Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2011-02

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22299
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 04, 2012 6:03 pm    Заголовок сообщения: 2011-02 Ответить с цитатой

Номер ссылки|2011020001
Тема| Музыка, Персоналии, Нино Мачаидзе
Авторы| Елена Рагожина
Заголовок| Я влюбляюсь в театр, в котором пою
Где опубликовано| New Style Magazine N 92
Дата публикации| 2011 февраль
Ссылка| https://newstyle-mag.com/ya-vlyublyayus-v-teatr-v-kotorom-poyu/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В октябре 2010 года на сцене лондонского театра «Ковент-Гарден» в опере «Ромео и Джульетта» дебютировала грузинская певица Нино Мачаидзе. Ее певческая карьера началась в родном Тбилиси, где Нино после окончания вокального отделения Государственной консерватории им. Сараджишвили с 2000 по 2005 год пела на сцене Грузинского театра оперы и балета им. Палиашвили (партии в «Дон Жуане», «Риголетто», «Доне Паскуале»). Успешно выдержав конкурс в Академию молодых вокалистов театра «Ла Скала», певица вскоре уже пела в этом театре в роли Наяды в опере «Ариадна на Наксосе». Затем последовали ее премьера в римской Опере, новые роли в миланской «Ла Скала». В 2008 году произошло событие, открывшее для Нино двери многих ведущих театров мира: ее выступление на престижном Зальцбургском музыкальном фестивале в роли Джульетты в паре с тенором Роландо Вильясоном (Ромео) получило прекрасные оценки критиков. Дебют Нино на фестивале был сюрпризом для австрийской публики, которая в предшествующие годы неизменно видела на сцене звездный дуэт Анна Нетребко – Роландо Вильясон и с интересом ожидала увидеть и оценить новую Джульетту. Успех был потрясающий, зрители приняли молодую певицу восторженно. Нино Мачаидзе, которая ныне живет и работает в Милане, трудно застать дома – многие известные театры мира приглашают певицу выступить на своей сцене.

» Нино, примите, пожалуйста, мои поздравления с успешной премьерой. Было особенно приятно видеть на сцене сразу двух певиц из Грузии – вас и Кетеван Кемоклидзе. Можно сказать, это был своеобразный триумф грузинской певческой школы на лондонской сцене.

Я очень счастлива, что это произошло: давно мечтала спеть в прославленном театре «Ковент­Гарден». А с Кетеван мы знакомы давно – вместе учились и в консерватории в Грузии, и в Академии молодых вокалистов театра «Ла Скала».

» Я посмотрела на YouTube ваше дебютное выступление на Зальцбургском музыкальном фестивале и была поражена, как бурно и восторженно вас приветствовала публика. В «Ковент-Гарден» реакция зрителей была намного спокойнее и сдержаннее.

Мне показалось, что публика нас очень тепло принимала, много аплодировала. Знаете, это ведь две разные страны с различными культурами!

» В Зальцбурге вашим Ромео был знаменитый Роландо Вильясон. После полугодового перерыва, обусловленного проблемами певца со здоровьем, публика ожидала его появления на сцене с особым нетерпением. А в «Ковент-Гарден» ваш партнер – молодой певец из Польши Piotr Bezcala. С кем из них вам было комфортнее?

И Петр, и Роландо – прекрасные певцы, и мне трудно сказать, чем отличались их интерпретации роли.

» Вы уехали из Грузии на учебу в Академию «Ла Скала» в 2005 году. Какие изменения за эти годы претерпела ваша вокальная техника?

Вокальную технику я осваивала в консерватории в Грузии, а в Италии, в Академии театра «Ла Скала», училась исполнительскому искусству, артистизму, основам актерской игры.

» Ваши родители как-то связаны с миром музыки?

Нет. Папа – экономист, мама преподавала в университете грузинский язык. Они оба страстно любили оперу. В Зальцбурге со мной был только папа, мама погибла 7 лет назад. Но я всегда хотела петь, с самого детства. И именно оперу: старалась подражать оперным певцам, устраивала дома спектакли.

» Пресса любит приклеивать ярлыки: ваш успех спровоцировал то, что вас стали называть молодой Анной Нетребко, оценив по достоинству ваш голос, сравнивали с актрисой Анджелиной Джоли, найдя внешнее сходство с актрисой. Как вы относитесь к этому?

Воспринимаю это как комплимент! Анна Нетребко – великолепная певица и актриса, я ее обожаю! Но, я – Нино Мачаидзе.

» После успеха на Зальцбургском фестивале к вам пришла слава, посыпались заманчивые предложения. Звездная болезнь не развилась, слава примадонны не кружит голову?

Не кружит, я остаюсь Нино. (Смеется.) Просто очень рада тому, что сбылись мои мечты: я могу петь в таких прекрасных театрах!

» На сегодняшний день у вас интересный обширный репертуар. А есть партии, о которых вы мечтаете?

Конечно. Очень хотелось бы спеть Мими из «Богемы» Пуччини, Манон – из одноименной оперы Массне. И я обязательно буду их петь!

» Последние годы вы постоянно живете в Милане. Стал он для вас родным городом?

Я грузинка и всегда буду оставаться ею. Но в Милане у меня много друзей и жених…

» Он итальянец?

Да, и тоже певец. Джидо (Guido Loconsolo) – прекрасный баритон. Мы даже вместе пели в «Ла Скала» в опере «Так поступают все». Кстати, сейчас он выступает в Большом театре в Москве!

» А вам не приходилось петь в операх русских композиторов?

Нет. Но я люблю русскую культуру, мне очень нравится опера «Евгений Онегин». Однако, думаю, для меня сейчас еще не время петь такой репертуар. У меня лирико­колоратурное сопрано, и мой нынешний репертуар – для бельканто.

» Несколько лет назад я слушала в «Ковент-Гарден» оперу «Капулетти и Монтекки» с Анной Нетребко. При общей теме обеих опер – «Ромео и Джульетта» и «Капулетти и Монтекки» – постановки довольно существенно отличаются друг от друга как интерпретацией, так и подходом. В последней, например, Ромео поет женщина. Что вы думаете об этих двух постановках?

На мой взгляд, «Капулетти и Монтекки» – очень интересная опера. Надеюсь, когда­нибудь мне доведется в ней спеть.

» У вас есть кумиры?

Нет. Но все хорошие певцы мне по душе.

» А как удается держать себя в такой великолепной физической форме? Спортзал? Диеты?

Нет, диетами я не увлекаюсь. Стараюсь, конечно, не слишком усердствовать с шоколадом в час ночи, но никакой специальной диеты не придерживаюсь. Приходится ведь очень много работать: репетиции, поездки отнимают больше энергии, чем занятия в спортзале!

» Грузия – страна, где любят и умеют вкусно готовить. Как вы обходитесь в Милане без грузинской кухни?

Хинкали, хачапури, хох... (Вздыхает.) Вы знаете, мне итальянская кухня тоже нравится! Я и сама умею готовить – домашнюю пасту, например.

» А жениху нравятся итальянские блюда в вашем исполнении?

Да, нравятся. Я не люблю готовить для себя одной, но когда у меня гости или жених в доме, я стараюсь сделать что­-нибудь вкусное.

» Как приняли родственники жениха грузинскую невесту?

Очень хорошо. Они прекрасные люди, открытые, искренние.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Ноя 14, 2020 10:31 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5136

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 15, 2020 11:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки|2011020002
Тема| Музыка, Опера, Фестиваль в Баден-Бадене, опера Моцарта Cosi fan tutte («Так поступают все женщины»), Balthasar-Neumann-Chor / Ensemble, Персоналии, Теодор Курентзис, Филипп Химмельман (Philipp Himmelmamn), Вероник Жан (Veronique Gens), Мойца Эрдман (Mojca Erdmann), Константин Вольф (Konstantin Wolff), Сильвия Тро Сантафе (Silvia Tro Santafe), Штефан Генц (Stephan Genz),Стив Давислим (Steve Davislim)
Авторы| Екатерина Бирюкова
Заголовок| Cosi fan tutte под управлением Теодора Курентзиса в Баден-Бадене
Если вдуматься в то, что дирижеру из России доверен Моцарт, а совсем даже не Чайковский, то обнаруживается некая смена координат
Где опубликовано| Colta
Дата публикации| 2011-02-01
Ссылка| http://os.colta.ru/music_classic/events/details/20224/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


© Courtesy Festspielhaus Baden-Baden

Фестиваль в Баден-Бадене, одном из самых старых, респектабельных и с давних времен сильно русифицированных европейских курортов, в последнее десятилетие ассоциировался прежде всего с Валерием Гергиевым и его труппой. В частности, именно здесь в 2004 году произошло историческое событие: впервые в Германии было показано русское «Кольцо» — тетралогия Вагнера из Мариинки, потрясшее публику и критиков загадочностью постановочной концепции, блистательным оркестром и невероятным количеством обнаружившихся в России могучих вагнеровских голосов (одних валькирий в этой постановке в два раза больше, чем у Вагнера, то есть 16 штук).

На вот уже второй сезон в Баден-Баденском фестивале участвует еще один маэстро из России — Теодор Курентзис, биография которого, помимо греческого происхождения и питерского образования, осложняется перемещениями по необъятной и никому тут не известной российской провинции. В прошлом сезоне, когда он делал здесь «Кармен» и показывал свой коллектив Musica Aeterna (исполняли «Дидону и Энея» Перселла), было выучено слово Novosibirsk. Теперь актуальнее Perm (научиться отличать Сибирь от Урала — это следующая задача, причем не только для немцев, но и для москвичей).

Самый масштабный проект нынешнего фестиваля — постановка оперы Моцарта Cosi fan tutte («Так поступают все женщины») под управлением Курентзиса. Если не забывать, что Курентзис воспринимается именно как человек из России («родившемуся в Афинах дирижеру Россия стала родиной», — сообщается в буклете), и вдуматься в то, что ему доверен Моцарт, а совсем даже не Чайковский, то обнаруживается некая смена координат.

Как и в прошлогодней «Кармен», в его моцартовской постановке задействованы оркестр и хор, созданные в начале 90-х годов прошлого века немецким дирижером Томасом Хенгельброком и названные в честь знаменитого архитектора эпохи барокко и рококо Бальтазара Ноймана. Balthasar-Neumann-Chor / Ensemble занимаются тем, что называется исторически достоверным исполнительством, и, судя по всему, они с Курентзисом нашли друг друга. Это не деловое профессиональное сотрудничество дирижера с коллективом, а та самая химия, за которую Курентзиса и обожают, и ненавидят в России.

В Баден-Бадене среди публики никаких эксцессов, впрочем, не наблюдалось. Зал на две с половиной тысячи мест (с отличной акустикой, где можно позволить любое пиано) полон не под завязку, но Курентзис, этот удивительный сибирский грек, ловко управляющийся с «прибароченным» им Моцартом, явно в любимчиках. И совершенно безошибочно публика угадывает главное сокровище — пластичное, тонкое, чувственное музицирование дирижера с исполнительницей роли Фьордилиджи — французской барочной певицей Вероник Жан (Veronique Gens), которая поддается желаниям маэстро, будто кобра факиру. Ее сольные номера — тихие кульминации спектакля, которые публика слушает затаив дыхание и провожает долгими овациями.

Еще один козырь постановки — молоденькая немка Мойца Эрдман (Mojca Erdmann) в роли служанки-сводницы Деспины, восходящая звезда Deutsche Grammophon, обладательница точного сопрано и точеной фигурки, очень подходящей для той непростой задачи, что придумал ей постановщик спектакля. Немецкий режиссер Филипп Химмельман (Philipp Himmelmamn), не имеющий статуса модного бунтаря, но очень востребованный в Германии и за ее пределами, вместе со сценографом Йоханнесом Лайакером (Johannes Leiacker) поставил красивый, динамичный спектакль, где секс оказывается врагом любви, да и вообще нормальных человеческих отношений. Главный визуальный символ — стоящее посреди свежевспаханной сцены (своей посконной грязью она постепенно пачкает идеально белые одежды персонажей) цветущее яблоневое дерево; в начале оперы Деспина грызет сорванное с него уже зрелое яблоко — ничего хорошего из этого, ясное дело, не получается.

Ключевой момент в спектакле — финал первого действия, элегантнейшая сцена на грани группового секса. Заводила — Деспина, переодевшаяся в нешуточно соблазнительную медсестру-стриптизершу (первая часть этой профессии даже не очень противоречит тому, что происходит у Моцарта и его либреттиста Лоренцо да Понте). Ей вовсю помогает симпатяга с подтянутым торсом Дон Альфонсо (Константин Вольф — Konstantin Wolff). Именно чувственное любопытство, неловкие потуги раскрепоститься и получить удовольствие, которое доступно Деспине, побуждают Фьордилиджи и Дорабеллу (Сильвия Тро Сантафе — Silvia Tro Santafe) поменяться бойфрендами — Гульельмо (Штефан Генц — Stephan Genz) и Феррандо (Стив Давислим — Steve Davislim).

Но, начавшись как забавная ролевая игра (понятное дело, никто никого не обманывает, никто не уходит на вымышленную войну, никто не переодевается турками — все шестеро персонажей оперы «на берегу» договариваются об увлекательном эксперименте, исследующем женскую верность), история оказывается грустной и даже трагической. Мажорный счастливый финал поется только потому, что он написан Моцартом, но на сцене при этом сидят шестеро человек, которым противно смотреть друг на друга.

Судя по новым планам Курентзиса и пермского руководства, в начале следующего сезона этот спектакль переезжает в Пермский театр оперы и балета.

=================
Фотогалерея – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5136

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 15, 2020 11:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки|2011020003
Тема| Музыка, Опера, Пермская опера, Musica Aeterna, Персоналии, Теодор Курентзис
Авторы| Екатерина Бирюкова
Заголовок| Письмо из Перми
В Пермском театре оперы и балета прошла инаугурация Теодора КурентзисаГде опубликовано| Colta
Дата публикации| 2011-02-14
Ссылка| http://os.colta.ru/music_classic/projects/18641/details/20522
Аннотация| КОНЦЕРТ


Оркестр Musica Aeterna
© Антон Завьялов / Пермский театр оперы и балета


Курентзис начал работать в Перми совсем недавно, но новые времена уже ощущаются даже «на запах». В бывшей гостиной рядом со сценой, где в прежние времена в антрактах особо дорогих гостей чинно поили чаем с печеньем, теперь курятся благовония. А после концерта тут точно так же, как это бывало в кабинете Сибирского Колизея — Новосибирского театра оперы и балета, — с золотой табличкой на двери «Курентзис Теодор Иоаннович», набивается шумная и дымная молодежная тусовка. Это теперь комната нового худрука Пермского театра оперы и балета.

На днях маэстро был официально представлен труппе, а вместе с ним и его команда, которую, между прочим, украшает Марк де Мони, легендарный автор питерского фестиваля Earlymusic и до недавнего времени сотрудник Михайловского театра Владимира Кехмана. Оттуда он переманен Пермью, чтобы отвечать за международную деятельность театра, которая должна расширяться не по дням, а по часам.

Труппа приняла пришельцев молчаливо. С бывшим худруком театра Георгием Исаакяном дружелюбной передачи власти не получилось — он уехал из Перми прямо накануне, что было истолковано как демонстративный жест. Ответственным за связь старой и новой эпох, судя по всему, становится главный дирижер Валерий Платонов, лауреат последней «Золотой маски» (за первое исполнение оперы Александра Чайковского «Один день Ивана Денисовича»), остающийся в театре и при Курентзисе.

Вечером перед этой процедурой бывший новосибирский оркестр Курентзиса Musica Aeterna дал первый концерт по месту своей новой прописки (который стал бы главным событием города, если бы не произошедший в тот же день страшный пожар на складе бытовой химии). Перед началом концерта микрофонный голос из-за кулис бескомпромиссно объявил, что музыка Моцарта (это были 40-я и 41-я симфонии) «будет сыграна в строе 440 Гц». Публика восприняла это загадочное обстоятельство с таким энтузиазмом, что в начале второго отделения тот же голос вынужден был спуститься с небес на землю и пояснить, что хлопать между частями все-таки не надо.

Эту деталь, на самом деле, можно рассматривать как метафору всего происходящего в Перми, от которого и страшно, и головокружительно интересно. Талантливые революционеры, которые считают, что им принадлежит будущее, нагрянули в город с не очень завидным музыкальным настоящим. Душный мейнстрим, с которым борется Курентзис, тут, собственно говоря, никакой не мейнстрим, а героическая борьба за выживание. Изысканный десерт в виде жильных струн и заниженной настройки звука «ля» предлагается там, где, так сказать, еще не все в порядке со щами.

В общем, приплюсовывание Курентзиса и его команды к пермякам — это настоящий социальный эксперимент, где довольно пожилая, небогато оплачиваемая труппа с советской выучкой должна уживаться с задиристой, успешной, часто даже еще не закончившей консерваторий молодежью с европейскими зарплатами (к тому же усиленной специально закупленными профессионалами).

Обещанные Курентзисом музыканты из столиц и из-за границы уже имелись на инаугурационном концерте, чтобы потом отправиться всем вместе на ответственные европейские гастроли под пермским знаменем. Из разных стран и ансамблей (например, из Balthasar-Neumann-Ensemble, с которым Курентзис только что работал в Баден-Бадене) приехали восемь отличных барочных духовиков с правильными инструментами, которые то и дело красиво и мягко булькали. Кроме того, мелькали лица из рудинского оркестра Musica Viva, из Большого театра, из РНО.

Хрестоматийный Моцарт, сыгранный на исторических инструментах, надо думать, поражал местную публику непривычной легкостью и прозрачностью. Но музицирование этого сборного состава на не обжитой еще площадке не отличалось фирменной новосибирской сыгранностью, когда одного шевеления брови маэстро достаточно для моментальной реакции всего коллектива. Звук был суховат, непривычно осторожен и малоузнаваем, особенно в медленных частях. Оба финала, впрочем, нагоняли драйва. И летучий отшлифованный бис из Ж.Ф. Рамо, сыгранный струнным составом, окончательно клал публику на лопатки.

Но понятно, что не только театр, но и зарождающийся новый оркестр, который, судя по заявлениям Курентзиса и пермского руководства, должен за несколько месяцев из камерного превратиться в симфонический, будет требовать огромного количества работы. Musica Aeterna — это уже вполне раскрученный лейбл, который нужно наполнять новым содержанием и качеством.

======================
Фотогалерея – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика