Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2019-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Дек 01, 2019 11:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019113101
Тема| Балет, Башкирский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Родион Щедрин, Иван Васильев
Автор| Елена ШАРОВА
Заголовок| И снится чудный сон Ивану…
Где опубликовано| © «Республика Башкортостан» №137
Дата публикации| 2019-11-29
Ссылка| https://resbash.ru/articles/kultura/i-snitsya-chudnyy-son-ivanu/
Аннотация | ПРЕМЬЕРА



«Летающий» спектакль появился в Башкирском театре оперы и балета

До самого главного сказочного праздника — Нового года — целый месяц, но юные театралы уже получили подарок — музыкальный. Это балет «Конек-Горбунок» на музыку Родиона Щедрина, поставленный в Башкирском театре оперы и балета.

Как такой серьезный композитор, автор множества концертов, хоровых поэм, балетов «Анна Каренина» и «Дама с собачкой», оперы «Мертвые души» взялся за воплощение на сцене сказочных персонажей? Да не был он тогда признанным великим сочинителем. 19-летнему Родиону Щедрину, студенту Московской консерватории, неслыханно повезло: Большой театр заказал начинающему композитору балет-сказку. Будущий композитор работал в то же время над фортепианным концертом. Он был отмечен на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Варшаве, а балет поставлен в Большом.

Композитор и Жар-птица

Музыка не просто так спорхнула на листы партитуры Щедрина: ей предшествовала поездка в белорусскую глушь, к природе, рассказывал сам композитор через много лет: «В сорока километрах от железной дороги в совершенной глуши я охотился, рыбачил. Много чего там навидался и наслышался. И больше всего самых разнообразных частушек. Да и сам подпевал местным красавицам...Музыка к балету «Конек-Горбунок» — моя очень ранняя работа. Но работа этапная, важная для моего творческого самоутверждения, многое в жизни моей определившая. Работа, на которой «поймал» я в свои музыкантские руки неземную Жар-птицу — Майю Плисецкую. Ей эта партитура и посвящена…»

Так что если не сказкой, то романтической историей любви балет обернулся для своего создателя. Однажды Родиону Константиновичу дали прослушать запись на магнитофонной пленке, где Майя Плисецкая пела мелодию балета «Золушка». Композитор был просто изумлен: он знал Майю как талантливую балерину, но то, что она умеет так правильно воспроизводить сложнейшие мелодии, даже не мог предположить.

А уже познакомились Щедрин и Плисецкая в доме у Лили Брик, музы Владимира Маяковского, на вечере, устроенном в честь Жерара Филипа. Лиля обратила внимание гостя на девушку, которая напевала музыку из балета Сергея Прокофьева, абсолютно точно попадая в ноты. Но до первого свидания прошло три года. После проведенного вместе отпуска балерина и композитор уже не расставались. Кстати, он писал музыку для пьесы «Они знали Маяковского», автором которой был муж Лили — писатель Василий Катанян.

Премьера сказки состоялась в марте 1960 года: на сцене Большого блистали Владимир Васильев (Иванушка), Майя Плисецкая (Царь-девица), за дирижерским пультом стоял гениальный Геннадий Рождественский.

Очарованный танцем

Почти через 60 лет «Конек» загарцевал и на сцене Башкирского оперного. И вновь — совпадение или нет — оказался связан с фамилией Васильева, но —уже Ивана, с которым большинство уфимских зрителей познакомилось на Нуреевском фестивале. Солист Михайловского театра, чрезвычайно востребованный на лучших сценических площадках мира, как говорится, из молодых, да ранних. Интерес к танцам он проявил в нежном четырехлетнем возрасте, а первый балет увидел в семь лет, что несколько роднит его с нашим великим земляком Рудольфом Нуреевым, в шесть лет очарованным танцем. А в двенадцать Иван Васильев уже твердо знал, что будет не только танцевать, но и ставить спектакли. В 2015 году на свет родилась его дебютная постановка, имевшая прямо-таки мистическое название «Балет № 1». С тех пор в багаже Васильева — постановщика более десяти спектаклей — танцы в операх, опереттах и мюзиклах, отдельные номера для концертов.

К уфимской постановке Васильев подошел со своей точки зрения и, поддавшись нынешней тенденции осовременивания, сделал героя сказки, своего тезку, «простым парнем с улиц Москвы». Тем не менее все атрибуты любимой сказки остались на месте, только… во сне. Задремавшему Иванушке приснился дивный Конек (друг Ивана — Вася Коньков), прекрасная Царь-девица (она же Маша Царева), золотая Жар-птица (она же Света Жарова), Царь (он же отец Маши, полковник в отставке). Исправно плещут на заднике волны Синего моря, сверкают купола чудесного города, гуляют поверху кудрявые, как барашки, облака.

И, как полагается в сказке, все кончается хорошо: и во сне, и в жизни. Вынырнувший из котлов Иван становится добрым молодцем, а проснувшись, получает благословение сурового, хотя и бывшего полковника.

Прямая речь

Иван СКЛАДЧИКОВ, художник по костюмам (Москва), он же один из авторов либретто. Уфимскому зрителю он знаком по опере «Аттила», ставшей режиссерским дебютом певца Ильдара Абдразакова; богатые костюмы, разработанные художником для спектакля заслужили отдельного показа в рамках специально проведенного перед премьерой дефиле:
— В сказке летают все — и Конек-Горбунок, и Жар-птица, и сам Иван на Коньке-Горбунке: в моем воображении герои представились летчиками в шлемах, штанах-галифе, авиаторские шапки, особенно если к ним приделать ушки, напомнили мне лошадиные головы, а штаны-галифе, которые когда-то были очень популярны у летчиков, — лошадиные ноги. Так возникли эскизы, в которых стилизация русских народных костюмов сочетается с модой 30-х годов прошлого века. Всего для спектакля изготовлено около восьмидесяти костюмов в стиле артдеко, которые отлично сочетаются со стилем а-ля рус.

Артём МАКАРОВ, музыкальный руководитель, дирижер-постановщик:
— Балет «Конек-Горбунок» — одно из моих ярких юношеских воспоминаний, связанных с театром и музыкой. Балет был написан студентом Московской консерватории. Поэтому можно заметить некоторое влияние музыки великих композиторов — Николая Римского-Корсакова, Сергея Прокофьева, Игоря Стравинского. При этом партитура Родиона Щедрина достаточно самобытна и индивидуальна. Музыка очень выразительная, мелодии запоминающиеся.
Кстати

- На предпремьерный показ балета-феерии были приглашены целые семьи, из них 37 многодетных — из Уфы, семь семей — из Благоварского, две семьи — из Благовещенского, а также семьи из Уфимского районов. Среди приглашенных были, например, Сайрановы из Уфы, воспитывающие семь детей, награжденные орденом «Родительская слава». А Валиевы-Вервельские из Благовещенского района, участвуя в конкурсе «Успешная семья Приволжья», победили в номинации «Семейное дело». Они воспитывают троих родных, двух усыновленных и 17 приемных детей.

- Впервые в истории театра дизайнеры Анна Рябко и Альберт Каримов создали необычный буклет, оформленный в формате книжки-раскраски.

- В спектакле заняты звезды балетной труппы театра: Сергей Бикбулатов, Олег Шайбаков, Шота Онодэра, Артем Доброхвалов, Гузель Сулейманова, Валерия Исаева, Лилия Зайнигабдинова, Андрей Брынцев, Руслан Абулханов,
Ильдар Маняпов.
Знаете ли вы, что…
- Через три года после московской премьеры балет поставил в Ленинграде хореограф Игорь Бельский, превратив его из феерии в сатиру. Взяв за образец русский лубок, Бельский задумал спектакль-памфлет с прямыми ассоциациями: Царь — Никита Хрущев, бояре — члены Политбюро. Бельский разделил героев на три категории: народно-фольклорную (народ, Иван), гротесковую (Царь, бояре) и сказочную (Царь-девица, Жар-птица, Конек-Горбунок).

- «Конек-Горбунок» — произведение народное, почти слово в слово, по словам самого автора, взятое из уст рассказчиков. Ершов только привел его в более стройный вид и местами дополнил. В основу легли народные сказки славян, живущих у побережья Балтийского моря и скандинавов.

- Пушкин, увидев перекличку сюжетов, даже внес небольшую правку в своего «Золотого петушка», перенеся шатер Шамаханской царицы с берега моря в горы (это подметила Анна Ахматова).

- В 1843 году после выхода третьего издания «Конек-Горбунок» был полностью запрещен цензурой и 13 лет не переиздавался. В 1856 и 1861 годах Ершов подготовил новые издания сказки, восстановив цензурные купюры и существенно переработав текст.

- В конце XX века появилась версия, что на самом деле сказку написал Александр Пушкин. Якобы такой молодой — 19-летний автор Петр Ершов — не сумел бы сочинить столь блистательное произведение. Подтвердить или опровергнуть теорию невозможно, личные дневники и черновики сказки Ершов уничтожил.

- Черно-белую сказку в первый год Великой Отечественной войны подарил малышам режиссер Александр Роу. Образ Иванушки примерил Петр Алейников. Через 40 лет, уже после смерти автора, картина получила золотую медаль на кинофестивале детских фильмов в Киото. Высокую оценку фильму дал Уолт Дисней, демонстрировавший его своим художникам.

- В марте следующего года запланирован выход российского фильма в жанре фэнтези режиссера Олега Погодина. В главных ролях — Михаил Ефремов и Паулина Андреева.

- Альбом «Конек-Горбунок», выпущенный в 2016 году, — самый длинный рок-н-ролл в мире.

==========================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 02, 2019 10:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019113102
Тема| Балет, Латвийская Национальная опера, Премьера, Персоналии,
Автор| Андрей Шаврей
Заголовок| «Три товарища» станцевали в Опере и... расстались друзьями
Где опубликовано| © Rus.Lsm.lv
Дата публикации| 2019-11-30
Ссылка| https://rus.lsm.lv/statja/za-efirom/za-efirom/andrey-shavrey-tri-tovarischa-stancevali-v-opere-i-rasstalis-druzjami.a340150/
Аннотация | ПРЕМЬЕРА


Foto: О. Зернов

В Латвийской Национальной опере состоялась премьера балета «Три товарища», которая стала событием и формально, да и по факту. Хотя бы потому, что эта премьера стала мировой — не такой уж частый случай, когда на сцене главного латвийского театра международная команда специально для этой сцены ставит совершенно оригинальный балет.

На премьере были все. Ну, или почти все. В антракте наблюдались охранники с аппаратиками в ушах (значит, был то ли президент, то ли премьер-министр), была богема, был режиссер Алвис Херманис. Не было Барышникова, который активно посещает все культурные события Риги во время своего нынешнего визита на родину, на что Херманис в кулуарах, как всегда, с юмором отреагировал сразу: «Так он же ушел из балета!» На самом деле Барышников, наверное, заглянет на спектакль, но позже — сам занят в театре, играет в «Белом вертолете».

А заглянуть повод есть, потому что нашему зрителю представлен совершенно необычный жанр в постановке именитого российского хореографа Сергея Землянского,

который запомнился рижскому зрителю весьма интересным спектаклем, показанным у нас несколько лет назад в рамках «Золотой маски» — «Материнское поле» по Чингизу Айтматову. Интересен тем, что спектакль без слов и состоит исключительно из движений, причем не из чисто хореографических «па». Равно как примерно так же срежиссирована, говорят, и нашумевшая постановка Землянского в Лиепайском театре, «Женитьба» Гоголя (то-то и худрук этого театра Херберт Лаукштейнс был замечен среди зрителей).

Сюжет основан на романе Эриха Марии Ремарка «Три товарища», где сплелись воедино самые важные ответвления жанра — страсть, переживания, да еще и социальные моменты (предчувствие воскрешения реваншистского режима в Германии двадцатых годов, в результате чего к власти пришел Гитлер). Ну и, как положено в романе Ремарка — гонки, любовь, смерть. И много алкоголя.

Хореография Землянского любопытна уже одним тем, что, грубо говоря, он сплавил в единый «металлический образец» различные «сплавы»

— например, классический танец (вроде бы что-то похожее на фуэте наблюдалось у исполнительницы роли Пат, эффектной красавицы Элзы Леймане, и что-то похожее на гранд-жете у Убийцы в отличном, как всегда, исполнении Аветика Карапетяна). А также присутствуют неоклассика, модерн, современный танец. И просто движения, которые при этом обильно приправлены весьма высокого уровня драматической игрой наших солистов балета.

И, кстати,

то же самое можно сказать и о музыке Павла Акимкина — это воистину большой труд (работал над этой музыкой более полутора лет), двухчасовая партитура, в которой мелодии не повторяются (попробуйте сочинить такое сами!), и в этой музыке мы слышим отголоски самых разных предшественников Акимкина — начиная, конечно, от Дмитрия Шостаковича,

который в своем легендарном «Золотом веке» активно использовал, например, музыку джаза. Аранжировки на тему джаза звучат в сцене кабака, куда приходит печальный Роберт (отличный Антон Фрейманс) с друзьями Готфридом (образ рабочего интеллигента в исполнении Виктора Сейко) и Отто (темпераментный Раймонд Мартынов) и составляют отличное джазовое трио, к которому потом присоединяется и Пат. Ну, не «Золотой век» Григоровича все же, но остается впечатление, что это, как минимум, весьма достойный уровень. Ну уж не халтура — точно.

А этому предшествует своеобразная увертюра, когда Роберту снится ужасный сон — на сцене лежит кордебалет в противогазах, судорожно двигается, не поднимаясь до поры до времени, а вокруг них — дым (газовая атака, жуткое воспоминание о Первой мировой войне). Все встают — и маршируют в окопы. Тут и музыка соответствующая, временами напоминающая страстный и жутковатый музыкальный фрагмент из какой-нибудь музыки Тертеряна. Вообще,

музыкальная составляющая тут может по праву соревноваться с хореографической,

и очень хорошо, что уже на поклонах дирижер Янис Лиепиньш, хореограф Сергей Землянский и композитор Павел Акимкин кинули свои букеты невидимым в яме оркестрантам: они заслужили.

Для более-менее опытного зрителя здесь очень много хореографических и музыкальных отсылок к прошлому, и тем самым вся постановка вольно или невольно претендует на обобщение основных культурных знаков XX века, который буквально недавно завершился. Например, как бы парафраз опять же на недосягаемый никем «Золотой век» Юрия Григоровича (сцена в кабаке) сменяется совершенно лирическими сценами любви Роберта и Пат — сперва у моря (а почему бы не вспомнить тут дуэт Карениной и Вронского из «Анны Карениной» Родиона Щедрина), а потом и в финале — уже в больнице, где умирает любимая, но и здесь воспоминания о море и что-то напоминающее то же «Море» Дебюсси.

Менее опытный зритель здесь по-любому увидит очень крепкую, слаженную и в самом лучшем смысле слова профессиональную работу всей команды.

Здесь нет т.н. катарсиса, о котором мечтают иные страстные зрители (уж извините, но катарсис этот не всегда бывает даже у самого Бориса Эйфмана, для которого сцены в больнице — чуть ли не конек его творчества, присутствуют почти в каждой его постановке), но здесь есть чувство, толк, расстановка хореографических сил.

Кстати, в работе профессиональному хореографу, но предпочитающему работать в области именно движений и актерского мастерства, помогал рижанин, хореограф Дмитрий Гайтюкевич, а уж он в модерне и contemporary dance специалист первого сорта.

Здесь «атасные» костюмы именитого россиянина Максима Обрезкова (чего стоят военные мундиры «блюстителей порядка» в исполнении кордебалета и фиолетовые наряды с перьями в головных уборах у посетительниц театра в соответствующей сцене). Его же и сценография, которая одним легким движением руки и включением закулисного рубильника превращает сцену из автомастерской в театр, больницу или море. И отличная работа мастера по свету Александра Сивоева, которая особенно сильна в сцене гонок (благодаря свету придается ощущение отчаянного движения), тут еще и изображение луны...

Но если говорить о чем-то большем, чем просто об очень мастерски «скроенном» спектакле, то

в нынешней постановке присутствует весьма интересный ход — три раза появляется на сцене певец, самый настоящий — солист нашей Оперы, лирический тенор Михаил Чульпаев.

Он и в сцене театра, и в больнице и уже в финальной сцене, когда умирает Пат. Во-первых, Чульпаев отлично поет — во всяком случае, намного лучше, чем год назад. А во-вторых, он интонационно очень точно передает тревоги и надежды, исполняя текст на неведомом мне немецком. А в этих текстах явно есть некое важное содержание.

Так что... эту постановку явно могут с интересом ждать в той же Германии. Да и вообще в Европе. Да даже в России (и особенно, наверное, все же в России, по такому случаю могут и перевести текст). Так что позднее у спектакля может быть весьма интересное продолжение уже вне стен Латвийской оперы. Успехов!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
Страница 8 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика