Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2008-06
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 8, 9, 10, 11, 12  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10836

СообщениеДобавлено: Чт Июн 26, 2008 10:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 200802606
Тема| Балет, Гамбургский балет, Персоналии, С. Фццони, А. Рябко
Авторы| Екатерина БЕЛЯЕВА
Заголовок| СИЛЬВИЯ АЦЦОНИ и АЛЕКСАНДР РЯБКО: Мы наконец-то начали понимать, что Гамбург - наш дом
Где опубликовано| Культура
Дата публикации| 20080626
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=779&crubric_id=1001379&rubric_id=200&pub_id=955444
Аннотация| Интервью


На гала-концерт Дениса Матвиенко приезжали солисты Гамбургского балета - интернациональный дуэт Сильвия АЦЦОНИ и Александр РЯБКО. Сильвия только что получила из рук Юрия Григоровича статуэтку Бенуа де ля данс за исполнение роли Русалочки в одноименном балете Джона Ноймайера, про Александра газета "Культура" писала в связи с громким успехом артиста в партии Яго в недавнем возобновлении "Отелло" в Гамбурге. Однако очень редко удается поймать этих артистов вместе. Я давно хотела взять у них интервью именно как у дуэта - на сцене и в жизни. И мне наконец удалось сделать это в Петербурге после Гала.

- Вы оба родились и выросли в совершенно разной атмосфере, принадлежите к разным культурам. Расскажите, как каждый из вас начал заниматься танцем и как вы оказались вместе в Гамбурге.

Сильвия Аццони: Я родилась в Турине на севере Италии. Мои родители не имели ничего общего ни с театром, ни с балетом, но я с самого детства была в движении - не помню точно, но вроде бы я хотела стать гимнасткой или пловчихой. Мама подумала, что танцевать для девочки все-таки лучше, чем заниматься спортом, поэтому меня отвели в одну из частных балетных школ Турина. А когда моя педагог сказала, что у меня есть способности и что стоит продолжать обучение в более профессиональной школе, мы отправились на поиски. Но в Италии не так уж много хороших школ, и мы переключились на Германию. Поскольку тогда мы, можно сказать, были полными дилетантами в области балета, то выбирали между школой в Гамбурге и Кельне. Вообще-то меня после экзамена взяли туда и туда, но мне очень запал в душу красавец-балетный центр в Гамбурге. Стильное здание в тихом районе с огромными светлыми залами, великолепным балетным полом. Все это вместе взятое произвело на меня, семнадцатилетнюю, сильное впечатление - и я выбрала Гамбург. Проучилась там два года в театральном классе у хороших педагогов, бывших солистов Гамбургского балета. Хотя дела мои в школе шли хорошо, никому из нас Ноймайер не давал понять, что обязательно возьмет в свой театр, и я волновалась, потому что балетное образование грозило стать смыслообразующим в моей жизни. В 19 лет я уже твердо решила, что буду танцевать в одном из немецких театров, и даже наводила справки. Однако мне повезло: я сразу попала к Ноймайеру, в кордебалет, естественно. Прошла все стадии до балерины, хотя мне не на что обижаться, так как и на первых порах мне доверяли серьезные роли.

Александр Рябко: Моя семья вообще не думала ни о спорте, ни о балете для детей. Мама пела в любительском коллективе в Киеве, но это было в молодости, так что к делу не относится. В балет я попал случайно. Мне было шесть лет, мы с папой гуляли по городу и вдруг видим новое красивое здание, подошли, поинтересовались, оказалось балетное училище (негосударственное), в которое набирали мальчиков и девочек. Мы пришли на следующий день; я попрыгал, побегал, и меня взяли и по способностям, и потому, что мальчиков всегда недобор. Это была хорошая школа - с уроками музыки, сольфеджио, музлитературы, и я много там почерпнул полезного, того, что пригодилось потом. Из этой школы я поступил в главную государственную школу при Театре оперы и балета, сюда конкурс был приличный - экзаменующихся было человек триста. В этой школе я, собственно, и встретил Светлану Захарову и Дениса Матвиенко - они учились на год младше меня. И вот весной, когда мы сдавали экзамены в предвыпускном классе, кто-то рассказал, что в Москве будет проходить При де Лозанн, знаменитый детский конкурс, хотя мы толком и не знали, что сулит участие и победа в нем. Дух соревнования захватил всю группу, мы решили поехать все вместе просто ради драйва. Я наскреб с трудом тридцать долларов - за эту сумму танцовщик из театра согласился отрепетировать со мной одну классическую вариацию, так как никакого модерна тогда не требовалось. Мы поехали, я танцевал перед именитым жюри, мало понимая серьезность ситуации. Замечал только, что один человек постоянно останавливает на мне взгляд. Я не придал этому никакого значения: ну, смотрит и смотрит (а это был Ноймайер), конкурс же. Из всей киевской команды я единственный прошел в полуфинал, но финал не выиграл, получил только диплом и небольшой денежный приз. И вдруг ко мне подходит этот человек, который смотрел, когда я выступал. Он предложил мне приехать в Гамбург, чтобы там закончить образование и затем поступить в труппу. Я собрал вещи и поехал. Вот так я оказался в Гамбурге.

- И у вас все прошло без эксцессов? Училищные власти не воспрепятствовали? Истории, подобной Ивану Урбану, с вами не случилось?

А.Р.: Можно сказать, что отъезд прошел гладко. Украина всегда была более обособленной, чем Белоруссия. Уехать не составляло проблемы никому. Хотя, окончив школу при Гамбургском балете, я имею только немецкий диплом, а в киевском училище я будто и не учился, у меня так и нет даже документа о неполном образовании.

- Не обидно?

А.Р.: Обидно, но за них: я ведь был отличником, шел на красный диплом. А для моей жизни это не играет никакой роли. Школу я в Киеве прошел отличную, если бы не высший класс киевского училища, меня не отметил бы в Москве Ноймайер.

- Интересно, а когда вы и Сильвия учились в Гамбурге, то чувствовали разницу с тем, что было в предыдущих школах?

С.А.: Пока я жила в Турине, я, кроме балета, посещала также много спортивных школ - гимнастика и плаванье много дали в плане физической подготовки. В Гамбурге же я попала к хорошим педагогам, и к тем, что оттачивали технику, и к театральным. Многое мне дала Марианне Круузе, которая закончила тогда танцевать у Ноймайера и перешла в школу преподавать. Это было отдельное переживание: в 19 лет я мечтала не столько о классических вариациях, сколько о серьезных драматических ролях. Я хотела станцевать главных шекспировских героинь - Дездемону, Джульетту, Офелию.

А.Р.: Мне вообще невероятно повезло, так как в выпускном классе в Гамбурге я попал под опеку Анатолия Нисневича, который отточил мое мастерство в духе питерской вагановской школы. Из Киева я приехал просто виртуозом, а он научил меня танцевать. И Кевин Хейген, конечно. Он был выдающимся Пэком в "Сне в летнюю ночь", работать с ним над этой ролью было безумно интересно.

- Что вас ждало в театре после школы - унылые ряды кордебалета?

А.Р.: В том-то все и дело, что нет. Сильвия сразу попала в обойму - за три года станцевала двадцать больших ролей. Джон доверял ей буквально все - Джульетту, Пруденс в "Даме с камелиями", сольные роли в симфонических балетах, в том же Малере. Когда Матс Эк поставил в Гамбурге "Спящую красавицу", то Сильвия танцевала премьеру. Джон пошел на абордаж: штурмовал зрителя одновременно своей, все-таки относительно классической редакцией "Спящей" и шокирующей версией Эка. У них с Эком - дружба, и Гамбургский балет хватал спектакли Эка раньше других. Так вот Сильвия чередовала ту и ту редакции. К сожалению, это подорвало ее силы - порвалась связка, она перенесла две серьезные операции и больше чем на год выпала из процесса.

Восстановительный период был тяжелым и долгим. Когда я пришел в театр, Сильвия была на пике, но вскоре с ней случилась авария, о которой я говорил. Что касается меня, то я наслаждался кордебалетом. Почему? Потому что это не просто кордебалет или маленькие роли, которые репетирует какой-то педагог. Ноймайер работал со всем коллективом. Мне досталась роль одного из кавалеров в "Ромео и Джульетте", и это было невероятно захватывающе - танцевать в таком интересном спектакле. Столько ансамблей, столько типов движений, разных характеров в одной мизансцене, а мизансцен было много. "Ромео и Джульетта" Ноймайера - целый мир новых эмоций. Спектакль уникальный, там почти каждый персонаж имеет прототипа или в книге или на ренессансных фресках. В декабре первого года чудом попал в премьеру "Вивальди, или Как вам это понравится": один артист, занятый в премьере был снят, и я заменил его. Сэр Эндрю и стал моей первой большой ролью. А потом снова маленькие роли, групповые танцы, как бы кордебалет. На следующий сезон станцевал Пэка в возобновлении "Сна" и кавалера Де Грие в "Даме с камелиями". Арманов было много, я не мог претендовать, хотя хотелось. В общем, период адаптации в театре прошел бурно и интересно. А Сильвия, наученная травмой, в бой больше сама не кидалась, ее жизнь стала более размеренной, зато с тех пор она обязательно была занята во всех премьерах, еще не будучи примой, она получила эту привилегию.

- Я-то считаю, что ваше положение и статус в театре существенно изменились после того, как вы станцевали Нижинского в одноименном балете. Вы так же, как Ноймайер, помешаны на Нижинском и на Русских сезонах?

А.Р.: Как ни странно, но нет. Во всяком случае, не так страстно, как Джон, хотя c детства мне все говорили, что я внешне очень похож на Вацлава (и мама моя тоже похожа). Но я как-то не реагировал на это - ну, похож и похож. Потом Джон, когда ставил балет "Нижинский", снова поднял эту тему, но премьеру готовил с Иржи Бубеничеком, а я был во втором составе. В начале нового сезона Иржи приболел, и в возобновлении спектакля уже в репертуарном варианте должен был танцевать я. Вдруг невезение - партнерша Хедер Джоргенсен потянула спину и отказывалась танцевать. Джон вызвал меня и сказал, что моя премьера откладывается. Первый раз в жизни я чуть не расплакался у Ноймайера в кабинете - наверное, думал, что это конец света. Может, я полагал, что Нижинский как бы всегда со мной, тем более что в этом спектакле я уже танцевал две роли: Арлекина и Призрака Розы. Однако не сдержался тогда. Утром небо прояснилось. Не знаю толком, что произошло, но спектакль мой состоялся. Тот первый выход был не самым сильным, но впоследствии я вошел в роль, и Джон даже поменял что-то специально для меня. Он редко меняет что-то в уже сделанном, но если меняет, то это многое значит. Только в этом смысле мой статус чуть изменился. Хотя в реальности мы с Сильвией получили высшее повышение вместе, неожиданно в конце сезона в 2000 году. Джон сделал объявление после окончания гастролей по Франции в Экс-ан-Провансе. К тому времени мы уже год были вместе.

- Что делаете в свободное время?

А.Р.: Да его нет, а короткий отпуск проводим в путешествиях. Любим экзотику. Самое сильное впечатление - свадебное путешествие на Мальдивы. Остров радиусом 200 метров, на котором ты совершенно один. Это был рай. Для нас, находящихся в постоянном контакте с другими артистами, такой отдых целителен невероятно. А так все делаем, как обычные люди, - я в перерывах между репетициями читаю немецкие газеты, Сильвия верна своим итальянским писателям.

- Вы полюбили в конечном счете Германию? Стала она вашей родиной?

А.Р.: Только теперь начали понимать, что Гамбург - наш дом, хотя Германию в целом мало знаем. Думаем отправиться в путешествие по стране, я составляю план, но отпуск-то короткий, и хочется поймать солнце, которого, увы, в Германии маловато. Наверное, я больше чем Сильвия привязался к Германии, так как серьезно освоил немецкий язык, свободно читаю, говорю, пишу. А Сильвия довела английский, который у нас является официальным языком в труппе, до совершенства и итальянский не хочет забывать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 26, 2008 11:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 200802607
Тема| Балет, БТ, "Пламя Парижа"
Авторы| Юлия Яковлева
Заголовок| Пламя Парижа
Где опубликовано| "Афиша"
Дата публикации| 20080624
Ссылка| http://www.afisha.ru/performance/76994/
Аннотация|

Думаю, критики будут не сговариваясь анонсировать «сталинский стиль» и тому подобные глупости — над балетной историей, особенно сравнительно недавней, у нас разлита свинцовая тьма невежества. К «сталинскому стилю» относят все размашистые балеты 1930-х годов, в монументальном объеме и праздничном декоре которых томится смутная угроза. Как в сталинских же станциях метро. Или в сталинских высотках, в которых режиссер Тимур Бекмамбетов правильно разглядел нечто мрачно-готическое. Балет, метро и высотки 1930-х излучали такой самодовольный, непререкаемый восторг, что любой сомневающийся человек, попав внутрь, немедленно чувствовал себя вошью, которую вот-вот вычешет советский гребешок (как вскоре и происходило).

По странной прихоти судьбы хореограф Алексей Ратманский («Пламя Парижа» станет его последней работой на посту главы Большого балета) именно из тех людей, которым самодовольство и непререкаемость органически чужды. Что ему «Пламя Парижа», советский фестиваль на тему французской революции? Загадка… Но советский балет Ратманский любит давно и прочно, вариации на советские темы занимают у него заметное место в портфеле работ, и в любви этой хорошо различимы ностальгическое шипение и потрескивание патефонной иглы. Сам патефон на даче, а дача, допустим, в Переделкино. Животного ужаса как не бывало. Тирания в изображении Ратманского, как правило, смешна. И даже мила своей девичьей глупостью. Поэтому у Ратманского отлично получился «Светлый ручей» (советская колхозная комедия) и плохо — «Болт» (советская производственная антифеерия).

А еще критики дружно расскажут анекдот. Как Немирович-Данченко сидел на представлении «Пламени Парижа», а работяга-делегат рядом все беспокоился, почему граждане на сцене молчат и будет ли так дальше. Немирович уверил: увы — балет! И тут граждане со сцены грянули «Марсельезу». «А ты, батя, вижу, в балете тоже первый раз», — ободрил работяга лауреата. Из чего по крайней мере ясно, что «Пламя Парижа» отчасти было последним вздохом умирающего балетного авангарда 1920-х с его коллажами из песен, танцев, криков и каких-нибудь «супрем». Своего времени он, однако, все равно не пережил. От него остались только трюковое па-де-де, заезженное на всяких балетных конкурсах, да парочка псевдонародных танцев. Вероятность провала новой постановки Большого театра (не скандального провала, а тихого, как сползает в речку подмытый берег) — 50%. Просто Алексей Ратманский такой хореограф, у которого интересно все, что он делает: по художественному качеству это все равно факт искусства, все равно с большой долей платины. Даже если споют «Марсельезу».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10836

СообщениеДобавлено: Чт Июн 26, 2008 11:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008062608
Тема| Балет, Академия русского балета им. А. Я. Вагановой, выпускной концерт
Авторы| Игорь СТУПНИКОВ
Заголовок| На пуантах
по тернистому пути
Где опубликовано| Санкт-Петербургские ведомости
Дата публикации| 26.06.2008
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10251176@SV_Articles
Аннотация|

Состоялся 226-й выпуск прославленной Академии русского балета им. А. Я. Вагановой.
Академии исполнилось 270 лет, что придало выпускным концертам особую торжественность.
В этом году своих учениц выпускают замечательные педагоги Людмила Ковалева и Ирина Ситникова, а мужскую «гильдию» подготовили Геннадий Селюцкий и Юрий Умрихин. В прошлом все они – видные танцовщики Кировского/Мариинского театра, который в этом году тоже отмечает свой юбилей – 225 лет со дня основания. Значительное внимание в нынешних концертах было уделено, естественно, классическому наследию – краеугольному камню в воспитании петербургских танцовщиков.
В дуэте из балета «Спящая красавица» блистала Юлия Черешкович, ее достойным партнером стал Сергей Уманец, элегантный танцовщик и благородный кавалер. Юлия Тикка и Олег Демченко порадовали тонким ощущением изящества и пленительной красоты па-де-сис из старинного балета Артура Сен-Леона «Маркитантка». Овацией наградили зрители выступление выпускников иностранного отделения – нежную Рурико Адзуми и обладателя феноменального прыжка Масахиро Накая, исполнивших дуэт «Диана и Актеон» в постановке Агриппины Вагановой.
Опусы современных хореографов, увы, не доставили радости. В наше время талантливых сочинителей танца можно перечесть по пальцам. Претенциозно и безвкусно прозвучал номер «Случайные встречи» в постановке Дэниела Кордозы, напоминающий очередной сюжет из телепередачи «Дом-2». Монотонно, без эмоциональных всплесков создал хореографию «Испанского танца» Михаил Чайкасов.
Характерный танец обрел силу и выразительность в «Краковяке» из оперы Глинки «Иван Сусанин», исполненном танцовщиками темпераментно, с безупречным ощущением стиля. Успех подопечных по праву разделила педагог характерного танца Елена Шерстнева, воскресившая из небытия этот шедевр русской хореографии. В новой супермодной редакции оперы блистательная хореография польского бала была заменена переплясом солдат в камуфляже.
Завершил гала-концерт третий акт из балета Мариуса Петипа «Корсар». Лучшие черты петербургской школы – академизм, музыкальность, виртуозное владение техникой танца – проявили Анастасия Никитина (Медора), Вадим Беляев (Конрад) и Рауан Оразбаев (Али).
Многие юные артисты приняты в труппы Мариинского и Михайловского театров, в коллектив Бориса Эйфмана. Для них начинается прекрасный и трудный путь в мир одного из самых замечательных искусств.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 26, 2008 12:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 200802609
Тема| Балет, МТ, "Баядерка", "Лебединое озеро" , Персоналии, Виктория Терешкина
Авторы| Юлия Яковлева
Заголовок| Лебединое озеро, Баядерка
Где опубликовано| "Афиша"
Дата публикации| 20080623
Ссылка| http://www.afisha.ru/review/performances/228437/
Аннотация|

В «Лебедином озере» и «Баядерке» солирует Виктория Терешкина — вот повод посмотреть оба балета: она несомненный лидер поколения, следующего за плеядой 1990-х (Лопаткина, Вишнева и проч.). Терешкина — это уже нулевые. Которые принято ругать не только в балете. Мол, ноль он и есть ноль. Терешкина, надо признать, легко попадает в тему. Танцует-то она первоклассно: точно, ясно и просто. Лучше всего ей удается Баланчин, а среди его балетов — «Фортепианный концерт №2»: только у Терешкиной он звучит как должно; даже Диана Вишнева танцует это хуже. Тем не менее за балеринский статус Терешкиной приходится сражаться там, где ее позиция наиболее уязвима, — в русской классике. Это наиболее театрализованный раздел классического репертуара. Там, как нигде, требуется не только все правильно делать ногами, но и быть, попросту говоря, интересным человеком. У Лопаткиной это получалось. Пусть даже львиная доля ее танцев оказывалась шикарной театральной иллюзией. Например, прыжок: от природы он у Лопаткиной никогда не был впечатляющим, но на сцене всегда таким казался. Вот эти-то театральные иллюзии Терешкиной противопоказаны. Она танцует классику с какой-то спортивной честностью. Это во-первых. А во-вторых, вкладывает в текст не больше интерпретации, чем лазерный проигрыватель.

Признаю: не всем это нравится. Виктория Терешкина вряд ли когда-нибудь впишет свое имя в один ряд с Анной Павловой, Ольгой Спесивцевой, Галиной Улановой — ряд, завершающийся на данный момент именем Лопаткиной. Ряд балерин, которые превращали хореографию Мариуса Петипа в театр собственного имени. Для Терешкиной уже готово место в другом пантеоне. В том, где испокон веков царят инструментальные виртуозки: Вера Трефилова, Агриппина Ваганова, Наталья Дудинская. Те, про кого никогда не снял бы биографическую пошлость главный кинематографический пошляк СССР Эмиль Лотяну (удруживший киносагой Анне Павловой). Те, кто вошел в историю балета — и только балета. Танцем — и только танцем: чистым, как бельканто. Те, у кого Мариус Петипа равен Мариусу Петипа, а Баланчин — Баланчину. И по-моему, это превосходно. Потому что чисто по-человечески и тот и другой были личностями, как бы сказать помягче, более увлекательными, чем любая балерина. А свои мысли о мире и людях формулировали с краткостью и простотой, доступной только гениям. Петипа, кстати, делал это еще и в легкой сказочной форме. И смотрите, что у него там получается. В «Лебедином озере» принц влюбляется в девушку-лебедь. «Баядерка» — про взаимоотношения благородного воина с призраком. И так у Петипа постоянно: все мужчины — люди как люди, а все девушки — феи, лебеди, призраки. О принципиальной невозможности любви нельзя было высказаться определеннее. Добавить к этому нечего. Терешкина совершенно права.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 26, 2008 4:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 200802610
Тема| Балет, Персоналии, Нина Ананиашвили
Авторы| Инна Бизерганова (Тбилиси)
Заголовок| Нина Ананиашвили "Жёсткая профессия"
Где опубликовано| журнал Станиславский №21 ("Независимая газета")
Дата публикации| 2008 06
Ссылка| http://stanislavsky.ng.ru/life/2008-06-01/24_mylife.html
Аннотация| Интервью

Нина Ананиашвили продолжает удивлять. Прежде всего абсолютным несоответствием биологического возраста возрасту паспортному (недавно балерина отметила 45-летний юбилей) — вечной юностью, что ли. Наверное, именно это продлевает балетную жизнь Нины и делает ее столь насыщенной. В мае она станцевала Маргариту Готье в одноактном балете Ф.Эштона «Маргарита и Арман» на музыку Ференца Листа (балетмейстер — Грант Коил из Ковент-Гарден). Нина Ананиашвили родилась 28 марта 1963 года. В 1981-м окончила Московское хореографическое училище и была принята в труппу Большого театра. Ее педагогами стали Раиса Стручкова и Римма Карельская (позднее Н.Ананиашвили перешла в класс Марины Тимофеевны Семеновой). В 1985 году была удостоена Золотой медали на 5-м Международном конкурсе артистов балета в Москве. В том же году стала балериной Большого театра. Нина — первая русская балерина, приглашенная в труппу Королевского Датского балета, где танцевала в балетах Бурнонвиля «Сильфида», «Неаполь», «Фестиваль цветов в Дженцано». С 1993 года Нина — прима-балерина Американского балетного театра. Награждена российской премией «Триумф», Государственной премией имени Шота Руставели (Грузия). Она получила российский орден «За заслуги перед Отечеством» 3-й степени и грузинский орден Чести. В сентябре 2004 года ее пригласили возглавить балетную труппу Тбилисского театра оперы и балета имени З.Палиашвили, там же она и выступает, а раз в году в течение месяца-двух танцует на сцене Американского театра балета. К сожалению, на российской сцене ее не видели уже давно.

ГРУЗИЯ — НА БАЛЕТНОЙ КАРТЕ

— Нина, когда вы были в Москве в последний раз?

— На прошлой неделе: подруга родила. Навестила могилу Раисы Степановны Стручковой. Но в Москве я провела всего два дня. Больше не получилось, ведь на мне лежит огромная нагрузка — художественное руководство большим коллективом…

— Так что даже при желании вы не могли бы раздваиваться между Москвой и Тбилиси?

— Ну почему же? Я всегда мотаюсь туда-сюда. Я и в Грузии, и в США… А когда танцевала в Большом, то за один сезон могла выступать в пяти театрах мира. Но тогда я была только балериной. А сейчас руковожу и должна больше времени проводить со своим коллективом. Так что от многих предложений мне приходится отказываться, оставив только ежегодные выступления на сцене Американского театра балета.

— Недавно в США побывал Тбилисский театр оперы и балета. Гастроли были успешными?

— Гастрольный тур продолжался пять недель. Мы выступали на престижных сценах — в Беркли, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе, Чикаго, Нью-Йорке, а потом отправились в Санта-Барбару, Айову и Миннеанаполис. Я очень довольна этими гастролями — артисты выступили замечательно, думаю, в какой-то степени мы всех удивили. Представители грузинского балета никогда не выступали на таких престижных сценах, тем более — в США. Это наше второе появление в этой стране — в прошлом году Театр имени Захария Палиашвили принял участие в Spoleto Festival USA. После хороших рецензий продюсер пригласил нас на гастрольный тур в США. Для меня очень ценно, что государственный балет Грузии заявил о себе на международной арене. Мне приятно, что если раньше я сама представляла, рекламировала грузинскую труппу, то теперь нам уже звонят с различными предложениями. Мы появились на карте балетного мира, о чем я всегда мечтала. Наш репертуар очень интересный и насыщенный — 27 балетов! Их мы выпустили практически за неполных четыре сезона. Это предполагало новые декорации, костюмы — проделан действительно огромный труд! Ведь нам пришлось догонять… В целом я очень довольна тем, как работает труппа, потому что мы идем в ногу со временем. А иначе в этом мире, в этой жизни нельзя — мы просто отстанем! И вот — награда за проделанный труд: мы получили новое приглашение на фестиваль в США, который состоится в будущем году. А нынешним летом примем участие в Эдинбургском фестивале.

— А какие балетные спектакли вы представили на суд американской публики?

— На гастроли отправилась балетная труппа из 74 человек и еще 70 человек музыкантов: в Нью-Йорк приехал наш оркестр, исполняющий музыку к балетам Баланчина, а также ансамбль грузинской народной музыки — она звучит в балете «Сагалобели», поставленном Юрием Посоховым. А еще — ударники, осуществляющие музыкальное оформление «Снов о Японии». Мы станцевали «Жизель», «Дон Кихота», показали новую постановку Алексея Ратманского, в нашем театре, — «Вариации» на музыку Бизе, «Сагалобели», «Чакону» Баланчина на музыку Глюка. Я впервые выступала в «Чаконе» и получила огромное удовольствие. Это очень красивый, торжественный балет… По-моему, в России его пока не ставили.

НОСТАЛЬГИЯ — УДЕЛ ПРАЗДНЫХ

— Это все американские впечатления. А по Большому театру не скучаете?

— Ностальгия возникает тогда, когда ты не занята. Конечно, того театра, в котором я танцевала много лет, уже нет. Остался только фасад. А все, что сохранилось в моей памяти, не существует в реальности — нет моей комнаты, прежних залов… Все изменилось, и каким сейчас будет старый новый Большой театр, никто не знает! Естественно, я скучаю по друзьям, коллегам. Правда, в Большом сейчас совершенно новое поколение, с которым я не знакома. Но остались и те, кого я знаю. По ним я скучаю! Партнеры, с которыми я танцевала в Большом театре, приезжают ко мне в Тбилиси и выступают на нашей сцене. Так что связи сохраняются. Вскоре состоится гала-концерт с награждением молодых артистов балета: вместе со знаменитым ювелиром из Швейцарии Жильбером Альбером мы основали премию «Звезда», присуждаемую начинающим. Уже названы первые победители. На церемонию приедут сам Жильбер Альбер, знаменитые гости из разных стран. Лауреатами премии стали балерина из Мариинского театра Евгения Образцова и талантливый грузинский артист Лаша Хозашвили. Недавно ко мне приезжали Ирина Колпакова и Владилен Семенов, Татьяна Терехова и Сергей Бережной, Дмитрий Корнеев. У меня и с российскими хореографами замечательные отношения: Ратманский, как я уже сказала, ставил на нашей сцене… и все время приглашал меня станцевать в Большом хотя бы один спектакль. Но по времени я ну никак не успевала. Мое расписание так и не совпало с репертуаром и днями, в которые я могла бы станцевать в Москве. Но я все равно хочу выступить в Большом, приехать туда уже со своей труппой и показать наш новый репертуар.

— Переговоры об этом уже ведутся?

— Да. Эти гастроли станут моим отчетом перед москвичами, моими поклонниками, которые меня не забывают, звонят, всячески проявляют свое внимание. Это очень трогательно, и я это очень ценю. Я не хочу уйти со сцены так, чтобы не станцевать в Москве хотя бы несколько спектаклей.

— Нина, как вы оцениваете нынешнее состояние российской балетной школы?

— Я не очень хорошо знаю состояние российской балетной школы сегодня. Слава богу Россия большая, и она богата талантами. Слава богу выскакивают талантливые дети. Но проблема — в мальчиках. В России она тоже существует. С другой стороны, Большой и Мариинка собирают талантливых ребят отовсюду. В Москве, к примеру, танцуют артисты из Сибири, из Украины… Им предоставлена возможность проявить себя. Театры сейчас открыты для всех… У нас система обучения все равно одна — вагановская. Я сама представляю в Грузии и во всем мире русскую балетную школу, которую очень люблю и считаю лучшей в классическом балете.

— А грузинский балет — он русский или уже нет?

— У нас русская школа. Я даже уроки веду по-русски. Мне так легче излагать балетную терминологию. Но, конечно, у нас есть и отличия. Так было всегда, даже при Вахтанге Чабукиани мы были чуть-чуть другими и по своему репертуару, и по характеру танца, и даже визуально. Это и хорошо, так и должно быть. У нас другие спектакли, мы развиваемся по-другому, но я твердо придерживаюсь русской балетной традиции…

ТАЙ-ЧИ ВМЕСТО РАСТЯЖКИ

— Я стремлюсь сохранить вкус классического балета, что теряется в последнее время. У меня, во всяком случае, такое ощущение. Влияние Запада должно быть позитивным, а не наоборот… Но почему-то мы всегда воспринимаем плохое. Поэтому для меня главное — сохранить в школе вкус, чтобы дети развивались правильно. Мне не нравится чрезмерное утрирование элементов танца. Я не разрешаю юным артистам переигрывать. В школе дети не должны танцевать как артисты балета. Школа есть школа… То, чему меня учили педагоги, чего я добивалась в творчестве, сегодня я стараюсь передать молодым артистам, студентам в театре и в школе. Для меня важно интеллектуальное отношение к искусству, а не математически точное выполнение движений. Необходима культура танца, осмысленное к нему отношение. Тогда это интересно смотреть… И еще: в школе нужна дисциплина. Мне не нравится то, что свобода детей превратилась в какую-то разнузданность. Я говорю родителям: «Если вы не хотите, чтобы ваши дети, став взрослыми, сказали вам однажды: «Пошли вон!», нужно сейчас, вместе с педагогами воспитывать их». Когда мы делаем ребенку замечание, родители иногда говорят нам: «Как вы смеете!» Этим они не помогают, а только вредят своему чаду. Ведь престиж школы — в руках не только педагогов, но и родителей. В балете это особенно важно. Я всегда говорила, что у нас очень жестокая профессия. Выглядит она очень романтично, красиво, но при этом очень жестокая. Потому что у нас определены четкие границы: так — можно, а по-другому — нельзя. Ребенок должен быть все время в каких-то рамках. Но это отнюдь не сужает мир ребенка, не ущемляет его. Наоборот, воспитывает… Я кое-что изменила в системе обучения: ввела китайскую гимнастику тай-чи вместе обычной гимнастики на растяжку. Я хочу увидеть результат, к которому мы придем после трех лет занятий тай-чи. Однажды я поняла, что гимнастическая растяжка ломает детей. На мой взгляд, чрезмерная растянутость уродует балетные линии. И у детей, имеющих не вполне эластичную костную структуру, травмируются спины, колени, стопы. В 13–14 лет они уже инвалиды. К примеру, я никогда никаких растяжек не делала. Стала спрашивать у других состоявшихся балерин и выяснила, что практически никто специально растяжкой не занимался. И наоборот, те, кто не стал артистом балета, прошел через это. Ну какой смысл ломать ребенка, если у него нет перспектив?.. Что касается тай-чи, то ввести его в программу было непросто: многие педагоги возражали. Но я сама во время беременности занималась китайской гимнастикой и на собственном опыте поняла, что тай-чи и дыхательные упражнения необходимы. Поэтому мы отработали программу занятий тай-чи — и в итоге у детей окрепли колени, у них не болят спины и в то же время они нормально растянуты.

— Введение тай-чи в программу хореографического училища — это ваше ноу-хау?

— Не знаю… Кто-то занимается в школе йогой. Но йога — это прежде всего философия, а я не нагружаю детей философией. Я внедрила тай-чи для того, чтобы результаты у наших детей были получше… К тому же в школе я ввела два отделения — классическое и народно-характерное, что позволило шире использовать потенциальные возможности наших ребят. И еще. Уроки актерского мастерства в хореографической школе всегда были узкобалетными. А я это изменила: пригласила режиссера драматического театра, и она стала соединять балетное движение со словом. Дети заговорили, начали высказывать свои мнения, читать стихи. Хотя соединить слово с жестом для артиста балета всегда очень сложно. Мы замечательно двигаемся, но если нас спросить, что мы делаем, то объяснить это чаще всего не можем, теряемся. А наш режиссер-педагог смогла раскрыть даже таких детей, которые казались мне совершенно невыразительными. Они научились сопрягать движение со словом — Шекспира, например. Для развития детей это очень полезно: у них появляется возможность выбора в дальнейшем. Кто-то из них пойдет в балет, другие — в драматический театр или кино. В сегодняшней реальности это необходимо, потому что Грузия не такая огромная страна, как Россия. Здесь нет 150 трупп, в которых можно танцевать. У нас всего лишь одна профессиональная балетная труппа, и все, кто танцует в театре имени Палиашвили, выпускники нашей школы.


ПОТРЯСЕНИЕ В БАЛЕТЕ НЕВОЗМОЖНО

— Кто из артистов балета потряс вас за последнее время?

— В сегодняшнем мире получить потрясение в балете невозможно. Потому что уровень классического балета во всем мире очень вырос. Мы раньше удивляли Запад своей классикой — «Раймондой», «Баядеркой»… Такие балеты раньше нигде не ставились, а сейчас идут везде. В репертуаре Американского театра балета есть сейчас все — и «Раймонда», и «Баядерка», и «Корсар». Да и наши педагоги преподают в США — те же Ирина Колпакова и Владилен Семенов. Границы открылись, и разные школы друг у друга многому учатся. Мы — современному движению, современной хореографии, ведь до сих пор русская школа была сосредоточена только на классике. Так что сейчас кого-то чем-то удивить непросто. К примеру, удивить шагом, как раньше это делала Надежда Павлова, сегодня нельзя. Сегодня все шагастые, все растягиваются… Думаю, единственное, чем можно привлечь зрителя, — это хорошее, технически и эмоционально, исполнение. Одной техники мало, если она не подкреплена чувствами, переживаниями, красивыми линиями. Иначе зритель остается недовольным, он уже так избалован! И, конечно, необходимы хорошие спектакли с хорошей хореографией, что случается очень редко. Профессия хореографа очень сложная. И если у хореографа получается за всю жизнь несколько удачных балетов, это уже большое дело. То есть даже очень талантливый хореограф не может бесконечно выдавать гениальную продукцию.

— Часто приходится слышать, что в хореографии наблюдается сегодня кризис…

— В Хьюстоне я познакомилась с замечательным английским хореографом Беном Стивенсоном, создавшим новую труппу в Далласе и поставившим на меня балет «Снегурочка» . Он сказал мне: «Был период, когда в мире было всего семь-восемь хореографов!» Допустим, в США: Джордж Баланчин, Джером Роббинс, Морис Бежар, в Москве — Леонид Лавровский, Касьян Голейзовский, в Питере — Василий Вайнонен, Леонид Якобсон, во Франции — Серж Лифарь… А сейчас человек, поставивший хоть один балет, уже называет себя хореографом. Так что? Тогда был кризис или сейчас?

— Но это и есть девальвация профессии, когда каждый может назвать себя хореографом, не так ли?

— По-настоящему талантливых людей мало. В каждой труппе создается новая хореография, но работ, что сохранятся надолго, единицы. Их и не может быть много.

— И все-таки с какими хореографами вы лично связываете надежду на формирование нового поколения артистов балета?

— Трудно сказать. Каждый хореограф вносит свою лепту в развитие труппы. Этап, который случился в Большом театре с приходом Алексея Ратманского, в какой-то степени изменил труппу Большого театра. Кому-то это может нравиться, кому-то — нет. Но факт, что хореография Алексея Ратманского отличается, к примеру, от хореографии Юрия Григоровича. Это другое направление. И молодые артисты театра имеют сегодня возможность танцевать все. Для развития артистов балета это интересно, потому что они танцуют и старую классику, и того же Григоровича, и балеты Баланчина, которые для моего поколения были невозможны в Большом театре. Важно, чтобы академический театр не терял своего лица, сохранял баланс, удерживая классический репертуар и предлагая публике новые работы, что я и пытаюсь делать в Театре оперы и балета имени Палиашвили. Мы академический театр, поэтому я не хочу ставить только современную хореографию. Если родится хореограф, который создаст в Тбилиси современную труппу, я буду очень рада. Но пока у нас все происходит в стенах одного театра.

— Как оцениваете возвращение Григоровича в Большой театр?

— Насколько я знаю, в театре остался Алексей Ратманский, только в другой должности, пришел Юрий Григорович, а также работают Юрий Бурлака и Геннадий Янин. Всех я уважаю… Каждый, как говорят, будет заниматься своим делом. Главная проблема возникнет, когда каждый из них захочет в одно и то же время что-то поставить. Честно говоря, я бы не хотела в этот период танцевать в Большом. Хотя… было время, когда нам просто не с кем было работать. Это очень плохо. Раиса Степановна рассказывала мне, что, когда театром руководил Лавровский, там ставили Моисеев, Вайнонен… Приглашать хореографа или иметь постоянного хореографа в театре очень важно. Если бы я не начала строить свою карьеру на Западе, то так и осталась бы балериной, танцующей исключительно классику. Я бы никогда не узнала, кто такие Фредерик Эштон, Кеннет Макмиллан и другие, не встретилась бы с Ратманским, создавшим для меня балеты, которые на всю жизнь останутся моими любимыми. Не поставили бы на меня «Снегурочку». Многие удивляются, когда я говорю, что в Большом театре ни разу не танцевала премьеры, кроме «Дочери фараона», — это случилось на двадцатом году моей карьеры! А до этого были только вводы. Ни разу у меня не было возможности станцевать первый спектакль, то есть работать с хореографами. Все это было вне Большого театра или в антрепризах. Я первая стала создавать такие антрепризы — благодаря премии «Триумф», которая в этом мне помогала… Вот такое было время. А сейчас в Большом театре пробуют практически всё! Того же Баланчина, которого стали исполнять, когда в Большой пришел Алексей Фадеечев. Когда я впервые станцевала в 1988 году Баланчина, то поняла, как многого мы были лишены. Иногда слышишь от представителей старшего поколения: «А зачем нам Баланчин?» Он нужен нам для развития, для того, чтобы понять: классический балет может иметь другую технику — не только Мариуса Петипа. Одно не должно исключать другого, в моем понимании. Танцуя Баланчина, ты растешь!

Что касается возвращения Григоровича… Замечательно, когда здравствующий хореограф может следить за своими спектаклями. Он знает, чего хочет, как вести молодого человека. Нельзя все время учиться по кассете. Теряется все! Тем более когда двадцатилетний парень танцует Спартака. Он уже в силу отсутствия опыта, жизненного и творческого, не может танцевать Спартака так, как тридцатилетний Владимир Васильев… Кроме того, тогда была другая эстетика танца, артисты даже по-другому выглядели. Так что если хореограф жив и может тебе что-то показать и с тобой поработать, это очень хорошо.


ЗВЕЗДА БЕЗ КАПРИЗОВ

— Ваша собственная карьера не страдает в связи с административной должностью?

— Cтрадает. Я уже не танцую так много, как раньше. Но я считаю, что для меня в данной ситуации это нормально. Я танцевала везде и перетанцевала все, что мне хотелось. А сейчас хочу что-то создавать. У меня огромный багаж, который я передаю молодым, делюсь с ними накопленным, пытаюсь вместе с ними поднять грузинский балет на высокий уровень. Думаю, я для них хороший пример. Я не капризный человек, не веду себя плохо с партнерами. Почему-то думают, что, когда человек достигает какого-то уровня, становится звездой, он обязательно должен быть капризным, заносчивым — для авторитета, так сказать. Это все ерунда! Чем человек капризнее, тем больше страдает его престиж. Человек, достойный своего уровня, своего имени, так себя не ведет. Ни Майя Михайловна Плисецкая, ни Раиса Степановна Стручкова, ни другие птицы высокого полета такого себе позволить не могли и не могут. Так поступают, как правило, те, кто не достоин своей славы.

— Власть, говорят, меняет человека. Изменился ли ваш характер?

— Характер не изменился, но ругаюсь иногда. Чувствую себя как многодетная мать, ответственная за каждого ребенка. У меня душа болит за каждого! Остро переживаю, если что-нибудь случается. Иногда приходится указывать и наказывать. Но, поверьте, я бы не страдала, не мучилась, больше времени проводила бы со своей дочерью Еленой, если бы не видела результата своих усилий.

— А вы человек вспыльчивый или легко контролируете эмоции?

— Меня выводят из себя только две вещи: хамство и недисциплинированность.

— Каковы ваши взаимоотношения с властью? Ведь представители грузинской интеллигенции относятся к президенту Михаилу Саакашвили далеко не однозначно.

— У меня с Михаилом Саакашвили нормальные отношения. Когда он пригласил меня на должность художественного руководителя театра, то обещал сделать все для того, чтобы балетная труппа встала на ноги. И в данном случае у меня нет проблем: то, что обещано, выполнено. Потому что театр не может выдержать нынешнее сумасшествие, если нет государственной поддержки. Во всяком случае, в наших странах. Но слава богу есть государственная поддержка, и театр существует. И существует на хорошем уровне.

— Если бы вдруг по воле судьбы вам пришлось определять будущее своей страны, какое бы первое решение вы приняли?

— Господи, не хотела бы… Но я хочу для свой страны объединения. Чтобы у нас не было никаких проблем, чтобы люди, которые столько лет терпели ради нашей свободы, независимости и целостности, зажили спокойно. И тогда, я думаю, мы сами сможем наладить экономику на таком уровне, чтобы обеспечить всех работой. Мое единственное желание — мир, мы не хотим ни с кем воевать, ссориться. Мы, грузины и русские, понимаем друг друга, как никто. Нам близка русская культура, как и наоборот — русские любят грузинскую культуру, мы всегда были совместимы, всегда любили и уважали друг друга. У нашего поколения еще есть эти связи. Потому что мы общаемся. А я хочу, чтобы молодое поколение не потеряло этих связей, хочу сделать все, чтобы мы эти связи вернули и укрепили, чтобы наши дети увидели: мы по-прежнему любим друг друга, между нами очень много общего! И тогда с нами ничего не случится. Невозможно иностранцу объяснить все так легко, как русскому. Потому что мы всегда были единым целым. В отношениях необходима взаимность — не важно, кто большой, а кто маленький. Уважают же датчан! А ведь их так же мало, как и нас грузин, — четыре миллиона…

Хочу, чтобы в мире был мир! Как бы смешно это сегодня ни звучало. Помню, бабушка всё время мне говорила: лишь бы войны не было! А я ей: достала ты со своей войной — да не будет войны! Оказывается, не всё так просто… От одного дурацкого решения, от одного ненормального человека мир может полететь в тартарары. Я ежедневно молюсь: «Господи, лишь бы был мир, чтобы дети наши могли спокойно жить, и мы дожили свои годы на этой грешной земле!..»


УЧИТЬСЯ НА СОБСТВЕННЫХ ОШИБКАХ

— А от чего бы вы предостерегли свою дочь?

— Это трудно… Ведь говорят, что дети должны учиться на своих собственных ошибках. Конечно, я хотела бы, чтобы этих ошибок было меньше, чтобы она была счастлива. А какую судьбу она выберет, Бог знает. Сейчас об этом трудно что-то сказать. Я очень хочу, чтобы она жила в спокойной, благополучной, красивой Грузии. Чтобы она имела возможность свободно передвигаться по миру, была свободным человеком свободного мира. Захотела поехать в путешествие? Взяла билет и уехала, как это делает любой иностранец. Почему мы должны быть другими? Чем мы хуже? Мы — такие же. Просто нам не повезло, и мы родились в другой стране? И поэтому должны унижаться, стоять за визами, слышать оскорбления ничтожного человека, стоящего на границе с одной или другой стороны? Людей нужно оценивать по их таланту, сущности, человечности — не важно, где ты живешь. Если ты такой, тебя везде уважают. А если ты бандит, то в любой точке мира таковым и останешься. Таких надо или исправлять, или удалять из общества!


Ирина Колпакова, балерина, народная артистка СССР:

— Очень люблю Ниночку Ананиашвили. В ней есть что-то

по- православному хорошее — имею в виду чувство стиля, нашу школу, естественность движений, поведения на сцене, грацию

и какое-то особое очарование, что, наверное, важнее даже красоты. И потом, Нина умеет так вести себя в театре, что

ее все любят. К примеру, в том же Американском балетном театре ее обожают! Рада, что Ниночка в Тбилиси работает…

У нас с ней одна школа, одни корни. Ведь Нина — ученица Раисы Стручковой, которая училась у Вагановой, — как и я!


Майя Зурашвили, педагог-репетитор:

— Я знаю Нину с детства. Мы вместе танцевали… Сама будучи еще ребенком, я понимала, что рядом со мной необыкновенная, не похожая на других девочка. С детства она была звездой! Можно научиться хорошо владеть своим телом, стать неплохой балериной… но Нина — самородок. Потом Нина уехала

в Москву, я училась в Петербурге, затем вернулась в Тбилиси

и танцевала на сцене Театра имени Палиашвили. И я бы никогда не поверила, если бы мне кто-нибудь сказал, что буду работать с Ниной Ананиашвили. Я не педагог Нины — боже упаси,

у нее были такие замечательные педагоги! Я просто ее подруга и помогала ей войти в форму после родов, вернуться на сцену. Мы очень долго, упорно, допоздна занимались. Я всегда знала, что Нина необыкновенно трудоспособный человек. Но на этот раз она просто удивила меня своей работоспособностью

и упорством. Я еще раз убедилась в том, что именно это качество приводит к успеху. Если солист не выкладывается до конца, то, как бы он ни был одарен, чуда не происходит. А Нина поражала меня каждый день. Во время работы возникали разные проблемы — то нога заболит, то еще что-то. Но Нина ни на что не обращала внимания, не позволяла себе распуститься, поддаться слабости. Работала через пот, через усталость.

Так что она меня удивила дважды: в детстве и еще больше — сейчас. Для таких, как она, возраст не имеет значения. С годами она только набирает профессионализм… Плюс ко всему Нина Ананиашвили очень чутко относится к окружающим. Я обыкновенная балерина, и мне поначалу было очень трудно делать ей, самой Ананиашвили, какие-то замечания во время репетиций. Но она меня раскрепостила. Сначала я говорила очень тихо

и робко, но Нина настаивала: «Громче и побольше замечаний!», хотя многие оскорбляются, услышав в свой адрес какую-нибудь критику. Постепенно я действительно осмелела… То, что Нина прислушивается к мнению окружающих, лишний раз доказывает ее профессионализм. Вчера я смотрела оркестровую репетицию балета «Маргарита и Арман» и не могла сдержать слез. Нина была прекрасна, это было чудо!


Теона Чарквиани, заведующая балетной труппой:

— И в работе, и в неформальном общении с Ниной очень легко. Столько энергии, сколько есть в Нине, наверное, нет ни в ком!

Я даже не могла этого себе представить до знакомства с ней. Иногда складывается впечатление, что Нина никогда не устает, может работать с утра до вечера в зале или станцевать спектакль, а потом часами говорить, общаться, охотно и интересно рассказывать… После родов она добилась почти невозможного — восстановила блестящую творческую форму. Мы даже не заметили, как это произошло. На днях я была у Нины в гостях, и она показывала мне очень красивые и ценные старинные книги — у них с мужем великолепная библиотека, которую они уже довольно долгое время собирают. В ней собраны поистине уникальные

издания… Еще один интерес Нины — это старинные открытки,

в том числе балетные, запечатлевшие образы Матильды Кшесинской, Анны Павловой… Нина — очень близкий мне человек, вместе мы проводим довольно много времени. А иногда ходим в баню

в старом районе Тбилиси — чтобы расслабиться.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10836

СообщениеДобавлено: Чт Июн 26, 2008 10:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008062611
Тема| Балет, БТ, «Пламя Парижа, Презентация
Авторы|
Заголовок| Балет "Пламя Парижа" получит второе рождение на сцене Большого театра
Где опубликовано| «ИНТЕРФАКС»
Дата публикации| 26 июня 2008 года
Ссылка| http://www.interfax.ru/culture/news.asp?id=19094
Аннотация|

- Большой театр 3 июля представит на Новой сцене премьеру обновленного советского балета "Пламя Парижа" в постановке художественного руководителя балетной труппы театра Алексея Ратманского.
"Этот спектакль был ледоколом, который открыл всему миру русских артистов, и Алексей Ратманский блистательно реанимировал этот балет, который заново получит второе рождение", - сказал в четверг на презентации премьеры прежний исполнитель партии главного героя Филиппа Михаил Лавровский.
По его словам, это "мощный, полнокровный балет с колоссальным количеством образов".
Балет "Пламя Парижа" был поставлен в 1932 году. Его создателями были сценарист Николай Волков, композитор Борис Асафьев и режиссер Сергей Радлов. Премьера состоялась на сцене Ленинградского академического театра оперы и балета к празднованию пятнадцатилетия Октябрьской революции. Сценарий балета был написан по роману-хронике Феликса Гра "Марсельцы", в котором рассказывалось о свержении монархии во Франции в 1792 году.
В Большом театре "Пламя Парижа" было поставлено в 1933 году. Весной 1947 года хореограф Василий Вайнонен, дирижер Юрий Файер создали новую редакцию балета, которая была в репертуаре Большого до 1964 года. На сцене этого театра балет был показан 111 раз. В частности, 23 сентября 1961 года, когда спектакль демонстрировался в сотый раз, в партии одной из главных героинь Жанны впервые выступила Екатерина Максимова.
При создании хореографических образов В.Вайнонен отталкивался от музыкального материала, созданного Б.Асафьевым и от гравюр из архивов Эрмитажа.
Спектакль известен рядом танцевальных номеров - танец басков, классическое па-де-де главных героев, которое входит в обязательную программу многих международных балетных конкурсов.
А.Ратманский для воссоздания балета пользовался старыми кинопленками, на которых сохранились фрагменты спектакля и воспоминаниями артистов, исполнявших партии главных героев. Однако, по его словам, все хореографические номера не удалось восстановить в прежнем виде за неимением достаточных сведений. Один из самых ярких моментов балета "Танец басков", а также па-де-де Жанны и Филиппа, фарандола и ряд других хореографических номеров, созданных В.Вайноненом, в новой постановке остались.
А. Ратманский создал также новые номера.
"Это новый спектакль с использованием оригинальной хореографии Василия Вайнонена", - сказал А.Ратманский.
По его словам, либретто балета пришлось поменять, поскольку современному зрителю малоинтересна главная линия советской постановки о противодействии революционеров и аристократов.
В частности, в спектакле появляется любовная тема, которой не было в прежней редакции. Кроме этого, в постановке А.Ратманского действуют уже две пары главных героев, а не одна, как было изначально. "На фоне исторических событий развертывается любовь, драма", - сказал А.Ратманский.
Другое нововведение - казнь одной из героинь как следствие революционного террора.
В балете задействованы 4 состава, в нем участвует почти вся балетная труппа театра. "Кордебалет занят абсолютно весь. Вообще, на сцене находятся 140 человек", - отметил А.Ратманский.
"Пламя Парижа" в постановке В.Вайнонена 1947 года стало одним из любимых спектаклей Иосифа Сталина. Как рассказал на презентации Никита Вайнонен, сын знаменитого хореографа, генсек посмотрел этот балет более десятка раз.
"Он спросил отца: "А этот балет имеет премию моего имени?" Тот ответил нет. "Это большая ошибка", - сказал Сталин. А на следующее утро балет получил Сталинскую премию", - рассказал он.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10836

СообщениеДобавлено: Чт Июн 26, 2008 10:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008062612
Тема| Балет, БТ, «Пламя Парижа»
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Балет "Пламя Парижа" получит второе рождение на сцене Большого театра
Где опубликовано| Тimeout
Дата публикации| 26 июня 2008 года
Ссылка| http://www.timeout.ru/text/show/86615/
Аннотация| Анонс премьеры



Азарт восстания, кайф победы, чувство, что жизнь находится на высшей точке, — и пусть дальше будет разочарование, но прямо сейчас это совершенно не важно. Вот об этом самом дивном и диком ликовании революции был сделан в 1932 году балет «Пламя Парижа». В Мариинском (тогда Кировском) театре его на музыку Бориса Асафьева поставил Василий Вайнонен — и спектакль имел такой успех, что его срочно перенесли в Москву.
Историческое время — наша отечественная (не французская, которой был посвящен балет) революция еще не стала пережевывать своих героев ежедневно. И чувство праздника — было. И артисты с воодушевлением транслировали это чувство в зал, ни капли не фальшивя. Спектакль был в репертуаре почти двадцать лет — и спустя полвека возобновляется в новой хореографии.
В основе сюжета — поход батальона марсельцев на Париж, на подмогу восставшим в городе. (Одной из важных мелодий спектакля и стала «Марсельеза», вплетенная в партитуру Асафьевым наравне с другими французскими революционными песнями). Пока король во дворце смотрит томные танцы придворных актеров (пудреные артисты сочувствуют революционному народу, но его величество об этом не знает), марсельцы приходят в Париж. С песнями берут штурмом дворец Тюильри, мимоходом оплакивают погибших и весь последний акт (а их было четыре) веселятся на площади.
Суламифь Мессерер, одна из исполнительниц роли Жанны (народ народом, но в балете не может не быть влюбленной парочки, так что ведут марсельцев на Париж гражданка Жанна и гражданин Филипп), вспоминала, что штурм Тюильри «смотрелся планетарным катаклизмом, чем-то вроде последнего дня Помпеи». «Вахтанг, Асаф и Леша (три великих танцовщика, Чабукиани, Мессерер и Ермолаев. — Прим. Time Out) сумели привнести в спектакль тот героический пафос, без которого французская революция выглядела бы уличной потасовкой». Другие участники премьеры вспоминали, что танцы придворной актрисы Мирейль де Пуатье были срисованы с французских театральных гравюр XVIII века. Но эти воспоминания — почти все, что осталось от легендарного спектакля, и потому его делают заново.
В соответствии с сегодняшними обычаями, «Пламя» станет намного короче (два акта, а не четыре). Декорации поручены знаменитым архитекторам-«бумажникам» Илье Уткину и Евгению Монахову, так что не стоит ждать на сцене возрождения благостной живописи Владимира Дмитриева (хотя совсем абстрактным оформление спектакля не будет — художники используют в работе гравюры времен Французской Революции). И конечно, для постановщика Алексея Ратманского невозможен тот самый пьяный, дружный, восторженный взгляд на победное народное ликование. Представить себя участвующим в нем он явно не может — слишком трезвый человек. Наверное, и футбол никогда не смотрит.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10836

СообщениеДобавлено: Чт Июн 26, 2008 10:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008062613
Тема| Балет, БТ, «Пламя Парижа», Презентация
Авторы| Наталия Курова
Заголовок| Большой театр переосмыслил советскую идеологию балета "Пламя Парижа"
Где опубликовано| РИА Новости
Дата публикации| 26 июня 2008 года
Ссылка| http://www.timeout.ru/text/show/86615/
Аннотация|

Большой театр представил новую постановку - балет Бориса Асафьева "Пламя Парижа", премьера которого состоится 3 июля, передает корреспондент РИА новости.

Постановку осуществил художественный руководитель балетной труппы Большого театра, известный хореограф Алексей Ратманский, с использованием оригинальной хореографии Василия Вайнонена, фрагменты которой сохранились в фильме 1954 года.
Ратманский выразил сожаление, что так мало осталось от наследия выдающегося хореографа Вайнонена, как почти безвозвратно пропали и балеты Горского, Лопухова, Голейзовского.
"На этой хореографии выросли все наши великие, включая Семенову, Уланову, Плесецкую. Я убежден, что наследие Большого - как русское, так и советское - должно стать частью повседневной балетной жизни. Только тогда мы сможем пойти на самый отчаянный эксперимент, не боясь потерять свои главные ориентиры и прекрасные традиции. Я в своей версии пытаюсь сохранить и либретто, и хореографию, но переосмыслить прежнюю советскую идеологию", - сказал Ратманский.
Он отметил, что в этом спектакле занята почти вся труппа Большого театра, а это 140 человек (самая большая балетная труппа в мире) - всего четыре состава артистов - многие из них исполнили в этом балете свои первые большие партии.
Присутствовавший на презентации сын Вайнонена - Никита Васильевич - сказал, "что "Пламя Парижа" стало главным произведением не только в творчестве отца, но и в отечественном хореографическом искусстве".
"Отец всегда считал, что балет должен объединять самые разные стили, и "Пламя Парижа" являет собой синтез народного и классического танца. Вайнонен никогда не видел народных французских танцев, но их язык он точно прочитал в музыке Асафьева. Так, например, баски признавали его танец своим", - сказал Никита Вайнонен.
По его словам, отец впервые ввел в балет мужской героический танец. История этого балета содержит имена выдающийся мастеров, таких как Вахтанг Чабукиани, Алексей Ермолаев, Михаил Лавровский, Марина Семенова, Ольга Лепешинская, Игорь Моисеев.
Он рассказал также о том, что Сталину очень нравился этот балет. Он смотрел его раз 15 и в результате наградил его Сталинской премией. Никита Вайнонен также отметил, что Алексей Ратманский, в распоряжении которого был только фильм 1954 года, где представлен балет лишь фрагментарно, сумел блестяще воссоздать хореографию, которая не противоречила творчеству Василия Вайнонена и прекрасно ложилась на музыку Асафьева.
Михаил Лавровский, в прошлом знаменитый премьер Большого театра и исполнитель главной мужской роли в балете "Пламя Парижа", также высоко оценил работу Ратманского, а Василия Вайнонена назвал гениальным балетмейстером, создавшим в спектакле "массу мощных и интересных образов".
Впервые "Пламя Парижа" увидело свет рампы на сцене Ленинградского театра оперы и балета в 1932 году, ей было посвящено празднование 15-летия Октябрьской революции. В Большом театре было несколько постановок, но версия Василия Вайнонена 1947 года стала самой знаменитой и продержалась в репертуаре до 1964 года. Всего балет "Пламя Парижа" в Большом театре прошел 111 раз.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 27, 2008 9:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008062701
Тема| Балет, БТ, «Пламя Парижа»,
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Великая балетная революция
// Премьера «Пламени Парижа» в Большом театре

Где опубликовано| Журнал «Weekend» № 24(70)
Дата публикации| 2008 06 27
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=905549
Аннотация|



Ставить в наши дни балет про Великую французскую революцию — чистое самоубийство. Ну как, скажите, можно изобразить на сцене штурм дворца Тюильри восставшим народом или казнь аристократов на гильотине, чтобы это не выглядело сущей пародией? Однако уже 3 июля все это покажут в Большом театре — и на полном серьезе. За самоубийственную постановку взялся худрук Алексей Ратманский, и это будет его последний оригинальный балет в качестве художественного руководителя Большого — к Новому году он оставит свой важный пост ради беспокойной, но вполне творческой жизни свободного художника.

Только не подумайте, что балетного худрука к постановке революционного балета принудило какое-нибудь особо идейное начальство. Еще четыре года назад, едва вступив в должность, он называл "Пламя Парижа" среди тех спектаклей эпохи 1930-1950-х, которые непременно надо вернуть на сцену Большого.

Если верить истории и мемуарам, этот любимый балет Иосифа Сталина действительно был шедевром. Причем первым и единственным идеологическим шедевром, принятым на ура и партией, и народом. Ничего подобного советскому балету создать больше не довелось, несмотря на понукания партийного руководства. Отцами революционного спектакля были ленинградские эстеты и интеллектуалы — либреттист Николай Волков, художник Владимир Дмитриев, композитор Борис Асафьев и балетмейстер Василий Вайнонен, самый молодой, самый необразованный и самый талантливый член дружной компании. "Пламя Парижа" увидело свет к 15-летию Октябрьской революции в ленинградском Кировском театре; уже через год, в 1933-м, перекинулось на сцену московского Большого, а после Отечественной войны возгорелось заново, принеся авторам и исполнителям Сталинские премии. В последний раз "Пламя Парижа" зажгли в 1960-м, но шел балет редко и обычно в урезанном виде: на праздничных концертах в годовщину революции ставили одну его картину — штурм Тюильри.

А балет-то был грандиозный! В четырех масштабных актах рассказывалось о действительных событиях 1792 года — походе в Париж отряда революционных марсельцев и окончательном свержении монархии. Действие перескакивало из провинции в столицу, из Версаля на площади Парижа. В длинном списке персонажей значились выдуманный крестьянин Гаспар со своими детьми и реальные Людовик XVI с Марией-Антуанеттой, отрицательный маркиз с сыном-графом и положительные рабочие-марсельцы. События раскручивались как в историческом фильме: замок маркиза штурмовали восставшие крестьяне, колотя в ворота бревном-тараном; трусливый аристократ улепетывал верхом на живом коне; в Версале шел придворный балет и назревал роялистский заговор; балетные артисты его разоблачали; народ брал Тюильри с пушками, саблями и пистолетами — во дворце завязывалась настоящая бойня. В финале победившие массы устраивали аллегорическое празднество в духе художника Давида и отплясывали боевую "Карманьолу".

Обо всем этом написано и рассказано так много и так ярко, что балетмейстер Ратманский без колебаний взялся за реконструкцию советского шедевра. И тут выяснилось, что балет практически забыт. До нашего времени дожил кинофильм 1953 года, кратко пересказывающий сюжет и содержащий дайджест лучших танцев и популярное па-де-де, непременно танцуемое на каждом балетном конкурсе. Приглашенные в Большой пенсионеры, танцевавшие "Пламя Парижа" 45 лет назад, не могли припомнить ни па. Сохранившейся хореографии Василия Вайнонена наскреблось минут на 20, так что остальные 80 минут балета Ратманскому пришлось придумывать самому.

Заодно он отредактировал либретто с карикатурными злодеями-аристократами и праведным народным гневом — нынче к революциям отношение не столь однозначное. Хореограф наделил маркиза дочерью, и в сюжете заветвились сразу две любовные линии — помимо поселянки Жанны и марсельца Филиппа отношения завязались у юной маркизы с крестьянином Жеромом.

Скажем сразу, этот мезальянс будет обречен — аристократке отрубят голову. Да и народ, согласно новой концепции, ринется громить дворец не столько из-за идейных соображений, сколько хорошенько набравшись доброго французского вина. Но кое-что уцелело и от старого спектакля. Будет и стреляющая пушка, и хрестоматийный танец басков, и бегущая героиня с трехцветным знаменем, и гениальная мизансцена Вайнонена — плотная шеренга революционеров с оружием наперевес, медленно и неотвратимо наступающая на зрителей.

Осталось добавить, что декорации к новому балету созданы знаменитыми архитекторами Ильей Уткиным и Евгением Монаховым, художник Елена Марковская воспроизвела костюмы исторической постановки. А в пяти премьерных спектаклях заняты отборные солисты Большого, ставшие ньюсмейкерами последних сезонов: Мария Александрова и Наталья Осипова, Иван Васильев и Вячеслав Лопатин, Нина Капцова и Екатерина Шипулина, Александр Волчков и Артем Шпилевский. И многие другие, благо ролей хватает на всех. А в партии Марии-Антуанетты, забыв ненадолго свои обязанности педагога-репетитора, выйдет народная артистка СССР Людмила Семеняка.

- галерея по клику

Большой театр, 3, 4 июля, 19.00
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 27, 2008 9:56 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008062702
Тема| Балет, Вечер памяти Александра Прокофьева
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Герои века, до свиданья
Где опубликовано| «Ведомости» № 117 (2139)
Дата публикации| 2008 06 27
Ссылка| http://friday.vedomosti.ru/arts.shtml?2008/06/27/152772
Аннотация|

Вечер памяти выдающегося педагога Александра Прокофьева стал знаком смены балетных поколений

Организация концерта стала публичным дебютом Сергея Филина в качестве худрука балета Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Бывший солист Большого объявил, что сам он в этот вечер танцует последний раз.

Филин вышел на сцену в отрывке из «Русского Гамлета». Симптоматично, что на прощанье он выбрал именно его: хореография Бориса Эйфмана эффектна и эмоциональна до психического истощения.

Одноклассник Филина Юрий Клевцов ограничился фрагментами из «Спартака» и «Кармен-сюиты» — спектаклей, в которых есть где продемонстрировать артистизм. Оба, Филин и Клевцов, показали, что для них означает это понятие — это та манера танца, когда «движение брови должно быть видно на четвертом ярусе», где накал страстей и масштаб эмоций. Так учил танцевать Александр Прокофьев, 20 лет точивший в своем классе Московского хореографического училища великих героев балетов Григоровича.

У более молодых — другие критерии. Евгения Образцова (Мариинский театр) и Андрей Меркурьев (Большой) в Па-де-де Баланчина на музыку Чайковского блистали абсолютным отсутствием игры, но при этом — легкостью и непринужденной подчиненностью хореографии.

Их коллеги, как Ольга Сизых, переоценили свои силы: ей пока не по зубам академическая хореография «Корсара». Или, как Карина Житкова, промахнулись с репертуаром: за день до концерта блиставшая в крестьянском па-де-де «Жизели», она выглядела влезшей на шпильки школьницей в королевском Классическом па-де-де на музыку Обера. Или, как Ольга Коношенко и Нериюс Юшка, не обнаружили вкуса к качественной хореографии.

Им и другим явно не хватает руки Прокофьева. Он умел искусно подчеркнуть индивидуальность танцовщика, учил выверенной точности и придавал танцу ту решительность и отвагу, что сделали его класс кузницей Спартаков.

Но сегодня герои остались не востребованы. Вместе с ними ушел, не дожив дня до 65-летия, их учитель.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 27, 2008 10:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008062703
Тема| Балет, Американский балетный театр, Персоналии, Вероника Парт
Авторы| Нина Аловерт
Заголовок| ВЕРОНИКА ПАРТ ВЧЕРА И СЕГОДНЯ
Где опубликовано| Русский Базар №26(636)
Дата публикации| 26 июня - 2 июля, 2008
Ссылка| http://www.russian-bazaar.com/article.aspx?ArticleID=12841
Аннотация|

Вероника Парт, солистка Американского балетного театра, закончила Академию Балета им.А.Я.Вагановой в Петербурге в 1996 году (класс И.Зубковской) и была принята в балетную труппу Мариинского театра. Танцовщица выглядела чересчур высокой для балетной сцены, но красота и величавая стать Парт привлекли внимание. Казалось, что есть в ее актерской природе что-то таинственное и манящее, что вот-вот раскроется. Она танцевала как сольные, так и ведущие партии репертуара, в том числе Одетту/Одиллию в «Лебедином озере», Терпсихору в «Аполлоне», Фею Сирени в «Спящей красавице», но только подавала надежды, не раскрывая своей индивидуальности.
В 2002 году перешла работать в Американский театр балета по приглашению художественного руководителя труппы Кевина МакКензи. Солистка по статусу, Парт и в Америке танцует как сольные, так и балеринские партии. Каждый год я ходила на ее спектакли в ожидании, когда же наконец проявится в ее выступлениях то, что, как мне казалось, скрывается за потупленным взором и неровностью исполнения классических балетов. В прошлом сезоне мне стало казаться, что чуда не произойдет. Но...
Но в этом сезоне Вероника Парт появилась на сцене в ином качестве. Прежде всего она впервые (на моей памяти) станцевала партию Одетты/Одиллии в «Лебедином озере» как бы на одном дыхании, о чем я писала в рецензии на этот спектакль. Когда же увидела ее в партии Уличной танцовщицы в балете «Дон Кихот», я поверила, что чудо происходит и какая-то неведомая сила все-таки пробудила эту «спящую красавицу». Парт была даже слишком. Ее горделивая манера не только танцевать, но и стоять, поворачивать голову, ослепительная победная улыбка выдавали гордую красавицу, уверенную в своей неотразимости. Парт казалась переодетой испанской дамой, участвующей в маскараде. Она не замечала толпу вокруг себя и ослепляла своим сиянием только Эспаду. Надо сказать, что и Эспада был ей под стать. Бразилианец Марселло Гомес – один из лучших исполнителей этой роли, которых я видела за свою жизнь. Танцует мужественно, с достоинством, со значительностью «подавая» каждое движение. Высокий обаятельный красавец, он сознательно создает образ матадора, который держит себя как идальго. Именно так: Эспада Гомеса - не испанский гранд, но он изображает гранда. Артист чуть заметно играет «на публику», очень тонко, с великолепным чувством юмора создает именно такого Эспаду - знаменитость испанских фиест. Девушки при виде его должны просто в обморок падать. Одетая под танцовщицу грандесса-Парт им завладела и никому не отдаст, пока он ей не надоест. Словом, танцовщики предоставили зрителю возможность фантазировать и любить этих блестящих, красивых, счастливых, полных жизни Уличную танцовщицу и Эспаду.
Фею Сирени в «Спящей красавице» Парт станцевала так, как от нее и ждали: с достоинством и по-королевски. Хотя временами вдруг как будто забывала о роли, опускала глаза, а на лице появлялось отсутствующее выражение, какое было ей свойственно на сцене в прошлые сезоны. Но затем вдруг как будто спохватывалась и одаривала нас торжествующей улыбкой Феи света и добра.
В понедельник Парт танцевала Никию в балете «Баядерка». К сожалению, впечатления цельного спектакля не осталось. Парт танцевала этот сложный балет лучше, чем в прошлом году, но все-таки неровно. Первые два акта балерина провела на присущем ей в этом сезоне «королевском» уровне. Исполненная чувства собственного достоинства, с возмущением отвергала Брамина и дарила Солору свою любовь. В знаменитом монологе во втором акте она была по-прежнему величественной, но недостаточно эмоциональной. Возможно, Парт - вообще актриса с ограниченными эмоциональными возможностями, что вполне можно компенсировать другими актерскими качествами, надо только хорошо понимать свои данные и уметь их правильно использовать. Но в акте «теней» (как затем и в последнем акте) балерина, по-видимому, думала только о трудностях хореографии.
И все-таки в этом сезоне даже в «Баядерке» она выступила как балерина с определенной творческой индивидуальностью. Танцовщице остается только научиться лучше понимать себя и продолжать развиваться.
Возможно, первое выступление Парт в роли Никии стало для нее своего рода генеральной репетицией. Поэтому советую любителям балета посмотреть 28 июня «Баядерку» с Парт и Гомесом в главных ролях. Спектакль начинается в 2 часа дня. Думаю, что танцовщица будет себя чувствовать во время второго спектакля уверенней. Гомес – очень хороший Солор. Он танцует чисто и красиво. Это благородный герой, естественный во всех проявлениях своих чувств. Надо отметить еще и Виктора Барби, исполнителя роли Брамина. Барби – превосходный балетный актер, он еще видел в этой роли незабвенного Александра Минца и перенял у него манеру и некоторые жесты. Кроме всего вышесказанного, балет «Баядерка» поставлен на американской сцене на достойном уровне. В этом заслуга автора редакции – Натальи Макаровой, которая репетирует с труппой перед началом представлений. Прежде всего Макарова отрепетировала «тени». Нельзя поверить, что мы видим тот же кордебалет, который так плохо танцевал «лебедей» в «Лебедином озере». Общий высокий уровень всего спектакля – это, прежде всего, высокое качество работы Макаровой с исполнителями.
Со следующей недели начинается серия представлений балета «Веселая вдова», в которой в главных ролях выступят Ирина Дворовенко, Максим Белоцерковский, Геннадий Савельев и другие премьеры АБТ.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 27, 2008 10:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008062704
Тема| Балет, Персоналии, Георгий Алексидзе
Авторы| Нина Аловерт
Заголовок| “УХОДЯТ, УХОДЯТ, УХОДЯТ друзья". ПАМЯТИ ГЕОРГИЯ АЛЕКСИДЗЕ
Где опубликовано| Русский Базар №26(636)
Дата публикации| 26 июня - 2 июля, 2008
Ссылка| http://www.russian-bazaar.com/article.aspx?ArticleID=12842
Аннотация|

Георгий Алексидзе, выдающийся хореограф ХХ века, скончался 20 июня этого года. Первого июля ему бы исполнилось 67 лет. В апреле 2004 года в Москве на него напали грабители и не только все отняли, но и страшно избили. Алексидзе тогда выжил просто чудом. Возможно, его болезнь – следствие того нападения.
Я уже писала об этом хореографе в «Русском Базаре», поэтому только вкратце повторю его биографию.
Родился он в Тбилиси, но балетное образование получил в Московском хореографическом училище (ученик А.Мессерера), затем учился на балетмейстерском отделении в Ленинградской консерватории (у Ф.Лопухова). Танцевал в театре им.Палиашвили, потом занялся сочинением хореографии, переехал в Ленинград. Там в 1966 году поставил целую серию новаторских для того времени концертных номеров на сюжеты «Метаморфоз» Овидия. Вечера «Хореографические миниатюры» продолжил ставитьв 1967 и 1968 гг. Они должны войти в сокровищницу балетного искусства России ХХ века. В театр имени Кирова Алексидзе с этими постановками не допустили, но лучшие балетные артисты того времени приняли участие в его концертных программах, состоявшихся на сцене Большого зала Филармонии, а затем и Малого зала. Позднее Алексидзе ставил отдельные одноактные балеты и для труппы Кировского театра. Одним из самых удачных его произведений стал «Балетный дивертисмент» на музыку Моцарта, который он сочинил для творческого вечера М. Барышникова в 1974 году.
Многие годы руководил балетом театра им.Палиашвили. С 1985 года - художественный руководитель Тбилисского Хореографического училища. Являлся главным балетмейстером Пермского театра. с 2000 года и до смерти - заведующий кафедрой балетмейстеров в Академии Балета им.А.Я.Вагановой в Петербурге. Ставил балеты во многих городах России.
Последний раз я видела Алексидзе осенью прошлого года в Санкт-Петербурге - на открытии выставки, созданной работниками Театрального музея в честь балерины Аллы Осипенко. Глядя на него, впору было только плакать. По залу двигался седой старик, слепой на один глаз. Он произнес трогательную вступительную речь в честь балерины, некогда создавшей образ «Сиринкс» в его первой программе «Миниатюр». На открытии присутствовала и другая исполнительница того же номера - Наталья Макарова. Обе они когда-то были в этом номере неподражаемы и друг на друга не похожи.
30 мая этого года в Доме Актера в Петербурге состоялся вечер, посвященный творчеству Алексидзе. Вместе с хореографом на вечере присутствовал один из врачей, спасавших ему жизнь. Среди прочих был показан фильм 44-летней давности о репетициях и концерте в Большом зале филармонии с комментариями Т.Вечесловой (с участием И.Колпаковой, К.Федичевой, Н.Долгушина, А.Осипенко, Ю.Соловьева, Дж. Марковского и др.). Появление на экране знаменитостей прошлого («тогда веселых, молодых...»), а также самого Алексидзе в зале встречалось аплодисментами. В конце мэтр сказал слова благодарности всем присутствовавшим.
Остается только надеяться, что кто-нибудь возьмет на себя труд восстановить миниатюры Алексидзе. А не то сейчас стало так модно выпускать якобы «аутентичные» балеты столетней давности, а искусство хореографов, исполнители которых еще живы, постепенно предается забвению. Хотелось бы верить, что от творчества Алексидзе останутся не только воспоминания очевидцев...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 27, 2008 10:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008062705
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Светлана Захарова
Авторы| Роман Афанасьев
Заголовок| Захарова поразила японцев
Где опубликовано| ТВ "Вести"
Дата публикации| 2008 06 26 20:33
Ссылка| http://www.vesti.ru/doc.html?id=190494&cid=7
Аннотация|



Столица Японии рукоплещет российской балерине. Прима Большого театра - непревзойденная Светлана Захарова - танцует главную партию в балете "Лебединое озеро" на сцене Национального театра. Во время нынешних гастролей знаменитая солистка поразила японцев не только мастерством исполнения балетных па.

Один из известных японских журналов о красоте и красивой одежде долго охотился за солисткой Большого театра. В плотном графике выступлений, к восторгу фотографа, Светлана все же нашла свободное время.

"Тут не двигаешься, стоишь только. Когда репетируешь, эмоции другие и сил очень много. Репетиции больше похожи на спорт, а здесь как бы свободное творчество", - улыбается прима, позируя фотографам.

Такой Захарову поклонники уже не видят: молоточком и ножницами сначала она готовит пуанты к репетиции, а позже и себя настраивает на работу.

На время приезда звезд Большого театра Светланы Захаровой и Андрея Уварова труппа Национального театра Японии стала международной. Она так ни разу и не прервала репетиционный танец Захаровой и Уварова, лишь в перерывах давала советы. Педагог-репетитор Масако Кига не просто внимательно смотрит - скорее, заново учится балетному искусству у именитых коллег.

"Я училась в Петербурге. В то время она еще в училище была. С тех пор Светлана каждый раз лучше и лучше становится, каждый раз она меняется", - сказала Кига.

Билеты на "Лебединое озеро" в Японии были распроданы за месяц. К часу выступления у входа в Национального театр возникает очередь. Пропорционально нарастает волнение и за кулисами. Злой волшебник Ротбарт обнимается, как ни в чем не бывало, с Одеттой: Тору Итикава и Светлана Захарова смертельные враги на сцене, но друзья за кулисами.

"В репетиционном зале я себя довожу до такого состояния, чтобы на сцене уже не думать ни о технике, ни о сложностях движений, а думать только о том состоянии, которое должна передать моя героиня", - отметила Захарова.

Ряд танцовщиц словно выстроен по невидимой линейке. Отточено каждое движение. В таком обрамлении танец Одетты и Зигфрида - лебедя и принца - срывает первые, по-настоящему бурные овации.

Увидеть такое, действительно уникальное совместное выступление российских и японских артистов балета до сегодняшнего дня можно было только в Токио. Сейчас творческий коллектив начал подготовку к гастролям в России. Уже в следующем году суд на зрителя в Большом театре будет представлен балет "Дама с камелиями". Солистка - Светлана Захарова.

Видеосюжет http://www.vesti.ru/videos?vid=136970&cid=7&doc_type=news&doc_id=190494
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 27, 2008 10:20 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008062706
Тема| Балет, «Киев модерн-балет», Персоналии, Раду Поклитару
Авторы| Елена ВАРВАРИЧ
Заголовок| Подземное спасение...
Хореографические фантазии на вечные темы бытия

Где опубликовано| "День" №112 (Киев)
Дата публикации| 2008 06 27
Ссылка| http://www.day.kiev.ua/203570/
Аннотация|

Под занавес театрального сезона театр «Киев модерн-балет» предложил столичному зрителю балет «Андеграунд» (Underground) на музыку известного латвийского композитора Патериса Васкса — премьеру можно было увидеть на сцене Национального драматического театра им. И. Франко.

Очередной раз Раду Поклитару средствами хореографического искусства, благодаря режиссерской фантазий и драматическим ассоциациям, доказал, что современная культура призвана, в первую очередь, не развлечь зрителя, а заставить его задуматься над вечными проблемами бытия, в частности, о месте человека во всемирном движении. Не зря на постановку хореографической драмы «Андеграунд» режиссера вдохновила фраза известного французского писателя, представителя философии экзистенциализма Жан-Поля Сартра: «Ад — это другие».

Однако не стоит воспринимать сентенцию об аде буквально, да и библейские мотивы здесь имеют только лишь значение аллюзий и реминисценций. Философский контекст спектакля значительно более широкий: люди, которые оказавшиеся в одном замкнутом пространстве (кстати, одна из любимых идей Раду Поклитару), прячась от общей трагедии — войны, воспринимают жизнь не с перспективой на будущее, а только как данное мгновение. Поэтому любые эмоции, впечатления и чувства у них заострены. Угроза никогда больше не увидеть свет усиливает их впечатления от каждой минуты бытия. Они любят, страдают, сердятся. И все это для них чрезвычайно важно, ведь они могут и не встретить своего «потом» или «после». И андеграунд — это будто огромное пространство, в котором смешиваются чувства, позволяя быть причастными к жизни.

Художественные апартаменты спектакля (сценография Андрея Злобина) довольно игровые: каждая художественно выписанная деталь является своеобразным знаком, психологическим символом, помогающим зрителю воспринять и понять авторский замысел Раду Поклитару.

Вот на землю падают большие колонны — как символ катастрофы, и уже спустя некоторое время в красном свете (огня и крови) они словно сминают всех на своем пути, превращая в единую безжизненную массу. Кстати, эта сценическая картина сразу вызывает ассоциации с полотном Карла Брюллова «Последний день Помпеи» (причем такие аллюзии кажутся совершенно сознательными). В другом эпизоде герои в темных одеждах (художник по костюмам — Анна Ипатьева) исполняют, казалось бы, классический танец под лирическую музыку, однако масштабная декорация вызывает некоторую угнетенность и намекает на будущий крах этого «классического» спокойствия.

В спектакле использованы довольно специфические хореографические этюды (что, опять же, характерно для постановок Раду Поклитару): каждый участник действа «проживает» свою внутреннюю историю, выраженную в движении, и, вместе с тем, является неотъемлемой частью целого общества, наконец, андеграунда, который время от времени превращается в месиво тел, эмоций, судеб.

Кроме пластического мастерства, скрупулезно продуманных, даже геометрически «просчитанных» хореографических дуэтов, в которых актеры под час похожи на пластилиновые игрушки в руках какой-то высшей силы, в спектакле имеют место и настоящие цирковые трюки. Они являются средствами усиления эмоционального восприятия действа и, безусловно, позволяют актерам продемонстрировать свои умения. Например, один из участников спектакля стремглав поднимается по колонне, чтобы достать веревку, спускающуюся с потолка (то ли дорога в ад, то ли спасение) — и зритель заворожено наблюдает, чем же завершится его действие...

В спектакле множество аллюзий, позволяющих воспринимать балет «Андеграунд» в общекультурном контексте: мистические танцы героев в странных неестественных одеждах несколько напоминают бал у Воланда из романа «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова (тематически совершенно оправданная ассоциация), а некоторые сугубо атмосферные нюансы «провоцируют» воспоминания о кинолентах Эмира Кустурицы (в конце концов, перекликание существует и на уровне названия). К тому же, весь балет является «красноречивым» отражением нашей жизни — порывистой, несколько фрагментарной и иногда слишком «настоящей».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 27, 2008 10:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2008062707
Тема| Балет, Казань, Персоналии, Георгий Ковтун
Авторы| Айсылу КАДЫРОВА
Заголовок| Георгий Ковтун: "Шесть смертей я уже поставил..."
Где опубликовано| "Вечерняя Казань" №№ 102-103
Дата публикации| 2008 06 27
Ссылка| http://www.evening-kazan.ru/article.asp?from=section&section_id=7&id=29255&artcount=3501&artoffset=0&limit=20
Аннотация|

Петербургский хореограф Георгий Ковтун работает сейчас в Казани.

В театре им. Мусы Джалиля он ставит спектакль "Гладиатор" на музыку балета Арама Хачатуряна "Спартак". Это уже его третий авторский проект для наших танцовщиков (первым был балет "Сказание о Йусуфе", вторым - "Пер Гюнт").


Кстати, в апреле Ковтун поставил "Спартак" в Михайловском театре, это был самый дорогостоящий балетный проект России: его бюджет составил 3,5 миллиона долларов. Критики без восторга приняли хореографию ковтуновского "Спартака", но дружно признали, что спектакль с многоярусными вращающимися конструкциями, женскими гладиаторскими боями и живыми тиграми обречен на зрительский успех. Вопрос, который напрашивается сразу: только ли названием будет отличаться от петербургского казанский спектакль Ковтуна?

- По договору с директором Михайловского театра Владимиром Кехманом я не имею права тиражировать свое сочинение, свой "Спартак", который поставил для петербургской труппы. Поэтому для вашей труппы я ставлю совершенно другой балет на музыку Хачатуряна, даже название сменил, - говорит Георгий Ковтун. - Сегодня в мире существует более 20 версий постановки "Спартака". В основном все они следуют либретто Николая Волкова, написанному в 1933 году. Для "Гладиатора" в Казани, как и для "Спартака" в Петербурге, либретто я пишу сам. Это непривычная для зрителей трактовка сюжета, основанная на романе Рафаэлло Джованьоли "Спартак". Я отталкиваюсь от мифов и легенд древнего Рима.

- Я правильно понимаю, что одинаковой в вашем казанском "Гладиаторе" и петербургском "Спартаке" будет только музыка Хачатуряна?

- Да. Но над партитурой мы с дирижером Владимиром Рыловым существенно поработали: убрали повторы и вернули купированные фрагменты сочинения Хачатуряна, которые никогда не звучали в знаменитом "Спартаке" Юрия Григоровича, к примеру. Более того, Рылов усовершенствовал партитуру, сочинив для хора тексты на латинском языке.

- Насколько беднее петербургского будет казанский спектакль?

- Бюджет казанского "Гладиатора" я вам назвать не смогу, но уверяю, что это будет совсем не бедная постановка. Декорации Андрея Злобина всех поразят своей роскошью, костюмы Анны Ипатьевой - откровенностью: никаких пачек и пуантов! Будут задействованы все подъемные механизмы сцены. Сейчас вот обсуждается вопрос с бассейнами в форме фужеров на сцене. Если стекло выдержит, то в бассейнах будут плескаться обнаженные девушки. Но все это не точно еще. Точно, что в "Гладиаторе" не будет тигров живых. Их и в Лондоне не будет - в июле мы с труппой Михайловского театра везем "Спартак" на гастроли в Великобританию, а там партия "зеленых" запрещает участие живых животных в театральных постановках. Кстати, я же в Казани придумал тигров-то! К тысячелетию вашего города хотели, помню, чтобы я поставил мощное зрелище на Центральном стадионе. И тогда я предложил поставить "Спартак" - с танцовщиками, спортсменами, стриптизершами, живыми слонами и тиграми. Переговоры уже в министерстве культуры велись, но в итоге "не стряслось". Обидно, конечно.

- Мне кажется, намного обиднее для вас история, связанная с другим вашим казанским проектом, я имею в виду балет "Сказание о Йусуфе". В 2006 году группе создателей этого спектакля вручили Государственную премию России, но вас, без которого этого балета не существовало бы, в списке лауреатов не оказалось...

- Это очень странная история. Нет логики и в объяснении, что я, дескать, гражданин другой страны - Украины. Французскому балетмейстеру Ролану Пети вручили же российскую Госпремию за постановку в Большом театре "Пиковой дамы"... Такие вещи лучше сразу забыть. Лучше не обижаться, а радоваться - вот как папаша какой-нибудь радуется за громкие успехи своего ребенка.

- "Свой балет" и "свой ребенок" - это для вас синонимы?

- Именно так. Вот сейчас, ставя "Гладиатора", я - как баба на сносях. Понятия не имею, кто у меня родится. Мучаюсь. Не знаю, к примеру, как закончить балет - убить одного центрального героя или обоих? Шесть смертей я уже поставил, всего же в спектакле их будет не меньше тридцати... Центральными героями в "Гладиаторе" будут братья - как Ромул и Рем. Идея у меня такая - показать историю диктатора, который предает своего брата. Либретто я еще не дописал, с подробным сюжетом познакомить вас не смогу, так как все у меня меняется по нескольку раз на дню. Надеюсь, публика увидит захватывающее зрелище. Будут гладиаторские бои, вакхические оргии, экстатические пиры. Основная нагрузка ляжет на мужской балет.

- Танцовщики уже начали жаловаться, что им тяжело танцевать вашу акробатическую хореографию?

- Да, как обычно: у всех все сразу заболело, все боятся получить травму, а в медпункте жалуются, что одна моя репетиция "съедает" чуть ли не годовой запас йода... Ну что я могу на это сказать? Да, танцевать мою хореографию - это пересиливать себя. Но балет - это всегда насилие над собой. Ничего, к концу репетиций все привыкнут к моему "языку", будет легче.

- Дата премьеры уже известна?

- В двадцатых числах сентября выпустим премьеру "Гладиатора".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 8, 9, 10, 11, 12  След.
Страница 9 из 12

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика