, что знакомы нам с детства. Только лебединой стати в них уже нет . Фото предоставлено пресс-службой Большого театра

Каких только «Лебединых озер» мы не видели, от академичнейших воспроизведений классического спектакля Льва Иванова – Мариуса Петипа до ЛГБТ-фантазий Мэтью Боурна и готической иронии Раду Поклитару. Иной раз, впрочем, сама классика попадала в такую ситуацию, что как бы становилась частью громадного жизненного трэша. Помните, после путча 1991 года долгое время название этого балета воспринималось с кривой усмешкой: люди представляли себе не танец Бессмертновой или Богатырева, а ГКЧП, пытавшийся балетной заплатой закрыть громадную брешь в информационном поле и в самом бытии страны.

После этого, кажется, стало невозможным ставить «Лебединое» с прежним пафосом. Но тогда с каким? Ведь сюжет о предательстве, которое губит, даже будучи невольным, никуда не делся и в масштабе своем не принизился. Какой же горизонт охватывает в своей трактовке, например, французский балетмейстер Анжелен Прельжокаж, чье «Лебединое озеро» в исполнении труппы Ballet Preljocaj доплеснулось до нас в недавно благодаря международному фестивалю Danceinversion?

Это горизонт не больше не меньше – конца мира. Ну по крайней мере конца цивилизации: Прельжокаж рассказывает историю бизнес-семейства, мечтающего женить своего юного отпрыска Зигфрида на Одиллии – дочке воротилы Ротбарта, строящего нефтяную скважину на месте Лебединого озера. Сам юноша любит экоактивистку Одетту, но и Ротбарт, и родители Зигфрида ломают этот союз, пользуясь феноменальным сходством обеих девушек и попросту обманывая парня. Канва исходного сюжета, как видим, сохранена, но, во-первых, сделана жестче: недругами Зигфрида оказываются даже его собственные мама с папой. Во-вторых, эта версия переносит нас из древних романтических стен и с заповедных берегов в небоскребы мегаполиса, между энными этажами которого мы все время перелетаем, нигде не находя света и тепла, поскольку застаем его уже в предапокалиптический момент (видеодизайн Бориса Лаббе). В этом мире еще довольно много жителей, и они даже способны на определенные виды активности – например, собраться на конференцию производителей буровых установок, или на сеанс фитнеса, или даже на бал.

Но в этой своей механистической суете они словно не замечают, что мрачные громады зданий неуклонно рушатся, озера превращаются в болота, а последние деревья чахнут, обнажая за собой непроходимые джунгли из покривившихся конструкций погибающей индустрии. Любовь, возникающая между парой главных героев на этом фоне последних инерционных движений мироздания, еще более безнадежна, чем в оригинале Чайковского: она чисто физически не переживет планетарной катастрофы.

Любопытно, что в программке эти герои вовсе не поименованы, там только перечень из 28 артистов труппы. С другой стороны, нельзя сказать, что главные персонажи совсем не выделены из общей массы. Они вполне узнаваемы, порой даже откровенно мимикрируют под свои классические прообразы – но выходит не подражание, а пародия. Тут работают и костюмы –аляповатая смесь модерна и техно, придуманная художником Игорем Чапуриным, но главное – принципиально иная, огрубленно-мускулистая пластика, которой Прельжокаж добивается, разувая танцовщиц, да и танец мужчин максимально приземляя. Например, маленькие лебеди у него, сцепляя руки традиционной «елочкой», выделывают нечто среднее между чарльстоном и тверком.

Знаю, что далеко не всем ценителям балета такое решение понравилось. Прельжокажа обвинили и в том, что прежние его трактовки классики, в том числе весьма радикальный «Ромео и Джульетта», были гораздо изобретательней хореографически. Возможно, и так, но там, насколько помню, спуск действия из рыцарских замков на городскую свалку все же не производил столь отчетливого впечатления цивилизационного краха. В «Лебедином озере» не просто Принц предал (пусть случайно) Одетту – здесь все человечество предало себя, забыв естественные основы жизни и погубив планету.

Отдельно о музыке. Нынешний спектакль Прельжокажа идет меньше двух часов – это значит, по меньшей мере треть партитуры Чайковского в него не вошла (притом вошли, не очень понимаю зачем, некоторые другие сочинения Петра Ильича – например, знаменитое пиццикатное скерцо из Четвертой симфонии). Зато значительные куски отданы электронным трансформациям тем Петра Ильича, а то и вообще чужеродной техно-музыке (группа 79D) – в тех самых сценах конференции, фитнеса… Этот ритмизованный шум теснит любимые с детства мелодии, как уродливые индустриальные конструкции душат природу. Тем закономернее выглядит беспросветный конец произведения.

А где же красота самого знаменитого русского балета, спросит традиционалист?

А где она вообще, красота? Сойдите с сапсана где-нибудь между Москвой и Петербургом – увидите вы там прекрасные русские поля, леса, озера, вдохновлявшие Чайковского? Боюсь, нет – это будут в основном захламленные пустыри, руины фабрик и покосившиеся дома брошенных деревень. Утратив пассионарность, наша страна лидирует, пожалуй, только в одном – вот этом самом цивилизационном кризисе. Тут мы истинно впереди планеты всей. И недалеки от мрачной антиутопии Прельжокажа, который, ставя ее у себя во Франции, наверное, даже не представлял, насколько русский в печально-современном смысле слова спектакль он создает.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24127
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 10, 2021 10:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021121001
Тема| Балет, театр оперы и балета им. Абая, Персоналии, Светлана Захарова, Артемий Беляков, Александр Волчков
Автор| Вадим Кравцов
Заголовок| Явление московской Кармен
Где опубликовано| © Деловой Казахстан
Дата публикации| 2021-12-10
Ссылка| https://dknews.kz/ru/chitayte-v-nomere/210350-yavlenie-moskovskoy-karmen
Аннотация|



В Алматы, на сцене Казахского национального академического театра оперы и балета им. Абая, продолжают идти яркие балетные спектакли IV Международного фестиваля танца Ballet Globe. Он посвящен 95-летию легендарной российской балерины Майи Плисецкой. В театре с успехом уже прошел одноактный балет Альберто Алонсо «Кармен-сюита» на музыку Жоржа Бизе в обработке Родиона Щедрина. Фестиваль Ballet Globe организован его основателем Ерланом Андагуловым при поддержке спонсоров и акимата Алматы.

Основные партии в «Кармен-сюите» исполнили звезды российского балета из московского Большого театра. Партию Кармен танцевала народная артистка РФ Светлана Захарова, прима-балерина Большого театра и этуаль театра Ла Скала. Ее партнерами были Артемий Беляков – Хозе и Александр Волчков – тореро, премьеры Большого театра. Азамат Аскаров и Наргиз Мирсеидова, солисты балетной труппы КазНАТОБ им. Абая, исполнили партии коррехидора и Рока.

В партии Кармен, ставшей визитной карточкой Майи Плисецкой, особенно ярко проявилась ее уникальная индивидуальность. В центре действия трагическая история любви цыганки Кармен и солдата Хозе. Взаимоотношения героев и гибель Кармен от руки Хозе предопределены Роком. Новаторский, необычный для советского музыкального театра балет «Кармен-сюита» кубинский хореограф Альберто Алонсо создал специально для Майи Плисецкой. Премьера спектакля, олицетворяющего советско-кубинскую дружбу, состоялась 20 апреля 1967 года на сцене Большого театра в Москве с Плисецкой в главной партии. 1 августа того же года премьера балета в другой редакции прошла в Кубинском национальном балете с Алисией Алонсо в партии Кармен.

В 2005 году Альберто Алонсо вновь приехал в Москву, для участия в подготовке возобновления постановки своей «Кармен-сюиты», но уже с новой примой русского балета, Светланой Захаровой. Спектакль готовился в «кубинской редакции», в которой танцевала Алисия Алонсо. Тогда балет готовился к показу на вечере в честь 80-летия Майи Плисецкой.


«Майя Михайловна специально приехала к юбилею, провела несколько репетиций. Сделала замечания по положению рук, откорректировала некоторые позиции. Премьера прошла хорошо, присутствовал Родион Константинович Щедрин. Он был очень счастлив, что его «Кармен-сюита» вернулась на сцену Большого театра. Это был большой праздник для всех, и для меня в том числе. Я получила новую роль, очень значимую в моей жизни. Много лет я танцую ее на разных сценах мира. Этот спектакль востребован до сих пор, и публика с удовольствием его смотрит»
Светлана Захарова


Реакция алматинской публики была ожидаема: восторг, овации и цветы артистам. Как правило, в театре им. Абая «Кармен-сюита» идет под фонограмму. На этот раз спектакль сопровождался «живой музыкой» оркестра п\у Нуржана Байбусинова. В его составе были исполнители из оркестра КазНАТОБ им. Абая и Государственного ансамбля классической музыки «Камерата Казахстана». Примечательно, что спектакль шел в сценографии Бориса Мессерера, двоюродного брата Майи Плисецкой.


«Алматинская публика доброжелательна, оказывает теплый прием и, что самое приятное, реагирует адекватно событиям. Здесь нет такого, когда зал срывается в какие-то, совершенно неоправданные, аплодисменты. Или, наоборот, когда, не дождавшись конца спектакля, люди уже начинают расходиться. Прямо чувствуется, что аудитория идет за действием, за развитием. И в конце было очень приятно, что зал встал. Понятно, зал встал, потому что у нас партию Кармен исполняет несравненная Светлана Захарова!»
Артемий Беляков
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
.Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 24127
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 10, 2021 10:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021121002
Тема| Балет, Парижская опера, Премьеры, Персоналии, Шарон Эяль, Вацлав Нижинский, Марк Моро, Сэ Ын Пак.
Автор| Мария Сидельникова
Заголовок| Умеренность в своих силах
«Русский вечер» в Парижской опере

Где опубликовано| © Газета «Коммерсантъ» №225 от 10.12.2021, стр. 11
Дата публикации| 2021-12-10
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/5119030
Аннотация| Премьеры

Свой ударный балетный декабрь Парижская опера начала с премьеры программы «Аштон / Эяль / Нижинский». «Рапсодия» вернулась в репертуар в исполнении молодого поколения, «Фавнов» поставила Шарон Эяль, и это дебют одной из самых востребованных современных хореографов в Опере, «Весну священную» переписали и адаптировали усилиями франко-русской сборной. Смотрела Мария Сидельникова.


Главной интригой вечера была мировая премьера «Фавнов» в постановке Шарон Эяль
Фото: Yonathan Kellerman / OnP


Три одноактных балета трех совершенно разных хореографов худрук Орели Дюпон объединила русской темой. «Послеполуденный отдых фавна» (он же «Фавны») и «Весна священная» проходят по линии дягилевских «Русских сезонов», «Рапсодия» — классический довесок с двойным русским следом: музыка Сергея Рахманинова и первое исполнение Михаила Барышникова. Именно для него — приглашенного премьера Royal Ballet — и поставил в 1980 году Фредерик Аштон свой бравурный балет-фейерверк в подарок на 80-летие королеве-матери Елизавете.

Однако виртуоза уровня Барышникова для премьерного вечера в Парижской опере не нашлось. Матерые этуали труппы брошены на «Дон Кихота», «Рапсодию» же Дюпон отдала молодежи, и выбор первого танцовщика — Марка Моро — нельзя назвать удачным. Невыворотные ноги с тяжелой низкой икрой решительно отказывались широко и чисто проговаривать техничные скороговорки Аштона. Разудалые круги больших прыжков, лихие проезды по диагонали назад и вперед с выброшенной ногой, фуэте, разбавленные искристым прыжком,— все, что составляет мастерство мужской «русской школы», восхищавшей Аштона, французу было не по ногам и не по темпераменту.

Неудачный выбор солиста с лихвой компенсировала этуаль Сэ Ын Пак. Первая кореянка, добившаяся высшей ступени в иерархии парижской труппы, отлично выучена в родном Сеуле, дисциплинированна, обладает музыкальностью и раскрывается с каждой новой партией. В сложнейшем хореографическом тексте, где только и успевай чеканить заноски, менять ракурсы да с лету прыгать в изощренные поддержки, она — хрупкая и легкая — выделила множество ярких вспышек, стильных полутонов, едва уловимых нюансов и сделала это с заразительным драйвом.

Главной интригой вечера была мировая премьера «Фавнов» в постановке Шарон Эяль. Израильский хореограф, воспитанница Охада Наарина, одна из самых влиятельных и модных фигур в современном танце впервые получила приглашение работать в Опере, да еще с таким непривычным для себя материалом — «Послеполуденным отдыхом фавна» Дебюсси, чья тягучая музыка кажется совершенно противоположной самой природе ее пульсирующей хореографии. Впрочем, на премьере майским вечером 1912 года от Фавна-Нижинского тоже ждали захватывающих дух элеваций, он же растянулся в неге над пещерой.

Никакого юноши-козленка и мифологических дев у Эяль, разумеется, нет и в помине. У нее все фавны и все нимфы одинаковы: для всех восьми артистов костюмы телесного цвета — шорты и перетянутые крестом на груди майки — сшиты по эскизам диоровской арт-директрисы и постоянной напарницы Эяль Марии Грации Кьюри. Если где и есть аллюзии на балет Нижинского, так это в движении в одной плоскости, в перекрученных телах, словно снятых с античных барельефов, в угловатых руках с вывернутыми вверх ладонями. В остальном же парижская премьера — это мгновенно узнаваемая, повторяющаяся из спектакля в спектакль Шарон Эяль. Ее фавны топчутся на высоких полупальцах в па-де-бурре, заламывая назад руки — этакий гибрид ее последнего спектакля «Цепь души» и фокинского «Умирающего лебедя»,— выскальзывают на соло и потом вновь поглощаются бесполым коллективным телом, раздираемым звериными инстинктами, уязвленным человеческими страхами и освобожденным от гендерных условностей.

На финал припасли новую версию «Весны священной» Игоря Стравинского. Хореографию Вацлава Нижинского (1913) восстановила и адаптировала Доминик Бран, исторические костюмы Николая Рериха воссоздал Александр Васильев. Француженка, многолетняя исследовательница жизни и балетов Нижинского, специалист по системе записи танца Лабана и русский телеведущий, историк моды сработались на съемках фильма «Коко Шанель и Игорь Стравинский» еще в 2008 году. По следам фильма и при участии историков Хуана Игнасио Валейоса и Софи Жакото в 2014 году Доминик Бран выпустила свою полноценную версию «Весны» и представила ее как альтернативу исторической реконструкции 1987 года Миллисент Ходсон и Кеннета Арчера, которая считается максимально близкой к утраченному первоисточнику. У француженки другой подход к работе: так как оригинала нет («Весну» показали восемь раз, и она не была задокументирована самим Нижинским), она отрицает «иллюзорные реконструкции» хореографии и выбирает свою собственную интерпретацию. В качестве отправной точки она взяла партитуру «Фавна» 1915 года, записанную самим Нижинским, плюс сверялась с партитурой Стравинского и Мари Рамбер, которая работала вместе с Нижинским над «Весной».

Изменения в новой «Весне» главным образом коснулись композиции. Между двумя частями балета «Поцелуй земли» и «Великая жертва» постановщица создает сюжетную связку. Получив всю мощь природы — а «поцелуй земли» буквально поднимает скрючившегося в конвульсиях Старейшего-мудрейшего на ноги,— старец в компании одного из юношей чертит роковой круг, в котором предстоит умереть Избраннице. Смысла это происходящему на сцене не добавляет: сюжетность — последнее, что интересовало создателей балета век назад. А вот градус действия, эмоциональный ритм спектакля сбивает. Его отсутствие, пожалуй, главный недостаток новой «Весны». В погоне за повествованием, хореографической достоверностью, которая выражается в цитатах из «Послеполуденного отдыха фавна» Нижинского и утрированной корявости, балет приобрел декоративность и, увы, растерял дикость. К тому же Васильев, сверяя свою работу с оригиналом Рериха, причесал юношей слишком аккуратно, постаравшись сделать позаметнее лапти, алые рубахи и бородатых медведей-оборотней. Ощущение катастрофы в финальной пляске Избранницы появилось только во втором составе, когда главную партию танцевала Эмили Козетт. Но это личная заслуга балерины предпенсионного возраста — на тридцать прыжков с поджатыми ногами ей физически не хватало сил.

Премьера «Весны священной» состоялась с одобрения наследников Вацлава и Ромолы Нижинских. Их дочь Тамара (1920–2017) несколько десятилетий тщетно билась с Миллисент Ходсон и Кеннетом Арчером, чья версия раньше шла в Опере, за получение авторских отчислений. Необходимую законодательную базу, закрепляющую за наследниками авторские права, приняли во Франции только в 2013 году, к столетию «Весны». С тех пор балеты Нижинского можно ставить только с разрешения его фонда. В этом, по всей видимости, и кроется ответ на вопрос, зачем Парижской опере понадобилась новая — причесанная и приглаженная — версия самого радикального балета эпохи модернизма.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 2 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика