Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2008-05

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 15, 2008 9:54 am    Заголовок сообщения: 2008-05 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008051501
Тема| Музыка, Персоналии, О. Бородина
Авторы| Ирина Муравьева
Заголовок| Меццо для своих
Звезда мировой оперы Ольга Бородина выступила на фестивале "Звезды белых ночей"
Где опубликовано| Российская газета (Федеральный выпуск) N4657
Дата публикации| 13 мая 2008 г.
Ссылка| https://rg.ru/2008/05/13/borodina.html
Аннотация| Интервью


На сольном вечере Ольга Бородина впервые спела в Мариинке сцену из "Кармен". Фото: AP

Знаменитое меццо Мариинки, звезда Метрополитен-оперы Ольга Бородина редко выступает в России. Ее ждали в дни Пасхального фестиваля в коронной партии Марфы-раскольницы в "Хованщине". Не дождались: из-за болезни певица отменила выступления и в Москве, и в парижском "Шатле".

Под угрозой срыва был и ее сольный вечер на фестивале "Звезды белых ночей", только что стартовавшем на сцене Мариинки "Псковитянкой". Но Петербургу выпала удача: концерт Бородиной, чье искусство давно соотносят с понятием эталона, а бескомпромиссный характер стал критерием качества и гарантом оперных устоев, состоялся. В программе, собранной из знаковых для певицы партий - Далилы, Любаши, Кармен, участвовали и солисты Мариинки. Накануне концерта Ольга Бородина дала эксклюзивное интервью для "Российской газеты":

Шахматы жизни

Российская газета: В последнее время вы редко выступаете на сцене Мариинки и вдруг решили выйти сразу в трех ипостасях?
Ольга Бородина: Я действительно редко появляюсь на своей сцене, но участвовать в концерте в "Белых ночах" захотела сама: 1 ноября исполнилось двадцать лет, как я дебютировала здесь. Составила программу для души - из любимых опер: сцены из "Царской невесты", "Самсона и Далилы", "Кармен".

РГ: Сегодня, выступая на сцене Метрополитен, вы что-то храните в душе из опыта Мариинской сцены?
Бородина: Прежде всего я корнями - человек Петербурга: все мои родственники родились в этом городе. То, что я попала в Мариинский театр, - судьба. Меня вырастили на этой сцене, поставили на ноги, отправили в большую жизнь - такое забыть нельзя и променять на что-либо невозможно. Это ощущение всегда во мне. Но как в любой человеческой жизни, в наших отношениях тоже случались периоды счастья, депрессии, усталости - и черное, и белое. У меня остается надежда, что все должно пойти к лучшему: на сцене должна возрождаться классика, вечное. Я не хочу быть категоричной и говорить, что должно быть только так, как нравится мне: вкусы у всех разные. Но я считаю, что артист должен получать удовольствие от того, что делает, и только тогда удовольствие смогут получить другие. Может быть, в ближайшем будущем в Мариинском театре станет больше классических постановок и моя занятость здесь станет больше.

Мет и Мариинка

РГ: А что, сцена Мет настолько консервативнее, чем Мариинка?
Бородина: Значительно консервативнее. Даже сейчас, когда пришел новый генеральный менеджер Питер Гелб и стало больше модерна на сцене, все более культурно, без экстремизма, без извращений смысла. Кроме того, в Мет тщательно подбираются составы певцов - это то, что в российских театрах, имеющих постоянную труппу, практически невозможно. Гергиев на "Белые ночи" приглашает в спектакли Мариинки интересных музыкантов и певцов, но в Метрополитен певцы такого уровня поют в каждом спектакле. Это норма - две-три звезды в главных партиях. А когда на сцену выходит что-то серенькое, еще не научившееся петь, больно смотреть.

РГ: Но когда ваше поколение в конце 80-х осуществляло прорыв Мариинки, вы тоже были молодыми и выходили на сцену рядом с мастерами.
Бородина: Да, на сцене тогда пел весь цвет Кировской оперы - Ирина Богачева, Людмила Филатова, Евгения Гороховская, Юрий Марусин, Сергей Лейферкус, Владимир Чернов, Николай Охотников, Татьяна Новикова, Галина Ковалева, - я могу перечислять долго. Это выдающиеся люди. Но никогда не было так, чтобы мастер выходил на сцену один среди молодежи. Наоборот - это я, тогда еще нулевая певица, выступала одна среди великих.

РГ: Какие спектакли у вас сейчас в Метрополитен?
Бородина: "Аида", "Кармен", "Джоконда", "Адриенна Лекуврер". С операми Россини моя дружба закончилась: я спела все, что хотела. Когда-то начинала с россиниевской музыки, потом этот репертуар мне надоел, стал казаться глупым, легким. Мне захотелось страстей, и я перешла на Верди. Но увлекаться драматической музыкой вредно для голоса - для его долголетия, для эластичности связок.

В Европе холодно

РГ: А с европейскими театрами после громких эксцессов с Ла Скала, Ковент-Гарден, Венской оперой ваши отношения не восстановились?
Бородина: С Ла Скала у меня был длительный разлад после "Кармен", когда я, приехав на постановку, неожиданно узнала, что должна петь версию с разговорными диалогами и учить текст за неделю. Естественно, я отказалась. Скандал раздули, ославили меня, и я потребовала от театра официальных извинений, в противном случае не приму ни одного их предложения. Они решили, что я им это спущу, тянули четыре года, но буквально на днях я получила письмо с извинениями. В Скала теперь новый директор, и я надеюсь, что ситуация будет меняться: несколько лет назад там была невыносимая, змеюшная атмосфера - Риккардо Мути не случайно покинул театр. Так же и с Ковент-Гарден, вновь пригласившим меня на "Аиду" после отказа участвовать в спектакле Роберта Уилсона. Меня просят не волноваться: постановка будет в том стиле, который мне близок. Осталась только Венская опера, с которой мы порвали отношения после позорной подготовки "Итальянки в Алжире", но я жду, когда их фашиствующий старик директор Иоан Холендер уйдет и все наконец облегченно вздохнут. В этом театре давно уже невыносимая атмосфера: все друг на друга нашептывают, науськивают. У Холендера скандалы со всеми: с Кэтлин Баттл, с Деборой Войт, со мной. Естественно, у него в Австрии связи с местной прессой, и он пишет то, что ему выгодно. Он может поливать меня как угодно, а наша пресса - разнести это по России в одну секунду!

Семейная опера

РГ: Да, репутация у вас не гламурная. Но кроме стального характера вы еще удивляете тем, что являетесь чуть ли не единственной в оперном мире матерью троих детей. Как вы удерживаете жизнь дома, если ваш муж Ильдар Абдразаков поет в Ла Скала, вы - в Мет, а дети живут в Петербурге?
Бородина: Я тоже живу в Петербурге, а в Мет просто пою. Конечно, у меня сложная ситуация. Трудно, когда в доме постоянно чужие люди, няни... Я все время живу в полустрессовом состоянии: не пригласишь же к себе пятнадцать человек, чтобы готовили, убирали, стирали? Стараюсь все делать сама. Старший сын Алеша окончил Капеллу имени Глинки и три курса Петербургской консерватории. Средний сын Максим учится в третьем классе в Капелле имени Глинки.

РГ: Вы все-таки ориентируете детей на путь музыки?
Бородина: Они же вращаются с детства в этой сфере. Как им не дать хотя бы элементарного музыкального образования, чтобы они имели общее с родителями? Младший сын Володя трехлетней крошкой по 3-4 часа на моих репетициях в Мете проводил, и не оттащишь - все просто поражались! Как-то мы с Ильдаром пели в Чикаго "Итальянку в Алжире", так нашего малыша только и снимали со всех сторон, а потом эти фото опубликовали во многих музыкальных журналах, как ребенок внимательно смотрит на сцену. Я стараюсь уделять своим детям как можно больше времени. Летом, как только у них заканчивается учеба, увожу их из Петербурга в Италию, чтобы они отдохнули, укрепили здоровье на море. Учатся они в России, потому что наше базовое образование - лучшее в мире. Об этом говорят все мои друзья, отдающие детей даже в самые лучшие лондонские школы и жалующиеся потом на качество образования. Про наше музыкальное образование и говорить нечего - оно уникальное.

С первого взгляда

РГ: Как при такой самодостаточности складываются ваши отношения с дирижерами?
Бородина: С первого взгляда: либо - да, либо - нет. Воспринимаешь на уровне вибрации. У меня так вышло с Мути. Я много слышала от певцов, причем очень хороших, что у него невыносимый самовлюбленный характер: не дай бог, получить больше аплодисментов - он никогда больше тебя не пригласит. Но Ильдар, который много работает с Мути, сказал мне: ерунду тебе рассказывают, он замечательный человек и потрясающий музыкант. Он и познакомил меня с маэстро: я пришла к ним на репетицию в Ла Скала. Мути тоже обо мне слышал. Помню, как он вышел из своего кабинета встретить меня, схватил меня сразу за руку и потащил. И тащит до сих пор. Потрясающий, требовательный музыкант, который всегда открывает мне что-то новое. Этим летом буду петь с ним Stabat Mater Россини в Италии, на Сицилии и на Равеннском фестивале.

РГ: А Гергиев для вас уже предсказуем?
Бородина: Гергиев - это особая статья. Мы с ним очень много лет вместе, хорошо знаем друг друга, и он доверяет мне. Он никогда не мешал мне делать, что я хочу, но у него есть композиторы, которые ему скучны: Россини, Сен-Санс. Он предпочитает Вагнера, Берлиоза, Прокофьева, Шостаковича. Читает Блаватскую, любит все, что не от мира сего, и сам обладает космической энергией. Так что традиционный стиль ему не близок.

Живое и мертвое

РГ: Да, но на Пасхальный фестиваль Гергиев привез в Москву именно традиционалистские спектакли: "Псковитянку", "Хованщину" в оформлении Федора Федоровского. И этот формат уже воспринимается как национальное достояние, подобно Пекинской опере или театру Кабуки.
Бородина: Да все уже объелись модернизмом! Как ни крути, а все приходит на круги своя. Пусть будут увлечения, новые искания, но от истины не уйти, от церкви не уйти, от Бога единого не уйти. Я только что была на "Макбете" в Ла Скала, где пел Абдразаков. На сцене стоит синий куб и крутится в разные стороны, все в красных костюмах бегают вокруг этого куба. Ну, какое эстетическое удовольствие от этого можно получить? Никакого! Хотя поставил спектакль отличный режиссер, с которым я работала, - Грэм Вик. Всем хочется смотреть не на искусственный цветок, а на живой. И это не ограниченность мыслей, это - правда. Я знаю, потому что поняла главное: ради чего существую на земле.

РГ: И вы можете сказать, ради чего?
Бородина: Изначально - для продолжения рода. Еще - ощущаю себя проводником божественной энергии. Просто проводником. Господь выбрал меня, поэтому я счастлива.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 15, 2008 10:09 am    Заголовок сообщения: Газета.GZT 14 мая: Евгений Нестеренко Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008051502
Тема| Музыка, Персоналии, Е. Нестеренко
Авторы|Ярослав Седов
Заголовок| «Мы вправе гордиться русской вокальной школой»
Певец Евгений Нестеренко в интервью "Газете"
Где опубликовано|Газета
Дата публикации| 14 мая 2008 г.
Ссылка| https://www.classicalmusicnews.ru/interview/My-vprave-gorditsja-russkoi-vokalnoi-shkoloi/
Аннотация| Интервью

На сцене Большого театра Евгений Нестеренко отметил 70-летие, исполнив партию пророка Захарии в опере Верди «Набукко». Фото: ИТАР-ТАСС

На сцене Большого театра Евгений Нестеренко отметил 70-летие, исполнив партию пророка Захарии в опере Верди «Набукко». В свое время Нестеренко был первым отечественным исполнителем этой партии в знаменитом амфитеатре "Арена ди Верона", о чем до сих пор вспоминает с удовольствием. Но поводов гордиться собой у певца гораздо больше. Он всемирно признан эталонным исполнителем главных героев русской оперы: Руслана, Ивана Сусанина, Бориса Годунова, Досифея, князя Игоря и хана Кончака, Гремина, Кочубея, Алеко, Кутузова. Певца считают своим не только в России, но и в странах Европы. О своей творческой деятельности и педагогической работе Евгений Нестеренко рассказал в интервью корреспонденту «Газеты» Ярославу Седову.

- Какие работы вы сами для себя считаете этапными?
- Я должен начать с консерваторских лет. Еще студентом четвертого курса в сезоне 1963/64 года я был приглашен в Малый (ныне Михайловский) оперный театр и получил там роль короля Треф в опере «Любовь к трем апельсинам». Этот спектакль, который поставил Алексей Киреев и которым дирижировал Эдуард Грикуров, имел феерический успех. Было оригинальное оформление сцены, решение трюков. Это было то новаторство, которое остается художественной пищей, а не «керосином», который нередко наливают сейчас. Все работали с упоением, театр был полон на этом спектакле все четыре года, что я в нем участвовал. Это для меня было большое событие.

Затем меня пригласили в Кировский театр, и там я имел счастье работать с великим, на мой взгляд, дирижером Константином Симеоновым. Я с ним пел Григория Мелихова в новой постановке «Тихого Дона», «Патетическую ораторию» Свиридова, которую поставили по моему предложению в театрализованной форме. Ну и самое главное - я спел с ним Кочубея в «Мазепе». У меня центральный бас, а это партия высокого баса, даже баритоны ее иногда поют. За две недели до генеральной репетиции он меня вызвал и сказал: «Попробуйте». Я выучил, спел генеральную. Конечно, было тяжеловато и, наверное, опасно. Он спросил: «Сколько вам лет?» Я: «30». Он: «Ну было бы 40, я бы вас на премьеру поставил. Не жалко. А сейчас - забудьте». Однако забыть довелось не надолго: партия Кочубея стала моим дебютом в Большом театре. Я выручал театр, а позже мне дали официальный дебют в партии Кончака.

- Как менялись ваши трактовки партий, подготовленных и спетых в Большом, когда вы приезжали петь эти же роли в зарубежных театрах?
- Я делал обратное: сначала пел многие партии за границей, а потом исполнял их в Большом. Конечно, для меня очень важен был Руслан в «Руслане и Людмиле» и Ланчотто во «Франческе да Римини», поставленной Борисом Покровским сразу после «Руслана». И постепенное освоение ролей Бориса Годунова, Досифея, Ивана Сусанина. Идея постановки «Жизни за царя», осуществленной в Большом, кстати, спровоцирована мною. Были и не очень удачные работы - вот, например, Эскамильо. Я попробовал, попел пару сезонов. Видимо, не мое: ну нет у меня талии для роли тореадора. (Смеется.)

А вот короля Филиппа II в «Дон Карлосе» я пел много, даже больше, чем Бориса Годунова. Спектакль Большого театра в Кремлевском дворце съездов был лучшим из всех, что я видел. А я могу сравнить и с постановкой "Ла Скала", где мы с Еленой Образцовой пели на 200-летии театра, и с мюнхенской, и с четырьмя венскими, гамбургской, сан-францисской. Хотя это все равно уступало тому, что сделал Иосиф Туманов по всем параметрам. Когда я входил в спектакль Большого театра, я попросил выступить со мной Тамару Милашкину, Владимира Атлантова, Юрия Мазурока. Образцова заболела, и вместо нее любезно согласилась выступить Ирина Архипова. Билеты спрашивали у метро, такой состав больше никогда потом в «Дон Карлосе» не собирался.

- Как вы сочетаете принципы отечественной и европейских вокальных школ в своей преподавательской работе?
- Я стал первым русским певцом, приглашенным не просто давать мастер-классы, но и на постоянную штатную работу в зарубежную консерваторию - Высшую музыкальную школу Вены. Это после 20 лет педагогической работы в Ленинградской консерватории, институте (ныне академии) имени Гнесиных и в Московской консерватории. В Вене говорят: по гражданству мы австрийцы, а по национальности - немцы. Но если проанализировать технологию пения лучших австрийских певцов, она базируется все же на итальянской вокальной школе. Русская школа стилистически очень далека от нее, но она основана именно на итальянских принципах эмиссии звука, а не немецких. Мне было интересно изучать и анализировать стилистические отличия, но принципиальной несовместимости в технической базе я не нахожу. Конечно, бывают певцы более талантливые или менее, выученные лучше или хуже, но школа у нас есть, во всем мире она признана, и мы вправе ею гордиться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 19, 2008 11:50 am    Заголовок сообщения: III интервью. GZT.ru, Барбара Фриттоли. Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008051901
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Барбара Фриттоли
Авторы| Ольга Романцова
Заголовок| Барбара Фриттоли: “Несправедливо вытаскивать оперу на стадион”
Где опубликовано| "Газета" № 90
Дата публикации| 19 мая 2008 г.
Ссылка| https://www.classicalmusicnews.ru/interview/barbara-frittoli-2008/
Аннотация| Интервью

В зале имени Чайковского вчера выступила итальянская певица . Этим концертом завершился абонемент филармонии «Звезды мировой оперы в Москве». О музыке композитора Джузеппе Мартуччи, толковании слова "примадонна" и творческом дуэте со своим мужем Барбара Фриттоли рассказала в интервью корреспонденту "Газеты" Ольге Романцовой.

- От вас ожидали программу арий Верди или Пуччини, а вы привезли Моцарта и Мартуччи.
- Я не люблю исполнять арии из опер на концертах. Ария, вырванная из контекста спектакля, теряет половину смысла, вложенного в нее композитором. В спектакле эмоциональное напряжение растет от эпизода к эпизоду. Исполняя арию отдельно, певица не может донести чувства ее героини. Поэтому я предпочитаю для концертов либо камерный репертуар, либо специальные концертные арии.

- Где вы нашли арию Мартуччи «La canzone dei ricordi»? В России ни этого произведения. ни этого автора почти не знают.
- Честно говоря, для нас, итальянцев, музыка Мартуччи тоже терра инкогнита. Об арии «La canzone dei ricordi»я узнала благодаряРикардо Мути. Он когда-то записывал ее вместе с Миреллой Френи, потом захотел записать еще раз, но Френи не cмогла или не захотела. Мути обратился ко мне. Я спела арию, мне очень понравилось это красивое, романтическое произведение, и с тех пор я его иногда исполняю.

- Вы много работали с Рикардо Мути. На чьей стороне вы были, когда он со скандалом уходил из "Ла Скала"? Многое ли изменилось в театре после ухода Мути?
- Изменилось очень многое. Я пела в "Ла Скала" как раз в то время, когда случился окончательный разрыв Рикардо Мути с театром. Я была на его стороне. Во-первых, потому, что не могла согласиться с политикой театра: мне было неприятно то, что они сделали. Точно такая же история произошла до Мути с Клаудио Аббадо. В "Ла Скала" бывает, что после 15-20 лет плодотворного сотрудничества с каким-нибудь дирижером того выставляют на улицу. Во-вторых, я многим обязана Мути: он меня всегда поддерживал и многому научил как певицу. Безоговорочно приняв его сторону, я отменила все свои последующие договоренности с театром, чтобы дать понять, на чьей я стороне. С тех пор прошло несколько лет. Каждый год в "Ла Скала" предлагали мне что-нибудь спеть, я отказывалась, и только в этом году вернулась и спела в опере Пуччини «Сестра Анджелика». У меня были довольно противоречивые ощущения. В театре полностью поменялась вся команда, меня окружали новые люди, и я не совсем поняла, в каком направлении будет развиваться театр. Но при любых обстоятельствах я честно делаю свою работу. «Сестру Анджелику» я спела. Посмотрим, что будет дальше.

- Оперный мир довольно жесток. Вам трудно удерживать занимаемую позицию?
- Для меня опера - прежде всего работа. Я делаю ее профессионально и всегда провожу грань между работой и частной жизнью. Прихожу в театр, пою, после чего исчезаю. Мне гораздо приятнее проводить время в кругу семьи. У меня замечательная дочь и прекрасный муж.

- Ваш муж музыкант?
- Да, певец Наталь де Каролис.

- Поете ли вы вместе?
- Случается, что мы работаем вместе, хотя в таких случаях мне очень сложно отделять личные отношения от рабочих. В феврале мы пели вместе в «Cosi fan tutti» Моцарта: я - Фьордилиджи, он - дона Альфонсо. В общем-то у мужа другой репертуар: он поет Россини, которого я не исполняю. А вот Моцарт для нас - одна из немногих точек соприкосновения.
Мы не афишируем наш брак. Недавно произошла забавная ситуация: нас позвали в один спектакль совершенно независимо друг от друга. А когда заметили, что мы приходим вместе на репетиции, очень удивились: «Вы что, живете вместе?» Увидев нашу дочь, все были потрясены: никто не знал, что у нас общий ребенок.

- Вы правда не любите, когда вас называют примадонной?
- У этого слова два значения. Сопрано в опере - всегда примадонна, просто потому что поет заглавную партию. Это значение я принимаю. Но слово «примадонна» у многих ассоциируется со вздорным поведением певиц, которые способны закатить скандал или устроить истерику. Ко мне это не имеет отношения. Я стараюсь быть настоящим профессионалом и благожелательно относиться к людям, работающим над спектаклем. Если мне что-то не нравится, я спокойно прошу исправить ошибку.

- Для того чтобы оставаться спокойной, нужен сильный характер.
- Просто я считаю, что певец - один из тех, кто участвует в создании спектакля. Каждый в этой команде делает свою работу. Не стоит задирать нос и доказывать, что ты самый важный. Если певца не загримируют, например, впечатление от него будет иным.

- Что может вывести вас из себя?
- Только одно: если кто-то на сцене халтурит. В этом случае я могу подойти к человеку и сказать все, что об этом думаю.

- Сейчас многие ваши коллеги поют на стадионах. Как вы к этому относитесь?
- Мы живем в демократическом обществе, где каждый может делать то, что хочет. Если бы мне предложили выступить в таком формате, я бы отказалась. Мне кажется, что опера - особое искусство. Несправедливо вытаскивать ее на стадион.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 19, 2008 5:46 pm    Заголовок сообщения: IV интерью. НГ, Константин Ремчуков, 28 апреля 2008 года. Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008051902
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Темирканов Юрий
Авторы| Константин Ремчуков
Заголовок| Темирканов изменил финальную сцену в премьерном спектакле
Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 19 мая 2008 г.
Ссылка| https://www.ng.ru/culture/2008-04-28/10_karmen.html
Аннотация| Интервью

В последние три дня я по трем поводам был в Большом театре. И все эти поводы достаточно интересны.

Первым поводом и исходным импульсом было для меня посещение премьеры оперы «Кармен», где последняя сцена через два дня после премьеры была изменена Темиркановым. Юрий Темирканов очень любит эту музыку – она действительно абсолютно хитовая, если смотреть на нее современным взглядом, то каждый саундтрек – это абсолютный шедевр. Но постановщик сделал последнюю сцену убийства Кармен очень многолюдной, очень шумной и очень жестокой – героине нанесено больше десяти ударов. Это превратилось в зрелище в стиле бродвейских мюзиклов – например, «Вестсайдской истории», когда в момент жестокой поножовщины кругом шумят. Но, как известно, на миру и смерть красна: то есть такое решение, авторское и режиссерское, безусловно, имеет право на существование, потому что подобная смерть подчеркивает некую обыденность и придает некую легкость восприятию. На глазах людей совершается убийство, но никто по этому поводу не испытывает сильных эмоций. Это одно прочтение.
Темирканов, как главный приглашенный дирижер Большого театра, был очень огорчен. Я с ним беседовал после спектакля:

– Как вы хорошо сегодня дирижировали. В какие-то моменты я чувствовал концертный уровень исполнения.
– Знаете, у меня было хорошее настроение.
– А почему?
– Понимаете, я был так огорчен после первых двух дней, что даже не хотел приезжать из Петербурга. Мне не очень хотелось дирижировать сценой такого жестокого убийства. И мы переделали последнюю сцену: мы убрали всех зрителей, оставили Хосе и Кармен один на один. И Хосе покончил с Кармен одним ударом. Но драматизм восприятия от этого не уменьшился. Более того, был усилен безысходностью и фактически беззащитностью Кармен.
Темирканову очень понравилась эта гуманистическая версия концовки. И от себя добавлю, что так бывает довольно редко, когда премьерный спектакль подвергается корректировке буквально на третий день исполнения. Но, на мой взгляд, он от этого не проиграл, а выиграл. И главный дирижер, Юрий Темирканов, вышел на сцену после спектакля (чего не сделал в первый день) и был удостоен большой овации.

Другое событие связано с заседанием исполкома попечительского совета Большого театра, председателем которого я являюсь, где была рассмотрена работа попечителей и Фонда Большого театра. Мы утвердили расходы, конкретные программы, мероприятия, которые могут осуществляться за счет средств попечителей.
Хотелось бы обратить внимание, что благотворительная деятельность делится на несколько направлений.

В первом разделе финансирование в сфере поддержки творческой деятельности театра – новых постановок и специальных творческих мероприятий. Новые постановки Большого театра 2008 года – балет «Сильфида», опера «Кармен», балет «Пламя Парижа» (премьера в июле), опера «Сказание о Граде Китеже» (премьера в октябре), балеты Форсайта.
Мы оказываем поддержку и в организации творческих специальных мероприятий, таких как камерные симфонические оркестры. Около миллиона рублей в год для того, чтобы можно было обеспечить участие Темирканова и Юровского. Мастерская новой хореографии Ратманского – это материальное оформление постановки на музыку Скрябина (выделено 2 100 000 руб.). Финансирование деятельности по совершенствованию мастеров, включающее в себя проведение мастер-классов, приглашение педагогов-репетиторов (на это выделено 1 200 000 руб.).
Второе направление – благотворительные мероприятия в сфере оказания поддержки текущей творческой деятельности Большого театра. А именно: приобретение музыкальных инструментов для основной сцены (26 000 000 руб.) – уже осуществлен авансовый платеж за 90 пианино и роялей. Сюда также входит приглашение исполнителей для участия в спектаклях текущего репертуара (4 800 000 руб.). Затем – финансирование аренды и расходов по страхованию музыкальных инструментов для ведущих солистов оркестра театра (за три скрипки, которые берутся из Госколлекции). И поддержка деятельности детского хора театра (400 000 руб.).
Третье направление – благотворительные мероприятия в сфере поддержки международных программ, связанных с развитием Большого театра: гастроли за рубежом (21 800 000 руб.) в Ла Скала и Парижской опере, в России (10 000 000 руб.) – в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге.
Раздел четвертый – поддержка фестивалей и конкурсов с участием Большого театра. Например, Фестиваль в честь 100-летия Марины Тимофеевны Семеновой, а также юбилейные вечера Владимира Маторина и Фуата Мансурова.
Пятое направление – благотворительные мероприятия по оказанию материальной помощи артистам и нетворческим работникам театра.
Шестое – финансирование поддержки и охраны здоровья творческих работников; поддержка социальных программ театра и выделение премий лучшим сотрудникам.
Седьмой раздел связан с научно-исследовательской и просветительской деятельностью Большого театра.
И последний, восьмой, – поддержка деятельности Большого театра по сохранению исторических и культурных ценностей.
Вот направления деятельности попечительского совета. В настоящее время обсуждается разработка следующей долгосрочной программы (заседание запланировано на июнь) по развитию Большого театра с помощью попечителей, поскольку первая, рассчитанная на вывод Большого театра из кризиса, завершена. О кризисе уже никто не говорит.

И третье событие произошло в субботу, когда попечительский совет провел внеочередное заседание на объекте – на стройке-реконструкции Большого театра. Были вице-премьер Александр Жуков, члены попечительского совета Виктор Вексельберг, я, Максим Викторов (новый член совета), Михаил Швыдкой. Мы провели на стройке почти три часа, в сапогах, в касках. Прошли по всему объекту, поговорили со строителями. Выяснилось, что произошла задержка с реконструкцией Большого театра почти на год. Главная причина в том, что после вскрытия штукатурки уровень аварийности оказался на 70% выше, чем планировалось до начала работ (то есть стандартные методы точечного вскрытия стен не позволяют получить адекватной картинки). Выяснилось, что здание готово сложиться со всех сторон в любую минуту. И целый год по уникальной российской технологии происходило создание каркаса, сплетения стальных корсетов вокруг всех опорных стен Большого театра при параллельном задавливании (именно задавливании, без единого удара, поскольку удары привели бы к обрушениям) более двух тысяч свай. С ноября происходит ежечасный мониторинг – осадки не произошло ни на один микрон. Как только выяснилось, что осадки нет, можно было начинать экскаваторные работы по вывозу грунта, поскольку сваи ушли на глубину двадцать шесть метров и коснулись твердого грунта, известняка, не подлежащего осадке. Эти работы потребовали 2 млрд. руб. Сейчас все идет четко в соответствии с графиком. Де-факто уже приступают к работе реставраторы. К декабрю общестроительные работы будут закончены, реставрационные – продолжены в полном объеме и начнется монтаж оборудования фирмы Bosh стоимостью 7 млрд. руб. Будет очень хорошая акустика, поскольку убрали бетонную деку, залитую в 1949 году к празднованию 70-летия И.В.Сталина. Боялись, что диверсанты и шпионы просочатся в зал во время торжественного юбилейного заседания из-под земли и убьют вождя. Можно представить, насколько это бетонирование ухудшило акустику в Большом! После реконструкции звук на главной сцене страны будет уж точно лучше.
Сейчас стоит вопрос о внесении предложения в правительство об увеличении объемов финансирования для завершения работ по реконструкции и реставрации комплекса зданий Большого театра (куда помимо самого театра входят, например, важнейшие помещения мастерских, складские помещения и поликлиника). Попечители остались очень довольны увиденным.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 21, 2008 8:47 am    Заголовок сообщения: V интервью: РГ, В.Маторин, 20 мая Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008052101
Тема| Музыка, Опера, БТ, Персоналии, Владимир Маторин
Авторы| Ярослав Седов
Заголовок| Партия Маторина
Народный артист России отметил свое 60-летие концертом в Большом

Где опубликовано| Российская газета - Федеральный выпуск № 0(4663)
Дата публикации| 20 мая 2008 г.
Ссылка| https://rg.ru/2008/05/20/matorin.html
Аннотация| Интервью

Фото: ИТАР-ТАСС.

Владимир Маторин: Когда поешь "Славное море, священный байкал" или "Степь да степь кругом" - зал встает. Не потому, что я так хорошо пою, хотя я стараюсь, конечно...

Владимир Маторин - солист Большого театра, бас, обладатель сильного, уникального по тембру голоса и яркого актерского дарования.
Ему рукоплещут женевский "Гран-театр" и чикагская "Лирик-опера", театры Италии, Франции, Германии, США, Швейцарии, Испании и других стран. Он известен не только как выдающийся оперный певец, но как талантливый педагог, исполнитель духовной музыки, народных песен и старинных романсов. Накануне концерта наш корреспондент побеседовал с юбиляром.
Российская газета: Вы удостоены ордена "За заслуги перед Отечеством". Что вы лично для себя считаете своей главной заслугой за последнее время?
Владимир Маторин: Более всех своих оперных партий и концертных работ я горжусь тем, что мне удалось создать Фонд возрождения культуры малых городов России. Мне кажется, жители малых городов во многом обделены возможностями соприкосновения с культурой, а потребность в ней у них не ниже, а может быть, и выше, чем у жителей мегаполисов.
РГ: Где именно вы проводили акции Фонда?
Маторин: Зарайск, Елец, Переславль-Залесский, Шуя, Иваново - и так далее, не перечесть. Мы бы объехали всю страну и надеемся продолжать наши акции в будущем. Причем это чистая благотворительность, артисты получают только суточные, а все сборы перечисляются на нужды тех городов, где мы выступаем.
РГ: Понятно, чем эти концерты являются для публики, а что цените в них вы как артист?
Маторин: Я много ездил по России с концертами, и меня всегда потрясала искренность приема. Для меня это общение невероятно ценное - глаза в глаза, а не через рампу, как на больших сценах. Кроме того, я имею возможность "добирать" в них тот репертуар, которого мне не хватает на больших сценах. Камерную музыку, песни, романсы. Очень люблю духовную музыку, вот недавно в череде юбилейных концертов спел в Большом зале консерватории программу, составленную исключительно из духовных произведений. В советские времена мы были отлучены от религии и церкви, я довольно поздно открыл для себя этот пласт. И теперь купаюсь в нем. Молитва - дело интимное, она требует уединения и сосредоточенности. Но церковная музыка - совсем другое дело. Это очень красивые, воодушевляющие произведения, это способ духовного общения с публикой. Ну а песни... Я думаю, эта музыка заложена в наших генах. Когда поешь "Славное море, священный Байкал" или "Степь да степь кругом" - зал встает. Не потому, что я так хорошо пою, хотя я стараюсь, конечно (смеется). А потому, что это задевает самые чувствительные струны души.
РГ: А чего вам не хватает в театральной работе?
Маторин: Мне грех жаловаться: я пою без малого 34 года, в моем репертуаре 33 партии. Хотя выучил я 53 - так нас в свое время проверяли на прочность. Поручали роль, не предупреждая, что исполнять ее не будешь. Смотрели, как учишь, как справляешься с репетиционным процессом. Это, конечно, мучительно, но я должен сказать, что школа репетиционного процесса у нас сейчас во многом утрачена, а ведь профессиональный уровень в основном держится на ней, а не только на вокальном мастерстве певцов.

В Большом театре у нас сейчас вынужденно ограниченный репертуар, на Новой сцене не развернешься. И это очень жаль. Крупные партии, которые я очень ценю, я вложил в них много труда - Борис Годунов, Пимен, Хованский, Иван Сусанин, Кончак, Галицкий и другие - сегодня их петь практически не приходится. Зато я теперь много работаю по контрактам за рубежом.
РГ: Какие из последних зарубежных работ вы бы выделили?
Маторин: Бориса Тимофеевича в "Леди Макбет Мценского уезда" Шостаковича в Женеве. Это партия сложная, как Борис Годунов: басу высоко, баритону низко. Но очень интересная, насыщенная эмоциями, актерскими задачами. Ставил немец, стремившийся к правдоподобию. Когда меня там убивают, то кладут в гроб, и потом этот гроб периодически появляется в последующих сценах. А еще я после смерти являюсь героям в страшном сне, как загробное видение. Для этой сцены мне в специальной оптической клинике вставляли белые линзы в глаза - как будто бельма. Но представьте, каково было огорчение - столько мучений, а из зала ничего этого не видно.

Еще я впервые спел в Лондоне Варлаама в "Борисе Годунове", потом этот спектакль был показан в Мадриде, Страсбурге и Брюсселе. Мне очень радостно, что русская опера становится частью мирового оперного процесса, а не чем-то экзотическим. И вы знаете - они исполняют ее на русском языке гораздо аккуратнее и правильнее, чем мы зарубежную оперу на итальянском или немецком.
РГ: Какую сцену вы считаете для себя самой трудной и ответственной?
Маторин: Конечно, Большой театр. Он не нами придуман, это некая данность, которую не разрушили ни революция, ни иные времена. Дай нам Бог счастье ощущать свою к нему причастность. А вообще любой театр - ниагарский водопад, в нем нужно сохранять и выносливость, и устойчивость, и профессиональные принципы. Если ты не принадлежишь ему целиком - успеха не добьешься. С годами понимаешь, что весь твой образ жизни, по существу, должен быть подчинен служению театру. Как в монастыре. Но то, чего достигаешь в театре болью, кровью и слезами, потом вспоминаешь с удовольствием.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 22, 2008 3:53 pm    Заголовок сообщения: VI: Режиссер Франко Дзеффирелли - "Известиям" 22 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008052201
Тема| Музыка, Опера, фестиваль "Черешневый лес", Персоналии, Франко Дзеффирелли
Авторы| Мария Бабалова
Заголовок| "Буду ли я ставить в Большом - спросите на небесах"
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 21 мая 2008 г.
Ссылка| https://iz.ru/news/336754
Аннотация| Интервью

Всемирно известный итальянский режиссер Франко Дзеффирелли в рамках фестиваля "Черешневый лес" представил в Пушкинском музее русское издание своей "Автобиографии". Увесистый том на полтысячи страниц рассказывает о дружбе Дзеффирелли с Коко Шанель, Марией Каллас, Джиной Лоллобриджидой, Лоуренсом Оливье, о сотрудничестве с Караяном и Бернстайном и даже - с обезоруживающей откровенностью - о гомосексуальных опытах... На презентации 85-летнего маэстро сопровождал загадочный мужчина в классическом строгом костюме и почему-то в кроссовках на босу ногу. Осведомленные люди смущенно пояснили: "Это Лоренцо - приемный сын маэстро"... На следующий день после презентации Франко Дзеффирелли вернулся в Италию, но прежде он пообщался с обозревателем "Известий".

вопрос: Маэстро, в последнее время вы часто бываете в Москве...
ответ: Я до безумия люблю Россию, особенно Москву с ее великолепными соборами. Честно сказать, мне даже обидно, что за всю свою очень длинную жизнь я так и не выучил русский язык. Но я хорошо понимаю Россию через ее кинематограф, литературу, балет. Но, к сожалению, я вижу и очень много недостатков. Например, то, что сейчас творится на Красной площади, - какие-то уродливые торговые палатки, очень грязно. Ничего подобного невозможно ни на площади Святого Петра в Риме, ни на Трафальгарской площади в Лондоне. Это действительно стыдно! Еще одна вещь меня неприятно удивила - планы построить огромный отель "Четыре сезона" (на месте бывшей гостиницы "Россия". - "Известия"). Это безобразие, которое следовало бы запретить. Ведь в таком случае отель будет перегораживать вход на Красную площадь и портить вид на Кремль и собор Василия Блаженного. И потом, что станет с уличным движением, с парковками, куда люди денут машины?! Мне эта затея очень не нравится. Я так бурно реагирую потому, что, если в Москве происходит что-то не то, меня это лично задевает, как если бы речь шла о моем родном городе.

в: В Москве поговаривают, что, после того как основное здание Большого театра откроется после реконструкции, вы будет первым иностранным режиссером, кто поставит там спектакль...
о: Как бы я хотел, чтобы это было именно так! Но пока никаких конкретных договоренностей нет, так что надо спросить на небесах.
(фото: Игорь Захаркин/"Известия")
в: Русское издание вашей книги отличается от других?
о: Оно абсолютно идентично итальянскому, но они оба отличаются от издания 1986 года. Двадцать два года назад я написал первый вариант своей автобиографии, который был переведен на 12 языков, но только не на русский и не на итальянский. Мои итальянские издатели тогда сказали: подожди, рано тебе писать биографию, тебе еще столько предстоит сделать. И это правда. Последние годы были полны напряженной работы, это были годы подлинной творческой зрелости. Так что теперь французы и англичане кусают локти и говорят: давайте печатать вторую часть биографии. А вот русские, как и итальянцы, молодцы, они выждали паузу.

в: Многое ли из сокровенного осталось за строками книги?
о: Если бы я описывал все, что произошло в моей жизни, не хватило бы и дюжины книг. Я всегда жил очень полной жизнью. Но, конечно, были события, которые повторялись. Например, я семь раз ставил "Дон Жуана", но каждый раз решение было новым. Восемь раз ставил "Травиату", и каждый раз все было по-новому. Поэтому, когда я сел за стол, чтобы писать книгу, я решил, что сделаю главы, посвященные "Дон Жуану", "Аиде", "Травиате", "Богеме" и так далее. То есть тем произведениям, что преследовали меня всю жизнь.

в: Ваша книга порой удивляет степенью откровенности. Зачем вам это было нужно?
о: Я хотел быть искренним и раскрыл в книге многое из того, чего обо мне никто никогда не знал. Я считаю, если человек пишет о своей жизни, он не должен чего-то стыдиться, иначе не надо вообще браться за это дело. Надеюсь, те, кто прочтет мою книгу, станут моими друзьями.

в: С течением жизни ваш характер изменился?
о: Возможно, я победил некоторые недостатки. Стал более свободным. Начал прямо говорить людям нелицеприятные вещи. Раньше я был более дипломатичным, а сейчас говорю то, что думаю. У меня осталось мало времени, и я не могу позволить себе его терять. К сожалению, я живу в эпоху, в которой очень многое не одобряю.

в: Что, например?
о: Например, меня пугает судьба оперы. Композиторы больше не пишут красивой музыки для оперного театра. Дурной вкус и ложные ценности распространяются с невероятной скоростью. Люди не хотят посвящать себя идеалам искусства. Теперь повсюду глобализация, потребительское отношение и сумасшедший культ денег.

в: Какие ценности вы считаете ложными?
о: Несмотря на все революции и обещания политиков, бедные остаются бедными, и их становится все больше. Пропасть между богатством и бедностью стремительно увеличивается. Ни Америка, ни самые развитые страны Европы не смогли добиться социальной справедливости. Не надо устраивать Октябрьскую революцию, чтобы разрешить эту проблему. Надо убедить богачей, чтобы они помогали бедным.

в: Вы дважды избирались в итальянский парламент. Что вы искали в политике?
о: Инструмент для осуществления того, что простой гражданин осуществить не может. Я был избран от Сицилии и многое делал для самого бедного населения этого региона, особенно для детей. Улучшал образование, способствовал строительству школ и театров, занимался реставрацией памятников. Правда, я быстро понял, что политике надо посвящать себя целиком. Либо ты политик, либо режиссер. Но я пробыл в сенате семь лет и являюсь пожизненным сенатором. Мне нравилась эта работа, к тому же мне всегда хотелось поддержать своего друга Сильвио Берлускони - хотя бы для того, чтобы Италия избежала победы коммунистов на выборах.

в: Сегодня вы по-прежнему поддерживаете своего друга Сильвио?
о: Да, конечно. Потому что он точно знает, в чем сегодня нуждается наша Италия. Я чувствую это как режиссер.

в: А что вы считаете основой своего режиссерского метода?
о: Артисты, с которыми ты работаешь, должны себя чувствовать очень любимыми. Ты должен заниматься их проблемами. Мы все в мире театра живем фантазиями, мы очень ранимые существа и должны чувствовать, что есть кто-то, кто нас понимает и готов в любое время суток решать наши проблемы. Так было с Марией Каллас. Я всегда очень подробно и долго говорил с ней о ее проблемах. Это была очень гордая женщина, которая все хранила в себе, и только очень узкому кругу друзей она позволяла узнать, как ей нужны искреннее общение и поддержка. Мы с ней одногодки и были как брат с сестрой. Она могла мне позвонить среди ночи, попросить приехать, и уже утром я был в аэропорту, чтобы по ее просьбе немедленно вылететь, например, в Лондон.

в: Почему, по-вашему, божественно талантливая женщина была столь несчастной в личной жизни?
о: У многих выдающихся артистов несчастная судьба. Мы обречены на одиночество. Многие великие сопрано умерли девственницами... Ну, скажите, какому настоящему мужчине захочется быть "мистером Каллас"?

в: А как так вышло, что в кино вы снимали и Катю Риччарелли, и Терезу Стратас, и Елену Образцову, а свою "родную сестру" Каллас - ни разу?
о: Она совершенно не подходила для кино. Она снялась в одном единственном фильме - в "Медее" Пазоллини, и это было очень, очень плохо. Она не была фотогенична в том смысле, в котором это надо для кино. Но зато она была великолепна в театре - как никто другой. Есть запись второго акта "Тоски" в моей постановке из Covent Garden 1964 года. Это великолепно, потрясающе! Хотя репетиции, я помню, проходили очень тяжело. Но там Каллас - богиня. Это хоть раз в жизни должен увидеть каждый.

в: Какие ваши любимые слова на репетиции?
о: В основном это ругательства. Не самые многоэтажные и богохульные, но все-таки крепкие, нецензурные.
в: В прошлую нашу встречу вы без паузы прикуривали одну сигарету от другой. Сейчас же за полтора часа не взяли в рот ни одной...
о: Да, я был заядлым курильщиком на протяжении 65 лет. И давно говорил себе, что надо бросить. Но у меня не было личного стимула для такого трудного поступка. И тут заболела моя любимая собака. Когда я лечил ее, то дал обет: если она выздоровеет, я брошу курить. Она не выздоровела, но я все равно бросил курить. В память о ней.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 29, 2008 12:51 pm    Заголовок сообщения: VIII: Известия 17:51 28.05.08, Г.П.Вишневская Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008052901
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Галина Вишневская
Авторы| Мария Бабалова
Заголовок| Галина Вишневская: "Продавая коллекцию, я устраивала дела семьи"
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 28 мая 2008 г.
Ссылка| https://iz.ru/news/337025
Аннотация| Интервью

Минувший год стал для Галины Вишневской временем жестоких испытаний. Вместе с ней вся страна переживала болезнь и смерть ее супруга - великого музыканта Мстислава Ростроповича. Вишневская приняла этот удар со свойственными ей стойкостью и достоинством. Галина Павловна по-прежнему очень много работает и остается в центре общественного внимания. После печальных событий она решила расстаться со своей знаменитой коллекцией русского искусства, которую звездная чета собирала многие годы. Это собрание стало национальным достоянием России и теперь открыто для публики в Константиновском дворце под Санкт-Петербургом.

Вишневская удивила страну и мир, сыграв без дублеров и поблажек заглавную роль в картине Александра Сокурова "Александра". Съемки проходили в Чечне под палящим солнцем, на сорокоградусной жаре. Фильм увидели не только в России, но и в Америке, в Германии, во Франции. На днях в Англии фильм получил престижную награду "Time for Peace Film and Music Award". Сегодня смысл жизни Галины Павловны во многом составляет ее Школа оперного пения, где Вишневская открывает ученикам тайны мастерства. В разгар именного конкурса молодых оперных артистов, который Галина Вишневская проводит уже второй раз в поисках новых звезд, она нашла время встретиться с обозревателем "Известий".

"Я хотела одним махом устроить дела семьи" Фото: PEUTERS

вопрос: Для вас стало неожиданностью, что продажа вашей коллекции наделает столько шума?
ответ: Я знала, что так будет. Потому что видела, как происходят на Западе продажи собраний известных артистов. Пусть обсуждают. Это нормально и привычно. Про артистов же всегда говорят. Про одних меньше, про других больше.
Фото: Значительную часть коллекции состаляют роскошные предметы быта

в: Теперь вы уже не будете ничего собирать?
о: Нет, конечно. Если бы я хотела продолжать это дело, я не избавлялась бы от коллекции.

в: Не жалеете сегодня о своем решении?
о: Нет. Я выставила коллекцию на продажу, потому что, когда произошло несчастье в нашей семье - не стало Славы, поняла, что то же самое может произойти и со мной в любой момент. Сегодня я есть, завтра нет. И все, что мы имели, остается на моих дочерей. А их собирательство не интересует, они этим никогда не увлекались, дома у них ничего подобного нет. Будет банальная дележка: одной - чашка, другой - ложка. Еще не хватало, чтобы они из-за этого перессорились. При мысли о такой перспективе мне делалось дурно. А деньги я распределю как надо. Так часто поступают в семьях, где возникает подобная проблема. Я хотела одним махом устроить дела семьи. Приехали, все упаковали и вывезли за один день. И это к лучшему, чтобы некогда было раздумывать, душу в клочья рвать. Считаю, что я правильно сделала.

в: В семье всегда последнее слово было за вами?
о: Секрет настоящей женщины в том, что она никогда не противится мужчине. Он чего-то требует, ожидает сопротивления - а она, к его удивлению, покорно отступает. И пока он прибывает в изумлении, она так же тихо наступает. Мы-то, женщины, знаем, кто на самом деле главный... Но если ты умна, то и держи свое знание при себе. Не понимаю женщин, которые кричат: хочу быть сильной как мужчина. А я вот хочу быть слабой. Не желаю никого на скаку останавливать - ни коней, ни быков. Может, потому что всю жизнь именно этим и пришлось заниматься...

в: У вас сложились какие-то человеческие отношения с Алишером Усмановым, который приобрел вашу коллекцию для России который приобел век участвовали в первом туре! ?
о: Нет. Я с ним практически не знакома, и у нас нет никаких отношений. Мне просто сказал агент аукциона Sotheby's, что поступило предложение от российского бизнесмена еще до начала торгов целиком выкупить всю коллекцию. Я, конечно, согласилась. Меня устраивало, что все будет сохранено в одних руках, а тем более вернется в Россию. Потому что в коллекции есть бесценные вещи.

в: Представители аукционного дома Sotheby's утверждают, что вы еще что-то в ближайшее время предложите к продаже.
о: Нет, пока нет. У меня, конечно, есть еще ценные вещи - мебель, дома, квартиры. Но я отдала самое главное - картины Репина и Григорьева. Борис Григорьев - мой самый любимый художник.
Фото: Картина Бориса Григорьева "Лики России" (1921 год) была самой дорогой в коллекции Вишневской

в: Теперь вы продадите и квартиру в Париже, где хранилась основная часть коллекции?
о: Да. Теперь в Париже если я и бываю, то мало. Квартира стоит пустая. Кому это нужно? За ней необходим постоянный присмотр.

в: Где же будет ваша резиденция?
о: Вероятно, переберусь в Лозанну. Там и дочери, и внуки будут довольно часто появляться. Там лыжи, спорт - прекрасные места для отдыха. К тому же у нас у всех швейцарские паспорта.

"Врать не стану никогда в жизни"

в: А на Москву и Петербург сколько времени оставляете?
о: В Петербурге, к сожалению, я очень редко бываю. Обожаю этот город. У меня там чудесный дом. Но дело моей жизни сегодня в Москве. Никогда не думала, что оно меня так сильно затянет. Думала, буду вести свободную жизнь, контролируя процесс на расстоянии. Но не получается. Школа требует неусыпного внимания.

в: Выходит, нужен постоянный окрик барыни...
о: Матушки. Ну-ка, давай-давай, поворачивайся, не спи на ходу. Но я безумно счастлива, что могу помочь молодым певцам найти себя в профессии.

в: С кем интереснее заниматься - с мальчишками или с девочками?
о: По-разному. Многое, конечно, от таланта зависит. Но все же с басами больше люблю заниматься. Они меня почему-то понимают очень хорошо и быстро раскрываются.

в: Чему труднее всего научить современную молодежь?
о: Труднее всего "выскрести глотки", убрать все уже напетые недостатки. Как правило, все, кто ко мне приходит, имеют внушительный багаж ошибок и проблем с голосом. Первый год обучения уходит на то, чтобы просто поставить голос на место. Я не говорю о каких-то взлетах. Просто, чтобы можно было слушать - без фальши и "петухов". Когда пошло правильное дыхание, голос расцветает. А уже на втором году может идти речь о наработке репертуара.

Но нельзя научить, можно только научиться, я это твердо знаю по себе. И порой приходится расставаться с учениками. Они плачут, я в отчаянии, но бывают ситуации, когда совершенно ничего нельзя сделать. К счастью, такие истории редки. И много наших ребят уже в театрах поют - они востребованы в профессии. Вот сейчас свой конкурс уже второй раз провожу. Более двухсот человек участвовали в первом туре! Дай бог, повезет и удастся найти настоящего оперного артиста.

в: Сегодня вы часто бываете в опере?
о: Я почти не хожу ни в театры, ни на концерты. Наверное, это плохо, но я - максималистка. Воспринимаю как личное оскорбление, если на сцене невесть что происходит. А сегодня среди артистов засилье махрового середняка. Они позволяют делать с собой все что угодно, не зная слова "нельзя". Сейчас катастрофически упал критерий. Любое низменное самовыражение могут назвать искусством. Я же в таком случае завожусь с полоборота. Совершенно теряю над собой контроль. Потом несколько месяцев хожу больная. Это ужасно. Но я не могу иначе. Никогда не считала нужным скрывать свои впечатления. Если я пришла и интересуются моим мнением, я должна сказать все. Врать не стану никогда в жизни.

"Я слушалась Сокурова беспрекословно"


в: А кино новое смотрите?
о: Очень редко. По той же причине.
в: Свою "Александру" сколько раз видели?
о: У меня есть диск с фильмом, я его иногда пересматриваю. До сих пор не могу привыкнуть к себе на экране в этой роли. Смотрю как на неведомую мне актрису. В "Александре" произошло рождение женского образа, совершенно неожиданного для меня. Хотя я вроде ничего особого не делала для этого. Но вот уже первое появление моей героини на экране меня пронзило. Думаю, Сокуров наколдовал, напитал мой образ и фильм особой энергетикой. Атмосфера в фильме получилась очень яркая, и это по сути при отсутствии событий, как таковых. Подобный подход дает возможность уйти в любые просторы не только страны, но и мира. Сегодня оружие стреляет повсюду. Дети расстреливают в школах, в университетах своих учителей и товарищей.

Каждого человека родила женщина. Так было и будет всегда, вовеки веков. Другого способа нет. Вот моя Александра Николаевна идет по этой военной базе и смотрит, кого же мы нарожали и что с этими детьми происходит. Размышляет, как жить дальше. Но в фильме нет прямого ответа на этот вопрос.
Кадр из фильма
в: Для вас в этой работе было много неожиданностей?
о: Безусловно. Всё, что я раньше играла в кино - "Леди Макбет Мценского уезда" или "Провинциальный бенефис" по Островскому, это совсем другое, ничего похожего. Здесь получилась настоящая драматическая роль в большом кино. А с театром, где я должна подать голос в зал на две с половиной тысячи мест, и вовсе не может быть никакого сравнения. Ярко выраженным должно быть все. Публика должна не только меня слышать, но и видеть, что я переживаю. Я к этому привыкла, для меня это нормально. Здесь же надо было себя сокращать бесконечно. Иначе будет перебор, пережим. Но у меня, слава богу, хватило ума довериться Сокурову. Он делал со мной всё, что считал нужным. Я же слушалась его беспрекословно, когда он говорил "Уберите немножко, слишком много, спокойнее, тише, медленнее".

в: Кому, кроме Сокурова, удавалось укротить Вишневскую?
о: Покровскому. Ему я абсолютно верила в профессии. Как на репетициях кричал Покровский! "Дура, корова!" Другие артистки злились, плакали... А я не обижалась: в одно ухо влетало, в другое вылетало. Воспринимала это не как грубость, а как допинг. Раз кричит - значит, хочет из меня что-то важное "вытащить". Все мои роли - от первой до последней - это его работа. Даже если были не его спектакли, я к нему приходила, чтобы он со мной поработал. Он никогда не отказывал. Он любил со мной работать. Потому что я люблю репетировать. Для меня это самое главное и интересное в театре.

Когда я поступила в Большой, вообще не знала никаких партий. Взлетела в один день и сразу заняла первое положение. В свой первый сезон получила премьеру - "Фиделио" Бетховена с Покровским и Мелик-Пашаевым. Я думаю, мало таких сюжетов в истории оперного театра. Я пришла уже артистически раскрепощенной: до этого восемь лет была на сцене - четыре года на эстраде, четыре года в оперетте.

в: Вас многие не любили за это чувство свободы и страшно завидовали...
о: Да уж, сколько было интриг, склок и подлостей. Помню, Слава привез мне шубу из Лондона. Это была моя первая шуба! Повесила я ее в артистической и пошла заниматься. Возвращаюсь - вся спина красным лаком для ногтей залита. Несколько ночей сидела этот лак отколупывала. Надо было отчистить каждую ворсинку, при этом нельзя же ацетон использовать - будет пятно... Я тогда пальцы себе чуть не до мяса разодрала. Но все отчистила. Противно, но ничего не поделать. Привыкаешь. Я с 17 лет была на сцене. Для меня это нормальный образ жизни. А ныне театрально-закулисные нравы стали еще жестче. Но что об этом говорить...

"Никто не видел меня пикирующей вниз..."

в: Кто-нибудь из современных оперных звезд вам нравится?
о: Я "old fasion" женщина и артистка. Для меня осталось образцом мое послевоенное поколение. Вся великая плеяда итальянских, американских сопрано - Рената Тебальди, Леонтина Прайс, Мария Каллас. А теноры какие были замечательные! Марио Дель Монако, Джузеппе Ди Стефано, Франко Корелли... Боже мой, сколько их! Вот то, что я любила. Мы были на одном поле. У нас были одинаковые запросы и критерии в искусстве, одна степень ответственности. Мы были понятны друг другу. Большой театр тоже был превосходен в середине ХХ века, но неизвестен тогда на Западе. Я первая из советских певцов стала выезжать за границу - Англия, Германия, Америка. Помню свой дебют на сцене Metropolitan, я пела Аиду. Страшно волновалась. Все зарубежные гастроли требовали фантастической творческой и человеческой концентрации, дисциплины. Потому что я понимала, что за мной стоит и зовет Родина-мать.

Нынешнему поколению певцов международная карьера легче достается - без страха быть наказанными дома, стать "невыездными". Мне кажется, сегодня в Мариинском театре есть группа хороших певцов, которые тоже сейчас подходят к своему критическому финалу.

в: А что такое "критический финал"?
о: Потеря голоса. У мужчин это происходит приблизительно после шестидесяти, у женщин - после пятидесяти лет. Это рубеж, который не стоит переступать. Даже если тебе кажется, что ты еще на коне. Я ушла, быть может, на несколько лет раньше, но не жалею об этом. Я должна была освободить место для певиц, которые в начале карьеры.

в: А что послужило причиной?
о: Меня поглотила какая-то внутренняя усталость. Надоело, может быть. Настал момент, когда просто не захотелось петь. Отменила несколько концертов подряд, а следующие не брала, так и закончила выступать. Мой последний концерт был в 1988 году в Лондоне. Вместе со Славой и Юрием Башметом - в пользу пострадавших от землетрясения в Армении. Я тогда спела несколько романсов. С тех пор я больше никогда нигде не пела. Ни разу!

в: Даже дома, в ванной?
о: Ни-ког-да! Я вообще не имела привычки петь дома. Это вполне естественно. Я - профессионал, я должна выходить на сцену и петь для публики. У меня никогда не было иной потребности. Я ушла с той высокой позиции, которой достигла. Никто никогда не видел меня пикирующей вниз. Я закрыла эту книгу. Конец.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1702
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 25, 2008 4:21 am    Заголовок сообщения: XI: Ю.Темирканов. 15 мая 2008 года Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008053201
Тема| Музыка, Опера, БТ, Персоналии, Юрий Темирканов
Авторы| Лариса Алексеева
Заголовок| В этом сезоне в Большом театре новый главный приглашенный дирижер - Юрий Темирканов.
Где опубликовано| Страна.Ru
Дата публикации| 15 мая 2008 г.
Ссылка| http://www.strana.ru/doc_print.html?id=98185&cid=383
или http://chilingarov.viperson.ru/articles/v-etom-sezone-v-bolshom-teatre-novyy-glavnyy-priglashennyy-dirizher-yuriy-temirkanov
Аннотация| Интервью


В этом сезоне в Большом театре новый главный приглашенный дирижер – Юрий Темирканов. Контракт заключен на три года, что обещает подарить любителям оперы немало прекрасных впечатлений. Первый спектакль – опера Бизе «Кармен» в авторской редакции – уже представлен на суд публики. О себе, новой работе и состоянии российской культуры Темирканов поделился с корреспондентом Страны.Ru.

- Юрий Хатуевич, вы довольны этой работой?
- Я очень доволен тем, что меня судьба связала с Большим театром. Несмотря на то, что в театре так долго идет ремонт, и спектакли вынужденно ставятся на не очень хорошей сцене, а в зале плохо с акустикой, нужно сказать, что Большой всегда был, остается и будет главным и лучшим театром страны. Результатом моего первого общения с этим театром я чрезвычайно доволен.
Для меня важнее всего не то, как я дирижировал, а как сложились мои отношения с Театром, его труппой и администрацией.
И у меня нет повода жалеть, что я согласился работать здесь. А что дальше будет, я пока не знаю. Не скрою, мы обсуждаем какие-то планы, но они еще слишком размыты. Поэтому я и не хотел бы говорить о них.

- Из суеверия?
- Я суеверный, как и все нормальные люди. Кроме того, пока мы еще не определили точно, что именно я буду делать дальше, мне трудно об этом говорить.

- Известный на западе музыковед Норман Лебрехт, написал несколько книг, одна из которых - “Кто убил классическую музыку”- переведена на русский язык. Едва попав в Россию, книга сразу же стала бестселлером. Вы, наверняка, уже давно прочитали книги этого музыковеда на языке оригинала? Что вы о них думаете?
- Конечно, я их прочел с большим интересом. Скажу так - Лебрехт – скандальный человек, но его профессия быть скандалистом. Как впрочем, и всех журналистов мира привлекают лишь скандалы. Правда, Лебрехт гораздо умнее, чем его коллеги по цеху, он очень убедительно пишет. Только надо понимать, что все его книги базируются не на фактах, а преувеличениях.
С другой стороны, к сожалению, в них очень много правды. Знаете, почему я так отношусь к нему так внимательно? Кроме книги об убийстве классической музыки, он написал еще одну - про всех известных на сегодняшний день дирижеров, в том числе и про меня.
Написал он про меня много, но ни слова правды.
Сначала я очень расстроился и даже хотел на него в суд подать, потом передумал, решив, что слишком много чести.

- А что же было не так?
- Он написал, что я в нашей стране очень большой партийный деятель, и поэтому меня после Мравинского назначили в заслуженный коллектив - Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии имени Д.Д. Шостаковича. Оба этих факта – чистейший вымысел, потому что я – беспартийный, хотя мне в моем положении было чрезвычайно сложно избежать вступления в партию и приходилось постоянно что-то сочинять и идти на разные уловки, в том числе и на дуракаваляние. Мне пришлось однажды заявить, что по закону гор мне в партию вступать нельзя. Ведь у меня есть старший брат, и он – беспартийный. А все серьезные поступки в жизни: будь то женитьба или вступление в партию, требуют (по законам гор, разумеется), чтобы старший брат всегда и во всем был первым.
Кроме того, меня не назначали в симфонический оркестр им. Д.Д. Шостаковича. Это был единственный и, я думаю, беспрецедентный случай не только в России, но и во всем мире, когда тайным голосованием оркестр выбрал себе дирижера. Я этим очень гордился, что мне выпала честь стать единственно избранным музыкантами дирижером, а тут Лебрехт цинично наплевал в мое прошлое.

Первый раз в своей жизни я обиделся на критика.


- Неприятный момент. Как вы его пережили?
- Да легко. Ведь я знаю, кто я.

- И те люди, которые живут в России, тоже знают, кто вы.
- Здесь - да. К сожалению, книгу и писали и читали на Западе.

- Но и на Западе сейчас очень много российских музыкантов: исполнители разных поколений, педагоги… Правда, молодое поколение музыкантов, независимо от того, где оно проживает на родине или за границей, не очень радует. Среди них личностей практически не осталось. В лучшем случае они ставят рекорды в скорости и техничности исполнения.
- И что вы предлагаете?

- Как я могу что-то предлагать? Мне бы хотелось вас послушать.
- В последний год мы постоянно говорим о национальных проектах. Но все существующие на сегодняшний день национальные проекты не касаются культуры. «А если, - как говорил Гоголь, - разобраться по совести, то и было-то всего в нем, что густые брови». Национальные проекты - замечательно. Но если, в России нет национального проекта по культуре, то, проблемы, о которых мы сейчас говорим, будут продолжать развиваться, пока не закончатся очень трагически и для страны, и для русской культуры.
Весь мир относится к нам с почтением не потому, что наши богачи принялись разбрасывать деньги, нас уважают за нашу культуру:
за сочинения Пушкина, Достоевского, Толстого, Гоголя, Чайковского, Шостаковича, Прокофьева и других великих музыкантов, которые представляли и представляют нашу страну. Если мы потеряем нашу духовность (это касается не только музыки, но и литературы, и живописи, и культуры вообще), если мы все свое лучшее разбазарим, то останется только большая-большая страна, на гигантской территории, к которой не будет повода относиться уважительно.
Поэтому есть единственный выход: нужно, чтобы общество и государство повернулись к культуре, осознали ее значение. А на сегодняшний день наша страна стремительно теряет культуру. У нас символами Отечества становятся те, кто никакого отношения к культуре не имеет. Это же позор для нации! Да и Запад их не воспринимает. В этом и трагедия.
==
Далее - биграфическая справка
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 09, 2020 9:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008053202
Тема| Музыка, Опера, БТ, Персоналии, Евгений НЕСТЕРЕНКО
Авторы| Владимир Королёв
Заголовок| Евгений НЕСТЕРЕНКО: Медики позволяют мне не только жить, но и жить лучше
Где опубликовано| «Медицинская газета» № 33
Дата публикации| 2008-05-07
Ссылка| https://clck.ru/PZMTw
Аннотация| Интервью

Великий бас современности Евгений Нестеренко свое 70-летие отметил всего двумя концертами - в Москве и Смоленске. Почему бенефис народного артиста СССР, солиста Большого театра России, лауреата Ленинской премии, Героя Социалистического Труда, обладателя многочисленных золотых дисков состоялся в столице, понятно. Но почему выбран провинциальный город?

- Для музыкальной России Смоленск не провинция, - отвечает Евгений Евгеньевич. - Это - родина Михаила Ивановича Глинки. А Глинка - начало всех начал нашей музыки. Георгий Васильевич Свиридов говорил, что всё, к чему прикасался Глинка, рождало традицию. Так вот, традиции великой нашей русской культуры - от Глинки.

Пою в Смоленске, Новоспасском - усадьбе Михаила Ивановича, в гвардейской Ельне постоянно, с 1972 г. Как же я мог не отметить Смоленщину, край героев и творцов, в год своего юбилея! Гагарин... Пржевальский... Твардовский... Исаковский.

Нам чаще надо обращаться к своим истокам, к русским понятиям видения мира, русским образам его постижения, русским усадьбам, русским рекам, чаще бывать в старинных русских городах - здесь коренной народ, здесь наша настоящая и самая искренняя публика, здесь наши традиции, которые здесь же и будут продолжены молодежью. Ей надо только помогать осознавать, кто такой Пушкин, кто такой Мусоргский, кто такой Глинка... Только помогать! И Россия будет не только жить, но и процветать. Давайте беречь наши святые места - Пушкиногорье, Успенский собор Святогорского монастыря, Новоспасское Глинки!.. Это намоленные святые места! Не «Ла Скала»!

- Согласен, это наше национальное, мы им гордимся и никому его не отдадим. Но на фоне суперцивилизованного Запада не выглядим ли мы чересчур патриархальными? Глинку Европа-хиппи не принимала еще 50 лет назад...

- Вот именно: Европа-хиппи, Европа-попса. Хиппи, битники, попса преходящи, а настоящая европейская культура никогда не будет противостоять великой русской культуре! Знаете, увертюра к опере «Руслан и Людмила» в 70-80-е годы была самым исполняемым произведением в мире - с учетом концертов в залах, ТВ, радио и т.д.

- Михаил Иванович Глинка по-прежнему держит Европу в напряжении?

- Держит. И всегда будет держать. Тем он и велик. Но Глинка не монополист. Скажем, Мусоргского в современной Европе знают как минимум не хуже чем Глинку. Потому что у него в операх («Борис Годунов», «Хованщина») есть то, чего они ждут: царь, бояре, кровь, интриги, бунт, убийства - то, с чем у них ассоциируется в основном русская история. А «Руслан...» с его хитросплетениями сюжетными сложнее воспринимается. Это русская опера в чистом виде.

- Если бы сейчас Чайковский, Мусоргский, Глинка, Верди увидели свои оперы в их сегодняшнем исполнении, они бы в обморок не упали, как вы думаете?

- Обморок? Я думаю, произошло бы нечто более страшное. Дело вот в чем. Искусство, конечно, должно развиваться, и каждая постановка может и должна отличаться от другой, но есть нечто незыблемое – доверие к композитору, уважение к драматургу. До недавнего времени первым лицом был композитор, вторым - дирижер, потом артист. Иногда они менялись местами, а сейчас пришло время, когда первым лицом стал режиссер. Кто это такой? Это, как правило, актер или музыкант, у которого проявились способности к постановке спектаклей. Но талантов среди них единицы. А правит бал режиссерская мафия. Что это такое? Это невежественные люди, которые прямо заявляют: «А мне неинтересны ни Чайковский, ни Мусоргский, ни Пушкин, и вообще истории. Я - новатор!» И вот пример такого новаторства. «Борис Годунов» в Мюнхене. Там бояре ходят в бурках кавказских, в папахах, а князь Борис - в каких-то портках и гимнастёрке, и только на коронации какую-то шубенку на него накидывают. Вот такая чепуха. Языка не знают ни режиссер, ни дирижер.

- Это надолго, как вы думаете?

- Вся трагедия в том, что они поддерживаются не только мафией этой режиссерской, но и соответствующей прессой. Ведь на любую такую постановку дается масса рецензий, где одна треть - об истории оперы, а две трети о новаторстве режиссера, о его оригинальной трактовке. А что имеется а виду под оригинальностью? Например, Годунов с лицом Ельцина, в пиджаке, галстуке, на голове корона, а вместо иконостаса - портреты членов Политбюро. Такая постановка была в Зальцбурге. И публика уже зомбирована. Она ждет, что на сцене обязательно должно быть нечто этакое. И наши режиссеры всё это перехватили! Нам в России (!) показывают, например, Татьяну Ларину, пьющую водку из горла. Я не буду описывать другие более ужасные сцены. Сейчас в постановке обязательно должна быть порнуха.

Я все-таки думаю, что найдется когда-нибудь «мальчик», который скажет: «А король-то голый». Правда, боюсь, этого «мальчика» очень быстро «убьют». Но будем верить в лучшее. Русский дух из русских опер просто так не вышибешь!

- Позади ваше первое 70-летие, во втором 70-летии вы видите своего русского преемника?

- Искренне готовил преемников, тех, на кого рассчитывал, рекомендовал в Большой. Многие сделали в нем карьеру, однако поют в других странах. Время сейчас такое. Они стали доступны всему миру. Школа русских певцов, смею сказать, определяет сегодня погоду на большинстве ведущих сцен Европы и Америки. Причем они выступают в ведущих партиях нерусского репертуара. Это очень приятно, что наша школа признана во всем мире, и ее враги умолкают.

- Умолкают благодаря усилиям ваших учеников и вашим лично, если можно так сказать, своеобразному двойному влиянию Нестеренко. Вы ведь сейчас живете и работаете в Австрии. Как и почему вы там оказались?

- По целому ряду причин. Во-первых, я там выступаю с 1975 г., нигде так часто не пел. Там всегда было много друзей. И когда развалился Советский Союз, а с ним и всё наше искусство, у меня в Большом театре практически не стало спектаклей. А в консерватории вообще три года не платили за преподавание. Мне просто не на что было содержать семью. А в Вене меня ждали всегда, оттуда я мог без проблем летать по всему миру - это же центр Европы. Я был приглашен туда преподавать, в консерваторию. Кстати, я стал первым русским педагогом-вокалистом, которого пригласили преподавать за границу, и не только в Вену. Недавно мы с Екатериной Дмитриевной, женой, моим ангелом-хранителем, летали в Италию, я там вел мастер-классы, то есть показывал русскую вокальную школу.

- А чем занимается ваш сын, он ведь тоже человек творческий?

- Максим закончил Суриковский институт, потом Академию художеств, живет в Москве. Член Союза художников России. У него было много выставок в разных странах, они имели успех. Вот уже полтора года преподает в Московском филиале Британского института дизайна. Это очень солидное учреждение.

- Евгений Евгеньевич, австрийцам интересна Россия?

- Преклонение перед русской историей, литературой - оно есть. Достоевский, Чехов, Толстой. А Пушкина широко знают, кстати, благодаря опере, благодаря Глинке. Очень ценится православная иконопись. А что касается России как страны, то австрийцы хорошо понимают, что это огромное, сильное государство, которое нельзя не уважать.

- А как бы вы охарактеризовали сегодняшнюю ситуацию в России?

- После развала, после бездумного разрушения страны сейчас всё же появилась надежда на возрождение. С нами считаются уже всерьез. Уверен, что ситуация будет улучшаться и внутри России, и за ее пределами. Россия набирает авторитетные очки! Чтобы этот набор был еще более последовательным и поступательным, я бы посоветовал руководству страны уделять внимание не только экономике, но и культуре. Кстати, советская власть очень много делала для искусства. Вот говорят: культура финансировалась по остаточному принципу. Нам бы сейчас тот остаточный принцип! Наше искусство ценили, уважали, мы имели возможность выезжать и петь во всех ведущих театрах мира. Нас ждали там, нас жаждали увидеть и услышать.

- Слова «великий», «гениальный» почти обесценены. И всё же... Есть, на ваш взгляд, сегодня по-настоящему великие оперные певцы, звезды?

- Звезда - Доминго. До сих пор! Старый человек - он формально на два года моложе меня, но, по некоторым данным, лет на пять старше. Он прекрасно поет и сегодня, и классику, и современные оперы. Он по-настоящему великий.

- Анна Нетребко?

- Она очень талантлива. Привлекательная весьма женщина и отличная певица.

- Евгений Евгеньевич, ваша книга «Размышления о профессии» стала бестселлером, предметом мечтаний для настоящего любителя культуры. Будет ли продолжение?

- Будет. Точнее, уже есть. Мемуары. Рабочее название «Записки русского баса». Может быть, уже в этом году «Записки» удастся издать.

- Строки о взаимоотношениях с врачами в мемуарах будут?

- Будут. Причем к тому, что уже написано, добавлю рассказ о том, как благодаря только медикам состоялся концерт в Смоленске. Накануне поездки в город-герой мне, мягко говоря, занедужилось. Пришлось вызывать московскую «скорую». Меня пролечили, проконсультировали, проверили - и отпустили на поезд. Концерт не сорвался и потому еще, что уже в день выступления ко мне в гостиницу пришли смоленские медики, ввели какой-то препарат, поддержали меня и делом и словом - и я вышел, вышел к своему дорогому зрителю!

«Медицинская газета» сегодня поможет мне сказать всем дорогим моим врачам, и прежде всего из поликлиники Большого театра, громадное спасибо - выручали они меня, а значит, и мою публику, не раз! И потому к медикам отношусь с большим почтением, я благодарен им - они позволяют мне не только жить, но и жить лучше, лучше работать, набирать форму. Хотя, как известно, певец бывает в хорошей форме только раз в году - и как раз в этот день у него нет концерта! Так что завтра я буду в прекрасной форме!

- Ну, а если говорить серьезно, Евгений Евгеньевич, качество медицины стало выше? Тридцать лет назад и сейчас?

- Безусловно, выше.

- А уровень российской и зарубежной медицины?

- Уровень работы и профессионализма наших докторов выше. А еще российский доктор более человечен. Я ведь к врачам обращался на всех континентах. Эти всевозможные вирусы так и атакуют голос, зима - сезон эпидемий... Так вот наши врачи не только смотрят в компьютер, но еще и разговаривают с больным, лечат и сердце, и душу.

- А как сам русский бас Нестеренко следит за своим здоровьем?

- Очень верю в полезность чая. Особенно после того, как взялся его коллекционировать. Довел коллекцию до сотни сортов и видов. Собираю «чайную» библиотеку. Вот на недавний день рождения мне подарили по этой теме три фолианта. Пробую, изучаю, составляю рецепты.

- Фирменный рецепт выпишите?

- Пожалуйста. Называется «наш-ваш», это смесь осамского и унаньского чаев. Чаще всего именно его мы пьем с Екатериной Дмитриевной. Вечером у нас обязательно зеленый чай, японский или китайский. И не одна чашка!

Беседу вел Владимир КОРОЛЁВ,
соб. корр. «МГ».
Смоленск - Москва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5136

СообщениеДобавлено: Чт Июл 09, 2020 11:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008053203
Тема| Музыка, НГАТОБ, Персоналии, Гиа Канчели, Андреас Мустукис, Дмитрий Чеглаков, Юрий Башмет, Теодор Курентзис
Авторы| www.ksonline.ru
Заголовок| Юрий Башмет сыграл Харона
Где опубликовано| «КОНТИНЕНТ СИБИРЬ Online»
Дата публикации| 2008-05-12
Ссылка| https://ksonline.ru/nomer/ks/-/id/19080/
Аннотация| КОНЦЕРТ


Фото Виталия ВАЛИШЕВСКОГО

Новосибирский Оперный преподнес любителям музыки долгожданный дорогой подарок — выступление Юрия Башмета с оркестром и хором театра. Знаменитый альтист прилетел в Новосибирск для того, чтобы исполнить с Теодором Курентзисом сочинение Гии Канчели «Стикс».

Грузинский композитор, живущий в Бельгии, посвятил «Стикс» Башмету — естественно, что Башмет и был первым исполнителем «Стикса», и играет его регулярно. С Теодором Курентзисом и музыкантами театра Башмет играл «Стикс» год назад на фестивале в Афинах, потом, с Курентзисом и своим оркестром «Новая Россия» — в Москве. На пресс-конференции, начавшейся из-за затянувшейся репетиции буквально за полчаса до начала концерта, и Башмет, и Курентзис подчеркивали, как важно сыграть для них это сочинение именно в Новосибирске с его музыкальными традициями. Башмет, впервые выступавший на сцене Оперного театра, выразил сожаление, что его прошлые концерты проходили в залах другого уровня.

Курензис и Башмет не скупились на высокие оценки друг друга. Башмет вспомнил, как начиналось его сотрудничество с Курентзисом: сначала молодой дирижер, «взорвавший» Москву, выступил с оркестром Башмета «Новая Россия», и только потом дело дошло до личных контактов.
Говоря о своих выступлениях в России, Юрий Башмет вспомнил беспрецедентный тур, которым он отпраздновал свое пятидесятилетие (в рамках которого он как раз и выступал в Новосибирске). По его словам, за время тура было многое: и водку с казацкой шашки пил, чтобы не уронить авторитет перед оркестром, и автограф давал девушке в вечернем платье и унтах, добиравшейся на концерт на оленях и вертолетом. Ничего странного в этом нет, Юрий Башмет — один немногих серьезных музыкантов, всенародно известных и любимых. Но он в первую очередь большой музыкант, сделавший альт, как уместно напомнил Теодор Курентзис, современным солирующим инструментом. Без Башмета не было бы нынешнего расцвета альта — именно он ввел его в «элиту», вывел «в свет». Композиторы посвятили знаменитому альтисту около 50 произведений — и все, по его признанию, он играл, хотя не все остались в его репертуаре. «Стикс» — как раз из тех сочинений, которые музыкант исполняет регулярно. Более того, композитор все еще продолжает вносить изменения и улучшения в партитуру, и поэтому каждый раз лодка Харона, которой, говоря образно, правит Башмет, плывет по водам реки загробного царства несколько по-иному. Как именно — услышал полный зал театра.

«Стикс» стал эмоциональным пиком концерта, приведшим публику в неистовство. Скорбный монолог альта («души, живущей на пересечении двух миров», читай — Харона), потустороннее, запредельное по красоте звучание хора и мощные динамические взрывы оркестра слились в грандиозную музыкальную фреску, запечатлевшую картину мироздания. Мистическая энергетика сочинения многократно усиливалась — Курентзис доводил звучание оркестра до невероятной громкости, от которой становилось просто не по себе, зал был погружен во тьму, и порой возникало ощущение, что на сцене творится торжественное священнодейство. В завершение концерта Юрий Башмет взял управление оркестром на себя, а Курентзис дирижировал солирующим квартетом духовых: так, на двоих, они «разыграли» сочинение Чарльза Айвза «Вопрос, оставшийся без ответа». Кого-то в зале смешили кластеры, вдохновенно интонируемые флейтами и гобоем, но преданные фанаты Курентзиса, слышавшие Айвза не впервые, внимали как завороженные.

Концерт вписался в линию культуртрегерства, которую с увлечением проводит в Новосибирске российско-греческий маэстро. Как известно, два «пунктика» Курентзиса — современная музыка и аутентичное, исторически ориентированное исполнительство классики. Оба эти пласта и были представлены в концерте. Правда, думается, что аутентичный компонент мог быть изъят из концерта не только без потерь, но, может, и с преимуществами для целого. Начался вечер странно соседствующим с современной музыкой виолончельным концертом Гайдна, исполненным с оркестром Musica Aeterna москвичом Дмитрием Чеглаковым. Затем в первом отделении прозвучало сочинение Андреаса Мустукиса «Metamusica», посвященное Курентзису.

Замечательно, что в зале присутствовали не только истовые любители музыки, но и слушатели, привлеченные исключительно прославленным именем Башмета. Прекрасно, что они услышали нечасто исполняемые в Новосибирске «свежие» сочинения («Стикс» написан в 1999 году, «Metamusica» — в 2008-ом). Остается надеяться, что недалеко то счастливое время, когда публика, привлеченная на концерт именами-брендами, будет не потреблять искусство как товар, но слушать его и понимать — а значит, перестанет неуместно аплодировать между частями концерта или во время каденции солирующего инструмента.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика