Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2020-05
На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22356
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 01, 2020 11:21 am    Заголовок сообщения: 2020-05 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020050101
Тема| Балет, Новосибирский театр оперы и балета, Персоналии, Никита Ксенофонтов
Автор| Александр САВИН, специально для «Новой Сибири»
Заголовок| Никита Ксенофонтов: Пока меня в нашем театре все устраивает
Где опубликовано| © «Новая Сибирь»
Дата публикации| 2020-05-01
Ссылка| https://newsib.net/personality/nikita-ksenofontov-poka-menya-v-nashem-teatre-vse-ustraivaet.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Он — лауреат всероссийских и дипломант международных конкурсов, в 2017 году окончил Академию русского балета имени Вагановой (степень бакалавра по специальности «Хореографическое искусство»). В труппе Новосибирского театра оперы и балета за последние пять лет он исполнил ведущие, сольные и кордебалетные партии в балетах «Лебединое озеро» и «Щелкунчик» Чайковского, «Чиполлино» Карена Хачатуряна и «Спартак» Арама Хачатуряна, «Дон Кихот» Минкуса, «Ромео и Джульетта» Прокофьева, «Пер Гюнт» на музыку Грига.



Никита человек приметный. Не очень рослый, но в глаза бросается сразу. Он мне при первой встрече чем-то напомнил солиста балета Дмитрия Симкина, — они ведь даже номера одни и те же танцевали. О таком сходстве я сказал тогда Никите, и ему это, кажется, понравилось.

Двигался он по карьерной лестнице достаточно быстро. А прошлым летом Ксенофонтов приехал на очень известный конкурс молодых артистов балета Юрия Григоровича с молодой балериной по имени Катя, младшей сестрой ведущей солистки театра Веры Сабанцевой. Приехал как партнер, но совершенно неожиданно вырвался вперед и взял первое место. Катя Сабанцева получила диплом — и вот два победителя возвращаются домой, после чего Сабанцевой делают предложение участвовать в большом зарубежном гастрольном туре, и она уезжает, а Никита остается работать у нас.

Об этом интервью мы договорились заранее, еще когда Никита был в Сочи, но потом ему понадобилось заехать домой в Казань, потом я слетал к своим детям… Но наконец мы встретились и немного поговорили.

— Никита, это не первая наша встреча. Пока все, о чем мы с вами в прошлый раз говорили у вас отлично получается. Как нынче дела в труппе?

— Работаем, работаем много, каждый старается как может в меру своих сил и желаний.

— А кто сегодня художественный руководитель балетной труппы?

— Заслуженный артист Украины Денис Матвиенко.

— А я считал, что Денис уже не числится в нашем театре.

— Нет, он по-прежнему руководитель балетной труппы.

— На конкурсе, который создал Григорович, параллельно с созданием своего театра в Краснодаре, ты занял первое место. Надеюсь, ты встречался с легендарным мастером и передал привет от Новосибирского театра?

— Мы виделись с Юрием Николаевичем в неформальной обстановке, на фуршете, но тему нашего города, честно говоря, не поднимали. Я ведь еще очень молод и не работал с ним в Новосибирске, когда он приезжал сюда со своими постановками.

— Конкурс был очень серьёзный?

— Очень — совершенно неожиданно для меня! Конкурс не новый, но в последние несколько лет он не проводился, возникли какие-то финансовые проблемы.

— Да, я слышал, что собственник компании «Премьер» не то серьёзно заболел, не то у него возникли финансовые проблемы. Видимо, искали видимо другой источник финансирования.

— Похоже на то. После долгой паузы на участие записалось большое количество исполнителей, особенно парней. На удивление девушек было значительно меньше. Парни подобрались очень сильные, так что меня очень взбодрил момент конкуренции.

Понимаете, для меня такой конкурс далеко не первый, и я не планировал ехать, но вот Катя очень хотела, да и партнера у нее не было, вот так я и попал в Сочи, а увидев там целую группу первоклассных танцовщиков, просто так уступать уже не стал. И у нас получилось! Так у меня и прошел отпуск: подготовка выпала на его первую часть, а сам конкурс — на вторую. Психологически очень тяжело было. Понимаете, каждый раз, когда я еду на такие конкурсы, мне говорят одно и то же: без места можешь не возвращаться, cамое меньшее — второе, но лучше — первое…

— Сколько времени все это длилось? С какими номерами ты выступал?

— Две недели. Я вез на первый тур па-де-де Али Медора, это из «Корсара» на музыку Адана, на второй тур — па-де-де из «Пламени Парижа» Асафьева, и на третий — па де скляф из «Корсара» на музыку Ольденбургского. И еще адажио из балета «Пер Гюнт» Грига, как номер современной хореографии.

— Никита, а какой по счету у тебя этот конкурс?

— Это пятый.

— Давай о каждом по-порядку.

— Всероссийский конкурс артистов балета. Я занял там первое место. Он был первым и тематическим, с характерными танцами. Я исполнял «Гопак», «Эспадо» и «Цыганский» из Дон Кихота. Мне едва исполнилось 18, я еще был учащимся академии но попал в старшую группу к ребятам, которые уже отработали по несколько сезонов в театрах.

Через год был этот же конкурс, но на этот раз с классическим репертуаром. Моей партнершей была Томара Тиунова — в два па-де-де из «Пламени Парижа» и па де скляф из балета «Корсар». Современным номером было адажио из «Золушки» Симонова. Я занял первое место.

Следующим был международный конкурс артистов балета в Большом театре с Катей Лиховой. В Первом туре мы танцевали па-де-де из «Пламени Парижа», во втором туре — па-де- скляв из «Корсара», а третьем — па-де-де из «Коппелии» Делиба в постановке Сергея Вихарева. К этому времени Эдвард Клюг уже поставил «Пер Гюнта», и мы станцевали адажио из этого балета, которое всегда нравится зрителю. Хотя это были Григ и Клюг, мы стратегически не все построили правильно: надо было делать упор на технику, артистизм. В итоге — только диплом. Но я этим результатом доволен, ведь я тогда был очень молод.

Предпоследний конкурс был «Арабеск», с Надей Сорокиной как партнершей: в первом туре — па-де-де из балета «Пламя Парижа», во втором — вариация из балета «Чиполино» Карена Хачатуряна и адажио из балета «Пер Гюнт», в третьем — па де скляв. В результате — первое место. Но особенно приятно было получить приз зрительских симпатий и специальный приз журналистов.

А последний конкурс я уже готовил сам, с помощью опытного своего старшего товарища Романом Полковникова.



— С этим разобрались. А теперь давай вернемся к началу. Ты ведь не коренной сибиряк, а родом из Казани. В каком возрасте ты начал танцевать?

— В училище, как все. Но я был очень подвижным ребенком и занимался на скейте. Чем я только я не занимался... Но даже не задумывался о том, что стану артистом балета. Повлияла мамина сестра — она работала в драматическом театре и посоветовала маме чтобы мы с братом сходили в хореографическое училище. Брату там не понравилось, а я вот решил поступать.

— Теперь вот такой непростой вопрос. Я не просто так сравнил тебя с Димой Симкиным. Мы и с ним говорили на эту тему. Речь идет о том, что в силу твоих физических особенностей ты не сможешь стать Принцем, потому что несколько сантиметров роста решают все. Вот представь, что бы было, если бы Барышников был совсем чуть-чуть пониже... Ты умный парень и прекрасно понимаешь, что тебе нужен свой балетмейстер, тебе нужны постановки — современные и того на тебя поставленные. Такие, где нет принцев, но есть герои…

— Согласен. И этот вопрос для меня очень важен. Я хочу быть профессионально интересным актером и танцовщиком, пусть даже это будет роль раба, но я сделаю эту роль так, чтобы на меня смотрели. Правда, для этого мне нужен, условно говоря, новый Якобсон.

— Правильно. Ведь принцев не так много и у Петипа. А смотреть одного Петипа — это как ходить в музей. Но тут все зависит от того, что будет делать с тобой главный балетмейстер, как он будет использовать твой талант, в том числе и драматического актера. Кстати, у тебя есть предложения из Москвы и Питера?

— Есть и из-за рубежа. Я хочу и творчески развиваться и достойно жить.

— Европа?

— Нет… Вы знаете, в Европе не так много трупп, работающих в классической манере, труппы в Москве и Питере или уже сложились, или коллектив мне не интересен — по репертуару и по общему уровню. Пока меня в нашем театре все устраивает, я много танцую, и нет смысла уезжать в никуда. Если я все же приму решение уходить из новосибирского театра, — хотя, повторяю: он мне нравится — то только в случае если я решусь уезжать из страны.

— Будет обидно конечно, если ты уедешь. В заключение ответь мне на вопрос что для тебя ближе: классический репертуар или современный.

— Понимаете, когда я пришел в театр, то много мечтал о классических ролях. И сделал это. Но сейчас мне очень хочется исполнять драматические партии, которые несут в себе какую-то историю. Я очень хочу станцевать Пер Гюнта. И Клюг с этим согласен, но что-то никак не складывается.

— Никита, а как ты выдерживаешь огромную нагрузку, которая сейчас легла на балет в Новосибирске?

— Тяжело конечно. Люди изнашиваются. Но… надеемся, что все постепенно стабилизируется.

Фото Марка ОЛИЧА и из личного архива Никиты Ксенофонтова

==============================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22356
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 02, 2020 12:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020050201
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Игорь КОЛБ
Автор| Беседовала Анна ВОРОБЬЕВА,
Заголовок| Игорь КОЛБ: «В балете есть традиции, проверенные временем»
Где опубликовано| © АртМосковия
Дата публикации| 2020-05-02
Ссылка| https://artmoskovia.ru/igor-kolb-v-balete-est-tradicii-proverennye-vremenem.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Сегодня мы беседуем с заслуженным артистом России, премьером Мариинского театра, лауреатом международного конкурса Vaganova Prix (1995 год), педагогом, хореографом-постановщиком и участником многих балетных проектов – Игорем Колбом. Беседа пойдет про балетное образование, карьеру и успех, преподавание и творческие проекты.



– Как вы попали в балет?

– Абсолютно случайно, без каких-либо предпосылок. Что такое балет, понял лишь после того, когда ровно за неделю моя жизнь изменилась. Я переехал из родного города Пинска в Минск. Можно сказать, что меня выбрала профессия. А через несколько лет обучения в Белорусском Государственном Хореографическом училище и я ее выбрал. Возможно, именно поэтому и сложилась моя жизнь в профессии.

– Когда вы учились, вам было сложно? Какие ваши воспоминания от того времени, когда вы сами учились? Кто из педагогов больше всего на вас повлиял?

– Это один из счастливых этапов моей жизни, очень важное время в становлении меня. Все те, кто меня окружал, и были моими учителями. Воспитатели, педагоги, ребята и артисты театра.

– С какими сложностями Вы сталкивались в своей карьере? Какие выступления стали самыми запоминающимися? Были ли интересные случаи на гастролях?

Cамой большой проблемой в профессии, конечно же, являются травмы. К сожалению, мне их не удалось избежать. C них я начал свою творческую деятельность в Мариинском театре.

Относительно выступлений, как правило, запоминаются те, которые проходили в экстремальных условиях. Такими были премьеры «Спящей красавицы» в Риме, в партнерстве со Светланой Захаровой. Когда нужно было за пару дней выучить новый спектакль. Абсолютно новая версия в Римской опере хореографа Пола Чалмера. Такая же ситуация была и в Венской опере, когда мы с Алиной Сомовой танцевали «Лебединое озеро» в версии Рудольфа Нуриева.

– Расскажите, пожалуйста, про систему обучения в Академии Бориса Эйфмана, есть ли принципиальные различия в изучении классического танца с тем, как учат в АРБ? Или как учили Вас в Белорусском Государственном Хореографическом Училище? Чем отличается система подготовки, кроме того, что дети изучают разные танцевальные направления, акробатику?

Академия Эйфмана уникальна тем, что прием детей происходит в первый класс с 7 лет. Каждый год происходит отбор наиболее способных учеников в классе, но желающие учиться в Академии могут просмотреться на освободившиеся места.

Конкуренция очень жесткая. Дается очень сильная развивающая профессиональная база. Программа обучения включает в себя много дисциплин, что предоставляет широкий выбор работы для выпускников. Аналогов подобной системы обучения нет в мировой практике. Для всех учащихся обучение, питание и проживание предоставляются бесплатно.

– Вы продолжаете работать в Консерватории? Какие дисциплины вы там ведете?

– Уже пятый год преподаю «искусство репетитора» в Санкт-Петербургской Государственной Консерватории имени Н.А. Римского-Корсакова. Для меня эта работа – невероятно интересный процесс становления меня как педагога во взаимодействии с обучающимися.

– Ваш коллега Сергей Полунин говорит о том, что нужно ломать систему преподавания в училищах, где все построено на насилии. А как Вы думаете, должна ли оставаться “советская” жесткость в балетных училищах?

– В данный момент я работаю педагогом в Академии танца Бориса Эйфмана. Ломать можно сколько угодно. Но есть традиции, которые проверены временем. Сережа, в том числе, является продолжателем именно их.

Вероятно, речь о жесткой дисциплине. Без дисциплины в нашей профессии не получается. В любом случае, всегда должен быть диалог между учителем и учениками.

– Каждый год из разных балетных учреждений выпускаются десятки детей, сейчас будет и выпуск Академии Б.Я. Эйфмана. Многие выпускники не могут устроиться в театр, и тут же уходят из профессии. Как решать эту проблему? Нужно ли творческое образование такому количеству людей? Или нужно ввести систему распределения по театрам, как было в СССР?

– Первым выпуском в истории Академии Бориса Эйфмана станут ребята моего курса, но это случится в 2021 году.

Как правило, сейчас выпускники свободны в выборе театра. Это хорошо, сейчас открыты все границы. Есть возможность пробовать себя во многих театрах мира, не обязательно в России.

Не уверен, что форма как таковой обязательной «отработки», распределения после окончания училища могла бы быть полезной. Но такая практика существует в Беларуси.

– Какими качествами должен обладать современный артист, чтоб быть на 100 процентов востребованным в театре и профессии?

– Иметь свое лицо и обладать индивидуальностью, что одно и то же.

– Многие ваши коллеги говорят, что уровень балета в наши дни сильно упал, подготовка исполнителей не соответствует репертуару. Что, на ваш взгляд, нужно, чтобы уровень артиста соответствовал, что должна включать в себя подготовка?

– На мой взгляд, очень сложно рассуждать о том, что является критерием уровня подготовки.

В одном случае ориентир – это поступление артиста в тот или иной театр, и ты готовишь учеников к репертуарной политике театра. В другом – традиции школы, которые не опираются на веяния времени. Правильными являются оба варианта.

– Чувствуете ли вы падение интереса публики к классическому искусству?

– Залы в театре полные, не заметил подобного снижения.

– Современное искусство должно подстраиваться под зрителя или должно нести изначальную идею, которая воспитывает нравственное в человеке?

– К сожалению, сейчас есть и то и другое. Как мне кажется, в большей степени срабатывают проекты, которые не всегда претендуют на высокое искусство, но они являются прибыльными.

– Можете ли вы кого-то выделить из современных постановщиков и исполнителей?

Мне близка по духу та категория людей, кто, не жалуясь на обстоятельства, находит время и возможность движения вперед.

На данный момент я активно взаимодействую с Юрием Смекаловым. Юра предложил он-лайн возобновление его первой работы под названием «Infinita Frida». Не могу сказать, что для меня процесс удаленного общения уж очень прост. Репетировать, находясь за 200 км от Петербурга, непростая задача. Посмотрим, что получится в финале.

– Если бы вы сами ставили балет, то чему он был бы посвящен, о чем бы он был?

– У меня уже был такой опыт. Я поставил дуэт на музыку Мориса Равеля «Болеро» для тура по Израилю.

– Какие ценности вы стараетесь донести до своих учеников и до зрителей, когда сами выступаете?

– Нет однозначного ответа. Прежде всего, нужно быть честными с самими собой.

– Какими методами можно заставить современных людей развиваться, привить им чувство прекрасного, умение анализировать? Что сейчас воспитывает людей?

– Все индивидуально. Во всяком случае, заставлять не стоит, прежде всего, у каждого должно быть собственное желание меняться.

– Вы планируете в будущем какие-либо сольные творческие проекты?

– Да, выпускаю свой проект в качестве художественного руководителя. 26 апреля 2020 года должна была состояться премьера проекта «Solo» в Александринском театре.

– Что вас вдохновляет и мотивирует в жизни и в работе?

– Тишина.

– Мне очень понравилась ваша страничка в Instagram. Вы сами делаете видео для нее? Расскажите про ваших кошек.

– Все то, что происходит в этой соцсети, является абсолютной частью моей жизни в формате «что вижу, то и пою». И большая часть посвящена в том числе и двум моим кошкам породы Сфинкс.

– Какие у вас есть профессиональные секреты? Как добиться успеха в балете?

– Секретов нет. Каждый выбирает свой путь и идет по нему согласно собственным убеждениям. Важно в любой ситуации оставаться человеком.

– Есть ли люди, на которого вы ориентируетесь и профессионально, и нравственно?

– Моя семья.

Фото из личного архива Игоря КОЛБА

===============================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22356
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 02, 2020 6:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020050202
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Майя Плисецкая
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Пять невероятных ролей Плисецкой
Последний спектакль, который Сталин смотрел перед смертью - "Лебединое озеро"

Где опубликовано| © Московский комсомолец
Дата публикации| 2020-05-02
Ссылка| https://www.mk.ru/culture/2020/05/02/pyat-neveroyatnykh-roley-pliseckoy.html
Аннотация|

2 мая 2015 года в Мюнхене, не дожив полгода до своего 90-летия, ушла из жизни великая балерина XX столетия Майя Плисецкая. Ушла, как и жила, необычно: ей стало плохо после возвращения с футбольного матча. Майя Михайловна была ещё и заядлой болельщицей. Из огромного списка ролей гениальной танцовщицы балетный обозреватель «МК» выбрал только пять партий, изменивших историю балета и театра в целом. Хотя таких ролей в творчестве Плисецкой было гораздо больше.


фото: РИА Новости
Сцена из балета П.И. Чайковского "Лебединое озеро". Одетта - народная артистка СССР Майя Плисецкая, принц Зигфрид - заслуженный артист РСФСР Николай Фадеечев.


«Лебединое озеро» Чайковского и смерть Сталина

1947 год. Майе было всего 22 года, когда она впервые станцевала «Лебединое озеро». Невыразимо загадочной была её Одетта-Одиллия - наверное, главная партия Плисецкой в Большом театре, которую она танцевала по меньшей мере более 800 раз! По признанию балерины этот балет Чайковского сыграл в ее жизни решающую роль. «Я танцевала его тридцать лет: 1947 - 1977. Это как годы рождения и смерти на гробовом обелиске». А за год до этого 21-летняя балерина записывает в дневнике: «Очень бы хотелось танцевать «Лебединое озеро», но Лавровский говорит, что коварная обольстительница Одиллия у меня не получится…»

Как же ошибся Лавровский! Ее первый спектакль оказался дневным. «Я не верила сама себе, что танцую, что исполнилась мечта. Все участвовавшие в спектакле аплодировали мне после каждого акта на сцене... Финал акта – уход Одетты я просто сымпровизировала. Вышло недурно». Елизавета Павловна Гердт, с которой Майя репетировала эту партию, тогда ей сказала: «Так и оставь. Ты взаправду будто уплываешь». Так и оставила… Теперь её загадочные, фантастические руки - часть знаменитого на весь мир стиля Плисецкой. До неё в классике они не были такими свободными, а у Плисецкой в танце руки пели, завораживая своим движением, как бы передавая зыбь воды или полет лебединых крыльев. Она изменила их абрис, линию. И ей стали подражать. Теперь такие руки можно увидеть у всех, кто исполняет эту партию.

Надо сказать, что и в другой её знаковой лебединой партии - «Умирающий лебедь» - (она ее танцевала начиная с 1943 года), магия её танца аккумулировалась именно в этих фантастических руках. И фокинская лирическая миниатюра наполнялась совершенно другим смыслом. "Плисецкий стиль пошел по миру", - назовёт она сама знаковые движения своих рук, когда на сцене или на экране телевизора будет видеть свое преломленное отражение - эти поникшие кисти, лебединые локти, вскинутая голова, брошенный назад корпус, оптимальность фиксированных поз. Не зная больше радоваться этому или грустить.

Но вернёмся к «Лебединому озеру». В 1950 году спектакль с её участием посетил «великий кормчий» Мао Цзэдун. В честь него должны были давать, вообще-то, совсем не «Лебединое», а балет «Красный мак». Но на «Мак» отец китайского народа смотреть не стал, ведь в Китае мак - символ наркотика и порока, чего никак не учли советские чиновники. Так что 13 февраля 1950-го года балет пришлось срочно заменить на «Лебединое». «Охрана в этот день была удесятерена. Думали, что и Сталин пожалует на балет со своим закадычным дружком. Особый пропуск, который отпечатали ретивые блюстители за ночь, проверялся у каждой двери. Его надо было держать при себе в лифе пачки на груди…» Так и танцевала Плисецкая всё «Лебединое» со спецпропуском в лифе. И боялась только одного: «вдруг на шене или прыжке пропуск выскользнет и ворошиловские стрелки в ложах примут его за новейшее взрывное устройство и откроют по мне огонь». Но все обошлось благополучно. Мао спектакль понравился. На сцену «кормчий» послал Плисецкой гигантскую корзину белых гвоздик.

Для кого только Майя Михайловна не танцевала этот спектакль… «В Москву все чаще стали наведываться главы иностранных государств — вроде как оттепель. Всех их водили в Большой. На балет. С высокими гостями в ложе всегда сидел Хрущев. Ну и насмотрелся же Никита Сергеевич «Лебединого», что «к концу своего царствия» пожаловался он в сердцах Плисецкой на балет: «Как подумаю, что вечером опять «Лебединое» смотреть, аж тошнота к горлу подкатывает. Балет замечательный, но сколько же можно. Ночью потом белые пачки вперемешку с танками снятся…».

Но что Хрущев… Даже Сталина с помощью «Лебединого», как поговаривают, на тот свет эта сильная женщина запросто могла отправить. В своих воспоминаниях Плисецкая ставит этот вопрос ребром: «Может, дьявольские чары моей Одиллии и сгубили «лучшего друга трудящихся человечества?» А пришла она к такому умозаключению почти случайно, после выхода в свет книги «Неизвестный Сталин». Тогда люди все чаще стали ей задавать один и тот же вопрос: «Верно ли, что накануне своего смертельного инсульта Сталин видел вас в Лебедином?» Ответа на этот вопрос она не помнила. И каково же было удивление балерины, когда, вернувшись в Мюнхен, где она жила последние годы и хранила свои дневники, порывшись в них, обнаружила запись от 28 февраля 1953 года, что действительно накануне танцевала «Лебединое». Запись в точности совпала с архивными документами органов госбезопасности, рассекреченными через 50 лет и опубликованными в книге «Неизвестный Сталин», и свидетельствовала о том, что свой последний, накануне смертельного ночного инсульта, выход в свет вождь народов действительно-таки совершил в Большой театр. А «Лебединое озеро» с Майей Плисецкой в главной роли стало последним спектаклем, которое диктатор видел в своей жизни…

А если Плисецкая была права, когда спрашивала: «А если взаправду сила искусства столь велика, что может убить и тирана?» — эти её слова вспоминаются, когда думаешь о том, что в августе 91-го, в самом начале путча ГКЧП, по телевидению весь день крутили именно «Лебединое озеро». Да и в день смерти Брежнева, ставшей «точкой отсчета» крушения советской империи, отменяют трансляцию хоккейного матча Спартак–Динамо(Рига), заменяя ее именно этим балетом.

«Дон Кихот» Минкуса: «Взгляд вождя народов"

1950 -й год. Визитная карточка №2 Плисецкой - партия Китри в балете «Дон Кихот». Ей 25 , за плечами дебют в «Лебедином озере».

- Тот успех, который был у Майи в «Дон Кихоте», ни у одного балетного человека я никогда не видел – говорит мне Игорь Пальчицкий, балетоман со стажем, поклонник и друг Майи Михайловны. – Я видел её в «Дон Кихоте», после большого перерыва, связанного с травмой. Это был, если мне не изменяет память, наверное, 63-й год. Вы не представляете, что творилось у касс, в фойе перед началом! А на спектакле! С правой кулисы на сцене шла высокая лестница, с которой она и должна была спускаться. И когда она с веером только появлялась там, в зале раздался шквал аплодисментов, как на стадионе! И дальше 45 минут, то есть весь первый акт, аплодисменты не стихали! И дирижер Файер потом говорил, что весь первый акт он не слышал, что играет: «стоял стон, публика орала!!!»

Её Китри в «Дон Кихоте» связана с такой историей. В 1950-м году день рождения Сталина отмечали в Георгиевском зале Кремля. На торжество пригласили выступить и молодую балерину Плисецкую. Однако вариация Уличной танцовщицы из «Дон Кихота», которую она должна была танцевать на концерте, кому-то из комиссии, утверждавшей репертуар, не понравилась, и её решили переделать. Сказано - сделано: пианистка играла прыжковую вариацию из «Лауренсии», а Плисецкая «дважды пропрыгала из «Дон Кихота». Вот описание в Кремле события с участием Сталина и Мао: «В первом ряду спиной к сцене за длинным праздничным столом вполоборота ко мне размытое моим страхом и ярким светом усатое лицо императора. Встаю в препарасьон, звучит рояль. Ну, Господи пронеси!». Далее аплодисменты… «Кланяюсь, натужно улыбаюсь и, как приказали, не задерживаясь, ныряю в бело-золотую дверь. Ловлю себя на мысли, что опустила при реверансе глаза в пол. Признаюсь через годы – встретиться взглядом со Сталиным мне было просто страшно. Интуитивно.».

Сталин что-то говорит Мао, а в утренних газетах краткое коммюнике ТАСС о праздничном концерте с упоминанием фамилии Плисецкой. Эти строчки и «молва о вощеной сцене Георгиевского зала Кремля», которая «докатилась до балетных ушей труппы» и сыграла роль в том, что Плисецкая смогла, наконец, получить партию Китри.

Даже гении, как известно, совершают ошибки. Были они на дебюте и у Майи в «Дон Кихоте». Спустя много десятков лет в воспоминаниях она честно и скрупулезно перечислила все свои неудачи: в первом акте, заканчивая в вариации туры по диагонали, потеряла равновесие и в финальной точке оказалась идеально в музыку на полу. В сцене «Сон» на восемь тактов опоздала с выходом, в финальном па-де-де двадцать восемь фуэте прокрутила идеально, а «на последние четыре повело в сторону. Финальная поза пришлась не на центр». С фуэте у современных балетных звезд такое случается сплошь и рядом, но они даже «не заморачиваются» на этом. Плисецкая же помнила об этом всю жизнь. А после спектакля в гримерку к ней заглянула оживленная и взволнованная Уланова и подарила Майе книжку о Марии Тальони, надписав на титуле: «Майе Плисецкой желаю большой жизни в искусстве»…

Если Плисецкая не ошибается в подсчетах возраста, то был на этом спектакле и еще один зритель - тринадцатилетний Рудольф Нуреев… Правда, в биографиях танцовщика о его приезде в Москву не сообщается. Но мало ли что не смогли разыскать дотошные исследователи. Когда петербургские друзья Плисецкой позднее рассказали ей об этом, балерина поинтересовалась его реакцией. «Нуриев после первого акта плакал, - был ответ». «При встрече я спросила у Руди, правда ли это, или лишь дружеское преувеличение. «Неправда. Я не плакал, а рыдал. Рыдал от счастья. Вы устроили пожар на сцене!..»

«Кармен» Бизе-Щедрина: «Майя, прикройте голые ляжки!»

1967 год
. Этот балет мог мимо Майи Михайловны запросто проскочить, не пойди она, с большой неохотой на гастроли кубинского балета, что проходили тогда в Лужниках. Как пишет в своих воспоминаниях сама балерина: «Дело было зимнее. Снег, темень, гололед. Лень-матушка. Но я все ж выбралась. Шел балет, поставленный Альберто Алонсо. С первого же движения актеров меня словно ужалила змея. До перерыва я досиживала словно на раскаленном стуле. Это её язык Кармен. Эта её пластика. Её мир. В антракте я бросилась за кулисы.

- Альберто, вы хотите поставить «Кармен»? Для меня?

- Это моя мечта»…

Но одно дело сказать, другое - добиться разрешения на постановку в Большом театре иностранного хореографа, хоть и с дружественного острова Свободы. А для Москвы того времени приглашение иностранного хореографа было делом немыслимым. Майя делала все, чтобы получить разрешение. И добилась его, не смотря на огромные трудности. «Все-таки Алонсо был кубинцем, гражданином братской страны, которой мы оказывали всяческую помощь. Шарм Кубы подействовал» - пишет в своих недавно вышедших воспоминаниях брат Майи Азарий Плисецкий.

Затем начались поиски художника и композитора. Поначалу предложили оформить постановку Тышлеру, потом Левенталю. В конечном итоге выбор пал на родственника - Бориса Мессерера, который сочинил идеальную условную сценографию. Сцена представляет собой арену для коррииды, огороженную дощатым забором. Над ней огромное полотнище с изображением быка.

С композиторами тоже складывалось не просто. Кандидатуры отпадали один за другим. Шостакович, Хачатурян… Шостакович отказался, лишь сказав: «Боюсь Бизе» и предложил: «Может быть, Родион Константинович что-нибудь особенное, так сказать, придумает?... – Дмитрий Дмитриевич предпочитал нас величать по имени-отчеству» - пишет Плисецкая. Тогда-то за дело и взялся муж Плисецкой Родион Щедрин, придумав очень интересную оркестровку для струнных и ударных, сохранив, однако, основные знакомые мелодии.

«Альберто работал с большим увлечением. Каждый день после репетиции он приходил к нам домой на Тверскую. Пока мама готовила обед, он рассказывал, как идет работа над постановкой. В общей сложности Альберто пробыл в Москве четыре месяца – с января по апрель» - рассказывает о работе над спектаклем Азарий Плисецкий.

Премьера состоялась 20 апреля 1967 года. Но на следующий день после премьеры министр культуры Екатерина Фурцева балет запретила: «Это большая неудача, товарищи. Спектакль сырой. Сплошная эротика. Музыка оперы изуродована. Надо пересмотреть концепцию. У меня большие сомнения, можно ли этот балет доработать. Это чуждый нам путь...», – выговаривала Фурцева балерине находясь на прогоне «ленинского концерта», готовящегося к дню рождения вождя мирового пролетариата в Кремлевском Дворце съездов. Туда Плисецкая запыхавшись прибежала сразу после того как узнала о запрете.

- У нас, Екатерина Алексеевна, завтра уже банкет в Доме композиторов оплачен. Все участники приглашены, целиком оркестр. Наверняка теперь «Голос Америки» на весь мир советскую власть оконфузит. Я сокращу любовное адажио – парировала Плисецкая, и это сработало.

- Банкет - это, правда, нехорошо. Но поддержку уберёте? Обещаете мне? Вартанян придет к вам утром на репетицию. Потом мне доложат. Костюм поменяйте. Юбку наденьте. Прикройте, Майя, голые ляжки. Это сцена Большого театра, товарищи!…

Да, вот так балет пробивался к публике… Конечно, спектакль с большим успехом идет в Большом театре и по сей день. Теперь это уже классика.

«Гибель Розы»: эротичная смерть в объятиях накачанного красавца

1973 год.
Еще один номер, созданный на Майю Плисецкую, тоже стал классикой XX века. Поставить «Гибель розы» по стихотворению Блейка Ролана Пети навел на мысль Луи Арагон, с которым мэтр французской хореографии и его жена Зизи Жанмер дружили.

"О роза, ты больна!/Во мраке ночи бурной/Разведал червь тайник/Любви твоей пурпурной./

И он туда проник,/Незримый, ненасытный,/И жизнь твою сгубил/Своей любовью скрытной".

Особенно хороша была балерина во второй части балета, в двенадцатиминутном па-де-де, близко следующем сюжету стихотворения. Красивый юноша, влюбленный в розу и олицетворяемый с этим самым червём, иссушает ее своей страстью. Роза, роняя лепестки, вянет в его объятиях.

Это па-де-де на музыку знаменитого «адажиетто» из Пятой симфонии Малера вошло в трехчастный балет «Сад любви», где любовь была показана, так сказать, во всех своих проявлениях, в том числе и нетрадиционных. «В первой части участвуют три возлюбленные пары: юноша и девушка, две сладострастные гитаны, два чувственных отрока. Сад любви… Третья часть. Я в окружении шести мужчин, и их сильные прыжковые вариации. Ив Сен-Лоран сотворил занятные костюмы, рисующие голое тело - мускулы, ребра, чресла. Я одна среди них в черном хитоне с пламенем на голове» - описывает Плисецкая.

«Гибель розы» была второй частью балета. Партнером для этого па-де-де Пети определил своего знаменитого танцовщика Руди Брианса и прилетел с ним в Москву на «смотрины». «Подойдет ли он мне, не мал ли ростом? С первого мига Руди показался коротышкой. Пиджачок на нем кургузый, по тогдашней моде, скрывающий рост. Но переодевшись в балетное, Брианс преобразился. Вытянулся, постройнел…» На сцене он предстал таким, что старые балетоманки, рассказы которых мне приходилось слышать, до сих пор не могут прийти в себя от нагрянувших на них чувств. Накаченный красавец с выпиравшими из трико мышцами напоминал им Ахиллеса с древнегреческих скульптур. Контраст с хрупкой Плисецкой, облаченной в «розовый лепесток» (хитон, изготовленный Ив Сен-Лораном), был разительный. Он то и «иссушал» Майю на сцене своими мускулистыми объятиями.

На двенадцатичасовую репетицию Ролан, как пишет Плисецкая, « разоделся в белое с ног до головы. Заблагоухал духами. В Москву он явился – стояла прохладная осень – вырядившись в меховую длиннополую шубу из енота. Такого французского месье москвичи отродясь не видели. С войны 1812 года». Естественно, по театру тотчас пронесся слух о репетициях Плисецкой с обворожительным красавцем и его другом-хореографом экстравагантного вида.

«Пети приехал репетировать со мной, но вид его был такой диковинный, что театральные зеваки то и дело просовывали свои длинные носы в двери репетиционных залов. Когда такое еще увидишь…»

Знаменитый балетмейстер поставил дуэт на едином дыхании, за несколько дней. «Хореография была сделана ладно, мы поменяли лишь несколько не подошедших моему телу поддержек. Ролан репетирует со мной сам. Не доверяя репетитору. Он показывает движения досконально, в полную мощь. Висит на руках Брианса. Раздирает ноги. Я работать с таким исступлением не привыкла. Ролан сердится:

- Вы со мной такая ленивая – или всегда?

- Мне главное – запомнить текст, потом прибавлю.

- Странная русская школа, - резюмирует Ролан.

- Что ж тут странного? Я хочу танцевать до ста лет.

- А если не лениться?

- Больше сорока не протянешь…

Но своей ленью я Ролана заразила. Когда мы делали позже балет по Прусту, он несколько раз говорил мне:

- Импровизируй, просто импровизируй…

- Но в каком хоть роде?

-Как тебе подсказывает русская школа»…

Премьера состоялась в Париже в январе 1973-го. С тех пор где и с кем только Плисецкая этот балет не исполняла: В Аргентине, Австралии, Японии, Америке. Везде сумасшедший успех! Пробила Плисецкая этот эротичнейший балет даже для показа в Большом театре. Первую и третью часть, правда, в СССР показать не решились, а вот «Призрак розы» после Брианса она танцевала с Годуновым, Ковтуном, Бердышевым, Ефимовым...

«Болеро» Равеля: порнографический балет» рекомендованный к показу «лично» Л. И. Брежневым

1975 - год. Шедевр №5. Этот балет советские зрители смогли увидеть только после личного разрешения генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева. Дело было так… Через несколько месяцев после первых московских гастролей бежаровской труппы «Балет XX века», когда Майя Плисецкая к своему творческому вечеру хотела показать на сцене Большого этот балет, уже станцованный ею на Западе, тогдашний директор Большого театра Иванов грудью встал, чтоб «антисоветчице» Плисецкой это не удалось: «Этот разнузданный порнографический балет модерниста Бежара со сцены Большого театра показывать публике нельзя. «Болеро» — для «Фоли Бержера» и «Мулен Ружа», но никак не для Большого. Пока я директор, не дам осквернить наш храм искусства». Разрешение танцевать «Болеро» Плисецкой пришло лично от Брежнева, причем только за день до концерта, который был посвящен 35-летию творческой деятельности великой балерины.

Этот балет Майя танцевала так, что после его исполнения академик Капица сказал Плисецкой: «В средние века вас бы сожгли на костре как ведьму за такие танцы»… А бежаровский любимец Хорхе Донн попросил переделать на него эту женскую роль – такое это производило впечатление… Теперь «Болеро» танцуют и мужчины.

«Бежар боготворил Майю. Он был готов простить ей всё, даже вольную интерпретацию своей хореографии, сочиненных им движений, чего не позволял больше никому. Те, кому хорошо знакома бежаровская хореография и кто видел этот балет в исполнении других танцовщиков, поймёт, насколько по-своему Майя интерпретирует замысел мастера» - свидетельствует Азарий Плисецкий, брат балерины, и поныне работающий с бежаровской труппой в Лозанне.

«Болеро» Равеля величайший хореограф XX века Морис Бежар создал за долго до Плисецкой, ещё в 1961 году. Идею танца на огромном красном столе он позаимствовал у Брониславы Нижинской, сестры «Бога танца», ставившей свою хореографию для Иды Рубинштейн еще в 1928 году. Этот бежаровский балет произвел революцию не только в довольно узком хореографическом мире, но и в мире искусства того времени в целом. А станцевать бежаровский шедевр Плисецкая мечтала с тех пор, как впервые увидела его летом 1974 года. «Мечтала» - ещё легко сказано… Она бредила им…

Вернувшись в Москву, она написала Бежару письмо: «Дорогой Морис. Восхищена, заболела, хочу танцевать, не могли бы вы поработать со мной». Ответ не пришел. Но видимо, на небесах кто-то все за них решил: ровно через год Плисецкой предложили сняться в бежаровском «Болеро» во французско-бельгийской продукции для телевидения. Сначала испуг: «Так я же никогда «Болеро» не танцевала. Только мечтала». Потом работа с самим Бежаром.

Но работа шла тяжело: ей никак не удавалось запомнить порядок эпизодов в балете, которые, чтоб она лучше запомнила, были названы по ассоциации: «Краб», «Солнце», «Рыба», «Б.Б», «Венгерка», «Кошка», «Живот», «Самбо»… Имена были даны артистами бежаровской труппы «всем шестнадцати провидениям Мелодии». Имя «Солнце», например, дали распростертые как лучи руки с раскрытыми пальцам.

«Училось трудно. Все движения новы для моего тела. Бежар всерьез изучал восточные танцы – индийские, таиландские, персидские, - и что-то из лексики вошло в его хореографический словарь. Плюс дьявольская выдумка. Асимметрия. Отсутствие квадратности. Полиритмия. У Равеля на три, у Бежара на четыре. Даже натренированные на Бежаре танцоры сбивались. А мне – после «Лебединых» и «Спящих» - каково?»

Бежаровские артисты подарили забывчивой советской балерине шпаргалку, но на последнем прогоне шпаргалку уносит ветром… «Нет, не получится. Надо сдаваться. За неделю тысячу движений в головоломной череде не запомнить». Но Бежар спасает Плисецкую:

- Я стану в проходе зала в белом свитере. Меня подсветят карманным фонариком. Я буду вам подсказывать: «Кошка». Теперь - «Желудок». А сейчас «Б.Б.»… Вот так… Понимаете меня?...

- С таким суфлером я могу танцевать уже сегодня – обрадовалась балерина.

«Меня иногда спрашивают, какой спектакль в моей жизни был самый необычный. Вот этот и был. «Болеро» в Брюсселе с сокрытым от публики суфлером в дальнем проходе, подсвеченным пучком света снизу. С суфлером, облаченным в белый свитер. С суфлером, которым был Бежар»…


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Июн 09, 2020 3:08 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22356
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 02, 2020 7:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020050203
Тема| Балет, Ростовский Музыкальный театр, Персоналии, Иван Кузнецов
Автор| Беседовала Анна Воробьева
Заголовок| Иван Кузнецов: «У меня есть хорошие задумки балетов, и я надеюсь, что смогу их реализовать»
Где опубликовано| © АртМосковия
Дата публикации| 2020-05-02
Ссылка| https://artmoskovia.ru/ivan-kuznecov-u-menya-est-horoshie-zadumki-baletov-i-ya-nadejus-chto-smogu-ih-realizovat.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Иван Кузнецов – самый молодой художественный руководитель. В 29 лет он стал главным балетмейстером Ростовского Государственного Музыкального театра.

На тот момент за его плечами уже был огромный опыт – он танцевал в Венской государственной опере, работал в Московском академическом Музыкальном театре имени К.С. Станиславского и В. И. Немирова-Данченко в Москве и Новосибирском Государственном академическом театре оперы и балета в Новосибирске. Проводил масштабные балетные фестивали.

О профессиональном и жизненном опыте, сложностях управления труппой, репертуарной политике театров и новых идеях, о том, что делает жизнь насыщенней и вдохновляет Иван рассказал специально для «АртМосковии».




– Как получилось так, что вы стали главным балетмейстером так рано? Не страшно было ехать на периферию? У вас были стереотипы, страхи, получится или нет? Были ли предложения о работе из Европы или в Москве?

– Конечно, было страшно, были сомнения. И не было уверенности в чем-либо. Предложений работы такого характера не было. Стать во главе труппы – это мне было наиболее интересно.

По поводу переезда у меня нет, и не было никогда стереотипов. Девять лет я жил и работал в Новосибирске. Перед тем, как принять предложение в Ростове, я ездил сюда два или три раза. Я смотрел спектакли, cмотрел, как работает и репетирует труппа. Город не успел посмотреть. Признаться, я его и до сих пор не очень хорошо знаю. Как говорит мой предыдущий руководитель И.А. Зеленский: «Не место красит человека, а человек место».

– А труппа вас сразу приняла?

– Конечно же, нет! Вы представьте, до меня тут руководили такие мастера сцены как Олег Корзенков, Алексей Фадеечев, Марк Перетокин, Эльдар Алиев, Фарух Рузиматов. Представляете, какие имена! И тут приезжает какой-то мальчик. Конечно, меня узнали чуть позже, когда в интернете посмотрели, как я танцую. Когда поняли, что я тут не временно, и что я хочу делать какие-то интересные проекты и труппу развивать. Делом пришлось доказывать.

Провели первый фестиваль, который и зрители, и труппа очень хорошо восприняли.

Но сперва мне было очень сложно. Уважение среди труппы нужно было заработать.

– Я знаю, что вы ставите свои балеты. Это восстановленные балеты или полностью авторская хореография? Сколько у вас персональных постановок на сегодняшний день?

– Первый балет я поставил в 2016 году. При этом у меня нет специального образования балетмейстера-постановщика. Я просто начал пробовать.

Ставлю абсолютно свою хореографию. Единственное исключение – это балет «Пламя Парижа», который у нас прошел 24 января. Его я старался ставить по стилистике старого спектакля, но оставил полностью па-де-де и танец басков. И позаимствовал у Вайнонена две или три комбинации народных танцев.

В тот период основная часть труппы была на гастролях во Франции, а здесь оставались совсем молодые ребята, которые пришли к нам год или два назад. C ними было работать тяжело, но это был интересный опыт.

– Мы с вами уже общались насчет постановки детских балетов (чтобы их ставить больше), я видела, что в Ростовском государственном музыкальном театре идут такие постановки. У вас уже есть наработки в этом направлении? Насколько это рентабельно и сложно во всех смыслах – выпускать балет для детей?

– У нас в театре идет очень хороший балет Дюлы Харангозо «Белоснежка и семь гномов». Он ставил этот балет по приглашению Алексея Николаевича Фадеечева, с которым он вместе учился в МАХУ. А Дюла – тот человек, который меня пригласил работать в Венскую оперу, где он тогда был художественным руководителем балета. Через много лет мы встретились с ним здесь, в Ростове, когда я пригласил его «почистить» нашу «Белоснежку».

Мне бы очень хотелось создать и развивать детский репертуар. Я сейчас веду переговоры с одним композитором. У меня есть задумки и наработки нескольких спектаклей. Но так как я человек суеверный, то не буду пока об этом рассказывать.

Самое сложное в этой работе определяется словом «детский», потому что окружающие воспринимают такие спектакли как несерьезные. Многие считают, что в детских спектаклях простая хореография, но это не так. Этот стереотип очень хотелось бы сломать.

Мне бы еще хотелось выпустить такой спектакль как «Чипполино» Г.А. Майорова, который давно существует и успешно идет на различных сценах мира.

Так что задумки есть, и, мне кажется, в балетном мире в этой теме есть большой простор для творчества.

– Вы организовывали фестивали в Новосибирске три раза подряд в сезоне 2016-2017 годах и в 2018 году провели фестиваль в Ростове. В наше время очень важна интеграция культуры, потому что многие просто не ходят в театры и не знакомы с искусством балета. Молодое поколение предпочитает смартфоны. Как много людей посетили фестиваль? Есть ли статистика по результатам? Отзывы? Есть ли у вас заявки на следующие проекты? Может быть, имеет смысл проводить подобные мероприятия в других регионах? В небольших городах?

– Если говорить про проект в Новосибирске, то мы за полгода сделали четыре таких балетных вечера. Я собирал известных танцовщиков из Сибири, чтобы они все на одной сцене показали свое мастерство.

Потом этот проект набрал обороты. Первый концерт был в декабре, потом два в апреле, и в июле. И если в декабре зрителей было ползала, то в июле, в не сезон, у нас был полностью продан зал. Публика фестиваль восприняла очень хорошо. Потому что в Новосибирске совершенно нет альтернативы оперному театру. Это первая причина.

И второе. Мы попали в тот переходный момент, когда пришел В.А. Кехман, и у него своя репертуарная политика. А людях хотелось немножко другое потанцевать. И мы, как говорится, попали в струю.

Если говорить о фестивале в Ростове, то это совершенно другой масштаб и бюджет. Это мой первый большой проект, который я осуществил здесь. Он был воспринят на ура. Изначально выступали наш кордебалет и приглашенные ведущие солисты. В прошлом году мы привезли труппу «Балет Москва». Публика тоже восприняла очень хорошо.

В этом году по известной причине фестиваль не состоялся. Как раз в эти дни, в которые мы с вами беседуем, должна была быть премьера балета «Шекспир», которую я ставил на Влада Лантратова и Марию Александрову. Мы с ними работали в Ростове и Москве. Их партия полностью готова. Мне осталось только выстроить несколько кусочков кордебалета. Но фестиваль в этом сезоне уже не состоялся.

Что касается следующего сезона, то у меня есть идея растянуть этот фестиваль на весь год. Потому что следующий год – юбилейный для труппы балета Ростовского Музыкального театра. Труппе исполнится 20 лет, и мне хотелось бы это как-то отметить. Пригласить Марка Перетокина и Алексея Фадеечева. Эти знаковые для труппы фигуры. Чтобы они тоже приехали на финальный гала-концерт. Чтобы все вместе вышли на сцену.

– Многие ваши коллеги говорят, что уровень балета в наши дни сильно упал по сравнению с тем, что было много лет назад, и подготовка исполнителей не соответствует. Вы согласны с этим мнением? Что, на ваш взгляд, нужно, чтобы уровень соответствовал, и что должна включать в себя подготовка?

– Это настолько философский вопрос. Я бы не сказал, что уровень падает. Но нужно ли идти на поводу у публики? Мне кажется, мы подходим к следующему витку развития, когда на сцену будут возвращаться большие классические балеты на новые сюжеты. Не только «Лебединое озеро» будет переставляться. А мы найдем новые источники вдохновения в литературе, кинематографе или жизни для того, чтобы создавать новые большие хорошие качественные балеты.

Я бы не сказал о падении уровня, но соглашусь с тем, что сейчас балетное искусство переживает кризис. Как говорят, самая темная ночь перед рассветом. Мне хочется в это верить.

Сколько можно ставить одноактные балеты ни о чем? Одно дело, когда это ставил Баланчин в свое время, и это действительно выглядело новаторством. И даже сейчас это выглядит очень музыкально и очень красиво и женственно. То, как сейчас в России пытаются догнать Запад с помощью современной хореографии в контемпорари, – мне это тоже не очень импонирует. Я с этим не могу согласиться. Но кому-то это может нравиться.

– Вы сами ходите в театр как зритель? Можете ли вы кого-то выделить из современных постановщиков и исполнителей? Может какой-то спектакль вас впечатлил?

– Последнее из того, что мне запомнилось – «Лебединое озеро» Алексея Мирошниченко в Пермском театре. Только мне видится этот спектакль немножко в другом оформлении. По хореографии и тому, как он скомпоновал, мне очень понравилось. И мне понравилась работа «Фарфор» Сергеева последней мастерской в Мариинском театре. Это то, что я могу выделить.

– Я вас видела в январе на кастинге «Балет Будущего» в Санкт-Петербурге. Кого-то отобрали в свой театр из участников? Мероприятие, на ваш взгляд, было эффективным?

– Об эффективности я не могу судить, так как для этого должна быть статистика. Денис Матвиенко меня пригласил, и я с радостью согласился в этом поучаствовать. Проект интересный. Его актуальность в России пока под вопросом. Ведь о любой эффективности можно сказать только со временем. Посмотрим потом, хорошо это или нет, и в какую сторону этот проект будет развиваться.

Мне было интересно посмотреть на мероприятие, на артистов, которые приехали. Но к себе в театр я никого из участников кастинга не пригласил.

– Вы сказали, что вам ближе классические постановки. А что вы можете сказать о современных? Современное искусство должно подстраиваться под зрителя и время? Нужно ли менять хореографию в классических балетах со временем или должна сохраняться изначальная идея, которая воспитывает нравственное в человеке?

– Мне не кажется, что искусство должно подстраиваться под зрителя. Но этот вопрос я бы переадресовал маркетологам, которые должны правильно преподносить спектакли публике и продавать их.

Мне нравится и современная и классическая хореография, если это сделано талантливо. Но тут все очень субъективно.

Если брать таких мастодонтов современной хореографии, то у Форсайта одна из последних его работ «Плейлист», которая идет в Лондоне у English National Ballet. Это балет на современную музыку, но с классической основой движений. И мне эта постановка очень нравится. Она действительно очень впечатляет.

В целом, как хореограф-постановщик я себя комфортнее чувствую в классической хореографии, потому что ее язык мне понятен, это та пластика, в которой всегда можно придумывать что-то новое, и можно ее немножко трансформировать.

Если говорить о совсем андеграундной хореографии, то для меня ничего интересного нет.

– Я имела в виду, что со временем и техника меняется. Добавляются трюки, усложняется техника. Разница в технике есть, по сравнению с тем, что было 20 лет назад и сейчас.

– Разницы большой нет. Разница есть в том, что 20 лет назад делал один человек, сейчас это делают сто человек.

Все эти сумасшедшие револьтады и трюки, и шпагаты, и сплиты были и 20 лет назад. В 2000 году был Цискаридзе в Большом театре, который делал то, что и сейчас далеко не все сделают, не все так прыгнут.

Все относительно. Другое дело, что танец пропадает в большинстве случаев. Люди увлекаются трюками и техникой, а танца, красоты, музыкальности становится меньше, к сожалению. Красиво и музыкально делают единицы.

– Если бы вы ставили сейчас масштабный балет, то чему он был бы посвящен, о чем бы он был?

– У меня много либретто. Мы с моей мамой очень много придумали, 6 или 8 разных либретто для классических балетов, основанные на истории и на литературе. У меня есть очень хорошие задумки, я надеюсь, что смогу их реализовать.

– Я видела репертуар Ростовского театра. Он очень разнообразный. Но меня удивляют цены, – почему так дорого? В Мариинском театре, например, я могу сходить на оперу за 400 рублей. А в региональных театрах цена на спектакли начинается от 1500-2000 рублей. Как формируются цены?

И какие спектакли еще планируется выпустить?


– Спрос рождает предложение и, насколько я знаю, в нашем театре тоже можно попасть на оперу за 300 рублей.

Над ценообразованием должны работать профессионалы, которые за это отвечают. Если такая цена стоит, то, значит, зрители готовы такие деньги платить. Значит, есть спрос.

Другое дело, я считаю, что обязательно должны быть льготные билеты: для студентов, пенсионеров, многодетных семей, инвалидов. Это обязательно должно быть.

В Новосибирске очень высокие цены на спектакли, но при этом зал всегда заполнен.

В любом театре бывают скидки. Если ты можешь себе позволить, то ты покупаешь билет, а если нет, то ждешь скидок, которые всегда бывают.

Высокие цены диктуются и хорошим качеством, если это не так, то уже может быть вопрос.

– Cейчас многие театры проводят онлайн трансляции своих спектаклей. Как вы думаете, это эффективно для привлечения зрителей в сам театр, или наоборот: посмотрев в интернете, люди не пойдут в театр? Имеет ли смысл создавать видеоархивы старых спектаклей и размещать их где-то в сети для просмотра?

– Конечно, это имеет смысл до какой-то степени. Не нужно перегибать, не нужно людей закармливать. Но мы живем в интернет-пространстве, и соцсети – это один из главных двигателей и инструментов маркетологов. Поэтому трансляции нужно делать.

И большое спасибо всем театрам, которые во время карантина проводят трансляции для зрителей.

И Монте Карло, и Нью Йорк сити начали обнародовать записи. Это же нереально интересно! Такого раньше не было. Сейчас можно посмотреть все самое лучшее. Если театры оставят хотя бы часть записей в доступе, то это будет очень большой подарок зрителям.

– Вы работали в труппах в Австрии, и в Москве, и в Новосибирске, а теперь в Ростове-на-Дону. Есть ли разница в атмосфере, менталитете трупп? Подход к репетициям одинаковый?

– Подход к репетициям одинаковый, в России, по крайней мере. В Европе подход совершенно другой. Менталитет очень разный. Новосибирск и Ростов, cевер и юг, – совсем разные труппы, и именно сами театры разные. Венская опера это имперский театр, где балет всегда был на втором, если не на третьем месте, так как там есть еще оперетта.

В Вене балет идет не часто. Выходит порядка шести спектаклей в месяц.

Театр Станиславского в Москве – это такая семья, которая у меня навсегда. У меня там много близких друзей. Мне этот театр всегда очень импонировал тем, что у них есть свой оригинальный репертуар, которые создавал В.П. Бурмейстер и Д.А. Брянцев. Жаль, что сейчас они от этого уходят.

В Новосибирске театр похож на Большой театр в Москве. Это сильный и мощный организм. У меня в нем рекорд по выступлениям – 13 ведущих спектаклей в месяц! Вы можете представить? В Ростовском театре не выходит столько балетных спектаклей. А в Новосибирске я не единственный солист был.

Если обобщить. Разные театры, разные задачи, разные труппы, разные спектакли. Все очень индивидуально и очень отличается. Но везде есть свои плюсы и минуcы. Ко всему нужно уметь подстраиваться или что-то менять.

– Многие сейчас говорят о том, что надо убирать жесткую систему в балетных училищах, которая насилует ребенка. А как Вы думаете, что нельзя делать по отношению к ребенку ни в коем случае (и со стороны родителей, и со стороны педагогов), должна ли оставаться “советская” жесткость при обучении балету? И вообще жесткость в балете оправдана?

– Это сложный вопрос. У нас сейчас демократия. Люди поменялись, и как раньше преподавать нельзя. Балет тоже поменялся. Раньше в СССР балет был престижным и статусным занятием. Это был билет в хорошую жизнь. Сейчас нужно заниматься популяризацией балета. Я каждый год езжу по училищам по России и смотрю, что происходит. Педагоги не могут надавить на ребенка, даже если и хотят. Потому что сразу придет куча писем и жалоб директору от родителей. И если ребёнка уберут из класса, это будет плохо, потому что детей и так мало. Это кризис нашего искусства. Я не знаю, что должно произойти, чтобы что-то поменялось и пошло иначе. Полностью по старым принципам воспитания идти нельзя. Должен быть синтез дисциплины и гибкости. Мы говорили с С. Полуниным, когда начинали проект в Севастополе, о том, что детей в первую очередь надо заинтересовать. Чтоб они сами хотели заниматься балетом. Мне кажется, надо пересматривать систему образования не в сторону кричать или не кричать. Кричать все равно придется так или иначе. Может быть, стульями кидаться не надо. Но мы же искусством занимаемся. Мы эмоциональные люди. Но надо увлекать детей с раннего детства и показывать, что балет это интересно. Особенно для мальчиков объяснять, что это мужское занятие, что там требуется сила. Доказывать, что это не так, как видится на первый взгляд.

– Когда вы учились в МГАХ, было ли вам комфортно, легко или было сложно, и приходилось себя преодолевать?

– Обязательно преодолевать. Преодолевают себя все в этой профессии, особенно в училище.

Я когда учился, меня балет не очень привлекал. У меня было увлечение автоспортом и автогонками. Все свободное от балета время я или смотрел «Формулу 1», или записи ралли, или сам участвовал в гонках.

Но для меня в целом учеба – это сложный период, потому что была колоссальная физическая нагрузка, при этом в МГАХ изучались и все общеобразовательные предметы.

Конкуренции внутри класса у нас не было. У нас был Лантратов лидер, он был лучшим, все это действительно понимали. Не скажу, что я особо тепло вспоминаю это время.

– Почему потом вы пошли получать высшее образование в ГИТИС? Почему именно ГИТИС? Есть ли существенное отличие систем подготовки балетных педагогов между этими учебными заведениями?

– ГИТИС – это случайно. У меня приятель пошел поступать на дополнительные места туда, и я пошел с ним за компанию. И поступил. Кафедра хореографии там достаточно давно существует.

Е.П. Валукин был заведующим этой кафедры. Он много сделал для развития этого направления в ВУЗе. Но я не стал заканчивать это образование, потому что понял, что педагогика это не мое совершенно. И к этому должно быть призвание.

С высшим образованием в МГАХ я не могу сравнить, так как там я не учился на высшем звене. Скажу только, что МГАХ – это профильное учебное заведение.

Я сейчас думаю, что нужно было идти учиться не на педагога, а на балетмейстера. К М.Л. Лавровскому.

– Есть ли у вас образование, отличное от балетного (сейчас модно учиться на факультете менеджмента или юридическом)?

– Есть. Я прошел несколько курсов московской бизнес-школы. Сейчас продолжаю обучаться.

Я бы хотел получить профессию балетмейстера и поступить в Академию Русского Балета имени Вагановой. Но для того чтобы получать качественное образование, нужно действительно учиться, нужно ходить на лекции, и, соответственно, самому жить в Санкт-Петербурге. В противном случае это будет просто получение корочки, это мне неинтересно.

– Кто из ваших педагогов и впоследствии балетмейстеров в театрах больше всего на вас повлиял? Вы поддерживаете общение сейчас? Может быть, с кем-то из них советуетесь?

– Совета я ни у кого не спрашиваю. Я советуюсь с родными и близкими, иногда с коллегами в театре. Если есть затруднения в каких-то вопросах, я спрашиваю у педагогов театра. Мы принимаем решение коллективно, или я их выслушаю, но принимаю часть их решения.

В разные периоды жизни каждый мой педагог меня чему-то научил.

У меня был очень хороший педагог в МГАХ в начальном классе – Нинель Михайловна Попова.

Потом была Мария Олеговна Северцева, Николай Николаевич Тихомиров, Сергей Сергеевич Смирнов. А с 5 класса и до выпуска вел Васильченко Юрий Валентинович, который тоже нас очень многому научил.

Когда я пришел в труппу Венской оперы, то мне повезло. Я сам напросился к педагогу. В то время там работал венгерский педагог Шандор Немети. Он приехал из Берлина. Он мне поставил очень хорошо технику: вращения, воздушные туры.

Затем был педагог в театре Станиславского – Вадим Сергеевич Тедеев и Аркадий Александрович Николаев. Они мне очень много внимания уделяли, я им очень благодарен.

А потом театр в Новосибирске – там я работал с Рябовым старшим. Потом с Александром Валерьевичем Курковым, который сейчас работает во Владивостоке. И последний мой педагог был Владимир Георгиевич Григорьев.

Всем и каждому я очень-очень благодарен! Потому что от каждого я что-то взял. От кого-то больше, от кого-то меньше. Педагоги для меня это святое.

– В наше время очень много заведений готовят артистов балета. Каждый год из балетных учреждений выпускаются десятки детей, не только из АРБ им. А.Я. Вагановой, МГАХ, но и из других, региональных заведений, в Перми и Севастополе. Многие выпускники потом не могут устроиться в театр, или разочаровываются в театре и зарплате, и тут же уходят из профессии. Как решать эту проблему? Нужно ли творческое образование такому количеству людей? Какими качествами должен обладать современный молодой артист, чтоб быть сто процентов востребованным?

– Хороших артистов готов принять! Поэтому если есть кто-то желающий работать, то пишите и звоните.

Когда я выпускался, у нас выпуск был три курса на потоке, больше 50 человек. И ни один региональный театр не приехал на выпускные экзамены. Вот это беда. Мне кажется, училища должны больше работать с театрами. И театры тоже должны держать взаимодействие с училищами. Должна быть связь.

Но в то же время качество выпускных экзаменов не федеральных училищ оставляет желать лучшего. Федеральных училищ у нас на сегодняшний день только четыре – МГАХ в Москве, Академия Русского Балета в Петербурге, колледж в Перми и колледж в Новосибирске.

У остальных училищ с качеством выпусков периодически возникают проблемы. Отличники как правило остаются работать на месте в городах. А те выпускники, кто похуже, – они очень часто не дотягивают даже до уровня кордебалета в региональных театрах. Проблема есть, это очевидно.

Я в этом году отказал 10 людям, потому что их уровень не соответствовал тому, что я хочу видеть в своем театре.

– Ростовский театр как-то помогает молодым артистам, кто приезжает работать из другого города? Чтобы молодому артисту было комфортно работать, чтобы люди имели возможность закрепиться?

– У нас очень хороший директор – Вячеслав Митрофанович Кущев. Нам повезло, так как он понимает, как тяжело молодежи уехать из дома. Он предоставляет поддержку. Мы артистам оплачиваем дорогу, выделяем часть подъемных денег на первое время. Артисты живут в служебных квартирах. У нас есть альтернативная служба в армии. Так что очень неплохие условия.

Мы делаем все возможное для того, чтобы молодым ребятам у нас было комфортно.

Другое дело, что молодые ребята сейчас имеют совсем другие ожидания. Они все видят себя Одеттами-Одилиями и принцами Зигфридами. А когда сталкиваются с суровой реальностью, то происходит перелом. И человек или берет в себя в руки и начинает работать на будущее, или он сдается и уходит. И это нормально. Это жизнь. Так не только у нас.

– Вы сами интересуетесь другими видами искусства кроме балета? Оперой, драматическим театром, кино, литературой, музыкой…

– Мне жена подарила на день рождения фортепиано, и я пытаюсь учиться на нем играть. Мне это очень нужно для постановок. Это моя давняя мечта. Мы, конечно же, учили фортепиано и в МГАХ, но все уже давно забыто.

А так я еще люблю кино и очень много разной музыки слушаю. Очень люблю музыку. Я вообще меломан – без музыки не могу.

– Чувствуете ли вы падение интереса публики к классическому искусству? Что сейчас воспитывает людей, чтобы у них проявлялся интерес к саморазвитию и самопознанию?

– Я считаю, что нужно находить новые пути взаимодействия с аудиторией.

Посмотрите, люди сейчас не читают книги, они все в смартфонах. Поэтому нужно находить новые пути влияния на них. Должен быть комплексный подход.

Если пофантазировать, то можно приложение, игру про балет сделать для смартфонов.

Искусство на сегодняшний день должно быть ближе к людям, чтобы привлечь больше масс. Особенно балетное, потому что музеи и театры ведут работу с публикой. Должна быть обратная связь со зрителем, чтобы люди были заинтересованы и вовлечены.

– Как художник и руководитель какие ценности вы стараетесь донести до своих артистов, до зрителей, и когда сами выступали?

– В первую очередь, что я требую от артистов, – это чистота исполнения. Лучше сделать три красивых пируэта, чем шесть абы как. Должна быть музыкальность и красота во всем. Не надо увлекаться трюками. Музыкальность – это красота, академичность – это красота. Это самое основное.

Интеллигентность. То, как люди делают жест. C port de bras у танцовщиков проблемы, не все владеют жестами. Можно перечислять много всего…

Я сам до этого дошел только в последние годы своего танца. Нужно танцевать, а не выходить на сцену только ради того, чтобы крутить 32 фуэте, или делать невероятные револьтады, и так далее. Нужно рассказывать зрителю историю посредством этой техники, посредством движения. Заинтересовать зрителя не физикой, а искусством творчества. Это основное. Это то, что сейчас потеряно. Танца очень мало.

– Дочка у вас уже танцует? Будете отдавать ее в балет?

– Она танцует «Лебединое озеро» по вечерам. Специально отдавать ее в балет мы не будем. Попробуем, скорее для общего развития. А там будет видно, будет ей это нравиться или нет, захочет ли она сама более профессионально заниматься. Если захочет, то попробуем. Но насильно заставлять точно не будем. Мы за нее отмучились.

– Что вас вдохновляет и мотивирует в жизни, в работе? Что позволяет поддерживать свежесть восприятия работы, чтобы она не стала рутиной? Есть ли у вас хобби, не связанное с театром?

– Смотреть на мир шире – это вдохновляет. Нужно смотреть даже в своей профессии, что происходит в других городах и театрах. Какие спектакли выпускают другие театры. В Нью-Йорке, у Ратманского в труппе, в Сан-Франциско, что делают Ковент-Гарден, Венская опера, Баварский балет. Стараешься посмотреть на это все со стороны. Это все вдохновляет.

Фильмы вдохновляют, особенно истории людей, которые смогли увидеть ситуации со стороны и сделать какие-то важные выводы.

И вдохновляет мысль о том, что мы только в начале пути. Все самое хорошее впереди.

– Есть ли в вашей жизни человек, на которого вы ориентируетесь и профессионально, и нравственно?

– Как руководителю мне нравятся несколько человек, от которых я кое-что заимствую: что-то от одного, что-то от другого. Но в то же время важно в этих заимствованиях не потерять себя, свою личность. Я не могу конкретно кого-то выделить, в разных людях мне нравится разное, и это прекрасно. Нельзя создавать себе идола ни в коем случае, но почти каждый может вдохновить.

Беседовала Анна ВОРОБЬЕВА,
Фото из личного архива Ивана КУЗНЕЦОВА

====================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22356
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 02, 2020 7:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020050203
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Наталья Ледовская
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Как балетная труппа Музыкального театра продолжает работать дома
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2020-05-02
Ссылка| https://rg.ru/2020/05/02/kak-baletnaia-truppa-muzykalnogo-teatra-prodolzhaet-rabotat-doma.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В условиях приостановки театральной деятельности артисты балета остались не только без спектаклей - руководители всех балетных компаний озабочены проблемой сохранения профессиональной формы танцовщиков. Удержать ее без ежедневных классов и репетиций в домашних условиях практически невозможно. О том, как решает проблему театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, рассказывает педагог-репетитор Наталья Ледовская.


Фото: предоставлено пресс-службой Музыкального театра им. К.С. Станиславского и ВЛ.И. Немирвича-Данченко

Вы отправились в самоизоляцию незадолго до планировавшейся мировой премьеры балета "Aurea" Гойо Монтеро. Есть ли надежда, что в будущем мы увидим этот спектакль или он отменен?

Наталья Ледовская:
Конечно, увидим! Все остановилось практически перед премьерой. Была проделана огромная работа, люди были готовы. Это очень сложно: когда много репетируешь, самое важное - дата премьеры, вся жизнь планируется исходя из нее. Теперь же все нужно будет начинать почти сначала.

Считается, что если артист балета не занимается день, то для компенсации пропуска нужно два. Сейчас спектакли не идут уже два месяца. Как вы считаете, сколько времени понадобится танцовщикам, чтобы восстановить форму? Ведь таких долгих простоев у театров практически не было.

Наталья Ледовская:
Мы знаем, что во время Великой Отечественной войны театры работали в очень тяжелых условиях, но все равно люди восстанавливались и танцевали, становились великими артистами. Конечно, с тех пор многое изменилось. Я считаю, что восстановление - вопрос индивидуальный, все зависит от "физики" конкретного человека. Есть ребята - я знаю таких лично - кто возвращается в балет даже после армии, даже танцует потом сольные партии. Да что далеко ходить: я уходила в декретный отпуск, пропустила из-за него практически год, а через два месяца после возвращения танцевала Жизель. Второго ребенка родила в сорок лет и снова вернулась, продолжала танцевать, вела балеты. Но знаю, что это удается далеко не всем. Вероятно, здесь важно сочетание природы, физических данных, целеустремленности. Нашим ребятам, конечно, потребуется время, но все же не придется восстанавливаться с нуля - мы продолжаем заниматься. Конечно, уроки дома, когда нет нормальных условий, зала, где можно прыгать, - это совсем не то. Но после того как я недавно посмотрела фильм про фигуристов, понимаю, что нам все же повезло - хотя бы не нужны коньки и лед.

Как в театре возникла идея организовать для артистов онлайн-классы?

Наталья Ледовская:
После того, как мы оказались дома и погрузились в интернет, все увидели, что лондонский Ковент-Гарден, Балет Сан-Франциско, Национальный балет Нидерландов и многие другие западные труппы сделали для своих танцовщиков классы в компьютере. Я лежала на диване, смотрела эти классы, довольно сильно отличающиеся от наших, и думала, как это здорово. Была даже мысль самой заняться чем-то подобным, но решила, что сейчас, когда можно позаниматься через интернет у Тамары Рохо (арт-директор Английского национального балета), Владимира Малахова, педагогов парижской Оперы, это не имеет смысла. И осталась на диване. Но тут же мне позвонили из театра: "Лоран (Илер, худрук балетной труппы - прим. "РГ") спрашивает, было бы тебе интересно - это не обязаловка, а именно предложение - давать классы для наших артистов?" Я так обрадовалась! Человек я активный, неделями лежать и отдыхать мне неинтересно. Тем более когда это предлагает театр, а не моя самодеятельная инициатива. Но обрадоваться-то я обрадовалась, но вдруг поняла: это же новые технологии! В которых я ничего не понимаю. Мои коллеги прекрасно знают, насколько сложны мои отношения с техникой, и думаю, что они были в шоке, когда я создала группу и появилась в Zoom. Да я сама была в шоке от себя! Поэтому очень благодарна Лорану, что он мне предложил эту работу, иначе я бы не вышла из привычных рамок, никогда бы не разобралась в преподавании через интернет и думала бы, что прекрасно обхожусь и без этого. А оказалось, в этом много нового, это интересно. А главное, мои сомнения тут же развеялись: театр повесил объявление в нашей внутренней группе в Фейсбуке, а от одного к другому информация разлетелась дальше. Мне стали писать артисты из парижской Оперы, из Германии, пришла Маша Кочеткова, которая сейчас работает в Копенгагене, Таня Мельник и Диана Косырева из Будапешта - образовалась интернациональная группа. И, конечно, занимаются наши артисты. Мы делаем не только станок, но и середину, маленькие прыжочки, а с девочками даже занимаемся на пальцах и берем вариации - из "Дианы и Актеона", "Лебединого озера", "Корсара".

Когда в первые дни изоляции я увидела в трансляциях из противоположных концов света, как люди вертят пируэты на бетоне и паркете, то испугалась, что весь балет не сохранит форму, а перекалечится…

Наталья Ледовская:
Вот-вот! Станочек можно сделать, держась за табуретку, холодильник, шкаф. В первые дни, конечно, никто не предполагал, что это так растянется. Думали недельку-другую перетерпеть. А когда все стало затягиваться, начали покупать домой станки, профессиональный линолеум. Спасибо нашей дирекции - у нас в большом репетиционном зале недавно решили стелить новый линолеум и старый, очень удобный, сейчас нарезали и раздают домой артистам. Потому что станка недостаточно, нужно выходить на середину, а девочкам поддерживать пальцы. Когда делаешь станок и даже середину, работает одна группа мышц. Чтобы задействовать другие, нужны прыжки, вариации. Тогда ноги по-другому работают, и форма совершенно другая. Поэтому я как-то ухищряюсь, переделываю вариации - у большинства дома для занятий не больше метра на метр.

В театре классы проходят с живой музыкой, под рояль. А онлайн - под счет?

Наталья Ледовская:
Ни в коем случае! Класс дома - это и так тягостно, а если еще не будет музыки, которая нас вдохновляет, мы сойдем с ума и не будем хотеть заниматься. Опять же, мы сейчас пробуем технологии. Театр сразу предоставил для наших классов концертмейстера. Но через Zoom с концертмейстером хорошо, если он был бы рядом со мной. А когда мы в разных местах, ребята говорят: если играет музыка и я в это время делаю замечания, то не слышно музыки, звук переходит на меня. А если говорю я и включается музыка, то не слышно меня. Так что ищем варианты. Сейчас сидели три дня с нашим концертмейстером Дмитрием Пресманом, подбирая музыку, и записали специально для занятий диск.

Вы не просто диктуете движения и их порядок, но проверяете каждого, как на уроке в театре?

Наталья Ледовская:
А как же, иначе смысл какой! Пока что я слежу за каждым в телефоне, делаю всем персональные замечания. Но муж сейчас занят тем, чтобы сделать для меня трансляцию в телевизоре. Думаю, еще месяц, и мы освоимся в интернете не хуже, чем в зале.

Поддерживает ли связь с труппой Лоран Илер, уехавший отбывать изоляцию домой во Францию?

Наталья Ледовская:
У нас была онлайн-конференция, потому что мы все соскучились друг по другу, хочется пообщаться, увидеться. Он, как и мы, не знает, сколько эта ситуация продолжится. Рассказал нам, что на Западе все спектакли уже отменены до сентября. А теперь я высылаю Лорану ссылку, и он тоже заходит на наши классы. Видимо, нам в ближайшее время предстоит общаться только через Zoom и Facebook. Я поражаюсь нашим ребятам, они молодцы. Самое тяжелое сейчас - отсутствие мотивации. Если не представляешь, когда можно будет выйти на сцену, очень трудно удерживать себя в форме. Но артисты каждый день приходят ко мне. Иногда отпрашиваются и говорят, что хотят позаниматься у западных педагогов - и я их прекрасно понимаю, это уникальная возможность. Я стараюсь продумывать классы так, чтобы было весело, непринужденно и интересно. Мы все поддерживаем друг друга, как можем. Продолжаем танцевать.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Июн 09, 2020 3:12 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22356
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 02, 2020 10:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020050204
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Тимур Аскеров
Автор| Кямаля Алиева
Заголовок| История одного успеха: как бакинцу удалось стать премьером Мариинского театра
Где опубликовано| © Sputnik Азербайджан
Дата публикации| 2020-05-02
Ссылка| https://az.sputniknews.ru/culture/20200502/423796984/timur-askerov-rasskazal-kak-stal-prmerom-mariinskogo-teatra.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Рамиль Ситдиков

Заслуженный артист Азербайджана Тимур Аскеров безумно рад, что спустя многие годы впервые выступил с гастролями на сцене Театра оперы и балета в Баку.

Заслуженному артисту Азербайджана, премьеру Мариинского Санкт-Петербургского государственного академического театра оперы и балета Тимура Аскерову, до объявления карантина впервые довелось выступить с гастролями на бакинской сцене со спектаклем "Лебединое озеро". Своими впечатлениями Аскеров поделился в интервью Sputnik Азербайджан.

- Тимур, после долгого времени вы выступили в Баку на сцене Театра оперы и балета, на которой когда-то начинали свою карьеру. Что вы испытывали?

- Будучи еще студентом Бакинского хореографического училища (ныне Бакинская хореографическая академия), мы проходили практику в Театре оперы и балета. Мы даже были задействованы в некоторых спектаклях, входивших в репертуар театра. Когда к нам приезжали гастролёры, то я безумно этому радовался. Для меня это был настоящий праздник. У меня было ощущение чего-то нового. С большим удовольствием наблюдал за выступлением зарубежных артистов.

Я мечтал, что когда-то и сам буду приезжать на родину с гастролями и выступать в красивом гриме, костюме. Моя мечта сбылась, чему я безумно рад. Вообще все, что я загадывал в детстве, сбылось.

Что я испытывал, выступая на этой сцене? Был безумно рад, что наконец-то получилось приехать и станцевать для родного зрителя в родном театре. В первую очередь, был счастлив станцевать для своих родственников, которые не имеют возможности посмотреть мое выступление в Петербурге. В целом испытывал чувство гордости, танцуя на сцене в качестве премьера Мариинского театра. Это просто незабываемые эмоции.

- Как оценили выступление своих азербайджанских коллег?

- Очень многие артисты, с которыми я когда-то выступал на этой сцене, ушли из театра. На сегодняшний день труппа состоит из 38 человек. Среди них есть мои одноклассницы и одноклассники. Я был очень рад их всех видеть. Хочу отметить их высокий профессионализм и преданность своему делу, потому что несмотря на малое количество артистов, спектакли продолжают идти и радовать бакинского зрителя.

- Часто ли приезжаете на родину?

- В основном приезжаю два или три раза в год повидать родителей, брата, родственников. Они также ко мне приезжают в Санкт-Петербург. Хотелось бы, конечно, чаще прилетать, но из-за сильной занятости не получается.

- Мариинский театр считается одним из лучших в мире, поэтому многие мечтают в нем работать. А как вам удалось в него попасть и было ли это вашей мечтой?

- Я с детства мечтал работать в этом театре. Артисты Мариинского театра часто выступали на бакинской сцене, также я смотрел очень много записей их спектаклей. Попасть в театр можно при помощи кастинга. Каждый год труппа театра помимо театральных кастингов организует также независимые, которые проводятся в Петербурге в Академии балета, где собираются разные художественные руководители. Одним словом, на сегодняшний день не представляет большой сложности попасть в этот театр. Сложность заключается лишь в том, чтобы вывести себя как артиста на должный уровень, чтобы заинтересовать руководителей.

В Мариинский театр я попал путем кастинга, как и в Киевский театр оперы и балета. Сейчас в современном мире не составляет труда связаться с руководителями по почте, отправить им свое видео, если вы считаете себя артистом, достойным этого театра. Я всегда мечтал работать в этом театре, о других даже не мечтал. Очень рад, что моя мечта осуществилась.

- В этом театре очень большая конкуренция, как вы с ней справляетесь?

- У нас в театре здоровая конкуренция и без нее не будет развития у артистов. С конкуренцией справляюсь не только я, но и все артисты, путем огромного объема работы, которой хватает абсолютно всем.

Театр ежедневно показывает спектакли. В месяц у нас 34 балетных постановки. Все живут дружно и мирно и заняты своей работой.

- За свою карьеру вы выступали в трех театрах разных стран. Каждый театр – это отдельная школа. Чему вы научились в этих трех школах?

- Бакинская школа, театр мне помогли тем, что я изучал и национальные танцы. Они тоже развивали определенную технику рук и ног, характер и харизму, которую нужно показывать на сцене. Мне удалось станцевать несколько национальных балетов. Они также помогли мне в дальнейшем.

В Киевском театре же я впервые познакомился с большими балетными спектаклями, такими как "Лебединое озеро", "Щелкунчик" и другими. В этом театре я сделал первые шаги на пути к большой классике, но основному научился в Мариинском театре.

- Не было желания перебраться в Москву и танцевать в Большом театре?

- Меня много раз об этом спрашивали. Мариинский и Большой театры – абсолютно разные, но оба велики по-своему. Они оба красивы и знамениты на весь мир. Это два больших исторических театра. Тут не все зависит от моего желания. Если бы я горел этой идеей, то, конечно же, переехал бы в Москву. Но меня полностью устраивает моя работа в Мариинском театре. Мне тут все нравится.

- А вам не поступали предложения о работе из театров других стран?

- Да, и не раз. Когда я только делал свои первые шаги, очень многие труппы меня приглашали. Я отказывался, потому что уже попал в Мариинский театр. Меня тут все устраивало, поэтому не видел смысла начинать работу в другом театре.

- В Мариинском театре вы также встретили свою любовь – Кристину Шапран. Говорят, что людям одной профессии очень трудно ужиться вместе, а у вас с этим как?

- Думаю, что если люди не подходят друг другу и им трудно ужиться вместе, то тут не важно, в одной они профессии, или нет. Если люди подходят друг другу и поняли, что им жить вместе комфортно, то тут специальность не важна.

- Танцевать с супругой труднее или легче, чем с остальными партнершами?

- В какой-то степени легче, а в какой-то степени трудно. Иногда сложно репетировать, так как близкие друг другу люди могут позволить себе сказать больше, чем чужие. Танцевать же намного легче, так как вы полностью друг друга знаете и доверяете, вас ничего не смущает и от этого спектакли проходят более реалистично и лучше получается вжиться в роль.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22356
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 03, 2020 10:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020050301
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Ана Туразашвили
Автор| Фото: Карина Житкова
Заголовок| Ана Туразашвили — Блиц
Где опубликовано| © La Personne
Дата публикации| 2020-05-03
Ссылка| https://www.lapersonne.com/post/ana-turazashvili-blitz/
Аннотация| Блиц-ИНТЕРВЬЮ

Солистка Большого театра Ана Туразашвили отвечает на неожиданные вопросы La Personne.



Первый выход на сцену

В Тбилиси, на концерте хореографического училища. Мне было 11 лет. Танцевала вальс «Декабрь» Чайковского.

Мне не нравится…

Пессимизм и нытье.

В моем плейлисте

Много рока и альтернативы. И еще всякой всячины.

Я никогда не пробовала…

Красить волосы.

У меня всегда с собой эти три вещи

Кроме телефона и паспорта… Пропуск в Большой театр, бальзам для губ Carmex и жвачка.

Любимый город

Москва. Тбилиси. Лондон.

Я горжусь…

Иногда горжусь, когда работаю без единого выходного по несколько недель.

Яркий момент из детства

Трехдневная поездка в кузове грузовика в горный регион Грузии Тушети. Место совершенно сказочное!

Я читаю…

Заканчиваю «Марию Антуанетту» Стефана Цвейга.

Идеальный день

Не очень ранний подъем. Репетиция. Возможно творческая или деловая встреча. Обед с друзьями. Интересная небольшая съемка или интервью. Подготовка к спектаклю, спектакль. Вечеринка после спектакля или ужин с дорогими мне людьми. Иногда можно успеть и то, и другое. И такое бывало 🙂

Кумир

Есть разные люди, в особенности женщины, которыми я восхищаюсь. Зависит от того, как они построили свою карьеру, жизнь, как используют свои таланты. И это не только балетные люди.

Я не могу без…

Общения с людьми.

Мечта

Создать супер интересный и особенный танцевальный проект с талантливыми артистами. И своя капсульная коллекция аксессуаров или предметов интерьера.

Секрет успеха

История показывает, что его нет. Или он у всех свой.

Отношение к соцсетям

Позитивное, но в разумном количестве. Супер инста-способностями я не обладаю 🙂

Отношение к критике

Смотря от кого.

Казус на сцене

Были потерянные шляпки и головные уборы.

Самая сложная партия

Бэла из спектакля «Герой нашего времени». Помню, и сам репетиционный процесс перед премьерой был стрессовый.

Способность, которой хотелось бы обладать

Убедительный и безупречный талант ораторства.

Какова твоя мечта о счастье

Творческая работа с постоянным ростом и возможностями, сбалансированная с семейной жизнью. И я всегда хотела иметь большой красивый сад в городе.

Любимые писатели

Рюноскэ Акутагава. Стефан Цвейг. Их много!

Любимая героиня в истории

Наверное, назову королеву Викторию. Не могу сказать, что досконально изучала ее историю, но то, что знаю о ней, меня вдохновляет. Особенно, ее отношение к любви.

Что ты больше всего ненавидишь

Межпальцевые мозоли 🙂

Твое состояние духа в настоящий момент

В надежде, что скоро все опять откроется и вернется в прежний ритм.

Фото: Карина Житкова
==================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22356
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 05, 2020 2:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020050501
Тема| Балет, , Персоналии, Наталья Осипова
Автор| Люба Галкина
Заголовок| «Первое, что мы сделаем — обвенчаемся». Солистка Королевского Балета Наталья Осипова о своей жизни на карантине
Где опубликовано| © ZIMA Magazine
Дата публикации| 2020-05-03
Ссылка| https://zimamagazine.com/2020/05/vdohnovlyajushhie-ljudi-s-ljuboj-galkinoj-natalya-osipova-vsya-zhizn-dvizhenie/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Люба Галкина — издатель ZIMA Magazine:
«Больше всего на свете я люблю общаться с людьми. В своей колонке я буду рассказывать о тех, кто меня вдохновляет. Надеюсь, они вдохновят и вас».


В обычной жизни с примой Лондонского Королевского балета Натальей Осиповой мы встречаемся в театрах, в гостях и на благотворительных вечерах. На одном из таких вечеров — в пользу фонда Gift of Life — мы и познакомились. Было это пять лет назад, когда Наташа только-только переехала в Лондон и, как сама она признается, чувствовала себя здесь очень одиноко. Сейчас о том, чтобы встретиться, не может быть и речи. Но созвониться-то ничто не мешает! Вот, созвонились и поговорили — о том, как ей живется сейчас.


Гала-вечер Gift of Life, 13 января 2015 года. Фото: архив Gift of Life

Четыре собаки и один почти муж

— Где ты сейчас живешь?


— В Хампстеде, 10 минут от парка. Тут жизнь такая более деревенская, чем в центре, у нас дом с садом и парк рядом. Для собак — а их у меня четыре — это прекрасно!

— Четыре собаки! Почему? Зачем столько?

— Я всегда мечтала об этом. Но мой образ жизни не позволял. Вся моя семья живет в Москве, так что мои родные не могли бы мне помогать ухаживать за собаками. Но когда я познакомилась со своим женихом Джейсоном — теперь уже практически мужем, — оказалось, что мы оба большие любители собак. И стало понятно, что наконец можем осуществить свою мечту. Правда, выяснилось, что Джейсон мечтал о шарпее, а я всегда хотела самоеда. Ну и чтобы не ругаться, мы решили завести обоих. Назвали их Номи и Ева. Подумали: будут друзьями, и вместе им будет не так скучно, пока мы на работе. Как мы ошибались! Когда они были щенками, они творили дома что-то ужасное! Но выросли и стали спокойнее. А потом я узнала, что наши друзья собираются отдавать чау-чау Кайя в приют, и, даже не посоветовавшись с Джейcоном, решила его взять. Ну а потом появился еще один шарпей по имени Майский Жук — у него не было дома, когда я его увидела, мое сердце растаяло. Вот так. И я думаю, это еще не конец. Мы очень счастливы и, как оказалось, это совсем не тяжело. Если мы уезжаем надолго, то к собакам приезжает моя мама и живет с ними. А когда мы работаем и заняты весь день, то пользуемся услугами dog sitters.


Наташа и самоед Номи (2019 год). Фото: @natalia_osipova_official

— Расскажи про Джейсона. Как вы познакомились?

— Я — классическая балерина, а он — современный танцовщик и хореограф из Нью-Йорка. Познакомились мы в театре Sadlers Wells, где я часто выступаю с современными постановками. Четыре года назад мы делали проект, он был моим партнером. Интересно, что в классическом танце ощущения сильной близости с партнером нет, а вот в contemporary dance, наоборот, очень сильный телесный контакт. В этом нет эротики, нет чего-то сексуального, но человеческий контакт очень тесный. Другая техника. Когда мы только начинали работать вместе, для меня это было очень странно. Я долго училась расслабляться, доверяться партнеру, его телу. Мне казалось, что он со мной заигрывает — как стало ясно потом, так и было. Ну а еще стало ясно, что мы очень близко мыслим, похоже относимся к искусству, часто любим одно и то же, у нас замечательный контакт как в профессиональном, так и в человеческом плане. Мы большие друзья, несмотря на культурные различия — ведь он американец, а я русская. Есть сложности с языком — мне английский дается непросто. Ну и вообще классический и современный танец все-таки очень противоположны. Поэтому мы учимся находить баланс во всем.

— Когда свадьба?

— Как только закончится карантин. Я очень хочу венчаться, а для него это пока странно. Это очень особенное и важное событие: вы не просто соединяетесь, а принимаете по-настоящему серьезное решение. Я вижу, как венчание отражается на парах, и понимаю, как это для меня важно. Мы уже дважды пытались пожениться, но сначала отложили из-за моей болезни, а потом начался карантин. Так что теперь первое, что мы сделаем, когда карантин ослабят — обвенчаемся.


Репетиция. Фото: архив ZIMA Magazine

Йога, «гага» и станок

— Как ты переживаешь карантин и вообще все это непростое время?


— Сейчас уже немного привыкла, но первый месяц было тяжело. Хотя в начале карантина я даже почувствовала некое облегчение — перспектива побыть неделю-другую дома с родными и близкими, провести время c собаками казалась весьма привлекательной. Но потом стало тяжело. А сейчас я уже втянулась. Тем более что все время занято — мы постоянно что-то ставим, творим, день начинается в 8 утра и продолжается до часу-двух ночи. В общем, очень напряженный ритм, каждый час расписан.

— А как ты сейчас поддерживаешь себя в форме?

— Тут главное — мотивация. Даже я, человек, привыкший к физическим нагрузкам, в первое время не избежала соблазна разлечься на диване — хотелось наконец почитать книги, посмотреть кино, послушать музыку, онлайн-выставку посетить. И первое время я не могла себя заставить заняться какими-то физическими упражнениями, правда. Но в какой-то момент взяла себя в руки. Сейчас занимаюсь йогой, это прекрасная практика, полезная абсолютно всем, не только спортсменам или танцовщикам. Это и растяжка, и укрепление мышц, и работа над дыханием. Еще занимаюсь современным танцем, направлением «гага». Его создал израильский хореограф Охад Нахарин. И это потрясающе, даже лучше, чем йога.

Еще я в какой-то момент поняла, что мне не хватает запала тренироваться одной в комнате, а это надо делать обязательно — после двадцати лет активных занятий очень сложно без серьезной физической нагрузки. И я стала давать онлайн мастер-классы для студентов, меня это очень вдохновляет. Мы занимаемся через Zoom, 10-15 человек, 2-3 раза в неделю. У меня есть дома станок и комната, где теоретически можно заниматься, но там пока очень плохой пол. Так что занимаюсь на террасе. Все соседи с любопытством за мной наблюдают.

— Вообще трудно профессионалу заниматься дома?

— У классических танцовщиков есть балетный класс — разогрев, растяжка, упражнения. Полтора часа занятий у станка. Это классическая техника, так мы готовим свое тело к спектаклям и репетициям. У современных танцовщиков классы другие. И йога как раз помогает подготовить тело, расслабить, растянуть. Джейcон — прекрасный учитель, он уже три года учит меня йоге. Мне многое пока сложно. Он занимается экстремальной йогой, делает такие вещи, которые я повторить не могу. В йоге очень важно найти хорошего учителя, который сможет правильно все объяснить, ведь это еще и философия. То, как учитель с разговаривает и преподает — практически ритуал. Я занимаюсь с Джейсоном, а сам Джейсон занимается онлайн с учителем из Нью-Йорка. Его класс начинается по нью-йоркскому времени, в Лондоне это полночь. Я иду спать, а Джейсон заниматься.

Я занимаюсь два раза в неделю. Уроки есть и для непрофессионалов


Выступление в Royal Opera House. Фото: @natalia_osipova_official

Отмененные спектакли и перенесенные в онлайн номера

— Какого аспекта «прошлой», довирусной жизни тебе не хватает?


— Для меня самое, пожалуй, трудное — отсутствие возможности побродить по городу, по паркам, зайти в магазин, ресторан. Я люблю иногда поднять себе настроение, купив что-то из одежды или сходив в кино. Причем в кино я люблю ходить одна и смотреть старые фильмы. Ну и, конечно, печально, что нет возможности просто сесть в самолет и слетать повидать маму и папу. Это тяжело.

— А по работе? О каком отмененном проекте ты больше всего жалеешь?

— Да обо всех жалею! Например, об отмененных спектаклях в Нью-Йорке в Американском балетном театре с моим партнером Дэвидом Холлбергом. Это был его прощальный сезон. Еще жалею, конечно, что отменились выступления в Москве, на фестивале Benois de la danse, моя программа в Париже в июле, которую я готовила очень долго. Отменились Гонконг, Япония, премьера «Кармен» в Манчестере. Возможно, правда, что премьеру «Кармен» мы перенесем на ноябрь в Лондон — если это будет возможно и если зрители будут покупать билеты. Мы все очень боимся, что сейчас никто не пойдет в театр даже если это будет разрешено.

— Мы все надеемся, что уж к ноябрю–то сможем куда–то начать ходить! Ну а пока приходится сидеть дома, что ты советуешь посмотреть онлайн?

— У всех, конечно, разные вкусы, но я могу порекомендовать то, что сама сейчас смотрела. Это балет «Метаморфозы» по Кафке в Royal Opera House с Эдвардом Уотсоном — одним из моих любимых танцовщиков, с которым я очень много работала в постановках Артура Пита. Спектакль небольшой, но очень классный! Еще я очень люблю английского хореографа Мэтью Борна, он настоящая икона английского театра. Его спектакли очень театральны, их сложно назвать только балетом. Сейчас Sky Arts открыл доступ к его постановкам «Ромео и Джульетта», «Лебединое озеро» (с мужским кордебалетом), и «Кармен» (The Car Man). Еще в театре «Садлерс-Уэллс» есть программа Рассела Малифанта, хореографа, который много экспериментирует со светом. И недавно, кстати, они поставили часть моей программы онлайн.

— Любопытно как! Можешь рассказать подробнее?

— Это три части, собранные из разных программ, которые я делала в «Садлерс-Уэллс». Там есть вальс на музыку Сибелиуса в постановке Алексея Ратманского, который долгое время был директором Большого театра. Он как раз и принял меня в Большой, поверил в меня. Так что для меня он очень особенный, special person. Сейчас Ратманский уже практически легенда, его постановки делают по всему миру, очень много в Нью-Йорке. И вот он поставил для меня и Дэвида Холлберга прекрасный вальс на музыку Сибелиуса. А Дэвид — не только мой партнер, но и близкий друг, так что эта работа с двумя очень важными для меня людьми. Вальс очень меланхоличный, грустный и трогательный, небольшой (всего 7 минут), но очень красивый. Потрясающе тонкая работа, я ее обожаю.


За кулисами. Наталья Осипова и благотворители фонда Gift of Life. Фото: архив Любы Галкиной

Второй балет поставил Сиди Ларби Шеркауи, еще одна легенда современного балета. Здесь я танцую с моим Джейсоном и с Джеймсом О’Хара, которого считаю одним из лучших танцовщиков нашего времени в жанре contemporary. Самая любимая моя работа в этом жанре. Такое трио, похожее то ли на пост-апокалипсическую реальность, в которой люди вылезают из руин и пытаются построить жизнь, то ли на движения планет, которые друг друга поддерживают. И в этом заключается и мужское, и женское начала. Постановка понравилась даже моей маме, которая не любит современный балет.

Ну и последний номер — это соло «Аве Мария», которое поставил японский хореограф Юка Оиши. Это не религиозное высказывание, а просто монолог женщины, слабой и сильной, каждый день чувствующей себя по-разному.

Это, повторюсь, не полная моя программа, а фрагменты. Но, я думаю, в них найдется что-то для каждого.

Королевский балет, Gift of Life и недающийся английский

— Как ты попала в Королевский балет в Лондоне?


— Очень просто. На тот момент, в 2015-м, я уже не работала в Большом театре, в котором я провела около семи лет и который был моим первым местом работы. То есть я была фрилансером, свободной танцовщицей, работала по контрактам по всему миру. В частности, много танцевала в Михайловском театре в Петербурге. И вот тогда Кевин О’Хара, директор Королевского балета, пригласил меня гостем станцевать несколько спектаклей, включая «Лебединое озеро». Так я приехала в Лондон и влюбилась — в город, в труппу, в атмосферу. К тому времени я уже очень устала от постоянных перелетов, от жизни в гостиницах, от того, что никого близкого нет рядом. Когда-то меня это устраивало, но в тот момент я поняла, что все, больше не могу. Мои планы совпали с планами Кевина, и он пригласил меня танцевать в Королевском балете. Я согласилась и через полгода переехала в Лондон.

— Долго к Лондону привыкала?

— Первые полтора года было тяжело, потому что я плохо знала английский. Мне вообще очень тяжело даются языки, несмотря на то, что я всегда очень хорошо училась. В Московской академии хореографии были прекрасные педагоги. Я всегда была отличницей, хотя по мне вроде и не скажешь. В академии мы изучали французский, но мне он никак не давался. Я могла сдать экзамен, только вызубрив все наизусть. И всегда боялась, что меня остановят, перебьют и попросят перевести то, что я говорю. Та же история с английским. Я практически с двадцати лет работаю в Нью-Йорке, в других англоязычных странах, но только сейчас начала говорить более или менее прилично. Хорошо вот, с Джейсоном у меня нет выбора — он не говорит по-русски.


Концерт MusicAeterna & Teodor Currentzis в пользу Gift of Life. 14 января 2017 года. Фото: архив Gift of Life

— Мы с тобой познакомились как раз лет пять назад — благодаря фонду Gift of Life, который ты поддерживаешь все это время.

— Да-да. Это был мой первый год в Лондоне. Я пришла на мероприятие фонда, увидела много русских и обрадовалась — наконец-то встретила своих! Но все равно чувствовала себя не в своей тарелке, потому что отвыкла от общения. Первый год жизни в Лондоне я проводила только на репетициях и занятиях. Ни с кем не дружила, не общалась, сидела в театре до ночи, было очень тяжело.

— Ты часто предоставляешь лоты на благотворительные аукционы фонда — билеты на твои спектакли, экскурсии в закулисье, фотосессии покупаются за огромные деньги. Но это же утомительно — дарить свое время после спектаклей, на которых ты и так всегда выкладываешься на все сто.

— Наоборот, мне это очень приятно. Потому что видно, что гостям и правда интересно увидеть театр за сценой. Там, конечно, своя жизнь. Иерархии, системы, свои отношения. У меня действительно есть обычная жизнь и жизнь театральная. Видимо, в нее интересно попасть. Даже моим родителям и Джейсону, когда они приходят за кулисы, всегда все очень интересно. Я помню, как мне самой в детстве всегда хотелось туда попасть. Помню девчонкой я оказалась в театральной костюмерной, это произвело на меня огромное впечатление. Все эти пачки и костюмы — ощущение сказки.

— В этом январе тебе не удалось выступить на благотворительном балу фонда из–за того, что подвернула ногу…

— Такого вообще почти никогда не бывает. Но вот случилось: я уже готовилась к номеру и во время репетиции подвернула лодыжку, она сразу распухла, это было ужасно. После этого весь месяц был какой-то неудачный. Но сейчас уже все в порядке. Обещаю: в следующем году обязательно поставим какой-нибудь номер для бала Gift of Life вместе с Джейсоном. Очень надеюсь, что в январе 2021 это будет уже возможно.

Физкультура сейчас и ZIMA круглый год

— Ты читаешь журнал ZIMA?

— Да, часто читаю. Обычно по дороге на работу. Мне нравится, как раскрываются многие темы, и приятно читать авторов, многих из которых я знаю.

— Что посоветуешь нашим читателям в это непростое время?

— Обязательно заниматься какими-то физическими упражнениями. Иначе начинается хандра и депрессия.



Полезные ссылки от Натальи Осиповой:

балет «Метаморфозы» по Кафке в Royal Opera House с Эдвардом Уотсоном

спектакли Мэтью Борна: «Ромео и Джульетта», «Лебединое озеро», The Car Man

фрагменты программы Натальи Осиповой в Sadlers Well’s
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22356
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 05, 2020 10:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020050502
Тема| Балет, Диета, Персоналии, Джой Уомак, Анастасия Лименько
Автор| Полина Иноземцева
Заголовок| «Я буду успешной, если буду худой». Как живут профессиональные балерины
В их мыслях погоня за маленьким весом становится панацеей.

Где опубликовано| © «Чемпионат»
Дата публикации| 2020-05-05
Ссылка| https://www.championat.com/lifestyle/article-4031233-kak-hudejut-baleriny-lichnyj-opyt-dzhoj-uomak-i-anastasii-limenko.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Искусство балета завораживает нас своей грациозностью и красотой. Но за кажущейся лёгкостью движений стоит непомерный труд артистов, которые на протяжении всей карьеры доказывают, что они достойны танцевать на театральном помосте. Будущие балерины погружаются в ремесло ещё в детстве, а в юношеском возрасте они поступают в хореографические училища-интернаты, где получают необходимые знания и оттачивают навыки на практике. В процессе взросления девушки сталкиваются с изменениями собственного тела, тут-то и начинается настоящая борьба за точёную фигуру.

Блогер и создательница YouTube-канала «Таня+Танцы» Татьяна Черненко встретилась с профессиональными балеринами Джой Уомак и Анастасией Лименько и узнала, как артистки сохраняют вес. Оказалось, что погоня за худобой порой приводила к ужасающим последствиям.

Джой Уомак: «На экзамене я весила 36 килограммов»

Джой можно назвать уникальной балериной. Она училась и в США, и в России — в Московской государственной академии хореографии. Уомак стала первой американкой, которая закончила наше училище и была принята в труппу Большого театра. Но то, каким путём девушка шла к успеху на театральном поприще, вызывает мурашки.

На втором году обучения в МГАХ преподавательница, которая продвигала Джой, была вынуждена оставить их курс. На замену пришёл педагог, который видел в девушке слишком много спортивного и считал, что у неё нет балетных данных. Поэтому Уомак пришлось всеми силами доказывать, что она перспективная ученица. И способы, благодаря которым она старалась стать лучше, были крайне изматывающими.

Джой рассказывает, что в академии была поголовная тенденция стремиться к худобе. Особенно у тех, кто не обладал выдающимися способностями. Считалось, чем худее, тем лучше. Поэтому на последнем году учёбы среди девушек-выпускниц развернулась настоящая борьба за право танцевать в балете «Пахито». Артистки стали сбрасывать вес ещё усерднее. Джой настолько боялась конкуренции, что пошла на дополнительные занятия к другому педагогу. Она посещала классы в 6 утра, работала там два часа и потом шла в училище, где продолжала усердно заниматься до вечера. Это была колоссальная нагрузка.

Рядом с тем местом, где Уомак брала индивидуальные занятия, располагалась лавка с сухофруктами и орехами. Джой как сейчас помнит, что уже в 8 утра чувствовала ужасный голод. Каждый день она ждала, когда сможет купить 100 граммов арахиса в сахаре и растянуть эту горсточку на весь день. А если девушка позволяла себе шоколад, то только маленький квадратный кусочек. После занятий Уомак шла домой и покупала немного киселя. Его она пила до 6 вечера, а после — никакой еды.

Из-за столь скудного рациона Джой в какой-то момент весила 36 килограммов — это был самый низкий показатель в её осознанной жизни. Девушка стала настолько худой, что Марина Константиновна Леонова, ректор МГАХ, вызвала её к себе и сказала, что нужно срочно поправляться. Балерина призналась, что после критичного похудения набирать килограммы обратно очень сложно. Да и к тому же на экзаменах она получила отличные оценки, её отобрали танцевать в «Большой театр», а все преподаватели хвалили Уомак, говоря о её красоте и старательности. Это волей-неволей мотивировало оставаться тощей.

И только после выпуска из академии и спустя некоторое время настоящей работы в театре Джой начала постепенно набирать вес.

Анастасия Лименько: «Я буду успешной, если буду худой»

Сейчас Анастасия Лименько — ведущая солистка Музыкального театра Станиславского. Раньше она училась в Минске, а потом переехала в Москву и стала одноклассницей Уомак по академии. Обе девушки были целеустремлёнными и амбициозными иностранками. И хоть сейчас они поддерживают тёплые дружеские отношения, конкуренция во времена учёбы не только стирала возможность искренне радоваться за победы друг друга, но и подливала масла в огонь.

По словам Анастасии, среди всех девушек-балерин шло соревнование не просто на похудение, а на недовес. И Лименько этого добилась: она начала жёстко экспериментировать с весом в 13 лет, ещё находясь в родном городе. Согласно таблице, в которой был указан необходимый вес каждой ученицы, она должна была весить 43 килограмма, но самовольно скинула до 40. Тогда считалось, что быть ещё худее эталона — круто, но сейчас Анастасия понимает, насколько это была нездоровая тенденция. Ведь из-за такого образа жизни замедляется развитие организма, происходит нехватка необходимых элементов и в конце концов начинаются проблемы по женской части.

Тебе ставят табличку, сколько ты должен весить, и не объясняют, как ты должен худеть и что должен есть. А ты — ребёнок. И у тебя нет такого инстинкта самосохранения, как у взрослого.

Лименько рассказывает, что почти весь день будущих балерин проходит в училище. Родители не могут контролировать, что девочки едят и делают в это время. Соотвественно взрослые не в силах приостановить стремление детей похудеть. Когда Анастасия училась в Беларуси, там был стандарт: вычитаешь из собственного роста 120 и получаешь свой «идеальный» вес. Только представьте, насколько маленькими выходили числа. Но, по словам артистки, в МГАХ система взвешивания была ещё жёстче и иногда доходила до крайности. Например, девушка с ростом 173 см должна была весить 48 килограммов. Чаще всего, если у человека нет генетической предрасположенности к такой худобе, добиться её нереально. В таком случае учениц отчисляли, даже несмотря на то что они мучили собственный организм и старались слепо соответствовать стандарту.

Чтобы похудеть, Лименько записывала в блокнот всё, что ела. Эту информацию дополняли ужасающие комментарии: в блокноте девушка ругала себя за каждый маленький проступок. Она призналась, что отсюда начились ментальные проблемы.

Во многих артистах балета развиты самоедство, самокритицизм и постоянное недовольство. Это нездорово. Нужно от этого отходить и развивать к себе любовь, внимание и понимание, что твоё здоровье стоит на первом месте.

Однажды девушка позавтракала дома кашей, в обед съела компот с кусочком хлеба и на ужин — грейпфрут. В этот день подпись в блокноте призывала всегда равняться именно на такой рацион. А при подготовке к следующему конкурсу Лименько решила похудеть ещё сильнее и поставила перед собой невообразимую цель — не есть и не пить воду после двух часов дня. Она добилась каких-то результатов, но такой план питания принёс вместе с собой множество других проблем и нездоровое отношение к еде.

Приехав в Москву и поступив в МГАХ, Анастасия возложила на себя ещё большую ответственность. Девушка не ела ничего сладкого, а на ужин съедала чётко половину порции, которую давали в интернате. Балерина вспоминает, что многие в училище страдали от булимии. А режим питания Анастасии нормализовывался только тогда, когда было много работы. Из-за большой нагрузки и погружения в любимое дело девушка просто не думала, переедает она или нет.

Соответствие эталону: зачем балерины истязают себя диетами?
По мнению Лименько, стремление к худобе в первую очередь связано с русской школой балета. В ней сложился определённый эталон того, как должна выглядеть балерина. Конечно, девушкам нужно оставаться эстетичными и стройными, чтобы не было перевеса. Но при этом важно понимать, что все балерины индивидуальны и невозможно лепить их по одному клише. В противном случае многие могут распрощаться с хорошим здоровьем. Поэтому Анастасия считает, что можно отшлифовать тело до определённой грани и достигнуть хорошей картинки, но нельзя вечно гнаться за идеалом. Потому что, как правило, его нам назязывают. А в училищах должны быть профессиональные диетологи и врачи, которые помогут выстроить сбалансированный рацион при огромных нагрузках. Ведь при здоровом питании вполне реально есть достаточно много без вреда для фигуры.

После всех пережитых историй Анастасии как никогда стали важны здоровье, психика и нормальный сон. Ей всё ещё нужно наладить метаболизм. Сейчас в рационе девушки преобладает живая еда. К тому же артистка полностью отказалась от химии, мяса и старается не пить кофе, а вместе с этой привычкой пропала и тяга к сахару.

При расстройствах пищевого поведения Лименько рекомендует обязательно снять с себя все запреты, а затем начать прислушиваться к организму и постараться понять, чего он на самом деле хочет. Также балерина считает, что есть во время просмотра телевизора или выполнения других дел вредно. Приём пищи должен быть отдельным осознанным процессом.

Исходя из личного опыта, Анастасия считает, что каждый организм индивидуален, ровно как и его потребности. Поэтому в питании главное — войти в свой режим и услышать тело. Конечно, есть продукты, потребление которых стоило бы свести к минимуму всем. Речь идёт, например, об усилителях вкуса и сахаре. Такая еда может вызвать зависимость. А именно от этого стоит избавляться, чтобы научиться отличать назойливые пищевые привычки от того, чего реально хочет твой организм.


Подробную историю похудения Джой Уомак и Анастасии Лименько можно посмотреть в видеоролике.

=================================================================================
ФОТО И ВИДЕО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22356
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 06, 2020 4:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020050601
Тема| Балет, САТОБ , Персоналии,
Автор| корр.
Заголовок| С какими проблемами артисты балета САТОБ столкнулись из-за режима самоизоляции
Где опубликовано| © Волга Ньюс. Самара
Дата публикации| 2020-05-06
Ссылка| https://volga.news/article/536885.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Во время пандемии артисты балета всего мира оказались в сложном положении. Сейчас многих волнуют вопросы: когда снимут карантин и сколько пройдет времени прежде, чем зрители снова начнут ходить в театр как раньше? Большинство театров уже испытывают финансовые трудности, но никто не гарантирует, что и в новом сезоне проблемы по заполняемости залов и продажам билетов не сойдут на нет.

Кроме того, репетиции артистов балета требуют определенного помещения со специальным покрытием и оборудованием. При всем желании театры сейчас не могут предоставить артистам полноценный семичасовой рабочий день со спектаклем. А для артистов балета ощутим даже недельный пропуск или месячный отпуск, после которого до открытия сезона предшествует месяц репетиций.

Однако артисты Самарского театра оперы и балета не теряют оптимизма и стараются сделать все возможное. Ежедневно балетная труппа делает классический урок на платформе zoom не только для сохранения профессиональной формы, но и для того, чтобы хотя бы час в день быть вместе одним коллективом в этот непростой для всех период.

Для зрителей театр перешел в онлайн-формат - транслируют записи спектаклей, рассказывают о солистах и публикуют интервью с ними в мессенджерах, также сами артисты размещают записи домашних тренировок и делятся идеями, как провести это время с пользой.

Своим мнением о сложившейся ситуации поделились представители театра.

Валерий Коньков, управляющий балетной труппой САТОБ:

- Никто не ожидал такой ситуации. У нас было много планов, от которых, к сожалению, пришлось пока отказаться. В первой половине сезона прошли премьеры балетов "Бахчисарайский фонтан" и "Наяда и рыбак". Все складывалось неплохо, мы съездили в Москву, в Санкт-Петербург с балетом "Три маски короля". Сложившаяся ситуация с самоизоляцией перечеркнула все наши дальнейшие перспективы.
К 75-летию Победы мы готовили "Ленинградскую симфонию" на музыку Дмитрия Шостаковича, также балет Максима Петрова на музыку Первого фортепианного концерта Шостаковича и балеты Владимира Бурмейстера на музыку Бизе, Равеля и Штрауса, которые теперь вынуждены перенести на следующий сезон.

Мы стараемся прогнозировать ситуацию и наверстывать упущенное. К сожалению, пока у нас другого выхода нет. Все наши действия ограничиваются тем, насколько долго продлится карантин. Артистам тяжело на самоизоляции дома, но надо придерживаться карантина.
Неясно, какой будет обстановка в стране, в экономике в целом, когда люди вернутся на работу, упадут ли доходы. Конечно, в новом сезоне будет трудно снова привлекать людей в театр. Может, руководство предложит какой-то выход, чтобы не терять своих зрителей.

Валентина Пономаренко, балетмейстер-репетитор, заслуженная артистка России:

- Перед уходом на самоизоляцию мы были на финишной прямой в работе над нашими премьерами: балетом Максима Петрова на музыку Шостаковича и тремя балетами в постановке Бурмейстера. Премьеры перенесены на сентябрь-октябрь. Также отложена постановка Юрия Смекалова, работа над которой должна была начаться в июне.

В первую неделю после закрытия театра все были в растерянности. На второй начали самостоятельно заниматься: делали гимнастику, подписывались и включались в видеоуроки, а сегодня я уже могу сказать, что мы, театральные педагоги, в zoom ведем онлайн-уроки для артистов балета.

Как педагог я понимаю, что для артистов сохранить здоровье остается первой задачей. Понятно, что у себя дома артистам очень сложно заниматься. В Европе артистов обеспечили линолеумом. К сожалению, у нас такого нет.

Несомненно, сейчас это момент переосмысления себя и в профессии, и в жизни, и в ценностях. Я думаю, что все придут немного с другим пониманием, какой профессией мы владеем. Прежде всего это относится к актерским профессиям и артистам балета. Каждый месяц выхода из формы укорачивает нашу сценическую жизнь. Но в любой остановке есть свои плюсы. Надо углублять и познавать что-то новое, на что в сезоне не хватало времени. Наша постановочная работа, которая сейчас осуществляется, требует знания литературных источников. Например, у нас будет балет Игоря Бельского, и важно знать, какие исполнители этого спектакля наиболее яркие, какие составы были на премьере и какое место он занимает в российском и мировом масштабе. Я знаю, что сейчас этим многие занимаются. Это такая временная пауза - не остановка (остался - и все, на том застрял), а приостановился, углубился, насытился и дальше вышел из этого положения уже с другим пониманием себя.

Ксения Овчинникова, ведущая солистка, заслуженная артистка Самарской области:

- Всем сейчас очень тяжело, и артистам балета, естественно, тоже, потому что не у всех есть возможность и место заниматься самостоятельно и поддерживать форму на все сто процентов. Плюс, конечно, та физическая нагрузка, которую мы испытываем в зале, все равно несравнима с обычными упражнениями. Например, кардиотренировка или еще что-то подобное не может полноценно компенсировать рабочий процесс в театре. У нас своя техника всех упражнений и нагрузка совсем по-другому распределяется на организм.

Не у всех сейчас есть место и возможность заниматься и поддерживать себя в форме, поэтому изощряемся как можем: забираем станки из театра, придумываем себе дома небольшие балетные местечки, где можно позаниматься, порастягиваться. Но, во-первых, все равно это не то, а во-вторых, само ощущение коллективности не присутствует, потому что когда ты находишься на работе, ты видишь, как трудятся твои коллеги, и тебя это подбадривает заниматься. Включается такая гонка: кто выше прыгнет, выше поднимет ногу, кто больше пируэтов скрутит... А здесь ты принадлежишь самому себе, и твои занятия - только на твоей совести.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22356
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 06, 2020 9:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020050602
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Юрий ФАТЕЕВ, Маргарита КУЛИК, Мария ХОРЕВА, Рената ШАКИРОВА, Екатерина КОНДАУРОВА
Автор| Игорь Ступников
Заголовок| Экзерсис у буфета. Артисты Мариинки танцуют дома или на даче
Где опубликовано| © «Санкт-Петербургские ведомости» № 075 (6673)
Дата публикации| 2020-05-06
Ссылка| https://spbvedomosti.ru/news/culture/ekzersis-u-bufeta-artisty-mariinki-tantsuyut-doma-ili-na-dache/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Для балетных артистов период изоляции сложный: им необходимо иметь пространство, балетную «территорию», где можно делать привычный экзерсис. Важно также проводить ежедневный урок под наблюдением репетитора. Артисты балетной труппы Мариинского театра рассказали «Санкт-Петербургским ведомостям» как решают эти проблемы и как организовали свой быт.

Юрий ФАТЕЕВ, заведующий балетной труппой:
- Вместе с женой и дочерью уже несколько недель живем на даче среди лесов и полей. Возникла редкая возможность побыть всем вместе, пообщаться с природой.

Для дочери, артистки Мариинского театра, соорудили балетный станок, постелили линолеум, в итоге получилась мини-репетиционная студия. Книги занимают немало времени: читаю Бунина, Куприна, Чехова, труды по хореографии, воспоминания знаменитых танцовщиков. Много времени занимают вопросы подготовки новых спектаклей. В плане театра постановка Юрием Бурлакой балета «Эсмеральда», который он восстанавливает по архивным документам; всемирно известный хореограф Алексей Ратманский готовит свою версию балета «Дочь фараона». С ними активно переписываемся по Интернету. Ежедневно смотрю уроки классического танца, которые дают наши педагоги Игорь Петров и Никита Щеглов: сто десять танцовщиков каждое утро прилежно включают Интернет и выполняют комплекс упражнений. Меня радует целеустремленность артистов, стремящихся сохранить форму.

Маргарита КУЛИК, педагог-репетитор:
- От коронавируса мы скрылись на даче вместе с собаками. Здесь у нас большой участок, где выращиваем цветы и кустарники. Мой муж, Владимир Ким, тоже педагог-репетитор, с упоением занимается садоводством. А я - хозяйством, привожу дом в порядок, мою окна. Наш подопечный, премьер балета Кимин Ким, остался в городе. У него большая квартира, одна из комнат с высоким потолком, что позволяет ему легко исполнять прыжковые движения и заниматься в полную силу, о чем он докладывает мужу по скайпу и получает нужные замечания. Дни бегут незаметно, но тревожит мысль: когда откроется театр и репетиционные залы? Сейчас досадная остановка в творческом росте танцовщиков.

Мария ХОРЕВА, солистка балета:
- Многое изменилось в моей жизни с того дня, когда закрыли театр. Прежде всего пришлось реконструировать мою комнату, чтобы создать пространство в полтора-два метра для занятий, к стене прикрепили балетный станок, постелили линолеум. Уроки по Интернету очень полезны, в дополнение к ним я занимаюсь йогой, которая укрепляет мышцы. С хореографом Владимиром Варнавой сочиняем хореографическую миниатюру: по скайпу он показывает мне пластический рисунок, я стараюсь воспроизвести его. Выхожу из дома редко, обычно вечером, когда пустеют улицы. Много читаю. Сейчас погрузилась в Достоевского, захвачена романом «Бесы».

Рената ШАКИРОВА, солистка балета:
- Классический урок я и мой друг солист балета Алексей Тимофеев делаем по Интернету, держимся руками за края буфета и стараемся следовать указаниям педагога. Переставили мебель и теперь можем делать комплекс невысоких прыжков. По Интернету смотрим спектакли зарубежных трупп, которые щедро делятся своими балетными архивами. Алексей увлечен программированием и много читает специальную литературу. У меня свое хобби: я всегда любила создавать диадемы, вот и сейчас закончила диадему для Одиллии из «Лебединого озера». Подарю ее кому-нибудь из коллег. Гулять выходим по вечерам, точнее, нас «выгуливает» наша любимица мальтийская болонка.

Екатерина КОНДАУРОВА, прима-балерина:
- Как только закрылся театр, мы с мужем, педагогом-репетитором Исломом Баймурадовым, уехали на свою дачу на Ладогу. Редкая возможность подышать воздухом, полюбоваться простором. Побережье Ладоги усеяно рыбаками, кипит жизнь, завораживающая своей энергией. К сожалению, здесь трудно пользоваться Интернетом или скайпом - слишком много помех. Классический урок сочиняю сама, благо есть опыт и позволяет пространство террасы. Мы с Исломом всегда увлекались кулинарией: я занимаюсь выпечкой, он - мясными блюдами и салатами. Много читаем, увлечены романами Евгения Водолазкина. У писателя можно поучиться, как точно передавать нюансы различных пластов времени. Ведь в балетном репертуаре мы тоже постоянно переходим от эпохи к эпохе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22356
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 06, 2020 10:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020050603
Тема| Балет, БТ, Диета, Персоналии, Евгения Образцова
Автор| Светлана Аношкина
Заголовок| Запрет на мороженое, интервальное голодание и другие секреты хорошей формы от прима-балерины Большого театра
Где опубликовано| © GRAZIA
Дата публикации| 2020-05-06
Ссылка| https://graziamagazine.ru/beauty/sekrety-krasoty-i-horoshey-formy-ot-prima-baleriny-bolshogo-teatra/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Существует ли та самая «диета балерин»? Как работает интервальное голодание? Можно ли держать себя в форме без спортзала? И, главное, где взять для этого мотивацию? На эти и другие вопросы GRAZIA ответила прима-балерина Большого театра, лауреат премии «Золотая маска» и звезда фильма «Француз» Евгения Образцова.




«Никакой универсальной «диеты балерин» не существует. Есть общие правила, о которых рассказывают педагоги еще в академии балета: не увлекаться сладким, мучным и макаронными изделиями. И просто не переедать. Из строгих запретов, помню только, что было табу на мороженое: особенно склонным к полноте. И конечно, рекомендовали белковую пищу».

«Я не верю в диеты и никогда на них не сидела. Потому что ни одной существующей рациональной диеты я не знаю. В питании руководствуюсь принципом интервального голодания: 16/8. В эти восемь часов питаюсь разнообразно, насыщенно: завтрак, обед, ужин, какие-то кофе-брейки. В этот интервал, разумеется, не превышаю калорийность и просто не объедаюсь. Стараюсь ничего не пить после шести вечера. Воду можно, конечно, если хочется, или травяной чай, но желательно после восьми вообще закончить приемы пищи и жидкости. Этой системы я придерживаюсь всегда: и на отдыхе, и на карантине, и до него, и буду держаться после».

«Сейчас я делаю все возможное, чтобы сохранить максимальную физическую нагрузку тренировок. Для этого у меня есть балетный станок. Места немного, говорить о профессиональных занятиях не приходится, но все равно стараюсь в этих условиях сохранять форму. Кстати, я все время делюсь упражнениями как для профессиональных, так и для непрофессиональных балерин у себя в Instagram. Сейчас уже есть четыре доступных и бесплатных урока в IGTV. Скоро планирую записать несколько занятий на природе. А еще советую всем трехчастную гимнастику Князева: о ней можно подробнее узнать на моем YouTube-канале».

«Честно скажу: я не знаю, как можно развить силу воли. Она, безусловно, присуща людям, которые взрастили в себе сильный характер, воспитали, «приструнили» себя. Тем, кому пришлось с юных лет пройти школу жизни, школу выживания. Такую, например, какую приходится пережить балеринам, чья жизнь полна соперничества, успехов и провалов. Не хочу давать советов по развитию мотивации, будучи дилетантом в этом вопросе: сама я с детства была упертой. А вообще, думаю, просто очень важно иметь четкую цель. У меня она есть. Я выхожу на сцену Большого театра в минималистичных легких костюмах, за которыми невозможно «скрыться». Я не могу позволить себе весить больше моей нормы. Поэтому мой внешний вид и вес имеют особое значение. Вот вам и мотивация не соблазниться на очередную шоколадку и сохранить сверхстройность».

«Как только вновь откроются двери Большого театра после режима самоизоляции, меня можно будет увидеть в спектаклях «Жизель», «Дон Кихот», «Дама с камелиями», «Легенда о любви», «Зимняя сказка», «Коппелия», «Онегин», «Ромео и Джульетта», «Дочь фараона», «Драгоценности». Следите за афишей!»

Фото - Мария Кульчицкая
======================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22356
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 07, 2020 8:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020050701
Тема| Балет, фестиваль «Дягилев. P.S.», Персоналии, Наталья Метелица
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| «Жаль терять репутацию одной из фестивальных столиц»
Наталья Метелица — об осеннем фестивале «Дягилев. P.S.»

Где опубликовано| © "Коммерсантъ"
Дата публикации| 2020-05-07
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4340315
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Директор государственного Музея театрального и музыкального искусства в Санкт-Петербурге Наталья Метелица
Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ


Коронавирус, парализовавший обычное течение культурной жизни, оказался особо безжалостен к ее интернациональной части — весенним и летним международным фестивалям. Отменяются важнейшие и крупнейшие из них: Каннский кинофестиваль, оперные фестивали в Байрейте и Экс-ан-Провансе, театральные Авиньонский и Эдинбургский форумы. Российские балетные фестивали отчаянно сопротивляются: крупнейший весенний фестиваль Санкт-Петербурга Dance Open перенес программу на октябрь-декабрь, совпав по времени с главным фестивалем петербургской осени — международным фестивалем искусств «Дягилев. P.S.». О программе последнего, конкуренции, сложностях — финансовых и организационных, а также об особенностях характера Сергея Павловича Дягилева Татьяна Кузнецова расспросила руководителя и бессменного куратора фестиваля, директора санкт-петербургского Музея театрального и музыкального искусства Наталью Метелицу.

— Крупнейший балетный фестиваль Санкт-Петербурга — весенний Dance Open — умудрился почти всю свою программу, балеты пяти европейских компаний и финальный гала, перенести на осень. Если шенгенские границы будут открыты, он пойдет с октября по декабрь включительно, даты уже согласованы. Не опасаетесь прямой конкуренции?

— Катя (Екатерина Галанова, руководитель Dance Open.— “Ъ”) большой молодец. Принципиально хорошо, что мы с ней петербургскую балетную фестивальную картину вместе держим: она начинает весной, а мы заканчиваем в конце года. Мы выразили им огромное сочувствие, когда у них из-за карантина все сорвалось. Теперь будем, конечно, толкаться — наш фестиваль с 20 октября до 13 ноября. Но ведь еще неизвестно, как все обернется: самое страшное, что этот вирус пока никому не понятен до конца. Ничего нельзя прогнозировать, понимаете?

— И все же: как будете делить зрителей? Тем более что коронавирус всем ударил по карману.

— У нас всегда были невысокие цены. Даже по петербургским меркам. И, слава богу, у меня в этом году немного спектаклей. Принципиальное событие — выставка, которая по существу и по бюджету самостоятельный фестиваль. Ее организовать труднее, чем пять трупп привезти. Участвуют семь российских музеев, шесть зарубежных и еще частные собрания. Плюс-минус 120 портретов, из них — примерно 30 фотографий, остальное — живопись и графика. Консультант — всемирно признанный исследователь Дягилева, голландец Шенг Схейен. Собственно, меня его книга о Дягилеве и вдохновила на эту неподъемную работу. Называется выставка «В круге Дягилевом. Пересечение судеб», посвящена Сергею Павловичу и его окружению — тем, кого он втянул в свою жизнь, и тем, кого он отверг. Он ведь тасовал людей, как колоду карт. Не по прихоти, очень осознанно.

Хотя обожал сцены — мог кричать, плакать, ругаться, он же был по физиологии рыхлый, сентиментальный.

Но расставался с людьми расчетливо, без колебаний — как только они, как ему казалось, переставали чувствовать время.

— И какой период жизни Дягилева вы представляете на выставке?

— Всю его взрослую жизнь, которую мы поделили на 12 разделов-сюжетов. Начиная с 1890-го, когда провинциальный мальчик приезжает в Петербург и встречается с этими ребятами из школы Карла Мая — Шурой Бенуа, Костей Сомовым, Валечкой Нувелем, Димой Философовым, и заканчивая сюжетом 1929 года, который называется просто: «Смерть в Венеции». Последний раздел будет без портретов. Черная гондола, струящаяся вода залива и плывущие белые буквы на черном фоне — много потрясающих высказываний о личности Дягилева, о его значении. А сюжет 11-й — особый для меня. 1912–1929 годы, мечты о России, невозвращение блудного сына.

Он же с 1912 года мечтал вернуться, но мистическим образом мешали обстоятельства — сначала интриги дирекции, потом сгорает Народный дом, в котором планировались гастроли его антрепризы, потом начинается Первая мировая.

Но и после октябрьского переворота он поддерживает контакты с новой Россией — с Мейерхольдом, Маяковским, Эренбургом, Луначарским, все эти разговоры-переговоры… Каждый наш сюжет на отдельную выставку тянет. А история с «Миром искусства»? На издание журнала Тенишева и Мамонтов давали огромные деньги, но когда Серов добился субсидий от Николая II, Дягилев благородно поблагодарил их и сказал: больше не надо. Он с деньгами был человек корректный, хотя часто не платил вовремя. Но не потому, что придерживал средства, а потому, что их у него просто не было. Когда деньги появлялись, он всегда рассчитывался с долгами.

— А у вас есть? Откуда?

— От верблюда. Не скажу пока. Еще до коронавируса городской фестивальный бюджет сократили в 10 раз — до 17 млн на все фестивали. А вот теперь увеличивают, уже готово постановление — ведь жаль терять репутацию одной из фестивальных столиц Европы. Этих денег, конечно, пока нет. Но, как правило, и российские, и западные музеи дают нам свои картины безвозмездно. За исключением музея Пикассо, там они немного берут, но это называется реставрационно-подготовительный сбор. А вот Музей Руана не берет ничего, а дает нам пять прекрасных работ. Затем Испания, там Хуан Гри, тот же Серт — как без них? Портретов Миси Серт, преданной подруги Дягилева и его меценатки, привезла бы хоть дюжину — ее писали все великие. Но я выбрала Боннара из мадридской коллекции Тиссена-Борнемиссы. Он роскошный: Мися сидит вся в шелках, можно делать выставку одной картины. А Мунк? Его портрет Гарри Кесслера. Гарри ведь был очень важной персоной для Дягилева — умница, дипломат, ввел его в высший лондонский круг и вообще был менеджер толковый. И вот мы должны везти этого Мунка из Флоренции, из частной коллекции. Одна перевозка больше €20 тыс. Как целая труппа — Дада Масило («Компания Дада Масило» из ЮАР.— “Ъ”) стоила нам €17 тыс. Правда, нашему фестивалю помогают и французы, и итальянцы, так что художественный диалог Европы и «Дягилева» продолжается.

— Но ведь еще страховка…

— Да, мы должны заплатить больше 3 млн руб. А евро, который подскочил? А логистика? Мне, правда, повезло — откликнулась одна мощная российская компания: безмерно, просто до слез благодарна «Норильскому никелю», который поддержал эту выставку.

Много проблем с транспортировкой: некоторые музеи требуют, например, только самолет. Это проще, конечно, чем трейлер. Но ведь, скажем, картину 130 см на 90 см в пассажирский самолет уже не пустят — слишком большой формат.

Требуется грузовой, а они в Петербург не отовсюду летают. Очень рассчитываем на нашего партнера — ГМИИ имени Пушкина. У нас в Шереметевском дворце выставка будет до февраля, а потом переезжает к ним в Москву. Надеюсь, что мы картины привезем, а они отправят. Правда, не все: в ГМИИ выставку переформатируют. У них доминирует тема «Дягилев-куратор». Ведь он же родоначальник двух профессий — куратора и продюсера.

— Да, ведь сначала Дягилев в Париж привез иконы и русскую живопись…

— Сначала он привез в Петербург немецких, английских акварелистов, финских художников показал, в 1905-м сделал потрясающую выставку русского исторического портрета в Таврическом дворце. Именно Дягилев, по сути, открыл нам наш XVIII век. Ведь раньше как казалось? Андрей Рублев, а потом чуть ли не Шишкин с Репиным. А он показал никому тогда не известных Левицкого, Боровиковского, Рокотова, ввел эти имена в художественный оборот, в сознание русского общества. А уж потом повез в Париж.

— А продюсерскую ипостась Дягилева вы проявите? Что балетного покажете на фестивале?

— Я везу любимую петербуржцами Светлану Захарову с балетом «Шанель», в этом контексте Коко для меня особенно важна — это раз. Во-вторых, мне кажется, что Светлана с возрастом становится интереснее, содержательнее. Ну, и качественная хореография Посохова (Юрий Посохов, хореограф «Героя нашего времени» и «Нуреева».— “Ъ”). Еще будет вечер балетов Десятникова — к 65-летию большого композитора. Там только российские балетмейстеры с премьерами — Самодуров, Петров, Пимонов, Кайдановский. Сначала все это покажут в Екатеринбурге, потом сразу к нам. Ну и Анжелен Прельжокаж со своим «Лебединым озером».

— Полнометражным балетом Чайковского?!

— Ну со вставками современной музыки. Но да, четырехактным балетом. Уже три года при каждой встрече я ему твердила: «Послушай, тебе удается большая форма — "Белоснежка", "Ромео". И вообще: черное-белое — это твоя тема». Он обещал подумать — как еще от меня отделаться? А в прошлом году встречаемся в Париже, и он мне говорит: «Знаешь, я все время думал про "Лебединое" и решил его делать». Ну вот, мировая премьера должна была быть весной в Экс-ан-Провансе, отменилась, конечно. Может, в итоге премьера будет на нашем фестивале. Декораций приедет много… минимум два фургона.

— То есть вы буквально выступили в роли Дягилева — навязали хореографу тему?

— Ох, ну да, не знаю, что будет… Надеюсь, на «Лебединое озеро» публика в любом случае пойдет.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Июн 09, 2020 3:17 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22356
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 07, 2020 8:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020050702
Тема| Балет, БТ, Персоналии,
Автор| Махар Вазиев
Заголовок| «Артисты по всему миру объединяются, и это дает надежду»
Как работают артисты Большого театра в период пандемии коронавируса
Где опубликовано| © «Газета.Ру»
Дата публикации| 2020-05-07
Ссылка| https://www.gazeta.ru/comments/2020/05/07_a_13075429.shtml
Аннотация|

Труппа Большого театра, как и весь остальной мир, впервые оказалась в такой экстремальной ситуации. Понятно, что мы должны быть законопослушными, поэтому все стараются находиться в режиме самоизоляции. Для меня главное, чтобы наш коллектив был здоров. Но если у кого-то работа не предполагает большой физической активности, то для артистов балета, привыкших с 9-10 лет к огромным нагрузкам, это достаточно сложная ситуация. Мы несем колоссальные потери, потому что балетный век короток.

Я стараюсь регулярно созваниваться с педагогами, особенно старшего поколения – Мариной Кондратьевой, Светланой Адырхаевой, Региной Никифоровой, спрашиваю, как их самочувствие, не нужна ли какая-то помощь. Людям, которым пошел уже 9-й десяток, находиться в таком заточении тяжело. Сейчас важно морально поддержать друг друга и дать какую-то надежду.


Возможности театра в данной ситуации сильно ограничены, если не сказать – сведены к нулю. В начале карантина многие артисты просили у нас полтора метра балетного линолеума, чтобы была возможность делать экзерсис в квартире. Я сразу же обратился по этому поводу к Владимиру Урину и он, ни секунды не сомневаясь, распорядился оказать помощь. Линолеум развезли по домам.

Артисты Большого театра – просто молодцы.

В таких непростых условиях самоорганизовались и активно занимаются дома. Наши педагоги с концертмейстерами проводят классы в Zoom – и Геннадий Янин, и Александр Ветров, и Надежда Грачева. Бывает, что утром артисты занимаются у одних педагогов, потом у других. Онлайн дает возможность «посещать» классы по всему миру. Знаю, что в 8 вечера некоторые занимаются с педагогом из Сан-Франциско. К нашим педагогам подключаются артисты из Мариинского театра. Такой момент общего объединения и солидарности, конечно, дает силы, веру и надежду.

Я артистов никак не контролирую – сейчас нет задачи, что через 5 дней спектакль, и все должны быть в блестящей форме. Но некоторые из них присылают свои видеоролики, спрашивают, что я о них думаю. Я говорю: «Не верю, это, наверное, монтаж». Они там какие-то технические чудеса творят. Делают три пируэта en dedans, переходят на en dehors и крутят еще три. Да я ни разу не видел, чтобы они в театре такое делали!

Однако мы должны отдавать себе отчет в том, что заниматься на дому – это, конечно, лучше, чем ничего, но это просто способ поддержать свое тело в форме. Не все могут после занятий у станка на полутора метрах линолеума, выйти на середину, делать комбинации на пуантах, прыгать. Если музыканты и оперные певцы могут работать из дома, то балетным нужно пространство: большие залы, высокие потолки. А жилищные условия у всех разные. Полностью поддерживать себя в форме в такой ситуации невозможно. К тому же артисты балета эмоциональны. Они привыкли работать под конкретную дату. Когда они знают, что через месяц им выступать на сцене, у них другая мотивация.

Еще в начале карантина многие артисты спрашивали меня, как бы им попасть в зал.

Я понимал, что если заниматься группой в зале, то, учитывая рекомендации, все должны находиться в одном месте, сдав тесты, и не покидать группу. Иначе это будет достаточно опасно. Конечно, не все могут оставить близких, детей, родителей, но у меня была идея собрать тех, кто может, и поселить в одном отеле. Если бы мы набрали достаточное количество людей (а желающие были), я бы обратился с этой идеей в Попечительский совет, и думаю, наши друзья поспособствовали бы тому, чтобы артисты получили возможность таким образом сохранить форму. Но сейчас этот вопрос не так остро стоит, потому что все мы ждем, что будет после 12 мая.

Очевидно, что показывать спектакли Большой театр начнет еще нескоро. Возможно, мы отпустим всю компанию в отпуск с сохранением заработной платы. Конечно, без потерь не обойдемся, будут потери. Для тех, кто уже близок к завершению сценической карьеры, это чудовищная ситуация. И говорить, что они ничего не теряют, было бы не совсем честно. Мы все оказались пленниками этого вируса. Я сейчас слушаю себя со стороны и понимаю, что это какой-то кошмар – кто бы мог подумать, что мы окажемся в такой ситуации.

Сейчас невозможно делать прогнозы, когда наши артисты смогут попасть в балетные залы.

В труппах некоторых западных стран, где уже понемногу ослабляют карантин, балетные начинают заниматься группами по 5-6 человек. Мы сидим дома уже полтора месяца, если самоизоляция продлится еще на 3-4 месяца, для артиста балета это очень большой срок. Возможно, потом понадобится несколько месяцев, чтобы восстановить форму. От того, сколько времени мы пропустим, зависит и то, сколько времени понадобится на восстановление. Молодым будет проще. Но я абсолютно уверен, что мы сможем прийти в форму в максимально короткий срок.

Автор — художественный руководитель балетной труппы Большого театра
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22356
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 08, 2020 4:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020050801
Тема| Балет, Персоналии, Михаил Барышников
Автор| Нина Аловерт
Заголовок| Барышников. Из воспоминаний Нины Аловерт.
Где опубликовано| © Elegant New York
Дата публикации| 2020-05-06
Ссылка| http://elegantnewyork.com/nina-alovert-baryshnikov/
Аннотация| ВОСПОМИНАНИЯ

Фотографии Нины Аловерт.

Зимой 1972 года Михаилу Барышникову предложили сняться для телевизионных программ на ленинградской студии ТВ в дуэте из второго акта “Жизели”. Oн пригласил балерину Большого театра Наталью Бессмертнову (в то время лучшую исполнительницу Жизели) в качестве партнерши. Тут-то и произошла занятная история, свидетельницей которой я была.



Приглашать самому себе партнершу из другого города хотя бы и для телевизионного выступления было не в обычаях советского театра. Со стороны Миши это была дерзость и вызов установленным порядкам.

Репетиции и съемки (их делали, чтобы сохранить дуэт для будущих программ) должны были состояться днем, а вечером выступление должно было идти в эфире “вживую”. Придя к 11 часам утра в здание ТВ к началу репетиций, я застала Мишу, сидящим на подоконнике репетиционной комнаты в очень возбужденном состоянии. “Я ушел из театра,” — сказал он мне сразу вместо приветствия. Оказывается, вот что случилось. Миша утром этого дня прошел в театр просить разрешения у директора П.И.Рачинского репетировать с Бессмертновой в помещении театра. Директор не только отказал, но и добавил: “Я запрещаю тебе сниматься с Бессмертновой. У нас достаточно своих балерин в театре. Что же, они — хуже?”



Позвольте прервать рассказ и представить вам важное действующее лицо в истории ленинградского театра: Петр Рачинский, человек в ту пору немолодой, но моложавый и довольно красивый. В прошлом, как говорили в театре, – пожарник. Во всяком случае, был, повидимому, простого “пролетарского” происхождения, партийцем с хорошей репутацией, но в искусстве ничего не понимал. Потому и был поставлен во главе крупнейшего театра страны осуществлять идейное руководство. Рачинский был человеком властным и амбициозным. Прежде всего, как многие неграмотные в искусстве люди, был непоколебимо уверен, что разбирается в проблемах балета не хуже любого профессионала.



Безымянные театральные остряки назвали Петра Рачинского “Петя-па”, иронически перефразируя фамилию великого хореографа Петипа. Артисты приписывали ему такое высказывание на художественном совете театра: “Зачем мне нужен главный балетмейстер? Я и сам знаю, кого поставить танцевать маленьких лебедей.” Не знаю, действительно ли Рачинский сказал такую фразу, или ее выдумали артисты, но только высказывание это вполне соответствовало образу мыслей и стилю поведения партийного властителя театра. А к театру им. Кирова Рачинский относился, как в прошлые времена помещик: т.е. считал артистов кем-то вроде своих крепостных. Он так привык к беспрекословному повиновению труппы, что ему и в голову не пришло, что молодой балетный артист, пусть к тому времени уже и знаменитый, может его ослушаться. Но Миша был другой человек, он отстаивал свою позицию, когда дело шло о его творчестве, не боялся вступать в конфликт с начальством, будь то хореограф или директор. Барышников написал заявление об уходе из театра, оставил его в дирекции и поехал на репетицию с Бессмертновой в студии ТВ. История мгновенно облетела весь театр. В середине дня на телевидение пришли танцовщики, занятые в других передачах. Реакция их была парадоксальна: многие в театре осудили Мишу.



Запуганные, привыкшие к повиновению, эти люди не могли простить Барышникову того, что он поступил так, как ни один из них не посмел бы поступить. Я помню такую сцену. В перерыве между съемками я шла с Мишей по коридору здания ТВ. Навстречу нам в конце коридора появился один из премьеров, хороший мишин приятель. Он шел, весело размахивая красным театральным плащом. Миша его не успел заметить, но премьер нас заметил. Он на секунду замер и исчез, будто ушел сквозь стену. Он не осуждал Мишу, но он не знал, какова будет реакция директора, что он сам сейчас должен сказать Барышникову при встрече, и на всякий случай решил на данный момент исчезнуть.

Я вспоминаю эту сцену без всякого осуждения танцовщика. Этот же премьер, я думаю, был автором многих злых театральных шуток и метких прозвищ. Он же позвонил мне накануне моего отъезда в эмиграцию и, зная, что телефон прослушивается, пожелал мне счастливого пути. А ведь он не был моим близким другом, просто хорошим знакомым. Но в тот момент в коридоре он растерялся.



Итак, Барышников подал заявление об уходе из театра и уехал на репетицию с Бессмертновой. Весь день мы провели в студии. Дальнейшие события развивались быстро: утром Барышникова вызвали в театр, заявление об уходе было аннулировано. Балетная молва моментально создала свою версию этой истории, и легенду рассказывали так: взяв заявление Миши, Рачинский поехал с ним в высшие партийные инстанции, не зная как поступить. В инстанциях ему сказали, что он может подписать заявление Барышникова об уходе из театра, но рядом пусть положит свое такое же, и его вышестоящие товарищи подпишут. Рано утром за Мишей приехали два секретаря директора на черной волге и, вытащив его из постели, повезли к директору. Рачинский уже стоял на пороге театра с распростертыми объятиями и говорил укоризненно, но ласково: “Ну, что же ты, Миша! Я ведь люблю тебя, как родного сына!”

Конечно, это – легенда. Но думаю, что Рачинский действительно обратился к начальству, и те советовали ему историю замять: Барышников был к тому времени известен за границей и был так называемым “валютным” танцовщиком, т.е. за его участие в гастролях западные импресарио платили советскому государству большие деньги.



На те телевизионные репетиции Бессмертновой и Барышникова приходили друзья Миши, репетировала с ними Татьяна Михайловна Вечеслова, в прошлом – одна из лучших балерин театра им. Кирова. И в этой атмосфере нервозности, зависти и восхищения Жизель-Бессмертнова и юный романтичный Барышников казались существами иного мира, а их дуэт виделся нам символом вечной любви и красоты, неподвластной времени и злобе дня.

Я не знаю, какова участь пленки, снятой на телевидении в 1972 году. Кто говорит, что ее “смыли” в 1974 году на следующий же день после того, как стало известно, что Барышников остался на Западе во время гастрольной поездки в Канаду. Кто говорит, что пленку успели унести домой сообразительные работники телевидения. Во всяком случае среди сохранившихся телевизионных съемок с участием Барышникова она не встречается. У меня же остались мои фотографии.




About the Author: Нина Аловерт

Ни́на Алове́рт (род. 21 сентября 1935, Ленинград) — мастер балетной фотографии и театральный критик, автор и оформитель многочисленных книг и альбомов, посвященных балетному искусству и деятелям балета. Авторские книги «Baryshnikov in Russia» N.Y., Holt, Rinehart and Winston, 1984, (переиздано в Германии) «Мариинский театр:Вчера, сегодня, 21-й век…» 1997 «Владимир Малахов». М., Алеаторика, 2003 Аловерт Н. Петербургские зеркала. Балет в объективе художника Нины Аловерт. Аловерт Н. Михаил Барышников. Я выбрал свою судьбу. Аловерт Н. «Юлия Махалина». Аловерт Н. Николай Цискаридзе: «Полёта вольное упорство...». Аловерт Н. Борис Эйфман. Вчера, сегодня .... Аловерт Н., Боде Лео. Разговор по душам. E-mail роман. Аловерт Н. Сергей Довлатов в фотографиях и воспоминаниях Нины Аловерт. Награды: 1986. Премия «Эмми» за участие в съёмках фильма "Вольф Трап представляет Кировский балет: «Лебединое озеро». PBS, Washington (фотограф фильма) 2003. Диплом «За участие в сближении двух великих культур», международный фестиваль «Benois de la Danse», Москва 2003. Диплом и медаль за участие в Международной выставке ЛенЭКСПО. Многочисленные персональные международные выставки - 2014-2017 гг "Душа танца" от журнала "Балет" за пропаганду русского балета на Западе. 2017 год
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
Страница 1 из 5

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика