Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2020-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22287
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 20, 2020 2:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020112004
Тема| Балет, Башкирский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Дмитрий Шостакович, Иван Васильев
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| ЮНОША И ЖИЗНЬ
В БАШКИРСКОМ ТЕАТРЕ ОПЕРЫ И БАЛЕТА СОСТОЯЛАСЬ ПРЕМЬЕРА БАЛЕТОВ ИВАНА ВАСИЛЬЕВА

Где опубликовано| © Журнал Музыкальная жизнь
Дата публикации| 2020-11-20
Ссылка| https://muzlifemagazine.ru/yunosha-i-zhizn/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Звездный танцовщик, солист Михайловского театра, этим летом ставший главным приглашенным хореографом уфимского театра, представил свою первую работу в новом статусе. В прошлом сезоне Васильев, взяв музыку Родиона Щедрина, сделал на этой сцене яркого «Конька-Горбунка» – теперь он обратился к событиям вовсе не сказочным.

Это два разных одноактных балета и в то же время это один спектакль – одноактовки не отделишь друг от друга и не разбросаешь по разным вечерам. Просто потому что у них общий финал – и в этом финале герои первого балета приходят к героям второго. Но давайте по порядку.

Первый балет называется «Соседи». Фонограмма его собрана из фрагментов сочинений Дмитрия Шостаковича (Вальс из Сюиты № 2 для джаз-оркестра, Прелюдия № 10 до диез минор, вторая часть Первого концерта для фортепиано с оркестром, Вальс и Романс из музыки к кинофильму «Овод») и американских песен («Jailhouse rock» Джерри Либера и Майка Столлера, «I’ve got you under my skin» Коула Портера и «Tea for two» Винсента Юманса и Ирвинга Сизара). Такое сочетание не случайно: в балете, действие которого происходит в условных шестидесятых, встречаются возвышенная ленинградская девушка и увлекающийся американской музыкой хулиганистый парень. Зовут его Рокер – и он, понятно, из тех фанатов, что слушали еще «рок на костях». Собственно, двери их квартир находятся на одной лестничной площадке (с удовольствием сотворенной на сцене художником Иваном Складчиковым) – и в один не очень прекрасный вечер буйная компания приятелей героя встречает героиню на этой самой площадке и начинает приставать к ней. Герой по-джентльменски раскидывает и прогоняет друзей – и тут же влюбляется в прекрасную незнакомку.



«Соседей» запросто можно назвать постмодернистским произведением – хотя Васильев, думается, стал бы возражать. Он любит простые истории и чистые жанры – балет советских лет ему родной. Но вот именно это родство, которое он демонстрирует в своих сочинениях (откровенно цитируя какие-то произведения, перенимая стиль, заимствуя истории и рассказывая их по-новому) и создает ощущение постмодернистской игры. В «Соседях» это особенно чувствуется – потому что сам балет очевидно ведет с диалог не только с «Барышней и хулиганом» Константина Боярского (что совсем близко – ведь Боярский работал с музыкой Шостаковича), но и с «Юношей и Смертью» Ролана Пети, где, как известно, звучит «Пассакалья» Баха.

Иван Складчиков в своей работе разговаривает с придумавшим концепцию декорации «Юноши и Смерти» Жаном Кокто и исполнившим ее Жоржем Вакевичем. Ленинградская лестничная площадка так скошена, будто это парижская мансарда, а вместо Эйфелевой башни на заднике возвышается узнаваемый купол петербургского собора (нет, никакой рекламы на нем нет, авторы спектакля не настолько решительны чтобы вместо парижского Citroen прославить, скажем, «Победу»). В комнате у Рокера стоит такая же железная койка как у Юноши из балета Пети – но нет, наш Рокер не курит. И в самой истории Иван Васильев (танцевавший балет Пети на премьере в Большом в 2010 году) отчетливо спорит с французсикм мэтром. Там явившаяся женщина была воплощением Смерти, она доводила Юношу до самоубийства – Васильев с такой ролью женщины в жизни мужчины категорически не согласен, Девушка дарит герою вдохновение и смысл жизни. И соло и дуэты в балете (по лексике – строго советская неоклассика, линии лишь иногда чуть-чуть гнутся, если говорить о влияниях – то такой ранний Дмитрий Брянцев или намек на раннего Бориса Эйфмана – это когда танцуют «рокеры») полны искреннего увлечения, солнечного счастья. Никаких сомнений и мытарств, впереди счастливое будущее, мы строим коммунизм.

В премьерный день роль Рокера исполнил сам Васильев, ленинградской девушкой была Валерия Исаева; второй спектакль достался Лилии Зайнигабдиновой и Сергею Бикбулатову. В герое Васильева было больше бесшабашной удали и, конечно, танцовщик порадовал публику фирменными трюками; герой Бикбулатова, несмотря на вполне себе рокерский фасон, выглядел более скромным молодым человеком – ну, в Ленинграде и рокеры были воплощением интеллигентности, вероятно. Обе Девушки безупречно исполнили свои роли – возвышенные создания одним взглядом «строили» слишком решительных молодых людей, а потом в одиночестве с удовольствием мечтали в танце о продолжении знакомства с «хулиганами».

Второй балет – «1418» на музыку Ленинградской симфонии Шостаковича (использованы первая, третья и четвертая части) переносит нас в более далекое прошлое. Этот балет должен идти с живым оркестром (премьеру готовил дирижер Артем Макаров), но по ковидным обстоятельствам пришлось обойтись фонограммой. Ленинградская симфония очевидным образом ассоциируется с войной – и именно Великая отечественная война нам предъявлена. Причем предъявлена довольно подробно – событий хватило бы на полнометражный художественный фильм. Прощание девушек и солдат на вокзале, сражения солдат на фронте, доставленная девушке главного героя (Гульсина Мавлюкасова, затем Валерия Исаева) похоронка – и ее решение пойти работать в полевой госпиталь, плен героя, где его допрашивают фашисты, побег, возвращение солдат после победы, счастливое воссоединение пары. Что особенно обращает на себя внимание? Что музыка «нашествия» отдана советским солдатам.



Врагов на сцене нет – они где-то там, за задником, что светится алым светом и у которого установлены противотанковые «ежи». Наши солдаты в этой части маршируют, перестраиваются, разворачиваются с оружием в руках – но сражаются будто с призраками, враг не виден. Занятно, что именно в этой части хореограф так увлекается сочинением перестроений танцовщиков (и рисунок у него получается по-настоящему интересным), что забывает про сюжет и вооруженные парни регулярно целятся не куда-нибудь вбок, в задник или (что тоже было бы неприятно) в зал – а прямо-таки друг в друга. Художник тоже в этом эпизоде поступил довольно странно – да, часть солдат вооружена автоматами. Но другая часть – только пистолетами, с которыми вряд ли удобно идти в атаку. Впрочем, в начале войны с оружием в армии были известные проблемы, так что – почему нет?

Хореограф с честным мальчишеским удовольствием играет в воинские подвиги – и когда подползший из-за задника товарищ освобождает главного героя (на премьере – Рустам Исхаков, во второй вечер – Иван Васильев) из фашистского плена, в зале возникает какое-то детское воодушевление, такое вспоминается в кинотеатре лет в десять («а-а-а! наши немцев бьют!»). Но с точки зрения хореографии эпизоды, связанные с фашистами, наименее интересны – соло немецкого офицера (Олег Шайбаков, затем Ильнур Зубаиров) слишком уж плакатно. Да-да, злодей и трус, мы уже поняли. Забавно, что тут у Васильева возникают воспоминания о его любимом «Спартаке» Юрия Григоровича – когда фашистского гада ловят и он шарахается от наших бойцов, так и ждешь, что советский командир сейчас предложит ему дуэль. Но нет, пленного все-таки просто уводят под конвоем.



Финальная картина объединяет героев двух балетов. Где-то в шестидесятых на лавочке в городском саду встречаются ветераны – тот самый советский командир и его девушка (их теперь играют Гульнара Халитова и Ильдар Маняпов). К ним (видимо, в майские дни) подходят Рокер и его девушка с цветами – и на том история счастливо заканчивается.

Иван Васильев – приглашенный главный хореограф, но его обязанности не исчерпываются постановкой спектаклей. Планирование будущих премьер – тоже его вотчина. Как только пандемийные тучи рассеются – Уфу ждет премьера балета «Чипполино» Карена Хачатуряна в постановке Генриха Майорова (та самая детская классика, что опробована не одним театром страны) и еще одна собственная постановка Васильева. Он обдумывает балет под рабочим названием «Нуреев» – потому что, на его взгляд, постановщики известного спектакля в Большом театре слишком сосредоточились на личной жизни знаменитого артиста, а Васильеву хотелось бы поговорить о нем прежде всего как о гениальном танцовщике.

ФОТО: ПРЕДОСТАВЛЕНЫ ПРЕСС-СЛУЖБОЙ ТЕАТРА
================================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22287
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 20, 2020 4:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020112005
Тема| Балет, Чувашский театр оперы и балета, XXIV-й международный балетный фестиваль, Персоналии,
Автор| Александр Максов
Заголовок| Танцевать, чтобы жить
Где опубликовано| © портал «МУЗЫКАЛЬНЫЕ СЕЗОНЫ»
Дата публикации| 2020-11-20
Ссылка| https://musicseasons.org/tancevat-chtoby-zhit/
Аннотация| фестиваль

Сегодня театрам предстоит напряженно решать, как осуществлять свою деятельность в новых условиях. Приходится приноравливаться к ежедневно меняющимся обстоятельствам злокозненного коронавируса. Вот и Чувашский театр оперы и балета столкнулся с той же проблемой. Закрытие границ сначала вынудило организаторов XXIV – го международного балетного фестиваля отказаться от уже достигнутого приглашения на фестиваль премьера Английского королевского балета Вадима Мунтагирова и других зарубежных артистов. Потом пришлось вообще переносить сроки праздника, до последнего момента оставаясь в тревожном ожидании: состоится – не состоится, кто из танцовщиков сможет все-таки приехать?

Художественной стороне фестиваля нанесла ущерб директива заменить живое оркестровое звучание фонограммами. Но, несмотря ни на что, фестиваль, посвященный 100-летию образования Чувашской автономной области, открылся при строгом соблюдением всех требований безопасности. Зал обрабатывали антисептиками, зрителей рассаживали в шахматном порядке. В защитных масках почетные гости театра – Глава Чувашской Республики Олег Алексеевич Николаев и его супруга Наталья Алексеевна, проявившие к балетному искусству живой интерес. С ними и министр культуры Светлана Анатольевна Каликова, приходящая на фестивальные мероприятия вовсе не по формальной должностной обязанности. В антрактах обсуждение увиденного, откровенный обмен мнениями о спектаклях и путях развития театра, благо на фестиваль мудро приглашены критики, в том числе именитый петербургский балетовед Ольга Ивановна Розанова.

По традиции праздник танца открыли премьерой. Можно лишь предположить, в каких стесненных условиях репетиционного периода рождался двухактный балет «Дорога лебедей». Но зритель этого не почувствовал. Благодаря Гранту Главы Республики на чувашской сцене состоялась «мировая премьера» произведения, основанного на национальном литературном фольклоре, музыке местного композитора Андрея Галкина (запись оркестра под руководством Дмитрия Банаева). Хореографию и постановку осуществил художественный руководитель балетной труппы Данил Салимбаев, а сценографию выполнил главный художник Валентин Федоров.

Предназначен балет для семейного просмотра. И дети, и родители сразу оказались в сказке. Однако каждый зритель в соответствии с возрастом и жизненным опытом по-своему сопереживал девушке-лебёдушке Пинеслу, ставшей жертвой коварной Сехмет. Ведьма завидовала Пинеслу и ее подругам, чьи крылья давали прекрасным белым птицам «свободу и власть над небом».


Сцена их спектакля. Фото – Сергей Михайлов

ДАЛЕЕ ЧИТАЕМ ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22287
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 20, 2020 11:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020112006
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, конкурс «Арабеск», Персоналии, Владимир Васильев
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Худрук конкурса «Арабеск» оценил уровень танцоров: пандемия не понизила планку
Владимир Васильев: «В современной хореографии не должно, казалось бы, быть никаких ограничений»

Где опубликовано| © Московский Комсомолец
Дата публикации| 2020-11-20
Ссылка| https://www.mk.ru/culture/2020/11/20/khudruk-konkursa-arabesk-ocenil-uroven-tancorov-pandemiya-ne-ponizila-planku.html
Аннотация| конкурс «Арабеск»

Несмотря на всемирную пандемию и прочие сопутствующие обстоятельства, один из самых знаменитых и престижных во всем мире балетных конкурсов «Арабеск», носящий с 2012 года имя легендарной балерины Екатерины Максимовой, прошел в этом году в 16 раз и вопреки всему не снизил свою планку. На фасаде здания Пермского театра оперы и балета им. Чайковского флаги разных стран, и в то время, как почти везде балетная жизнь надолго замерла, здесь как в кипящем котле танца она бурлила с неимоверной силой. Так что Пермь на дни конкурса превратилась в настоящую балетную столицу мира. 4 золотые, 9 серебренных и 8 бронзовых медалей в классическом и современном танце – таков результат «Арабеска» в этом году, а всего в нём приняло участие 107 человек из 11 стран.


БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЁР КОНКУРСА «АРАБЕСК» УЛЬЯНА МОКШЕВА И БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЁР КОНКУРСА «АРАБЕСК» РАСМУС АЛГРЕН В ПА-ДЕ-ДЕ МЕДОРЫ И РАБА ИЗ II АКТА БАЛЕТА «КОРСАР».

ДАЛЕЕ ЧИТАЕМ ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22287
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 21, 2020 10:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020112101
Тема| Балет, Современная хореография, Dance Open, Персоналии, Йерун Вербрюгген
Автор| Беседовали Наталья Лавринович, Наталья Донмез
Заголовок| «Все глаза смотрят на тебя»
Йерун Вербрюгген о новой постановке, опыте работы с русской труппой и своем хобби

Где опубликовано| © Ъ-Санкт-Петербург-Online от 20.11.2020
Дата публикации| 2020-11-20
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4582602
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Хореограф Йерун Вербрюгген
Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ


Бельгиец Йерун Вербрюгген на фестивале Dance Open гость не частый, но очень любимый: с тех пор как шесть лет назад он ушел из Балета Монте-Карло и стал вольным хореографом, Йерун с завидной регулярностью выпускает очень яркие постановки, показать которые — честь для любой сцены. На нынешний фестиваль Вербрюгген привозит Dancehall, «Танцпол» — его первый опыт работы с русской труппой.

— Каким по счету спектаклем у вас как хореографа стал Dancehall?


— Ох, это сложно. На деле важней то, что это был первый раз, когда я как хореограф выехал за пределы Европы, и сразу — в Россию. Для меня было принципиально найти тему для постановки, которая соответствовала бы мне. А кроме того, это был юбилейный год для театра «Балет Москва». Поэтому темой стало торжество танца — в самых разных проявлениях.

— Судя по вашему сайту, у вас 35 постановок, из них минимум половина — в качестве хореографа. Это очень быстрый темп. Вы куда-то торопитесь?

— Мы живем сегодняшним днем, и это очень быстрый мир. Нет, я не тороплюсь. Просто люблю творить. С тех пор как я перестал танцевать, все, что я делаю,— занимаюсь творчеством. Мне повезло: выпадает много шансов делать это, я берусь за любую возможность. Стараюсь останавливаться в перерывах, так как слишком много творчества — это тоже сложно. Но я не тороплюсь.

— Какие из постановок вам запомнились больше других?

— Они все запоминающиеся по-своему, потому что каждая из них — это опыт. Когда ты танцуешь спектакль, учишься чему-то новому. Я думал, когда стану хореографом, что-то изменится, я буду применять прежний опыт. Но нет, я по-прежнему учусь. Все говорят, что мои спектакли очень визуальные, и это то, что находит отклик у зрителей. При этом все постановки запоминающиеся. Разница, пожалуй, в том, что с некоторыми труппами мне удалось наладить более тесную связь, создать диалог с танцовщиками, с некоторыми — менее тесную. Но каждая постановка — в моей памяти.

— Два года назад вы сказали, что очень боитесь смерти. Почему?

— Я не знаю. Я работаю над этим. Давайте лучше выражу это так: я люблю жить. Может быть, это ответ.

— Что-то изменилось в отношении к жизни и смерти с приходом коронавируса?

— Для меня не особенно что-то изменилось. У меня продолжается работа, мы только что закончили еще одну постановку. Премьеры пока не было, но производство уже позади. Мне очень повезло, что прямо сейчас я могу работать, поэтому я наслаждаюсь каждым днем. Впрочем, как и всегда. Наверное, это главный урок, который нам преподнес коронавирус: нужно больше любить жизнь и радоваться каждому дню.

— Где и как вы провели локаут?

— Дома. Это было прекрасно, потому что я почти никогда не бываю дома. Было очень приятно находиться там с двумя кошками, просто расслабляться, работать над будущими проектами. Я вдохновлялся. Выращивал деревья авокадо. Ничего не делал. Это первый раз за шесть лет, когда я так долго пробыл дома. Мне действительно понравилось.

— Вы довольно давно переехали из Бельгии в Ниццу. Живете там с кошками-сфинксами — это ваша семья?

— Моя семья, конечно же, живет в Бельгии, а близкие друзья — по всему миру. Но из моих соцсетей понятно, что кошки — связь с реальностью. Они дают мне почву под ногами, возвращают меня на землю. Если бы их не было, я не так прочно держался бы.

— Лейтмотив спектакля Dancehall — это выражение «Dancing stars are never alone at nights». Кто это сказал? Как вы считаете, оно справедливо?

— Это строчка из песни шведского композитора Стефана Левина, который делал музыку для Dancehall. В основе ее — поп-композиция из альбома Nickelback, в песне идет речь о том, что мы все умираем вместе.

Танцы чем-то похожи на смерть. Это то, что может делать каждый в мире, независимо от того, хорош он в этом или плох. Мы танцуем в одиночестве и умираем тоже в одиночестве, но это происходит со всеми, и поэтому некоторым образом мы делаем это вместе. «Dancing stars are never alone at nights»,— главный месседж всей этой постановки. Если вы замените «танец» на «смерть», это будет справедливо.

— Это ваш первый опыт работы с российскими танцовщиками?

— Это было в первый раз, и это было удивительно, я так чудесно провел время! Со многими людьми я до сих пор общаюсь. Иногда это трудно из-за языкового барьера, но мы следим друг за другом в социальных сетях, мы на связи. В то же время это был прыжок в неизвестность: совершенно другая культура, другая страна. Вначале было немного страшно, потому что балет заложен в ваших генах. Но вне зависимости от того, классика это или современность, в конечном итоге это танец.

— Премьера Dancehall прошла в июне 2019 года. Вы приезжали после нее в Россию?

— Я был в общей сложности восемь недель или немного меньше. Успел застать четыре недели зимы и четыре — лета и увидеть эту экстремальную разницу между сезонами в Москве. Немного боялся, прежде чем впервые приехать в Россию, но это оказался потрясающий опыт. Танцовщики показывали мне Москву такой, как ее видят они: мы ездили в метро, гуляли, ходили в рестораны, просто смотрели на снег. Этот опыт был прекрасным, может быть, еще потому, что у меня не было никаких ожиданий.

Я участвовал в Dance Open в 2018 году, когда мы с Балетом Женевы привозили «Щелкунчика». Было очень приятно увидеть одну из моих работ на гастролях в России. Сейчас я бы с удовольствием приехал еще раз, люблю путешествовать. Но, к сожалению, в данный момент это невозможно.

— Как вы считаете, у современного и классического танца есть национальные черты?

— Ну в каждой стране разные стили. В России это школа Вагановой, и меня учили в этой стилистике, хотя и не очень строго. Есть разные влияния на танец. Некоторые страны больше сосредоточиваются на определенном стиле, хотя сейчас, в 2020 году, все очень и очень перемешано. Лучшие танцовщики сейчас поливалентны. Принцип моей хореографии — стараться не зацикливаться на одном стиле. Это смесь разных ингредиентов из разных культур.

— Уже шесть лет вы только хореограф. Не жалеете о том, что ушли из танцовщиков?

— Нет. Работа танцовщика — это очень большая физическая нагрузка. Я не скучаю по этому. Когда я танцевал, меня очень интересовал творческий процесс, взаимодействие с хореографом. Мне было важно не столько быть на сцене, сколько находиться в студии и вести этот волшебный диалог. Сейчас то же самое, я хореограф и веду диалог с танцовщиками. Мне это нравится. Я не жалею.

— Вы говорили, что стать хореографом для вас было вызовом, приключением. Вы азартны?

— Сейчас я нахожусь в новом городе, занимаюсь постановкой, и так происходит все последние шесть лет. До сих пор это для меня приключение. Я люблю фриланс. Он заставляет постоянно проявлять себя, показывать, на что ты способен. Это хорошо, это вызов. Каждый раз новые танцевальные труппы. Они не знают тебя, и приходится всё начинать с нуля. Конечно, это приключение. И финал у него должен быть неожиданным — таким, чтобы самому удивиться. А иначе начнешь повторяться.

— Вы работаете сейчас в Badisches Staatstheater Karlsruhe — верно? Надолго ли у вас контракт?

— Он только что закончился, в прошлую субботу. Я работал там семь недель, ставил «Жар-птицу». Была генеральная репетиция, но премьеры пока не было: нам не разрешили. Надеюсь, она состоится в январе.

— Вы не хотели бы задержаться где-то подольше, занять какой-то постоянный пост

— Раньше почти в любой труппе был штатный хореограф. Но сейчас такой должности больше нет, все делают приглашенные. Я бы хотел, чтобы это старомодная должность оставалась. Я мог бы быть режиссером, это то, что мне нравится. Конечно, я люблю фриланс, мне нравится творить, но не хотелось бы еще лет через десять снова обнаружить себя фрилансером.

— При этом раньше вы говорили, что наиболее предпочтительна в качестве штатного хореографа для вас как раз Германия, потому что в стране много танцевальных трупп. Ничего не изменилось?

— Это не вопрос выбора. Германия — это страна, которая продолжает приглашать меня, здесь много возможностей. И, кажется, она осталась единственной страной в Европе, которая в условиях коронавируса выделяет средства на культуру. Остальные страны артистам не помогают. В настоящий момент Германия — самый безопасный вариант.

— Знаете, над чем будете работать через месяц, два, полгода?

— Да. Прямо сейчас я нахожусь в Маннгейме. До конца апреля занимаюсь постановкой «Амура и Психеи». Одновременно работаю с Балетом Базеля. И в мае 2021 года мой Massacre, который я ставил в Балете Монте-Карло, будет показан в Женеве.

— В ваших постановках обычно много fashion, много непривычных для балета инструментов. Вам важно, чтобы картинка была яркая и привлекала внимание?

— Мне важна визуальная сторона, да. Иногда я говорю, что сделаю что-то минимальное или абстрактное, но я просто не минималист или не мыслю абстрактно, так что этого никогда не случится. Я даже не знаю, как мода попала в мои работы, я не жертва моды, но, так или иначе, это произошло. Теперь, оглядываясь назад, понимаю, что я открыл двери для сценического костюма, для самых разных образов. И очень этим горжусь.

— Есть ли у вас любимые модельеры? Многим известно ваше сотрудничество с Чарли Ле Минду, который создает наряды для Леди Гаги.

— Моим любимым модельером был Александр Маккуин, но он больше не с нами. К работе над «Щелкунчиком» я привлек парижских дизайнеров под брендом On aura tout vu. Пол Сертич делает костюмы для Базеля. Костюмеры, модельеры, дизайнеры по свету, с которыми я работаю, могут трудиться в разных областях. Например, Кьяра Стефенсон часто делает сценографию для рок-концертов, и в театр она тоже привносит рок. Мне кажется, публике это должно нравиться — то, что не все, кто шьют костюмы для постановки, являются строго театральными дизайнерами. Что они привносят в театр разные миры.

— Не все догадаются, что ваш сайт пишется именно так — www.v3rbrugg3n.com. То же касается и названия спектаклей. Почему вы комбинируете буквы с цифрами?

— Во-первых, домен verbruggen был занят. Кроме того, мне нравится цифра 3. Я люблю нумерологию, мне это интересно. V3rbrugg3n не специальный выбор, так просто получилось. Но да, я люблю цифры.

— Какие еще важны для вас?

— Ноль. В последнее время он привлекает мое внимание. Я думаю, 0 — одно из самых важных чисел: это круг, константа, символ обновления и перерождения. Не то чтобы он мне нравился, но в этом что-то есть.

— У вас есть еще какие-то хобби, кроме нумерологии?

— Если честно, у меня часто бывает бессонница. И мне это даже нравится. Я фрилансер, мне не нужно вставать к определенному времени, можно позволить себе не спать. Я вдохновляюсь ночью, могу исследовать так много разных вещей! Я сёрфлю, люблю узнавать новое, слушаю музыку, ищу новую музыку. Бессонные ночные поиски информации — вот мое хобби.

— Вам было бы еще интересно поработать с русскими труппами? И если да, насколько важен престиж? Только Мариинский и Большой — или вы рассматриваете и менее крупные площадки?

— Забавный вопрос. Нет, дело не в престиже. Когда я начал заниматься хореографией, я не знал, где буду работать. То, что я делаю, не является чистой классикой. Я не ищу работу — мне ее предлагают. Могу пойти в большую национальную компанию в Европе, а могу — в маленькую контемпорари-труппу. Это разные миры, но оба мне нравятся. Я с удовольствием отправлюсь в очередное «русское» приключение, и дело совсем не в престиже. Конечно, я бы не отказался, если бы меня пригласил Большой театр или Мариинский. Но думаю, что это также и огромный вызов: все глаза смотрят на тебя.

Сколько стоят ваши услуги как хореографа?

— В каждой компании по-разному. К примеру, там, где я сейчас работаю — это история не про большие гонорары. Но для меня также важно, сколько средств вкладывается в производство. Если мне платят меньше, чем обычно, но вкладываются в проект, я могу согласиться. Есть хореографы, которые получают одну и ту же сумму вне зависимости от того, что они делают. Конечно, мне нужно жить на эти деньги, но это не главная причина, по которой я выбираю тот или иной проект. Главное — творчество.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22287
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 21, 2020 11:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020112102
Тема| Балет, Новосибирский театр оперы и балета, Персоналии, Александр Балабанов
Автор| Александр САВИН
Заголовок| Александр Балабанов: У зрителей должно быть право выбора
Где опубликовано| © «Новая Сибирь online»
Дата публикации| 2020-11-20
Ссылка| https://newsib.net/kultura/aleksandr-balabanov-u-zritelej-dolzhno-byt-pravo-vybora.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



На вопросы «Новой Сибири» отвечает советский и российский артист балета, педагог, театральный деятель, народный артист РСФСР, которому 16 ноября исполнилось 75 лет.

Александр Петрович с 1992 года работает в администрации Новосибирской области, сейчас он сотрудник Министерства труда и социального развития, состоит в многочисленных организациях, в том числе является членом Совета старейшин Министерства культуры. Он обладатель десятков званий, регалий и наград, но лучшие годы жизни Александра Петровича связаны с Новосибирским театром оперы и балета, где он состоялся как мэтр, как ведущий солист балета. С коллективом театра и индивидуально по приглашению Министерства культуры СССР выступал в более чем двадцати странах мира, работал с лучшими хореографами Советского Союза, по личному приглашению руководства Большого театра семь раз исполнял партию Спартака на московской сцене.

О творческом пути и о людях, с которым ему посчастливилось работать, мы и беседуем сегодня с этим интереснейшим человеком.

— Начну я не с вопроса, а с констатации. Я недавно перебирал старые фотографии и нашел одну очень интересную. Там ты, Володя Попов, все близкие. Вот я сидел и вспоминал, какой же это год, — и пришел к выводу, что этой фотографии 40 лет. А ведь мы были знакомы и раньше. И я понимаю, что именно ты стал тем человеком, который вел меня в мир балета. Самое яркое впечатление было, когда ты пригласил меня на «Спартака» с приехавшим к нам Лиепой.

Ну а вопрос будет простой. Ты родился, потом пошел в школу, а потом, решив, что твое призвание балет, поступил в только что созданное хореографическое училище? Так все просто происходило в твоей жизни?

— Конечно, нет. Я родился и жил в нынешнем Ленинском, а в то время Кировском районе, районе заводском, и ни о каком балете знать не знал. Мальчишки, узнав о том, что я буду учиться танцам, сознательно пинали меня по ногам, когда мы играли в футбол. Я футбол очень любил и мечтал стать футболистом.

— Как произошло, что ты, попав в училище, стал ведущим танцовщиком академического театра, народным артистом, неоднократно танцевал в Большом театре, объездил полмира?

— Я из первого основного выпуска нашего хореографического училища. Точнее, наш выпуск первым прошел полный курс, до нас училище выпустило ребят, обучавшихся по экспериментальной шестилетней программе. Я сейчас уже и не вспомню, как мы узнали о наборе в училище. Мне было 11 лет, когда мы (несколько школьников) решили попробовать поступить, толком даже не зная, что это за профессия — артист балета. Для поступления нужны были характеристика из школы и согласие родителей. Тогда авторитет педагога для всех был непререкаем, и именно учительница убедила мою маму, что мне нужно попробовать поступить, и написала очень хорошую характеристику. Мой папа сомневался в моем выборе, но именно мама убедила его, за что я и благодарен ей всю жизнь. Вступительный экзамен я сдал успешно, и директор хореографического училища Эмили Ивановна Шумилова подтвердила маме, что у меня хорошие данные для успешного обучения. Но я был на год старше своих сверстников, поэтому мне пришлось вновь пойти в четвертый класс, поэтому в первый год обучения в училище я был круглым отличником. Потом были разные оценки, но по специальным предметам у меня всегда было только «отлично».

— Но ведь первое твое знакомство с танцем произошло в Доме пионеров имени Володи Дубинина, куда ты ходил в студию танца.

— Да я, будучи еще маленьким, выучил русскую пляску. Педагог увидел, что я увлечен танцем, и стал со мной дополнительно заниматься. Я начал этот номер исполнять, и всем очень нравилось. Постепенно дорос до выступления в Доме культуры им. Чехова — танцевал там на праздничных концертах, но ведь никто не думал тогда, что я стану солистом балета, народным артистом России.



— Поступив в училище, ты попал к Иванову?

— Да, он был для нас как второй отец!

— Шумилова, Иванов и Никифорова. Это три человека, которые создали Новосибирскую школу балета, открыв профессиональное хореографическое училище в здании на улице Романова, за сегодняшнем Домом быта, там до этого была школа-интернат.

— Да, школа-интернат номер 3. Его закрыли и создали на этой материальной базе училище. Там были интернат, балетные залы в приспособленных помещениях. Но мы были очень довольны. Я только четыре года был в интернате: мест не хватало, и маму вызвали и объяснили, что Саша подрос, что пора ему возвращаться домой и оттуда ездить на учебу в балетное училище, а в интернате остались те, кто далеко жил, и иногородние.

— Получается, что вот эти наши первые золотые выпуски училища получили образование в здании на улице Романова, 33?

— Балабанов, Бердышев, Диденко и Рябов все восемь лет там жили и учились. Сейчас для учащихся созданы прекрасные, я бы даже сказал, ювелирные условия для обучения и быта, нам довелось жить совсем в других.

— Сколько было кроватей в спальне?

— Сейчас скажу… раз, два…. 12 или 16.

— У меня есть фотография вашей спальни, подаренная Володей Рябовым, вы там друг у друга на головах спали.

— Да (смеется), дрались подушками.

— Скажи, Саша: вот есть несколько типов учеников. Об одних сразу говорят: вот эта или этот будет звездой. А потом — раз и что-то в природе пошло не так. Или характер сломался, или вообще не дотягивает до завершения обучения, или оказывается у воды (в классических балетах нередко на заднем плане расположены или фонтан или озеро, там в основном оказываются танцовщики со средними данными). А есть такие, кто, особо не выделяясь в первые годы, за счет повседневного упорного труда достигают потрясающих результатов. Ты из каких?

—Талант — это 90 процентов трудолюбия. Мне пришлось много работать над собой в училище и в театре, и именно благодаря этому я многого достиг. Я не был звездой, когда учился, — хрупкий, тонкий. Хотя физически был очень сильный. Один мог разгрузить машину дров, которые привозили в училище. Мне не давали сольных номеров, не знаю по какой причине… да и классических номеров-то было мало.

— Ты помнишь свой первый сольный номер?

— Я рано стал танцевать «Па-де-труа» из балета «Щелкунчик». Со мной танцевали Галина Черепенько и Людмила Крендель, очень способная, с прекрасными данными. По окончании танцевальной карьеры она стала хорошим педагогом, у нее было к этому признание.

— Кто в то время в театре был главным балетмейстером?

— Мне повезло. Когда я пришел в театр, балетную труппу возглавил удивительный человек Петр Андреевич Гусев — и это было великое творческое время. Гусев дал путевку в жизнь Олегу Виноградову, он поставил «Золушку» и «Ромео и Джульетту», Олег Виноградов вырос на нас как постановщик. Все поддержки и все его эксперименты реализовывали мы. Юрий Григорович ставил на нашей сцене, танцевал Никита Долгушин, — он был председателем жюри, когда я выпускался. Тогда, помню, он и сказал: «Саша будет танцевать». Так и получилось.

— Да, в то время чтобы посмотреть виноградовскую «Золушку», в Новосибирск ехали критики и специалисты, любители балета со всего СССР. Новосибирская балетная трупа гремела. А у тебя как двигалась карьера?

— Саша, у меня был эволюционный творческий процесс. Ведь в театр я пришел еще в последний год обучения в хореографическом училище, наш выпускной класс пригласил лично директор театра Семен Владимирович Зельманов. Он обратился к нам с просьбой о помощи: театру не хватало профессиональных артистов балета. Это был замечательный руководитель, потом его перевели в Москву. Он пригласил нас стажерами в балетную труппу, и поэтому последний курс обучения для меня был довольно напряженным — приходилось совмещать учебу с работой в театре, я приходил в балетный класс рано утром и возвращался домой поздно вечером, был занят практически во всех спектаклях, выходил на сцену в балетных, а также в оперных постановках, где были балетные фрагменты.



— Зато это была хорошая школа. Есть только один серьезный недостаток: когда ты становишься незаменимым в операх и балетах, можно увязнуть в кордебалете на всю творческую жизнь.

— Выбраться из кордебалета нелегко, надо постоянно доказывать, что ты можешь большее. Именно тогда я получал приглашение на работу в Ригу в балетную труппу. Но я всегда был уверен, что буду танцевать только на сибирской сцене.

— А так бы с Годуновым и Барышниковым могли поработать — они в Рижском училище в то время были… И все-таки какая первая сольная партия была в твоей карьере?

— «Спартак». История была такая. Когда готовился балет «Спартак», изначально я танцевал сольную партию абиссинского раба в сцене гладиаторского боя на пире у Красса — в ней меня и увидели Арам Хачатурян и Евгений Чанга. После сдачи балета состоялся художественный совет, где они высказали пожелание руководству театра, чтоб именно я танцевал партию Спартака. За десять дней я подготовился и танцевал Спартака в легендарном балете Юрия Григоровича в течение 15 лет, в том числе несколько раз на сцене Большого театра России, где Красса танцевал выдающийся Марис Лиепа. С ним мы были хорошими друзьями, он не раз бывал у меня в гостях. Вспоминаю, как мы вышли после спектакля в Большом театре: я Спартак, он Красс — и его поклонники, ожидавшие Мариса у служебного входа, начали аплодировать мне, что было невероятно приятно и значимо, это означало признание столичной публики. Да и сам Лиепа похвалил меня за отличную работу.

После «Спартака» — сразу «Лебединое озеро», потом «Корсар»… И пошли новые спектакли, где я уже везде выходил как солист. Ну и в более позднее время танцевал в «Ярославне», балете на музыку Бориса Тищенко. Это уже при новом главном балетмейстере театра Александре Дементьеве, это наступил 1980 год.

— Что ты думаешь о Дементьеве, ведь он не был профессиональным танцовщиком?

— Все не могут быть такими, как Григорович, такие, как он, рождаются один раз в сто лет. Дементьев к нам попал случайно — уровень его дарования был гораздо ниже требований в нашем театре, но вот так получилось… Да, у него были неплохо поставлены «Кармен-сюита», та же «Ярославна» и, конечно, балет «Антоний и Клеопатра». Но я работал с Григоровичем, и это такое творческое счастье. Три грандиозных спектакля Григоровича мне выдалось танцевать: «Легенда о любви», «Каменный цветок» и, конечно, «Спартак». И не просто танцевать, а работать с мастером, соприкасаться с его творческим процессом. Я бы еще отметил балет «Гаяне» Арама Хачатуряна. Отношу его к группе лучших балетов советского, да и постсоветского времени. С нами такие гиганты репетировали, как сама Наталья Дудинская, Константин Сергеев, Вахтанг Чебукиани…

— Саша, давай немного о твоих партнершах по сцене поговорим. Бытовало мнение, что Балабанов очень надежный партнер и с ним любая балерина может танцевать. А вот ты сам из них кого бы выделил?

— Лариса Матюхина-Василевская, Татьяна Кладничкина, Людмила Попилина и Людмила Кондрашова. Они не были капризными. Но и от меня шло что-то важное, я внимательно и с добротой всегда к ним относился. Конечно, основной партнершей была Лариса Матюхина-Василевская. Удобная партнерша. Я больше всего с ней танцевал.

— Скажи, пожалуйста, был такой спектакль «Ленинградская поэма», и ты там танцевал роль Александра Матросова. Как ты сегодня оцениваешь этот балет и эту роль?

— В этом балете я танцевал, будучи уже заслуженным артистом. Я патриот и эту партию всегда исполнял с творческим подъемом и большим волнением. Да и сейчас, когда его вспоминаю, у меня нередко слезы накатываются на глаза. Потрясающая музыка. И образ совершенно потрясающий. Я после спектакля всегда сидел и думал о том, что вот был такой человек, отдавший жизнь за Родину. Танцуя, я всегда считал, что отдаю дань его памяти.

— А сейчас вопрос, который я давно хотел прояснить, и касается он постановки Пьером Лакотом балета «Сильфида». Ведь неправдоподобно как-то все тогда было. Пьер восстанавливает балет «Сильфида» для одного из каналов французского телевидения. После этого его приглашают осуществить постановку в «Парижской гранд опера» — и вдруг, минуя Москву и Ленинград, он приезжает в Новосибирск под Новый год и, сам подбирая актеров, ставит балет. Как такое могло случиться? Я слышал, ты приложил к этому руку?

— Да, мы в театре знали, что в Гранд-опера восстановлена «Сильфида». Я же всегда был занят в общественных организациях театра по комсомольской, а потом и по партийной линии, присутствовал на художественных советах. И вот меня пригласил Чугуков, возглавлявший театр в то время, и говорит: «Александр, вы сейчас летите танцевать во Францию, мы подготовим письмо с предложением о переносе балета «Сильфида» в Новосибирск, постарайтесь его кому-нибудь из окружения Пьера Лакота передать». Я как раз готовился к поездке в составе делегации звезд балета из Большого и Кировского театров, меня пригласил Жан Пьер Бонфу, провел по театру, а потом представил супруге Лакота Гилен Тесмар, и я, представившись ей, вручил письмо с просьбой о постановке от нашего театра. Получил положительный ответ, и тут все закрутилось. Так что приложил руку к приезду самого Лакота в Сибирь.

— А потом погода испортилась, и пришел главный балетмейстер Вадим Андреевич Бударин, человек, который считал, что все кто старше тридцати, должны отойти на задний план, а на передний выпустил совсем молодых ребят — чем, кстати, испортил жизнь очень многим молодым балеринам, не готовым ко многим партиям ни морально, ни физически. Скажи, пожалуйста, ну вот сейчас, по прошествии двух десятков лет и многих событий и новаций в театре, ты о его балетах вообще что-то хорошее сказать можешь?

— Ну почему… у него было свое хореографическое мышление. «Степан Разин» — спектакль, который я любил из-за главного героя, «Пер Гюнт» и «Коппелия» — классика, хотя он все делал по-своему. Мы ведь с ним были знакомы еще по Кировскому театру. И когда его министерство направило в Новосибирск, он со мной разговаривал, просил поддержки, и мы были готовы эту поддержку ему дать, ведь он приезжал без пробного спектакля. Но по факту он к нам привез все самое худшее из закулисной жизни Кировского театра. И свои не самые лучшие человеческие качества начал проявлять — стал третировать и преследовать признанных мастеров. Мы с ним на партийных собраниях сталкивались, там такая борьба была: Балабанов — Бударин, Балабанов — Бударин, Балабанов — Бударин... Я всегда защищал артистов, и когда он стал гнобить Бердышева и Гершунову, я, конечно, за них вступился. Считал и считаю, что они в то время еще могли танцевать и «Жизель» и «Юнону» и «Авось», и зритель на них, конечно бы, шел. Была дикая борьба!

— Я говорил несколько раз с Будариным. Мол, Вадим Андреевич, вы могли бы стать хорошим балетмейстером, если бы вы считались с интересами любителей театра. С признанными мастерами местными. На этих исполнителей идет публика, и нравится вам или нет, они должны иметь возможность выходить на сцену в тех спектаклях, в которых они еще могут показать свое мастерство. Да и прощаться надо с людьми, которые принесли славу театру, достойно. И еще я порекомендовал ему прислушаться к мнению критиков, которые сетуют на то, что в театр не пускают других балетмейстеров… Внятного ответа я так и не получил: Бударин, как обычно, улыбался и отмалчивался.

— Он никого не пускал. Ты помнишь, тогда вопрос о театре даже рассматривали на специально созванном заседании тогда еще Всероссийского театрального общества, которое теперь называется Союзом театральных деятелей. Очень сильно театр критиковали. Бударин отмолчался, а директор Валерий Аркадьевич Бродский как человек мудрый и опытный старался как-то разрядить обстановку.



— Да, я там предложил рассмотреть вопрос о том, чтобы художественную политику в балетной труппе определял художественный руководитель — опытный специалист, который бы сам не ставил спектакли, но был хорошо подготовлен и имел хороший вкус.

— Помню, Валерий Аркадьевич тогда возразил, что академический театр достоин иметь главного балетмейстера. А уже через год-два, наверное, Бударина наконец уволили и появилась в театре должность художественного руководителя. Стас Колесник, Владимир Владимиров... Театр как бы погрузился во тьму, вошел в тяжелый период своего существования. Резко сократилась труппа, многие артисты уехали в другие театры, а молодежь активно стала использовать появившуюся возможность работать за рубежом. Поехали в Европу, там многие из них создали семьи и остались на постоянное жительство. Зритель перестал ходить в театры, все сидели по домам у телевизоров или в видеосалонах и смотрели бразильские сериалы, эротику, боевики.

— Именно тогда ко мне пришли Бердышев с Гершуновой, и мы обсуждали ситуацию. В это время появилось большое количество камерных трупп, групп, ориентированных на работу за рубежом. И вот мы с Анатолием, обсуждая эту тему, вышли на идею создания камерного балета и прикинули, кто готов будет перейти из театра в новый коллектив. Художественным руководителем сразу решили назначить Бердышева, а вот администрированием я предполагал тебя, как человека опытного и хорошо известного.

— Я понимал, что меня пригласили не только как народного артиста, но и как партийного лидера. Поэтому, когда решили создать коллектив «Балет-100», за поддержкой в администрацию пошел именно я. Пошел к мэру, в то время это был Иван Иванович Индинок. Он выслушал меня и сразу поддержал, выделил небольшое финансирование, и мы начали работать.

— Да, Иван Иванович любил коллектив и неоднократно бывал на спектаклях. Особенно ему нравилась «Метель» на музыку Георгия Свиридова в постановке московского балетмейстера Алексея Бадрака, он ее посещал не один раз.

— Работали со многими постановщиками: Алексей Бадрак, Никита Долгушин, Май Мурдмаа, Эдвальд Смирнов и другие. Поставили много совершенно новых для Новосибирска спектаклей в непривычной для поклонников классической стилистике. Особенно я рад, что дали раскрыться такой балерине, как Таня Капустина, а уж для большого количества выпускников училища и молодых артистов балета это была вообще замечательная школа, они получили возможность творчески раскрыться. Один балет «Ангел» на музыку «Битлз» чего стоил, он был фантастический.

— Я недавно освежил свою память. Мы поставили 12 одноактных балетов, один двухактный, у нас было три программы классического и современного дивертисмента, каждая в двух отделениях, от самой известной классики, до работ Никиты Долгушина. Все это мы регулярно показывали на сцене музыкального театра, ДК железнодорожников, на сцене Дома ученых... Постоянно гастролировали и победили на фестивале камерных театров в Питере «Санкт-петербургские звезды».

— Много чего было интересного. Камерный балет продлил нам творческую жизнь, и мы доказали, что вполне могли еще работать в академическом театре.

— А вот смотри. Мне тогда приходилось и переговоры проводить, организовывать выступления, гастроли, вести концерты и даже писать либретто. Для меня все это было возможным, потому что я чувствовал, что за мной стоит Александр Балабанов, который мог решить многие организационные и бытовые вопросы коллектива. В то время в магазинах были пустые полки, но ты как-то решал вопрос и привозил для ребят продукты. На гастроли в Прибалтику или на фестиваль в Санкт Петербург добирались на самолете завода имени Чкалова, с которым ты договаривался. В тебе вот это административное начало тогда ярко проявляться, ты был абсолютно надежным человеком.

— Балет — искусство молодых, я всегда это знал и в свое время закончил высшую партийную школу, поскольку понимал, что настанет тот момент в жизни, когда мне придется уйти со сцены. И поэтому готовился к административному пути.

— Чтобы закончить с камерным балетом, ответь мне на такой вопрос. Сегодня области нужен такой коллектив?

— Тогда ведь собрались все народные и заслуженные, ядро было мощным. Три народных артиста, две заслуженные артистки... Мы много ездили, нас многие любители балета помнили по приездам на выступления в местные театры. Толя Бердышев около восьми лет танцевал с Плисецкой по всему миру, я многократно выступал в Большом… Именно поэтому удачно проходили выступления и в Прибалтике, и в Москве, и в Ленинграде. Публика приходила на имена. Если бы сейчас что-то подобное появилось с таким блестящим составом, то это начинание необходимо было бы поддержать. Ты сказал очень правильную вещь: у нас танец очень любят, разнообразный. Мы не в Москве живем, где всяких коллективов полно, на любой вкус выбирай куда пойти. Да, не может такой город, как Новосибирск, зависеть от вкусов одного человека. У зрителей должно быть право выбора.

— Вопрос деликатный. Когда начались разговоры, что Надежда Георгиевна Сныткина, руководившая хореографическим училищем, готовится уйти на пенсию, общественность на сто процентов была уверена, что следующим директором училища будешь ты. А стал Василевский. Говоря о новом директоре оперного театра, твоя фамилия называлась в числе приоритетных. Но этого не случилось.

— Этому есть много причин. Главная, что сломалась вся государственная структура — распался Советский Союз, пришли люди, далекие от государственных интересов и не знающие культуры. Таких людей, как начальник управления культуры Чернов, не стало. Появились новые люди, появилась клановость, тем более что и училище, и театр стали федеральными, прямое подчинение Москве, другие условия работы, зарплата другая, значительно выше местных руководителей… Разве москвичи все это отдадут просто так? После окончания творческой карьеры меня пригласил Виктор Семенович Косоуров и предложил заниматься аппаратной работой. Я согласился.

— Насколько я информирован, ты все это время был близок к руководителям области. С кем тебе хорошо работалось?

— Легко было работать с Иван Ивановичем Индинком, Я был в его предвыборном штабе, и многие артисты тогда его поддержали, творческая интеллигенция. С Виталием Петровичем Мухой было сложнее, он был большой умница, конечно, он ведь бывший производственник, они с Иваном Ивановичем отличную школу прошли. С Виктором Александровичем Толоконским дружно работали, я бы даже сказал — прекрасно. Наверное, мне какие-то недоработки прощались, моя прямота, я ведь, как-никак, народный артист с регалиями, мы из другого теста слеплены. Нам большее можно, большее разрешено, что ли… такие особые люди. Но вообще, я считаю, двухтысячные годы были очень плодотворные.

— Тебе 75, а ты по-прежнему работаешь.

— Работаю. При Министерстве социальной защиты создана специальная группа, — оргкомитет «Победа», возглавляемый губернатором, курирует ветеранов Великой Отечественной войны, делаем все возможное, чтобы об этих героических людях не забывали. Я люблю людей, уважаю патриотов, которые победили во Второй мировой, они мои кумиры, и моя задача — сделать их жизнь лучше. А мои 75 лет — как и 75 лет Великой Победы — с годами становятся только значимее и весомее.

Александр САВИН, специально для «Новой Сибири»

=============================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22287
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 22, 2020 9:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020112201
Тема| Балет, Театр оперы и балета Коми, Премьера, Персоналии, Андрей Меркурьев, Анастасия Лебедик, Роман Миронов
Автор| Татьяна Ткалун
Заголовок| Откровенно: Меркурьев показал многогранную красоту артистов театра оперы и балета Коми
Где опубликовано| © "Комиинформ"
Дата публикации| 2020-11-18
Ссылка| https://komiinform.ru/news/206814/
Аннотация| Премьера


Фото Владимира Шешкунаса

Театральный Сыктывкар глотнул свежего воздуха. Коктейль современной хореографии и классики предложил испробовать зрителю новый главный балетмейстер Театра оперы и балета Коми, заслуженный артист РФ Андрей Меркурьев.

18 ноября в Сыктывкаре состоялась премьера: Меркурьев представил вечер авторской хореографии "Признание".

"Признание" - проект, который был создан четыре года назад в Москве и сегодня впервые был представлен в столице Коми. С него главный балетмейстер хотел начать работу с артистами театра, чтобы понять, на что они способны, как они его слышат и чувствуют.

Получилось откровенно. Меркурьев показал многогранную красоту артистов театра оперы и балета Коми.

В первом отделении был представлен авторский балет с авторским сюжетом Меркурьева на основе классической музыки. Краткого содержания к балету зрители не увидели. По задумке автора, зритель должен был вложить свой смысл в происходящее.

Второе отделение было представлено современной хореографией на пуантах. Зрители увидели девять номеров, на сцену вышел и Андрей Меркурьев.

Сам автор начал этот вечер с откровений. Он неожиданно появился в темном уголке на сцене перед премьерой, чтобы просто поздороваться, познакомиться, и обратился к зрителю:

"Кто бы мог подумать, что мы выйдем на сцену Новой оперы в Москве и покажем два одноактных балета. Это была маленькая камерная история, где фанаты своего дела: музыканты, художники, танцовщики, певцы, вокалисты, фотографы соединялись и делали свою работу. Один из этих балетов увидите и вы. Из-за сложной обстановки в России проект Андрея Меркурьева приостановил свою деятельность. Но сегодня в рамках фестиваля "Зарни джыджъяс" мы вновь зажигаем. Я хочу поблагодарить все службы театра, начиная с пошивочных цехов, света, работников сцены, монтировщиков, режиссеров, оркестр и, конечно же, труппу балета за то, что они согласились в кратчайшие сроки собрались и сделали эту программу для вас, уважаемые зрители".

Отдельно А.Меркурьев поблагодарил оркестр и главного дирижера оркестра Романа Денисова, которые согласились исполнить сложнейшую музыку, которую раньше в Сыктывкаре не играли.

Уже после премьеры балетмейстер в беседе с журналистом "Комиинформа" скажет, что этот месяц работы (Меркурьев пришел в театр только в октябре) стал настоящим прорывом. Такую программу театры ставят по 3-4 месяца, в Сыктывкаре это сделали за полмесяца.

"То, что было на первой репетиции, и то, что увидели сегодня зрители, - это совершенно другой уровень, - отметил он. - Ребята уже по-другому смотрят, по-другому слышат музыку, трансформируют хореографию. Я считаю, что это наша с ними общая победа. Когда на сцене просто хореография, это не то. А вот когда артистам сами хочется плакать на сцене, это победа. Это колоссально, ради этого стоит жить".



На вопрос, как балетмейстер доверился труппе, А.Меркурьев ответил: "А кому мне еще доверять? Приглашать артистов? А наши будут сидеть и обслуживать на задних рядах? Я считаю, что это неправильно. Нужно растить своих, поднимать свою труппу, расширять ее. Я артистам говорю, что нужно становиться конкурентоспособными".

А.Меркурьев заявил, что будет растить новое поколение артистов. В театре, как и по всей России, сегодня нехватка мужчин. Это задача, которую нужно будет решать. При этом в театре много талантливых и перспективных девушек.

В первом отделении зрители увидели восходящую звезду театра - Анастасию Лебедик, которая танцевала с премьером, ведущим мастером сцены Романом Мироновым.

Сам А.Меркурьев все свое время проводит в театре, мало появляется на улицах города. Такая нагрузка требует постоянного вдохновения. Его балетмейстер черпает в хорошей книге, хорошем кино, красивом небе.

"Я говорю ребятам: учитесь смотреть на других. У каждого есть, что взять", - заключил А.Меркурьев.

===============================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22287
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 22, 2020 10:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020112202
Тема| Балет, Театр оперы и балета Коми, Фестиваль балетного искусства «Зарни Джыджъяс», Персоналии, Андрей Меркурьев, Анна Никулина, Михаил Лобухин
Автор| корр.
Заголовок| «Золотые ласточки» объединили в Коми звезд Большого балета
Где опубликовано| © БНК
Дата публикации| 2020-11-22
Ссылка| https://www.bnkomi.ru/data/news/120645/
Аннотация|

Фестиваль балетного искусства «Зарни Джыджъяс» («Золотые ласточки») Театра оперы и балета Коми завершился гала-концертом.

«Золотые ласточки» изначально должны были проходить в октябре, но из-за пандемии сроки сдвинулись на ноябрь. Как отметил министр культуры Коми Сергей Емельянов, фестиваль было решено провести, несмотря ни на что.

Изначально «Ласточки» были близки к классическому балету, в афише значились «Золушка», «Щелкунчик», «Лебединое озеро» и «Яг-Морт». В итоге из-за смены участников остался только коми балет, а программа «Ласточек» значительно осовременилась. В частности, зрителям представили вечер авторской хореографии нового главного балетмейстера театра Андрея Меркурьева, выдающихся звезд – Александра Могилева и Константина Кейхеля.



- Конечно, абсолютным приоритетом в театре будет опера, балет и оперетта, но тем не менее мы очень хотим, чтобы наша площадка была универсальным способом передать разные виды искусства, чтобы можно было показать всю разножанровую палитру музыкального искусства. Поэтому некий уклон в современную хореографию на этом фестивале действительно стал интересным экспериментом. Он нашел свою публику несмотря на то, что современная хореография не так популярна, как классическая, -рассказал БНК директор театра Дмитрий Степанов.

Гала-концерт не отошел от современной линии фестиваля. Большая часть номеров двух отделений была отдана хореографии Андрея Меркурьева. Еще на пресс-конференции балетмейстер театра отмечал, что вечер завершения фестиваля будет премьерным – и для зрителей, которые впервые увидят некоторые выступления, и для артистов, выступающих в новых амплуа, и для оркестра, освоившего ранее неизвестные им композиции.

Гала-концерт не мог обойтись без номеров от труппы театра Коми. «Снежная интродукция» - тоже хореография Андрея Меркурьева, но музыка Тоумаса Кантелинена – превосходно описывает зимы в республике. Это и яркие звезды в исполнении воспитанников детской студии при театре, и метель, и снегопад от солистов.



Тем не менее полностью от классики на гала-концерте не отказались. Доказательство тому адажио их балета «Спартак», который исполнили прима-балерина Большого театра Анна Никулина и ее коллега, премьер Михаил Лобухин. Они же выступили с танго из «Золотого века».

Фестиваль «Золотые ласточки» в этом году запомнился не только современной хореографией, но и параллельно проходившим Международным культурным центром. Этот проект проходил в Коми впервые и объединил более 15 событий, в том числе творческие встречи и круглые столы. Так участники МКЦ обсудили балетное образование и жизнь театра в годы Великой Отечественной войны.

Каким будет следующий фестиваль по программе, пока неизвестно, отметил в беседе с БНК Дмитрий Степанов. Но учитывая нынешний опыт работы, организаторы постараются не уронить планку.

=======================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22287
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 23, 2020 10:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020112301
Тема| Балет, Театр «Астана Балет», Премьера, Персоналии, Айнура Абильгазина
Автор| корр.
Заголовок| Триумф классического танца в «Астана Балет»
Где опубликовано| © Деловой Казахстан
Дата публикации| 2020-11-23
Ссылка| https://dknews.kz/inner-news.php?id_cat=17%20&&%20id=140894
Аннотация| Премьера

20-21 ноября в театре «Астана Балет» прошли вечера классического балетного искусства, в рамках которых труппа представила премьеру дивертисмента «Триумф» в постановке хореографа Айнуры Абильгазиной. Помимо этого, зрители увидели одноактный балет «Серенада» Джорджа Баланчина, а также фрагменты из балета «Diversity» Рикардо Амаранте.

«Триумф» на музыку Чайковского стал первой крупной работой Айнуры Абильгазиной на сцене родного театра. Оба вечера ей предстояло выступать не только в качестве хореографа, но и в роли солистки.




«Было немного сложно совмещать репетиции по репертуару, ставить постановку, решать вопросы с дизайном костюмом. Но работа с артистами принесла мне огромное удовольствие. Я вижу, что им нравится моя постановка и для меня важно было дать им возможность показать себя. Я признательна всем за проделанную работу», - рассказывает Айнура Абильгазина.

Вместе с ней в постановке солировал Уэсли Карвальо: «Я знаю, какой особенный момент это был для Айнуры и старался поддерживать её не только на сцене, удерживая её в воздухе, но и морально за кулисами», - поделился солист театра «Астана Балет».

По словам хореографа, «Триумф» - это воспевание классическому искусству, восхищение, выраженное на языке академического танца. Пятнадцатиминутная постановка оказалась насыщенна сложными поддержками и вращениями. И артисты в очередной раз доказали, что им подвластны любые танцевальные жанры, будь то неоклассика, контемпорари, модерн или основа основ – классический балет.

«Русский балет знаменит на весь мир, а мы обучаемся по Вагановской системе образования. К слову, мужская выучка у нас сильнее, чем во многих странах. И в своей постановке мне хотелось бы отдать дань тому, что в нас воспитали, чему нас обучили», - отметила Айнур Абильгазина.

Особо бурные аплодисменты получил оркестр под руководством дирижера Армана Уразгалиева Они порадовали столичную публику чистым исполнением и непревзойденным мастерством. По словам маэстро, им понадобилась лишь одна оркестровая репетиция, чтобы собрать всю программу, которая включала в себя произведения семи композиторов: Петра Чайковского, Антонио Вивальди, Людвига Минкуса, Александра Глазунова, Сергея Рахманинова, Шарля Гуно и Камиля Сен-Санса.

Оба вечера классического балета прошли с большим успехом, несмотря на небольшое количество людей в зале, обусловленное правилами санитарно-эпидемиологических норм.

«Хочется подчеркнуть тонкий художественный вкус Айнуры. Выбор музыки – сложной, полифоничной, взяться за которую осмелится не каждый молодой и начинающий хореограф. Мне кажется, она сумела передать настроение музыки в своей хореографии. Я очень рада за нашу молодежь, которая так смела, потому что она талантлива», - отметила Алила Алишева, проректор по воспитательной работе КазНАХ.

«Молодому хореографу Айнуре Абильгазиной удалось отчетливо, талантливо выразить в своей постановке триумф любви и восхищения классическим академическим танцем, который сама блестяще продемонстрировала и добилась от своих исполнителей слаженности и яркого исполнения! Увидела и искренне порадовалась как выросли и профессионально повзрослели наши девушки и ребята. Браво!», - рассказала художественный руководитель Алматинского училища им.Селезнева Людмила Ли.

К слову, в декабре поклонников столичного театра ожидают показы традиционных предновогодних представлений – «Золушка» и «Щелкунчик».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22287
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 23, 2020 3:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020112302
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Майя Плисецкая
Автор| Павел Ященков
Заголовок| «Балет - это Майя Плисецкая, всё остальное кордебалет»
В Большом театре отметили 95-лет со дня рождения великой балерины

Где опубликовано| © Московский Комсомолец
Дата публикации| 2020-11-23
Ссылка| https://www.mk.ru/culture/2020/11/23/balet-eto-mayya-pliseckaya-vsyo-ostalnoe-kordebalet.html
Аннотация|

«Непревзойденная, завораживающая, экстравагантная, дерзкая, многогранная, великая» - высвечиваются гигантскими буквами на экране слова. На Исторической сцене Большого идёт концерт, посвященный 95-летию со дня рождения балерины ставшей легендой XX века - Майи Плисецкой…


ВЕЧЕР, ПОСВЯЩЕННЫЙ 95-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ МАЙИ ПЛИСЕЦКОЙ. ФОТО ДАМИРА ЮСУПОВА. ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ ГАБТ

«Балет - это Майя Плисецкая, всё остальное кордебалет» - такой афоризм как-то сформулировал для обожаемой им балерины один из приятелей Рудольфа Нуреева. Несмотря на всё техническое мастерство современных танцовщиков, которое, по словам самой Майи и не снилось балетным артистам её поколения, приблизиться по художественному наполнению образа к её танцам по-прежнему мало кому удаётся. Танец Майи - это всегда полыхающий огонь, готовый вот-вот стать пожаром. Это азарт, агрессия, секс, а сама она фигура масштаба скорее эпохи Возрождения, как и личности, что её окружали…

ДАЛЕЕ ЧИТАЕМ ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22287
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 23, 2020 6:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020112303
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Майя Плисецкая
Автор| Елена Федоренко
Заголовок| Балерина-стихия, не знающая пределов: в Большом прошел вечер памяти Майи Плисецкой
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2020-11-23
Ссылка| https://portal-kultura.ru/articles/theater/330156-balerina-stikhiya-ne-znayushchaya-predelov-v-bolshom-proshel-vecher-pamyati-mayi-plisetskoy/
Аннотация| вечер памяти Майи Плисецкой

Формат гала продиктовал коронавирус: неполный зал, зрители в масках, всего одно отделение — два часа танцев без антракта. Чего не хватало мероприятию, так это оптимизма, всегда свойственного героине мемориального концерта.

Юбилеи великой балерины в ГАБТе, сцену которого она считала «лучшей на планете Земля», всегда отмечали ярко. Праздники перерастали в фестивальные программы с премьерами, спектаклями, исполненными в ее честь, выставками и фильмами. Наиболее грандиозным было чествование 80-летия. Тогда в Кремлевском дворце (легендарная сцена Большого переживала реконструкцию) собрались не только балетные звезды мира, но и бритоголовые шаолиньские монахи, дерзкие брейкеры, а также экзотический мастер фламенко. Зажигали «казаки» Ансамбля Александрова. После многолюдного и отчаянно радостного марафона Плисецкая тогда иронично заметила: «Чем не культ балетной личности?»

ДАЛЕЕ ЧИТАЕМ ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22287
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 24, 2020 9:40 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020112401
Тема| Балет, Парижская опера, Персоналии, Александр Неф, Мартен Аждари, Орели Дюпон
Автор| Мария Сидельникова
Заголовок| В старинном многогорестном театре
Парижская опера подводит итоги 2020 года не без надежд

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №215 от 24.11.2020, стр. 11
Дата публикации| 2020-11-24
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4583727
Аннотация| итоги 2020

Новый генеральный директор Парижской оперы Александр Неф собрал журналистов на видеоконференцию, в которой участвовали также его заместитель Мартен Аждари и худрук балета Орели Дюпон. Говорилось о понятных для оперных домов всего света финансовых тревогах, но также и об уникальных для Оперы сюжетах: о беспрецедентной финансовой помощи от государства, о собственных планах цифровой революции и о расовой дискриминации в старейшем французском театре. С подробностями из Парижа — Мария Сидельникова.

Начали с последствий санитарного кризиса. Волнуясь, Александр Неф рассказал, что с января 2020 года отменили 145 спектаклей и вернули деньги за 258,5 тыс. проданных билетов; что, несмотря на ремонт обеих сцен, до карантина шли камерные музыкальные и балетные вечера (см. “Ъ” от 14 октября); что Opera Bastille уже готова открыться, а Opera Garnier он надеется открыть в январе. Рассказал о правительственных ограничениях — максимум 1 тыс. мест в зрительном зале (вместительность Garnier — 1979 мест, Bastille — 2723), о том, как приходится адаптироваться и все менять в один день, и о строгом санитарном протоколе. Маски для артистов и персонала обязательны всюду, в том числе в репетиционных залах (со скидкой на физическую нагрузку) и даже на некоторых спектаклях, а с конца августа артисты, хореографы, репетиторы еженедельно сдают тесты на ковид, причем делают это добровольно, так как трудовое законодательство не позволяет их принуждать.

Впрочем, когда настанет этот момент, никто не знает. Официально карантин во Франции действует до 1 декабря, но о судьбе культурных учреждений власти до сих пор не обмолвились ни словом. Из ближайших творческих планов Оперы (а о долгосрочных сейчас никто с “Ъ” не взялся говорить) — запись «Кольца нибелунга» Вагнера. Постановка тетралогии задумывалась как главное событие года и дань уважения уходящему музыкальному руководителю Оперы Филиппу Жордану. Имя его преемника Александр Неф пообещал назвать в ближайшие недели. Многообещающую сценическую версию, заказанную режиссеру Каликсто Бийето, перенесли на сезон-2023/24, а концертную, вопреки всем обстоятельствам (полной смене состава певцов и случаю ковида в оркестре), решили записать для трансляции к новогодним праздникам. С ноября на декабрь переехала и «Травиата» Верди в версии Саймона Стоуна, а в середине месяца по плану стоит премьера «Кармен» Бизе в постановке все того же Бийето, и репетиции в Opera Bastille идут полным ходом.

Балет Оперы отчаянно готовит многолюдную «Баядерку» Минкуса к 4 декабря, она должна стать большим возвращением труппы на сцену после фактически годового простоя.

Репетиции позволили артистам вернуться в форму и в артистическую семью — им этого тоже очень не хватало,— заверила на конференции Орели Дюпон.— Я подтверждаю, что труппа готова танцевать, и они в предвкушении».

Из «Баядерки» сейчас делают «адвент-календарь» в видеформате. Начиная с 1 декабря в соцсетях будет появляться отрывок из балета, день за днем, сцена за сценой, а в Рождество дадут полностью третий акт «теней». И этот эксперимент, о котором с энтузиазмом рассказывала Орели Дюпон, станет первым проектом новой аудиовизуальной интернет-платформы Парижской оперы с рабочим названием operachezsoi («опера у вас дома»).

Карантин убедил руководителей Оперы, что виртуальная аудитория — солидный экономический ресурс, и если весной трансляции давали бесплатно (13 опер и 8 балетов собрали более 2,5 млн просмотров), то во второй локдаун решились опробовать платный формат. Вечер современных хореографов — мировые премьеры Сиди Ларби Шеркауи, Тесс Волькер и Меди Керкуши — показывали 13 ноября в прямом эфире на Facebook. «Это был успех не только у зрителей, но и в коммерческом плане,— заявил заместитель генерального директора Мартен Аждари.— Мы насчитали 5 тыс. подключений в прямом эфире при стоимости виртуального билета €4,49 и еще плюс 1,5 тыс. продаж в течение тех 48 часов, что спектакль был в доступе».

Главная идея новой платформы — минимизировать зависимость от сторонних «трансляторов», будь то социальные сети или телеканалы, и таким образом найти новую модель, которая позволила бы не обесценивать «живые» спектакли бесплатными показами.

Наряду с бесплатным контентом будет платный: цена — от нескольких евро за запись до нескольких десятков за прямую трансляцию в зависимости от постановки. На вопрос “Ъ”, будут ли эта платформа и трансляции доступны для зрителей в России, Аждари заверил, что «никаких ограничений нет, за исключением случаев, описанных в авторских контрактах, и чаще всего они касаются территории США».

Дошло дело и до щекотливой темы денег.

Ущерб Парижской оперы в 2020 году составил €88 млн: 45 млн потеряли за пандемию, 4 млн — во время забастовок. Но €39,4 млн сэкономили на непоставленных спектаклях и гонорарах, так что в сухом остатке потери оцениваются в €50 млн.

Право представлять финансовую отчетность Парижской оперы Александр Неф также доверил своему заместителю, и Мартен Аждари начал издалека. Привел графики и цифры, подтверждающие, что за десять лет госфинансирование последовательно сокращалось, а собственные доходы театра стремительно росли. Главным образом за счет активной коммерческой деятельности (туристы, аренда и пр. за десять лет дали прирост бюджета в 165%, с €6,9 млн в 2010 году до 18,5 млн в 2019-м), меценатов (плюс 141%, с €7,7 млн до 18,5 млн) и повышения цен на билеты (стоимость высшей категории билетов увеличилась практически вдвое — с €145 до €210 на оперу, с €80 до €150 на балеты). Из общего бюджета Оперы в €230 млн на 2020 год государство выделило €93,9 млн, то есть 41%. «Но модель эта себя исчерпала и требует изменений»,— подытожил Аждари.

То, что Парижская опера — на отдельном счету у государства и ни один театр во Франции так щедро не субсидируется, не новость. Новостью стало то, что министр культуры Розлин Башло, большая поклонница оперного искусства, не дожидаясь результатов финансового аудита в Опере, выделила ей €81 млн, и это вызвало шквал критики. Для сравнения: Лувр получил 46 млн, Гран-Пале — 40 млн, Центр Помпиду — 21 млн, «Комеди Франсез» — 11 млн. В Опере широкий жест министра оценили, недовольство коллег по цеху понимают, сумму обещают равномерно распределить до 2022 года, хотя и она все равно не покроет потери театра, даже при самых оптимистичных прогнозах.

Но для самого Александра Нефа первым громким вызовом на новом посту стали вопросы расовой дискриминации.

Не успев приступить к обязанностям в сентябре, он встретился с пятью артистами балетной труппы, авторами манифеста «Расовый вопрос в Парижской опере». Составили они его в знак солидарности с движением Black lives matter и заручились серьезной поддержкой внутри театра: документ подписали 400 из 1,8 тыс. сотрудников Оперы. Среди требований — официально раз и навсегда отменить blackface (гримирование белых артистов под чернокожих) в балетах и операх: иными словами, теперь никто не сможет петь Отелло, по старинке замазав лицо «под мавра». Петиция просит также обеспечить темнокожих артистов и метисов костюмами, адаптированными к их цвету кожи, изъять из употребления слово «негр», снять все табу для обсуждений расовых вопросов и открыть двери для «цветных артистов». По инициативе господина Нефа сейчас проводится исследование всех этих вопросов, которое должно завершиться к середине декабря. Остается надеяться, что классическое (и никакого отношения к цвету кожи не имеющее) словосочетание «белый балет» все же останется в своих правах — в том числе и на сцене Дворца Гарнье.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22287
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 24, 2020 2:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020112402
Тема| Балет, проект «Большой Балет», Персоналии, Алексей Мирошниченко
Автор| Алина Артес
Заголовок| Алексей Мирошниченко: «Артист балета - есть то, что он танцует»
Где опубликовано| © телеканал “Культура”
Дата публикации| 2020-11-24
Ссылка| https://tvkultura.ru/article/show/article_id/372565
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



«Лучшей парой» первого сезона проекта «Большой Балет» стали Александр Таранов и Ксения Барбашева из Перми, а победителями второго сезона оказались Инна Билаш и Никита Четвериков. И в том, и в другом случае к победе их привел главный балетмейстер Пермского театра оперы и балета им. П.И. Чайковского Алексей Мирошниченко.

В 2020 году ситуация изменилась: Мирошниченко покинул Пермский театр, а в проекте участвует в качестве члена жюри. Однако в главном – требовательном отношении к делу и невероятной любви к балету – Мирошниченко остался не изменен. Об этом хореограф рассказал Алине Артес.

А.А. - Вы впервые выступаете в качестве члена жюри проекта «Большой Балет». Вы сразу откликнулись на это предложение? Как это было?

А.М.
- Нет, не сразу. Во-первых, было такое время, когда многие проекты, в которых я был занят, переносились или отменялись, поэтому долго было непонятно, получится ли у меня быть на съемках в обозначенные даты. А во-вторых, телепроект «Большой Балет» подразумевает такой формат, что члены жюри высказывают свои замечания на широкую публику, а конкурсанты на широкой публике все это выслушивают. И это несколько смущало, поскольку в данном случае мне предстояло быть отнюдь не зрителем. Но посмотрев на состав жюри, я с облегчением согласился, поскольку был уверен, что в таком составе мы сможем найти нужную интонацию, чтобы артисты не зажались, а напротив, чтобы сделанные им замечания помогли бы им и дальше расти и набирать мастерство. Ведь это и есть главная задача проекта.

А.А. - Участники проекта готовились к проекту во время изоляции. Это повлияло на форму конкурсантов?

А.М.
- Безусловно. Ведь никакие домашние экзерсисы никогда не заменят полноценных репетиций, которые проходят в театрах для подготовки артистов к спектаклям. Даже в нормальном режиме работы те артисты, которые чаще выходят на сцену, находятся в лучшей форме по сравнению с теми, у кого мало спектаклей или их долго нет. Поэтому все участники проекта - герои, которые в короткие сроки смогли мобилизоваться и достойно представить театры, в которых они работают.

А.А. - В этом сезоне принимают участие российские артисты, да и Ваша творческая биография связана с разными регионами России. Если бы можно было составить своеобразную балетную карту страны, какой бы она была?

А.М.
- Россия очень балетная страна, и во многих городах есть музыкальные театры и балетные труппы. Это хорошее наследство, которое досталось нам от Советского Союза. Если посмотреть с запада на восток, то главную балетную карту страны я бы начертил так: Петербург, Москва, Пермь, Екатеринбург, Новосибирск. Думаю, что после «Большого Балета-2020» она расширится.

А.А. - Если меняется артист балета, то как меняется театр оперы и балета? Какой станет площадка будущего?

А.М.
- Не артист меняет театр, а театр воспитывает артиста, предлагая тот или иной репертуар. А репертуар зависит от художественного руководителя театра или балетной труппы. «Человек - то, что он ест», - сказал немецкий философ Фейербах. А артист балета - есть то, что он танцует. Конечно, есть выдающиеся балетные артисты, которые определяли дальнейшее развитие балетного искусства и его эстетику, но они всегда сначала росли на определенном репертуаре в театре, а потом уже делали свой вклад. Уже сегодня балетный спектакль - это бесконечное многообразие видов, форм, стилей и эстетических направлений. Надеюсь, что этот вектор развития сохранится и в будущем.

А.А. - Вы не только сотрудничаете с театрами, но и ставите балеты для кино. Насколько эта область отличается от Вашей привычной работы?

А.М.
- Очень сильно отличается. Если тебя приглашают в кино в качестве хореографа, то ты выполняешь ту задачу, которую перед тобой поставил режиссер. Вы можете что-то обсуждать, режиссер может согласиться со многими твоими замечаниями и доводами, он для этого тебя и пригласил. Но конечный продукт зависит от того, как будет фильм смонтирован, и какое видение целого будет у режиссера.

А.А. - У Вас множество престижных театральных наград. А есть ли приз, о котором Вы только мечтаете?

А.М.
- Я мечтаю не о призе, а о хорошо сделанном спектакле. Если получается, это и есть главная награда.

Фото: Вадим Шульц

=====================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22287
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 24, 2020 2:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020112403
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Майя Плисецкая
Автор| Алла Михалёва
Заголовок| ПРИНОШЕНИЕ МАЙЕ
В БОЛЬШОМ ТЕАТРЕ ПРОШЕЛ ВЕЧЕР ПАМЯТИ ВЕЛИКОЙ БАЛЕРИНЫ

Где опубликовано| © Театрал
Дата публикации| 2020-11-24
Ссылка| https://teatral-online.ru/news/28406/
Аннотация| вечер памяти Майи Плисецкой

20 ноября 2020 года Майе Михайловне Плисецкой исполнилось бы 95 лет. В этот день на Исторической сцене Большого театра прошёл вечер памяти великой балерины, ушедшей из жизни пять лет назад, за полгода до своего девяностолетия, к которому она готовилась и детально продумала программу гала в свою честь.

Майи Михайловны не стало, но концерт состоялся в заданном ею самом формате, с учетом ее пожеланий: россыпь классических вариаций ккрасноречиво представила диапазон творческой палитры Плисецкой, а три постановки – «Гибель розы», «Балеро» и «Кармен» – Ролана Пети, Мориса Бежара и Алехо Алонсо, напомнили о ее незабываемом сотрудничестве с выдающимися хореографами современности, сыгравшими в ее биографии судьбоносную роль. Исполнительниц этих партий Плисецкая назвала сама. Ее выбор и предложенное ею распределение ролей оказались, как и все что делала эта выдающаяся женщина, безупречными.

Ульяна Лопаткина была печально прекрасна в «Гибели розы», Диана Вишнева (первая отечественная балерина после Плисецкой, получившая право танцевать «Балеро») заразила зрительный зал мощным выбросом энергии. А московская прима Светлана Захарова блеснула в «Кармен-сюите».



Своего апогея этот, ставший уже легендарным гала «Ave Maya», достиг в финале, когда на огромном экране исторической сцены Большого в шедевре Бежара возникла Плисецкая – уникальная, неповторимая, торжествующая над временем, казалось, победившая саму смерть. Дух Плисецкой словно витал над сценой, которую она называла лучшей в мире. Это был единственный в своём роде вечер. И повторить его, увы, невозможно.

Гала образца 2020 года был, естественно, скромнее. Но сам факт, что вопреки карантинным обстоятельствам он состоялся и в таком представительном составе, уже само по себе событие.

Прима-балерина Большого театра Ольга Смирнова с изысканным благородством, в паре с блеснувшим отличным прыжком премьером Денисом Родькиным, выступила в гран па из «Раймонды». Ведущая солистка Большого Мария Виноградова и премьер труппы Артем Овчаренко буквально выдохнули нежнейшую «Мелодию» Глюка в хореографии Асафа Мессерера. Еще одна пара московских звезд Екатерина Шипулина и Руслан Скворцов вышла на сцену в «Прелюдии» Баха, поставленной Натальей Касаткиной и Владимиром Василевым специально для Плисецкой. Выступление сопровождало видеоизображение. Рапидно растянутые, довольно сумбурно возникавшие и исчезавшие на экране знаменитые кинокадры, запечатлевшие дуэт Майя Плисецкая/Николай Фадеечев, честно говоря, давали туманное представление об их исполнении, но... при всей своей смутности, отвлекали от танца Шипулиной и Скворцова.



Визуальный ряд (по большей части из фотографий) аккомпанировал большинству выступлений. Мария Хорева – восходящая звезда Мариинской сцены, приобретшая сегодня медийную известность, благодаря участию в телепроекте «Большой Балет», уверенно выступила в сложнейшем адажио с четырьмя кавалерами из «Спящей красавицы». Жаль, но исполнению юной солистки чуть-чуть не хватало именно юношеской живости. Появившийся же на экране снимок Авроры-Плисецкой в очередной раз подтвердил: даже ее застывшая поза, с особым наклоном головы, может сказать многое о партии в целом.

Это можно отнести и к другим фотографиям Плисецкой, своей единственностью и выразительностью, избавившим таких разных участниц гала от возможных сравнений.

Энергично-напористой, уверенной в своих женских чарах была Одиллия ведущей солистки Большого Алены Ковалевой. Печалью последней страсти окрашен танец Мехмене Бану – примы Большого Юлии Степановой. Именно, на непохожести индивидуальностей балерин были построены «Вариации на тему "Кармен-сюиты"», в которых выступили – Ольга Смирнова, Екатерина Шипулина и петербурженки Екатерина Кондаурова и Оксана Скорик, чьими партнёрами выступили премьер Большого Владислав Лантратов (Хосе) и солист Мариинки Иван Оскорбин (Тореро).

Воплотившие разные ипостаси самой знаменитой табачницы в мире примы двух столиц принесли Оммаж Плисецкой, воплощавшей своим танцем все грани переменчивого характера цыганки Кармен.

Гала не обошелся и без премьеры. Самая креативная российская балерина Диана Вишнева в паре с Денисом Савиным, станцевала специально поставленный для этого события Алексеем Ратманским номер на музыку Сен-Сенса «Приношение Майе», в котором намеком (не цитатами, а легкими отсылками) резонируют воспоминания о танце великой балерины. Изящество и деликатность этой изысканно красивой миниатюры внесло особую интонацию в атмосферу вечера, пропитанного уважением и любовью к единственной, неповторимой, дерзкой, неуловимой, прекрасной, неукротимой, великолепной Майе Плисецкой.

ФОТО: ПРЕСС-СЛУЖБА БОЛЬШОГО ТЕАТРА, ДАМИР ЮСУПОВ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5
Страница 5 из 5

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика