Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2008-06
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 9, 10, 11, 12  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 27, 2008 10:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008062708
Тема| Балет, Персоналии, Фарух Рузиматов
Авторы| Виктория Райская
Заголовок| «Танцующий леопард» Фарух Рузиматов
Где опубликовано| телеканал «Культура»
Дата публикации| 2008 06 26
Ссылка| http://www.tvkultura.ru/news.html?id=238034&cid=178
Аннотация|


Сегодня отмечает юбилей Фарух Рузиматов. Знаменитому танцовщику исполняется 45 лет. С редким единодушием балетные критики и публика восторженно встречали каждое его выступление. Год назад премьер Мариинки сменил амплуа и стал художественным руководителем балета Михайловского театра. О творческом пути танцовщика рассказывают «Новости культуры».

«Танцующий леопард» – таким хищным титулом Фаруха Рузиматова наградила английская публика. Фирменная кошачья пластика – словно каждая клетка тела находится в движении. Легкие и сильные прыжки, уверенные вращения – Рузиматов работает до полного изнеможения. Все титанические усилия ему компенсирует сцена.

Рузиматов никогда не знал провалов. На его выступлениях всегда аншлаги – будь то классика или модерн. «Артист-король» – вот еще один титул, которым его наградили. Каждой детали он придавал символичность. Уже находясь в звездном статусе, он пошел на актерский факультет. «Всю свою творческую жизнь – и я это очень люблю – он все время стремился к находкам, к открытиям, к поискам. Он не был традиционно хорошим танцовщиком. Он был очень интересен по своей натуре», – рассказывает народная артистка России Алла Осипенко.

Родом из Ташкента, в Ленинград он приехал из Душанбе. Талантливого мальчика пригласили в Академию Вагановой, а сам он тогда хотел стать футболистом и на переменах между занятиями в Академии играл в мяч. Его карьера развивалась традиционно. Экзотичный студент явно выделялся в 80-е годы на фоне балетных принцев. Однако, несмотря на неистовство, он отличался редким постоянством. Четверть века он работал в Мариинском театре, вплоть до прошлого года.

За кулисами Мариинки о Рузиматове сегодня ничего не напоминает. У него даже не было собственной гримерки. Так принято у балетных солистов, будь это даже премьеры. Фарух Рузиматов теперь сам ищет новых героев. Вот уже год он работает художественным руководителем балета в Михайловском театре. Сейчас там наступила эпоха перемен. Он позвал в преподаватели мэтров, а в труппу – молодых исполнителей.

Партию Жизель исполняет Сабина Ипарова. Как и остальные новички, она понимает, что для нее это огромное доверие, и она благодарна мастеру за это. «И нам он помогает с этим свежим ощущением выходить и жить на сцене, чувствовать. Не только делать какие-то движения, но и танцевать душой и говорить на сцене», – говорит Сабина.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 27, 2008 11:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008062709
Тема| Балет, БТ, "Пламя Парижа"
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Идем на Тюильри
Где опубликовано| «Ведомости - Пятница» № 22(109)
Дата публикации| 2008 06 27
Ссылка| http://friday.vedomosti.ru/article.shtml?2008/06/27/12972
Аннотация|

На сцену Большого возвращается «Пламя Парижа»: балет о Французской революции — далеко не единственный пример изображения истории в танце

Балет и исторические сюжеты всегда пребывали в напряженных отношениях. А чего еще можно ждать от искусства, которому нужно четыре часа на простейший рассказ: вот принцесса, она юна и прекрасна, но от укола веретена засыпает и спит долго-долго, а это принц, которому суждено ее поцеловать и развеять злые чары. С таким подходом, казалось бы, безнадежно соваться в сложные исторические процессы. Однако балету всегда очень этого хотелось.

XVIII век: попытка реализма

Еще в XVIII веке общеевропейским успехом пользовался балет «Горации и Куриации» на древнеримский сюжет о гибели двух братьев — его поставил балетный реформатор Новерр, первый заговоривший о реализме в танце. Именно он внес в бессюжетные танцы фабулу, драматическое напряжение. Но даже сто лет спустя прогрессивных людей от сближения сцены и жизни передергивало — Некрасов гневно поучал: «Так танцуй же ты “Деву Дуная”,/ Но в покое оставь мужика!»

XIX век: куртуазная дипломатия

Безусловно, балет сам давал повод для подобной отповеди — слишком злоупотреблял виселицами на сцене да расстрелами; моду на это, вероятно, ввел итальянец Сальваторе Вигано, в 1809 году поставивший в Венеции балет из русской истории «Стрельцы». В исторических событиях здесь искали не причины и следствия, а идеальных героев — от Ричарда Львиное Сердце до Жанны д'Арк. Так что в XIX веке гораздо естественнее получалось, когда хореограф отражал историческую реальность посредством сказок и мифов. Ту же «Спящую красавицу» Мариус Петипа поставил ведь не просто потому, что любил сказку Перро, — само появление этого спектакля в 1890 году было своего рода художественно закрепленным пактом дипломатических отношений между Россией и Францией.

XX век: балет как плакат

По-настоящему взялся за историю только XX век, когда сразу несколько хореографов предложили свой подход к проблеме. Самым лаконичным, пожалуй, оказался Морис Бежар, превративший балетное искусство в плакат. Среди его опусов есть и «Сиси, королева-анархистка» — посвящение австрийской императрице, и «1789 год и мы» на музыку Бетховена. А также балет с невинным названием «Жар-птица»: созданный в 1970 году на волне европейского увлечения маоизмом, он посвящен русской революции и всем революциям вообще — в нем танцовщик в красном трико, словно факел, возносился над миром, погибал и воскресал как птица феникс.

За два года до «Жар-птицы» собственную версию мифа о революционном лидере представил Юрий Григорович в «Спартаке». Он не увлекался красотой этнографических танцев — жестко срубил историю из массовых битв, монологов Спартака и его антагониста, полководца Красса, которые прослоил любовными дуэтами. Хореографические решения Григоровича оказались наглядны, как стих Маяковского: вряд ли можно придумать что-то более запоминающееся, чем три прыжковых па Спартака по диагонали, — в контексте спектакля они звучат символом непобедимой воли и физической мощи.

Из XX в XXI: без «плохишей»

Среди учителей Григоровича был Василий Вайнонен — один из самых обласканных советских хорео­графов, забытый новым временем. Он ставил спектакли про футболистов и вредителей, партизан и пионеров, переделал классического «Щелкунчика», который большинству известен именно в его версии. 75 лет назад Вайнонен создал балет, который принес ему наибольший официальный успех, — «Пламя Парижа» на музыку Бориса Асафьева. В этом спектакле в дворцовых интерьерах позировала Мария-Антуанетта из миманса и исполняли классическое па-де-де актеры придворного театра, а на площади перед Тюильри под триколором отплясывали баски. Форму старинного спектакля Вайнонен наполнил новым содержанием — классовой борьбой.

Спектакль с десятками танцовщиков, сотнями костюмов и впечатляющими декорациями — именно этого ждут сегодня от Большого балета. «Пламя Парижа» — последний подарок Алексея Ратманского труппе, которую он возглавляет до конца года. В старом либретто аристократы насиловали и убивали, крестьяне проявляли чудеса дружбы и патриотизма — поэтому Ратманский начал с его перекройки. Он говорит, его зажигает поход на Тюильри, но нель­зя не видеть и другую сторону этого похода — растерзанных герцогинь и баронесс, зверств террора. В этом спектакле не будет «плохишей» и «хорошей». Будут сложные люди, как в жизни.

3-6 июля, на Новой сцене Большого театра, Театральная пл., 1, тел. 250 73 17
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25179
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 28, 2008 2:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008062801
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Н. Осипова
Авторы| Марина Борисова, Фото: Максим Масальцев
Заголовок| БЬОРК ИЗ БОЛЬШОГО
НАТАЛЬЯ ОСИПОВА: ТАНЦУЮЩАЯ НА КРАЮ
Где опубликовано| DEI (DESILLUSIONIST) # 15, c. 50
Дата публикации| 2008 06
Ссылка| http://www.deiz.ru/data/15/06.html
Аннотация|

Продолжение. Начало см. по ссылке выше на журнал и в Киоске (2008062201).

DE I: Кого вы ощущаете в партнере: танцовщика, мужчину, друга?
Пo-разному. Но когда я им поглощена, для меня он не партнер, а человек, которого в данный момент я люблю или ненавижу. Я поглощена им полностью. Идеально, если партнер прекрасно держит, и ты не думаешь, что он сейчас уронит тебя. Создавать образ очень сложно, когда нелады в технике. А идеальных пар сейчас в балете нет. Таких, как легендарные дуэты – Фонтейн и Нуреев, Максимова и Васильев. У меня нет постоянного партнера, на каждый спектакль - разные. Но всегда хочется контакта с партнером.

DE I: Танец - это естественное проявление человеческого тела. А классический балет - напротив, насилие над ним: там все не так, как в жизни. Тело не протестует?
Не стоит танцевать больными, потому что наносишь большой удар по здоровью. Нужно всегда помнить, что у тебя впереди еще столько, а сейчас прошло вот столько, и все это может закончиться только потому, что ты решила проявить героизм. Он не нужен в нашей профессии. Но я постоянно совершаю эти ошибки. Болит - все равно пойду, порепетирую. Мне все говорят: «Зачем?» Но пока - тьфу-тьфу-тьфу - проходит.

DE I: Страх травматизма не преследует?
Если бы мы постоянно боялись, нам было бы страшно танцевать и вообще существовать. Травмы - неотъемлемая часть нашей профессии, иногда они происходят из-за каких-то глупых случайностей. Наверное, нужно быть очень внимательным, хотя не получается. У меня иногда бывает из-за настроения. Когда у меня плохое настроение и хочется поплакать - в зал лучше не ходить: обязательно что-нибудь случается. Мне 21 год, а травм у меня достаточно. Я за это время поняла, что надо к себе очень внимательно относиться, потому что тело - наш инструмент.

DE I: Кто-то боится ночи, кто-то - смерти, кто-то - жизни, кто-то - людей. Есть ли у вас какой-то главный, базовый страх?
Очень боюсь, если у меня не будет возможности танцевать. Для меня, наверное, это самое страшное. На данный период - самое важное. Подозреваю, что через пять-семь лет мне придется задуматься над тем, что я буду делать в жизни дальше. А сейчас я хочу танцевать. Как можно больше. Много интересной хореографии - в мире столько всего происходит, и я переживаю, что не смогу все охватить.

DE I: Со стороны кажется, что классический балет исчерпывается двумя названиями: «Лебединое озеро» и «Жизель». Плюс немного современного танца. По вашим же словам, танец - огромный материк.
Сейчас в Европе и Америке столько новых проектов, столько интересной хореографии, такие радикальные постановки! Я бы все что угодно могла сделать: если не развиваться, засохнешь. После современного танца легче танцевать классику.

DE I: Почему?
Освобождаешься. В Большом есть балет «В комнате наверху», который я сначала просто не понимала, а когда я станцевала, открыла для себя много нового: никогда не подозревала, что могу быть такой сумасшедшей, развязной, что у меня на сцене может открыться сорок восьмое дыхание и я буду кайф получать, как на дискотеке. Такой свободной я, пожалуй, никогда себя не чувствовала, и для меня это огромное удовольствие.

DE I: И ваша Жизель становится другой...
Скажем, частично. Не полностью, но немного другой. Психологически другой. Я понимаю, что свобода на сцене очень помогает и не надо зажимать себя в классике.

DE I: Кто из современных хореографов вас привлекает?
Мне нравится Ратманский. Всегда мечтала, чтобы он поставил что-нибудь для меня, потому что очень интересно с ним работать. Я участвовала в постановке его балета «Игра в карты». Танцевала в «Болеро», он ставил не для нас, а переносил спектакль. Танцевала его «Средний дуэт». Он ставил не на меня, но когда я танцевала, ощущение было такое, как будто на меня ставили. Это у меня любимый балет, я всегда получаю удовольствие, когда его танцую, и всегда жду его с нетерпением. Из западных интересен Уильям Форсайт. Я открыта для всего.

DE I: В какой вектор для вас ложится танец: стремление к чему-то или бегство от чего-то? Зачем вы танцуете?
Мне это нравится, я получаю удовольствие, для меня это смысл жизни. Только в этом я счастлива - я абсолютно счастливый человек на сцене. Бесконечные репетиции, я устаю, рыдаю, у меня все болит, но когда я сижу на больничном, думаю, что вот это счастье - больной, с больными ногами находиться в зале и репетировать. Я, наверное, бегу к чему-то. С каждой новой партией я открываю в себе что-то новое, новые качества, узнаю про себя что-то. Балет - это искусство изучения себя: вдруг в какой-то партии ты внезапно взрослеешь, вдруг внезапно что-то понимаешь. Я станцевала «Жизель» и поняла: если ко мне кто-то обратится, я всегда откликнусь. Равнодушие для меня, наверное, самое страшное.

DE I: Доброта помогает другому, но должен быть барьер самосохранения - иначе себя можно всю растратить.
Бывают такие ситуации, когда человеку просто не с кем поговорить: он обращается к тебе, а ты ему: «Да ладно, что ты расстраиваешься, ты еще сто раз это сделаешь!» Или посмеешься. Или: «Да, да, да, да...» А человек потом пойдет и вены себе перережет. От равнодушия, от невнимания. Попытаться выслушать, войти в ситуацию, хоть чем-то помочь... я это как-то очень четко ощутила.

DE I: Вас не мучает, что в балете невозможно зафиксировать результат?
Конечно, когда репетируешь какой-то сложный элемент и сделаешь просто супер, думаешь: а почему нельзя сохранить в компьютере и потом постоянно повторять? Наверное, это было бы слишком просто и потому неинтересно. У меня иногда бывает чисто технический азарт - что я смогу? Техника тоже очень важна, я стремлюсь ее развивать: если ей не заниматься, следующее поколение остановится.

DE I: В кино, литературе, театре возможно передать то, что мы испытываем в жизни, - наши проблемы, взаимоотношения, желания, страхи. А получается ли сделать это с той же остротой и достоверностью в балете?
Да, возможно. Это понимаешь, когда смотришь пленки Галины Улановой. Она из тех, кто создавал настоящий драматический театр. Думаю, каждый ее выход был событием. Сейчас, когда смотрела ее пленки - а их очень мало, - поняла, насколько человек глубоко зашел, чтобы такое сделать.

DE I: Вы испытывали в жизни чувство ненависти?
Я думаю, все испытывали. Но я очень бегу от него, потому что начинается саморазрушение. Бывают спектакли, которые ты готовишь, находясь в каком-то негативе, бывает, что-то тебя не устраивает и ты с такими нервами все это делаешь. Бывает, что я зла на своего партнера или на себя, или сделала какую-то плохую вещь. Потом выходишь на сцену, и люди видят, что ты черная. Невозможно быть прекрасной девушкой – Джульеттой, Авророй, если в душе у тебя черно. Негатив - это какое-то саморазрушение, и я уже не могу быть естественной в каких-то вещах. Со сцены нельзя нести негатив. Если ты выходишь на спектакль, у тебя должен быть только положительный настрой. Сцена - это такое увеличительное стекло, очень хорошо видно человека и его суть.

DE I: Самая неординарная реакция на ваш танец что вышло за рамки ваших представлений?
Для меня всегда большая неожиданность, когда люди, которые настроены категорически против, меняют отношение. Например, есть человек, про которого я знаю, что он не считает меня балериной. У всех свои представления об искусстве, и это естественно. Я нормально отношусь, когда меня критикуют и говорят плохое: у меня своя правда, и я все равно остаюсь при своем мнении. И вот когда такие люди после спектакля подходят, чуть ли не на колени встают и говорят «спасибо» - вот это меня трогает. Важна живая реакция

DE I: Вы упомянули о негативном отношении вы делаете, чтобы защитить себя?
Ничего, просто фильтрую. Я хорошо отношусь к конструктивной критике, она мне иногда очень помогает, открывает глаза на то, что, может быть, я пока не понимаю. Но когда заведомо с какой-то злостью, оскорблениями говорят об артистах - вот это я стараюсь пропускать мимо. Не реагирую. Даже если мне мама говорит: «Наташа, там такой-то то, такой-то...» Я отвечаю: «Не надо мне об этом, я и кто эти люди, насколько они объективны, беспристрастны, что они вообще хотят».

DE I: Вы когда-нибудь оказывались в безвыходной ситуации?
Оказывалась. Это очень тяжело.

DE I: Выход находился?
Да, как ни странно, причем он всегда приходит извне. Об этом не задумываешься, ты уже на что-то решилась и вдруг - спасена, думаешь, что, наверное, Бог тебе поспал какое-то вознаграждение. Меня всегда очень веселит, когда такое происходит.

DE I: Способен ли балет изменить мир? Или существенно повлиять на жизнь людей?
Искусство в целом должно менять людей, оно должно приближать их к прекрасному, настоящему, естественному. Мне кажется, что люди, которые приходят на спектакль, забывают обо всем негативном, притягивают к себе прекрасное и светлое и у них, может быть, открывается второе дыхание: они пойдут и сделают что-то хорошее или просто поплачут. Это тоже ценно, когда человек придет на спектакль и искренне расплачется...



Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Сб Июн 28, 2008 9:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008062802
Тема| Балет, БТ, Пламя Парижа, Презентация
Авторы| Т. Кузнецова
Заголовок| Фитиль революции
// Большой представил балет "Пламя Парижа"
Где опубликовано| «Коммерсант»
Дата публикации| 20080828
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=906972
Аннотация| Презентация балет

Дворцы и колоннады Ильи Уткина сгорят в «Пламени Парижа»

В Большом театре прошла презентация ближайшей премьеры — о балете "Пламя Парижа" рассказывали (и частично показывали) все, причастные к его созданию. Об увиденном и услышанном — ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.

Традицию неформальных встреч с публикой накануне очередной премьеры ввел по западному образцу худрук балета Большого театра Алексей Ратманский. Стоит признать, что знакомство с "Пламенем Парижа" оказалось обстоятельным, но несколько заунывным и напоминало передачу телеканала "Культура". За столом на авансцене разместились авторы, которых расспрашивала о балете пресс-секретарь театра Екатерина Новикова. Ярче всех выглядел дородный темпераментный журналист Никита Вайнонен, сын балетмейстера Василия Вайнонена, поставившего этот исторический шедевр в 1932 году в возрасте 31 года. Вайнонен-младший рассказал об истории создания балета про Великую французскую революцию. Придумали его либреттист Волков и художник Дмитриев, подключили композитора Асафьева, потом уж пригласили балетмейстера Вайнонена и режиссера Радлова, с которым у создателя танцев возникли творческие разногласия из-за непонимания оперным режиссером балетной специфики. Рассказывая о сокрушительном воздействии балета на зрителей, Никита Вайнонен припомнил историческую байку о том, как французский посол сбежал из зала, когда под песню "Cа ira!" ("Он испугался") на авансцену двинулась толпа революционеров с оружием наперевес.

Репетитор Большого народный артист СССР Михаил Лавровский, успевший станцевать в легендарном спектакле в начале 1960-х, с воодушевлением сообщил, что Алексей Ратманский "блистательно реанимировал этот балет", и убежал на очередную репетицию. Реаниматор Ратманский уточнил ситуацию: от оригинала уцелели лишь два па-де-де и знаменитый танец басков. Они, естественно, включены в постановку, но по существу грядущее "Пламя Парижа" — совершенно новый балет. Что и доказали три предъявленных танцевальных фрагмента — с оригиналом не совпал даже канонический танец басков, отчасти из-за текста, но в основном из-за манеры исполнения.

Помимо заново созданной хореографии в "Пламени Парижа" изменится и либретто: оно утратит идеологическую однозначность, а взамен обретет сразу две любовные линии. Французская революция в новой версии будет лишена романтического пафоса: одну из героинь, например, обезглавят на гильотине.
В "Пламени Парижа" труппа Большого будет гореть чуть ли не в полном составе — в балете занято 144 человека. Худрук, правда, не без горечи заметил, что "премьеру будут танцевать те, кто действительно хочет танцевать",— и, судя по именам участников, от нового балета по заведенной привычке "откосило" большинство титулованных солистов. Впрочем, в премьерных составах задействованы главные ньюсмейкеры последних сезонов: Мария Александрова, Наталья Осипова, Иван Васильев (худрук Ратманский упомянул также дебютанта Вячеслава Лантратова и Анастасию Меськову), так что отсутствие народных артистов на качестве танцев не отразится.

Наиболее полное представление о грядущей премьере помог получить сценограф Илья Уткин, работавший в соавторстве с Евгением Монаховым. Знаменитый архитектор-"бумажник" демонстративно подчеркнул театральную условность (в то время как создательница костюмов Елена Марковская честно следовала историческим образцам). Кулисы и задник господин Уткин укрыл исполинскими архитектурными гравюрами с изображением дворцов и парков; на сцене выстроил стилизованную барочную колоннаду. В финале все это картонное великолепие пожрет пламя революции, которое разожжет ответственный за световые эффекты Дамир Исмагилов. Словом, от грядущей премьеры можно ожидать любых чудес кроме реинкарнации: на историческое "Пламя Парижа" этот балет точно похож не будет.



(увеличение - по клику)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Сб Июн 28, 2008 10:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008062803
Тема| Балет, БТ, Пламя Парижа, Презентация
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| Из революционного балета сделали контрреволюционный
Где опубликовано| «Московский комсомолец»
Дата публикации| 20080828
Ссылка| http://www.mk.ru/blogs/MK/2008/06/28/culture/359794/
Аннотация|



При полупустом зале в Большом театре прошла презентация балета “Пламя Парижа”. Введенное Алексеем Ратманским новшество, скопированное с практики западных театров, когда любой может совершенно бесплатно попасть на презентацию, традиционно проходящую незадолго до премьеры, на этот раз привлекло немногих.

Народу едва-едва наскреблось на половину даже не зала, а партера. Хоть прямо с улицы затаскивай! Можно было подумать, что отечественный зритель как черт ладана боится Большого. И зная, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, в мышеловку, то бишь в Большой, угодить мало кто захотел. И напрасно!

Презентации эти очень даже интересны. На этот раз речь шла о любимом балете Сталина, реанимируемом Ратманским, — “Пламя Парижа”. На сцене — декорация из будущей премьеры и в перерывах между рассказами постановщиков демонстрация маленьких отрывков из балета. Михаил Лавровский — один из последних исполнителей, танцевавший в легендарном балете хореографа Василия Вайнонена, — сравнивал любимый балет Сталина с ледоколом “Ленин”: “Поскольку тот открыл всему миру талант наших артистов”.

Вообще про спектакль ходит много легенд и анекдотов. Говорят, Сталин посетил его больше пятнадцати раз. “А этот балет получил премию моего имени?” — поинтересовался как-то генералиссимус у Вайнонена и дал премию. Что и говорить, тогда власть, не в пример нынешней, балет обожала, используя его как средство пропаганды. А еще был случай: то ли французский писатель, то ли посол в одной из сцен, когда вся масса восставшего народа угрожающе надвигалась прямо на зрительный зал, вскочил, испугавшись неконтролируемого революционного напора. Именно на этом балете в ложе оказался работяга, впервые посетивший театр. На изумленный вопрос, почему здесь никто ничего не говорит, режиссер объяснил, что в балете не говорят и не поют. В этот момент грянул хор. “А ты, мужик, тоже в театре впервые”, — заключил сосед.

Теперь от спектакля, поставленного к 15-летию Октябрьской революции, сохранилось немного: отрывки, записанные на кинопленку, да воспоминания современников.
— Жалко, что так мало сохранилось, — рассказал на презентации Ратманский. — На самом деле сейчас легче восстановить балеты Петипа по записям, хранящимся в Гарвардском университете, чем спектакли советского времени. Поэтому пришлось все сочинять заново, используя сохранившуюся оригинальную хореографию. Это танец басков, па-де-де актера и актрисы и знаменитое па-де-де Жанны и Филиппа. На сцене будет 140 человек! И либретто пришлось поменять. Там вообще не было любовной линии.

В общем, как выяснилось, либретто поменяли основательно. Появилась дочь маркиза, влюбившаяся в революционного повстанца. До развязки она не дожила. Сочувствующую революционным массам пламенную аристократку отправили на гильотину вслед за отцом. Из революционного балет, похоже, превратился в контрреволюционный. Короче, увидел бы его в таком виде Иосиф Виссарионович, то арестовать бы он уже никого не успел. Итак, 3, 4, 5 и 6 июля в Большом грандиозная премьера. В главных ролях Иван Васильев и Наталья Осипова. Готовьтесь. И не бойтесь ходить в Большой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
I.N.A.
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 07.05.2003
Сообщения: 7987
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 30, 2008 1:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008062901
Тема| Балет в политике, Светлана Захарова
Авторы| Виталий Требецкой
Заголовок| На "прямой линии" с народом
Где опубликовано| РТР, Вести недели
Дата публикации| 20080829
Ссылка| http://www.vesti7.ru/news?id=12451
Аннотация|

<…>

В воскресенье, 29 июня, в санатории "Лесные дали" состоялся большой разговор Путина с парламентским большинством. Главной темой обсуждения стали конкретные социальные проблемы. Владимир Путин сообщил, что уже в этом году бюджетников и пенсионеров ждет значительное повышение доходов.

<…>

Цитата:
Наша совместная работа должна уделять самое пристальное внимание поддержке российской культуры, ведь культура является лицом нашего государства. В ближайшее время необходимо уделить пристальное внимание таким направлениям культуры, как библиотечное дело, музеи, театры, развитие культуры в регионах, поддержка талантливой молодежи и всех творческих работников", - сказала Светлана Захарова.

"Что касается проблем, которые вы подняли, в целом мне представляется, что нужно вообще менять систему оплаты труда в сфере культуры. И Министерство культуры должно над этим подумать и сделать соответствующие предложения. Конечно, уровень оплаты труда в этой области крайне низок и не соответствует тому значению, которое играет культура для общества. Это очевидный факт для всех", - подчеркнул Владимир Путин.


Видеорепортаж.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 30, 2008 9:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008063002
Тема| Балет, БТ, Пламя Парижа,
Авторы| Т. Кузнецова
Заголовок| Контрреволюция большого стиля
Где опубликовано| Журнал «Власть» № 25(778)
Дата публикации| 2008 08 30
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=906905
Аннотация|

3 июля в Большом театре состоится премьера исторического блокбастера "Пламя Парижа". Сохранив уцелевшие фрагменты самого идеологизированного балета советской эпохи, худрук балета Большого Алексей Ратманский представит собственную версию Великой французской революции. О двух разных трактовках одного сюжета — обозреватель "Власти" Татьяна Кузнецова.


Фото: 1 из 7
На светлое будущее в «Пламени Парижа» артисты Большого под руководством Василия Вайнонена (на фото спектакль 1947 года) смотрели иначе, чем предлагает Алексей Ратманский


Балет "Пламя Парижа" появился на свет в 1932 году в ленинградском ГАТОБе (Государственном академическом театре оперы и балета, бывшем Мариинском, будущем Кировском театре) к 15-летию Октябрьской революции. До его появления балетные деятели обеих столиц ходили по лезвию ножа — их придворно-буржуазное искусство то и дело пытались упразднить как безыдейное порождение отжившей культуры. Лучшие хореографы при всем старании, желании и даже искренней вере никак не могли доказать свою полезность и лояльность государству рабочих и крестьян. Заумные балеты, символически изображавшие победу светлых сил прогресса над исторической тьмой, типа "Красного вихря", "Вечно живых цветов" или "Смерча" пролетариат отвергал на корню. Сатирическим ревю на злобу дня вроде "Футболиста", "Болта" или "Золотого века" не хватало настоящего пафоса и художественной убедительности. Кое-как реабилитировал балет лишь "Красный мак" — диковатый гибрид махровой классики и советской эстрады, произведенный в недрах Большого театра к 10-летию революции. В одном акте этой экзотической мелодрамы советские матросы танцевали "Яблочко", в другом порхали фантастические фениксы, а влюбленная китайская куртизанка ценою собственной жизни спасала капитана советского корабля от своего злодея-сутенера.

И лишь с появлением "Пламени Парижа" люди балета оправдали ожидания государства. Это был первый (сегодня ясно, что и последний) бескомпромиссный идеологический балет, в котором главным героем оказался революционный народ. Авторами идеологического чуда стали ленинградские интеллектуалы: либреттист Николай Волков, художник Владимир Дмитриев, композитор Борис Асафьев, режиссер Сергей Радлов и — самый необразованный и самый талантливый — балетмейстер Василий Вайнонен. В те времена как раз побеждала теория, согласно которой балет являлся не чем иным, как драмой, только без слов. "Пламя Парижа" послужило не только доказательством ее правоты, но и стало первым образчиком сталинского большого стиля — балет впервые опередил другие виды искусства.

Эрудиты создавали балет для пролетариата, вооружившись всем арсеналом исторической науки и в согласии с принципами соцреализма. Композитор Асафьев включил в партитуру подлинные песни времен французской революции и все известные народные танцы, а также добавил произведения французских композиторов XVII-XVIII веков во главе с Люлли, любимцем Людовика XIV. Художник Дмитриев возводил на сцене "всамделишные" замки, писал реалистические пейзажи, воспроизводил интерьеры дворцов и облик парижских площадей.

Либретто по мотивам романа провансальца Феликса Гра "Марсельцы" базировалось на реальных исторических событиях — походе батальона марсельских волонтеров в 1792 году в революционный Париж и взятии дворца Тюильри, в результате чего пала французская монархия. В первом действии спектакля к горожанам-марсельцам присоединялись пригородные крестьяне — местный маркиз имел неосторожность бросить в темницу сельского старца, и селяне с боем брали замок, выбивая ворота тараном. Маркиз улепетывал в Париж на живой лошади. В королевском дворце тем временем зрел роялистский заговор, невольными свидетелями которого становилась пара придворных артистов. Завладевшего компрометирующим документом актера дворяне безжалостно убивали, а актриса, прихватив список заговорщиков, бежала к санкюлотам. Возмущенный предательством дворян народ штурмовал Тюильри, швейцарская гвардия принимала бой (эта многолюдная батальная сцена с перестрелкой, рубкой на саблях, драками, борьбой за знамя, ранениями, смертями и прочими живописными подробностями не имела аналогов в балетном театре). После взятия Тюильри художник Давид устраивал на Марсовом поле торжественное празднество под названием "Триумф побед республики". В финале по контрасту с классической величавостью официальных торжеств свергнувший монархию народ отплясывал в честь победы свою революционную "Карманьолу".

Циклопическое четырехактное действо, в котором помимо балетных артистов участвовали толпы миманса и хористов, производило грандиозное впечатление, причем не совсем балетное. Зрители — и искушенные, и совсем девственные — смотрели спектакль почти как кино, всерьез переживая все перипетии сюжета. Следы этого непосредственного восприятия сохранились в знаменитом анекдоте про Немировича-Данченко, которого сосед по партеру спросил: "А чего они все пляшут? Когда петь-то начнут?" На что основатель МХАТа важно ответил: "Это балет, тут не поют". В это время на сцене затянули "Марсельезу", а мужчина сочувственно поглядел на Немировича-Данченко и вздохнул: "А ты, дед, видать, тоже в первый раз в театре".

Словом, "Пламя Парижа" стало единственным в балетной истории идеологическим шедевром, восторженно принятым и партией, и народом. Уже через год балет перекочевал на главную сцену страны — в московский Большой театр — и был одобрен верховным вождем — сам Сталин смотрел его не раз. После Отечественной войны "Пламя Парижа" возобновили с подновленными декорациями, что вызвало новый взрыв энтузиазма. Ведущие исполнители были удостоены Сталинских премий. В 1953-м дайджест из главных эпизодов и лучших танцев балета превратился в короткий фильм. В последний раз революционный шедевр реконструировали в 1962-м к очередной годовщине советской власти. Но время было уже не то, сталинский стиль сходил с исторической сцены. В последующие годы балет шел редко и обычно в урезанном виде: на праздничных концертах давали одну его картину — штурм Тюильри.

Вот этот редкостный образчик героического балета большого стиля и собрался вернуть из небытия худрук балета Большого Алексей Ратманский. Еще четыре года назад при вступлении в должность он назвал "Пламя Парижа" в числе приоритетных спектаклей, которые необходимо включить в репертуар Большого. До реализации благого намерения дело дошло только в этом году, причем выяснилось, что исторический балет практически мертв. Жизнестойким оказалось лишь па-де-де героев, регулярно исполняемое на всех балетных конкурсах; хорошо известен и хрестоматийный танец басков — его изучают в балетных институтах в рамках курса "Наше наследие". Приглашенные в театр балетные пенсионеры не смогли вспомнить ни одного па. От исполинского балета кинопленка сохранила лишь минут 20 танцев да знаменитую мизансцену: плотные шеренги восставших с оружием наперевес наступают на зрительный зал. Стало ясно, что ни о какой реконструкции речи быть не может, львиную долю балета придется ставить заново.

Очевидно, новое "Пламя Парижа" не будет и стилизацией: дарования двух балетмейстеров слишком различны. Ироничный интеллектуал и мастер психологических деталей Ратманский не сможет битых два часа имитировать стихийный темперамент Васьки-синкописта, как называли неуемного Вайнонена изводимые его буйной фантазией артисты. Характерные танцы, на которых держалась историческая постановка (не востребованный в эпоху Григоровича жанр), сегодня ни танцевать, ни ставить не умеют. Невосстановима и реалистическая режиссура массовых сцен.

Но это проблемы профессионально-технические, хотя и значимые. Основное, конечно, концепция. Под каким соусом сегодня подавать революцию? Сохранять одиозный пафос исторической постановки, делящей персонажей на прекрасный народ и гадов аристократов, рискуя впасть в пародийность, или отредактировать сюжетные перипетии в соответствии с сегодняшними взглядами на революционное насилие?

Ратманский, не склонный к провокационным жестам, явно побоялся иронизировать и над наследием, и над идеологией. Либретто он переписал. Вместо революционной массы на первый план вышли герои-одиночки — в балете появились сразу две любовные линии, счастливая и несчастная. Знакомые по первоисточнику марселец Филипп и крестьянка Жанна скрепят свои отношения браком; а вот новым любовникам, крестьянину Жерому и дочери маркиза Аделине, не повезет — нежная аристократка попадет на гильотину. Революционный террор будет усугублен бытовой невоздержанностью повстанцев — на штурм Тюильри ринется не жаждущий социальной справедливости народ, а пьяная толпа мародеров. Насчет "творческой интеллигенции" хореограф тоже не питает иллюзий. В новой версии спектакля придворные актеры переходят на сторону революции не из идейных соображений, а исключительно из бытового конформизма.

Но поменяв местами жертв и насильников и, по сути, превратив революционный балет в контрреволюционный, Ратманский бережно вставляет в свой спектакль все уцелевшие танцы первоисточника, характеризующие народ исключительно с положительной стороны. Разрушая изнутри сталинский большой стиль, хореограф пытается сохранить его внешние приметы: масштабность, массовость, реализм, литературоцентричность. А если учесть, что место сценографа-гиперреалиста Владимира Дмитриева займет знаменитый архитектор-"бумажник" Илья Уткин (в соавторстве с Евгением Монаховым), то будущий балет будет вполне соответствовать актуальной моде: имперский размах, мелодраматическая интрига — и все это в эстетской упаковке. Название этому гибриду придумают потомки.

"А праздник продолжается"

"Власть" предлагает фрагменты либретто "Пламени Парижа" 1933, 1962 и 2008 годов для сравнительного анализа.

1933 год
Революционная ситуация

"Деревня близ Марселя. Через деревню проходит батальон марсельских волонтеров, направляющихся в Париж... На коне появляется сын местного феодала (помещика) — маркиза — молодой офицер. Маленький крестьянский мальчик, играющий на дороге, попадает под копыта офицерского коня. Появляются остальные охотники. Старик крестьянин выражает свое возмущение и гневно отталкивает брошенный офицером кошелек. Егеря хватают его... Возвращается второй сын крестьянина с двумя марсельцами. Те призывают крестьян расправиться с маркизом, и толпа, вооружившись чем попало, идет на приступ замка".

Восстание

"Площадь в Париже, где расположились федераты (отряды добровольцев). Сюда же приходят и марсельцы. Их радостно приветствуют. Братание переходит в танец... Появляются рабочие и ремесленники парижских предместий во главе с якобинцами. Они призывают народ к уничтожению королевской власти. Этот призыв выражается в виде боевой песни. Демонстрация молодежи несет чучела короля и королевы. Появляется карета с молодым маркизом... Вбегает актриса и говорит, что маркиза нужно арестовать. Он выходит из кареты. Актриса выхватывает спрятанный маркизом пакет. Старик крестьянин и его дочь узнают в маркизе жестокого помещика-насильника. Маркиз обнажает шпагу. Молодой марселец выбивает у него оружие. Толпа уводит маркиза. Возбуждение переходит в карманьолу. Во время карманьолы молодой марселец зовет идти на Тюильри. Под звуки "Ca Ira" толпа движется на штурм королевского дворца".

Победа революции

"Марсово поле. Колоннада портика, выстроенного для празднества "Триумфа побед республики"... Члены конвента и правительства заполняют трибуны. Тут же распорядитель празднества Давид и его "режиссерский штаб". Выходит актриса Диана Мирель, исполняющая роль богини Победы. Ее окружают девушки с пальмовыми ветвями, опоясанные трехцветными шарфами. Начинается празднество Победы.

Та же площадь вечером. Народный бал (танцуют кадриль). Марселец зовет девушку-крестьянку протанцевать с ним. Танец (большое па-де-де) вызывает восторг толпы. Бал заканчивается новой карманьолой. Победно звучат заключительные слова карманьолы: "Народу — мир и труд, война — дворцам!"".

1962 год
Революционная ситуация

"В Париж для присоединения к восставшему народу идет вооруженный отряд марсельцев. По пути в деревушке марсельцы — Филипп и Жером — знакомятся с крестьянином Гаспаром и его детьми: Жанной, Пьером и Жаком. Марсельцы приносят знамя революционного народа с лозунгом "Мир хижинам, война — дворцам!". Возвращающийся с охоты владелец местного замка маркиз де Борегар, заметив знамя в руках Пьера, приказывает егерям схватить юношу. Со злобой маркиз бросает знамя к ногам Гаспара. Крестьянин поднимает знамя. Егеря избивают Гаспара и уводят его в замок. Управляющий замком выбрасывает бедный скарб из хижины старика Гаспара. Марсельцы призывают крестьян к восстанию... Вооруженный народ берет приступом замок. Маркизу де Борегару удается скрыться".

Восстание

"Площадь в Париже, где собрался восставший народ, готовый вступить в решительный бой с дворянством. Парижане радостно приветствуют прибывший отряд марсельцев. Появляется Мирель де Пуатье, она показывает восставшим свиток с текстом контрреволюционного заговора. Гнев и негодование охватывают восставших. Якобинцы приводят на площадь схваченного ими маркиза. Актриса указывает на него как на руководителя заговора. Чувствуя приближающуюся гибель, маркиз пытается застрелить актрису, но Филипп метким ударом обезоруживает заговорщика. Гнев народа обрушивается на маркиза. С оружием в руках восставшие выступают на штурм королевского дворца Тюильри".

Победа революции

"Народный праздник на площади Парижа. Актриса Мирель де Пуатье танцует для народа. Ее выступление сменяется народными танцами. Танцуют Жанна и Филипп. Празднества заканчиваются общей карманьолой. Победивший народ, торжествуя, несет на руках Мирель де Пуатье, олицетворяющую богиню Свободы".

2008 год
Революционная ситуация

""Благородный" Маркиз домогается хорошенькой крестьянки Жанны. Та пытается освободиться от его грубых ухаживаний, но это удается только с помощью Жерома, вставшего на защиту сестры. Жером избит охотниками из свиты Маркиза и брошен в подвал тюрьмы. Аделина (дочь Маркиза.— "Власть"), наблюдавшая эту сцену, освобождает Жерома. В их сердцах зарождается взаимное чувство. Зловещая старуха Жаркас, приставленная Маркизом следить за дочерью, доносит о побеге Жерома своему обожаемому хозяину. Тот дает дочери пощечину и приказывает сесть в карету в сопровождении Жаркас. Они едут в Париж".

Восстание

"Площадь в Париже, куда прибывают марсельцы, среди который Филипп, Жером и Жанна. Выстрел пушки марсельцев должен подать сигнал к началу штурма Тюильри... В честь прибытия отряда марсельцев на площадь выкатили бочки с вином. Начинаются танцы... В толпе, разгоряченной вином, там и тут возникают бессмысленные драки. Кукол, изображающих Людовика и Марию-Антуанетту, рвут на куски. Жанна насаживает "голову" Людовика на копье и танцует карманьолу под пение толпы. Пьяный Филипп поджигает фитиль, гремит пушечный залп, после которого вся толпа бросается на штурм. На фоне выстрелов и барабанного боя объясняются в любви Аделина и Жером. Они не видят никого вокруг, только друг друга. Во дворец врываются марсельцы. Впереди Жанна со знаменем в руках. Бой. Дворец взят".

Победа революции

"Знаменитые артисты Антуан Мистраль и Мирей де Пуатье, раньше развлекавшие короля и придворных, теперь танцуют для народа танец Свободы. Новый танец мало чем отличается от старого, только теперь в руках у актрисы знамя Республики. Художник Давид зарисовывает празднество. Возле пушки, из которой прозвучал первый залп, Председатель Конвента соединяет руки Жанны и Филиппа. Это первые молодожены новой республики.

Звуки свадебного танца Жанны и Филиппа сменяются глухими ударами падающего ножа гильотины. Вводят приговоренного Маркиза... Чтобы отомстить за Маркиза, старуха Жаркас предает Аделину (его дочь.— "Власть"), назвав ее истинное происхождение. Разъяренная толпа требует ее смерти. Вне себя от отчаяния, Жером пытается спасти Аделину, но это невозможно...

А праздник продолжается. Под звуки "Ca Ira" победивший народ движется вперед".

(фотогалерея - увеличение по клику)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 30, 2008 9:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008063003
Тема| Балет, БТ, Пламя Парижа,
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Пламя Парижа
Где опубликовано| TimeOut Москва
Дата публикации| 2008 08 26
Ссылка| http://www.timeout.ru/text/show/86615/
Аннотация|

Азарт восстания, кайф победы, чувство, что жизнь находится на высшей точке, — и пусть дальше будет разочарование, но прямо сейчас это совершенно не важно. Вот об этом самом дивном и диком ликовании революции был сделан в 1932 году балет «Пламя Парижа». В Мариинском (тогда Кировском) театре его на музыку Бориса Асафьева поставил Василий Вайнонен — и спектакль имел такой успех, что его срочно перенесли в Москву.

Историческое время — наша отечественная (не французская, которой был посвящен балет) революция еще не стала пережевывать своих героев ежедневно. И чувство праздника — было. И артисты с воодушевлением транслировали это чувство в зал, ни капли не фальшивя. Спектакль был в репертуаре почти двадцать лет — и спустя полвека возобновляется в новой хореографии.

В основе сюжета — поход батальона марсельцев на Париж, на подмогу восставшим в городе. (Одной из важных мелодий спектакля и стала «Марсельеза», вплетенная в партитуру Асафьевым наравне с другими французскими революционными песнями). Пока король во дворце смотрит томные танцы придворных актеров (пудреные артисты сочувствуют революционному народу, но его величество об этом не знает), марсельцы приходят в Париж. С песнями берут штурмом дворец Тюильри, мимоходом оплакивают погибших и весь последний акт (а их было четыре) веселятся на площади.

Суламифь Мессерер, одна из исполнительниц роли Жанны (народ народом, но в балете не может не быть влюбленной парочки, так что ведут марсельцев на Париж гражданка Жанна и гражданин Филипп), вспоминала, что штурм Тюильри «смотрелся планетарным катаклизмом, чем-то вроде последнего дня Помпеи». «Вахтанг, Асаф и Леша (три великих танцовщика, Чабукиани, Мессерер и Ермолаев. — Прим. Time Out) сумели привнести в спектакль тот героический пафос, без которого французская революция выглядела бы уличной потасовкой». Другие участники премьеры вспоминали, что танцы придворной актрисы Мирейль де Пуатье были срисованы с французских театральных гравюр XVIII века. Но эти воспоминания — почти все, что осталось от легендарного спектакля, и потому его делают заново.

В соответствии с сегодняшними обычаями, «Пламя» станет намного короче (два акта, а не четыре). Декорации поручены знаменитым архитекторам-«бумажникам» Илье Уткину и Евгению Монахову, так что не стоит ждать на сцене возрождения благостной живописи Владимира Дмитриева (хотя совсем абстрактным оформление спектакля не будет — художники используют в работе гравюры времен Французской Революции). И конечно, для постановщика Алексея Ратманского невозможен тот самый пьяный, дружный, восторженный взгляд на победное народное ликование. Представить себя участвующим в нем он явно не может — слишком трезвый человек. Наверное, и футбол никогда не смотрит.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 30, 2008 12:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008063004
Тема|Ратманский, БТ, Пламя Парижа, Интервью
Авторы| Ольга Гердт
Заголовок| Алексей Ратманский сделал антиреволюционный спектакль
Где опубликовано| TimeOut Москва
Дата публикации| 2008 06 30
Ссылка| http://www.timeout.ru/journal/feature/2752/
Аннотация| Хореограф и худрук балета Большого театра о своей постановке «Пламени Парижа».

Алексей Ратманский сделал антиреволюционный спектакль
Хореограф и худрук балета Большого театра о своей постановке «Пламени Парижа».
Time Out Москва №25 / 30 июня - 6 июля 2008 г


Интервью: Алексей Ратманский

Мы-то думали, вы «западник», а вас все время тянет на эту опасную территорию — советского идеологического балета 30—40-х годов. «Светлый ручей» о колхозниках, «Болт» о вредителях, теперь вот «Пламя Парижа» о революционерах. Что вас завораживает в той эпохе?

Западник? А я-то думал, я свой, исконный (смеется). Но я вовсе не воспринимаю советский балет как идеологический. Я смотрю на хореографию того периода и вижу в ней не идеологию, а абсолютно завершенный стиль.

Если расставить точки над «i», ваше «Пламя Парижа» — не реконструкция?

Нет, конечно. Это новый спектакль. Вообще удивительно, но записей этого периода нет. Не занимались этим. Сегодня Петипа легче восстановить, чем советские балеты 30-х.

Новый балет вы решили делать изначально, или когда поняли, что восстановить постановку Вайнонена уже невозможно?

Скорее второе. Гораздо меньше, чем хотелось бы, в нашем спектакле будет от Вайнонена — только два па-де-де и танец басков. От фарандолы и карманьолы осталось по нескольку фраз. В партитуре эти музыкальные номера в три-четыре раза длиннее. Поэтому я брал комбинацию и на основе фрагмента строил весь танец заново.

То есть нарастили новый балет вокруг двух-трех сохранившихся фрагментов?

Па-де-де Жанны и Филиппа и танец басков — это гениальная хореография, которая будет жить и сама по себе. Но мне очень хотелось поместить ее в контекст спектакля. В концертном исполнении эти номера теряют весь свой смысл. На голой сцене без декораций просто невозможно сделать это по-настоящему. В спектакле Жанна и Филипп танцуют на площади, и когда есть толпа вокруг — все совершенно по-другому выглядит. Это одна из причин, почему мне хотелось этот спектакль поставить. Другая причина: мне кажется, «Пламя Парижа» — это для Большого. И тема, и масштаб исторический. И конечно, десятки ролей: большие, маленькие. Мы ввели новых персонажей. У нас появилась Аделина — дочь маркиза, в которую влюблен революционер Жером. Она есть в романе Гра «Марсельцы», и еще старуха такая зловещая, которая предает Аделину — тоже оттуда.

Старухи нужны в любом балете.

Ну, это же архетип — страшная старушенция, которая всем вредит. Но главное, мне хотелось, чтобы у каждого из сохранившихся номеров была немножко другая интерпретация. В нашем балете появилась гильотина, без которой французскую революцию представить невозможно. И казнят у нас Аделину. Сначала мы хотели, чтобы Жанна и Филипп танцевали свое па-де-де после казни. Танцевали, изображая веселье. Как было с очень многими людьми тридцатых годов: их родных забирали по ночам черные воронки, а они должны были демонстрировать оптимизм. Но оказалось, что танцевать это бравурное па-де-де таким образом просто невозможно. И мы отказались от этой затеи. Па-де-де останется до казни. Другое изменение — басков танцуют у нас не характерные танцовщики, не люди из народа, а главные герои: Жанна, Филипп, брат Жанны Жером и Аделина. То есть классические танцовщики.

Иначе говоря, вы очищаете бренд? Был балет революционный, стал антиреволюционный?

И нет и да. Мы не стремились однозначно сказать: революция — это зло, потому что несчастную Аделину казнили. Да, это ужасно. В первую очередь для Жерома, который больше других персонажей воодушевлен революцией и ее идеями. Он искренне идет в революцию, в отличие от Жанны, которая стала революционеркой, потому что ей понравился Филипп. А Филипп вообще такой безбашенный парень. Ему все равно куда идти — было бы весело. Нас интересовала не столько революция, сколько люди на фоне бурных исторических событий.

Финал спектакля, когда народ идет на зрителей со штыками, сохранился?

Да, это Вайнонен. У Радлова, разводившего мизансцены балета, не получалась концовка. Вайнонен объяснял ему, что нельзя работать как в драме, нужна танцевальная развязка. И он придумал этот синкопированный ход на счет два, на песню Ca ira. И сразу вся труппа зааплодировала этому простому и гениальному шагу. Но в нашем спектакле строй идет через несчастного Жерома, на глазах которого увели Аделину на гильотину, и он ничего не может с этим сделать.

Вам нужен такой кровавый акцент в финале? Я имею в виду гильотину, которой не было у Вайнонена?

Да, конечно, это необходимо. Если сформулировать замысел одной фразой: никакая революция, никакая великая идея не может оправдать жестокость. Да… наверное, вы правы, антиреволюционный балет получился.

Ольга Гердт
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 30, 2008 12:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008063005
Тема| Балет, Астрахань, Персоналии, Людмила Семеняка
Авторы| --
Заголовок| Балет «Бахчисарайский фонтан» стал хорошим заключительным аккордом в театральном сезоне музыкального театра
Где опубликовано| Портал органов государственной власти Астраханской области
Дата публикации| 2008 06 30
Ссылка| http://www.astrobl.ru/RSS/art.aspx?id=8524
Аннотация|


В минувшие выходные состоялась премьера балета Б.Асафьева «Бахчисарайский фонтан», она завершила нынешний сезон в музыкальном театре. Поставила спектакль балетмейстер и педагог Большого театра, народная артистка СССР Людмила Семеняка.

Выбор спектакля в театре был неслучаен, в прошлом году великому балетмейстеру, нашему земляку, Ростиславу Захарову исполнилось 100 лет со дня рождения. В память об этом замечательном человеке и была осуществлена постановка.

Премьеру спектакля любители балета ждали с нетерпением, всем хотелось увидеть творение прославленной балерины. В свое время Семеняка танцевала в «Бахчисарайском фонтане», партия польской панночки Марии была у нее одной из любимых.

Ожидания астраханских зрителей воздались сторицей, они увидели яркое, красивое зрелище, настоящую «хореографическую поэму». Семеняка не стала экспериментировать с постановкой, наоборот она старалась сохранить редакцию Захарова: «Мой спектакль похож на спектакль Ростислава Владимировича. Это не только неизбежно, но и необходимо, потому что нужно сохранить стиль эпохи, в котором он создавался».

От этого спектакль только выиграл, зритель наслаждался не только музыкой и танцами, но и драматическим действом. Солисты балетной труппы театра справились с поставленными задачами Людмилы Семеняки, хотя вначале планировалось приглашение на премьерный показ артистов Большого театра. Образ юной Марии получился у Татьяны Бирюковой (дебютантки театра) довольно трогательный: пленительный, гордый и в тоже время романтичный. Зарема – любимая жена хана в исполнении Эсмеральды Мамедовой наоборот - натура страстная, темпераментная, чего стоят ее обольстительные отверженные танцы перед ханом Гиреем. Мужские партии в спектакле тоже были сыграны ярко. Вацлав – жених Марии (Алексей Меренков) очень благороден, честен, готовый жизнь отдать за любимую, хан Гирей (Никита Филонов) деспотичен в своей любви к Марии, но именно через любовь он приходит к всепрощению, она ему открывает глаза на мир.

Интересно поставлены дикие танцы воинов хана. Энергичные, экспрессивные, они, словно тайфун, проносились по сцене. В мужском кордебалете явно выделялся Михаил Соколов. Прыжки и сложные пируэты он выполнял легко и непринужденно. Гаремные танцы юных красоток поражали своей грациозностью и пластикой.

Как всегда профессионально и слаженно играл симфонический оркестр. Музыканты под управлением дирижера Валентина Богданова очень тонко передали все красоты музыки Асафьева.

После спектакля легенда мирового балета Людмила Семеняка поблагодарила астраханских зрителей за овации, которые они устроили артистам, за цветы, за теплый прием. Она также отметила, что, ей легко работалось с молодой труппой, во всем ей помогала главный балетмейстер музыкального театра Лариса Сивицкая.

Бесспорно, постановка «Бахчисарайского фонтана» стала хорошим заключительным аккордом в театральном сезоне музыкального театра. Это еще один качественный шаг вперед балетной труппы театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 30, 2008 12:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008063006
Тема| Балет, БТ, Пламя Парижа, Презентация
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| В Большом сгорит Париж
Где опубликовано| "Известия"
Дата публикации| 2008 08 30
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article3117898/
Аннотация|


"Пламенем Парижа" возгорятся 144 танцовщика – практически вся балетная труппа БТ (фото: ИТАР-ТАСС)

3, 4, 5 и 6 июля Большой театр покажет последнюю премьеру нынешнего сезона - балет "Пламя Парижа". Накануне "пожара" БТ устроил его презентацию. О спектакле рассказали хореограф-постановщик Алексей Ратманский, сценограф Илья Уткин и автор костюмов Елена Марковская.

Как выяснилось, новый балет сделан по следам забытого старого. Впервые "Пламя Парижа" в постановке Василия Вайнонена разгорелось в ленинградском ГАТОБе в 1932 году. Затем перекинулось в Большой театр, где повесть о восставшем народе, который смел с лица земли французскую монархию, оценил Сталин. Вождь смотрел ее неоднократно, привечал исполнительницу главной роли Ольгу Лепешинскую и наградил спектакль премией своего имени. Последний раз идеологически грамотное сочинение прошло в 1964 году и с тех пор не возобновлялось.

Сегодня нас обожжет другое "Пламя...". Попытка воссоздать хотя бы часть прежнего закончилась неудачей, о чем г-н Ратманский сказал так: "Пригласили артистов, танцевавших балет в 1950-1960-е годы. Думали - зазвучит музыка и что-то им навеет. Но, как признались наши ветераны: "Мы не помним почти ничего". Поэтому будет новая хореография, с оглядкой на то, что было". Добавим, что "оглядка" - это знаменитый танец басков, который представители данной народности признавали своим, и па-де-де Жанны и Филиппа, любимое участниками балетных конкурсов. Все остальное - сюжет, танцы, сценография и костюмы - сочинены заново.

В старом спектакле, отметил хореограф, присутствовал антагонизм хорошего народа и плохих аристократов, но отсутствовала лирическая линия. В новом главное - жизнь героев. Поэтому в центре событий сразу четверо влюбленных. Из них трое - представители трудящихся масс, а одна - Аделина - дочь маркиза. Аристократка, связавшаяся с чернью, до финала не дотянет - погибнет от руки палача. В отместку за ее смерть народ подожжет Париж, так что нас ожидают неслабые спецэффекты.

Прочие параметры также выглядят грандиозно. Хореограф заверил, что на сцену выйдет более 140 человек. Художник Марковская рассказала о пошиве трехсот костюмов, причем кордебалет будет переодеваться по нескольку раз. Декоратор Уткин пообещал черно-белую сценическую коробку а-ля старинная гравюра, в которой забурлит энергия людей.

Усилия постановщиков (и в первую очередь Алексея Ратманского) уже оценил педагог-репетитор Михаил Лавровский, сам некогда танцевавший в этом спектакле. "Был ледокол "Ленин", а был балет-ледокол - "Пламя Парижа". Ратманский блистательно его реанимировал. Этот спектакль прославит нашего худрука и балетмейстера Василия Вайнонена", - совсем в духе сталинских здравиц подытожил Михаил Леонидович.

Приятной неожиданностью стало участие в презентации Никиты Вайнонена. Сын постановщика первого "Пламени..." с воодушевлением рассказал о работе отца и поблагодарил БТ за внимательное отношение к его балету. Это значит, что Большой учел уроки постановки "Скрябинианы" Голейзовского, свершившейся без участия наследников, и вовремя договорился с правопреемниками. Могут ведь, когда захотят.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июл 01, 2008 12:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008063101
Тема| Балет, БТ, Пламя Парижа, Персоналии, Алексей Ратманский
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| Французская революция на сцене Большого театра (интервью с хореографом-постановщиком Алексеем Ратманским)
Где опубликовано| "Ваш досуг" N26
Дата публикации| 26 июня - 6 июля 2008 года
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/theatre/article/33981/
Аннотация|

В новом блокбастере нас ждут два действия, много солистов, стильный Версаль и восставшие народные массы.

Балет появился на свет в Ленинграде в 1932 году и с тех пор время от времени ставился заново. В канун премьеры автор новой версии, хореограф Алексей Ратманский, поделился своими впечатлениями от Французской революции и будущего спектакля.

Алексей, у премьеры долгая предыстория, и все-таки - отчего Вас потянуло на баррикады?

Во-первых, очень хорошее название. Во-вторых, гениальная хореография Василия Вайнонена, которая будет использована в постановке. И еще живо активное поколение танцовщиков-педагогов, помнящих спектакль тридцатых-сороковых годов. У меня сложилось ощущение, что в этом что-то есть. Интенсивное ощущение!

Помимо названия и танцев Вайнонена, что еще зацепило? По слухам, Вы не переставая читаете о Французской революции.

Я не подозревал, что это было такое кровавое дело. Покруче, может быть, чем у нас в 17-м году. Кроме того, это был настоящий театр! Театральной была каждая мизансцена, все революционные процессии придумывал Давид. Здорово, здорово. Честно говоря, я под большим впечатлением. И еще, знаете, хорошая музыка, подлинный французский восемнадцатый век. Борис Асафьев все это здорово обработал, оркестровал, соединил одно с другим, но музыку сочинил не он.

По заветам Глинки, «музыку сочиняет народ, а мы только аранжируем». А как Вы «аранжируете» движение восставших масс?

Я действительно сейчас читаю про французскую революцию, и там очень много чего неприятного. Поведение массы не всегда бывает предсказуемым, адекватным и разумным, какие-то вещи трансформируются совершенно противоположным образом. В жизни и в балете это зависит от персонажей, которые будут энергетическими центрами.

Вы рассчитываете на заинтересованность молодых солистов?

Знаете, в том, что в «Пламени Парижа» солисты прекрасно сделают свои партии, я не сомневаюсь. Партий там много: мимические, драматические, характерные, не чисто классические партии. Но самое главное, конечно, там много массовых сцен, где занят кордебалет. У каждого в массовке - свой характер, свои мизансцены, многие импровизируют очень удачно, чего не было еще несколько лет назад и что очень важно для спектакля. Вот еще один ответ на вопрос «почему «Пламя Парижа»: в нем хватит работы для всей труппы.

А можно пофантазировать, как благополучные и дисциплинированные балетные люди будут изображать революцию на баррикадах?

Они же актеры. Они изобразят порыв к свободе. Артисты балета имеют достаток, но они очень хорошо знают, что бывает нужда - когда уходят на пенсию, или когда еще молоды и денег нет совсем. Вообще тем и хорош театр, что человек может проиграть ситуацию, в которую в жизни не попадет. Каждый из нас хочет получить эмоциональный житейский опыт, прожить несколько жизней. Вот читаешь о французской или о русской революции – времена страшные, жуткие. Но была в них и романтика, порыв, сильные эмоции. Люди действительно попадали в ситуации. Мы, не пережившие всего этого, будто чего-то недополучили; когда все рушится, это, наверное, удивительные ощущения.

В «Пламени Парижа» будут какие-то моменты, что называется «для своих»?

Можно с разных сторон смотреть на это событие. Можно как на реконструкцию, взгляд на спектакль тридцатых годов прошлого века и на те отношения артистов, иерархию и так далее. Или смотреть как на что-то более современное. Конечно, мне бы хотелось, чтобы «Пламя Парижа» получилось более актуальным, чем, скажем, «Корсар».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 30, 2008 10:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008063102
Тема| Балет, Музыкальный театр, Ростов-на Дону, «Гамлет», Персоналии,
Авторы| Галина Тараева, профессор Ростовской консерватории
Заголовок| Станцевали «быть или не быть» //
Музыкальный театр представил премьеру балета «Гамлет»

Где опубликовано| "Город N" №22 (780) (Ростов-на-Дону)
Дата публикации| 2008 06 10
Ссылка| http://www.gorodn.ru/archive/780/5_8.htm
Аннотация|

Балет на музыку Шостаковича, который представил главный балетмейстер театра Алексей Фадеечев, можно назвать авторским балетным театром. Он собрал музыку Шостаковича из множества фрагментов его сочинений: трех симфоний, сюит из музыки к спектаклю и фильму «Гамлет», других балетов и кинофильмов. Глубоко и тонко резонирует с музыкой остросовременная хореографическая композиция с потрясающе выразительным рисунком танца и динамичной интригой событий. На воплощение главной идеи работают и сценография Вячеслава Окунева, и либретто Николая Оганесова.

Тема, вечная как мир и вполне актуальная: нечистоплотная борьба за политическое господство крушит чистую и юную душу, коверкает ее недоверием, сомнением, жаждой мести. В сценическом решении возникает, казалось бы, известный прием — перенесение действия в более близкое зрителю историческое пространство, полное многозначительных намеков. В спектакле Фадеечева все работает так выразительно и точно, что кажется, другое решение и невозможно. Модули декораций — будто готические замки, напоминающие сталинские высотки. Одновременно металлическим блеском и геометрией блоков они уходят в стилистику фэнтези. Костюмы тоже многозначны. Трогательные платьица горожанок с юбками «солнце-клеш» и ученическими белыми воротничками, спортивная форма парадной массовки, вечерние наряды вальсирующих на новогодней вечеринке взяты из 1930–50 гг. Белый гламурный фрак Клавдия и платья в стиле от кутюр Гертруды вполне уместны в современной высокопоставленной среде. История оказывается близкой до боли.

Фадеечев свободен от инерции систем хореографии классики или модерна. Будь это классические прыжки, поддержки и пируэты, акробатика или почти спортивные трюки — все направлено на достижение высокого накала страстей и напряженности мысли. И непривычный для балета прием: несколько фрагментов шекспировского текста произносит «за кадром» голос диктора (отбор текстов и чтение — Николай Оганесов).

В премьерном спектакле главные партии танцевали гости — солисты Большого театра. Гамлет Александра Смольянинова полон красок: и беззащитный, и ироничный, и одержимый. Заслуженный артист России Юрий Клевцов замечательно прорисовал характер Клавдия. Это не просто отрицательный зловещий персонаж, он полон горделивой красоты, уверенности в поклонении окружающих и неподдельного обаяния. Почти бесплотное изящество Офелии и одухотворенность ее нервной пластики в воплощении Виктории Литвиновой очень точно создали первую трагическую кульминацию с эффектной и эмоционально сильной сценой ее самоубийства. Зал взрывался аплодисментами. Но и ростовские солисты — Полина Шаханова (Гертруда), Денис Козлов (Полоний), Альберт Загретдинов (Лаэрт), Ришат Хамитов и Андрей Журавлев (Розенкранц и Гильденстерн) — оказались очень достойными партнерами москвичей, составив органичный по характеру и технике ансамбль. Интересные и непростые хореографические рисунки они танцевали с увлечением и полной отдачей. На сцене Ростовского музыкального появился спектакль огромного эмоционального накала.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 30, 2008 10:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008063103
Тема| Балет, Национальный театр оперы и балета им. К. Байсеитовой (Астана), Персоналии, Юрий Григорович
Авторы| Мира Кудабаева
Заголовок| Юрий ГРИГОРОВИЧ: Мне рано писать мемуары
Где опубликовано| Газета "Страна и мир" (Казахстан")
Дата публикации| 2008 06 27
Ссылка| http://sim.kz/?p=619#more-619
Аннотация|

В эти дни на суд зрителей в Национальном театре оперы и балета им. К. Байсеитовой представлен премьерный спектакль из сокровищницы мировых балетных шедевров - комический балет «Тщетная предосторожность» на музыку немецкого композитора Петера Гертеля в постановке знаменитого хореографа, народного артиста СССР,
Героя Социалистического труда Юрия Григоровича. В ближайшее время премьерный спектакль можно увидеть в рамках традиционного международного фестиваля «Опералия» в дни празднования юбилея столицы. Партию Лизы будет исполнять прима-балерина Венской государственной оперы Алия Таныкпаева.
Во многих театрах постановка «Тщетной предосторожности» является школой хореографического мастерства. Не стал исключением и Национальный театр оперы и балета им. К. Байсеитовой.

- «Тщетная предосторожность» -идеальная постановка для молодой труппы театра. Балет живой, жизнерадостный. Мне кажется, артисты справились со своими партиями. Я очень доволен спектаклем. Солисты и кордебалет танцуют на хорошем профессиональном уровне. Этот балет очень труден не только танцевально, но и актерски, в нем много разных ролей. Марселину, например, играет мужчина - это старая традиция, - говорит народный артист России Юрий Григорович.

Казахстанский балет последних десятилетий вообще не видел классических балетных комедий. «Тщетная предосторожность» - балет незамысловатый, трогательный и очень искренний. Пасторальное действие разворачивается во французской деревне. Очаровательная пейзанка Лиза мечтает выйти замуж за деревенского соседа Колена, а ее мать, вдова Симона, хочет выдать дочь за богатого, но не вполне умного человека. Вот такая вариация расхожего, старого, как мир, сюжета. В интригующих любовных похождениях главных героев участвуют нарядные румяные пейзане и, безусловно, не последнюю роль играют в спектакле декорации. Важными атрибутами действия становятся скошенные снопы сена и блестящие серпы, ленты, платки и маслобойка. Игриво танцуют чванливый петух и забавные курочки, а парадное место в интерьерах хозяйского дома занимает портрет любимой буренки. Комический эффект не только в этих «простонародных» деталях, выведенных на подмостки, которым более привычны волшебные палочки фей, лебединые оперенья и полеты волшебников. Элементы пародий на заштампованные фрагменты классики введены в танцевальный язык. Сами танцы - разнообразны и энергичны.
Одна из главных пикантностей - мужчина в юбке. Буффонная роль свирепой мамаши Марселины отдалась на откуп ведущему характерному солисту труппы, обладателю именных призов международного фестиваля артистов балета Рустему Асанову.
Его монументальная Марселина - сварливая, скупая, властная, неуклюже-кокетливая - в финале швыряет Мишо брачный договор и благословляет все-таки влюбленных…
Другой клоун спектакля - богатый недоросль Ален - слабоумный дурачок с красным зонтиком, за которого фермерша хочет выдать дочку. Еще один клоун спектакля - Жанат Сарсенбаев в роли папаши Мишо. Артист в этой роли чувствует себя уверенно, ведь в его репертуаре уже есть чудак Коппелиус.
Особенно смешит публику их дуэт с Азаматом Сатбековым (Никез): приземистый, упитанный папаша тащит за руку субтильного сынка-жениха, который, того и гляди, улетит на зонтике - такая легкость в мыслях и во всем облике необычайная. Множество смешных деталей и подробностей, виртуозно сыгранных ими, просто не пересказать. Добавьте к этому выразительную музыку, которая, кажется, сама ведет танцовщиков.
Влюбленных Лизу и Колена танцевали дипломант международного конкурса Татьяна Тен и лауреат международного конкурса Таир Гатауов, которым пришлось выступать подряд четыре спектакля - два репетиционных и два премьерных по стечению обстоятельств (болезнь двоих и отсутствие Алии Таныкпаевой, которая прилетит из Вены на выступление третьего июля на юбилей столицы). Изначально ассистент известного хореографа заслуженный артист России Олег Рачковский готовил четыре состава солистов на главные партии. Татьяна Тен и Таир Гатауов пока не звезды, но, может, это как раз и сыграло на руку - балет Юрия Григоровича слишком хрупок и нежен для звезд с их рефлексом самовлюбленности и самолюбования.
В следующем году балет Астаны отметит свой юбилей. Ему исполнится десять лет. Главный балетмейстер Национального театра оперы и балета заслуженный деятель РК Турсынбек Нуркалиев обещает обязательно пригласить на юбилей Юрия Григоровича, который уже дал свое согласие участвовать в этих мероприятиях.

- Я два года не приезжал в Астану. За это время город преобразился: большие улицы, высотные здания, архитектура - все поражает. Счастлив, что ставлю спектакли там, где хотят, чтобы я появлялся. Кстати, я награжден орденом вашей республики «Парасат» и звание имею - заслуженный деятель искусств РК, мне его присвоил Президент Нурсултан Назарбаев, - рассказывает известный хореограф.
А на вопрос журналистов: «Вы будете когда-нибудь писать мемуары?» Юрий Григорович отрицательно покачал головой:
- Некогда. Это случится тогда, когда уже никто не захочет со мной работать, и я уеду в свой домик в деревню, сяду у камина, и, попивая винишко, буду вспоминать и записывать. Хотелось бы, чтобы рядом была любимая собака, но и она умерла. А сейчас времени нет. Хотя оно так относительно. Раньше я считал стариками 60-летних. Такая интересная трансформация. Об Иване Грозном писали, что он умер в глубокой старости, а ему было 54 года. При Екатерине Великой к власти приходили юноши 17 лет. И быстрее уходили. Интенсивнее проживали. Сегодня интенсивность не та. Каждый живет только своим. Нынешнее поколение испорчено телевидением, эстрадной попсой. Наверное, брюзжу, ведь кому-то нравится, публику-то показывают смеющуюся. Пропал интерес к чтению. Любопытная штука: по фильмам судят о литературе, «Войне и мире» или «Тихом Доне». Многое изменилось. Смена государственного строя - это шрам, который не заживет никогда у тех, кто жил по-другому. Глупо говорить, что тогда было хорошо, а теперь плохо. Просто жизнь стала иной. Иные ценности, иные понятия. Исчезают понятия гордости и чести. Зачем, если можно откупиться? Другая, другая жизнь… Но не стоит о грустном. Оказывается, и в 80 лет можно двигаться и работать. Беру пример с Бернарда Шоу. Будучи в возрасте старше 90 лет, когда проходила какая-нибудь молоденькая девушка, он вздыхал: где мои 85? Так что не все печально, у меня еще есть время. Да и задумки есть. Совсем новые. Так что рано мне мемуары писать!

Однако вернемся к «Тщетной предосторожности». Декорации и костюмы первоначально создавались французским художником Жаном-Пьером Кассиньолем для спектакля, который Юрий Григорович ставил в своей студии при Большом театре. На сцену Национального театра оперы и балета им. К. Байсеитовой их перенес российский сценограф Михаил Сапожников. А сценические костюмы для артистов готовила художник по росписи костюмов Людмила Иус.
Безусловно, и танцовщики, и готовивший их Олег Рачковский, и балетмейстеры-репетиторы Галия Бурибаева и Серик Турибаев перед приездом Юрия Николаевича волновались: как он оценит работу? Григорович сказал им: «Молодцы!» Похвалы знаменитого хореографа удостоился и дирижер оркестра театра Айдар Абжаханов.
«Я исколесил весь мир, с разными дирижерами работал. Очень непросто найти такого, который понимал бы танец. Айдар Абжаханов, молодец, схватил это. Дирижер обычно смотрит вниз, на партитуру, а надо, чтобы он при этом видел и понимал движение», - такова оценка хореографа.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 04, 2008 11:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008063104
Тема| Балет, БТ, Пламя Парижа, Персоналии,
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Вышли на баррикады
Где опубликовано| HARPER'S BAZAAR
Дата публикации| 2008 июнь
Ссылка| http://www.bazaar.ru/luxury_n/350749/
Аннотация|



Балет поставил Алексей Ратманский. Он хореограф молодой, амбициозный, и ему не впервой тягаться со знаменитыми предшественниками. За пять лет он выточил новый, изящный и чуть насмешливый образ Большого балета, встал у его руля благодаря успеху другого позабытого советского спектакля – «Светлого ручья».

Когда его пригласили на ту постановку, Ратманский только начинал завоевание мировых сцен короткометражными балетами, легкими, утонченными и невероятно обаятельными. Но Большой предложил ему вступить в диалог с легендой. «Светлый ручей» Шостаковича остался в балетной истории спектаклем трагической судьбы. Он имел феерический успех на премьере в 1935 году, но получил гневную отповедь в газете «Правда», авторство которой приписывали лично Сталину. После нее все постановщики спектакля распрощались с профессией, а сам он был изгнан со сцены. Ратманского увлекла идея возродить «Светлый ручей», удивительно созвучный его собственному озорному и виртуозному стилю. И хореограф поставил балетный водевиль. «Светлый ручей» – это название колхоза, среди действующих лиц – инструктор по культмассовой работе, доярка, пионерка, агрономы, инспектора по качеству. По заднику проплывают самолеты, на сцену выползает паровоз, а заканчивается все гуляньем перед фонтаном Дружбы народов на ВДНХ. Но все эти реалии советской жизни не мешают заразительности классической комедии положений, которые со смаком воспроизвел Ратманский. По этому ручью Ратманский и приплыл на почетное место главы труппы Большого театра и лидера всего нового балетного поколения. А фантастический международный успех спектакля, на котором публика хохочет в голос что в Москве, что в Париже и Нью-Йорке, вознес хореографа на вершины международного признания. Теперь он желанный гость для American Ballet Theatre, New York City Ballet, Национального балета Нидерландов, Балета Сан-Франциско – компаний высшего балетного дивизиона. На Западе от Ратманского ждут его фирменных приемов – интеллектуального изящества композиции, парадоксального взаимодействия с музыкой и изобретательности движений, в которых мобильность сочетается с русской раздольностью. Там востребованы спектакли малогабаритные, не обремененные глубокомысленным сюжетом.

Но работая в Большом, Ратманский почувствовал вкус к созданию полнометражных балетов. Спектакль, занимающий целый вечер и имеющий драматургическую основу, – родовое отличие отечественного театра. Алексей Ратманский, вы-
пускник Московского хореографического училища, оказался тем человеком, который смог оживить эту традицию, придав многоактному спектаклю темп и динамику сегодняшней жизни. Среди коллег Ратманский слывет знатоком балетной истории, и в этой истории его интересует глава, которую его ровесники обычно считают самой скучной. Спектакли сталинской эпохи, в которых танцевали революционеры, партизаны и широкие народные массы, были сметены со сцены поколением шестидесятников. Однако Ратманский уловил в этих постановках другое – упругие ритмы Шостаковича, вселенскую безграничность Прокофьева, вечность заложенных в их партитурах страстей и необозримые богатства классического танца. Засучив рукава, Ратманский пытается реабилитировать своих предшественников – балетмейстеров 20–40-х годов прошлого века. При жизни им порой одной рукой вручали Сталинскую премию за постановку в Большом театре, а другой тут же отправляли в Турк­менистан обучать балету угнетенных женщин Востока. Чтобы выжить и продолжать существовать в профессии, они вынуждены были обосновывать принципами социалистического реализма танец на пуантах и значение адажио и вариаций в своих спектаклях. Следующие поколения с трудом прорывали плотины этой псевдонаучной белиберды, отплатив старшему поколению легендой о скучности, скудости и нетанцевальности их произведений. Целый пласт балетного сталинского классицизма, роскошный, эффектный, театральный в самом возвышенном и самом простодушном смысле слова, был практически разом счищен с отечественной сцены. А для балетного спектакля полное забвение означает гибель – человечество не так давно придумало способ фиксации хореографии, до этого ее хранила лишь человеческая память – продукт самый скоропортящийся.

Ратманский взвалил на себя задачу практически в одиночку вернуть советские балеты к жизни. Вслед за «Светлым ручьем» последовал «Болт» Шостаковича – спектакль о пробравшихся на социалистическое предприятие вредителях и перевоспитании тунеядцев, украшенный искрометным финальным дивертисментом «Танцы Красной Армии».

Теперь наступила очередь «Пламени Парижа» композитора Бориса Асафьева. Это один из легендарных советских балетов, шедший во многих театрах страны и удостоенный Сталинской премии. С налетом легкого идиотизма, который отличает лучшие балетные либретто, на фоне событий Великой французской революции он повествует о судьбе марсельских простолюдинов Жанны и Филиппа, придворной актрисы Мирейль де Пуатье и ее возлюбленного Антуана Мистраля и даже короля Людовика XVI и Марии-Антуанетты – оба лично появлялись на сцене, вызывая праведный гнев публики.

«Пламя Парижа» в 1932 году впервые поставил Василий Вайнонен. Сам характерный танцовщик Ленинградского театра оперы и балета, в этом спектакле он соединил богатейшую хореографическую фантазию с исключительным знанием народного танца. В «Пламени Парижа» есть роскошная картина «Ринальдо и Армида», которую перед аристократами исполняют придворные актеры – она стилизована под классический танец XVIII века. Но в историю 31-летний хореограф вписал свое имя фарандолой, карманьолой, марсельским, овернским танцами восставшего народа. А бесспорным шедевром остается танец басков, никогда не покидавший концертной сцены. Этот номер вместе с хитом всех балетных конкурсов – финальным па-де-де – Ратманский оставил в спектакле нетронутым. Всю остальную хореографию он сочиняет сам, опираясь только на воспоминания участников старой постановки и фотографии. Чтобы приблизить «Пламя Парижа» к нам, не привыкшим расходиться из театра заполночь, ему придется сделать четырех­актный балет более мобильным и, вероятно, пожертвовать частью музыки советского классика, а также сделать легкий макияж либретто. В старом спектакле личные взаимоотношения героев были поводом показать Французскую революцию. В сегодняшнем Большом, наоборот, ее эффектные театральные пожары окажутся лишь поводом для многочисленных любовных излияний и танцев. Поэтому и к костюмам подходят с особым тщанием. Жаль, не пригласили Жана-Поля Готье.

Зато Ратманский выводит на сцену весь цвет труппы, благо персонажей в балете очень много. И в финале, что особенно приятно, никого не отправят на гильотину.
Премьера «Пламени Парижа» состоится 3 июля
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 9, 10, 11, 12  След.
Страница 10 из 12

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика