Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
Интервью-2. День работников культуры

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 26, 2008 7:27 am    Заголовок сообщения: Интервью-2. День работников культуры Ответить с цитатой

Российская культура отмечает свой день, зализывая раны
Министр культуры Александр Соколов в непраздничном интервью "РГ"
Валерий Кичин
"Российская газета" - Федеральный выпуск №4620 от 25 марта 2008 г.
http://www.rg.ru/printable/2008/03/25/sokolov.html

Сегодня Россия впервые отмечает новый праздник - День работников культуры. О смысле и сути этого события, насущных проблемах нашего "культурного фронта", где отрадных перемен пока не так уж много, мы говорим с министром культуры и массовых коммуникаций Александром Соколовым.


Гений четвертой категории

Российская газета: Александр Сергеевич, в своем поздравлении деятелям культуры по случаю их новорожденного профессионального праздника вы пишете: "Только опираясь на культурный потенциал народов, можно обеспечить стабильное развитие и процветание страны". И это святая правда: культура - основа всего главного в нашей жизни, от уровня технологий до культуры политики, от качества мышления до отношений в быту, от культуры производства до уважения к нашей стране в мире, где именно культура всегда выступала в качестве нашего главного посла доброй воли. Это, повторяю, непреложная правда. Но ассигнования на культуру у нас при этом снова сокращаются. Может быть, не все властные структуры постигли эту истину?

Александр Соколов: И все же это истина. Одна из задач нашего профессионального праздника - о ней напомнить. Только что состоялось двухдневное заседание нашего Координационного совета. Мы его специально провели в преддверии праздника: в Москву съехались руководители культуры из всех регионов страны, здесь они могли из первых рук узнать о насущных проблемах, стоящих как перед федеральными органами исполнительной власти, так и перед регионами. Не менее важно: это хорошая возможность пообщаться между собой.

РГ: Что такое этот праздник? В чем его смысл?

Соколов: Для деятелей культуры все другие праздники - работа: надо участвовать в концертах, обеспечивать праздничную атмосферу. А здесь в центре внимания - сами деятели культуры. Это им адресованы знаки внимания. К этому дню приурочено вручение государственных и ведомственных наград.

РГ: С чем наша культура пришла к своему празднику?

Соколов: Об этом и шла речь на Координационном совете - обсуждались задачи ближайшего времени и более отдаленного будущего. Есть проблемы, решение которых обязательно надо завершить в нынешнем году. "На потом" они не откладываются. Когда в 2004 году была проведена административная реформа, ее опыт показал, что много времени уходит на реструктуризацию, на неизбежные процедуры по прекращению одних функций, появлению других. На каких-то направлениях работы ставится точка, другие активизируются. Сейчас мы тоже на пороге таких перемен, на них уйдет часть лета. Но это никоим образом не должно тормозить исполнение насущных задач.

РГ: Какие из них вы считаете самыми неотложными?

Соколов: Страна переходит на отраслевую систему оплаты труда. Но в деле культуры есть своя специфика, которая непременно должна быть учтена. И до конца года мы должны решить проблемы оплаты труда деятелей культуры. Делается это во взаимодействии с минздравсоцразвития - там сейчас готовятся документы, которые мы рассчитываем получить в третьем квартале. Эти документы опираются на Трудовой кодекс, касающийся всех отраслей. Нам же нужно четко прописать специфические особенности нашей отрасли. Например, предполагается система оплаты труда сотрудников согласно четырем категориям - как она аукнется в сфере культуры? В ее основу положен простой принцип: уровень образования работника. Это понятно: вспомогательные технические службы не требуют того высшего специального образования, которое необходимо работникам более сложных звеньев творческого процесса.

РГ: Но в культуре многое определяется не только уровнем специального образования. Композитор Бородин был химик...

Соколов: В том и дело. Отраслевая система оплаты по идее - совокупность базового оклада и тех очень существенных возможностей материального поощрения, которые находятся в полномочиях руководителя. Роль руководителя возрастает: он определяет надбавки. И здесь еще многое предстоит отстоять. Как везде, у нас есть компенсационные надбавки, связанные с особыми условиями труда - сверхурочные, в ночное время и т.д. Но у нас гораздо больше возможностей реализовать надбавки стимулирующие - почетные звания, правительственные награды, которыми отмечаются творческие достижения. Не менее 30 процентов фонда заработной платы будет предусмотрено как раз на такого рода поощрения. Но творческие люди - люди чувствительные, и надо, чтобы все было понятно. Чтобы были всем ясные "вилки", в пределах которых руководитель сможет обоснованно реализовать свои предпочтения.

С этим связано и то, что давно вызывает интерес и тревогу работников культуры и в чем мы проявляли особую осторожность: переход к той самой автономии учреждений культуры, которая представляет собой определенный риск плавания в море рынка. Об этом беспокоились в первую очередь театральные деятели. Театры Москвы и провинции находятся в разном положении. Столичный театр может рассчитывать на постоянное обновление публики и соответственно вести репертуарную политику. В провинции пространство более замкнутое, иная платежеспособность населения, что сказывается на цене билетов. Специфика культурного дела дает себя знать на каждом шагу. Для библиотек, для архивов неприменимо многое из того, что совершенно нормально, скажем, для промышленности, здесь тоже нужны серьезные поправки. Так что переход к новым принципам хозяйствования предполагает, повторяю, риск. И здесь я сторонник пилотных проектов. Надо дать возможность рискнуть руководителям, у которых есть идеи и желание экспериментировать, - и на их опыте строить методические рекомендации для других.

РГ: Вы не могли бы привести конкретные примеры такого опыта?

Соколов: Разумеется. В такое свободное плавание сейчас отправляется Московская филармония. Это интересный эксперимент, и я эту инициативу охотно поддер жал: надо пробовать! Давно добивается права на "свободный полет" и Константин Аркадьевич Райкин с его Театром "Сатирикон", есть перспективные идеи у Олега Павловича Табакова с МХТ.

РГ: А есть попытки двинуться в этом направлении в провинции?

Соколов: Нет. Провинция как раз предупредила нас: не внедряйте, пожалуйста, такие системы нам сверху. Хотя в филармонической деятельности есть интересный проект структурных преобразований, инициированный Тверской филармонией. Но обсуждать его рано: это пока только идея.

Банка меда и финансы

РГ: Какие еще проблемы необходимо решить в 2008 году?

Соколов: Должна завершиться двухлетняя работа правительственной комиссии по проверке фондов более 1600 музеев разного типа и ранга. Комиссия эта до последнего времени работала под руководством Дмитрия Анатольевича Медведева, в ней несколько рабочих групп, у каждой своя специализация: работа экспертов, предложения в сфере законодатель ства, где еще многое требует уточнений. И мы должны еще в этом году поставить здесь последнюю точку, что, не скрою, вызывает у меня некоторую озабоченность. Работа эта ведется силами Роскультуры - агентства, которое в качестве учредителя занимается всеми хозяйствующими субъектами. Тут стоит напомнить читателям, что в рамках административной системы полномочия нашего министерства исключают какие бы то ни было прямые контакты с учреждениями культуры и с хозяйствующими субъектами. Мы не можем проверить кадровую политику учреждения культуры, определить объем его финансирования: это функции правоприменительные, они являются прерогативой агентств. Таким образом, судьба Роскультуры, как и перспектива наших субординационных отношений, напрямую связаны с выполнением этой задачи.

РГ: А что в этом направлении предполагает сделать министерство?
Допустим, нужна реставрация полотна Рембрандта - нельзя же отдать ее в руки случайного человека, который запросил меньшую цену!
Соколов: Есть проблемы правового характера. В законе о музейных фондах и музеях Российской Федерации есть лакуны, которые необходимо заполнять. Вот музеи-заповедники. Это одна из самых интересных категорий музеев: усадьбы, большие комплексные заповедники, куда входят и ландшафтные, и природоохранные зоны. Но как раз этих музеев-заповедников в законе нет, они там даже не упомянуты. То есть в законе, призванном их защищать, не учитывается их специфика. Во что это выливается на практике? Вообразите загородную усадьбу, которая по идее должна воспроизводиться аутентично, - это же не только усадебный дом. Это ее быт, ее окружение: покосные луга, приусадебная пасека, пруд и хозяй ство, которое складывалось вокруг и должно работать. Но если это хозяйство работает, то оно дает доход. Может ли музей этим доходом пополнять свой бюджет? Продавать баночки меда со своей пасеки? Туристы с удовольствием будут их покупать, если там будет написано, допустим, "Тарханы". Оказывается, музей этого не может. Ему даже не дано права держать маленькую гостиницу, чтобы туристы могли переночевать. Это и есть не учтенная законом специфика. В декабре 2005 года мы с большим трудом пробили обсуждение вопроса о музеях-заповедниках на заседании правительства. Он постоянно переносился, исключался из плана законопроектной деятельности, но мы его все-таки обсудили. Представили стратегию развития музеев-заповедников. Эта стратегия была результатом большой работы, проведенной совместно с директорами заповедников - это фактически их концепция. В марте 2006 года мы внесли в правительство пакет материалов для поправок в Закон о музейных фондах и музеях РФ. Дальше началась волокита, которая продолжается до сих пор. Но я считаю, этот закон надо обязательно довести до ума еще в этом году.

РГ: Природа волокиты, как всегда, - борьба по-разному заинтересованных сторон?

Соколов: Конечно: закон, ограничивающий разгул частных интересов, долго дожидается своего часа. В данном случае всем ясно, что речь идет о захвате этих природоохранных зон. Идет стихийное строительство коттеджей. От территорий музеев-заповедников откусывают все новые куски и не дают им возможности очертить границы своих охранных зон. В ближайшее время по моей просьбе председатель правительства проведет по этому вопросу специальное совещание. Я очень надеюсь, что будут даны конкретные поручения. Причем не только нам - мы и так никогда не ослабляли натиск в этом направлении, а и соответствующим органам исполнительной власти.

РГ: Есть ли надежда продвинуть в этом году еще один "долгострой" - неразрешенные проблемы художественного образования в России?

Соколов: Обязательно. Эта проблема рассматривается в общем контексте реформы высшего профессионального образования. Она связана с вхождением России в Болонский процесс, задача которого создать единое открытое европейское пространство высшего образования. Связана она и с принципом двухуровневого образования: бакалавр - магистр. Там многое унифицировано и стандартизовано по европейским образцам. Но как раз в сфере культуры мы во многом опережаем средний уровень, принятый в европейских учебных заведениях. А в законе об образовании, по аналогии с законом о музейных фондах и музеях, не была учтена специфика художественного творчества. Там даже не упомянуто искусство как таковое. Несмотря на многократные и настоятельные просьбы включить нас в этот процесс, эта работа была прерогативой исключительно министерства науки и образования. Мы добились, чтобы под эгидой правительства была создана рабочая группа, действующая под председательством двух министров: министра науки и образования, с одной стороны, - и министра культуры и массовых коммуникаций, с другой. Такие совещания проводились, и мы во многом продвинулись вперед. На днях я получил письмо от председателя Союза театральных деятелей Александра Александровича Калягина, где он благодарит нас за то, что мы смогли договориться: многие проблемы театрального образования, по его мнению, учтены.

Ухабы на пути вундеркинда

РГ: На "Деловых завтраках" в "РГ" наши гости-музыканты с большой тревогой говорили о состоянии музыкального образования - того самого, которым Россия всегда могла гордиться.

Соколов: Музыкальное образование - особенно сложный процесс. Здесь мы имеем уникальный случай профессиональной учебы, которая должна начинаться в коротких штанишках. Учить музыке надо начинать не позднее 4-5-летнего возраста: тогда происходит первичная селекция, на основе которой и растят будущего профессионала, передавая его из рук в руки: школа - училище - вуз. Есть и особый путь через школы-десятилетки при консерватории, где к порогу вуза музыкант приходит почти готовым профессионалом, а часто и лауреатом. В этом принципиальная разница между подготовкой музыканта и, допустим, инженера. Если абитуриенты большинства вузов до последних месяцев колеблются, выбирая профессию, то здесь судьба определена с детства. Система бакалавр - магистр на эту ситуацию никак не проецируется. Мы провели много "круглых столов" и заседаний нашей коллегии с тем, чтобы прописать в общем законе эту специфику музыкального образования. Но до сих пор продолжается типичная для нас перепалка, прекратить которую можно только "сверху". Я уверен, что решение проблемы надо найти именно в этом году, пока наша система музыкального образования не разрушилась вовсе.

РГ: В нашей музыкальной жизни иной раз возникают какие-то непонятные помехи как раз со стороны законов. Например, выехать с гастролями за пределы России для музыканта, особенно молодого, стало делом почти неподъемным: за вывоз его собственной скрипки - его рабочего инструмента! - на таможне требуют баснословные деньги.

Соколов: Вопрос совершенно правильный, но я бы внес некоторые уточнения. Есть разные уровни законодательства, и на пути реализации творческих проектов постоянно возникает много таких бытовых препятствий. Названный вами случай относится к практике таможни, к действию закона о ввозе и вывозе культурных ценностей. Закона, который определяет право художника взять под мышку собственную картину и выехать с ней за границу. Очевидно, что такое право должно быть, и проблемы этого рода решаются - иногда путем долгих согласований, но конечный результат, думаю, гарантирован. А вот где результат не гарантирован - это закон о культуре. Раньше он назывался "Основы законодательства РФ о культуре" и удачно объединял международные нормы с нашей внутренней, в то время еще советской, спецификой. Этот закон представлял собой объявление государством своих гарантий по защите культуры в целом и ее деятелей в частности. Там были социальные гарантии, льготы, которые предоставлялись деятелям культуры с учетом характера их деятельности. Но этот закон рухнул после того, как вышел 122-й Федеральный закон. И все эти четыре года мы, как могли, старались восполнить утраты. Понятно, что восстанавливать старое бессмысленно - изменились условия: появился рынок, появились хозяин и его наемные работники... И разумеется, это уже круг проблем, решение которых выходит за рамки 2008 года, но мне хотелось бы максимально его приблизить. Я говорю о данном законе как о своего рода конституции нашей культуры, где была бы максимально учтена специфика творчества и деятельности, обслуживающей творчество. Это должен быть комплексный закон. У нас есть общая с Комитетом Госдумы по культуре рабочая группа, и я очень обнадежен тем, что сегодня во главе комитета - опытный юрист Григорий Петрович Ивлиев. Мы уже договорились о том, как будем продвигать этот закон. Дело в том, что последние годы мы могли добиваться осязаемого успеха, только отрабатывая поправки к существующим законам. Такая была парадигма законотворчества, что новые законы не приветствовались, даже не включались в план. Пример - тот же закон о музеях-заповедниках. Нам сразу сказали: не пройдет, работайте над поправками к Закону о музейных фондах и музеях РФ - там все и прописывайте. Или, допустим, был у нас проект отдельного закона о меценатстве, и мы были готовы его внести еще два года назад. Но и он не прошел, потому что в тот момент готовился общий закон о целевом капитале, и то, чего мы добивались, там было в основном учтено. Так что, решая локальные вопросы, надо стремиться доработать закон о культуре в целом.

РГ: У нас часто говорят о компетентности законотворчества. Но вот уже не первый год существует пресловутый 94-й закон...

Соколов: Страшное дело!

РГ: Что с ним делать? Он абсурден и гирей висит на шее нашей культуры: чтобы снять собственный сценарий, режиссер должен сначала объявить конкурс и его выиграть в состязании с самим собой.

Соколов: Это тоже из ряда безотлагательных задач 2008 года. Тут ясность полная, вся дискуссия уже состоялась, и примеры приведены исчерпывающие. Допустим, нужна реставрация полотна Рембрандта - нельзя же отдать ее в руки случайного человека, который запросил меньшую цену! И учреждения культуры должны иметь право выбора специалиста, которому можно соответствующую задачу доверить. Когда театр приглашает режиссера на постановку, он выбирает не того, кто дешевле стоит, а того, кто может создать неповторимое произведение искусства - а это стоит больших денег! 94-й закон абсолютно не учитывает специфику и потребности нашей сферы. Я уверен, что в данном случае хватит копья ломать, надо просто принимать политическое решение. В этом законе должны быть исключения, подтверждающие правило. Иначе мы загубим сферу, которая потом уже никогда не восстановится.

Каналов станет больше

РГ: Давайте затронем вторую важную область, которую курирует министерство, - массовые коммуникации. Что с развитием радио- и телевещания?

Соколов: Есть заметный прогресс в переходе от аналогового вещания к цифровому. В ноябре Правительством утверждена концепция развития радиотелевещания в России до 2015 года, созданная в сотрудничестве трех федеральных органов исполнительной власти - мининформсвязи, минкультуры и Россвязьохранкультуры. Было много накаленных споров, они дали хороший результат. Сейчас мы получили задание на основе этой концепции разработать федеральную целевую программу.

РГ: Когда окончательно перейдем на цифровое вещание?

Соколов: Думаю, к 2015 году. Некоторые регионы заявили готовность апробировать новые технологии у себя, и уже действуют пилотные проекты в Екатеринбурге и Мордовии. Этот опыт нам многое дает, и мы его очень ценим. Вообще, в этой области мы не отстаем: в мире примерно так все и происходит. И нам важно учесть этот опыт - чтобы не изобретать велосипед.

РГ: В мире быстро растет новая для нас система веб-вещания: в Интернете есть множество станций, передающих любую музыку, в том числе и классическую. Есть станции, специализирующиеся исключительно на фортепиано, или на Бахе, или на оперетте. Какие планы в этой области?

Соколов: Я бы в связи с этим вспомнил о существующей в мире концепции "нишевого" вещания. В этих эфирных "нишах" собираются слушатели по принципу клубных интересов: спортивные станции, радиоклубы любителей оперы, джаза, рока... Здесь есть перспективы не только для интернетного, но и для кабельного вещания, и платного. Или возьмем религиозные каналы. Если у нас есть православный канал, то должны иметь право на свой канал и другие традиционные конфессии. Но все это должно развиваться в общем правовом и конституционном поле, чтобы исключить использование этих новых возможностей в антиобщественных целях. То, чем сейчас все так озабочены в связи с Интернетом.

РГ: Как вы относитесь к встревожившей всех инициативе ввести в Сети ограничения? Не грозит ли нам пойти по китайскому пути отсечения страны от мира?

Соколов: То, что мы не должны следовать этому примеру, для меня очевидно. Но очевидно и то, что нужно внимательно изучать любой опыт. Мы в данном случае в выигрышной позиции: получаем результаты эксперимента, в который сами не ввязались. Локального решения проблемы Интернета, я думаю, нет в принципе, потому что есть масса способов уйти от ограничений, просто перенеся домены в другое пространство. Есть иной путь: подобно тому, как для решения проблем глобального масштаба была создана Организация Объединенных Наций, так и проблема Всемирной паутины должна решаться сообща. Это вопрос международного права. И ни одно предложение так или иначе решить эту проблему не должно обойти нас стороной. Вот Китай уже предлагает свою позицию, но вряд ли она будет принята мировым сообществом. Нужно разрабатывать новые проекты, но важно, чтобы над этим трудились специалисты, досконально знающие и эту систему, и международный опыт.

Лукавые цифры

РГ: Есть спор, не менее древний, чем спор о курице и яйце: способно ли искусство влиять на человека и общество? Должны ли наше ТВ, кино и театр быть общественной трибуной, о которой мечтали наши классики, или, сообразно новейшим веяниям, они должны только быть зеркалом: какова жизнь - таково и искусство?

Соколов: Здесь нет антагонизма: это опять-таки две стороны медали. Отражая, искусство, безусловно, влияет на нас. Это естественная основа любого творчества, которая и в России всегда актуальна. Театр как знамя общества возникал в разные времена в разных культурах. Вспомним Францию эпохи Просвещения: спектакли были больше, чем просто эпикурейским наслаждением.

Мне помнится пора, когда наш театр увлекся студийным движением. Студии, существовавшие в Москве в 60-е годы, в большинстве своем исчезли, но на основе некоторых возникла традиция "Современника" или Театра на Юго-Западе, которая теперь академизировалась и представляет собой национальную культурную ценность. Воздействие театра на жизнь огромно, уже в силу живого общения с актером. Вот я недавно был в Театре Российской армии на мюзикле "Человек из Ламанчи", где Владимир Михайлович Зельдин как настоящий Дон Кихот нашего времени на каждом спектакле собирает аншлаги. Конечно, это он собирает! Хотя и сам спектакль замечательный, в нем масса находок, но стержнем является личность большого актера. Его роль, которая становится высказыванием более широким, чем предлагает либретто. Такого рода воздействие в искусстве никогда не исчезнет.

РГ: И в заключение ключевой вопрос: какой процент бюджета отводится на культуру и насколько он способен утолить ее потребности, если учесть прогрессирующую инфляцию?

Соколов: На протяжении этих четырех лет нам ценой неимоверных усилий все же удавалось повышать уровень финансирования культуры. Максимума мы достигли к 2008 году, когда повышение в сравнении с 2007-м было 18 процентов. Хотя если говорить о серьезном прогрессе, то повышать финансирование культуры надо бы в разы! Мы подсчитали, что только на реставрацию памятников культуры нам нужно 130 миллиардов рублей. Естественно, такую сумму государство не может выделить, и надо искать другие источники финансирования, помимо бюджетных, что мы и делаем. Но, тем не менее, 2008 год выглядел вполне прилично. А вот цифры на 2009 и 2010-й годы покатились под горку. Это связано с позицией минфина, объясняющего этот откат завершением работ в Большом и Мариинском театрах. Как известно, на эти объекты из бюджета выделялись очень большие суммы, и, так как работы эти завершаются, эти суммы исключили из дальнейшего финансирования. Я по этому поводу уже много раз высказывал свое несогласие, напоминая, что деньги на реконструкцию главных театров страны и прежде не приходили в культуру дополнительно - они перераспределялись внутри отведенного культуре бюджета в ущерб интересам регионов. И регионы это прекрасно помнят. И когда сейчас вместо того, чтобы вернуть им положенное, эти деньги из культуры изымают - это большая политическая ошибка. Мы сейчас усиленно работаем над поправками в бюджет, и перспектива, думаю, есть. Но пока могу сказать, что доля финансирования культуры от общего бюджета впервые упала до уровня ниже одного процента! По цифрам это выглядит так: если в 2008 году на культуру отводится 87,5 миллиарда рублей, то в 2009-м чуть более 77 миллиардов, в 2010 году - чуть менее 73 миллиардов, т.е. меньше, чем в 2007 году. И это в условиях инфляции!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 04, 2008 2:05 am    Заголовок сообщения: Теодор Курентзис. 04.04.08 г. Ответить с цитатой

ВЕДОМОСТИ. ПЯТНИЦА. ЛИЧНОЕ ЗНАКОМСТВО

Не рекламируйте дьявола

Дирижер Теодор Курентзис о коммерциализации музыки и любви, о порнокультуре как основе современного телевидения и о том, что русская душа — это не сказка

Вечная музыка, то есть камерный оркестр Musica Aeterna, созданный дирижером Теодором Курентзисом на базе Новосибирского оперного театра, не помещается в небольшом холле Первого московского хосписа. Пришлось сократить число музыкантов. Оркестр, играющий на аутентичных инструментах, на жильных струнах и старинными смычками. Pianissimo трепещут, как кровь в артериях, если вы когда-нибудь прикасались пальцами к артерии. Fortissimo отчетливы, как скальпельный разрез. Дирижирующий Курентзис похож на учителя начальных классов, который не просто рассказывает ученикам урок, а заглядывает каждому в тетрадку, следит, чтобы дети правильно выводили крючочки по прописям, помогает, если надо, грозит, если надо, пальцем и гладит, если надо, по голове. Пульт пустует. Курентзис ходит по оркестру.

А во время дуэта Сюзанны и Альмавивы из «Свадьбы Фигаро» Курентзис не может удержаться от того, чтобы вместе с Сюзанной и Альмавивой не петь, как Гленн Гульд не мог удержаться от пения, играя сонаты Баха.

Перед оркестром в небольшом холле расставлены стулья. В первых рядах сидят работающие в xосписе врачи и так называемые друзья xосписа: актрисы Татьяна Друбич и Чулпан Хаматова, танцовщик Андрис Лиепа. Музыканты (в основном молодые женщины с перепуганными глазами) попросили гостей и врачей сесть в первых рядах. Они, оркестранты, по словам Теодора Курентзиса, сами придумали играть в xосписе. Но когда пришли и увидели пациентов, то от волнения у них стали дрожать руки, и они боялись врать ноты, если пациенты будут сидеть глаза в глаза.

Музыка нужна всем: не только старикам и интеллигентам, но и молодым людям, и шпане

Курентзис скажет потом:

— Музыка — это миссия. Дать свет и любовь людям. Не только тем, кому это доступно, а всем. Мы делаем музыку не затем, чтобы заработать на хлеб. Совершить просто биологический круг
— это неинтересно. Интересно становится, когда живешь духовной жизнью. К сожалению, не всем это доступно. Не все могут прийти в консерваторию. Это инициатива оркестра: сделать концерты для тех, кто не может пойти в консерваторию. Для больных, для заключенных.

Они хотели играть в хосписе. Но когда пришли и увидели пациентов, у них стали дрожать руки. Хоспис, кто не знает, это лечебное учреждение, где помогают смертельно больным людям — не вылечиться, а достойно умереть без особых страданий. Впрочем, многолетняя история Первого московского хосписа знает по крайней мере один случай, когда обреченный на смерть больной выздоровел.

Двенадцать пациентов хосписа вывезли в холл на кроватях и в инвалидных креслах. Остальные слушают музыку из своих палат. Время от времени звучанию музыки мешает тревожный писк на сестринском посту. Кто-то из пациентов зовет на помощь.

После концерта главный врач Первого московского хосписа Вера Миллионщикова скажет Курентзису, что по ее (экспертному) мнению, каждому из двенадцати слушателей он и его оркестр подарили по два дня жизни. Что на Земле полно народу, способного отнять жизнь, но подарить двадцать четыре дня жизни людям…

— Вот что вы сделали, Теодор, — будет утверждать Вера Миллионщикова, пожимая Курентзису руки.

Мы спрячемся после концерта в кабинете Миллионщиковой, и дирижер скажет мне:

— Мы приехали в Москву на «Золотую маску». А заодно… я дружу с Чулпан Хаматовой. Я позвонил ей. Я жил здесь, на Спортивной, и вот я по­звонил Чулпан и говорю: «Здесь есть такой хоспис, ты знаешь там кого-нибудь, чтобы мы пошли поиграть?» И все. Мы договорились и пришли.

Он родился в Афинах. Он говорит по-русски с заметным акцентом. Может быть, поэтому в его устах возвышенные слова типа «духовная жизнь» «музыка — это миссия» звучат нормально. Не думаешь, что он сумасшедший. Просто думаешь — иностранец.

Он скажет:

— Есть много людей в России, которые занимаются благотворительностью всерьез. Я и мои оркестранты, мы не можем быть причислены к этим людям. Мы просто играем музыку. И мы получаем от этого не меньше, чем отдаем. Это у нас лаборатория такая в Новосибирском оперном театре, оркестр Musica Aeterna. Мы концентрируемся на ультрасовременной и барочной музыке. Это музыкальный монастырь у нас.

— А вы настоятель?

— Я рядовой грешник. Есть некоторые утопии, которые не к месту в Москве. Здесь все упирается в деньги, особенно такие вещи, как музыка или любовь. Музыка здесь слишком коммерциализирована. Эксперимент вроде нашего, может быть, и возможно осуществить в Москве, но очень сложно. В Москве все вокруг заставляет музыканта думать о том, сколько он получает в месяц и на какой машине ездит. А у нас машины нет, квартиры нет, и поэтому мы счастливы. Мы проводим двадцать четыре часа вместе. Читаем книги, учим языки.

Он собрал оркестрантов со всей страны. Ходят слухи, будто его лютнист, например, подрабатывает мытьем окон в высотных зданиях. Я спрошу:

— Откуда все эти люди? Где вы их берете?

Он ответит:

— Это чудо. Вы знаете, музыканты, как правило, сидят на репетициях, поглядывая на часы, и стараются репетировать как можно меньше. А мои музыканты могут месяц сидеть над одним тактом. Потому что считают, что музыка того стоит. Причем за крохотную зарплату. Музыканты, которые могли бы работать в любом московском оркестре. Мы радуемся тому, что у нас есть, и перестаем печалиться о том, чего у нас нет.

— Но почему Новосибирск? — спрошу я.

— Москва, Петербург, Новосибирск или Вышний Волочек — не имеет значения. Не важно, где вы, важно с кем вы. Если вы думаете, что были бы счастливы в Париже, вы ошибаетесь. Вы скорее будете счастливы в Норильске, если, например, у вас есть там любимый человек. Новосибирск для меня просто место работы. Я согласился поехать туда при условии, что можно будет провести этот эксперимент: собрать музыкантов, которых интересует музыка.

— А публика?

— Публика в Новосибирске и в Москве отличается немного.

— Разве в Москве залы не наполняются людьми, которые, купив билет за полтысячи долларов, хлопают между частями?

Курентзис улыбнется:

— На все концерты приходят люди, которые хлопают между частями. Это неприятно, конечно, что люди хлопают между частями, но ничего страшного. Во времена Бетховена тоже, наверное, полно было людей, которые не знали, что между частями хлопать не надо. Это ничего не значит. Главное, что они слушают музыку, а не смотрят телевизор.

— Чем, — спрошу, — провинился телевизор?

— Телевизор основан на порнокультуре. По телевизору показывают либо черную магию, либо порно. Люди в телевизоре говорят на таком жаргоне, что, если бы Лермонтов слышал, он порезал бы себе вены.

— Но нельзя ведь отгородиться от этого. Не телевизор, так реклама на улицах. Даже Тверская похожа на Бомбей. Будучи европейцем…

— Европа, — перебьет Курентзис, — это такой мираж. Когда я прихожу в ресторан, я не чувствую себя европейцем, потому что тогда пришлось бы мелочно торговаться и попадаться на уловки моды и маркетинга. Я чувст­вую себя азиатом. Европейцем я себя чувствую в том смысле, что европейцами были Вольфганг Амадей Моцарт и Иоганн Себастьян Бах. Но в сегодняшней Европе принято извращать по-лютерански и до неузнаваемости мысли Баха, Моцарта и вообще всякого достойного человека, жившего на европейской территории. Они превратили Европу в супермаркет.

— При чем здесь лютеране?

— Я имею в виду, что люди, вместо того чтобы служить мессы, устраивают клубы. Единственная страна, которая сопротивляется, это Россия. Это страна, которая, не зная об этом, сохраняет великую культуру. Не Европа. В Европе не обсуждают мировые проблемы на кухнях. Они говорят: «Дарлинг, нам завтра на работу, ляжем спать в одиннадцать, займемся любовью в пятницу». Русская душа — это не сказка. Это удивительная наивность, которая способна поменять мир к лучшему. Искренность, любовь — пройденный этап для Европы. Немка, в отличие от русской девушки, никогда не скажет, что влюблена в тебя. Они всерьез думают, будто любовь — это когда какой-то там гормон движется по какой-то там вене и возбуждает какие-то там рецепторы головного мозга. Бах, Моцарт и Рильке не оставили «потомков». Есть, конечно, сообщества думающих и чувствующих людей, но, как правило, организм Единой Европы — это фарш. Это глобализированный мир, где каждый живущий равняется своему телу (он говорит «живет на своем теле»).

Я скажу:

— В своем музыкальном монастыре вы просто не знаете России.

— Знаю, — возразит Курентзис. — Я всегда говорю, что это страна святых и разбойников. Можно встретить таких прекрасных людей, как нигде в мире, но есть и ужасы.

— Разбойники знакомые есть у вас?

— Разбойники знакомые есть у каждого. В частности, это люди, которые насаждают в России тюремную культуру. Разбойничьи песни, которые вы слышите в каждом такси. Я не могу их обвинять. Они зарабатывают деньги точно так же, как зарабатывает деньги продавец паленой водки или торговец наркотиками. Но почему-то мы считаем вредным для здоровья пить плохую водку и употреблять наркотики, но не считаем вредным для здоровья слушать мусорную музыку. Почему вы думаете, что для ребенка вреднее употреблять наркотики, чем смотреть криминальную хронику или «Дом-2»? Почему вы думаете, что смерть можно использовать как средство, способствующее выделению адреналина в кровь?

— Но вы ведь не можете отгородиться от этого и жить наедине со своей прекрасной музыкой.

— Понимаете, музыка — это не удовольствие, для получения которого хочется уединиться. Музыка — это лекарство. Она нужна всем. Наша забота, чтобы люди увидели, что музыка нужна всем: не только старикам и интеллигентам, но и молодым людям, и шпане. Главное, чтобы люди могли легко выбрать добро и тяжело выбрать зло.

— Как это?

— Я бы первым делом запретил криминальные программы на НТВ. В Греции тоже делают такие программы. Я даже подрался с одним журналистом, который перед Рождеством снимал беспризорного ребенка и спрашивал его, как тот себя чувствует, что вот у всех детей елка, подарки… И он довел этого ребенка до слез. Я не мог терпеть, когда человеческая боль продается, чтобы получить деньги. Я всегда был против и всегда буду против. И считаю, что государство должно запретить рекламу дьявола. Так и сказать: «Перестаньте рекламировать дьявола!» Вы смотрели «Дом-2»? Потерпите один раз и посмотрите. Это чудовищно. Это строится новое российское общество. Чудовищное. И это не свобода никакая. Это побуждение ко злу (он со своим греческим акцентом говорит «манипуляция на зло»). Люди попадают в зависимость от телевизора и Интернета. Им кажется, что они общаются, а на самом деле они замыкаются в своем одиночестве. Я же помню еще времена, когда не было ни Интернета, ни мобильных телефонов. Как было хорошо! Мы встречались, влюблялись друг в друга. А теперь — как в клубе. Приходишь, сидишь со стаканом, народу вроде вокруг много, музыка вроде громкая, но на самом деле ты совершенно один. Тебе дают свободу, коммуникацию, а взамен забирают душу.

— У вас нет ощущения, что мусорная культура непобедима?

— Победима. Чтобы победить, не нужна атомная бомба. Нужны простые движения. Дирижировать. Водить смычком по струнам. У людей, которые падают в эти ямы мрака, у них есть что-то светлое внутри. Надо просто их вытащить, и для этого ничего сложного не нужно. Просто протянуть руку. У меня был сосед ужасный. И дети у него были ужасные. Когда они говорили, я краснел от стыда. Но однажды я позвал их на концерт. И им по­нравилось. Они смешно говорили, что им особенно понравилась та часть, где играли громко, и та часть, где играли тихо. Можно победить. Помните, как люди вешали белые ленточки на автомобили против мигалок? Вот так нужно договориться всем, чтобы одно воскресенье не смотреть криминальную хронику и порносериалы.

— У вас, что же, никогда не опускаются руки?

— Каждый раз опускаются. А потом поднимаются. Я дирижер. У меня работа такая: опускать и поднимать руки.

Валерий Панюшкин
Пятница
Иллюстрация: Виктор Балабас


Постоянный адрес материала: http://friday.vedomosti.ru/article.shtml?2008/04/04/12077
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 17, 2008 11:57 am    Заголовок сообщения: СУПЕРИНТЕРВЬЮ: ЗОЛОТАЯ МАСКА Л.ДЕСЯТНИКОВА Ответить с цитатой


ВЕСТА БОРОВИКОВА
17 апреля 2008 г.
Композитор Леонид Десятников
«Я горячий поклонник Большого театра»



Во вторник в Москве вручали самые престижные театральные премии – «Золотые маски». На фоне скандалов вокруг самой церемонии и традиционных споров о ее итогах (подробнее об этом читайте на стр. 5) наиболее адекватным и взвешенным показалось решение музыкального жюри, возглавляемого Леонидом Десятниковым. Это жюри выбрало лучшие оперные и балетные постановки. Впрочем, взвешенным решение кажется в Москве, а в Петербурге наверняка с ним могут не согласиться: Мариинка получила меньше «Масок», чем планировала. После церемонии Леонид ДЕСЯТНИКОВ ответил на вопросы «Новых Известий».

Как в этом году работалось жюри?
– У нас была открытая и достаточно откровенная дискуссия, ее обычно начинал человек, которого мы все считали экспертом в этой области. Потом мы все обменивались репликами и своими соображениями по поводу того или иного события. Об опере рассуждали балетные, а о балете – оперные, и все это было абсолютно свободно. Иногда было практически единодушное мнение. Например, работа Ахмеда Агади из Татарского театра оперы и балета имела очень высокую оценку. За него проголосовали 12 человек из 13.

– До того, как жюри сделало выбор, организаторам нужно было утвердить его состав. Как происходит отбор членов жюри?
– Есть определенный регламент, достаточно жесткий. Членом жюри не может быть человек, чьи насущные интересы так или иначе связаны с номинированными спектаклями. Конечно, желательно, чтобы это были люди не на заслуженном отдыхе. Состав жюри ежегодно меняется на треть.

– Работу жюри предваряла работа экспертного совета. В чем была его функция?
– Насколько я знаю, экспертный совет – это люди из числа профессионалов, которые смотрели абсолютно все спектакли, приславшие заявки на участие в «Золотой маске». Было около двух сотен спектаклей. Из этого количества экспертный совет выбирал наилучшие, которые уже потом смотрело жюри. Они проделали черновую работу.

– Каким образом можно выбрать лучшего из одного претендента, как, например, произошло с номинацией «лучшая работа дирижера в балете»?
– Мы и решили, что никаким образом это сделать невозможно. Тем более обидно, что на фестивале были представлены так называемые балеты-реконструкции, то есть спектакли, реконструирующие старинный хореографический текст – это «Корсар» и «Пробуждение Флоры», где была представлена традиционная балетная музыка XIX века, причем представлена достаточно хорошо, очень качественно. Почему эти дирижеры не номинировались на «Золотую маску», для меня осталось абсолютной загадкой.

– Какое событие театрального сезона вас потрясло?
– Я горячий поклонник Большого театра. Мне понравился «Евгений Онегин», получивший столь серьезный резонанс. «Пробуждение Флоры» я смотрел три раза. Очень понравился «Пеллеас и Мелизанда», хотя «Маску» получила «Енуфа» Мариинского театра. Поставивший ее режиссер Василий Бархатов очень перспективный и интересный режиссер, он вундеркинд режиссуры. У него большое будущее, я думаю.
http://www.newizv.ru/news/2008-04-17/88716/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 19, 2008 3:05 am    Заголовок сообщения: Марк Минковски Ответить с цитатой


16.04.08.
Мария Бабалова
Лауреат "Золотой маски" дирижер Марк Минковски: "К сожалению, пост руководителя Большого театра мне не предлагали"


Фото: ИТАР-ТАСС

Триумфатором нынешней "Золотой маски" по части музыкального театра абсолютно заслуженно стала постановка оперы Дебюсси "Пеллеас и Мелизанда", осуществленная Музыкальным театром им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко. Персональная "Маска" за дирижерскую работу досталась знаменитому французскому маэстро Марку Минковски - главному "виновнику" этой удачи. С победителем встретилась обозреватель "Известий".

вопрос: Каковы ваши собственные ощущения от работы над "Пеллеасом и Мелизандой" в России?
ответ: Я впервые делал эту оперу не с франкофонами: смешивал тех, кто прекрасно ориентирован в этой музыкально-языковой среде, с дебютантами во французской опере. И поначалу сложности были буквально во всем. Выяснилось, что не хватает времени для смены декораций между действиями, и мне пришлось делать полную версию, "открыв" все интерлюдии. А главное - было крайне трудно добиться полной концентрации не только от технического персонала, но и от оркестра и солистов. Правильно говорят у вас, что характерная черта русских в том, что они долго запрягают, но быстро ездят. Через неделю моих страданий работа пошла блестяще. Но эта опера - создание такого рода, где невозможно останавливаться на достигнутом, необходимо постоянно совершенствоваться. Дело не в том, что музыка так сложна именно для русского оркестра - она сложна для кого угодно. Для Марка Минковски в том числе. Эти тонкости интонации и гармонии можно постигать бесконечно.

в: Награды для вас являются критерием успеха?
о: Очень формальным. Для меня куда важнее и ценнее тишина, возникающая в зале. Тишина, рождающаяся из музыки, тишина сценической техники, тишина певцов, которые иногда должны петь очень тихо. И по большому счету, кажется, мне удалось добиться этой сакральной тишины. Единственное, что ее нарушало - вентиляторы и кондиционеры. С этим мне пришлось смириться. Вторая тишина, которая была мне неподвластна, - мобильные телефоны, звонящие в самый неподходящий момент. Но это не только российская проблема, это интернациональное бедствие.

в: А почему вы согласились на работу в формально не первом театре России? Не стали выдвигать условием своего приезда приглашение от Большого или Мариинки, что было бы вполне логично, учитывая ваш статус в мире музыки?
о: Перед тем как я приехал в Москву, ходили упорные слухи о моих переговорах с Большим театром. Но это сущая выдумка. И согласие на данный контракт - это не совсем мое личное решение, а совместное с Французским культурным центром. Не упустить хороший шанс впервые показать русской публике очень важную оперу - важную и в мировом контексте и для меня лично - дело святое! В конце концов со своей немного русской фамилией я должен был сделать что-то серьезное в Москве.

в: У вас есть русские корни?
о: Во мне много всего намешано. Со стороны матери - чешско-американская семья, отцовская же линия - это поляки, имеющие в роду известных ученых и просто сильных личностей. Мой дедушка - очень известный психиатр - родился в Петербурге. Мой прапрадед Август - польский банкир - имел в России свой банк. В 1894 году Николай II пожаловал ему титул барона. Я этим фактом очень горжусь.

в: Сразу после премьеры "Пеллеаса" по Москве пополз еще один слух - будто бы вам был предложен пост художественного руководителя Большого театра. Это тоже выдумка?
о: К сожалению, мне о ней известно. Я стараюсь быть одновременно дирижером, режиссером и композитором. Моя цель - чтобы постановка работала, как швейцарские часы. Для меня очень важно наполнять смыслом все действие, а не просто передавать звуки. И самая большая мечта моей жизни - это управлять театром. Быть в театре "абсолютным монархом". Ради этого я готов отправиться хоть в Австралию, хоть на Аляску. И почему бы не в Москву? Кстати, я восхищаюсь тем, что делает Валерий Гергиев в Петербурге. Он - идеал оперного дирижера, который устраивает великолепную демонстрацию русского искусства всему миру.

в: Что вам больше всего запомнилось из долгой командировки в России?
о: Мои первые московские ночи. Сначала театр поселил меня в квартире на Тверской, прямо напротив мэрии. С дороги я очень устал, мне хотелось только одного - выспаться. Но ровно в полночь, как в сказке, появилась армия рабочих на грузовиках. Они с безумным грохотом, от которого не спасали даже двойные окна, ковыряли асфальт до семи часов утра. На следующий день это фантасмагорическое шоу повторилось. Я даже подумал: не на Марс ли я попал. Пришлось срочно перебираться в гостиницу. Но это оказалось не единственным испытанием. Самое трудное, будучи в России, - не потерять голову и научиться отказывать тем, кто хочет тебя угостить.

Справка "Известий"

Марк Минковски родился в 1962 году. Музыкальную карьеру начал как фаготист в симфонических оркестрах и в ансамблях старинных инструментов Les Arts Florissants и La Chapelle Royale. В 1984 году создал собственный ансамбль Les Musiciens du Louvre для исполнения опер baroсco. В 1997-м дебютировал на Зальцбургском фестивале постановкой оперы Моцарта "Похищение из сераля". Постоянно сотрудничает с лучшими оперными театрами Парижа, Женевы, Цюриха, Венеции.

16 апреля
http://www.izvestia.ru/culture/article3115292/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 23, 2008 2:36 pm    Заголовок сообщения: АиФ, 23.04.08: Мария Гаврилова Ответить с цитатой

Оперная дива Мария Гаврилова: «Душой я всё-таки в Самаре!»
Ольга Шаблинская
23 апреля 2008 00:03:00
"Я делала на Большой большу-у-ю ставку".
Фото Натальи Логиновой, Russian Look

Почему знаменитая солистка оперы Большого театра вынуждена выступать в основном за границей?..
Марию ГАВРИЛОВУ называют на Западе «славянским чудом», «королевой драматических ролей»… В «Метрополитен-опера» в США её боготворят и ждут. А дома?

Большая ставка на Большой
- Мария, я не раз уже слышала отклики зрителей в антракте какого-нибудь оперного спектакля: «Из певицы уже труха сыплется, а она всё 16-летнюю изображает!»
- До серьёзных партий оперная певица созревает - и мозгами, и вокалом - примерно к 35-40 годам. (Бывают исключения, но это действительно выдающиеся люди.) Что может девочка, которая приходит в театр в 26 лет после окончания консерватории?

Я сужу по себе. В начале карьеры в Большом думала только о том, чтобы не сбивалось дыхание при пении. Я не умела двигаться - сцена-то огромная! Соединить в спектакле движение с вокалом очень сложно. Певице надо думать о том, как отшлифовать партию, всё время - дома, на улице, на отдыхе. Что-то понимать в опере я начала только к 40 годам...

- Вы сегодня редкая гостья в России…
- Я делала на Большой большу-у-ю ставку... Но у меня остались роли только в «Царской невесте», «Иоланте» Чайковского и «Богеме». Как певица я сейчас в самом расцвете сил. У меня большой репертуар в «Метрополитен-опера»: «Аида», «Мадам Баттерфляй», «Манон Леско», «Игрок», «Богема», «Бал-маскарад», «Тоска»... Я рада, что Гаврилова нужна за границей, её слушают, ею восхищаются. С другой стороны, меня по 4 месяца не бывает дома... Выбирайте, называется! Сидеть сложа руки и ждать, когда на тебя на родине обратят внимание, или работать за границей. И потом, я просто вынуждена гастролировать!

- Вынуждена? Почему?
- Я осталась без жилья. Прожила в служебной квартире ГАБТа 12 лет. А теперь вдруг театр предложил мне её выкупить. Шок!.. Зарабатываю сейчас на квадратные метры, грубо говоря. Конечно, мне не угнаться за ростом цен в Москве. Но будь что будет…

- Четыре месяца на гастролях? А как это отражается на вашей семейной жизни?
- Конечно, муж переживает и страдает. Мы с ним разговариваем каждый день по телефону утром и вечером. Приехать ко мне супруг не может - он певец-баритон в областной филармонии. Это самый близкий человек в моей жизни... Мы оба из Челябинска, вместе с 1987 года.

Мы с мужем «копим» время, чтобы летом отдохнуть вместе. Очень любим Самару. Как только начинается рабочий сезон, у меня все мечты об одном: хочу на Волгу! Эта река даёт мне силы. Всё в Америке хорошо и замечательно, но мне хочется в Самару!

Одним - секс, другим - пост
- Как сказала мне одна певица Большого, в ночь перед спектаклем они с мужем спят в разных комнатах: секс, как и баня, очень расслабляет…
- Я вас прошу, только не называйте их фамилий, но есть такие певицы, которым «это» нужно именно перед спектаклем! Она выходит на сцену, и у неё - хорошее настроение, голос, эмоции!

В Америке женщины меня спрашивали: «Ну как же так, Мария! Вы приехали на такой срок без мужчины. Вы, такая эмоциональная!» Но мне настолько важно красиво спеть и сделать всё хорошо сценически, чтобы меня пригласили снова в этот театр, что ни о чём другом, кроме работы, не думается. Кто живёт в семье - им хорошо. Они знают, что придут домой и там их ждёт нормальная жизнь. А я работаю с 11 утра до 7 вечера. Целый день сидишь в зале без окон, без дверей...

На репетицию нужно приходить уже распетой, чтобы не «пинать» эти две маленькие голосовые связочки. Всегда бережёшь себя - ни острого нельзя, ни орехов. Спиртное очень плохо влияет на голос. Хотя я люблю красное сухое французское немолодое вино.

- И как часто вы можете себе его позволить?
- Только летом, в Самаре! (Смеётся.)


АиФ, статья из номера №17 от 23 апреля 2008 00:05:00
http://www.aif.ru/article/index/article_id/17629#
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 30, 2008 2:59 pm    Заголовок сообщения: Галина Вишневская, "Новые известия" Ответить с цитатой

ЮРИЙ ТИМОФЕЕВ, «Новые Известия» 29 апреля 2008 г.
Галина Вишневская:
«Мне казалось, что Слава бессмертен»


В воскресенье минул год с тех пор, как ушел из жизни Мстислав Ростропович, выдающийся музыкант и общественный деятель. Его супруга Галина Павловна Вишневская, тяжело пережив потерю мужа, несмотря ни на что, продолжает активно работать. Она сыграла главную роль в фильме Сокурова «Александра» и посвятила памяти Ростроповича свой II международный конкурс оперных артистов. Одна из главных фигур российской оперы все время занимается с учениками и даже живет в Центре оперного пения, чтобы не тратить время на дорогу домой. Накануне годовщины смерти Мстислава Леопольдовича Галина ВИШНЕВСКАЯ согласилась встретиться с корреспондентом «Новых Известий».

– Галина Павловна, много ли времени требовалось Мстиславу Леопольдовичу, чтобы поддерживать себя в музыкальной форме, чтобы сохранять тот статус, который у него был?
– Он отдавал себя музыке всего, от начала до конца, но никогда специально музыкой не занимался. Слава все время работал: каждый день репетиции, концерты или спектакли. А в антрактах учил новые сочинения. Я прожила с ним 50 с лишним лет и могу сказать, что ни разу у него не было перерыва в работе больше двух-трех дней, чтобы он мог сказать: «Давно я не играл, нужно сесть позаниматься».

– Он всегда аккомпанировал вам, когда вы пели романсы?
– После замужества я выступала на концертах только с ним. Тридцать пять лет подряд. До замужества работала с пианистом Борисом Абрамовичем. А когда вышла замуж за Ростроповича, он сказал мне: «Я сам буду тебе аккомпанировать». После первого совместного опыта я ни с кем не могла петь, кроме него.

– Вы пели в операх, которые он ставил?
– Да, за границей. Самой важной работой была первая редакция оперы Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда» (я спела в ней Катерину). В то время все ставили только вторую редакцию, мы впервые сделали первую с Лондонским Филармоническим оркестром. Мы поставили с Ростроповичем за границей «Иоланту», «Тоску», «Пиковую даму». В России он из-за меня пришел в театр. Я его умоляла этого не делать, потому что не хотела, чтобы домашняя жизнь смешалась с театральной. Но он все равно пришел. Ростропович дирижировал «Евгением Онегиным», оперой «Война и мир». Он вошел в спектакли, которые раньше много лет шли с другими дирижерами.

– Спектакль менялся, когда он становился за пульт?
– Конечно. У оркестра как будто появлялось второе дыхание. Музыканты оживали, играли абсолютно по-другому.

– Фонд Ростроповича и Фонд Ростроповича и Вишневской будут работать по-прежнему?
– Да, надо продолжать это дело. Теперь работой фондов занимаются мои дочери. Ольга руководит Фондом Ростроповича, который выплачивает стипендии талантливым детям из малоимущих семей, чтобы они могли получить музыкальное образование. А Елена – Фондом Ростроповича и Вишневской, который занимается медицинской помощью.

– Вы проверяете их работу?
– Проверяю, без меня ничего не делается. Надо следить, чтобы в работе фондов был порядок.

– Где живут ваши дочери?
– Елена сейчас из Парижа переехала в Швейцарию. Старшая, Ольга, которая живет в Америке, тоже хочет туда перебираться. Америка слишком далеко. Дети моих дочерей – американцы. У меня шесть внуков, и все родились в Америке.

– Вы часто c ними видитесь?
– В последний раз они приезжали в Москву на день рождения Славы, 27 марта.

– Они разговаривают по-русски?
– С очень сильным акцентом. Дети Лены говорят на пяти языках. Первый муж у нее был немец, второй – итальянец, они говорят между собой по-английски, по-немецки, по-итальянски и по-французски, потому что учатся во французской школе. И со мной по-русски.

– У кого-нибудь из внуков есть музыкальные способности?
– Один из них играет на фортепиано, но для себя, не профессионально. Другой хочет петь, но ему всего 12 лет. Дочь Ольга назвала его Мстиславом. Мстислав Ростропович-Эрмес. Может, станет старше, выбросит Эрмеса и будет Ростропович. Тем более что Ольга со своим первым мужем развелась и вышла замуж за русского.

[%12236%]– Много шума наделала продажа вашей коллекции картин и фарфора. Вам не жаль было ее продавать?
– Что делать, нужно было так поступить. Мало ли что может произойти. Мне казалось, что Слава бессмертен. В голову не могло прийти, что с ним может что-то произойти. И вдруг раз – и его нет. Прошел год, но я до сих пор этого не понимаю. Мне кажется, что он на гастролях… Но ведь и со мной что-то может случиться. А потом дети будут делить картины и чашки, судиться… Ужас какой! Я должна была сама распорядиться коллекцией.

– Вы видели, как ее разместили в Константиновском дворце?
– Только по телевизору. Мне кажется, коллекцию красиво разместили. А сначала, когда услышала, что открывается экспозиция нашей коллекции в Константиновском дворце, боялась включить телевизор. Ведь это не просто коллекция, это вещи, которые много лет были в нашем доме. Мы со Славой с такой любовью их собирали! Фарфор стоял в стеклянных горках и стеллажах, картины висели на стенах. Покупая картину, я представляла, куда ее повешу. У нас было несколько картин Репина, которые написаны им в эмиграции, и их никогда не выставляли в России.

– По какой картине вы больше всего скучаете?
– По картине Григорьева «Лики России». На мой взгляд, это русский Ван Гог. Я скучаю по ней больше всего.

– Нравится ли вам кто-нибудь из современных художников?
– Нет. Я люблю Серебряный век и на нем остановилась. Современная живопись мне ничего не говорит. Я ее просто не понимаю.

– За последний год шума наделала не только история с коллекцией. Вы сыграли главную роль у Сокурова в «Александре». Как вы переносили 40-градусную жару в Чечне во время съемок?
– Нормально. Для меня на съемочной площадке поставили маленькую будочку с кондиционером, и я в перерывах, пока меняли свет и так далее, шла в этот домик. А ночью мы спали в здании ФСБ. У меня была маленькая комнатка три на три метра. В ней стояли кровать, тумбочка, телевизор и кондишен.

– Вас охраняли?
– Да, охраняли. Когда мы ехали на съемки, впереди и позади нас ехала машина с вооруженными автоматчиками.

– Не страшно было?
– Я пережила 900 дней Ленинградской блокады, а вы меня спрашиваете про месяц в Чечне! Чечня по сравнению с ней – курорт.

– Как вам работалось с Сокуровым?
– Он большой художник и работает совсем не так, как режиссеры в оперном театре. Они показывают мизансцены, руководят артистами. А Сокуров ничего не указывал, иногда казалось, что его вообще нет на съемочной площадке, но я чувствовала, что он все время ведет меня и направляет.

– Однако главным делом для вас остается опера. Ваш оперный конкурс отличается от тех, что устраивают в России и на Западе?
– У нас именно оперный конкурс – его участники исполняют программу, состоящую только из оперных арий. Такого конкурса в России нет. Да и за границей тоже. Обычно певцы исполняют смешанную программу.

– Много в этот раз прислали кассет?
– Очень много, просто ужас какой-то! Но мы с Бадри Майсурадзе все просмотрели и прослушали. Во втором туре будут участвовать человек 40.

– Ваши ученики из Центра оперного пения тоже участвуют?
– Да. Мне было очень неловко, когда в прошлом году первую премию получил наш ученик, бас Алексей Тихомиров (он сейчас работает в «Геликон опере», поет Бориса Годунова). Но что делать? В конкурсе участвовали и другие певцы, я придиралась к своим ученикам гораздо больше. Но это соревнование, здесь, как в спорте – награду получает лучший.

– Оперная постановка очень дорого стоит. Кто их финансирует?
– Нам помогает правительство Москвы – наша школа принадлежит городу. Спонсоры у нас тоже есть. Все спектакли идут с аншлагами, билеты всегда распродаются. У нас уже есть своя публика. Настоящие меломаны с консервативными вкусами. Они знают, что услышат качественное пение и увидят классическую постановку. Если Онегин должен застрелить Ленского, он его застрелит, и никаких режиссерских фокусов, как в спектакле Большого театра.

– А как же режиссерская фантазия?
– Я считаю, что в постановки классических опер, например «Евгения Онегина», вообще не нужно ничего вносить «от себя». Все мизансцены уже написаны в поэме Пушкина. Чем меньше режиссер будет морочить голову зрителям, тем лучше. Например, в сцене свидания Татьяны и Онегина Пушкин пишет: «…и задыхаясь, на скамью упала…» Гениально! Или их встреча в Петербурге на балу: «Кто там, в малиновом берете, с послом испанским говорит?» В одной строчке и костюм, и мизансцена. Я за то, чтобы «Евгения Онегина» вообще не трогали. Мне очень нравится наша постановка этой оперы: минимум декораций, певцы одеты в костюмы пушкинской эпохи и по возрасту соответствуют героям пушкинской поэмы. Они у нас выходят на сцену без грима и без париков. Гениальные сочинения нельзя трогать. Искажая их, мы обворовываем народ. Обворовываем духовно, это еще страшнее, чем украсть последние сбережения у старушки из-под матраса. На мой взгляд, это просто преступление. Из-за этого я перестала ходить в театр.

СПРАВКА
Оперная певица Галина ВИШНЕВСКАЯ родилась 25 октября 1926 года в Ленинграде. Пережила блокаду. С 1944 года – артистка Ленинградского областного театра оперетты, затем работала в Ленинградской филармонии. В 1952 году стала солисткой Большого театра, где исполняла ведущие партии. Ее голос уникален – лирико-колоратурное сопрано обширного диапазона. Снималась в фильмах «Катерина Измайлова» (1966), «Провинциальный бенефис» (1993), «Александра» (2007). В 1959 году вышла замуж за Мстислава Ростроповича. В 1974 году вместе с ним покинула СССР. В 1978-м супругов лишили советского гражданства (восстановлены в 1990 году). В 2002 году продали имение в США и вернулись на родину. В годы эмиграции Вишневская пела на крупнейших сценах мира – в «Ковент-Гардене», «Метрополитен-опера», «Гранд Опера», «Ла Скала». Теперь занимается педагогической и благотворительной деятельностью. В 2002 году в Москве был открыт Центр оперного пения Галины Вишневской. Народная артистка СССР (1966). Кавалер французского ордена Почетного легиона (1983).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 01, 2008 12:44 pm    Заголовок сообщения: Владимир Маторин, АиФ, 30 апреля 2008 г. Ответить с цитатой

Бас Владимир Маторин: «Без стекла!»
Ольга Шаблинская
"Спел более 200 "Борисов Годуновых".
Ему рукоплещет мир. В репертуаре известного баса Владимира МАТОРИНА более 50 партий. 2 мая народному артисту России, солисту Большого театра - 60.

- Самая большая слава в опере всё-таки у теноров - Паваротти, Доминго, Каррерас... Потому что они исполняют роли героев-любовников?
- У басов первый герой-любовник - Дон Кихот, сумасшедший романтический старик. Второй - Дон Карлос, которому жена изменяет. Обладатели моего голоса в основном - короли, цари, архипастыри, епископы или благородные отцы, как Сусанин… Один Мефистофель был без определённых занятий и возраста. По оперной традиции герой-любовник - это тенор или баритон. Как мне кажется, женский организм настроен на то, чтобы слушать «мяуканье» ребёнка. Поэтому для слабого пола тенор понятнее и слышнее.

- Исполнение вами партии Бориса Годунова было оценено как лучшая оперная роль…
- Я спел более 200 «Борисов». В нём есть раскаяние человека, он сам себя доводит до исступления. За рубежом же имя Борис напрямую связывается с Ельциным. Даже на рекламных щитах оперы рисовали карикатуры на Бориса Николаевича. Странная вещь: 400 лет назад происходили события, описанные в «Годунове». И всё те же проблемы мучили Россию: раскол, наступление поляков-литовцев, татары в Крыму и турецкая опасность…

- Бывшая жена одного известного оперного певца как-то призналась мне: для семейной жизни солисты оперы не годятся.
- Моя супруга занимается музыкой, преподаватель, доцент в Академии им. Гнесиных, где мы и познакомились. Она пианистка, очень любила певцов до знакомства со мной. Вот смотрите: человеку «нормальной» профессии можно есть всё, кроме жареных гвоздей и стекла. А певцу, когда предстоят ответственные спектакли, за три дня нужно соблюдать строжайший режим: женщин нельзя, алкоголь нельзя, не болтать по телефону - эмоции уходят… Есть такая поговорка в опере: басы - пьяницы, баритоны - бабники, тенора - дураки! (Улыбается.) В общем, в семейной жизни певцы - очень скучная категория с их режимом, примочками, пожеланиями и обидами.

Опубликована: АиФ №18 от 30 апреля 2008 00:06:00
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 11, 2008 11:20 pm    Заголовок сообщения: НГ, 12.05.2008. Анна Нетребко Ответить с цитатой

Через полгода Анна Нетребко готова снова вернуться в прежнюю форму.
Фото Александра Шалгина (НГ-фото).

Григорий Заславский
Личные рекорды Анны Нетребко
Знаменитая певица – о громких нотах, бриллиантах по сходной цене и спектаклях в июне
До последнего под вопросом был московский гала-концерт Анны Нетребко. Тем более что буквально накануне отменили ее концерт в Петербурге. Тем не менее она выступила, билеты были дорогие, но даже те, кто покупал их перед началом у спекулянтов, были довольны. Накануне концерта Анна Нетребко дала интервью корреспонденту «НГ». Несмотря на то что и в мае, и даже в июне у певицы заявлены спектакли в Опера Бастиль – это опера Беллини «Монтекки и Капулетти», чтобы спеть в Москве, Нетребко отменила несколько выступлений в Вене. Певица, которая находится на пятом месяце беременности, говорит, что петь в таком состоянии «гораздо сложнее» и «двух дней для восстановления недостаточно». Но, говорит певица, «мне давно хотелось исполнить в Москве что-нибудь серьезное, ту музыку, которую я в основном исполняю за рубежом, бельканто. Музыка очень сложная, но очень-очень красивая». Нетребко, как всегда, была естественна, между прочим, сказала, что не видит ничего дурного в интервью для «Плейбоя»: «Я даже должна была делать фотографии, но, к сожалению, по моему теперешнему положению фотографии не получатся... Хороший журнал. Сниматься обнаженной я не готова, но ведь в «Плейбое» не только такие фотографии. Очень многие актрисы снимались. Мне кажется, это очень красиво».

– Можно ли воспринимать концерт в Москве как своего рода еще одну репетицию заявленных в мае и июне спектаклей «Монтекки и Капулетти» в Париже? Судя по фотографиям на сайте Опера де Пари, они рассчитывают, что и в мае, и в июне вы будете петь...
– Я тоже, судя по всему, на это рассчитываю. Назвать этот концерт чьей-либо репетицией невозможно. Потому что вся программа уже пета-перепета, и только что я вернулась из Вены, где и записывала на «Дойче Граммофон» этот спектакль. А насчет того, как долго я буду петь... Мы посмотрим. Я рассчитываю спеть все семь спектаклей, которые заявлены в Опера Бастиль. Но если не спою семь, то, может быть, спою пять.

– Кто тогда будет платить неустойку?
– Тогда я просто не получу свой гонорар. Но я сама ничего им не должна платить.

– Я понимаю, что у вас есть врач, который вас наблюдает. Но, видя ваш график, можно вообразить, что рожать вам придется посреди каких-нибудь гастролей...
– Что вы, что вы... Я прекращаю петь за три месяца до того, как мне нужно будет рожать. Так что никаких проблем не должно быть. Я буду в Зальцбурге.

– А трудно сейчас вам петь? Ну, вот отменили даже концерт в Петербурге...
– У меня бывают такие дни, когда я не могу встать с постели – так себя плохо чувствую. Я уж не говорю о том, что у меня нет никакого голоса. Но я знаю, что вечером несколько тысяч человек купили билеты за какие-то сумасшедшие деньги. Ждут моего выступления. И выступление это не под фонограмму, то есть я не могу что-то там схимичить, приходится выходить и петь в полный голос, всем своим телом... А иногда, конечно, это очень-очень трудно.

– А если голос не вернется, а у вас всё на три года расписано?
– А куда он денется? Конечно, вернется, он возвращается у всех. Будем работать.

– Валерий Гергиев довольно решительно поменял планы театра и именно исходя из ваших возможностей. Вы как-то уже оговорили, как начнете возвращение после того, как, даст Бог, все благополучно разрешится?
– Я вообще очень благодарно Гергиеву за его отзывчивость и за такую мобильность – как быстро он может поменять вещи. Он знает, что я, к сожалению, очень занята и если у меня бывает какое-то окно, я сразу ему говорю, что могу приехать и спеть это, это и это. И каким-то образом спектакль оказывается на месте. Это потрясающе, это очень здорово! И огромное ему за это спасибо. Действительно, мы планировали новую постановку «Лючии де Ламмермур» в июне, но сейчас она перенесена на январь.

– Какие-то рекорды личные можете назвать?
– Для себя лично я побила массу рекордов. Но это личные мои рекорды – зачем ими делиться с остальными?

– Я в данном случае имею в виду, до какого срока поют обычно ваши коллеги?
– Певицы могут петь до девятого месяца, это зависит от того, как они себя чувствуют и как они хотят. Я таких подвигов совершать не собираюсь. Мне доказывать никому ничего, по крайней мере пока, не нужно, так что я спокойно буду заниматься тем, чем сейчас должна.

– Наш детский врач Гертруда Лазаревна любит повторять: классика успокаивает, джаз возбуждает, рок сводит с ума. Она права, как вы это по себе чувствуете?
– Оперная музыка тоже бывает достаточно громкая, и от верхних нот бедный ребенок там кувыркается... Нет, конечно, нет, я думаю, все нормально и все будет в порядке.

– Не могу не спросить вас про ваши отношения с компанией «Шопар». Если вам что-то не нравится...
– А я это просто не беру. Я выбираю те украшения, которые мне подходят. Конечно, я могу заменить их и меняю периодически... Какие-то вещи они мне дарят иногда, но в основном это не мои вещи, я их возвращаю...

– А если что-то понравится?
– Наверное, я смогу их купить по... сходной цене. Но зачем?


Опубликовано в Независимой Газете от 12.05.2008
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 13, 2008 12:24 am    Заголовок сообщения: РИА НОВОСТИ: французский писатель Марек Хальтер, 12 мая Ответить с цитатой


Авдеев должен быть хорошим министром культуры - писатель Марек Хальтер "РИА НОВОСТИ" 12/05/2008 19:38


ПАРИЖ, 12 мая - РИА Новости, Олеся Ханцевич. Экс-посол в Париже Александр Авдеев, назначенный в понедельник министром культуры, прекрасно справится с новой должностью, сказал РИА Новости французский писатель Марек Хальтер.

"Министр должен, в первую очередь, быть открытым, прислушиваться к людям, а он (Александр Авдеев) умеет слушать других. Министр культуры должен любить культуру, а он любит читать книги - это уже неплохо. Ведь существует много министров культуры, которые не читают, а он читает, и это очень важно. Я думаю, он будет хорошим министром", - считает известный писатель, журналист, публицист и общественный деятель Марек Хальтер.

Хальтер познакомился с Авдеевым в 1984 году, когда проводил в Париже вместе Мстиславом Ростроповичем международную акцию по освобождению из ссылки академика Андрея Сахарова.

"Мы с Ростроповичем, Ив Монтаном, Катрин Денев, Мастрояни и другими проводили тогда митинг у посольства Советского Союза в Париже и хотели, чтобы нас принял посол, для того чтобы передать советскому правительству письмо с требованием освободить Сахарова. Естественно, посол не захотел нас принять. Тогда мы продолжили нашу акцию: мы пели всю ночь, Ростропович играл на виолончели... И только под утро нам сказали, что кто-то примет нас в посольстве, но только трех человек: Эжена Ионеско, Ива Монтана и меня. Много лет спустя, когда я был в Москве, в министерстве иностранных дел России ко мне подошел человек и спросил, помню ли я о том письме, которое передавали в посольство Советского Союза. Я сказал, да. "Вы знаете, кто вас тогда принял?", - спросил он. Я сказал, нет. "Это был я, Александр Авдеев", - сказал он", - поведал историю своего знакомства с новым министром культуры Хальтер.

По его словам, с "тех пор Авдеев повсюду рассказывает эту историю".

"Как он смотрел тогда в окно и думал о том, что предпочел бы быть с нами, с Ростроповичем, и слушать виолончель, а не сидеть запертым в посольстве", - сказал писатель.
========
В понедельник министром культуры РФ назначен экс-посол России во Франции Александр Авдеев. Он заменил на посту Александра Соколова, в ведомство которого входила не только культура, но и массовые коммуникации. Теперь эти функции разделены, и массовыми коммуникациями будет заниматься экс-шеф протокола президента Игорь Щеголев, назначенный министром связи и массовых коммуникаций.
Авдеев родился 8 сентября 1946 в Кременчуге (Полтавская область, Украина). В 1968 году окончил МГИМО по специальности "экономист по внешней торговле".
РИА Новости 12.05.2008 15:52:
"Имеет дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла.
С марта 2002 года ‑ Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ во Французской Республике.
Владеет французским, итальянским, английским и болгарским языками.
Награжден орденом "За заслуги перед Отечеством" IV степени (Указ Президента РФ, ноябрь 1999 года) за большой личный вклад в политическое урегулирование кризиса вокруг Косово и активное участие в проведении линии РФ на Балканах.
Лауреат премии "Лучшие перья России" (1999). Премия вручалась впервые в декабре 1999 года, ее учредители‑ Союз литераторов, Союз работников телевидения и другие организации.
Женат. Имеет сына."
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 13, 2008 12:33 am    Заголовок сообщения: Новым министром культуры РФ назначен бывший посол во Франции Ответить с цитатой

Дипломат взамен скандалиста
Газета.Ru 12 МАЯ, 20:44 // Иван Петров
Новым министром культуры РФ назначен бывший посол во Франции Александр Авдеев. Фото: ИТАР-ТАСС
...
Узнав о новом назначении Авдеева, деятели культуры поспешили прокомментировать эту перестановку в правительстве. Как передает «Интерфакс», директор Эрмитажа Михаил Пиотровский считает, что с новым министром культуры будет легко работать. «Я его очень хорошо знаю. Мы неоднократно встречались и просто так, и по делу, потому что у нас во Франции много разных дел, в том числе связанных с возвращением русских регалий, реликвий в Россию», – сказал Пиотровский журналистам. Правда, следующие слова Пиотровского несколько нивелировали первую часть заявления. «С ним легко будет работать, как, впрочем, со всеми министрами культуры», – резюмировал Пиотровский.

Глава упраздненного сегодня Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой также положительно отозвался об Авдееве. «Назначение, с моей точки зрения, – в высшей степени удачный кадровый ход: это один из самых интеллигентных дипломатов, которых я знал, знаю, человек с высоким государственным мышлением», – сказал М. Швыдкой журналистам в Санкт-Петербурге. Он подчеркнул, что министр – «абсолютно интеллигентный человек, с абсолютным слухом на фальшь и неправду в человеческих отношениях и в искусстве тоже». «Это человек, который не входит во внутрихудожественные, кадровые переплетения, он как бы стоит над этим и вне» , – добавил экс-глава федерального агентства.

Директор Русского музея Владимир Гусев также признался, что давно и хорошо знаком с новым министром.
»Я его знаю хорошо, человек интеллигентный, симпатичный. Но не могу сказать, что у меня какие-то особые ожидания», – сказал Гусев.
Отвечая на вопрос, не поможет ли дипломатический опыт назначенца решать проблемы, подобные тем, которые возникали ранее с зарубежными выставками российских коллекций и арестом культурных ценностей, директор сказал: «Наверное, его опыт поможет».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 21, 2008 4:24 pm    Заголовок сообщения: 21 мая: первая пресс-конференция А.Авдеева Ответить с цитатой

Сделать культуру компонентом счастья людей
21 мая в ИТАР-ТАСС состоялась первая пресс-конференция министра культуры РФ Александра Авдеева.


ИТАР-ТАСС 21.05.2008, 15.02 ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ
© ИТАР-ТАСС. Все права защищены. Вся информация, размещённая на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения агентства ИТАР-ТАСС.

--------------------------------------------------------------------------------
Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N4665 от 22 мая 2008 г.

Мужской вызов - надо потянуть
Новый министр культуры РФ Александр Авдеев выступил на своей первой пресс-конференции
Александр Авдеев на своем первом выступлении перед СМИ смог подобрать "ключик"
к журналистским симпатиям.
Фото: Евгения Смолянская


Александр Сабов, Павел Басинский
На вопрос, насколько неожиданным было предложение занять кресло министра культуры после поста Чрезвычайного и Полномочного Посла России во Франции, Александр Авдеев ответил, что предложение было неожиданным, но почетным. "Это мужской вызов - надо потянуть".
Судя по всему, Александр Авдеев на своем первом выступлении перед СМИ смог подобрать "ключик" к журналистским симпатиям. В конце пресс-конференции звучали аплодисменты, что бывает нечасто. В самом начале Александр Авдеев подчеркнул, что открыт для журналистов и надеется на их помощь.

- Сейчас Россия проходит период созревания гражданского общества. И в этом гражданском обществе важным компонентом счастья является культура. Здоровая, насыщенная культурная среда, полнокровная творческая жизнь. Разумеется, это зависит и от денег, выделяемых на культуру, от того, насколько целесообразно они тратятся. Это зависит и от того, как живут творческие люди: музейные работники, архивисты, актеры, преподаватели творческих вузов.

Величие страны определяется не количеством оружия и не только экономическим благосостоянием, но и культурной составляющей. Не может быть великой страны без великой культуры. Есть достаточно примеров стран, где развита экономика, люди хорошо живут, но эти страны не входят в узкий круг держав, которые руководят судьбами мира. Потому что у них нет великой культуры.

Наша культура многонациональна. Ее костяк составляют великая русская культура, великий русский язык, но вся наша духовно-культурная сфера формируется всеми национальными культурами.


После короткого вступительного слова новый министр культуры отвечал на вопросы журналистов. На первый конкретный вопрос о возможном слиянии "Мосфильма" и "Ленфильма" (идея, которая обсуждалась Федеральным агентством по культуре и кинематографии, ныне упраздненным) министр ответил, что "никакие реорганизации не должны мешать творческому процессу".
- Наконец, есть определенные традиции. Например, в Америке охраной президента занимается министерство финансов. Вроде бы нелогично, но такова традиция, и она работает. И нам в вопросе о слиянии двух замечательных киностудий надо быть осторожными. Нельзя мешать творческим процессам, которые сложились в этих коллективах. Надо бережно подойти и к одной киностудии, и к другой, и не дай бог навязать им судьбу рукой бюрократа.

На вопрос, как будет реорганизовано само минкультуры после упразднения Роскультуры, новый руководитель сказал, что на реорганизацию отведено два месяца, и это будет не просто механическое слияние двух структур.
- Мы должны уважительно отнестись к судьбе людей, которые работали в агентстве. Разумеется, пригласить лучших, но поблагодарить всех, потому что агентство много сделало для развития культуры. Что касается руководителей... Мне сейчас активно помогают и Александр Соколов, и Михаил Швыдкой. Они не прекратили свою работу. Они должны, по крайней мере, нести ответственность за те проекты, которыми занимались.

На неизбежный вопрос о проблеме реституции культурных ценностей Александр Авдеев ответил дипломатично, но жестко:
- У нас хорошие законы, и надо решать этот тяжелейший вопрос в тесном контакте и взаимопонимании с Думой. Переговоры должны вестись ответственно, с тем чтобы не только отдавать, но и возвращать. Если мы не будем отдавать по нашим же законам, то и получать не будем. Надо отдавать то, что положено по закону и, я бы сказал, по совести, но и возвращать огромные культурные ценности, которые были похищены с оккупированных территорий. Проблема в том, что 80-90 процентов этих ценностей осело в частных коллекциях. Я знаю много очень богатых людей, видных промышленников, которые предпочитают российского представителя у себя дома не принимать именно по этой причине. Наши международные партнеры должны знать, что мы рассчитываем на их усилия в возвращении нам наших культурных богатств, которые осели в частных собраниях. Это не наша забота, это забота руководителей тех стран, где находятся эти коллекции.

На вопрос, что лично для Александра Авдеева является запретным в культуре, он ответил не задумываясь:
- Пошлость. Вот хулиганство не является запретным. Есенин и Маяковский были хулиганами, но не были пошляками.

Отвечая на больной вопрос о зарплатах работников культуры, он признал:
- Они в два раза меньше, чем в среднем по России. Остались одни энтузиасты. Бюджет минкульт уры падающий, сокращающийся. Свет в окошке - заявление председателя "Единой России" Бориса Грызлова, что за три года надо добиться удвоения бюджета. Только тогда вытянем сферу культуры.

корреспондент "РГ" задал министру вопрос:
- Вы в свое время плотно курировали переговорный процесс в Косово и соглашение в Рамбуйе. Вы близко знакомы с проблемой этнических меньшинств, в том числе и в прибалтийских республиках. У нас теперь нет министерства национальностей, но когда-то этот вопрос был в ведении министерства культуры. Как выглядит эта проблема сегодня? Какова, по-вашему, примирительная роль культуры в этнических конфликтах?

- Обратите внимание: когда народы разных религий, разных цивилизаций дружно живут рядом, притерлись друг к другу, там редко возникает напряженность, - ответил Александр Авдеев. - Но сейчас идут большие миграционные процессы и в Европе, и у нас. Возникают новые стыки, новые соседства, непривычные и для одних, и для других. Естественно, они вызывают неадекватные эмоции. Культура должна гасить эти эмоции. Культура - это важный элемент миротворчества, важный элемент безопасности. Я видел в Косово разрушенные храмы, музеи, поруганные реликвии и, разумеется, не могу относиться к этому спокойно. Идет ли речь о православных или мусульманских религиях. Конечно, в Косово разрушены в основном православные святыни. Тревогу бьет ЮНЕСКО, но не всегда есть адекватная реакция ЕвросоюзаУ нас в стране обостренное чувство необходимости бережного отношения к другим культурам. У нас великая русская культура, но и замечательная мусульманская культура. В этом наше богатство и наша особенность. У нас единая судьба, единая родина, единая страна.

Особую тревогу продолжает вызывать положение русскоязычного населения в странах Балтии. Сейчас внутри Евросоюза около миллиона людей оказались без гражданства.

И наконец, проблема русского языка. На нем сегодня в мире говорят более трехсот миллионов человек. Мы уже не можем уследить за тем, правильно ли говорят по-русски в тех или иных странах. Тем не менее мы несем ответственность за чистоту русского языка. Например, англичане относятся к проблеме сохранения чистоты своего языка очень серьезно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 24, 2008 10:09 pm    Заголовок сообщения: Интервью РГ, 25 июля, персона: министр Александр Авдеев Ответить с цитатой

РГ (Федеральный выпуск) N4715 от 25 июля 2008 г.

Культ личностей

Не только деньги нужны отечественной культуре, убежден министр Александр Авдеев
Игорь Шевелев


Александр Авдеев: Общение с деятелями культуры - это большое удовольствие. Фото: Злаказова Лилия

Новый министр культуры РФ Александр Авдеев родился в 1946 году. Карьерный дипломат, знает четыре иностранных языка, был заместителем министра иностранных дел, послом в Болгарии и во Франции. Из Парижа его, к собственному удивлению, и назначили на новый пост.
Всеобщий интерес к фигуре нового министра можно сравнить, в обратной пропорции, с ролью, которая отводится культуре в реальном раскладе российской власти. Культура - не экономика, не оборона и даже не спорт. О проблемах, с которыми уже столкнулся и еще столкнется новый министр, мы говорили в его кабинете.

Первые впечатления

Российская газета: Александр Алексеевич, вы в новой должности - около двух месяцев. Какие первые ощущения?

Александр Авдеев: Во-первых, понимание ответственности за свою работу. Во-вторых, ощущение больших ожиданий со стороны деятелей культуры, искусства и просто людей, которым небезразлична отечественная культура, ожиданий того, что культура будет национальным приоритетом. Сам же я понимаю, "что всем мил не будешь". Современная культура - это творческие люди и коллективы, имеющие разные концепции и направления. Естественно, я не могу и не собираюсь приводить их к какому-то общему знаменателю.

РГ: "Люди из телевизора", которых знает вся страна, сейчас часто к вам приходят?

Авдеев: Общение с деятелями культуры - это большое удовольствие, а сейчас еще и каждодневная необходимость. Ко мне приходят разные люди - известные и уважаемые артисты, художники, писатели, музыканты. Всем надо помочь. Ни денег, ни возможностей не хватает. Несоответствие огромных потребностей, испытываемых нашей культурой, и имеющихся возможностей слишком велико. Такая ситуация - данность, и не только в России - во всех странах. Надо максимально помочь тем, кому мы можем помочь.

РГ: Раздавать деньги нелегко, особенно когда их почему-то нет?

Авдеев: Функция министерства культуры заключается не только в раздаче денег. Самое главное - сформировать системный подход к решению ее проблем. Укрепление культурной сферы - дело всего гражданского общества. Все понимают, что культура - это дело национальной важности, которое надо решать сообща, направляя на это максимум интеллектуальных сил, организационных и финансовых возможностей.

РГ: Кроме общих проблем вы наверняка уже столкнулись с массой конкретных: музеи, кино, фестивали, зарплаты, культура в регионах?

Авдеев: Знаете, есть проблемы в культуре, а есть проблема самой культуры, состоящая в том, что не все понимают, зачем нужна культура в стране, строящей гражданское общество и правовое государство. Мы должны убедить общество, что без культуры у нас может быстро сформироваться примитивный, рационально-потребительский тип сознания.

РГ: Ну да, когда денег больше, чем можно пропить или бросить на ветер...

Авдеев: И этот тип сознания будет порождать людей, в которых исчезнет благородство, честность, совестливость, стремление к внутреннему самообогащению личности средствами культуры.

Культура - это ведь не только возможность пойти в кино или театр, потребить массовое или элитарное искусство. Это весь набор средств общественной жизни - и наука, и образование, и просвещение, и разнообразная творческая деятельность. Без великой культуры не может быть великой нации. И не может быть полноценного счастья, между прочим. Есть сегодня экономически процветающие страны, но не развитые в культурном отношении. И их нельзя назвать великими. Сегодня иные критерии великости. Это не только количество оружия, но и уровень научно-технического прогресса, и уровень освоения новых технологий. И прежде всего степень культуры всего общества.

Человек создан миром культуры, который чеканит нас. Говоря о любом времени, мы судим о нем по именам великих деятелей культуры этого периода, будь то русские писатели XIX века, итальянские живописцы XIV-XV веков или голландские и фламандские художники эпохи буржуазных революций и великих географических открытий.

РГ: И все-таки в этой глобальной сфере культуры какие "направления главного удара" вы бы для себя выделили?

Авдеев: Критерием процветающего общества является процветающая культура. Без нее общество больное. Сегодня есть много объективных вызовов и угроз национальной культуре. Прежде всего культура становится заложницей общества потребления, рождающего потребительский суррогат культуры - развлекательную культуру, шоу-бизнес. Я с уважением отношусь к ним, но это не эталон высокой культуры.

Другая опасность заключается в отсутствии равного доступа к сфере культуры у жителей города и села. 38 миллионов человек сегодня не ходят ни на концерты, ни в театры, ни в кинотеатры просто потому, что живут на отшибе, в сельской местности. Это тревожный симптом для всего общества.

Следующее по приоритетности направление деятельности министерства - сохранение сложившейся системы художественного образования. Она была у нас одной из лучших в мире по доступности и высокому качеству. Эта система позволяла нам не упускать будущих Ломоносовых. А сейчас в связи с переходом на рыночную систему мы многие таланты растеряли, не заметили, и они не состоялись. Участвуя в Болонском процессе унификации дипломов, мы должны будем делать это гибко, не рубить с плеча, сберечь оправдавшую себя систему художественного образования.

РГ: Мы не только будущих талантов не обрели, но и реальных угробили...

Авдеев: Сейчас ситуация лучше. Хочу отметить, что в 90-е годы много хорошего сделали наши общественные фонды. Это и фонд Владимира Спивакова, и фонд "Новые имена", за который низкий поклон Иветте Николаевне Вороновой, открывшей многих мировых звезд в музыке. Это и то, что делает Галина Павловна Вишневская в своем Центре оперного пения. Список большой, можно долго перечислять.

РГ: Перед вами неизбежно встанет вопрос, как повысить нынешние мизерные зарплаты работникам сферы культуры при утвержденном на несколько лет вперед не очень большом бюджете на культуру.

Авдеев: Предстоит повышение через отраслевую систему заработной платы, на которую мы должны перейти с 1 декабря 2008 года. Будет базовый оклад плюс надбавки за интеллектуальный вклад, поощрительные надбавки. В регионах работники культуры зависят от региональных бюджетов. На прошлой неделе я беседовал на эту тему с президентом Калмыкии, руководителями Мордовии, Башкирии, Архангельской и Тверской областей. Все понимают, что надо увеличивать зарплаты через региональные бюджеты, и обещают это сделать.

РГ: Личные отношения в правительстве у вас уже налаживаются?

Авдеев: Да, правительство состоит из талантливых профессионалов, многих из которых я знал по предыдущей работе.

РГ: А министерство сформировали?

Авдеев: Да, руководящий состав уже назначен, это опытные люди, любящие искусство. Есть сотрудники, пришедшие из Роскультуры или оставшиеся из предыдущего состава министерства.

РГ: А кто будет вашим преемником на посту российского посла в Париже?

Авдеев: Во Францию должен быть направлен хороший профессионал. Сейчас идет конституционный процесс утверждения кандидата, это занимает три-четыре месяца. А дальше - публикация указа президента в "Российской газете", из которого мы и узнаем имя.

Плюс Интернет

РГ: Вы настроены на реформы исходя из общих соображений или следуя апробированным предложениям снизу?

Авдеев: Формируя выход из ситуации только "сверху", можно сделать много ошибок. Преимущество нынешнего положения - в больших правах, которые получили регионы. Ту же общенациональную систему художественной подготовки надо укреплять, опираясь на опыт регионов. В регионах у нас сильные министры культуры, многие из которых начинали еще директорами сельских клубов, а спустя десятилетия стали руководителями культуры. Я встречаюсь с ними на местах, принимаю в Москве.

РГ: Какие еще проблемы вы почувствовали за это время?

Авдеев: Новые технологии в сфере культуры. С их помощью мы можем улучшить положение в библиотечном деле, в кинопрокате. Возможности оцифровки широко используются в некоторых регионах. Сегодня у меня был глава Мордовии Николай Иванович Меркушкин. Он рассказал, что все районные библиотеки республики, во-первых, имеют доступ к Интернету, а во-вторых, имеют возможность с помощью оцифрованной информации создавать электронные читальные залы. Вам не нужно заказывать книгу и долго ждать ее, а достаточно связаться по сети с центральной областной библиотекой и прочитать книгу с экрана.

РГ: Интернет дает мгновенную связь с миллионами книг всех электронных библиотек, а не только центральной областной. Важно, что для главы Мордовии культура - это живое и близкое дело?

Авдеев: Не только для него. Возьмите Татарстан, Башкирию, Белгородскую область, другие регионы. В этом году мы собираемся провести в Белгородской области выездную коллегию министерства культуры, чтобы специально изучить ее опыт работы на селе. Конечно, и в оцифровке есть проблемы. Ведь закон об авторских правах запрещает при получении текста книги в электронном виде его тиражировать. Поэтому должен быть и второй путь совершенствования работы библиотек. Это обеспечение их полноценными комплектами книг. Электроника не заменит живого ощущения книги.

Тендеры и меценаты

РГ: А как обеспечить библиотеки книгами? С помощью тендеров, которые перенесены из экономики в культуру, когда чем дешевле книжки, тем лучше?

Авдеев: Тендеры часто мешают. Библиотеки вынуждены брать самое дешевое, а это бульварная литература с крикливыми обложками и рассыпающимися страницами. Сейчас по инициативе министерства, затрачивающего на это большие деньги, рассылаются комплекты книг по утвержденным спискам. Нам остается расширять эти списки литературы и находить книги более качественные и дешевые. К сожалению, не всегда фирмы, выигрывающие тендеры на распространение литературы, оказываются честными. Деньги получили, а послали не те комплекты или половину того, что должны, а то и вовсе исчезли. Но содействие библиотекам всех уровней и прежде всего сельским - это наша обязанность, как и обязанность субъектов Федерации.

РГ: В свое время Фонд Сороса через Пушкинскую библиотеку рассылал в сельские школы комплекты классической литературы. Есть ли у нас богатые люди, которые подхватили бы сегодня эту инициативу?

Авдеев: То, что Сорос делал в 90-е годы, помнят. А то, что потом то же самое делало государство, причем вкладывая в это больше, чем фонд, - забывают. Что касается "богатых людей"... Есть хорошее слово "меценаты". Привлечение меценатов к библиотечной, к музейной работе крайне желательно. Сегодня государство не в состоянии быстро решить музейные проблемы. А их много. Разрушающиеся здания, которые нуждаются в капитальном ремонте, отсутствие хороших фондохранилищ и современных систем безопасности, небольшие зарплаты музейных работников.

РГ: При астрономической рыночной стоимости самих музейных фондов...

Авдеев: Конечно. Поэтому и желательно, чтобы меценаты вошли, где это возможно, в попечительские советы музеев, помогали им. Конечно, таких людей нужно искать, находить возможность их морального поощрения. Ведь налоговых льгот для них пока не предусмотрено. Меценатство было и остается важным элементом культуры. Уже сейчас 10% общего финансирования российской культуры идет за их счет. Россия славна традицией меценатства.

РГ: Ваши слова об "олигархах во главе музеев" уже вызвали бурю. Многие пришли в ужас, кто-то предположил, что вас неправильно поняли.

Авдеев: Речь не идет об управлении музеями. Но музеям - прежде всего областным - нужна финансовая поддержка. Я был в областных музеях Твери, Архангельска. Прекрасные музейные вещи, великая живопись, а фондохранилища тесные, система охраны плохая. Большое поле деятельности для меценатов проявить себя патриотами. Патриотизм сегодня - это не только активное участие в экономике и политике, но и помощь культуре. Думаю, что это реально, если посмотреть, как меценатство подняло уровень нашего спорта. Привлечение этих средств выявило в России многих выдающихся спортсменов.

Конечно, для этого нужна правильная организация. Мы сегодня недооцениваем потенциальное стремление наших меценатов к благотворительности. Я знаю меценатов, которые без саморекламы, не афишируя, а просто из патриотических побуждений восстанавливают усадьбы и на их основе делают крупные культурные центры, выставочные и концертные залы, причем для жителей близлежащих районов, села, города.

РГ: Непонятна, правда, конкретная форма этой помощи. Помнится, как богатые люди, слыша о проблемах Пушкинского дома, изумлялись: ведь стоит продать одну рукопись классика на аукционе и все проблемы будут надолго решены!

Авдеев: Напродавали уже в 30-е годы, хватит. Мы знаем, какие шедевры ушли из страны, сколько тысяч произведений искусства находятся на легальных основаниях в музеях других стран.

Стыдно ли за русских за границей?

РГ: В общем-то ваш оптимистичный взгляд на нынешних богатых людей немного контрастирует с общепринятым? Например, газеты пестрят скандальными сообщениями о поведении наших нуворишей за границей.

Авдеев: Нужно чаще говорить, что меценатство - это та же форма патриотизма сегодня. И бизнес у нас сегодня иной, чем несколько лет назад. Вы меня спросили, стыдно ли за русских за границей? Многое изменилось. Если в начале 90-х там по улицам ходили выпившие богачи, сорили деньгами в ресторанах и вели себя некорректно, то сегодня мы имеем дело с другим бизнесом. Сейчас за рубеж приезжают российские бизнесмены второго поколения, как правило, говорящие на нескольких иностранных языках, знающие право, бизнес, рынок и обыгрывающие на переговорах своих зарубежных партнеров. Это совсем другие русские. Через них и оценка России за рубежом сегодня совсем иная. Мы воспринимаемся как держава с высокими темпами развития, как народ талантливых бизнесменов, как страна с великой культурой. В этой связи не могу не вспомнить организатора замечательной выставки в Париже "Когда Россия говорила по-французски". Это один из наших видных бизнесменов, истративший огромные деньги на выдающуюся выставку.

РГ: Странно, кстати, что даже имен их не принято называть в газете. Мол, неоплаченная реклама.

Авдеев: Можно назвать наши крупнейшие банки и корпорации, которые финансируют гастроли артистов за рубежом, выставки. Но есть средние и даже небольшие компании, финансирующие региональную культуру. Движение меценатства набирает обороты. Мы пока не благодарим его через налоговые льготы, но это еще впереди.

РГ: О налоговых льготах за благотворительность говорят уже больше десяти лет, а воз и ныне там.

Авдеев: Думаю, что понимание необходимости финансовых льгот для меценатов созрело. Я не могу обещать, что это будет уже завтра, но мы никуда от этого не денемся. Все страны прошли через этот процесс.

Важнейшее из искусств

РГ: Вы говорили о вложении бизнесом денег в музеи и библиотеки. А как они вкладываются в кино, например?

Авдеев: Финансирование кинопроизводства будет увеличиваться. Отрадно, что увеличивается доля отечественных фильмов в кинопрокате. Сегодня каждый третий фильм, на который идет зритель,- российский. В Европе этот показатель выше только у Франции. В следующем году мы будем вводить новую форму взаимоотношений киноиндустрии и государства - государственный заказ на создание фильмов важнейшей общественно-социальной, патриотической, детской тематики.

Этого не нужно бояться. Возьмите американцев, которые через кино фактически решили проблему межнациональных взаимоотношений в США. Мы видели десятки и сотни фильмов, где главные герои - чернокожий и белый, оба проявляют героизм, помогают друг другу. Или то, как показывается в кино жизнь сегодняшнего бизнесмена, работающего честно, стремящегося быть эффективным, являющегося героем сегодняшнего дня. У нас тоже таких людей десятки и сотни тысяч. А образ им приклеен совершенно иной - через телевидение и фильмы, изображающие их преступными монстрами. В самом обществе сегодня возникла потребность в фильмах с новым подходом к социальным проблемам. Лотов будет немного - начнем с 2-3, к 2011 году выйдем на 10, включая, повторяю, детское кино. Кроме того, авторское кино тоже нуждается в поддержке. Финансирование касается и производства, и проката фильмов. Что касается проката, то, например, в 2002 году кинотеатры посетили 41 миллион зрителей, а в 2007 году - 115 миллионов! Почти в три раза больше. Мы стали выпускать сто фильмов в год. И сами кинотеатры изменились. Словом, народ пошел в кино.

РГ: А что делать с теми тендерами, через которые должны проходить наши самые известные режиссеры кино и театров?

Авдеев: 94-й федеральный закон о конкурсах должен быть откорректирован для сферы культуры. В сентябре после отпусков возобновится активная законодательная, политическая жизнь, и мы начинаем работу по корректировке.

Большой и Мариинка

РГ: Еще один острый вопрос: уже говорится о переносе даты открытия Большого театра с осени будущего года на более поздний срок.

Авдеев: Сейчас я детально знакомлюсь со всеми документами, связанными с реконструкцией и реставрацией Большого театра. В конце мая был там и видел, как идет процесс, насколько сложна и трудоемка эта работа. Состояние Большого театра со всеми его подземными сооружениями оказалось хуже, чем изначально предполагалось. Думаю, к сентябрю мы после всех консультаций вернемся к вопросу о дате открытия Большого театра. Полагаю, что главное - обеспечить качественную и высокопрофессиональную реставрацию главного театра страны.

РГ: А что с проектом новой Мариинки архитектора Перро? Тоже вносятся перемены в первоначальный проект?

Авдеев: Перемены будут вноситься с учетом технических возможностей осуществления данного проекта. Не всегда красивые идеи можно полностью воплотить. Кроме того, нужно учесть особенности архитектурного облика Санкт-Петербурга, позицию театра, пожелания общественности города. Климат Петербурга с его снегом, дождями, сыростью, туманами, ветром и влажностью не похож на климат Франции. Кое-что из проекта Перро будет меняться.

РГ: Прямо на ходу, поскольку время-то поджимает?

Авдеев: Слово "на ходу" предполагает быстроту и необдуманность решений. Нужно будет отвечать за новые варианты. Над этим работает команда архитекторов, выдающийся руководитель Мариинки Валерий Абисалович Гергиев, руководство города, общественность, министерство культуры.

О личном

РГ: Другая болезненная проблема, стоящая перед вами, это назначение руководителей творческих коллективов. Вас как посла во Франции все любили, а тут как будет?

Авдеев: Конечно, всем мил не буду, всех не обогрею. Постепенная смена руководителей, в том числе в сфере культуры, это естественный процесс. Будем решать эти ситуации уважительно к людям - и к тем, кто уходит, и к коллективам, которыми они руководили. Это нормальный процесс, в котором не должно быть ни форсирования, ни "показательных процессов".

РГ: Говоря о ваших культурных увлечениях, вспоминают вашу коллекцию гравюр...

Авдеев: Во время моей работы в Болгарии я собрал небольшую коллекцию гравюр по теме освобождения Русской армией Балкан - Русско-турецкая война 1877-1878 годов. Увлечение для души. Для того чтобы быть настоящим коллекционером, надо иметь глубокие знания, посвящать этому много времени. У меня не получается. Но я люблю коллекционеров, стараюсь им помогать, хотя сам таковым не являюсь.

РГ: Современное искусство вам интересно?

Авдеев: У нас есть выдающиеся современные художники. Можно назвать тех, кто, оставаясь россиянами, работает за рубежом,- Оскар Рабин, Эдуард Штейнберг, Эрик Булатов, Илья Кабаков. Есть замечательные художники, работающие в России. Есть увлекательный центр современного искусства, созданный на основе "Винзавода". Я там недавно побывал. Поразил сам принцип превращения заводских зданий в творческие мастерские, что соответствует смыслу современного искусства - привносить творческий смысл в самые неожиданные области. Интересные вещи есть и в соц-артовском направлении. Недавно ознакомился с китайским соц-артом, есть много хороших работ.

РГ: И - вывод?

Авдеев: Если мы утратим национальную культуру, перестанем быть великой державой. Это как вложение денег в оборону. Все понимают, что укрепление обороноспособности страны необходимо. Точно так же надо вкладывать деньги в культуру. Это - духовная обороноспособность нации. Это один из критериев великости страны, нации, места ее в будущем.

Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N4715 от 25 июля 2008 г.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика