Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2008-07
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июл 01, 2008 9:26 am    Заголовок сообщения: 2008-07 Ответить с цитатой

В этом разделе газетного киоска помещаются ссылки на статьи, вышедшие в июле 2008 года (первый номер ссылки - 2008070101 означает: год - 2008, июль месяц - 07, первый день месяца - 01, первый порядковый номер ссылки за данный день - 01 ). Пустой бланк для библиографической карточки.

Номер ссылки|
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|
Аннотация|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Вт Июл 01, 2008 10:18 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008070101
Тема| Балет, Пламя Парижа, Премьера
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| Человек, а не народ
Объявлена новая премьера Большого театра
Где опубликовано| Время новостей
Ссылка| http://www.vremya.ru/2008/115/10/207334.html
Аннотация|

Последней премьерой сезона в Большом театре станет «Пламя Парижа» -- его будут играть с 3 по 6 июля. Советская балетная классика, чрезвычайно популярная в середине прошлого века, отсутствовала на сцене почти пятьдесят лет -- и вот теперь возвращается в новой версии Алексея Ратманского.

Василий Вайнонен поставил этот балет Бориса Асафьева в Мариинском (тогда Кировском) театре в 1932 году. Вскоре спектакль был перенесен в Большой (в нем танцевали замечательные премьеры тех лет -- Вахтанг Чабукиани, Асаф Мессерер, Алексей Ермолаев, а в роли придворной актрисы Дианы де Мирейль выходила царственная Марина Семенова), и шел там до пятидесятых годов включительно. Несмотря на то что балет был так долго в репертуаре и живы, слава богу, многие его исполнители, от хореографии Вайнонена осталось тем не менее немного, лишь несколько фрагментов, заснятых на пленку в 1952 году. Поэтому нынешняя премьера не восстановление спектакля и даже не стилизация, а новая постановка, в которой использованы элементы старой хореографии.

Об этом шла речь на презентации балета, устроенной в конце минувшей недели в Большом театре. (Надо отметить, что вот эта форма «презентации», замечательно придуманная в начале правления Алексея Ратманского, этакая предпремьерная встреча с продвинутой публикой, гибрид лекции и показа фрагментов балета, почему-то отменила пресс-конференции: постановщикам нынче невозможно задать вопрос, они выливают на зрителей ту информацию, что считают нужной, и исчезают.) На нынешней презентации выступали: сын Василия Вайнонена Никита Вайнонен (надо полагать, как наследник авторских прав), танцевавший в прошлом веке главную роль в «Пламени Парижа» Михаил Лавровский, художники спектакля Илья Уткин и Евгений Монахов, художник по костюмам Елена Марковская, ну и, конечно, Алексей Ратманский.

В 1930-х и далее «Пламя Парижа» было балетом фантастически витальным, лихим и азартным. Неизвестно, какой будет премьера 3 июля (показанные фрагменты танцев внушают осторожный оптимизм), но прошедшую презентацию живой уж никак не назовешь. Все выступающие пережевывали тему балета в 1930-е годы, что были (надо же, а мы не в курсе) сталинской эпохой. При этом, естественно, расходились в оценке тех лет: Михаил Лавровский, известный своими мечтами о «сильной руке», преподносил «Пламя Парижа» как образцовый спектакль, что «отвечает русскому темпераменту, русскому видению мира». А Никита Вайнонен утверждал, что искусство творилось не благодаря, а вопреки советской власти. И тот и другой были скучны до невозможности, впрочем, как водится у нас в отечестве, «либерал» был на порядок нуднее «тоталитариста».

Споры эти не утихнут никогда, потому что на смену уходящим сталинистам появляются новые, родившиеся даже при Горбачеве. Но этот спор (выраженный, впрочем, что тоже привычно, в форме монологов, -- каждый высказал свое мнение и не стал дискутировать с оппонентом) меж людей, не чуждых новой постановке, говорит о том, что после премьеры разговоры о месте «Пламени Парижа» в истории балета и в современности вспыхнут с новой силой.

Потому что балет о революции (Великой французской, конечно же, но очевидно, что в 1932-м не ее имели в виду). И тот балет утверждал правоту этой революции всей мощью танца. Со сцены шло то ликование, сияла та общность, что делает факты истории историческими моментами, и все это стирало сомнения и захватывало зал. Марсельские жители, марширующие в Париж на подмогу восставшим, захватывающие дворец Тюильри и отплясывающие победу, делали это так счастливо, что сомневаться в их правоте было невозможно.

Можно ли сейчас поставить спектакль об этом же? Да, наверное, можно, если вспоминать не 1932 год, а 1991-й, к примеру, или не такой далекий Майдан. (Дальнейшее разочарование -- естественный спутник революции, но балет-то захватывает великий миг и тем живет.) Но Ратманскому чужд этот праздник и этот кайф, он ставит балет о другом. «Мы все сейчас приходим к тому, что человеческая жизнь, человеческие эмоции -- главная ценность», -- сказал на презентации хореограф.

Человек, а не народ. Совсем иной взгляд на вещи.

Потому в балете сильно поменялось либретто. Возникла любовная линия, которой прежде не было. Девушка-аристократка, из любви к одному из восставших предавшая свой класс, в конце концов оказывается на гильотине, и ее возлюбленный ничего не может с этим поделать. Естественно, что только сюжетом изменения не ограничились: знаменитый «танец басков», который исполняли характерные танцовщики, теперь отдан четверке главных героев, то есть танцовщикам классическим. Объясняя этот ход, Ратманский сказал, что его «не оставляет надежда на универсального артиста, который может танцевать и классические партии, и на каблуках».

Несмотря на смещение интереса хореографа от «общего» к «частному», спектакль все же будет густонаселенным: занята вся балетная труппа театра. Об исполнителях главных ролей ничего сказано не было, и, как я уже упоминала выше, на вопросы никто отвечать не собирался. Поэтому приходится довольствоваться слухами не особенно утешительными: говорят, что от спектакля отказались все балерины и премьеры (видимо, их не обрадовали танцы на каблуках). Зато та же балетная молва доносит сведения о том, что в роли королевы Марии-Антуанетты на сцену выйдет давно уже работающая в театре только в качестве педагога замечательная балерина Людмила Семеняка. По крайней мере, ей аплодисменты гарантированы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Вт Июл 01, 2008 11:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008070102
Тема| Балет, Персоналии, Н. Цискаридзе
Авторы| Беседу вел Валерий ВЫЖУТОВИЧ
Заголовок| Николай Цискаридзе
«Жемчуг должен быть настоящим»
Где опубликовано| Театрал
Дата публикации| 20080701
Ссылка| http://www.teatr.newizv.ru/news/?IDNews=1631&date=2008-07-01
Аннотация| Интервью

Артисты редко ходят в театр просто как зрители. «Ленивы и нелюбопытны» – это характеристика театрального большинства, в общем-то, не жаждущего новых художественных впечатлений. А вот Николай Цискаридзе не пропускает, кажется, ни одной заметной премьеры, ни одного гастрольного спектакля, заслуживающего внимания. Мы беседовали о многом и разном, но начали с этого – с походов солиста балета в драматические театры.

– Да, мне это необходимо. Понимаете, балет – очень закрытый мир. Если из него не будешь выходить, ты либо сойдешь с ума, либо ограниченным человеком останешься. Ограниченным человеком я быть не могу и не хочу. Кроме того, для меня еще важно общение. У меня очень много друзей среди драматических артистов. Особенно из Мастерской Петра Фоменко. Я дружу с Наташей Курдюбовой, Полиной Агуреевой, Мадлен Джабраиловой... Да и в других театрах у меня немало друзей. Я в нежных отношениях с Мариной Неёловой, в большой дружбе с Алисой Бруновной Фрейндлих. Никогда не пропускал мои спектакли в Петербурге Игорь Дмитриев. Наталья Георгиевна Гундарева очень меня выделяла, часто ходила на мои спектакли, стоя аплодировала, присылала цветы. Я обожаю Аллу Сергеевну Демидову, и когда мы с ней встречаемся, она говорит какие-то очень точные вещи о моей работе. Вообще взгляд драматического артиста на работу артиста балетного очень важен. Недаром Галина Сергеевна Уланова была супругой Завадского и дружила со МХАТом. А Марина Тимофеевна Семенова всю жизнь дружила с Яншиным, Андровской, Качаловым. В свою очередь, и балетный артист может в работе драматического артиста заметить что-то такое, чего тот сам не замечает. Я иногда своим коллегам из драмы что-то советую по части пластики, сценического движения. Я считаю, что пластика у артистов – самое главное. Вот сейчас по телевизору часто показывают торжественные церемонии – вручение премий и тому подобное. Это же ужас!

– Мужчины не умеют носить смокинг, женщины – вечернее платье?

– Да! Дюжев выходит в смокинге – и выглядит смешно, нелепо. Он хороший артист и очень красивый мужчина, но в смокинге смотрится просто чудовищно. Я однажды пошутил: надо, говорю, открыть для артистов школу хороших манер. К сожалению, не все понимают, что женщина в платье не имеет права сидеть нога на ногу. Как войти, как присесть, как держать спину – этому надо учиться. Очень мало артистов это умеют. Я всегда привожу в пример Галю Тюнину. Она выходит в «Трех сестрах» – и сразу видно: она из этого века, она из генеральской семьи. А выходит Мадлен Джабраилова, блистательно играющая Наташу, – и становится понятно, почему в ее адрес Ольга говорит: «Мещанка». Пластика у этих двух персонажей – разная. И мне, зрителю, видно с первого взгляда: эта – Прозорова, а эта – нет.

– А мужчиной на сцене быть труднее, чем в жизни?

– Мужчиной вообще трудно быть. Мужчина – это, на мой взгляд, не просто человек, который женат на женщине или исполняет какие-то половые функции. Мужчина – это все. Для меня мужчина перестает быть мужчиной, если он посмел совершить немужской поступок. В Грузии, где я вырос, к этому очень серьезно относились.

– Это правда, что в Грузии до сих пор существуют сословные, кастовые перегородки? Скажем, все знают, принадлежите вы к княжескому роду или у вас иное происхождение.

– Да, это осталось. Всем известно, кто есть кто. И каждый знает свое место. В театре ведь точно так же. Однажды, лет десять назад, я шел по коридору со своим педагогом Мариной Тимофеевной Семеновой. И какой-то артист кордебалета окликнул меня: «Колька!» Семенова остановилась и спросила меня: «Как твое отчество?» Я сказал. Тогда она обратилась к моему коллеге (а он, между прочим, был значительно старше меня): «Запомните: этого человека зовут Николай Максимович. Он ведущий солист Большого театра. И для вас он не Колька». А потом она мне прочитала большую лекцию о театральной субординации. «Никогда, – говорила она, – не позволяй артистам кордебалета разговаривать с тобой запанибрата. Ты солист, у тебя другое положение. На улице – пожалуйста: Коля, Сережа… А в театре должна быть дистанция».

– Балетные артисты, мужчины особенно, не свободны от нарциссизма. Вам это свойственно в какой-либо мере?

– Вы, наверное, забыли легенду о Нарциссе. Вспомните, Нарцисс увидел свое отражение в ручье. И оно ему понравилось. Настолько понравилось, что он не смог от него оторваться и погиб. Но в обыденной жизни каждый человек смотрит на себя в зеркало. Идет ли мне эта прическа? Как я выгляжу в этом костюме? Нормальное занятие для любого человека, будь он женщина или мужчина. А для артиста это еще и обязанность – выглядеть хорошо. Как ты можешь себе позволить не посмотреться в зеркало, не привести себя в порядок!

– Давать интервью – тоже обязанность для артиста? Или еще и потребность?

– Софья Николаевна Головкина когда-то внушила нам, своим воспитанникам, что давать интервью – часть нашей будущей профессии. Поэтому я легко откликаюсь на просьбу побеседовать для газеты или журнала. Мне это не доставляет никакого неудобства. Давать интервью легче, чем танцевать. Майя Михайловна Плисецкая как-то сказала: «Главное, чтобы фамилию не путали». Если о тебе говорят, значит, помнят. Главное – чтобы говорили и фамилию не путали. Другое дело, что бывают журналисты разного уровня компетентности и разной степени порядочности. Неприятно, когда попадаешь в желтую прессу. Когда я впервые в нее попал, мне было не по себе.

– А что написали?

– Ну, что был там-то, сидел рядом с тем-то, делал то-то и то-то… Вроде бы ничего компрометирующего, но все – неправда. Это светские хроникеры. А есть еще и критики. В том числе и такие, о которых Валентин Гафт сказал: «Как столб относится к собакам, так отношусь я к этаким писакам». К ним только так и надо относиться.

– Большому театру противопоказан балетный авангард? На его сцене должна царить классическая традиция?

– Не стоит противопоставлять одно другому. Скажем, в музеях есть залы, где висят Рембрандт, Рафаэль, Тициан… А есть залы, где устраиваются выставки современных художников. Точно так же и в балете. Есть спектакли, которые в течение ста пятидесяти лет приносят не только успех, но и доход. И если мы их играем, то должны это делать качественно. Мы ведь смахиваем иногда пыль с Рембрандта. То же самое должно быть и в балете. Если идет «Лебединое озеро», оно должно идти так, чтобы зритель получил удовольствие, а не думал: вот они все стоят не в линию, потому что вчера давали какой-то авангард, они ползали и устали. Если вы составляете расписание, составьте его так, чтобы артисты после авангарда могли передохнуть, а затем, восстановившись, выйти в спектакле классического репертуара. Надо грамотно сочетать одно с другим. И это обязанность художественного руководителя.

– Последнее время вы стали часто появляться в различных телешоу. Зачем вам это надо?

– Для меня это просто отдушина.

– Вы не боитесь стать попсовым персонажем?

– А как я могу им стать, если я один из «самых серьезных артистов мира»? Попсовым персонажем может стать только тот человек, который в своей профессии не является значимой фигурой.

– Это вы на Волочкову намекаете?

– Обойдемся без имен. Я никого не хочу обсуждать. Я только о том, что касается меня. Если бы хоть одно телешоу повлияло на качество того, что я делаю на сцене, тогда любой зритель имел бы право бросить в меня камень. А за пределами профессии никто мне не судья. Когда я выхожу из стен театра, я имею право делать что хочу.

– В балетном мире возможна дружба?

– Да, но только в двух случаях. Либо между артистами разных поколений, когда нет конкуренции, и потому не остается места для зависти, ревности. Либо когда вы оба находитесь в той сфере, где ваши интересы не пересекаются. А вот когда они пересекаются, тогда приходится делать выбор между профессиональным общением и человеческой дружбой. Есть коллеги, которых я очень люблю. А мне говорят: «Он плохо танцует. Вот в таком-то спектакле он вообще провалился, смотреть нельзя». Я прихожу на спектакль или беру кассету, смотрю – и не вижу огрехов. Я настолько люблю этого человека, настолько он мне приятен, что не могу я его работу оценивать объективно. И мне от этого очень комфортно.

– На программе «Сто вопросов к взрослому» вас спросили про Волочкову. Дескать, каково вам было с ней танцевать, не тяжеловата ли она. Вы ответили: «Поднимаешь не вес – поднимаешь характер». Что такое хорошая партнерша в вашем понимании?

– Это партнерша музыкальная и внимательная. Если мы на репетиции о чем-то договорились, то на спектакле все должно быть точь-в-точь.

– Импровизация исключается?

– Ну почему же. Если она в музыку и в тему – пожалуйста. Только так.

– А характер партнерши имеет значение?

–Да, и очень существенное. Особенно с возрастом, когда ревность к чужому успеху возрастает: «Ой, у этого столько букетов, а у этого – столько. Этого столько раз вызывали на поклоны, а этого столько-то». Многие балерины не любят сильных партнеров рядом. Они считают, что партнера зритель как бы не должен видеть. Иногда слышу или читаю глупые интервью моих коллег. Какая-нибудь девочка восторженно вещает: «Я – балерина! Я встаю всегда спереди, я всегда видна, я главная на сцене». «Дебилка ты», – хочется сказать. Спектакль выигрывает только тогда, когда первоклассно работают все исполнители. Я не люблю участвовать в спектакле с артистами, которые заведомо слабее меня. Мне это не интересно.

– Во всяком театре кто-нибудь против кого-нибудь «дружит». Дело обычное. Но интриги в Большом соразмерны его названию. Может артист как-то оградить себя от этого?

– Нет, к сожалению. Можно только научить себя не реагировать на это либо снисходительно к этому относиться. Когда ты с детства являешься объектом зависти, ты потихоньку привыкаешь к тому, что тебе завидуют, и спокойно воспринимаешь любую болтовню за твоей спиной. Но если ты почувствуешь, что никто к тебе уже не испытывает зависти, значит, колокольчик прозвенел. На эту тему очень точно в свое время высказалась Бабанова: «Когда я вхожу в театр, и мне говорят: «Здравствуйте, Мариванна», – я понимаю, что я в полном порядке. Но когда я слышу: «Доброго здоровьичка, Мариишка Иванночка!», – я понимаю, что я в полном дерьме. Кто-то что-то уже сделал».

– А в западных балетных коллективах, где вам приходилось работать? Какая там атмосфера, какие нравы?

– Они другие люди по менталитету. У них другая жизнь, другие реакции. Я пробыл полтора месяца в Парижской опере, и когда уезжал, дама, которая отвечала за мои документы, сказала переводчице: «Передайте Николаю, что мы все восхищены им. Во французском есть выражение: «Его ждали за углом». Это значит, ему столько было расставлено ловушек! Так вот, Николай – молодец. Он все ловушки обошел, ни в одну не попал». Когда переводчица мне это сказала, я говорю: «Передай, что на фоне артистов Большого и Мариинского они – дети. Они даже не могут себе представить, какие ловушки устраиваются у нас на родине».

– Какие чувства труднее всего передать в танце?

– После того как мои ноги исполнили главную роль в спектакле «Смерть Полифема» кукольного театра «Тень», я, наверное, могу сказать, что нет таких чувств, которые было бы невозможно выразить средствами хореографии. Помню, на репетиции Илья Эппельбаум (режиссер спектакля. – В.В.) мне говорит: «А теперь ты должен расстроиться и заплакать. Стопами». – «Ты шутишь, Илья?» – «Ничуть. Ты должен заплакать. Но не ногами, а одними стопами». Представляете задачу? В балете ты лишен голоса, но у тебя есть глаза, руки, корпус, ноги. А тут у тебя «обрезали» вообще все (действие разворачивается в коробке размером с телевизор. – В.В.), только стопы оставили. И вот этими стопами ты должен сыграть любовь, радость, гнев, отчаяние – всю гамму человеческих чувств. Драматические артисты смотрели, как я в этом спектакле работаю, и приходили в восторг.

– Переиграв всех романтических героев балетного репертуара, вы вдруг станцевали Квазимодо в спектакле Ролана Пети «Собор Парижской Богоматери». Хотите навсегда расстаться с амплуа принца?

– Я с ним уже расстался. Сейчас, например, мне интересно было бы попробовать станцевать Акакия Акакиевича.

– Борис Эйфман предлагал вам партию Павла I в «Русском Гамлете», а вы отказались. Почему?

– Павел ущербный. Он маленького роста. К тому же, по замыслу хореографа, он забитый, им манипулируют приближенные, на него давит Екатерина. А я с моими данными? Мой Павел просто возьмет трон и швырнет им в придворных интриганов, долго разговаривать не станет.

– А что же, Акакий Акакиевич – более подходящая роль для артиста с чертами античного красавца?

– Да, к Акакию Акакиевичу я мог бы подступиться. Он ведь скорее закомплексованный, нежели ущербный.

– Некоторые свои сценические костюмы вы украшаете настоящими дорогими камнями, натуральным жемчугом… Вот уж натурализм в самом предметном его воплощении.

– Жемчуг должен быть настоящим. Это важно.

– Кому? Зритель с галерки, а хоть бы даже из партера, может отличить натуральный жемчуг от бутафорского? Да и вообще ему важно ли это? Он же в театр пришел, а не в ювелирную лавку.

– Это важно мне самому. Потому что это не просто натуральный жемчуг. Это натуральный жемчуг моей мамы. Энергия, которую она носила на себе, теперь со мной на сцене. Я не понимаю, почему принц, которого я играю, должен выглядеть как нищий. Если я в роли принца выхожу, то принцем и должен смотреться.

– Принца можно показать пластикой. Вы же играете Квазимодо без горба.

– Это другой спектакль. А в «Щелкунчике» или в «Жизели» я должен быть на сцене настоящим принцем. Когда у меня на манжете подлинные украшения, я по-другому себя чувствую, у меня появляется другая пластика. Вот вам классический пример. Когда снимались «Унесенные ветром», знаменитый продюсер Дэвид Селзник распорядился, чтобы всем женщинам сшили панталоны из дорогих кружев. Те говорят: «Зачем? Их же все равно не видно». – «Да, но вы ходите по-другому. Потому что шуршите этими панталонами, они вам в определенном месте трут, и у вас походка другая». То же самое и в моем случае. Когда мой камзол в «Спящей красавице» украшен настоящими камнями Сваровски, он весит по-другому, он другой формы, он очень жесткий, и он диктует пластику. Когда же мои коллеги выходят на сцену бог весть в чем, они и двигаются иначе, чем надо бы. Зритель не может этого не ощущать.

– С вами трудно работать?

– В классе – не трудно. Потому что я вырос в жесткой дисциплине. Мне с детства объяснили, что воля балетного педагога – для меня закон. Я и сейчас беспрекословно выполняю все требования моего педагога Николая Борисовича Фадеечева. Если он говорит: «Коля, так надо», – значит, так надо. Иное дело – репетиции спектакля. Балетмейстер может ко мне подойти из зрительного зала, о чем-то меня попросить, что-то предложить. Я могу с ним согласиться, а могу и поспорить, предложить что-то свое. Могу убедить его, что мое решение интереснее. Но когда в Большой театр пришел руководить балетной труппой человек не нашего ранга, прежде работавший танцовщиком в третьесортных коллективах… Когда уже не только он, но и его жена начала делать нам замечания… Естественно, мы все возмутились и очень жестко ответили. Не может артист такого уровня разговаривать со мной на равных о моей профессии, я этого не допущу никогда.

– Первого января у Ратманского заканчивается контракт.

– До первого января еще надо дожить. Я надеюсь, нашу балетную труппу больше не будет возглавлять случайный человек. Здесь работают только первачи. Здесь не может работать прохожий с улицы. Вообще новый руководитель труппы – это всегда испытание для артиста. Трудно жить в эпоху художественных перемен.


10 ролей Николая ЦИСКАРИДЗЕ
Полифем («Смерть Полифема» в театре «Тень» Майи Краснопольской и Ильи Эпельбаума);

Щелкунчик-принц («Щелкунчик» П.Чайковского, Ю.Григоровича);

Ферхад («Легенда о любви» А.Меликова,Ю.Григоровича);

Граф Альберт («Жизель» А. Адана, хореография Ж. Коралли, Ж. Перро, М. Петипа, Ю. Григоровича, В. Васильева);

Злой Гений и Принц Зигфрид («Лебединое озеро» П.Чайковского, Ю. Григоровича);

Германн («Пиковая дама» П. Чайковского, Р. Пети - первый исполнитель (мировая премьера);

Квазимодо («Собор Парижской Богоматери» М. Жарра, Р. Пети - первый исполнитель в Большом театре);

Злая фея Карабос («Спящая красавица» П.Чайковского);

Солор («Баядерка» в редакции Р. Нуреева в Парижской национальной опере);

Смерть (мюзикл «Ромео и Джульетта»).

Николай ЦИСКАРИДЗЕ родился 31 декабря 1973 года в г. Тбилиси. В 1984 году поступил в Тбилисское хореографическое училище, с 1987 г. продолжил свое обучение в Московском академическом хореографическом училище по классу профессора П.А.Пестова. По окончании МАХУ в 1992 г. Н.Цискаридзе был принят в труппу Большого театра, где занял положение ведущего солиста, а затем премьера. Одновременно продолжал свое образование в Московском государственном хореографическом институте, который окончил в 1996 году. Творческие достижения Николая Цискаридзе отмечены практически всеми возможными званиями и наградами в области балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Ср Июл 02, 2008 11:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008070201
Тема| Балет, Пермский балет, «Корсар», Персоналии, В. Медведев
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Байронические пираты высадились на Урале
Поставив «Корсара», Пермский театр оперы и балета напомнил, что шагает в ногу с миром и веком. Непонятно только, куда именно
Где опубликовано| Ведомости
Дата публикации| 2008070201
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2008/07/02/153341
Аннотация|

Международный хит Мариуса Петипа со 150-летней историей в Перми поставил Василий Медведев. Хореограф, известный оригинальными постановками в Восточной Европе, имеет ленинградские корни. И его редакция «Корсара» отмечена тем пиететом перед классикой, по которому легко опознать выпускника вагановской школы.

Земляки Дягилева
Пермский балет – третья по известности труппа России. Высшего взлета балет добился в 1970-е, когда труппу возглавлял Николай Боярчиков, а училище – Людмила Сахарова.


Но Медведев все же внес изменения, призванные облегчить многотонный шедевр. Петипа усаживал публику в кресла на четыре действия. А «Корсара» переделывал так упорно и регулярно, что он превратился в сборник хореографических шедевров. Отказаться от трио одалисок, танца работорговца и невольницы, форбана, па-де-де или картины «Оживленный сад» еще не поднялась рука ни у одного редактора. Медведев тоже не стал революционером. Он выбрал другой путь — сократил до минимума и без того обрезанные в советские годы пантомимные сцены. Сюжет, номинально принадлежащий Байрону, теперь вовсе теряется между танцами. Из-за чего выхватывают шпаги, сабли, ножи и пистолеты, уследить без программки невозможно.

Бесконечный отток кадров, болезненно сказывающийся на уровне рядовых пермских спектаклей, к «Корсару» будто не имеет отношения. Его линии стройны и строги: ноги вскидываются в pas de chat на абсолютно одинаковую высоту, а руки пяти десятков человек круглятся совершенно одинаково благодаря давно утраченному в столицах единству школьной выучки. Мужской состав труппы выдвинул из своих рядов десяток виртуозов. Событием оказалось участие дирижера Александра Анисимова, ставшего в Перми главным приглашенным, и художника по костюмам Елены Зайцевой.

Пермь может гордиться: обзаведясь самым популярным в мире названием последних сезонов, она мало кому уступает в его воспроизведении. Однако что добавил «Корсар» к имиджу труппы? Представить решение, которое кардинально изменяло бы наше представление об эстетике Петипа, как в советское время это удалось в Ленинграде Петру Гусеву, а совсем недавно в Москве Алексею Ратманскому и Юрию Бурлаке, у Василия Медведева не получилось. Обскакать же Мариинский и Большой в уровне исполнения классики не удалось: коварный Петипа готовит ловушку всем театрам, где культивировал собственные спектакли не сам. Раньше Пермь добивалась имиджа третьей балетной компании страны благодаря тому, что умело находила молодых хореографов. Спектакли Боярчикова, Алексидзе, Салимбаева стали классикой. Чтобы мир вновь начал вычленять из бездонного понятия «русский балет» пермский, нужно продолжить этот ряд имен.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Ср Июл 02, 2008 11:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008070202
Тема| Балет, Пермский балет, «Корсар»
Авторы| Наталия Звенигородская
Заголовок| Корсар, еще Корсар
В Перми поставили балет с кораблекрушением
Где опубликовано| Российская газета Федеральный выпуск №4697 от 2 июля 2008 г.
Дата публикации| 2008070201
Ссылка| http://www.rg.ru/2008/07/02/korsar.html
Аннотация|



За долгую историю Пермского театра оперы и балета имени П. И. Чайковского в его афише впервые появился балет "Корсар". Спектакль поставили петербургский хореограф Василий Медведев, петербургский сценограф Борис Каминский и художник по костюмам из Большого театра Елена Зайцева.

Сегодня балет Адольфа Адана по одноименной поэме Джорджа Байрона не узнал бы родной отец - Жозеф Мазилье, впервые поставивший его в 1856 году на сцене Парижской оперы. Автором петербургской версии два года спустя стал Жюль Перро, еще через пять лет - Мариус Петипа, после чего новым редакциям и переделкам уже не было конца. Привыкнув видеть на афише лишь фамилию Адана, зритель подчас и не подозревает, соучастником какой несправедливости становится, бойко хлопая в такт или напевая знакомые привязчивые мелодии. Чья только музыка не звучала в "Корсаре" за 150 лет! Разобраться в сумятице пермякам помогал Юрий Бурлака, считающийся одним из самых глубоких знатоков старинных балетов и в прошлом сезоне вместе с Алексеем Ратманским поставивший нашумевшего "Корсара" в Большом театре. В основу балета лег оригинальный текст партитуры Адана, полученный из архивов Парижской оперы, а различные номера поставлены на музыку Чезаре Пуни, Риккардо Дриго, Лео Делиба, Юлия Гербера, Артура Сен-Леона.

Дирижер Александр Анисимов понимает специфику балетной музыки. Главное, по его мнению, - "сочетание красочной оркестровки, юмора, фантастической энергии и зажигательного темперамента музыкантов-исполнителей".

Зрителей решили порадовать ярким впечатляющим зрелищем, для чего пригласили петербургского сценографа Бориса Каминского и художника по костюмам из Большого театра Елену Зайцеву. Ударный спецэффект, как водится, приберегли для финала. Какой же "Корсар" после прошлогодней московской премьеры обойдется без феерического кораблекрушения! Отец столичного триумфа Каминский и на этот раз сделал все, что мог. Пермский корабль тонет согласно смете. Ясное дело, скромнее московского, но тоже эффектно.
Василий Медведев, выпускник Ленинградского хореографического училища по классу Наталии Дудинской и Константина Сергеева, ученик Никиты Долгушина в Ленинградской консерватории, наследуя этим ревностным хранителям классических традиций, сохранил "все лучшее, что выдержало испытание временем": дуэты Конрада и Медоры, pas d esclave, танец корсаров, трио одалисок и, конечно же, "Оживленный сад". Между тем к драматургии балета отнесся без пиетета, сократив его примерно на час и отдав приоритет танцам. Ими должны наслаждаться не только зрители, но и артисты: "Корсар" - редкий пример балета, в котором можно выигрышно продемонстрировать всю труппу. Конечно, если найдется что демонстрировать. В Перми - нашлось. Одним из главных виновников торжества стал так щедро наделенный в "Корсаре" танцами кордебалет. Кроме того, на два состава можно ходить как на два разных спектакля. Первый - размашисто-пафосный, что подчас заставляет многонаселенный "Корсар" тесниться на небольшой пермской сцене. Второй - камерный, где меньше имперских претензий, но больше гармонии. В обоих случаях образ Медоры (величавая безупречность опытной "классички" Натальи Моисеевой или мягкость и юное обаяние Ярославы Араптановой) задает тон для ладно подогнанного по фактуре и темпераменту ансамбля. Можно спорить о том, не чересчур ли всерьез рвут страсти в клочья Сергей Мершин (Конрад) и Иван Порошин (Бирбанто), или размышлять над тем, не пришло ли время обыгрывать, стилизовать балетные штампы. Но частности не умаляют общего впечатления. Статус одной из лучших в стране пермская балетная труппа подтвердила. Теперь самое время браться за работу. Такой балет, как "Корсар", сложно поставить, еще сложнее - удержать от развала, когда команда постановщиков сборная и все разъедутся после премьеры.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Ср Июл 02, 2008 11:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008070203
Тема| Балет, БТ, Пламя Парижа, Презентация
Авторы| Борис ТАРАСОВ ФОТО: Дамир Юсупов/Большой театр
Заголовок| Возвращение сталинской легенды
Где опубликовано| Утро.ру
Дата публикации| 20080702
Ссылка| http://www.utro.ru/articles/2008/07/02/748818.shtml
Аннотация|



Наверное, нет в истории советского балета более легендарного спектакля, чем "Пламя Парижа". Созданный в 1932 г., к 15-летию Октябрьской революции, он, несомненно, являлся соцзаказом - в нем рассказывалась история о свержении монархии во Франции в 1792 году. Однако постановщики сумели не только создать очередной "датский" драмбалет, но и насытить его превосходными танцами и яркими образами-характерами. Недаром после премьеры в ленинградском Кировском театре "Пламя Парижа" тут же разошлось по сценам всего Советского Союза. Привлекала талантливая музыка Бориса Асафьева, замечательная хореография Василия Вайнонена и, конечно, интереснейшие роли для исполнителей. Все великие танцовщики того времени танцевали этот балет - Вахтанг Чабукиани, Марина Семенова, Алексей Ермолаев, Ольга Лепешинская, Нина Тимофеева и многие, многие другие.

По мнению звезды советского балета Михаила Лавровского, исполнявшего главную партию в "Пламени Парижа", "этот спектакль полностью отвечал своему времени, тому мироощущению - масса образов, масса эмоций. В те времена правительство еще интересовалось академическим искусством, и этот балет получил высшую государственную награду".

О том же вспоминает и сын балетмейстера Никита Вайнонен: "Балет жив, значит, это действительно нужно! Постановка 1947 года привлекла внимание самого Сталина, он смотрел ее пятнадцать или семнадцать раз. И однажды спросил: "Этот балет имеет премию моего имени?". Ему ответили: "Нет, не имеет". На что Сталин ответил: "Большая ошибка!" Уже на следующий день создатели "Пламени Парижа" получили Сталинскую премию первой степени".



"Пламя Парижа" шло в Большом театре до 1964 года. В годы "оттепели" советское наследие стало менее актуальным, к тому же появились хореографы, создававшие кардинально новые спектакли, не имеющие ничего общего с драмбалетом. Но "Пламя Парижа" не умерло окончательно - отрывки из него продолжали жить на концертной эстраде. Па-де-де Жанны и Филиппа стало классическим и сейчас включено в программу всех международных конкурсов артистов балета, а танец басков исполняют в концертных программах все характерные танцовщики.

Балетмейстер Алексей Ратманский, убежденный, что наследие Большого театра - как русское, так и советское - в аутентичном или переосмысленном виде должно стать частью повседневной балетной жизни, решил возродить "Пламя Парижа". Для воплощения этой идеи на сцене ГАБТа он пригласил своих постоянных соратников: концепцию музыкальной драматургии разработал будущий художественный руководитель Большого балета Юрий Бурлака, дирижером-постановщиком выступает Павел Сорокин, декорации создали Илья Уткин и Евгений Монахов, костюмы - Елена Марковская, световое оформление - Дамир Исмагилов.

"Первоначально была идея восстановить спектакль Василия Вайнонена, - говорит Ратманский. - Но выяснилось, что есть только фильм 1954 года "Мастера балета" с отдельными фрагментами. Мы обратились к старым исполнителям, но оказалось, что они уже почти ничего не помнят. Поэтому сегодня это новый спектакль с использованием хореографии Вайнонена. Либретто нам пришлось поменять. Ведь держать внимание зрителя только на антагонизме "хороших" народных масс и "плохих" аристократов на протяжении четырех актов сейчас невозможно. В балете совсем не было любовной линии. Для меня, как художественного руководителя балета Большого театра, очень важно, что этот балет дает работу почти всем артистам - у нас на сцене сто сорок человек".

Теперь, благодаря усилиям Алексея Ратманского и драматурга Александра Белинского, в "Пламени Парижа" даже две любовные линии. Марселец Филипп любит крестьянку Жанну, а брат Жанны Жером влюбляется в дочь маркиза Аделину. Но если у равных по социальному положению Жанны и Филиппа все заканчивается благополучно, то Жером остается один - дворянку Аделину казнит революционная толпа. По словам Ратманского, "новое "Пламя" - история о благих намерениях, которыми вымощена дорога в ад".
Изображать эти любовные (почти сериальные) страсти призваны молодые и талантливые солисты балета Большого театра - Иван Васильев, Андрей Меркурьев, Денис Савин, Наталья Осипова, Мария Александрова, Анастасия Меськова, Анастасия Горячева. В спектакле заняты и звезды постарше: Анна Антоничева выступит в партии актрисы Мирей де Пуатье, неподражаемая Юлиана Малхасянц - старухи Жаркас, Геннадий Янин – Людовика XVI, а легенда мирового балета Людмила Семеняка вернется на сцену в роли королевы Марии-Антуанетты.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Ср Июл 02, 2008 11:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008070204
Тема| Балет, Национальный театр оперы и балета Украины, «Грек Зорба»
Авторы| Лариса Тарасенко
Заголовок| Грек Зорба
Где опубликовано| Timeout.ua
Дата публикации| 20080702
Ссылка| http://www.timeout.ua/text/show/118565/
Аннотация|



Балет на музыку греческого композитора Микиса Теодоракиса «Грек Зорба» в постановке итальянского хореографа с русскими корнями и испанским именем Лорки Мясина — редкий образчик классики новейшего времени. Хорошая литературная основа, музыкальные фрагменты, задолго до постановки получившие невероятную популярность благодаря кинематографу, плюс талант балетмейстера, взращенный на благодатной фамильной ниве, — основные составляющие успешной постановки не на один день.

Одноименный роман Никоса Казандзакиса был написан в 1943 году и сделал греческого писателя одним из крупнейших романистов мира. На страницах романа, действие которого происходит на Крите, автор и подружил представителей двух ¬противоположных миров: рафинированного отпрыска англи¬чан-колонизаторов, приехавшего на остров, чтобы вступить в наследственное владение землей, и бедного крестьянина Зорбу.

Яркие образы и драматичес¬кие перипетии сюжета вдохновили режиссера Михалиса Какоянниса на создание в 1964 году художественного фильма с Энтони Куинном в роли Алексиса Зорбы. Музыку написал Микис Теодоракис. Кинолента имела огромный успех, а знаменитая с тех пор мелодия «Сиртаки» стала символом Греции, ее туристическим гимном.

Образ жизнелюбивого, свободного, открытого миру грека не давал покоя Лорке Мясину, сыну выдающегося хореографа Леонида Мясина, танцовщика и постановщика знаменитых в начале ХХ столетия дягилевс¬ких «Русских сезонов» и их руководителя после смерти выдающегося антрепренера. Имя Лорка (Леонид Леонидович по метрике) возникло из большой любви отца к культуре Испании и дружбы с пламенным поэтом Гарсиа Лоркой.

Балет «Грек Зорба» родился в 1988 году в театре «Арена ди Верона». Случайная встреча в Риме Лорки Мясина с танцовщиком Владимиром Васильевым решила исход дела. Васильев стал первым исполнителем партии Зорбы, а «Сиртаки» — его танцевальной визиткой.
Разрабатывая либретто, ¬Лорка Мясин не конкретизи¬рует место действия, пере¬неся его в некий греческий ¬городок, куда приезжает аме¬риканский турист Джон в надежде принять участие в древних дионисийских мистериях. Здесь он встретит и потеряет свою ¬любовь, столкнется с ненавистью и ревностью неудачливого мстительного сопер¬ника, подружится с жизнелюбивым Зорбой. Постановку на киевской сцене в основном осуще¬ствляет ассистентка ¬Мясина Анна Кшишков. Дирижер-по¬становщик — Алексей Баклан. Музыка балета ¬необычна тем, что в ней отдельное место занимают хоровые партии (хормейстер Богдан Плиш), что добавляет драматизма спектаклю. К премьере готовятся Максим Мотков и Максим Чепик (Зорба), Елена Филипьева и Наталья Мацак (Марина), Андрей Гура, Денис Недак, Константин Пожарницкий (Джон), Анна Дрош, Татьяна Голякова, Татьяна Андре¬ева (Гортензия).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Allga
Участник форума
Участник форума


Зарегистрирован: 25.02.2008
Сообщения: 147
Откуда: Новосибирск

СообщениеДобавлено: Ср Июл 02, 2008 7:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008070205
Тема| Балет, Лебединое озеро, НГАТОиБ (Новосибирск)
Авторы| Ася ШУМИЛОВА
Заголовок| Луиза и лебеди
Где опубликовано| Вечерний Новосибирск
Дата публикации| 20080701
Ссылка| http://www.vn.ru/01.07.2008/culture/93018/
Аннотация|


Итальянская художница Луиза Спинателли «переоденет» сибирских лебедей
Сценограф и художник по костюмам из Милана Луиза Спинателли сотрудничает с лучшими театрами мира, в том числе с Большим театром в Москве. Сегодня она привезла в Новосибирск эскизы сценографии и костюмов к балету «Лебединое озеро».


Необходимость в обновлении спектакля в театре возникла давно, ведь костюмы и декорации в процессе их эксплуатации имеют свойство стареть. Особенно учитывая то обстоятельство, что постановка не только много лет с успехом шла на сцене НГАТОиБ, но и неоднократно вывозилась театром на зарубежные гастроли.

Переговоры с художницей в Милане вели директор НГАТОиБ Борис Мездрич и артистический директор балета театра Игорь Зеленский. Им удалось убедить Луизу в том, что их творческий союз буквально обречен на успех, ведь они, обсуждая идею нового проекта, сразу нашли общий язык. Пока эскизы к балету хранятся в секрете от любопытных глаз. Однако итальянская гостья, не вдаваясь в эксклюзивные подробности, с удовольствием поделилась своим взглядом на «Лебединое озеро».

Это уже седьмой спектакль «Лебединое озеро», в постановке которого она принимает участие. Причем ни один из спектаклей не был похож на другой. В своей первой постановке балета в Италии художница делала на сцене замерзшее озеро, вокруг которого лежал снег и спали лебеди.

— Первое, что меня попросил Игорь, — это убрать снег. Он пошутил, мол, в Сибири и так чересчур много снега, — смеется Луиза. — Поэтому я сделала эскизы сценографии, где снега нет. Своей работой я очень довольна. Считаю, что эскизы сценографии и костюмов у меня получились настолько удачными только благодаря сотрудничеству с Игорем. Идея, которую он как хореограф хотел заложить в этот спектакль, заключается в тесной связи традиций с современным видением материала.

Игорь Зеленский, в свою очередь, пояснил, что творческий союз между ним и художницей возник не случайно. Он давно знаком с творчеством Луизы Спинателли. Вспоминает, что во время обсуждения проекта у них было много интересных идей, которые совпадали в главном.

— Она как большой художник видит по-своему, — говорит Зеленский. — Однако нам удалось прийти к полному пониманию. Интрига в спектакле будет, обещаю. Поэтому я заранее не хочу показывать эскизы сценографии и костюмов к спектаклю. Что касается хореографии, то будут меняться какие-то детали, а в последнем акте появится большое адажио. Финал будет трагическим: она летит с горы, он летит за ней…

Что касается цветовой гаммы спектакля, то по идее художницы она будет складываться из редкого сочетания пастельных тонов и ярких красок. У нее в студии в Милане очень много костюмов XVIII-XIX веков. Увидел их и говорю: «Вот, Луиза!» Она отвечает: «Я понимаю, что ты имеешь в виду». Одетта-Одиллия будут черно-белыми? Да. Но на балу лебедь появится в шикарном вечернем платье…

Заглянув на сцену Новосибирского театра, Луиза Спинателли сказала, что таким масштабам могут позавидовать многие театры мира, вот только имеющимся пространством надо уметь распоряжаться с умом. Премьера балета «Лебединое озеро» (проект в театре называют именно премьерой, а не просто сменой декораций) состоится в ноябре. Все лето в цехах театра творческий процесс будет «бить ключом», а в начале нового театрального сезона публика сможет по достоинству оценить лебединые обновки от госпожи Спинателли.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Ср Июл 02, 2008 10:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008070206
Тема| Балет, Персоналии, Н. Ананиашвили
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| Балерина Нина Ананиашвили: "Русский язык для моей дочери будет родным"
Где опубликовано| «Известия»
Дата публикации| 20080702
Ссылка| http://www.izvestia.ru/person/article3118017/
Аннотация| Интервью

Знаменитая балерина Нина Ананиашвили покидает труппу Американского театра балета - American Ballet Theatre (АВТ). Как следует из официальных источников, она намерена уделять больше времени семье. Однако помимо семьи у Нины имеется еще одна важная обязанность - художественное руководство балетной труппой Тбилисского театра оперы и балета имени Палиашвили. О делах служебных и семейных артистку расспросила обозреватель "Известий".

вопрос: В официальном сообщении о вашем уходе из АВТ есть странность. Там сказано, что письмо по этому поводу отправил в дирекцию Григорий Вашадзе, ваш муж. Почему не лично вы?

ответ: Знаете, это тот самый случай: не в лотерею, а в преферанс, и не выиграл, а проиграл. Труппа исходя из нашей договоренности опубликовала сообщение о моем решении уйти в отставку после весеннего сезона 2009 года. Газета "Нью-Йорк таймс" разволновалась: почему, мол, именно в 2009-м, почему мы ничего раньше не знали, и отправила пресс-отделу АВТ требование все разъяснить. Шутить с этой газетой - себе дороже, а я уже сидела в самолете. Вот пресс-отдел и попросил моего супруга что-то написать, а впоследствии быстро переадресовал письмо редакции. Те исправно воспроизвели текст от первого лица. Российские СМИ в итоге перепутали пресс-релиз труппы и сообщение в "Нью-Йорк таймс". Короче, обычная история, когда дело касается газет и порталов.

в: Теперь понятно, а то мы подумали, что строгий муж решил запереть вас дома... Но вернемся к АВТ, где вы выступали 15 лет. Каковы, на ваш взгляд, сильные и слабые стороны этой труппы?

о: Сильные стороны - сплоченность, цивилизованные отношения между артистами и администрацией. Семейная обстановка, чувство принадлежности к эксклюзивному клубу. Вечная мобилизационная готовность выдать великий спектакль вопреки обстоятельствам. Возможность купить того артиста, который нужен здесь и сейчас. Знание почти всей классики и лучших образцов модерна, необъятный репертуар. А слабость - отсутствие собственной театральной сцены и школы, что, впрочем, с лихвой компенсируется достоинствами.

в: Вспомните, пожалуйста, самое радостное и самое печальное событие вашего пребывания в АВТ.

о: Самый радостный день - первое "Лебединое озеро" 22 мая 1993 года. Самый грустный - 6 мая 1995 года, когда физиотерапевт АВТ мне заявил, что сезона не будет, поскольку у меня в левом колене разорваны две связки. Потом была операция и семь месяцев "ада", которые мне устроил Алеша Фадеечев (в это время солист Большого балета. - "Известия"), чтобы я достойно вернулась на сцену. Правда, тот же вынужденный простой дал нам с мужем семь "медовых месяцев". Посмотрели сотни спектаклей, объездили всю Америку. Нет худа без добра.

в: Будет ли прощальный спектакль в Нью-Йорке?

о: А как же! В конце сезона "Метрополитан" 2009 года. Все будет, как обычай велит: слезы, цветы и шампанское.

в: Объявлено, что в качестве приглашенной звезды вы появитесь в зарубежных постановках. В каких именно?

о: Неприлично забегать вперед событий и трубить о том, чего еще не было. Предложений больше, чем надо. Выберу, что интереснее и поновее.

в: Вы продолжите выступления в спектаклях Грузинского балета?

о: Пока буду продолжать. Как только увижу, что труппа интересна продюсерам и без меня, тут же перестану.

в: Как насчет участия в спектаклях Большого театра? Помнится, худрук Ратманский делал вам такое предложение.

о: Не знаю. Вряд ли. Алексей уходит, поработать с ним в Большом уже нельзя, а просто танцевать "надцатое" "Лебединое озеро" мне, честно говоря, некогда. Да и Новая сцена как-то не особо манит... К слову, Алексей начинает с нами активно сотрудничать.

в: Это радостное известие. Но у труппы и так немалый репертуар. Ваши проекты финансируют влиятельные спонсоры?

о: Никаких спонсоров у нас нет, не было и вряд ли они будут в обозримом будущем. Все, что мы делаем, воплощается при полной поддержке правительства, которое понимает, что Грузия без культуры, без театра - это страна, обреченная на провинциальное прозябание. Мы за четыре сезона представили тридцать пять новых балетов. Цитируя классика, могу смело сказать: "не скажу, что это подвиг, но что-то героическое в этом есть". А в США, например, театр только и существует при поддержке частных лиц и корпораций. Неплохо, кстати говоря, существует. На постсоветском пространстве такое просто немыслимо. Культура, к сожалению, пока не та. Людей типа господина Кехмана (директор Михайловского театра в Петербурге. - "Известия") явно не хватает.

в: В Грузии сейчас жизнь непростая. У народа есть время и желание посещать балет?

о: Мы вышли на 70% продаж уже во втором сезоне. Жизнь, конечно, у нас не сахар, но мы спокойно и терпеливо строим свободное и процветающее государство. Прошу заметить, без нефти, газа и прочих природных залежей.

в: Ваш муж - заместитель министра иностранных дел Грузии, курирующий отношения с Россией. К вам за советами он обращается?

о: Сразу видно, что вы никогда не были замужем за грузином...

в: Это верно. Русские мужчины иногда принимают советы жен. И все-таки, на ваш женский взгляд, что нужно сделать для улучшения отношений между нашими странами?

о: Вспомнить о нашей вере, о нашей истории, о реках крови, которые мы друг за друга пролили, о родстве и дружбе. Если вдруг, нечаянно - вопреки национальным характерам - мы сделаем такой шаг и явим миру неслыханный для нас пример разумного поведения, то дальше будет легче, чем нам кажется сегодня.

в: Вы учите свою двухлетнюю дочку русскому языку?

о: Русский для моей Елены будет родным.

в: Идет пятый год вашего руководства Грузинским балетом. Работа явно тяжелая. Не хочется все бросить и стать свободной женщиной?

о: Очень хочется! Вот выполню свой долг перед Родиной и вперед - к сладкому ничегонеделанию.

в: Вы как-то процитировали слова своей бабушки: "Не торопи время, потом его не остановишь". Это "потом" для вас наступило?

о: Да, время уже не остановишь. Прощаюсь с любимыми ролями - вот на днях станцевала в последний раз "Дон Кихота". Ушла из Большого, скоро уйду из АВТ... Но никакого желания бороться со временем нет. Такие воспоминания, какие есть у меня, ни за какие деньги и связи не купишь. Такую семью и таких друзей - тоже. Страшно возвращаться в пустой дом, обклеенный собственными фотографиями. А я каждый вечер иду в дом, где полно радости.

в: В одном интервью вы обмолвились, что вам трудно НЕ жить в Нью-Йорке. В каком еще из городов мира вам трудно "не жить"?

о: Разве про это надо говорить? Про Нью-Йорк, вероятно, надо, а про Москву даже как-то неудобно. Она мне снится ночами. Москва - часть меня самой. Как и Тбилиси.

в: В Москве много желающих увидеть Грузинский балет. Что мешает вам приехать?

о: Я бываю в Москве очень часто. Не танцую, поэтому, наверное, складывается впечатление, что меня давно не было. Что касается труппы, то Сергей Филин (худрук балета Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко. - "Известия") активно работает над тем, чтобы привезти нас весной следующего года.

в: Пожелайте что-нибудь своим московским поклонникам...

о: Почему только поклонникам? Всем москвичам: огромного счастья вам, мои дорогие!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Июл 03, 2008 11:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008070301
Тема| Балет, БТ, Пламя Парижа
Авторы|
Заголовок| Сегодня в Большом театре пройдет премьера балета "Пламя Парижа"
Где опубликовано| Московский комсомолец
Дата публикации| 20080703
Ссылка| http://www.mk.ru/blogs/MK/2008/07/03/srochno/360624/
Аннотация|

Постановку осуществил художественный руководитель балетной труппы Большого театра Алексей Ратманский, с использованием оригинальной хореографии Василия Вайнонена.

По словам Ратманского, в этом спектакле занята почти вся труппа Большого театра, а это 140 человек, всего четыре состава артистов – многие из них исполнили в этом балете свои первые большие партии.
Впервые "Пламя Парижа" увидело свет рампы на сцене Ленинградского театра оперы и балета в 1932 году, ей было посвящено празднование 15-летия Октябрьской революции. В Большом театре было несколько постановок, но версия Василия Вайнонена 1947 года стала самой знаменитой и продержалась в репертуаре до 1964 года. Всего балет "Пламя Парижа" в Большом театре прошел 111 раз.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Июл 03, 2008 11:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008070302
Тема| Балет, БТ, Пламя Парижа
Авторы| Репортаж Юлии Шатиловой.
Заголовок| На сцену Большого театра возвращается знаменитый советский балет "Пламя Парижа"
Где опубликовано| Первый канал
Дата публикации| 20080703
Ссылка|http://www.1tv.ru/owa/win/ort6_main.main?p_news_title_id=124046&p_news_razdel_id=6
Аннотация|

Новая постановка - это сложнейшие классические "па", зажигательные народные танцы и никакой идеологии.
Создатели с уважением отнеслись к легендарному спектаклю о Великой французской революции, но попытались сделать версию, интересную современному зрителю.

Строевой шаг, почти военная выправка, ну и что, что на пуантах. Ружья, пушки, сине-бело-красные флаги - это худрук Большого Алексей Ратманский решил устроить балетный переворот.
Вооружил почти всю труппу, чтобы возродить из небытия легендарный советский спектакль про Великую французскую революцию. И опровергнуть стереотип, что любимый балет "строителей коммунизма" не может быть интересен современному зрителю.

Алексей Ратманский, художественный руководитель балета Большого театра: "Это, наверно, где-то спит в русских людях такой революционный дух, сейчас это не очень видно, наша революция, мы про нее читали, по крайней мере. Связь между французской и русской революцией тесней, чем нам кажется".

Впервые "Пламя Парижа" на сцене Большого загорелось в 1933 году и ярко пылало ни одно десятилетие. В нем блистали величайшие советские танцовщики: Лавровский, Чибукиани, Лепешинская.
Молодой хореограф Василий Вайнонэн никогда в жизни и не видел народных французских танцев, но придумал такие комбинации движений, которыми во время гастролей восхищались парижане, принимая за свои.

А на премьере в Москве, когда артисты - с ружьями и вилами в руках двинулись на зрителей, посол Франции так разволновался, что спешно покинул зал.

За чернью, сметавшей аристократов, любил наблюдать Сталин. Однажды, посмотрев балет в 15 раз, генсек спросил хореографа: "А есть ли у этой постановки премия имени меня? Нет?! Большая ошибка". И уже на следующее утро балету была присуждена сталинская премия первой степени.

Один из самых масштабных балетов последних лет - в "Пламени Парижа" труппа Большого будет гореть почти в полном составе - на сцене сто с лишним человек.

Реанимировать хореографию Вайнонэна полностью оказалось задачей не из легких, записей почти не сохранилось.
Но в новой постановке тот же бешенный ритм, множество трюков, а сложнейшие классические па чередуются с зажигательными народными танцами, которые не просто даются даже солистам.
Мария Александрова, солистка балетной труппы Большого театра: "Всегда было четкое разделение: балерина никогда не вставала на каблуки - если она на них вставала, она на них просто ходила, но никогда не танцевала именно характерные танцы, а в данной ситуации мне придется это делать. То, что вот сейчас мы делаем в этом балете - это за гранью".

Больше года в мастерских кипела работа - шутка ли создать 300 костюмов по французской моде XVIII века.

Расшитые вручную камзолы, мундиры, платья с кринолинами. Как сделать их удобными для виртуозных прыжков и вращений - у мастеров Большого свои секреты.

Елена Марковская, художник по костюмам Большого театра: "Не шьется полноценный жилет или рубашка, делается манишка, облегчается этот жилет, потом ткани выбираются гораздо легче, чем они были в то время".

На сцене, как и полвека назад, вновь будет полыхать монархический Париж, а народ - отплясывать революционную карманьелу, но в новой постановке от идеалогического советского балета не осталось и следа.

Теперь "Пламя Парижа" - это современный взгляд на эпоху великих и страшных перемен и история трагической любви на фоне баррикад.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Июл 03, 2008 12:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008070303
Тема| Балет, БТ, Пламя Парижа
Авторы| МАЙЯ КРЫЛОВА
Заголовок| Эйфория под гильотиной
В Большом театре появится балет о Французской революции
Где опубликовано| РБК-daily
Дата публикации| 20080703
Ссылка| http://www.rbcdaily.ru/2008/07/03/lifestyle/357846
Аннотация|



Премьерные показы спектакля «Пламя Парижа» состоятся с 3 по 6 июля. Проект Большого театра — это новая постановка по мотивам героического советского балета, созданного в 1932 году хореографом Василием Вайноненом. Ему помогал композитор Борис Асафьев, «пересказавший» подлинную музыку XVIII века современным инструментальным языком. Либретто спектакля было основано на событиях Французской революции 1789 го¬да и в момент создания отражало социальный заказ эпохи, требовавшей воспевания «прогрессивных» народных движений.
Но автор новой версии Алексей Ратманский в интервью РБК daily не случайно назвал «Пламя Парижа» важной «частью истории Большого театра и советского балета». Спектакль оставался в репертуаре ГАБТа до 60-х годов, прежде всего за счет замечательной хореографии. Приступая к работе, Ратманский ставил перед собой две задачи — переосмыслить фабулу согласно исторической правде о революционном терроре и, насколько возможно, восстановить танцевальные композиции, сочиненные Вайноненом. Но в процессе работы выяснилось, что киносъемок балета осталось мало, а бывшие исполнители «Пламени Парижа», которых пригласили в Большой на консультацию, не помнят хореографический текст. Пришлось Ратманскому сочинять спектакль заново, выстраивая не только классические дуэты и соло, но и характерные народные пляски — карманьолу, фарандолу, марсельский и овернский танцы. Подлинная хореография Вайнонена занимает в спектакле двадцать минут. Это фрагмент придворного спектакля-интермедии «Ринальдо и Армида», огненные пляски басков и па-де-де главных героев, которое повсеместно обожают участники гала-концертов и балетных конкурсов.
В красочном вихре событий возникнут картины революционной Франции — замок маркиза в провинции, Версаль, где появляются король Людовик XVI и королева Мария-Антуанетта, штурм парижского дворца Тюильри и революционный праздник «Триумф республики». Среди 140 участников постановки — крестьяне с вязанками хвороста, жеманные аристократки и дворяне-охотники, актрисы, играющие фурий в придворном балете, члены революционного Конвента, офицеры национальной гвардии и знаменитый художник Давид.
Прежнее либретто, воспевающее революционный азарт, отличалось нехарактерной для балета особенностью — в нем не было любовной линии. Теперь в спектакле две пары влюбленных, и речь идет не только о восстании народа против династии Бурбонов, но и о перипетиях частной жизни на фоне исторических событий. Личное счастье гибнет под колесами истории: в отличие от прежнего «Пламени Парижа» версия Ратманского заканчивается разгулом якобинского террора и казнью одной из героинь спектакля.
Декорации балета созданы по мотивам старинных гравюр и выдержаны в черно-белой гамме. Во втором действии над сценой нависнет гигантский нож гильотины. Авторы балета обещают эффектный финал, знак уничтожения старого мира: «бумажная архитектура» как бы исчезнет в пламени Парижа.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Июл 03, 2008 12:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008070304
Тема| Балет, БТ, Пламя Парижа
Авторы| Наталия Курова
Заголовок| Большой театр переосмыслил советскую идеологию балета "Пламя Парижа"
Где опубликовано| РИА Новости
Дата публикации| 20080703
Ссылка| http://www.rian.ru/culture/20080703/112846548.html
Аннотация|

Большой театр представил новую постановку - балет Бориса Асафьева "Пламя Парижа", премьера которого состоится 3 июля, передает корреспондент РИА новости.

Постановку осуществил художественный руководитель балетной труппы Большого театра, известный хореограф Алексей Ратманский, с использованием оригинальной хореографии Василия Вайнонена, фрагменты которой сохранились в фильме 1954 года.

Ратманский выразил сожаление, что так мало осталось от наследия выдающегося хореографа Вайнонена, как почти безвозвратно пропали и балеты Горского, Лопухова, Голейзовского.
"На этой хореографии выросли все наши великие, включая Семенову, Уланову, Плесецкую. Я убежден, что наследие Большого - как русское, так и советское - должно стать частью повседневной балетной жизни. Только тогда мы сможем пойти на самый отчаянный эксперимент, не боясь потерять свои главные ориентиры и прекрасные традиции. Я в своей версии пытаюсь сохранить и либретто, и хореографию, но переосмыслить прежнюю советскую идеологию", - сказал Ратманский.

Он отметил, что в этом спектакле занята почти вся труппа Большого театра, а это 140 человек (самая большая балетная труппа в мире) - всего четыре состава артистов - многие из них исполнили в этом балете свои первые большие партии.

Присутствовавший на презентации сын Вайнонена - Никита Васильевич - сказал, "что "Пламя Парижа" стало главным произведением не только в творчестве отца, но и в отечественном хореографическом искусстве".

"Отец всегда считал, что балет должен объединять самые разные стили, и "Пламя Парижа" являет собой синтез народного и классического танца. Вайнонен никогда не видел народных французских танцев, но их язык он точно прочитал в музыке Асафьева. Так, например, баски признавали его танец своим", - сказал Никита Вайнонен.

По его словам, отец впервые ввел в балет мужской героический танец. История этого балета содержит имена выдающийся мастеров, таких как Вахтанг Чабукиани, Алексей Ермолаев, Михаил Лавровский, Марина Семенова, Ольга Лепешинская, Игорь Моисеев.

Он рассказал также о том, что Сталину очень нравился этот балет. Он смотрел его раз 15 и в результате наградил его Сталинской премией. Никита Вайнонен также отметил, что Алексей Ратманский, в распоряжении которого был только фильм 1954 года, где представлен балет лишь фрагментарно, сумел блестяще воссоздать хореографию, которая не противоречила творчеству Василия Вайнонена и прекрасно ложилась на музыку Асафьева.

Михаил Лавровский, в прошлом знаменитый премьер Большого театра и исполнитель главной мужской роли в балете "Пламя Парижа", также высоко оценил работу Ратманского, а Василия Вайнонена назвал гениальным балетмейстером, создавшим в спектакле "массу мощных и интересных образов".

Впервые "Пламя Парижа" увидело свет рампы на сцене Ленинградского театра оперы и балета в 1932 году, ей было посвящено празднование 15-летия Октябрьской революции. В Большом театре было несколько постановок, но версия Василия Вайнонена 1947 года стала самой знаменитой и продержалась в репертуаре до 1964 года. Всего балет "Пламя Парижа" в Большом театре прошел 111 раз.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Июл 03, 2008 12:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008070305
Тема| Балет, БТ, Пламя Парижа
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| АЛЕКСЕЙ РАТМАНСКИЙ: Два па де де и танец басков...остальное - заново
Где опубликовано| Культура
Дата публикации| 20080703
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=780&crubric_id=1002077&rubric_id=200&pub_id=957864
Аннотация| АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ

Как сегодня можно поставить балет "Пламя Парижа" - образец революционного театра, где действующие лица делились на "чистых" и "нечистых", хороших и плохих, революционеров и аристократов соответственно, совсем неясно. Особенно если учесть, что ставит Алексей Ратманский - хореограф-интеллектуал, которого в постановках разных форматов интересует не жизнь толпы и даже не жизнь индивидуума, а переливы судеб, нюансы, внутренние смятения, душевные стилизации, мимолетные состояния. Презентация новой версии некогда знаменитого балета "Пламя Парижа", состоявшаяся в Большом театре, многое, впрочем, прояснила. Похоже, это спектакль не о революции, а о людях, которым выпало жить в горячие годы. Никакие исторические катаклизмы не в силах лишить человека права на счастье, веселье, любовь. Чуда стоит ждать и от декораций известных архитекторов-"бумажников" Ильи Уткина и Евгения Монахова, особенно в сочетании с историческими костюмами Елены Марковской. "Оформительский" микс, как любое смешение стилей, обещает дать необычный результат. Тем паче что архитектурные постройки сгорят на глазах у публики. И произойдет это сегодня в Большом театре. Накануне премьеры Алексей РАТМАНСКИЙ, ни разу не замеченный в самопиаре и желании давать интервью, все-таки нашел время и ответил на наши вопросы.

- Триумф "Пламени Парижа", поставленного в 1932-м, был феерическим и в Ленинграде, и в Москве, что, видимо, связано с революционным настроем тех лет?

- Это был балет о событиях, которые были понятны и близки. В России революция произошла всего несколько лет назад. Балетов на современную тему, которые удаются и находят отклик у зрителей, очень мало, раз-два и обчелся. Психологически, исторически, эмоционально "Пламя Парижа" оказалось к месту. Это не было искусство пропаганды. Был спектакль, сюжет которого давал поводы для танцев и эмоций. Спектакль, в котором массовые сцены, народная мощь вышли на первый план. Такого раньше не было никогда. И, конечно, высококлассная хореография.

- "Пламя Парижа" исчезло из афиши полвека назад. Возглавив балет Большого, вы в интервью, в том числе и нашей газете, говорили о планах возобновить спектакль. Тогда, признаюсь, в это верилось мало. "Пламя Парижа" - реконструкция?

- Это новый спектакль с использованием фрагментов хореографии Василия Вайнонена. От исторического спектакля сохранилось очень мало: па де де Жанны и Филиппа, па де де Актера и Актрисы и танец басков. Их мы оставили в оригинале. Еще есть две карманьолы и одна фарандола. Если вы помните фильм 1953 года, то танцы там записаны буквально по фразочкам, но все, что там есть, мы использовали. В новом спектакле процентов двадцать - хореография Вайнонена, все остальное пришлось сочинять заново.

- Почему все-таки ваш выбор пал на "Пламя Парижа" - балет о Французской революции?

- Сохранившиеся танцы - замечательны. Даже в концертном исполнении впечатляют. Одна из причин постановки - традиции Большого, которые должны продолжаться, - большой сюжетный спектакль. Для труппы - это серьезная работа. Много ролей. На сцене 140 человек, занят весь кордебалет. Да и хореографически было невероятно интересно. Как в случае с "Корсаром", когда я должен был понять принципы работы Петипа, структуру его спектаклей. И потом это - наш эксклюзив. Если бы мы этого спектакля не сделали, то сомневаюсь, что кто-то бы еще к нему обратился.

- Спектакль, который был обожаем и властями, и народом, нельзя назвать агиткой, но то, что он строился на советской идеологии, несомненно. Вы переработали либретто?

- Да, восстанавливать агитку было бессмысленно. Изменив либретто, мы сохранили и порыв, и пыл, и динамику. Любовь и драма на фоне исторических событий.

- На презентации вы сказали, что в балете появится любовная тема и новая женская роль Аделины, дочери маркиза.

- Добавились и другие персонажи, но они возникли не из фантазий, а из романа Феликса Гра "Марсельцы", который взят за основу либретто. Александр Аркадьевич Белинский с его опытом и пониманием природы балета очень помог.

- Вы с ним консультировались?

- Мы соавторы новой версии либретто.

- Большой театр недавно столкнулся с агрессивной реакцией родственников Касьяна Голейзовского. Не возникнет ли здесь подобной ситуации? Никита Вайнонен - человек открытый, но крепко радеющий за наследие отца.

- В отношениях совсем иной подход. Мы очень рады пониманию наследников. Действительно, материалов практически не сохранилось.

- В отличие от музыки Бориса Асафьева. Но изменения в либретто, наверное, изменят и музыкальный ряд?

- Юрий Бурлака занимался партитурой и в соответствии с либретто компоновал фрагменты, что-то менял, что-то переставлял.

- Но все это музыка Асафьева?

- На самом деле Асафьев перерабатывал подлинную французскую музыку XVII - XVIII веков, песни времен революции, народные танцы.

- Кто будет танцевать премьерные спектакли?

- Жанна - Мария Александрова, Наталья Осипова, Анастасия Меськова, Екатерина Шипулина. Жером - Денис Савин, Вячеслав Лопатин, Андрей Меркурьев. Филипп - Александр Волчков, Иван Васильев, Владислав Лантратов. Аделина - Нина Капцова, Анастасия Горячева, Анна Ребецкая, Анна Никулина. У нас три, а на некоторые партии даже четыре, состава исполнителей. Ролей много.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Июл 03, 2008 12:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008070306
Тема| Современный танец, фестиваль современного танца "Open look", "Точка невозврата".
Авторы| ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО
Заголовок| Нуреев вернулся
// Юбилейный фестиваль Open Look раскланялся перед Нуреевым
Где опубликовано| Коммерсант-Петербург
Дата публикации| 20080703
Ссылка| http://www.kommersant.ru/region/spb/page.htm?Id_doc=908584
Аннотация|

Впервые "оттанцованная" труппой Натальи Каспаровой Cannon-Dance биография Рудольфа Нуреева не обошлась без изображения внутреннего разлада художника -- с маской, надетой на ногу, герой ведет одному ему понятный диалог Фото: Виктор Васильев

Рудольф Нуреев, чье 70-летие отмечается в 2008 году, стал прототипом героя балета Натальи Каспаровой "Точка невозврата". Премьера балета открыла 10-й фестиваль современного танца "Open look", посвященный юбилею самого знаменитого невозвращенца советской эпохи. Спектакль смотрела ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО.
Биографический жанр -- благодатная тема для сочинения балетов. А уж если герой -- танцовщик, балерина или хореограф, то можно лишь вообразить, какое воодушевление охватывает постановщика. Спектакль строится по выработанным клише: биографические подробности перемежаются с фрагментами наиболее знаменитых партий или спектаклей -- замечательная возможность "заполнить" хореографическое полотно знаменитыми и узнаваемыми цитатами из классических балетов. Можно подпустить мистики и вывести двойника главного персонажа, наглядно обозначив тем самым тему волнующейся души художника. Разумеется, он будет не понят современниками, ему надлежит мучительно метаться и претерпевать страдания. А в финале он красиво и многозначительно уйдет, освещенный контровым лучом, в темноту. Рецепт прост, результат обеспечен, за примерами далеко ходить не надо -- в последние годы танцевальная серия "Жизнь замечательных людей" приросла балетными биографиями Ольги Спесивцевой и Джорджа Баланчина; не забыт и композиторский цех -- Петр Чайковский, Александр фон Цемлинский и Густав Малер.
Удивительно, что биография одного из самых мифологичных танцовщиков современности Рудольфа Нуреева так долго оставалась вне хореографического изложения. Даже как-то не верится, что сочная фактура жизни этого вечного странника-изгоя -- рафинированного эстета и вульгарного хулигана, романтического возлюбленного и гомосексуалиста, умершего от СПИДа, его детство, проведенное в нищете, и азиатская роскошь -- до сих пор не задела чувствительных струн души ни одного хореографа-творца. Между тем вся эта мишура оставила равнодушной худрука главной петербургской труппы современного танца Cannon-Dance Наталью Каспарову -- к счастью. В ее спектакле вообще нет никакой жизнеописательной линии, почти нет хореографических цитат. Премьеру предваряли выступления ленинградских друзей и партнеров Рудольфа Нуреева по Кировскому театру -- Нинель Кургапкиной и Аллы Осипенко, а также представителя Фонда Рудольфа Нуреева Любови Мясниковой. Их рассказы и прояснили тему нового опуса госпожи Каспаровой.
Первый эпизод "Точки невозврата", идущий под зловещее шуршание знаменитых "Снежинок" из "Щелкунчика", стал первым проведением главной темы. Женщина (то ли образ Матери, то ли символ Судьбы) тягает на своих плечах великовозрастного детину не хуже циркового атлета. Оставшись в одиночестве, герой, облаченный в современный пиджак и брюки, начинает тоскливый монолог о трудностях бытия (под музыку Рахманинова), главный пластический лейтмотив которого - многочисленные, словно от подножек, падения (их надо расценивать как хореографический символ тех препон и препятствий, которые чинили Рудольфу Нурееву в Ленинграде борцы невидимого фронта). Далее следуют несколько эпизодов, обрисовывающие атмосферу конца 50-х: отвязная советская молодежь, именуемая "стилягами", смело выплясывает "тлетворные танцы загнивающего Запада" -- хореография этих сцен так же необязательна и невыразительна, как и любительские танцы на светской вечеринке. Исполнение, впрочем, на весьма достойном уровне -- профессиональная подготовка танцовщиков позволяет им запрыгивать на плечи друг другу, "нырять" в эффектные поддержки и демонстрировать гибкость всех членов тела. Тут подоспевает очередной монолог героя -- под песню Александра Вертинского "Я маленькая балерина". Внутренний разлад танцовщика наглядно демонстрирует белая маска, надетая на ногу, с которой герой вел одному ему понятный диалог (у корреспондента Ъ возникли разве что ассоциации со сценой из "Служебного романа", когда Новосельцев, водрузив очки на ботинок, беседовал с "Прокопием Людмилычем"). Дух героя все никак не мог подняться и воспарить над обыденностью -- большую часть сценического времени артист провел в маяте и катаниях по полу (замечу: пластический арсенал "катаний" у госпожи Каспаровой крайне обширен). Наконец раздался гул взлетающего самолета, но хореограф и тут не повелась: знаменитый нуреевский "прыжок в свободу" не вошел в хореографический текст спектакля, а герой в очередной раз трагически распластался на сцене.
В финале "Точки невозврата" весь немногочисленный состав труппы в тренировочной униформе артистов балета под музыку "Снежинок" пошел в лобовую атаку на зрителя, бомбардируя его "топовыми" движениями экзерсиса. Итог получился -- как в хорошем детективе с открытым финалом: главный герой, которому все это не иначе как привиделось в кошмарном сне, то ли убежал от навязчивой действительности, то ли умер. Судить о его физическом состоянии не позволил опустившийся занавес.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 1 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика