Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2020-09
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22330
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 16, 2020 6:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020091602
Тема| Балет, Персоналии, Сергей Полунин
Автор| Татьяна Хорошилова
Заголовок| Балетная звезда Сергей Полунин - "СОЮЗу": Могу станцевать и книгу
Где опубликовано| © Союз. Беларусь-Россия - № 34(950)
Дата публикации| 2020-09-16
Ссылка| https://rg.ru/2020/09/16/baletnaia-zvezda-sergej-polunin-soiuzu-mogu-stancevat-i-knigu.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Сергей Полунин - премьер Королевского балета Лондона, Парижской оперы и Баварского государственного балета - выступит во Дворце Республики в Минске.


Образ Распутина очень близок Сергею Полунину, потому что сам он тоже полагается исключительно на интуицию. Артем Геодакян / ТАСС

Сергей Полунин: Мы покажем балет "Распутин", в котором моя жена олимпийская чемпионка по фигурному катанию Елена Ильиных исполнит роль императрицы.

Шеститысячный зал с замиранием сердца следил за вашим выступлением на "Славянском базаре в Витебске". Вы в первый раз побывали в Беларуси?

Сергей Полунин:
Да, и первое впечатление я всегда получаю от людей. Белорусы очень отзывчивые и приветливые, а страна вызывает теплое чувство. "Славянский базар в Витебске" - один из самых известных в мире, поэтому я сразу согласился на него приехать.

Как добирались?

Сергей Полунин:
Семь часов на машине.

Идет разговор о включении в фестиваль танцевальной программы.

Сергей Полунин:
Я только за. Ведь мы сколько живем, столько и танцуем.

Что еще важного произошло в вашей жизни?

Сергей Полунин:
У нас с Леной в январе родился сын Мир. Это счастье - быть вместе и Мира держать на руках.

Почему так назвали?

Сергей Полунин:
Мы обращались к нему с разными именами, но он отозвался на это.

Как вы оказались в Лондоне?

Сергей Полунин:
В четырнадцать лет я выиграл конкурс имени Галины Улановой в Москве на сцене Большого театра. Мама послала мои фотографии в Лондон. Нас пригласили на просмотр, вердикт был положительный. Но на обучение совсем не было денег. Тогда Лондонский королевский балет сообщил, что Фонд Рудольфа Нуреева готов оплатить мое обучение в Лондонской школе хорео­графии.

После окончания школы вас пригласили Большой театр России и Америка в лице Алексея Ратманского...

Сергей Полунин:
Я решил остаться в Лондоне.

И все-таки в 22 года на пике славы вы ушли из Королевского балета.

Сергей Полунин:
Причина простая: гастроли по миру всего раз в году, очень маленькие зарплаты - нельзя накопить даже на квартиру. Выход на пенсию в 35 лет. Дальше работа преподавателем, но в театре только две ставки...

А потом вы встретили Игоря Зеленского?

Сергей Полунин:
После Лондона я поехал в Америку, но там двери оказались закрытыми. Мне посоветовали показаться в России, Игорь Зеленский принимал тогда артистов с Запада.

У вас сербское гражданство.

Сергей Полунин:
Сербы - братский народ. Здесь меня любят, здесь работает мой фонд.

Вас называют то русским, то украинским, то сербским танцором.

Сергей Полунин:
Я иностранец по жизни: родился в Херсоне, а недавно получил российское гражданство.

А еще стали богатым...

Сергей Полунин:
Жизнь не дает больше и не дает меньше.

Какое самое большое удовольствие для вас?

Сергей Полунин:
Что-то для кого-то сделать.

Есть что-то, что вам не под силу?

Сергей Полунин:
Хороший танцор может станцевать даже телефонную книгу.

Диету соблюдаете?

Сергей Полунин:
Я не ем хлеб. Ем молочное, реже мясо. И каждый день занимаюсь у станка.

Что для вас самое дорогое в жизни?

Сергей Полунин
: Семья.

Что бы вы взяли с собой на необитаемый остров?

Сергей Полунин:
Сына и Лену.

Где познакомились с Леной?

Сергей Полунин:
В Instagram. У меня был тогда довольно странный период, я много чего писал. Потом все, что постил, стер. Но перед тем как удалить, зашел в директ, куда вообще раньше не заглядывал. И вдруг остановился на сообщении Лены. Она писала: "Спасибо за искусство..." Я вдруг почувствовал какую-то вибрацию. Потом зашел в профиль и понял, что это именно тот человек, с которым мы будем вместе.

А как вы встретились?

Сергей Полунин:
В аэропорту Мюнхена. Она летела из Мексики в Москву, а я в Мюнхене жил. Купил подарки: кактус, шарф и статую Шивы. Встретил Лену и забрал ее из аэропорта. Любовь - это суперсчастье.

Вы известны любовью к татуировкам. Их, кажется, у вас 18 по всему телу, с Владимиром Владимировичем на груди. Планов сводить нет?

Сергей Полунин:
Нет. Татуировка защищает меня от негативной энергии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22330
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 17, 2020 2:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020091701
Тема| Балет, театр оперы и балета им. Э. Сапаева, Премьера, Персоналии, Борис Асафьев, Константин Иванов
Автор| корр.
Заголовок| В Йошкар-Оле с успехом прошла премьера балета «Бахчисарайский фонтан»
Где опубликовано| © ИА «МариМедиа»
Дата публикации| 2020-09-17
Ссылка| https://www.marimedia.ru/company_category/245/v-jjoshkar-ole-s-uspekhom-proshla-premera-baleta-bakhchisarajjskijj-fontan-2710/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



В театре оперы и балета им. Э. Сапаева состоялась долгожданная премьера балета «Бахчисарайский фонтан» Бориса Асафьева. Балетмейстер-постановщик, автор либретто спектакля — заслуженный артист России, народный артист Республики Марий Эл, лауреат государственной премии Республики Марий Эл Константин Иванов.

Зрительный зал был полон. Зрители проявили сознательность и осторожность, надев маски. Поднялся занавес и на сцене началось волшебство — по-другому и не скажешь. Искусство танцовщиков, изящество и легкость движений, характеры персонажей, проникающая в душу музыка — все это зритель прочувствовал в полной мере.

Балет «Бахчисарайский фонтан» это — хореографическая поэма по мотивам одноимённой поэмы Александра Пушкина. Впервые балет был поставлен Ростиславом Захаровым по сценарию Николая Волкова в 1934 году.

Константин Иванов, написавший либретто для йошкар-олинского театра, отошёл от классической постановки. Действие стало динамичнее, некоторые сцены поменялись местами, из четырёх действий осталось два. Но балету это пошло только на пользу. С самых первых минут действо захватывает и не дает отвести взгляд ни на минуту. Артисты труппы не просто танцуют — они полностью вживаются в свою роль. Прекрасная Мария в исполнении Кристины Михайловой искренне наслаждается балом в отчем доме и так же искренне страдает в плену. Восточная красавица Зарема, роль которой исполнила Екатерина Байбаева, искренне ревнует и пышет диапазоном страстей — от любви до ненависти, от отчаяния до жажды мести. Влюблённый хан Гирей в исполнении Константина Иванова с первого выхода покоряет зрителей драматизмом, харизмой и искренностью чувств.



Драгоценной оправой для всего, происходящего на сцене, стали костюмы и декорации. Отдельно хочется упомянуть работу художника по костюмам Владимира Кораблева. Грандиозные скульптурные формы, пышное убранство восточного гарема, технические решения при смене красочных декораций — только малая часть работы, видимой зрителю.

Яркие сверкающие одеяния восточных женщин, суровая красота доспехов татарских воителей, пышные костюмы польской знати, слепящая элегантность ханских костюмов вызывают восторг и восхищение. Главные герои меняют свои одеяния несколько раз, причём каждое из них продумано до мельчайших деталей.

Балет «Бахчисарайский фонтан» стал ещё одной жемчужиной в репертуаре театра оперы и балета им. Эрика Сапаева. В программе XVIII фестиваля в честь великой русской балерины Галины Улановой его покажут дважды, и дальше в течение 53-го театрального сезона зрители смогут наслаждаться волшебной историей.

Фото: театр оперы и балета им. Э. Сапаева
==============================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22330
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 17, 2020 2:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020091702
Тема| Балет, Красноярский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Сергей Бобров, Алексей Сюмак
Автор| Анна Галайда
Заголовок| В Красноярске станцевали "Ленинградскую симфонию" Шостаковича
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2020-09-17
Ссылка| https://rg.ru/2020/09/17/reg-sibfo/v-krasnoiarske-stancevali-leningradskuiu-simfoniiu-shostakovicha.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

На открытии сезона в Красноярском театре оперы и балета показали "Ленинградскую симфонию". Диптих, объединяющий разные жанры музыкального театра, готовили к премьере еще в мае - спектакль Сергея Боброва вдохновлен романом Виктора Астафьева "Прокляты и убиты". Но вместо Дня Победы им отметили возвращение к привычной жизни.


Фото: предоставлено Красноярским театром оперы и балета им. Хворостовского

Среди российских музыкальных театров, живущих преимущественно в узком кругу ограниченных классических опер и балетов, Красноярский давно выделяется нестандартностью: еще двадцать лет назад там то ставили редкую комическую оперу Доницетти "Дочь полка", то переводили на балетный язык "Царь-рыбу" своего земляка Астафьева, то приглашали Марка Пекарского создать музыкальную партитуру для балета "Дочь Эдипа". Вскоре фестиваль "Видеть музыку" покажет в Москве недавние красноярские оперные премьеры - "Ермака" Александра Чайковского, написанного по заказу театра, и оперу-фарс Франсиса Пуленка по пьесе Гийома Аполлинера "Груди Терезия".

Но даже для тренированного новым искусством театра "Ленинградская симфония" стала сложнейшим проектом. Сергей Бобров, автор замысла и постановщик спектакля, увидел в блокаде не только одну из самых жутких страниц войны, но и повод к размышлениям об отечественной истории и национальном характере.

Для того, чтобы воплотить эту идею, в пару к "Ленинградской" симфонии Шостаковича был выбран "Dies Irae" из Реквиема композитора Алексея Сюмака. В постановке они соединены с песней русского воинства "Черный ворон", впаянными в партитуру спектакля строками дневника Тани Савичевой и Lacrimosa из моцартовского "Реквиема" (дирижер - Иван Великанов).

Декламация, видеопроекции, акапельное пение из нависающих над залом зрительских лож, игра света - все это разом обрушивается на органы чувств зрителя. Но главная роль отдана музыке (красноярский оркестр звучал на невероятном для себя уровне под управлением Ивана Великанова, хормейстер Дмитрий Ходош) и балету. Причем не виртуозному самовыражению солистов на фоне безликого кордебалета, как это было повсеместно принято еще недавно, а ансамблю танцовщиков, которые задают тональность спектакля первой же мизансценой - застывшей в отчаянье и боли группой, отсылающей и к античным барельефам, и к оперным постановкам Покровского, и к реквиему из "Спартака" Григоровича.

Многослойность - отличительная особенность этой "Ленинградской симфонии", в которой звучит русская, латинская, немецкая, итальянская речь, фашисты не появляются ни разу, а на сцене страшный шаг их музыкальной темы печатают четыре энкаведешника (это, кажется, первое обращение балетного театра к теме сталинских репрессий).

Создание хореографической части Бобров отдал молодым постановщикам - солисткам труппы Олесе Алдониной и Наталье Бобровой (они же исполняют центральные женские соло). В их работе читается знакомство с балетами Иржи Килиана, Кристал Пайт, Александра Экмана, благодаря которым ансамблевые постановки превратились в тренд. Свободы признанных мастеров в распоряжении массами "Ленинградской симфонии" хватает не всегда.

Но когда безмятежно-светлый танец внезапно обрывается и через бесконечное мгновение мертвой тишины с колосников с грохотом падает несколько десятков кирзовых сапог, этот момент намертво впечатывается в сетчатку глаза. Так же, как и следующий за ним танец в этих сапогах - лишающий "говорящие" балетные ноги гибкости, выразительности, легкости, позволяющий только рубленый ритм и движения, простые до примитива, наглядно демонстрирующие несоединимость войны ни с радостью, ни с красотой.

Прямая речь
Сергей Бобров, постановщик спектакля, художественный руководитель Красноярского театра оперы и балета имени Хворостовского:


- Все началось с разговора с Алексеем Сюмаком, когда мы были вместе в жюри "Золотой маски". У него была идея написать оперу о том, как создавалась Седьмая симфония Шостаковича. Обсуждая проект, мы предполагали, что первым актом пойдет опера, а во втором должна прозвучать сама симфония. И я предложил поставить ее в виде балета. Но проект не состоялся, а тема мне уже "зашла". Я очень люблю роман Астафьева "Прокляты и убиты", и его строки возвращали меня к тому, что я продолжал думать на эту тему. Постепенно у меня родилась сама "Ленинградская симфония", а обсуждение с Сюмаком продолжилось. Мы решили взять часть его Реквиема и сделать на эту музыку взгляд из сегодняшнего дня на войну, вывести на сцену души тех людей, которые находятся где-то не здесь и вспоминают…

Вся труппа очень ответственно подошла к этой премьере, все очень хотели работать и выпустить спектакль. Мы ограничили всех наших сотрудников 65+, чтобы не было никаких случайностей. Некоторые наши певцы переболели летом, и достаточно тяжело. Но когда мы вышли на работу, у нас не было ни одного случая заражения, потому что мы организовали четкий контроль: если у кого-то появлялись сомнения в своем состоянии, то люди оставались дома - варианты запаса у нас есть. И на спектаклях хор был расположен на балконах, оркестр в яме, с бортиками, как предписано Роспотребнадзором. Только с балетом избежать массовой работы на сцене было невозможно.

Сейчас так же аккуратно нам предстоит начать собирать "Лебединое озеро", а для ближайшей премьеры "Риголетто" режиссер Лиза Корнеева придумала такое решение, благодаря которому хор, солисты, оркестр оказываются разделены. Думаем, как подобным образом поставить и другие оперы.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Окт 04, 2020 7:06 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22330
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 17, 2020 8:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020091703
Тема| Балет, Самарский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Юрий Бурлака
Автор| Кей Бабурина
Заголовок| Разноплановость Бурмейстера, танцевальность Шостаковича: Юрий Бурлака о будущих балетных премьерах в САТОБ
Где опубликовано| © Сайт театра
Дата публикации| 2020-09-09
Ссылка| http://www.opera-samara.net/novosti/art3333.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

21 октября 2020 в Самарском театре оперы и балета состоится первая премьера юбилейного 90-го сезона – вечер одноактных балетов знаменитого хореографа XX века Владимира Бурмейстера: «Вариации», «Болеро», «Штраусиана». 7 ноября пройдет премьера вечера «Самара Шостакович Балет I», состоящего из одноактных спектаклей и танцевальных номеров на музыку знакового для Самары композитора Дмитрия Шостаковича. В преддверии этих событий главный приглашенный балетмейстер САТОБ Юрий Бурлака рассказал, чем порадуют зрителя эти уникальные программы.

– Юрий Петрович, почему из всего знакомого вам колоссального балетного наследия вы выбрали для постановки в Самаре именно балеты Владимира Бурмейстера?

– Владимир Бурмейстер – одна из ярких фигур советского балета. Он выходец из труппы Викторины Кригер, представитель направления драмбалета, которое начало развиваться в 1930-е годы. Долгое время он руководил балетной труппой театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.

Мое детство, проходившее в Москве, было, естественно, связано с московскими театрами, и я видел спектакли Бурмейстера на сцене театра имени Станиславского и Немировича-Данченко в исполнении замечательных артистов – Маргариты Сергеевны Дроздовой и Вадима Сергеевича Тедеева. Потом так совпало, что Вадим Сергеевич стал моим педагогом по дуэтному танцу. С Маргаритой Сергеевной мы познакомились уже позже, когда я закончил учиться.

С другой стороны, когда-то в серии «Балетный круг» журнала «Балет» по инициативе Валерии Иосифовны Уральской и дочери Владимира Павловича Бурмейстера Натальи Бурмейстер-Чайковской была издана первая и на десятилетия единственная книга об этом хореографе. И мне очень запали в душу слова Натальи Бурмейстер о том, как ей жаль, что сегодня нет ни одного художественного руководителя театра, который обратился бы не к монументальным полотнам Бурмейстера – «Лебединое озеро», «Снегурочка», «Эсмеральда» – а к одноактным балетам, которые шли с большим успехом.

С третьей стороны, это три замечательных разноплановых балета, один из которых – «Штраусиана» – шел когда-то на сцене самарского театра. И мне показалось, что три таких контрастных спектакля очень подойдут нашей труппе.

– А как сочетаются столичный советский балетмейстер и современная Самара?

– Всё и всегда сочетается, если есть интерес у артистов и публики. Это наше наследие, и я им занимаюсь. А в XX веке в нашей стране создавалось очень много хороших работ, которые потом были незаслуженно отодвинуты в сторону наплывом западной и псевдозападной хореографии. Поэтому надо почаще вспоминать и о своем.

– Что позволяет балетным спектаклям жить в репертуаре десятилетиями? Оперные и драматические постановки обычно с такой настойчивостью не хранят – для партитур и пьес ищут новые интерпретации.

– В балете, в отличие от драматического или оперного театра, всё очень просто. Существует хореографический текст, но оживляют и наполняют его своим пониманием сегодняшние артисты. Их интерпретация и делает текст интересным или не интересным зрителю. Это очень хорошо проверяется реакцией танцовщиков на постановочных репетициях. Мне кажется, труппа самарского театра на балеты Бурмейстера отреагировала с большим интересом. Они не очень избалованы разнообразием стилей, поэтому мы потихоньку, начиная с «Бахчисарайского фонтана» в прошлом сезоне, пытаемся вникнуть в наследие советского балета и найти присущую ему прелесть в сегодняшнем дне.

– Есть ли у Владимира Бурмейстера наследники в следующих поколениях хореографов?

– Он повлиял на всех, кто ценит драматургическую линию в балете. В театре, где он работал и лицом которого был с момента основания, – конечно, на Дмитрия Брянцева, который впоследствии тоже руководил этой труппой.

В том же направлении, что и Бурмейстер, мыслили многие: Ростислав Захаров, Леонид Лавровский, отчасти Константин Сергеев, Леонид Якобсон в своих сюжетных спектаклях. При этом они понимали, что время порой диктует поиск новых средств выразительности. Лавровский пробовал ставить бессюжетные спектакли баланчинского толка, и нечто подобное получилось у Бурмейстера в «Вариациях», поставленных для Парижской оперы.

– Мог ли Бурмейстер видеть балеты Баланчина?

– Может быть, он видел в Парижской опере «Хрустальный дворец» или гастроли приезжавших в СССР трупп. В любом случае, попытки выстраивать чистую хореографическую структуру на основе структуры музыкальной у него были: со своим взглядом, со своей внутренней драматической линией. Ему не была интересна просто постановка движений под музыку, всегда хотелось привнести линию взаимоотношений. Он пробовал это в характерном танце, как с «Болеро», в классическом, как с «Вариациями», в жанровом, как «Штраусиана», и в полистилистических вещах, таких как «Снегурочка», где есть и инструментальный танец, и вполне драмбалетные взаимоотношения между героями.

– Какой ваш любимый спектакль из нашей тройчатки?

– Для меня как для танцовщика было бы очень естественно и интересно танцевать «Вариации». Я люблю романтический балет и образы поэтов, всегда чувствовал себя органично в фокинской «Шопениане». Ее отчасти и продолжают мысли и темы «Вариаций». Еще в них замечательная музыка «Хроматических вариаций» Жоржа Бизе, которую я в свое время слышал в поразительном исполнении Гленна Гульда. И сам я играл «Вариации» на фортепиано. Собственно, качество этой музыки и повлияло на Бурмейстера. Он приехал в Париж ставить балет «Три мушкетера», но в театре поменялась дирекция, и новое руководство предложило ему музыку, которую он прежде не слышал, но которая произвела на него большое впечатление. Бизе ведь не только автор «Кармен» и «Искателей жемчуга», но и выдающийся фортепианный композитор. Я сам люблю играть его музыку, в том числе «Хроматические вариации». А в балете звучит оркестровая версия, созданная Феликсом Вейнгартнером в 1930-е годы.

– Но если вы сидите в зрительном зале – какой балет вы больше всего ждете?

– «Штраусиану». Она самая яркая и доступная.

– А почему было решено поставить в Самаре балеты на музыку Шостаковича?

– Я давно этого хотел, а идея лежала на поверхности: известна связь Шостаковича с Куйбышевом, здесь он закончил Седьмую симфонию, и балет на ее музыку был в репертуаре театра, но, к сожалению, из-за реконструкции здания не дожил до сегодняшнего дня. «Ленинградская симфония» ставилась здесь при Игоре Чернышёве, с которым мне довелось работать в московский период его карьеры, поэтому естественным моим желанием было возвратить этот балет театру.

Другой фактор – необыкновенная танцевальность музыки Шостаковича. Двадцатый век ее очень оценил. Мне приятно, что мой одноклассник Алексей Ратманский еще со школьной скамьи считал Шостаковича таким современным Дриго: по ритмике, по внутренней непредсказуемости – я уже не говорю об общепризнанных глубинах его музыки. Шостакович, как и Чайковский, в XX веке начал служить балету даже своими небалетными произведениями.

С одной стороны, мне не хотелось повторять проекты Большого театра, где поставили полнометражные балеты Шостаковича «Золотой век», «Болт» и «Светлый ручей» – да у нас и возможностей таких пока нет. Но есть менее известные и менее масштабные номера, которые мне хотелось собрать в единую программу, причем сделать не один такой вечер.

– Значит, нас ждут «Самара Шостакович Балет II», III и далее?

– Да. Эта копилка не бесконечна – я имею в виду наследие XX века, связанное с музыкой Шостаковича, – но мы ищем и другие возможности. Поэтому я пригласил Максима Петрова, чьи работы увидел когда-то в Мастерской молодых хореографов Мариинского театра, с целью показать разные направления: с одной стороны, это легендарная «Ленинградская симфония», с другой – менее известные номера, которые дают палитру подходов к музыке Шостаковича в XX веке, а с третьей – взгляд молодого талантливого хореографа XXI века. Я дал Максиму карт-бланш и был очень рад, когда он выбрал музыку Первого фортепианного концерта, потому что мне она тоже очень нравится. Мне кажется, вечер сложится очень логично.

Есть и другие хореографы и произведения, которые могут войти в программу следующих вечеров балетов Шостаковича. Мне бы хотелось пообщаться на эту тему с Алексеем Мирошниченко, например. Его балет «Условно убитый» на музыку Шостаковича, поставленный в Перми, мне очень понравился.

– А не было идеи реконструировать какой-нибудь большой балет Шостаковича в том виде, в котором он мог бы выглядеть при жизни автора?

– В Мариинском театре была такая попытка с «Золотым веком», в 2006 году. Хореографом был Ноа Гелбер. Эта попытка оказалась не совсем удачной, но для меня было отрадно посмотреть на этот спектакль хотя бы потому, что, в отличие от Юрия Григоровича, который сделал в Большом театре собственный «Золотой век», очень далекий от первоначального и по партитуре, и по либретто, Ноа Гелбер отталкивался от сюжета и музыки, которые были на премьере 1930 года. Другой вопрос, что у него получилось. Но сам его подход мне как человеку, который занимается старыми балетами, был интересен.
А еще мне было бы интересно, если бы кто-то еще из хореографов поставил свой «Золотой век», «Болт» или «Светлый ручей». Алексею Ратманскому же удалось соединить первоначальное либретто и партитуру с собственной хореографией и сделать свой спектакль, но с оммажем легендарному «Светлому ручью» Фёдора Лопухова. Мне было бы интересно организовать такой проект в самарском театре. Еще один спектакль из балетного наследия Шостаковича, который мне бы хотелось здесь возобновить, – это «Барышня и хулиган».

У Шостаковича есть и много другой замечательной музыки, на которую не ставились массово балеты, при том что она очень танцевальная.

– Из наследия есть еще «Свадебный кортеж» Леонида Якобсона.

– Это совершенно замечательная, но очень сложная и своеобразная постановка. Ее не всегда хорошо исполняют даже в театре, где она родилась. Очень сложно донести ее суть до артистов.

– Якобсон – один из хореографов, чьи номера выбраны для дивертисмента, который открывает вечер балетов Шостаковича. Бельский, Брянцев, Лопухов, Мартиросян – они выбраны по принципу подобия или, наоборот, контраста?

– Все они – художники XX века, но разных его периодов, и мне хотелось показать, как в разное время внутри этого столетия слышали эту музыку, что в нее вкладывали и как ее интерпретировали. Максим Мартиросян возглавлял Московское хореографическое училище, когда я там учился, и был большим мастером создания работ для детей. Номер «Танец с зонтиками» исполняют ученики Самарской хореографической школы, и он им очень полезен: музыка Шостаковича там мастерски расслышана и чрезвычайно талантливо учитывает специфику движений определенного возраста.

«Праздничный вальс» Лопухова – типичный образец классической бравурной, акробатической советской хореографии, отражавшей оптимизм своей эпохи. Таких вальсов было большое количество: Рубинштейна, Либлинга и самый известный – вальс Мошковского, который танцевали Пётр Гусев с Ольгой Лепешинской.

«Танец западной комсомолки и четырех спортсменов» Якобсона – единственный сохранившийся номер из оригинального «Золотого века». Он тоже очень хорошо демонстрирует дух своего времени, увлечение акробатикой, то, как акробатика пополняла лексический язык балета.

«Старая фотография» Брянцева – очень известный номер. Он впоследствии вошел в спектакль «Страница прошлого» в Кировском, ныне Мариинском, театре. К сожалению, сценическая жизнь этого балета оказалась недолгой, но сам номер закрепился в концертных программах разных театров и разных артистов. В частности, его замечательно танцевали Константин Заклинский и Ирина Чистякова.

Игоря Бельского нельзя было не взять в программу как создателя «Ленинградской симфонии» – наиболее значимого балета в его карьере, – но и «Трагическое скерцо» для меня очень важно. Это финал его творчества, кульминация его обращения к симфониям Шостаковича: от «Ленинградской симфонии» в Кировском театре через Десятую и Одиннадцатую в Малом оперном. «Трагическое скерцо» – последняя работа Бельского: он уже лежал в больнице, и постановку заканчивали по его указаниям.

– А в вашей собственной карьере были балеты Шостаковича?

– В мое время они почти не ставились. Я застал балет «Барышня и хулиган» незадолго до того, как он исчез со сцены, и детьми нас водили на генеральную репетицию балета «Золотой век», который Григорович ставил в Большом театре. Оригинальные балеты Шостаковича давно уже не шли, мой одноклассник Ратманский еще не подрос и не думал о балете «Светлый ручей», а другие хореографы стали активно браться за Шостаковича только позже. Хотя первые впечатления о Шостаковиче я получил именно в балетной школе, потому что мой педагог Пётр Пестов был очень музыкальным человеком и классе в третьем сделал для нас экзамен у станка целиком на музыку Шостаковича: прелюдии и «Фантастические танцы» очень легли ему на душу. Это был достаточно революционный шаг, потому что в младших классах такие монографические вещи никогда раньше не делались, и он, я помню, очень хорошо за это получил. Вот так мы впервые услышали музыку Шостаковича.

– Танцевали ли вы сами в каких-то номерах из нашей программы?

– Я танцевал «Праздничный вальс», благо мне позволяли самому пополнять свой репертуар.

– Сложно было?

– Сложно. В дуэтном танце XX века, как и в балетах XIX века, многое было утрачено, и теперь нам сложно выполнять какие-то вещи. Поэтому для современных танцовщиков такие номера – это большая школа. Дуэтному танцу сейчас учат в гораздо меньшем объеме, чем требовал виртуозный арсенал хореографов тех времен, и навыки в значительной мере потерялись, так что танцевать это было бы сложно не только артистам самарского театра.

– Но что вы лично ощущали как исполнитель?

– Радость и оптимизм!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22330
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 17, 2020 8:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020091704
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Махар Вазиев
Автор| Рамаз Чиаурели
Заголовок| «Мы нашли совершенно новые решения»
Руководитель балетной труппы Большого театра Махар Вазиев — в программе «Цели и средства»

Где опубликовано| © "Коммерсантъ FM" от 17.09.2020, 18:42
Дата публикации| 2020-09-17
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4494004
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

10 сентября состоялась внеплановая премьера 245 сезона Большого театра цикла одноактных балетов под названием «Четыре персонажа в поисках сюжета». Как проходил репетиционный процесс? И как родилась сама идея? Эти вопросы в рамках программы «Цели и средства» ведущий “Ъ FM” Рамаз Чиаурели обсудил с руководителем балетной труппы главного театра страны Махаром Вазиевым.



— Махар Хасанович, прежде всего вопрос, почему внеплановая премьера?

— Внеплановая потому, что у нас не планировался этот вечер, а он всплыл уже на волне той ситуации пандемии, в момент, когда мы находились именно в режиме самоизоляции. Конечно, мы переживали друг за друга, прежде всего за здоровье. Для нас, для людей, которые занимаются искусством танца и балетом, конечно, 2, 3, 4 месяца — это просто период потерь, который мы не можем потом компенсировать. И, конечно, тревоги, беспокойства нас бесконечно посещали. Но я хочу сказать, что с нашими друзьями, нашими партнерам мы все время созванивались, пытались найти какие-то решения, возможности, чтобы каким-то образом помочь нашим актерам. Вопрос заключался в том, чтобы придать актерам какой-то стимул, надежду, источник силы и веры, поскольку у всех планы нарушились, и никто не знал, что будет и как мы дальше будем жить.

— Если позволите, остановимся чуть подробнее на роли Олега Владимировича Дерипаски, поскольку ни для кого не секрет, что вообще роли меценатов и меценатства в России уже не одна сотня лет. Но чтобы представитель бизнеса принимал активное участие и содействовал именно на стадии замысла какого-то проекта, я, честно говоря, не могу сказать, что слышал часто. Что, кроме пандемии, сподвигло вас на рождение вот этого квартета?

— Мы говорим все же о наших друзьях, и если мы говорим конкретно об Олеге Владимировиче, нужно понимать, что он нас поддерживает и поддерживает Большой театр уже очень давно, и он это делает абсолютно системно и последовательно, это не какие-то разовые акции.

— Теперь немного о самом процессе, прежде всего репетиционном. Я вообще не понимаю, как можно репетировать в дистанционном формате — мы в театре отказались от дистанционных репетиций, а уж с балетом их проводить еще сложнее. Как вы нашли тот самый мостик, который связывал артистов, хореографов и руководство театра, чтобы создать единое целое, проект, который люди увидели 10, 11 и 13 сентября?

— Я вам могу без пафоса сказать: это прежде всего вера в этот проект. Конечно, я не скрываю и всегда говорю своим артистам, что для меня важен конечный результат, который мы выносим для зрителя на сцену. Но в этой ситуации не менее важное значение для меня имел этот репетиционный период. И более того, скажу, когда уже прилетели хореографы, когда они пришли в театр в первый день и выбирали актеров, то, конечно, было достаточно волнительно. Значение этого проекта в том, что он как раз дал актерам возможность объединиться и увлечься. И для нас это было очень важно. Это был момент, когда мы вновь объединили артистов под художественную идею. Для меня это был не менее важный момент, нежели наш, так сказать, итоговый, конечный результат. Вы абсолютно правы, конечно, это был достаточно сложный период, но мы должны помнить, что все же и по сей день мы в театр не впускаем людей, которые, так сказать, не соблюдают все рекомендации и правила Роспотребнадзора. В этом смысле мы были очень строги и продолжаем проявлять достаточную строгость, потому что проект проектом, но куда важнее здоровье людей.

— Как публика приняла премьеру?

— Замечательно, абсолютно замечательно.

— Знаю, что Большой театр всегда колоссальное количество времени и сил уделял гастрольной деятельности. В этом году, в этом сезоне явно она будет сокращена, если не отменена вовсе, учитывая те сложности и то замкнутое пространство, в котором все страны оказались из-за вполне объективных обстоятельств. Чему вы посвятите это время?

— Знаете, в этом смысле мы не исключение, мы уже отменили многие наши гастроли, например, в Америке. И в Японию должны были в ноябре гастролировать, но, к сожалению, вынуждены были тоже отменить, поскольку понимаем общую ситуацию. Конечно, мы подстраховываемся и, естественно, находим совершенно другие решения, и, значит, будем выступать дома.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22330
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 17, 2020 9:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020091705
Тема| Балет, Большой театр Беларуси, Персоналии, Людмила Хитрова
Автор| Юлиана Леонович
Заголовок| Как убрать конкурентку и что делать, если уронил партнер? Балерина Людмила Хитрова отвечает на вопросы о своей работе
Где опубликовано| © газета «Знамя юности» (Беларусь)
Дата публикации| 2020-09-17
Ссылка| https://www.sb.by/articles/lebedinaya-pesnya-balerina.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Лебединая песня
Как есть сладкое и не толстеть и почему все любят «Лебединое озеро»? На вопросы о своей профессии отвечает ведущий мастер сцены Большого театра оперы и балета Беларуси заслуженная артистка Людмила Хитрова.




1 Итак, хочу стать артистом балета. С чего начать?

– С цифр в паспорте. В балет нужно прийти максимум до десяти лет. Начинать позже – поздно. Сейчас профессионально заниматься балетом некоторые дети идут уже с пяти лет. Есть, конечно, исключения: звезды мирового уровня, которые пришли в профессию только в пятнадцать. Но таких один-два на несколько тысяч артистов. Я, к слову, рекомендую еще до поступления в хореографическое училище тренировать свое тело, быть гибким и иметь хорошую растяжку.

2 Как запомнить все движения?

– Этому учат с детства. Мне, например, сложно запомнить стихотворение, состоящее из трех четверостиший. Но выучить порядок движений в трехактном спектакле труда вообще не составляет. Это специфика профессии. Каждый день мы повторяем одни и те же комбинации, учим новые, опять их повторяем… Сейчас у меня в репертуаре около 20 спектаклей. С большего я помню все партии, но все равно перед выходом на сцену сначала нужно порепетировать. Тогда тело вспоминает движения очень быстро.

3 Что делать, если уронил партнер?

– Улыбаться и ни в коем случае не показывать зрителям свои истинные эмоции. Меня, слава богу, никогда не роняли. Но я была свидетельницей таких падений на спектаклях. Конечно, зрители все видят и понимают. Но все равно важно не терять лицо.

4 Мечта всех балерин – танцевать в «Лебедином озере»?

– Возможно. Но я, например, в 13 лет мечтала о партии Джульетты.

5 А хип-хоп станцевать можете?

– Считается, что артист балета может станцевать все что угодно. А вот современный танцовщик классику не станцует. Так что да, балерина при желании может освоить любое направление в хореографии. А вот артист, исполняющий хип-хоп, артистом балета вряд ли станет.

6 Балерины питаются воздухом?

– Это стереотип. Питание у нас разнообразное: любим и очень сладкое, и очень жирное. Я сладкоежка, не могу отказать себе в какой-нибудь калорийной вкусняшке. Каждый день в моем рационе есть что-то сахаросодержащее, но я контролирую его количество. В остальном стараюсь придерживаться правильного питания. Это отражается не только на моей фигуре, мне просто так нравится. Люблю полезные продукты, от которых легко, хорошо и комфортно.

7 Фотки в шпагате собирают больше лайков, чем все остальные?

– У меня нет. На фотографии в Instagram, которая установила рекорд по лайкам, я просто красиво стою под осенним кленовым деревом. На пуантах, но не в шпагате. Думаю, хорошей растяжкой сейчас мало кого удивишь.

8 Дома слушаете только классическую музыку?

– Нет. Хотя я люблю классику и рада, что ее так много в моей жизни. Но в последнее время предпочитаю тишину. Иногда хочется просто побыть наедине с собой. А чтобы переключиться с работы на дела домашние, включаю в машине любую из современных радиостанций.

9 Почему самый известный балет – «Лебединое озеро»?

– Это наиболее классический спектакль из всего балетного репертуара. Поэтому он самый популярный и самый кассовый. Благодаря «Лебединому озеру» русский (а если брать шире – советский) балет знают во всем мире. Когда артисты советского театра выезжали на гастроли, они всегда танцевали «Лебединое озеро». Думаю, чудесная музыка Чайковского тоже сыграла не последнюю роль.

10 Как выкрутиться, если во время спектакля забыл движения?

– Главное – не подавать вида. Движения знают только твои коллеги и те, кто очень хорошо разбирается в балете. Поэтому нужно просто продолжать танцевать дальше с улыбкой или печальным лицом – в зависимости от того, что требуется по сюжету. Тело быстро все вспомнит, это называется мышечной памятью. У меня такого, кстати, ни разу не было. Сны снились, бывало. Но в реальной жизни на сцене движения не забывала.

11 Пальцы болят после спектакля?

– Конечно. И не только пальцы. Сразу после выступления ничего не болит: слишком много адреналина, ты весь на эмоциях и о теле вообще не думаешь. Боль появляется утром. После классики могут ныть только пальцы, которые все время были напряжены в пуантах. А после современного спектакля могут болеть и спина, и шея, и ягодицы. Разве что уши никогда не болят.

12 Почему балерины так рано уходят на пенсию?

– Потому что в основе нашей работы – ежедневные физические упражнения. Тело старится, увы, и с этим ничего не поделаешь. Это умственной работой можно заниматься и в 70, и в 80 лет. А танцевать в таком возрасте уже не будешь. После выхода на пенсию можно стать педагогом. Но многие выбирают совершенно иные специальности, не связанные с хореографией.

13 Как убрать конкурентку?

– Стать лучше. Нужно постоянно работать над собой, тогда она сама по себе уйдет в тень.

14 Раздражают звонящие телефоны?

– Лично я, когда танцую, слышу в первую очередь музыку, аплодисменты. Но есть сцены (например, когда Жизель теряет рассудок и сходит с ума), которые танцуются в полной тишине. И вот представьте: у вас внутри буря эмоций, а у кого-то в партере звонит телефон… В этой ситуации нужно обязательно слушать себя, свой внутренний голос и ни в коем случае не показывать, что тебе что-то не нравится. Звонящие телефоны – это в первую очередь вопрос уважения зрителя к артистам.

15 В жизни все так же, как в «Черном лебеде»?

– Нет. Мне вообще не нравится этот фильм. Это полностью художественный вымысел, ничего документального я там не увидела. Его можно просто посмотреть и… забыть.

ЛЮДМИЛА ХИТРОВА

Заслуженная артистка Беларуси. Родилась в Караганде (Казахстан), в пятилетнем возрасте переехала с родителями в Нижний Новгород (Россия). В 2006 году окончила Нижегородское хореографическое училище, в 17 лет стала солисткой Красноярского государственного театра оперы и балета. В труппе Большого театра Беларуси – с 2008 года. В 2018-м получила звание заслуженной артистки Беларуси.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22330
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2020 4:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020091801
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Брайан Ариас, Симоне Валастро, Димо Милев, Мартин Шекс, Светлана Захарова, Екатерина Крысанова, Ольга Смирнова, Владислав Лантратов, Мария Виноградова, Игорь Цвирко, Никита Капустин,
Автор| Ирина Удянская
Заголовок| Внезапная премьера: Большой открыл сезон современным балетом
Директор труппы Махар Вазиев сумел привезти в Москву иностранных хореографов в разгар карантина

Где опубликовано| © Известия
Дата публикации| 2020-09-18
Ссылка| https://iz.ru/1062329/irina-udianskaia/vnezapnaia-premera-bolshoi-otkryl-sezon-sovremennym-baletom
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

10, 11 и 13 сентября Большой театр открыл сезон на Новой сцене балетом, поставленным четырьмя иностранными хореографами. Им удалось приехать в Москву в разгар карантина. В программе «Четыре персонажа в поисках сюжета» участвуют все звезды театра, включая Светлану Захарову, Ольгу Смирнову и Екатерину Крысанову. Для вечера современной хореографии это необычно. Театральная сенсация произошла благодаря творческой смелости руководителя балетной труппы Махара Вазиева и поддержке генерального спонсора Большого — компании «Ингосстрах» и лично Олега Дерипаски.

Стимул и надежда

Самое лучшее в жизни балетного артиста — это время, проведенное в репетиционном зале с хореографом, уверен Махар Вазиев. Тогда, по его словам, «создается что-то совершенно новое». Карантин проходил сложно, никто не работал и не понимал, откроется ли сезон. Нужно было увлечь артистов, дать им стимул, энергию и надежду.

Директор балетной труппы Большого начал изучать видео с работами молодых хореографов и выбрал четырех: итальянца Симоне Валастро, который больше 20 лет танцевал в Парижской опере, француза Мартина Шекса, живущего и работающего в Дюссельдорфе, болгарина Димо Милева и педагога-репетитора Нидерландского театра танца, пуэрториканца и гражданина США Брайана Ариаса из Швейцарии. Эту команду удалось привезти в Москву благодаря поддержке правительства, компании «Ингосстрах» и Олега Дерипаски.

— После звонка Махара Вазиева, который предложил мне поставить балет в Большом театре, я примерно в течение месяца ждал получения визы и не был слишком уверен в положительном результате, — вспоминает Симоне Валастро. — Но потом всё завертелось гораздо быстрее — мы прилетели в Москву, когда все обычные рейсы были отменены. Удивительное приключение. Я чувствовал себя Золушкой, спешащей на бал на частном самолете вместо кареты-тыквы. Всё это время я не мог избавиться от ощущения нереальности происходящего, и даже сейчас, похоже, не до конца осознал, что случилось.

Первые шаги в Большом

Перед включением иностранцев в труппу Большой принял меры предосторожности, рекомендованные Роспотребнадзором: хореографы прошли тест на коронавирус и провели две недели на карантине.

В то время в Большом работало лишь около 40 артистов, вызванных для участия в гастролях в Херсонесе. Остальные ушли в отпуск. Это облегчило хореографам выбор.

— Мне повезло увидеть сначала только часть труппы Большого театра, — признается Мартин Шекс. — Если бы мне сразу представили 230 танцовщиков, я бы, наверное, до сих пор выбирал.

Махар Вазиев предоставил им полную свободу в подборе темы, идеи, музыки и исполнителей. Хореографы часами наблюдали за артистами во время балетного класса, отмечали способных людей из кордебалета, а потом репетировали с ними в зале.

Мартин Шекс рискнул пригласить в свой балет главную звезду труппы — Светлану Захарову. Она работала с самоотдачей и удовольствием. Некоторые из ведущих солистов, например Игорь Цвирко, Мария Виноградова, Маргарита Шрайнер, разрывались между четырьмя хореографами и репетировали по 8 часов в день. Прима-балерину Ольгу Смирнову Симоне Валастро ждал из отпуска, и в итоге она блестяще выступила в его балете «Всего лишь».

Махару Вазиеву было важно, чтобы хореографы обладали своим стилем и танцевальным языком.

— Кто-то из них использует пуанты, кто-то нет, кто-то работает в классической технике, кто-то — в более свободной. Все они совершенно разные. Моя идея заключалась в том, чтобы у артистов было разнообразие возможностей.

Море волнуется

Сначала со всеми хореографами обговаривали формат небольшого 15-минутного балета без масштабных декораций и кордебалета. Только «Девятый вал» Брайана Ариаса стал исключением: он идет час, и в нем занято 40 исполнителей. Балет вдохновлен картинами Ивана Айвазовского, по мотивам которых создана видеопроекция на заднике, а также музыкой Михаила Глинки и Николая Римского-Корсакова (фрагменты из «Садко» и «Шахерезады»).

Артисты в костюмах синих и голубых тонов рассыпаются по сцене, перетекают в гармоничные группы, имитируют морской прибой, вторя мелодичным музыкальным переливам. Балет идет под живую музыку, дирижер-постановщик — Павел Клиничев.

Ариас виртуозно работает с большой группой танцовщиков. Их волнообразные перемещения и перестроения завораживают, хотя ритм иногда проседает и то, что казалось кульминацией, «девятым валом», плавно перетекает в новый эпизод и рассыпается о берег «четвертой стены» зрительного зала мелкими брызгами отдельных движений.

В этой морской пучине попадаются и жемчужины: проникновенный дуэт в исполнении Екатерины Крысановой и Владислава Лантратова или соло Евгении Образцовой, классической примы, которая явно наслаждается этим музыкально-танцевальным половодьем.

Балетная «Песнь песней»

Выпускник балетной Академии театра Ла Скала и экс-танцовщик Парижской оперы Симоне Валастро поставил для труппы Большого самую головоломную, технически совершенную и энергетически емкую вещь — балет «Всего лишь» на музыку Дэвида Лэнга, гипнотический саундтрек к фильму «Вечная молодость» Паоло Соррентино.

— Я прямо влюбился в эту прекрасную музыку, она вдохновлена «Песнью песней» царя Соломона, едва ли не единственным библейским текстом, повествующем об эротической стороне любви между мужчиной и женщиной, — рассказывает хореограф. — Это набор стихов, где герои описывают части тела друг друга. Композитор Дэвид Лэнг несколько смягчил текст, переписал его, и в результате там появилось множество моментов, когда танцевальное искусство встречается с искусством слова и благодаря этому композиция начинает играть новыми красками, становясь более выразительной.

На фоне декорации в стиле киберпанк с четырьмя большими пропеллерами на заднике, которые то погружаются во тьму, то заливаются ярким светом, пять танцовщиков в костюмах телесного цвета транслируют в зал таинство любви со всей ее хрупкостью, чувственностью и нервным надломом.

15 минут напряженной, бьющей через край, пульсирующей энергии обрывается беззвучным мунковским криком на гигантской видеопроекции с главной героиней, и сцена проваливается в темноту.

Угасание чувств

Камерную и поэтичную балетную зарисовку «Угасание» на фортепианную музыку Энрике Гранадоса поставил для Большого театра болгарин Димо Милев. Он танцевал в «Молодом балете Франции» и труппе Начо Дуато, прошел суровую школу Иржи Килиана и Матса Эка и в последние годы работал репетитором в NDT.

Бессюжетное и метафоричное «Угасание» основано на реальных событиях из жизни композитора Энрике Гранадоса. Он всю жизнь суеверно боялся морских путешествий. Во время Первой мировой войны Гранадос возвращался из Америки в Европу на корабле после премьеры своей оперы. Судно атаковали немцы, жена упала за борт, он бросился ее спасать и погиб.

В интерпретации Димо Милева эта история выглядит не душераздирающей и страшной, но деликатно повествующей о близости и печали. Весь балет проникнут нежностью, интимностью и меланхолией, психологически точно переданной солистами (Екатерина Крысанова, Владислав Лантратов, Мария Виноградова, Игорь Цвирко, Никита Капустин, Нина Бирюкова и др.). Их объятия, бережные поддержки, скольжения по полу, обводки и перехваты, превращающие танцовщиков в «тела без костей», разворачивают перед зрителями картину тихой, неслышной и невидимой человеческой трагедии.

Рефлексия на тему карантина

Самой классической постановкой вечера стал балет Silentium на музыку Арво Пярта — рефлексия хореографа Мартина Шекса на тему карантина и вынужденной самоизоляции, мира, погружающегося в состояние неуверенности, нестабильности и размытости основ.

Балерины то и дело теряют равновесие, опираясь на партнера, — метафора того, что любовь и близость — единственное, что спасает в эпоху перемен. Танцовщицы на пуантах осторожно приседают, пробуя новые движения, новые способы существования. Цикличная музыка концерта Арво Пярта Silentium напоминает медитацию, погружение. Пять пар солистов будто накрыты гигантским белым бубликом-трубой (сценография — Томас Мика) и существуют в замкнутом, герметичном пространстве.

Мартин Шекс был поражен, когда уже в России обнаружил, что стихотворение Федора Тютчева Silentium поднимает ту же тему существования в молчании, изоляции и кризисе.

— Мне хотелось выразить то, что недавно случилось с каждым из нас, что мы пережили как человечество, — рассказывает хореограф. — Мне нужно было излить душу, изобразить свои чувства. Сама музыка настолько глубокая и могущественная, что требует к себе особого отношения. К ней нельзя относиться просто как к фону, нужно ей соответствовать. Музыка стала отправной точкой для балета. Потом пришла идея одного героя, который проживал бы эту музыку, но я и представить не мог, что смогу работать со Светланой Захаровой. Она сама придает и глубину, и метафизичность моей героине, которая проходит свой путь инициации.

Балеты молодых хореографов могут нравиться или не нравиться в силу субъективности восприятия, но надо признать, что и руководитель балетной труппы Большого Махар Вазиев, и сами артисты справились с вызовами времени и сумели удивить.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22330
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2020 5:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020091802
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Махар Вазиев
Автор| корр.
Заголовок| Махар Вазиев: «Не думаю, что сейчас много трупп в мире, которые могут реализовать настолько насыщенный сезон, как в Большом»
Где опубликовано| © BFM.ru
Дата публикации| 2020-09-18
Ссылка| https://www.bfm.ru/news/453442
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

По его словам, этот сезон можно было бы даже распределить на три-четыре сезона

Большой театр открыл новый сезон внеплановой премьерой «Четыре персонажа в поисках сюжета». Это серия одноактных балетов зарубежных молодых хореографов: «Девятый Вал» Брайана Ариеса, «Всего лишь» Симоне Валастро, «Угасание» Димо Милева и «Тишина» Мартина Шекса. В постановке заняты ведущие артисты труппы — Светлана Захарова, Екатерина Крысанова, Артемий Беляков, Владислав Лантратов. Об этой премьере и о том, как шла подготовка к ней, рассказал руководитель балетной труппы Большого театра Махар Вазиев.

Вы открыли новый сезон в Большом премьерной постановкой «Четыре персонажа в поисках сюжета». Как и когда родилась идея этой постановки?

Махар Вазиев:
Это все происходило на волне пандемии, когда мы все оказались в изоляции. Многие моменты в жизни мы стали пересматривать. В принципе, в таких сложных ситуациях люди вынужденно или нет обращаются к тому, чем они занимались и что они делали. Первое: было важно, чтобы все были здоровы — банально звучит, но ценности не меняются. А дальше, поскольку наша специфика, я имею в виду артистов балета, достаточно уязвима, нам были необходимы условия, чтобы хотя бы минимально поддерживать форму. Мы не знали, сколько все это будет длиться и было, конечно, очень тревожно. Встал вопрос, что делать дальше, как поддержать актеров, дать им силу, импульс. Мы очень часто перезванивались с Олегом Владимировичем Дерипаской и Роман Аркадьевич Абрамович нас тоже очень поддерживал в этом смысле: делал нам предложения, чтобы труппа имела возможность поддерживать свою форму. Ведь потеря четырех месяцев для артистов балета — это огромные сроки и их мы вряд ли компенсируем. Да, мы возвратились к форме, но тот период мы упустили. Олег Владимирович как-то в разговоре сказал, что надо же что-то делать и я ответил, что да, надо, но пока непонятно, что. И на каком-то этапе мы подумали, что в мире многие труппы до сегодняшнего момента еще не работают. Поэтому мы решили обратиться к нашим друзьям и выяснить, кто свободен в данный момент. Я попросил, чтобы мне прислали список молодых хореографов, которые сейчас ничего не делают. Мне прислали восемь-девять хореографов и их работы, и я начал все это отсматривать. Выбрал четверых и дальше Олегу Владимировичу сказал, что выбрать-то я их выбрал, но не представляю, что и как мы с ними может сделать. Он ответил: «если надо — сделаем». Не только финансовыми средствами он нам тогда помог, но и обеспечил организационную сторону их приезда, согласования с Роспотребнадзором, с МИДом. Нам также очень помогла Татьяна Алексеевна Голикова. Все это было в рамках соблюдения всех рекомендаций Роспотребнадзора. Олег Владимирович просто сделал то, что я даже не мог себе представить, все эти хореографы прилетели в Москву. У нас кстати, был отпускной период в момент, когда они прилетели.

А когда это случилось?

Махар Вазиев:
Они пришли в театр 14 июля. Они прилетели раньше, потому что проходили тесты несколько раз. Часть артистов, с которыми я лично разговаривал по телефону, предложив им начать новые работы, откликнулись очень эмоционально, с большим желанием. Мне после премьеры позвонила Светлана Захарова — наша всемирно известная звезда и поблагодарила за то, что мы их всех так объединили. Она говорит, «мы даже не представляли, как бы мы вышли обратно после отпуска и постепенно начали бы готовиться к текущему репертуару. Это было бы очень долго. А те работы, которые вы организовали, нас настолько объединили и дали нам такую силу. Мы увлеклись и забыли о том, что было в прошлом».

Сам факт, что мы открыли сезон четырьмя новыми мировыми премьерами — это, конечно, огромное счастье. Но еще большее удовольствие и радость заключаются в том, что в тяжелейшей ситуации мы этими работами дали актерам силу энергию и надежду.

Может быть, вы уже запланировали вместе с Олегом Дерипаской что-то на будущее — ближайшее или не очень ?

Махар Вазиев:
Вы хотите, чтобы я вам все секреты рассказал? Мы запланировали, но мне кажется, что сейчас преждевременно об этом говорить.

Если возвращаться к постановке «Четыре персонажа в поисках сюжета», то как вы отбирали артистов для этого спектакля?

Махар Вазиев:
Артистов отбирали хореографы и никакого нажима с моей стороны на них не было. Когда речь идет о новой работе, а тем более о современной работе, я всегда достаточно корректно себя виду, понимая общую задачу и даю возможность именно хореографу найти небольшую группу артистов, с которыми он пришел к общему художественному знаменателю. Мы начали подготовку в тот период, когда сезон еще не начался. В разгаре сезона это делать гораздо сложнее, потому что когда мы обеспечиваем репертуар на двух сценах — это трудоемкая работа. В этом смысле период подготовки четырех новых работ был счастливым и для хореографов, и для артистов, потому что кроме этих работы они не были заняты ни в чем.

А в чем новаторство этой необычной постановки?

Махар Вазиев:
Новаторство в этом смысле я бы применил к самой организации работы в этот период. Я не представляю вообще, оглядываясь назад, как нам все это удалось. Что касается самого вечера, то давайте откровенно: я что-то не помню, чтобы в театре показывали вечер современной хореографии сразу с четырьмя новыми работами, с четырьмя хореографами. Во всяком случае, в России. И за последние 30-40 лет я не знаю, чтобы на сцене Большого театра прошел вечер современной хореографии с западными хореографами в таком формате.

Как же все-таки проходили репетиции в условиях пандемии?

Махар Вазиев:
Естественно, мы перестраховывались насколько это было в наших силах. Вначале, когда артисты возвратились в театр после такого напряженного периода, была тревожность. И даже сегодня я не могу сказать, что мы уверенны и расслабились: нет, конечно. Мы стараемся максимально напоминать всем о соблюдении правил.

Вот эти четыре хореографа, которые участвовали в постановке, планируете ли вы с ними продолжать сотрудничество?

Махар Вазиев:
С некоторыми мы будем заключать контракты на следующие работы, так что это не разовая акция. Также я могу сказать, что тот вечер, который мы сейчас показали, состоится еще в начале декабря, в конце января: я уже это поставил в репертуар. Мы уже выпустили четыре новые работы. В декабре мы выпускаем три новые работы, которые, правда, мы должны были выпустить в марте. Дальше весной мы выпускаем новый двухактный балет и завершаем сезон совершенно новым балетом «Чайка», тоже двухактным в четырех картинах.

Я не думаю, что сейчас много трупп в мире, которые могут похвалиться или просто реализовать подобный сезон. При этом мы должны помнить, что у нас две сцены, и мы обеспечиваем их своими спектаклями — и оперными, и балетными. Это колоссальная работа и я считаю, что сезон наш предстоящий будет очень насыщенным. Мне кажется, что этот сезон можно было бы даже распределить на три-четыре сезона.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22330
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2020 6:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020091803
Тема| Балет, Татарский академический государственный театр оперы и балета имени Мусы Джалиля, Премьера, Персоналии, ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ
Автор| Роман Володченков
Заголовок| ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ:
НАДО ЖИТЬ! ОСТАЛЬНОЕ ПРИЛОЖИТСЯ…

Где опубликовано| © Журнал Музыкальная жизнь
Дата публикации| 2020-09-18
Ссылка| http://muzlifemagazine.ru/vladimir-vasilev-nado-zhit-ostalno/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

На сцене Татарского академического государственного театра оперы и балета имени Мусы Джалиля 5 и 6 сентября состоялась мировая премьера спектакля Владимира Васильева «И воссияет вечный свет» на «Реквием» В.А. Моцарта для солистов, хора, кордебалета и оркестра. Это событие всколыхнуло успевшую за время пандемии поостынуть творческую жизнь Казани, вернуло многих ее артистов к сценической деятельности, подарило зрителям реальную надежду на возвращение «живого» театрального процесса. То, что премьера состоялась и прошла на самом высоком уровне – заслуга руководства Татарского театра и всех его служб, сумевших соблюсти все ограничительные меры и создать комфортную атмосферу для своей публики. В главной роли на премьере спектакля выступил его вдохновитель и постановщик – народный артист СССР, хореограф, режиссер и художник Владимир Васильев. В этом году он отмечает значительный юбилей своей жизни, к чему и была приурочена мировая премьера в республиканской столице.

Владимир Васильев (ВВ) рассказал Роману Володченкову (РВ) о замысле моцартовского спектакля, постановочной команде и особенностях творческого процесса.

РВ Владимир Викторович, Вы человек необычайной творческой активности, личность многогранная. Почему-то уверен, что коронавирус никак не повлиял на Вас как художника, ищущего и находящего новые идеи для своих проектов. Чем Вы занимались во время пандемии, и повлияла ли она на замысел Вашего нового спектакля в Казани?

ВВ Период самоизоляции лично для меня оказался невероятно плодотворным в моем живописном творчестве. Я каждый день писал красками, поэтому появилось большое множество новых акварелей. Мы даже думали сделать специальную выставку и назвать ее «Пандемическая весна». Слава Богу, появилось много времени перечитать то, что давно хотелось, прочесть что-то новое, посмотреть интересные познавательные и исторические ТВ программы. И, конечно, я размышлял о своем новом спектакле, который был отодвинут коронавирусом. Ведь хореографически и режиссерски спектакль был практически поставлен уже к апрелю. Но неожиданно появилось дополнительное время, чтобы подготовить живописную графику, еще раз просмотреть записи репетиций – в процессе рождались какие-то новые режиссерские идеи. В то же время сложность заключалась в том, что труппа не могла репетировать все эти месяцы, и была опасность, что придется начинать заново. Но, к счастью, и дирижер, и хормейстер, и педагоги-репетиторы балета театра сделали все необходимое, чтобы к моему приезду все было готово в том виде, как было поставлено еще в январе и феврале. Артисты соскучились по работе – это тоже создавало необходимое творческое состояние для такого спектакля.

РВ Ваш спектакль на «Реквием» В.А. Моцарта отчасти можно назвать автобиографическим, хотя его главная идея – это посвящение выдающимся мастерам, чье творчество оставило вечный свет на нашей земле. Чего больше в Вашем спектакле: воспоминаний, философии, открытых посланий современникам?



ВВ Этот спектакль для меня – плод размышлений многих прожитых лет о творчестве, о предназначении творца. О его муках и радостях, о неудовлетворенности собственным творчеством, о вечных поисках лучшего, о красоте и гармонии в искусстве. Это жило и живет также и во мне самом. Мне кажется, что все это есть и в музыке всего Реквиема Моцарта. Для того, кто хорошо знает музыку всего этого великого творения, в ней не только, а может быть и не столько прощание с миром. В нем Художник делится с миром всем своим прожитым, своим животворящим сердцем, душой. Для меня – это звучит как исповедь Мастера. Здесь и воспоминания ушедшей «шумной и бурной» юности, мятежность зрелых лет, горечь потерь и разочарований, мольба дать силы и время, чтобы найти свой идеал, исполнить свое предназначение. В нем – прожитая жизнь человека творящего. Но не останавливающегося, не пришедшего к итогу и не смиряющегося с концом. Поэтому в финале моего спектакля звучит жизнеутверждающая Аллилуйя и слова: «Надо жить! Остальное приложится…». Все это, что мне слышится в этой гениальной музыке, я и старался сделать визуальным и понятным для зрителя в своем спектакле.

РВ Когда Вы начинали ставить «И воссияет вечный свет», что для Вас как постановщика было важнее – содержание и форма спектакля или сам творческий процесс?

ВВ Творческий процесс для любого настоящего художника – это жизненная необходимость, воздух, без которого жизнь вообще невозможна. Это – состояние души, как бы банально не звучали эти слова. А гармоничное слияние содержания и формы – цель, к которой этот процесс направлен. Во всяком случае, для меня.

РВ Расскажите о постановочной команде этого спектакля. Насколько каждый из них – художник, музыкальный руководитель, хормейстер… – смог повлиять на задуманное Вами сценическое произведение?



ВВ Когда Виктор Герасименко – художник-постановщик этого спектакля, принес мне макет его сценического оформления, я понял, что время на поиски конструкций, архитектуры, места действия, которые обычно мучают постановщиков в самом начале работы, можно дальше не тратить. Макет был превосходен. Все было ясно, понятно, графически точно. И давало возможность использовать живопись и рисунки, которые были необходимы для образа героя, творящего в различных видах искусства. И что самое ценное для меня, мы с Виктором думали и представляли течение происходящего на сцене почти одинаково. Мы дышали в унисон, и поэтому понимали друг друга с полуслова. Хормейстер Любовь Дразнина – ярчайший пример профессионализма, стала для меня подарком судьбы. Мне всегда было радостно и легко работать с ней от полного взаимного понимания того, что хотелось передать в самых различных нюансах. Мы начинали работать над спектаклем с итальянским дирижером Марко Боэми. Но пандемия внесла свои коррективы. И за дирижерский пульт встал Ренат Салаватов. Ему я хотел сказать отдельное спасибо. Расстояние между оркестром и хором на протяжении всего спектакля было таким большим, что поначалу казалось невозможным полное слияние его с оркестром. Но Ренату Салаватовичу удалось практически невозможное. Эрик Исламов – еще один участник группы постановщиков. Художник-видеоинженер, с которым несколько месяцев я провел за рабочим столом перед экраном, составляя единую партитуру проекций для декораций в компьютерной графике. Они должны были дать визуальное живописное дыхание для Реквиема. Художнику по свету Айвару Салихову тоже было непросто: нужно было создать такую световую партитуру, чтобы показать живых героев, сохранив при этом живописность общей картины сцены. Вообще меня не покидает главное ощущение от уже сделанного: мы – все участники спектакля дышали Моцартом. И благодаря этому стали единым целым, в котором важно все, и нет ничего второстепенного.

РВ На сколько высока ответственность у художника, берущегося за постановку такого гениального масштабного произведения, как «Реквием» В.А. Моцарта?

ВВ Ответственность художника перед слушателем и зрителем всегда велика. Когда речь идет о зрелищной постановке таких величайших творений человечества, как Реквием Моцарта и симинорная месса Баха – она особая, конечно. Задача – не разрушить созданной композитором силы и направленности эмоционального воздействия на слушателя. Зрительное воздействие в музыкальном театре должно всегда подчиняться, прежде всего, музыке.

РВ Вы не в первый раз встречаетесь в работе с артистами Театра имени Мусы Джалиля. Что отличает этот коллектив? Какими качествами обладают его оперная и балетная труппы?

ВВ Это – моя третья встреча с театром М. Джалиля. В его репертуаре до сих пор балет «Анюта» на музыку В. Гаврилина, спектакль «Даруй нам мир» на Мессу си минор И.С. Баха и этот третий спектакль на Реквием В.А. Моцарта. И все три работы – счастливые дни в моей жизни. Почему? Потому что в этот период, мне кажется, весь коллектив театра, и творческий, и административный, и технический, любил меня не меньше, чем я его. Мы нуждались друг в друге, и дополняли друг друга, и верили друг другу.

РВ В чем секрет неугасаемой увлеченности искусством Владимира Васильева, которому удается полноценно реализовываться в хореографии, режиссуре, живописи и поэзии?

ВВ Ответ простой – неуспокоенность и неудовлетворенность собственным творчеством. Непреходящее восхищение красотой и гармонией мира, природы, духа. И желание поделиться этим с окружающими.

ФОТО: ПРЕСС-СЛУЖБА ТАТАРСКОГО ТЕАТРА ОПЕРЫ И БАЛЕТА ИМ. М. ДЖАЛИЛЯ
=====================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22330
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2020 10:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020091804
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Светлана Захарова
Автор| Беседовала Дженнет Арльт
Заголовок| Светлана Захарова: «Ты сегодня молодец, но завтра нужно поставить новую планку»
Где опубликовано| © канал Культура
Дата публикации| 2020-09-18
Ссылка| https://tvkultura.ru/article/show/article_id/368289
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



19 сентября в эфире телеканала «Россия-Культура» стартует второй сезон проекта «Большие и маленькие». За этот год передача стала еще зрелищнее и масштабнее, увеличилось количество участников. Ведущая проекта — народная артистка России, звезда мирового балета, прима-балерина Большого театра, этуаль театра Ла Скала Светлана Захарова. В преддверии нового сезона в своем эксклюзивном интервью нашему корреспонденту Светлана рассказала о том, каким был её путь к сцене, поделилась советами, как мотивировать ребенка на успех и в чем главные особенности «Больших и маленьких» в этом году.



Дженнет Арльт: Светлана, всего несколько дней прошло, как после долгого перерыва начались спектакли в Большом театре. Расскажите, как Вы проводили время на карантине, как поддерживали себя в форме?

Светлана Захарова:
Как и все артисты, я была в полной изоляции, возможности приходить в театр не было. Со всей семьей мы переехали жить за город, в доме есть небольшой зал с балетным станком и зеркалами. Условия для занятий у меня были, так что я не позволяла себе расслабляться, старалась соблюдать режим и каждый день занималась по три часа, чтобы быть готовой в любой момент вернуться к нормальному репетиционному процессу. Первый месяц занималась одна, а потом были организованы классы с педагогами Большого театра по ZOOM. Но этой нагрузки для профессиональной балерины было, конечно, недостаточно. Основная работа — репетиция и спектакли — и этого мы все были лишены. Периодически мы с моим любимым педагогом Людмилой Ивановной Семенякой встречались онлайн, отрабатывали технику на пальцах, вращения, прыжки, вариации из балетов, пытались таким образом репетировать.

Страх потерять форму был настолько силен, что всё, что можно было делать в домашних условиях, я максимально использовала: утренний класс, репетиции онлайн, занятия с педагогом, плюс я добавила пилатес, занятия с фитболом.

Благодаря карантину, наконец-то появилась возможность побыть всей семьей вместе. Никому не нужно было никуда ехать, провожать, встречать, ждать. За 11 лет существования нашей семьи такое случилось впервые. Это было прекрасное время, и я даже по нему немного теперь скучаю. Мы посадили сад — плодовые и хвойные деревья, разбили целый розарий. Теперь всё цветет, и я надеюсь, что через несколько лет будут первые плоды.

Д. А.: Будете ли Вы в будущем использовать этот опыт онлайн-репетиций? Ведь так можно заниматься с педагогами в любой точке мира или даже ставить спектакли.

С. З.:
Нет, ни в коем случае! Это был вынужденный опыт, не более. В будущем мне бы не хотелось к нему возвращаться. В нашей профессии, именно в хореографическом искусстве, артисту необходимо живое присутствие педагога или хореографа. У нас идёт общение, живой диалог. Через камеру всего не заметишь и не увидишь, должен быть обзор со всех углов и сторон... Это нереально, да и не нужно.

Д. А.: В детстве Вы занимались многими видами спорта: спортивной и художественной гимнастикой, плаванием, но в результате остались только танцы. Почему?

С. З.:
Мама меня записывала во всевозможные секции, это не потому, что я так любила спорт (смеется). Так было принято во времена моего детства.

Моя мама была хореографом, она руководила большим детским коллективом. Но привела меня не в свой коллектив, а в ансамбль народного танца. Я пришла туда после гимнастики и то, что делала я, другие не могли. Я ходила на танцы, а мама продолжала мечтать о балете. И однажды сказала, что мы едем в Киев, поступать в хореографическое училище. Без всякой надежды мы вдвоём поехали на вступительные экзамены. Я поступила сразу, и с этого момента жизнь моя и всей семьи поменялась. Я уехала учиться в Киев, где проживала в интернате с другими учениками.

Д. А.: Это не было травмой для Вас?

С. З.:
Когда ты ребенок, ты воспринимаешь все как-то по-другому. Думаю, маме было ещё труднее. Она приезжала на выходные, мы проводили вместе пару дней и каждый раз, когда она уезжала, мы обе плакали. Потом, когда я стала постарше, уже освоилась, привыкла. Но это не было травмой, это была школа жизни, школа выживания. В интернате, в детском учреждении (особенно если это связано с профессиональным обучением) свои законы, как маленькое государство. Конечно, я очень благодарна этому опыту! В 10 лет я стала самостоятельной, научилась за собой ухаживать, следить за собой. Научилась осознанности: сама несла ответственность, сделала уроки или нет, пошла в школу или прогуляла. В 10 лет надо было повзрослеть, пройти школу жизни. Но должна сказать, мне повезло, у нас был очень дружный класс, мы дружили, помогали друг другу. Наши одноклассницы-киевлянки приглашали нас на выходные в гости домой, мы гуляли, общались, находились в домашней атмосфере, ели домашнюю еду, это все было очень ценно. Особенно когда мы стали постарше, мы друг друга поддерживали, радовались и переживали вместе. И праздники, и разочарования — всё было вместе. Я вспоминаю это время с теплом.


Д. А.: Однажды Вы рассказывали, что педагоги занижали ученикам оценки, чтобы те не расслаблялись. Сегодня же в педагогике принято ребенка хвалить даже за самые незначительные/начальные результаты. Вам какая система ближе?

С. З.:
До сих пор некоторые педагоги используют этот метод, когда говорят ученику: «ты бездарь, хуже тебя никого нет». Мне кажется, это очень давит на психику. Конечно, истина посредине. Все время ругать нельзя, и захваливать тоже. Но поддерживать и вселять уверенность нужно. Ошибки и замечания указывать надо непременно, вовремя подбодрить, похвалить, но и пожурить тоже: «Ты сегодня молодец, но на завтра нужно поставить новую планку, новую цель».


Д. А.: В Вашей биографии часто встречается слово «первая». Первая студентка, которую взяли в Вагановское училище сразу на второй курс. Первая танцовщица, которая в столь юном возрасте танцевала «Жизель» в Мариинке. Первая иностранка, которая удостоилась звания этуали театра Ла Скала. Первая российская балерина, выступавшая после после смерти Нуриева в Парижской опере. Стремление быть первой — от педагогов или это зашито в характере?

С. З.:
По сути, моей целью это не было, и сейчас я об этом не думаю. Просто ставлю задачу максимум. Никогда не халтурю и не терплю непрофессионализм. Но я хочу добавить кое-что важное. Легче одержать победу, чем удержать достигнутое, и еще сложнее — перешагнуть планку и идти дальше. Когда артисту кажется, что он уже всего достиг, начинается стагнация. Докарабкаться до вершины в нашей профессии легче, чем там удержаться, а уж тем более совершенствоваться и идти к ещё большему результату. И сейчас я в первую очередь забываю об успехе вчерашнего дня и думаю о том, как дальше развивать себя. Сегодняшний день прошел и мой спектакль остался в памяти многих людей, но с опытом я понимаю, что он исчезает из наших воспоминаний и завтра нужно тех же зрителей снова удивить. И я, таким образом, не даю себе расслабиться.

Д. А.: Все-таки вот эта соревновательность, сравнение себя если не с коллегами, то хотя бы с самим собой вчерашним — это то, что толкает человека вперед, заставляет развиваться. Но при этом в проекте «Большие и маленькие» эта состязательная функция отсутствует. Почему? Какие задачи были у проекта?

С. З.:
В проекте «Большие и маленькие» принимают участие дети из непрофессиональных хореографических школ. Не было идеи сделать профессиональный конкурс, их хватает по всему миру и в России тоже. Вы увидите совершенно разных юных танцоров, услышите разные истории детей: кто-то мечтает посвятить жизнь танцу, а кто-то нет. Мы хотим показать и рассказать истории этих юных танцоров и коллективов. Участники проекта приехали из разных городов России, очень надеюсь, что кто-то из городского руководства увидит этих детей, поинтересуется — в каких условиях они занимаются, может им нужна помощь, новое помещение, костюмы. В одном проекте так много хорошего задумано! Хореографическое искусство всегда держало высокую планку и в царское, и в советское, и в российское время. И сейчас порой на голом энтузиазме педагогов и родителей это всё держится.


Д. А.: Были на проекте те, кому бы Вы посоветовали заниматься хореографией или балетом профессионально?

С. З.:
Безусловно, были очень маленькие участники, которым можно было это посоветовать. Много было талантливых ребят и из участников постарше, и я знаю, что кто-то поступил за этот месяц в хореографическое училище. Но, повторюсь, не это цель. Мы хотели показать разные судьбы. Мне особенно запомнился коллектив «Отрада», в котором занимаются девушки-сироты, воспитанницы монастыря. Их глаза, чистые, открытые лица, сам танец — все это очень запало мне в душу. В этом году будет очень интересный проект.

Д. А.: Светлана, а в вашей успешной биографии случались какие-то провалы?

С. З.
: Безусловно, жизнь состоит из моментов, когда после всплеска ярких эмоций возвращаешься на землю и смотришь на себя со стороны реально. Разные моменты случались и до сих пор случаются, но с жизненным опытом я научилась с этим обращаться.


Д. А.: Поделитесь, как?

С. З.:
В юном возрасте все воспринимается по-другому. Приходит успех, взлет, после которого потом очень больно падать. Бывало так, что после успешного спектакля я думала: уже все счастливы, я молодец, можно немного передохнуть, расслабиться, где-то поберечь себя, и уже на следующем спектакле ты выходишь, и всё валится, и всё плохо. И это научило меня быть собранной, более строгой к себе и более сдержанной в обращении к людям. Всё, что я могу сделать сама и всё, что зависит от меня, я предпочитаю делать самостоятельно и не сваливать ни на кого ответственность за свои поступки. Это избавляет от резких перепадов.


Д. А.: Как реагировать на критику?

С. З.
: Критика в нашей профессии присутствует ежечасно. Когда ты работаешь в зале, напротив тебя находится твой педагог, который видит и замечает все твои недостатки — это твой первый критик.

Раньше был институт критики. Если балерина выступала в новой партии, приходили критики, писали статьи. Это были потрясающие искусствоведы, балетоведы, которые видели великих балерин прошлого времени. Сейчас институт критики ушел, я не вижу для себя авторитетов в этой сфере, к слову и мнению которых хотелось бы прислушиваться.

В итоге для меня самый важный авторитет — это мой зритель, для него я работаю и танцую.


Д. А.: А как объяснить это ребенку?

С. З.:
Для детей должно быть важно мнение педагога, это их главный критик. И всегда говорю своей дочке Ане: если тебе делают замечание, обращают внимание — будь счастлива и благодарна! Значит, педагог видит твой потенциал. Если тебя не замечают — это самое страшное, в тебе не заинтересованы.

Поэтому, несмотря на то, что проект «Большие и маленькие» — это не конкурс, у нас было жюри. Некоторые дети после их отзывов прямо на сцене перетанцовывали какой-то фрагмент. Потому что все талантливые, все хотят сразу показать, на что способны. Зачастую они приехали из таких мест, где не хватает профобразования. Многие педагоги сами учатся по видео, поднимают свой уровень и опыт. Потому и здорово, что такое жюри работало с ними. Вы увидите, как солист Ансамбля Игоря Моисеева Рамиль Мехдиев вскакивал, показывал и объяснял движения — это же уникальные мастер-классы! Когда еще посчастливится пообщаться с такими профессионалами как Рамиль, Саша Могилев, Иван Васильев, Софья Гайдукова. У меня душа радовалась, когда я видела, что жюри так вдумчиво и детально объясняли всё детям, передавали свои знания. И с каким вниманием участники это воспринимали! Проект «Большие и маленькие» — это уникальный опыт, который запомнится детям, их близким и педагогам на всю жизнь.

=================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5147

СообщениеДобавлено: Вс Сен 20, 2020 9:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092001
Тема| Танец, Платоновский фестиваль, Воронежский Камерный театр, Персоналии, Павел Глухов
Автор| Валерия Черкасова
Заголовок| "Плот Медузы" Павла Глухова как модель современного общества
Хореографический спектакль "Плот Медузы" был представлен 17 сентября в рамках Воронежского кейса Платоновского фестиваля и станет первой премьерой Воронежского Камерного театра в новом сезоне.

Где опубликовано| © «РЕВИЗОР.РУ»
Дата публикации| 2020-09-20
Ссылка| http://www.rewizor.ru/theatre/reviews/plot-meduzy-pavla-gluhova-kak-model-sovremennogo-obshchestva/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

В июне 1816 года у берегов Сенегала потерпел крушение фрегат "Медуза". Причиной послужила некомпетентность капитана, назначенного на должность по протекции. "Медуза" потеряла из виду сопровождающие суда и села на мель. Чиновники и офицеры пересели в шлюпки, а матросов и солдат было решено разместить на плоту. Во время начавшегося шторма канаты, соединявшие плот со шлюпками, лопнули. Через 12 дней после кораблекрушения бриг "Аргус", сопровождавший "Медузу", вернулся за измученными и озверевшими матросами и солдатами. Из 150 человек в живых осталось 15. Страшные воспоминания переживших бедствие отразились в картине Теодора Жерико "Плот "Медузы".

Этот сюжет стал основой нового хореографического спектакля Камерного театра "Плот Медузы". Современники художника увидели в картине Т. Жерико отражение пороков Франции эпохи Реставрации, а постановщик Павел Глухов сконструировал свою модель общества, чередуя его в спектакле с картинами кораблекрушения и морской стихии. В образах-архетипах узнаются представители разных социальных слоев сегодняшнего дня, не похожие на современников Теодора Жерико. Однако законы, по которым они живут, остались прежними. Выживание и место под солнцем обеспечивает потребительское отношение, манипуляции, подавление слабых и непохожих с помощью физической силы.

"Где грань между человеком и животным? Какие свойства характера начинают проявляться перед лицом опасности? Эти вопросы мы сейчас исследуем, исследуем человеческую природу, набираем материал, и постараемся все наши ответы и находки показать в спектакле", – говорит хореограф.

При создании образов Павел Глухов в большей степени исходил из особенностей характеров исполнителей, добиваясь естественности существования артиста на сцене. Танцовщики действительно очень убедительны и органичны, им одинаково хорошо удается выражать пластическими средствами абстрактные идеи и эмоции, природную стихию и ее обитателей, характерных персонажей.

Это второй большой танцевальный спектакль Павла Глухова на сцене Камерного театра, и хореограф старался сделать работу, не похожую на "Зеркало". Новая тема, условия и способы работы. Однако почерк постановщика оказывается узнаваем. Хореограф тяготеет к абстрактным идеям, многозначности и символичности, старается вовлечь зрителя в гипнотический танец, похожий на ритуальное действо. Несмотря на отсылку к сюжету крушения "Медузы" здесь так же нет линейного сюжета, а представлена мозаика образов, которую интересно рассматривать в деталях как отдельные сцены и воспринимать цельным полотном.

==============
Фотогалерея – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22330
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 21, 2020 6:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092101
Тема| Балет, Проект «Большой балет», Театр оперы и балета Республики Коми, Персоналии, Марианна Рыжкина
Автор| Алина Артес
Заголовок| Марианна Рыжкина: «Я обожаю творческие авантюры»
Где опубликовано| © Телеканал Культура
Дата публикации| 2020-09-21
Ссылка| https://tvkultura.ru/article/show/article_id/368407/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Российская балерина, хореограф и педагог Марианна Рыжкина – личность смелая и неординарная. Прима-балерина Большого театра не побоялась оставить столичную сцену и переехать в Сыктывкар в качестве главного балетмейстера. Новый город, новая должность и абсолютно новый опыт.

Завидную смелость она проявила и тогда, когда согласилась присоединиться к проекту «Большой балет» за две недели до начала съемок. Педагога в этом творческом опыте поддержали солисты Театра оперы и балета Республики Коми Анастасия Лебедик и Ринат Бикмухаметов.

Однако на этом испытания судьбы не закончились. 22 сентября театр открывает балетный сезон премьерным спектаклем «Золушка». Постановку, которая должна была выйти в свет еще в марте, наконец увидит публика. В ожидании премьеры Марианна Рыжкина поделилась подробностями с Алиной Артес.

А.А. – Марианна, ваш театр можно поздравить с возвращением к нормальной жизни? Скоро премьера?

М.Р.
– 22 сентября мы планируем, наконец, представить спектакль «Золушка», который не был показан на прошлом фестивале «Сыктывкарса тулыс» («Сыктывкарская весна»). Мы успели провести премьеру Баланчина, но на следующий же день в республике закрыли все культурно-массовые мероприятия. Мы надеемся, что теперь постановка, наконец, обретет своего зрителя!

Конечно, планировать новый сезон не так-то просто, но мы смотрим в будущее с оптимизмом. Помимо показа «Золушки», задумали проведение балетного фестиваля «Золотые ласточки». А также нас ждут большие гастроли в Москве, Петербурге, Архангельске и Петрозаводске. Мы готовимся! Это очень ответственно, потому что наш балет будет представлен в двух столицах впервые!

А.А. – Как вам удавалось сохранять форму во время карантина?

М.Р.
– Мы занимались онлайн-уроками, делали всевозможные классы. Те, у кого дома были станок или линолеум, пользовались этими благами. А те, у кого специальное оборудование отсутствовало, обходились подручными материалами. Конечно, пандемия оказалась настоящим испытанием на прочность для артистов балета. Музыкант или актер может репетировать в любом помещении, а мы вот связаны такими условностями, как правильное покрытие.

Сейчас артисты уже входят в свою оптимальную форму. Мы старались делать это возвращение в процесс постепенным, потому что для спортсмена или для артиста балета крайне важно входить в процесс не спеша. Важно восстановить координацию, дыхание, вращения. Поэтому нам нужно было грамотно простроить весь репетиционный процесс, чтобы войти в сезон без травм.

А.А. – И все же ваш выход из режима самоизоляции получился не слишком плавным. Съемки «Большого балета» стали вызовом для вас?

М.Р.
– Конечно! Когда нам предложили участие в проекте, до съемок оставалось меньше месяца. И у ребят было на размышление буквально 15 минут.

А.А. – А сколько было на размышление у вас?

М.Р.
– Ни сколько! Я согласилась сразу. Я вообще обожаю творческие авантюры! Во многом, потому что это связано с нашей профессией. Что может быть лучше, чем возможность получить опыт, пообщаться с мастерами своего дела и показать себя?

Я очень рада, что ребята согласились. Да, на подготовку у нас было буквально две недели, но это стало настоящим вызовом для нас. Почти все программы были новыми, это был безумный марафон, но мы вообще не смотрели назад, наоборот, двигались только вперед!

А.А. – Почему участниками проекта стали именно эти ребята?

М.Р.
– Благодаря проекту, Ринат и Настя воплотили некоторые из идей, которые были отложены в связи с пандемией. То есть мы уже делали ставку на этих артистов. Ринат – уже опытный танцор, который не раз выходил на нашу сцену. А Настя – очень одаренная девочка, которая схватывает все на лету. Кроме того, ребята очень одарены по-актерски. Благодаря артистическому началу они выделяются. Они не только техники, но и художники танца!

А.А. – Какой из съемочных дней запомнился вам более всего?

М.Р.
– Уже заключительный концерт, когда ребята исполняли номер Софьи Гайдуковой. Тогда и они вздохнули, и те, кто были с ними. Они, наконец, отпустили себя и начали просто творить!

Хотя обстановка была настолько приятной, без лишнего нерва, что это стало неожиданностью. Артисты были сфокусированы на себе и своей работе, и не было лишних разговоров и споров.

Кроме того, все было блестяще организовано. Великолепная площадка, киношный свет, телевизионная атмосфера – все было выстроено идеально!

А.А. – Правда ли, что на «Большом балете» педагоги волнуются больше участников?

М.Р.
– Вполне возможно! На съемочной площадке приходилось быть и хореографом, и психологом, и просто другом. Конечно, было волнительно, что оптимальную форму мы набирали уже по ходу проекта. Порой казалось, что проще самому станцевать, чем видеть, как танцуют подопечные.

Хотя я понимала, что на съемках ребята выдавали свой максимум на данный момент, поэтому мне было и волнительно, и радостно.

А.А. – Этот сезон получился всероссийским. Это пошло на пользу проекту?

М.Р.
– Конечно! Получилась такая всероссийская балетная карта! Для меня это вообще была довольно комфортная обстановка. Балетный мир очень узок, поэтому приятно было видеть своих коллег и среди других хореографов, и среди членов жюри, и среди участников. Так, Маша Хорева была известна мне раньше, а Лиза Корнеева приезжала танцевать у нас в том году.

Кроме того, в Сыктывкаре я чувствую некоторый недостаток в профессиональном общении, а здесь была возможность встретиться и наконец пообщаться. Очень много было приятных встреч!

А.А. – Вы рассказывали о том, что согласились на участие в проекте «Большой балет» без колебаний. А как вы решили переехать в Сыктывкар? Это тоже было молниеносно?

М.Р.
– И да, и нет. Конечно, я задумывалась над этим, но понимала, что это колоссальный опыт, который мне обязательно нужно попробовать. До этого я сама выходила на сцену, а теперь являюсь руководителем. Причем я открываю и новые области: общаюсь с хором, оркестром.

Эта работа меняет мой характер, и я уже смотрю на себя иначе. Конечно, после Большого театра попасть в театр в Сыктывкаре – большой контраст. Но это необыкновенно интересно. Как правильно вести себя в коллективе? Как лучше выстраивать отношения с артистами? Где находить новые кадры? Вот те вопросы, которыми я задаюсь.

Кроме того, я обожаю свой коллектив. У нас есть и отдача, и взаимопонимание. Поэтому несмотря на все сложности, я верю, что это новая ступенька, а трудности только закаляют нас.

Не пропустите новый сезон проекта «Большой балет» совсем скоро! Следите за объявлениями на нашем сайте и в социальных сетях.

Фото: из личного архива героини
=================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22330
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2020 9:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092201
Тема| Балет, Опера, Башкирский театр оперы и балета, Открытие сезона, Персоналии,
Автор| Елена Шарова
Заголовок| Если маски, то не только театральные
Башкирский театр оперы и балета открыл новый сезон

Где опубликовано| © «Республика Башкортостан» №110
Дата публикации| 2020-09-22
Ссылка| https://resbash.ru/articles/kultura/Esli-maski-to-ne-tolko-teatralnie-464419/
Аннотация| Открытие сезона



Башкирский театр оперы и балета открыл новый сезон

Он обещает стать поистине взрывным. Артисты рады ему не меньше зрителей, тем не менее, первым заявлением, сделанным на пресс-конференции руководством коллектива, было предупреждение о мерах предосторожности, которые необходимо соблюдать, если вы захотите устроить себе праздник души.


Опальная герцогиня

Заполняемость зала пока 50 процентов, родственники могут сидеть рядом, пояснил генеральный директор Ильмар Альмухаметов. Есть одиночная рассадка. Кто от радости ринется на представление без средств индивидуальной защиты, о тех позаботится театр: маски им дадут. Отвечая на вопрос озабоченных пользователей соцсетей, И. Альмухаметов отметил: «Буфет будет работать».

15 сентября состоялся гала-концерт, на котором блистали звезды балетной труппы. 17 и 18-го зрителей порадовали наши замечательные солисты оперы, а уже в октябре начинается обещанный парад премьер. И откроет его 1 октября опера Моцарта «Так поступают все женщины» в постановке Георгия Исаакяна. Ее с полным правом можно причислить к премьерам, так как она возвращается на сцену с большим — в семь лет — перерывом.

— У оперы сложная судьба, — отметил главный дирижер Артем Макаров. — Сначала случилась реконструкция, потом все главные героини срочно решили стать мамами. Мы смогли собрать старый состав, а в ноябре — декабре на сцену выйдут новые молодые исполнители.

За оперой последует оперетта Жака Оффенбаха «Герцогиня. G» — именно таким названием заинтриговал театралов режиссер постановки Филипп Разенков.

Несмотря на то, что жанр спектакля вроде бы относится к легким, судьба не баловала детище Оффенбаха. «Особенность оперетты выражалась в том, что почти каждая страна относила заключенную в ней сатиру на свой счет. Австрия была готова рассматривать ее как оскорбление, нанесенное ее двору. Пруссия не сомневалась в том, что героиня — одна из немецких принцесс, а Россия долго держала ее под запретом, находя в ней много сходных черт с Екатериной II», — писали критики. А все потому что «Герцогиня» — одна из наиболее ярких оперетт-сатир, где остро высмеиваются все стереотипы придворной политики.

— В России «Герцогиня» сегодня не идет, и это не та оперетта, к которой привыкла уфимская публика, — говорит Ф. Ра­зенков. — Это, можно сказать, «мама» мюзикла — по драйву, по массовости, обилию танцевальных номеров. Это будет яркий, позитивный спектакль.

И, как говорят музыканты, здесь есть что играть. Кстати, оркестр работает в полную силу, ведь в афише заявлены такие спектакли, как «Кармен», «Жизель», балет в двух действиях — «Соседи» и «1418» (о нем газета писала в № 104 от 8 сентября).

Главный балетмейстер Леонора Куватова поделилась важным, без преувеличения, событием для балетной труппы театра:

— Наши танцовщики получили новое покрытие пола. Старое мало того что лежало буграми и выглядело неэстетично, но было еще и травмоопасно. Так что зрителей ждет «премьера» нового покрытия. Думается, артисты с большим воодушевлением станцуют на нем новый спектакль — продолжение балета «О чем молчат камни» в постановке Рината Абушахманова.

Завершится год (но не театральный сезон) премьерой оперы Владимира Мартынова «Новая жизнь».

— Проект воплощен на грант министерства культуры России по поддержке молодых специалистов, — рассказал А. Макаров. — Его вновь выиграла режиссер Елизавета Корнеева, знакомая уфимцам по блестящей и неожиданной постановке спектакля «Лунный мир» Гайдна. В основе выбранной нами оперы — стихи Данте. Она должна была пройти в Мариинке, но что-то не срослось, так что уфимцев ждет мировая премьера. Музыка — неоклассическая, доступная, очень красивая и немного мистическая.

Еще две новые постановки зрители увидят в конце сезона: в апреле это будет редко исполняемое произведение Жюля Массне «Дон Кихот», которое станет режиссерским дебютом Аскара Абдразакова, он же исполнит в нем главную роль. Второй спектакль — опера «Евгений Онегин», которую поставит молодой режиссер Лейсан Сафаргулова.

Высокая мода
Не терял времени на карантине и главный художник театра Иван Складчиков.

— Я занимался не фитнесом, а своей любимой работой, — рассказал он. — А ее было предостаточно: ведь в афише сезона заявлены такие масштабные работы, как «Дон Кихот» и «Евгений Онегин». Только хор в этих проектах переодевается как минимум три раза. Пошив оперных костюмов — это такая высокая театральная мода. В «Аттиле» было 300 костюмов, в «Дон Кихоте» их будет еще больше (впору устраивать «Дон Кихот»-дефиле, опыт уже имеется — авт.). Не отстает в этом смысле и «Евгений Онегин». Я сделал всем дамам хора совершенно разные костюмы — 39 платьев.

Какая же театральная жизнь без гастролей — планировавшихся, но не состоявшихся по понятным причинам? Тем не менее уже в октябре оперу «Дон Жуан» оценят москвичи на сцене Геликон-оперы в рамках фестиваля «Видеть музыку».

Театр выезжал и летом. В августе балетная труппа Башоперы открыла ландшафтный фестиваль в Пермском крае, где презентовала балет Николая Попова «О чем молчат камни». На живописной горе в Губахе собралось более тысячи человек. Соскучившихся по искусству людей не остановил даже моросящий дождь. Особенно трудно было артистам, которые поразили всех не только своим великолепным исполнением, но и стойкостью перед непогодой: было всего 16 градусов, отмечают в театре.

Где башкирские оперы?
С 14 сентября в театре начался большой проект «Лаборатория башкирской оперы».

— Это уникальный проект, аналогов которому нет, — отметил художественный руководитель театра Аскар Абдразаков. — Самым необычным в этом событии станет обучение написанию оперных либретто — такого в России еще не было. Участники получат возможность посетить мастер-классы известных театральных деятелей. Лучшие либретто будут иметь шанс на музыкальное воплощение. Для меня как оперного певца и художественного руководителя театра этот проект имеет большое значение. Это и пополнение репертуара театра, и работа коллектива с современной музыкой. Кроме того, появление оперных произведений на башкирском языке важно не только для музыкального искусства республики, но и для всей культуры нашего региона.

— Мы представили эту задумку в Ассоциацию музыкальных центров России, — добавил И. Альмухаметов. — Это будет школа для наших творцов. У драматургов в республике регулярно проходят семинары — в результате мы имеем целое созвездие замечательных авторов. Надеемся, что и у нас получится открыть новые имена в башкирском оперном искусстве.

Несмотря на премьеры, зрители с нетерпением ждут того, без чего не обходится ни один театральный сезон оперного — традиционных фестивалей: Шаляпинского, Нуреевского.

— С Нуреевским фестивалем вопросов нет — он состоится. Мы запланировали и Шаляпинский — на декабрь, но пока не можем сказать, будет ли он, — рассказал И. Альмухаметов. — Это, понятно, история дорогая, и мы отказались от идеи проводить его в усеченном формате. Наш форум — это красивая, достойная история, пусть она такой и остается.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22330
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2020 10:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092202
Тема| Балет, Новосибирский театр оперы и балета, Персоналии, Анастасия Соболева, Виктор Лебедев (Михайловский театр)
Автор| Анастасия Михайлова
Заголовок| КАЖДАЯ ПОТЕРЯННАЯ СЕКУНДА —
ЭТО ШАГ НАЗАД

Где опубликовано| © журнал LEADERS today 7 (182), стр. 70-71
Дата публикации| 2020 сентябрь
Ссылка| https://leaderstoday.ru/pdf/2020_7.pdf#page=74
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Одна из самых ярких супружеских пар в мире российского балета – Анастасия Соболева и Виктор Лебедев, солисты Михайловского театра и частые гости на сцене НОВАТа, – о мире красоты и миссии творцов.

LT: Как вам, кстати, определение вашей пары как одной из самых ярких?

АНАСТАСИЯ СОБОЛЕВА: В балетном мире много супружеских пар, в том числе и танцующих вместе, и каждая красива и интересна по-своему. Конечно, если нас так называют, это очень приятно. Но, независимо от определений, нам всегда хочется появляться перед зрителем в самом наилучшем виде.

Танцевать в супружеской паре легче или тяжелее? Как распределяются задачи и поддержка в паре во время выступления? Можно ли транслировать эту модель и в целом на семейные отношения?

ВИКТОР ЛЕБЕДЕВ
: В целом выступать вместе нам легче. Залог успешного выступления — в обоюдной поддержке и внимательном отношении. Невозможно, чтобы лишь один партнёр взял на себя всю работу и при этом не потерялось качество танца пары. Но семейная жизнь и работа — немного разные сферы, хотя навык взаимопонимания и желания максимально помочь своей половине очень полезен в семье.

Виктор, вы десять лет назад окончили Академию русского балета имени Вагановой — какие знаковые события в своей профессии можете выделить за этот период?

ВИКТОР: Каждая премьера — это действительно очень волнительное и важное событие для артиста. Но особенно я бы выделил спектакль «Золушка», участие в проекте «Короли танца», получение приза «Душа танца» в номинации «Звезда», а также гастроли в качестве приглашённого солиста НОВАТ на сцене Большого театра.

Михайловский театр и НОВАТ — два ваших практически родных театра. Какие достоинства есть у каждого из них?

АНАСТАСИЯ: Михайловский театр обладает уникальной историей — это один из императорских театров, расположенный в самом центре Санкт-Петербурга, где концентрация красоты, величия и культуры находится на самом пике. Для нас это наш дом, место, где мы выросли как артисты и где с удовольствием творим.

НОВАТ у нас ассоциируется со свежим воздухом и свободой, его размах неизменно вдохновляет и дарит новые силы для творчества.

ВИКТОР: Зрители в Петербурге искушённые, и впечатлить их непросто. В Новосибирске публика очень искренняя и преданная своим замечательным артистам, и если удаётся заслужить ее любовь — это бесценно! В нынешние времена сложно строить какие-то планы, но для нас всегда большая радость выступать в Новосибирске: это обогащает нас как людей творческих.

Какой опыт вы получили от периода самоизоляции?

ВИКТОР: Для артиста балета период простоя — болезненное событие. Наша творческая жизнь коротка, а сделать хочется так много! Каждая потерянная секунда — это даже не остановка, а шаг назад, ведь потом потребуется время, чтобы наверстать упущенное. Ведь профессиональному артисту невозможно поддерживать должную форму не выходя на сцену.

АНАСТАСИЯ: Наша профессия — это не только тонус мышц, но и актерское мастерство, и умение управлять своими эмоциями и направлять их в соответствующее музыке и сюжету русло — всё в совокупности требует большой концентрации и выносливости. Единственный способ поддерживать форму — регулярно выступать перед зрителями.



Меняется ли со временем отношение к балету? Что сегодня привлекает молодых людей в этом виде искусства?

ВИКТОР: Балетное искусство всегда считалось элитарным, требующим от зрителей определённой готовности его воспринимать. В наше время огромное количество информации, возможностей для развлечения и времяпровождения, но нельзя сказать, что театр теряет зрителей. Молодые люди стремятся попасть в театр, который всегда будет отдельным миром. Миром, где царит красота, и ничто «мирское и суетное» здесь не властно.

Можно ли сказать, что артист балета более тонко воспринимает мир через призму эстетики прекрасного?

АНАСТАСИЯ: Безусловно, классическая музыка, как и другие виды подлинного искусства, развивает человека внутренне и духовно. Но нельзя сказать, что артисты балета — оторванные от реальности люди, которые, выходя из театра, продолжают порхать как волшебные эльфы. Конечно, мы подмечаем вещи, которые могут пригодиться на сцене или просто вдохновляют нас: движения, пластика, музыка…

Как вы чувствуете эмоциональный посыл композитора в музыке? Всегда ли он совпадает с хореографией?

ВИКТОР: Музыка для нас в танце — самое главное. Я считаю, что настоящее искусство в балете создается только тогда, когда сливаются воедино замысел композитора, балетмейстера и танцовщика. Такой танец способен достичь сердца зрителя и приоткрыть в его душе дверь не только в мир балетного искусства, к самому себе, к своим чувствам.

Поделитесь Вашими прогнозами относительно зрительской активности в новом сезоне?

ВИКТОР: Мы уверены, что балетное искусство особенно необходимо сейчас. Оно выживало даже в самые тяжелые времена человечества, не позволяя людям падать духом. В этом и состоит миссия артистов балета, музыкантов и в целом творцов — вдохновлять зрителей и давать им ценную духовную пищу. Совсем недавно, 6 сентября этого года, родился наш сын Владимир — так что в нашей семье стало ещё больше прекрасных поводов для вдохновения!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22330
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 23, 2020 10:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092301
Тема| Балет, Театр оперы и балета Коми, Открытие сезона, Персоналии,
Автор| Татьяна Ткалун
Заголовок| Россыпью умопомрачительных женских ролей открылся театральный сезон в Сыктывкаре
Где опубликовано| © ИА Комиинформ
Дата публикации| 2020-09-23
Ссылка| https://komiinform.ru/news/204064/
Аннотация| Открытие сезона

Театр оперы и балета Коми 22 сентября распахнул двери для любителей искусства и продолжил XXX международный фестиваль оперного и балетного искусства "Сыктывкарса тулыс". Театральный сезон открылся уникальным балетом "Золушка".



Руководитель Коми Владимир Уйба в своем традиционном видеообращении напомнил, что за свою 30-летнюю историю фестиваль стал настоящей визитной карточкой театральной жизни Коми.

Как отметил руководитель региона, в программе фестиваля, который продлится до 3 октября – оперные спектакли и концерты. В гала-концерте в честь 30-летия фестиваля примут участие солисты и артисты театра оперы и балета Республики Коми, а также премьеры и солисты театров Санкт-Петербурга, Чебоксар, Москвы.

Полюбоваться балетом в исполнении ведущей солистки театра "Кремлевский балет" Алины Каичевой зрители смогли на "Золушке".

"Золушка" - это уникальная постановка. Она понятным даже юному зрителю языком рассказывает любимую всеми классическую историю.

Главный балетмейстер театра Марианна Рыжкина придумала свою хореографию, отталкиваясь от либретто (текста музыкально-сценического произведения).

Либретто для "Золушки" Сергея Прокофьева написал театральный критик, искусствовед и драматург, юрист по образованию Николай Волков.

Волков и Прокофьев задумали поистине русскую историю и положили в основу либретто русскую народную сказку "Чернушка".

У каждого народа своя история со схожей сюжетной линией. Проникнуть в суть сочинения и понять русскую душу М.Рыжкиной помогла научный консультант по творческому наследию С.Прокофьева, профессор кафедры музыкологии Тель-Авивского университета Нелли Кравец. Благодаря эксперту М.Рыжкина смогла увидеть в архивах Прокофьева правки автора.

В итоге балетмейстер создала фантастическую историю, в которой хочется влюбиться в каждого героя.

Каким драматическим талантом нужно обладать, чтобы показать Золушку не как абстрактный персонаж, а как живую, чувствующую девушку из современного мира. С этим справилась гостья из Москвы А.Каичева. Золушка, убегая с бала, перевоплотилась в чернушку прямо на сцене, сбросив с себя наряд, и оставшись в ветоши. Такое в спектаклях, тем более в балете, зрители видят нечасто.

И каким потрясающим талантом обладают балерины театра Ксения Бушуева и Юлия Чужмарова, которые при всем своем изяществе предстали перед зрителем в образе неказистых, неповоротливых сестер Кубышки и Худышки.

Зрители вдохновенно вздыхали после каждого их пируэта, заканчивающегося дракой. И одобрительно хлопали, по достоинству оценив добрый и такой понятный юмор. Когда одна из них упала, отплясывая на балу, а потом начала поправлять челюсть, она вызвала в зрителях только добрые эмоции.

Солистка театра Екатерина Игнатова со своей умопомрачительной линией спины поразила зрителей стопроцентным попаданием в образ резкой и властной Мачехи с отточенными движениями и великолепной линией рук.

Стать и грация балерины затмили казалось бы отрицательный образ.

"Музыкальный журнал" после премьеры балета писал: "Для нового главного дирижёра театра Романа Денисова постановка "Золушки" стала первой большой работой в театре. И как отмечал сам дирижёр, "серьёзной проверкой для оркестра театра", которую тот достойно выдержал. В исполнении оркестра передавался сложный мелодико-гармонический язык музыки Прокофьева, танцевальность, которая представлена в широкой гамме сказочных образов.

Художник-постановщик спектакля Юрий Самодуров в содружестве с Натальей Кравченко в очередной раз пошёл на эксперименты, представленные и в необычной цветовой гамме костюмов, и в придании объёмов мягким декорациям, и в поворотных кулисах спектакля. Большая работа проведена художником по свету Нелли Сватовой в грамотной подаче сценического пространства, решении акцентов и выделении нюансов".

Балет "Золушка" оказался завораживающим действом, покидать которое не хотелось даже при том условии, что финал был предрешен.

==================================================================================
ФОТОГАЛЕРЕЯ - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 4 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика