Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2019-05
На страницу 1, 2, 3 ... 9, 10, 11  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 01, 2019 10:19 pm    Заголовок сообщения: 2019-05 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019050101
Тема| Балет, МТ, Премьера, Персоналии, Илья Живой
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Прима-балерины представили хореографа
Мариинский театр показал вечер балетов Стравинского

Где опубликовано| © Российская Газета
Дата публикации| 2019-05-01
Ссылка| https://rg.ru/2019/05/01/reg-cfo/mariinskij-teatr-pokazal-vecher-baletov-stravinskogo.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Спектакли молодого хореографа Ильи Живого "Пульчинелла" и "Игра в карты" показали на сцене Мариинки-2 вместе со "Свадебкой" Брониславы Нижинской, памятником балетного модернизма.


Фото: Наташа Разина / Мариинский театр

Игорь Стравинский, начинавший сотрудничество с Фокиным, соавтор открытий Вацлава и Брониславы Нижинских, ставший мэтром для Джорджа Баланчина, до сих пор остается мало освоенным российскими театрами, хотя его музыка - одна из лучших страниц в истории балета ХХ веке. Эти партитуры представляют вызов для хореографов: математически точные и идеально гармоничные, как структура кристаллической решетки или устройство клетки, от постановщиков они требуют такой же ясности мышления.

Молодой хореограф Илья Живой прежде участвовал в балетах Стравинского в постановках Баланчина и Раду Поклитару как танцовщик Мариинского театра, но как хореограф с его музыкой не работал. Балетмейстерский опыт Живого вообще пока насчитывает небольшое количество работ, они сделаны преимущественно на воркшопах молодых хореографов и обращают на себя внимание не самым стандартным на сегодня стремлением развиваться в пространстве классического балета и пуантового танца.

В этом контексте притягательность музыки Стравинского для хореографа предсказуема. Как и выбор "Пульчинеллы" и "Игры в карты" - одноактных сюжетных балетов неоклассического периода в творчестве композитора, написанных в 1920-30-е годы и объединенных итальянскими мотивами. В основе "Пульчинеллы" - флирт с эстетикой и сюжетами итальянской комедии дель арте, оперной традицией XVIII века и собственный метод композитора. "Игра в карты" - саркастический и чуть нежный взгляд в эпоху романтизма.

Для их нового воплощения хореограф изменил стандартные сюжеты и предложил собственный художественный подход, мобильный и лаконичный: в оформлении сцены он практически отказался от декораций, воспользовавшись лишь деталями конструкций, бутафории и архитектурой света (художник по свету - Константин Бинкин). "Пульчинелла" помещен в белоснежно-синюю цветовую гамму и атмосферу венецианского карнавала. "Игра в карты" - это роскошный малахитово-красный венский бал эпохи бидермейера, на котором разворачивается трио Дамы, Короля и Джокера.

Но, придумав вдохновляющую атмосферу "большого стиля", Живой угодил в ловушку Стравинского. Балеты композитора часто решаются хореографами как бессюжетные. При этом они обладают жесткой драматургией и логикой развития, которые входят в конфликт с новыми решениями. Здесь и обнаружилось, что молодой хореограф умеет выстраивать хореографические комбинации и фразы, придумывать отдельные сцены, но не стратегически выстраивать весь балет, формировать его структуру.

Обе постановки соединяют рудименты спектаклей и хореографов, которыми вдохновлялся Живой. В первую очередь, это балеты Баланчина и Ратманского с деталями Эштона и даже Григоровича. Впрочем, для молодых хореографов следовать за мыслью классиков не зазорно, тем более что список свидетельствует как минимум о хорошем профессиональном вкусе. Сложнее расслышать в ловко собранных и порой эффектных комбинациях интонации самого Живого, собственный пластический голос, объединяющий чужие находки.

Для исполнения своих балетов молодой хореограф пригласил Викторию Терешкину (Пимпинелла в "Пульчинелле") и Екатерину Кондаурову (Дама в "Игре в карты") - двух самых харизматичных балерин Мариинского театра. Обеим хватило материала, чтобы в очередной раз продемонстрировать свою значительность, обаяние и недосягаемость для других танцовщиц. Новые роли они наполнили всеми теми подробностями и нюансами, которыми их обогатил опыт долгого премьерства. Остался лишь вопрос, мы аплодировали индивидуальному мастерству балерин или все же спектаклям, придуманным Ильей Живым.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Май 30, 2019 11:54 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 01, 2019 10:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019050102
Тема| Балет, МАМТ, Приз "Душа танца"
Автор| Валерий Модестов
Заголовок| Танец — это полет души
Где опубликовано| © Вечерняя Москва
Дата публикации| 2019-05-01
Ссылка| https://vm.ru/news/635282.html
Аннотация|

В Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко состоялась 25-я церемония вручения приза журнала «Балет» — «Душа танца» (реж. Андрей Меланьин), который ежегодно присуждается профессионалами как признание их творческих заслуг.


За десятилетия авторитет Приза окреп, география лауреатов расширилась, увеличилось количество номинаций
Фото: Игорь Захаркин


Формат приза «Душа танца» складывался постепенно, отвечая на пожелания ведущих деятелей различных направлений танцевального искусства. Его обладателями становились не только замечательные мастера, работающие в пространстве классического балета (Майя Плисецкая, Екатерина Максимова, Владимир Васильев, Светлана Захарова, Диана Вишнева), но и те, кто посвятил себя народному, современному, эстрадному, бальному танцам. Это Татьяна Устинова, Евгений Панфилов, Владимир Кирсанов, Станислав Попов…

Надо отметить, что почти все восходящие звезды Приза стали знаменитыми артистами и творческими лидерами (Николай Цискаридзе, Дарья Павленко, Анна Антоничева, Дмитрий Гуданов). Прима-балерина Мариинского театра Ульяна Лопаткина как-то сказала, что для нее «Душа танца» стала важной поддержкой в начале профессионального пути.

За десятилетия авторитет Приза окреп, география лауреатов расширилась, увеличилось количество номинаций, концерты лауреатов проходят с неизменными аншлагами.

На этот раз заветную бронзовую статуэтку скульптора Олега Закоморного получили солисты, хореографы, педагоги и деятели балетного искусств из Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Йошкар-Олы… в десяти номинациях. Это — Софья Гайдукова, Ирина Колесникова, Маргарита Куллик, Виолетта Майниеце, Анастасия Сташкевич, Ксения Шевцова, Наталия Ященкова; Александр Ветров, Владимир Ким, Константин Коротков, Вячеслав Лопатин, Денис Матвиенко, Андрей Меланьин, Олег Чернасов…

По традиции имена лауреатов объявили задолго до награждения.

— Мы умышленно отказались от игровой стихии, когда несколько кандидатов представляются к награде в одной номинации, а потом на глазах публики вскрываются конверты и становится известным имя победителя, — сказала главный редактор журнала «Балет» Валерия Уральская. — Творцы — народ ранимый: войти в число номинантов и не получить награду обидно.

Праздничный гала-концерт лауреатов открывал шуточный детский танец из балета «Тщетная предосторожность» в исполнении учащихся Московской академии хореографии, а затем воспитанники профессора Ященковой представили фрагмент ее «Урока классического танца в мужском классе».

Солисты ансамбля народного танца имени Моисеева вдохновенно, с присущей только им выразительностью «сыграли» хореографическую миниатюру «Воскресенье», в которой блистал новый лауреат «Души» — Олег Чернасов.

Дуэт солистов «Стасика» Ксении Шевцовой и Дениса Дмитриева из балета «Призрачный бал», поставленного Брянцевым на хрустально-прозрачную музыку Шопена, стал восхитительным соединением кантилены классического танца с ее льющимися линиями и энергичной пластики современной хореографии, подчеркивающим поэтический контрапункт между мечтанием о радости встречи и неизбежным расставанием влюбленных...


Формат приза «Душа танца» складывался постепенно, отвечая на пожелания ведущих деятелей различных направлений танцевального искусства
Фото: Игорь Захаркин


Интерпретаторы пластического стиля времени Софья Гайдукова и Константин Матулевский вдохновенно исполнили «Дуэт № 25» собственного сочинения на чувственную музыку Астора Пьяццолы.

Па-де-де из балета «Сильфида» Анастасии Грачевой и одного из верных хранителей классической школы Вячеслава Лопатина строился на «тающих» позах, поющих линиях балерины и рельефных танцах партнера, который, подобно охотнику, стремится поймать ускользающую от него «дичь». В этой блестяще выстроенной романтической антитезе мечты и реальности не только глубокий эмоциональный смысл человеческих отношений, но и суть новаторского прочтения классики.

В адажио из Белого акта балета Чайковского «Лебединое озеро» певучий танец Одетты в исполнении Ирины Колесниковой сочетался с мужественным танцем Кимина Кима. Позже элегантный Кимин Ким был неповторим в образе Бога ветра в па-де-де из балета Дриго «Талисман», которое он вдохновенно станцевал в паре с Анастасией Нуйкиной.

Выдающийся премьер Денис Матвиенко виртуозно, с чувством представил монолог «Виновен», поставленный Эдвардом Клюгом на волшебную музыку Шопена, а Константин Коротков из Марийского оперного театра с восхитительной Ольгой Челпановой были неповторимы в па-де-де из балета Пуни «Эсмеральда».

Гала закончился, как и положено праздничному концерту, веселой сюитой танцев, на этот раз — мексиканских, в искрометном исполнении артиста Ансамбля народного танца Игоря Моисеева.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 02, 2019 10:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019050201
Тема| Балет, Казахстан, Персоналии, Булат АЮХАНОВ
Автор|
Заголовок| Булат АЮХАНОВ: «Учу влюблять и влюбляться!»
Где опубликовано| © Костанайские новости
Дата публикации| 2019-05-02
Ссылка| https://kstnews.kz/newspaper/754/item-50075
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В свои 80 лет этот артист идет на сцену. Человек-легенда казахстанского балета уже не крутит свое фирменное фуэте, сидит за кулисами, но всё также руководит Государственным академическим театром танца РК, который создал 50 лет назад. Да, с палочкой, но всё также с ос­трым словом, за которым в карман не лезет.



«Овчарка наготове...»

В Костанай балет Аюханова привез несколько постановок, большую программу с самыми яркими своими работами. Столичные артисты показали себя на нашей сцене самозабвенно. А как иначе, если за кулисами был сам Булат Газизович. За час до первого балета он пришел в нашу обл­филармонию. С палочкой, ему помогали идти, поддерживая под руку. Но он был в отличном расположении духа, как всегда элегантен – в строгом черном костюме, с ярко-желтым шарфом вокруг шеи. И сразу пошел на сцену, за кулисы, где и пообщался с журналистом «КН» .

– Булат Газизович, для чего сегодня вы выезжаете на гастроли вместе со своей труппой? Проверить, как столичные балерины на провинциальной сцене будут работать?

– Просто очень скучаю по работе. Всегда, когда есть возможность, иду, еду, лечу. У вас здесь нормально – не провинция. А потом у каждого стада должна быть овчарка наготове. Они говорят: когда вас нет, то всё глухо. Когда есть глаз, то есть я, они больше стараются. Хотя уже профессионалы, и мне их караулить не надо. Но я не только слежу. Продолжаю ставить новые постановки. Сейчас на очереди «Эсмеральда». Между прочим, «Пиковую даму» за пять дней поставил. И поют, и танцы – всё вместе.

– А вам откуда удобнее «присматривать за стадом»? Из-за кулис, или всё-таки из зала, как зритель?

– Из-за кулис. Здесь можно и пнуть, если нужно, – рассмеялся худрук. – Конечно, их грех обижать. Но я чувствую, что им меня не хватает.

– То есть вы для своих артистов уже меньше как раздражитель и больше как символ спокойствия?

– Я им придаю уверенности. И поэтому на сцене качества больше. Так что костанайцы не должны обидеться! Хотя в зале один-два профессионала всегда найдется, кто всё увидит, подметит.

«Провалиться можно запросто»

– Насколько можно оставаться верным классическому танцу и при этом, чтобы о вас говорили, что вы – это современный балет?

– Любое искусство держится на постулатах. Как, например, музыка на семи нотах – от до и до си. Вот и у нас – четыре арабеска, шесть позиций ног, четыре позиции руки. И всё! Как хочешь, так и фантазируй. Я не дифференцирую, что старый, классический балет, а новый – это всё иначе. Мне, кстати, опера ближе, там поют. Это кантилена, законченность музыкальной фразы, дает выразительность. «Пиковая дама» поэтому у нас не тонет.

– А вот те же «народники» иногда грешат, когда подпускают в рисунок народного танца элементы модерна, хип-хопа...

– Это нормально, – перебивает Аюханов. – Если есть задумка, если всё хорошо срежиссированно, то такой композиции дают зеленую дорогу, как говорится, в новую степь. А я в балете добиваюсь и не могу добиться той же законченности музыкальной фразы. Важно умение держать внимание зрителей. В зале ведь сидят не бараны! Им тоже подавай качество. Сейчас провалиться можно запросто. В уголках нашей республики, то есть не в больших городах, столицах, а в таких, как Костанай, более грамотные балетные зрители. Алматинцев я всё время ругаю. Они сидят в зале, задрав подбородки и скривив губки... Так и хочется по башке стукнуть (снова смех). Когда-то показывали балет «Серп и молот», партию Ленина танцевал. И зрители, вызывая на бис, орали: «Ленина давай, Ленина!» Любое дерьмо имеет право стать искусством. Но искусство не должно становиться дерьмом. Публику надо щадить. И не показывать, что вам трудно дается та или иная балетная партия.

– О чем сегодня чаще всего говорите своим подопечным?

– Я всегда повторяю: будучи на сцене, расскажите то, что вы чувствуете. Ногами, ушами, сердцем. Вообще, серьезно говоря, я даю им дополнительные университетские знания, потому что сегодняшние училища и вузы плохо готовят артистов. Нет таких предметов, как музлитература, история искусства, история театра, фехтование, мастерство актера. Всё зажато и сжато...

– Возможно, мобильность самой жизни так влияет и на искусство?

– Нет, искусство зажали сами артисты. Нет плохого зрителя, есть хре...вые актеры. Поэтому я и выезжаю, чтобы не дай бог чего. Они не то, что бояться, они тревожатся. Я же, если что, подзову и... выскажу всё в лицо. Как у мудрых евреев: я своих балетных хвалю при всех, на людях, но за углом могу такое выдать, что никогда не забудешь.

.«Не могу разочаровать публику»

– На ваш взгляд, почему сегодня балет стал собирать полные залы даже в небольших городах?

– Сейчас балет делают на звездах. И когда они появляются, зрители с ума сходят. Хотя я своих муштровал так, что мало не покажется. Мог подойти ни с того ни с сего к артисту, сказать: сделай арабеск. Если хоть что-то было не так: ищи другую работу. Нужно уважать себя и свой труд. Поэтому и с пьяницами сразу прощался. Настоящий артист выходит на сцену всегда готовым подарить себя. Артист балета – это уже искусство.

– Как определить, на сцене звезда настоящая или раскрученная пиаром?

– Звезда преображается во время балета сама и преображает всё вокруг. Даже декорации, кажется, оживают. Звезда не оставляет равнодушными ни профессионалов, ни простых зрителей. Пластика любого движения заставляет не отрывать взгляда.

– Чтобы добиться такого результата...

– Нужно понимать, что делаешь. Тот же арабеск можешь сто раз сделать по-разному, а нужно одинаково блестяще. От настроя и понимания зависит многое. Рахманинов сыграл как-то свое произведение на публике, провалился, потом четыре года не прикасался к инструменту. Да и потом, нужно щадить зрителей. Создавать искусство понятное. Один зритель, который чего-то не понял на сцене, – уже потенциальный росток, чтобы весь зал превратить в полное непонимание и неприятие. Все хотят хаоса, а он не преображает, просто сгущает краски. Пропаганда серости, пошлости и цинизма до хорошего не доведет. Я учу влюблять и влюбляться. И своих артистов, и своих зрителей. Меня терпят 50 лет.

– Ну уж и терпят?!

– (Рассмеялся). А то! Я же, если что, всё говорю в лицо. Через все «ж», «п», «х». Как такого терпеть? Хотя понимаю, что самый важный человек в балете – это зритель. Он перед тем, как прийти в зал, нарядился, собрался, купил билет, настроился на высокое искусство. И его обмануть нельзя. Поэтому и я не могу разочаровать публику. Готовлю и готовлю своих к новым постановкам.

– Как уживаются высокое искусство и... «ж», «п», «х»? Крепкое словцо выражает гораздо больше?

– Абсолютно точно. Без этого никак. А скажешь: «Хватит толстыми жо...ми мотать» – и все балерины как-то сразу подбираются, стройнее выглядят. Сейчас редко так говорю. Хотя артисту нужно говорить горькую правду. Понятно, кому понравится резкая критика. Но она, как мешки под глазами, неизбежна. Иначе не будет толку. Всё станет стерильно и пресно. При этом мои артисты знают: что бы я ни сказал, я их всех очень люблю.

– Значит, вы сейчас чаще хвалите?

– Для прессы скажу, что, да! (Рассмеялся). Хотя даже те, кого когда-то выгнал из труппы, потом подходили, благодарили. Потому что для них это был не пендель под зад, а толчок в жизнь. Такие благодарности намного дороже тех, что говорили мне артисты, которые всё делали правильно. Искусство ведь не может быть правильным или неправильным. Оно либо есть, либо его нет. На вашей костанайской сцене оно сегодня есть! Пора начинать, – и Булат Газизович встал, чтобы первым выйти к зрителю перед началом балета.

Афоризмы Аюханова
● Не связывайтесь с балетом, иначе на остальную жизнь не будет времени.
● Если не умеешь танцевать на сцене, танцуй по радио – никто не сделает замечания.
● Танец – дитя музыки, и умереть они могут только вдвоем.
● Если в тебе не живёт музыка, это не значит, что её нет.
● Важно, чтобы слава не опередила меня, чтобы я не увидел её спину.
● Красивых слов в жизни больше, чем красивых дел и красивых тел.
● В балете стареют не по годам, а по частям.
● Артист доступен миллионам, но миллионы недоступны артисту.
● Не шамкай на сцене, если роль не по зубам.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 02, 2019 9:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019050202
Тема| Балет, Воронежский театр оперы и балета, Персоналии, Михаил Ветров
Автор| Артем Васильев
Заголовок| Мы хотим о себе заявить! ‒ премьер воронежского балета Михаил Ветров
Где опубликовано| © «Блокнот Воронеж»
Дата публикации| 2019-05-02
Ссылка| http://bloknot-voronezh.ru/news/my-khotim-o-sebe-zayavit-premer-voronezhskogo-bale-1096481
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



«Блокнот Воронеж» пообщался с премьером балетной труппы Воронежского театра оперы и балета Михаилом Ветровым о реконструкции театра, будущем воронежского балета и перспективах молодых артистов.

– Расскажите, что вам больше всего запомнилось за время обучения в Воронежском хореографическом училище?

– В конце обучения меня пригласили на полставки работать в театр. Это было очень интересно, официально, с зарплатой. Это были мои первые спектакли, так как в училищных я не принимал участия, был высоковат.

– Какие сейчас перспективы у выпускника хореографического училища?

– Это зависит от самого выпускника. В наши дни дело обстоит проще. Мы можем отснять свое резюме и отослать по театрам. А если по старинке, то за полгода до выпуска ребята сами катаются по театрам на просмотры. Существует практика, когда в училище приезжают «купцы» к дипломному концерту и госэкзаменам. Они смотрят подходящие кандидатуры для сотрудничества.

– В программках вашего театра часто встречается сочетание «современная хореография». Она сосуществует с классическим балетом. Как вы относитесь к этой тенденции? Что вам ближе?

– Конечно, по телу и восприятию ближе классическая хореография. Это связано с тем, что в училище 8 лет мы учимся классике. Да, там были уроки современной хореографии, но пару раз в неделю последние три года – слишком мало. Для разностороннего развития танцовщика модерн очень полезен. Классика построена на старых канонах. Современная хореография раскрепощает тебя. В первом случае твоя роль заключена в рамки. Ты крестьянин или граф, добрый или злой. В современном танце ты можешь предстать в образе судьбы, смерти, рока.

– Что для вас ближе – гастрольная деятельность или выступать на родной сцене?

– Самое интересное – постоянно что-то новое. Плохо, когда все время на одном и том же месте или все время гастролируешь. Нужно варьировать. Выступать на гастролях очень приятно. Особенно, если выступаем по российским государственным театрам. Интересна реакция совершенно другого зрителя.

– Если участник труппы получает травму, как спортсмен, то как идет восстановление? Как построено медицинское обеспечение артистов?

– Нас с недавних пор привязали к поликлинике. А раньше, когда «ломались», самостоятельно брали больничный. Но на моей памяти не было каких-то серьезных травм, требующих серьезного вмешательства.

– Какой диеты вы придерживаетесь для поддержания оптимальной формы?

– Режим очень сложно соблюдать, когда много работы, репетиций. Приходится есть, когда у тебя появляется свободное время. Я сторонник того, что мужчине надо подпитываться мясом.

– О чем вы подумали, когда узнали о возможном сносе театра?

– Наш театр - историческое здание, которое стоит в самом сердце города и имеет культурное и историческое значение, но я считаю, что, к сожалению, в масштабе нашего театра не уместится современное оборудование. Рабочим цехам не хватает залов и помещений под репетиции. Ставятся новые спектакли, закономерно растет количество декораций, которые необходимо где-то хранить. Не говоря уже о том, что здание очень старое и косметический ремонт тут не поможет. Надо строить новое. Подводя итоги, я рад этой новости!



– Как скоро это случится, есть ли официальная информация?

– Что известно вам, известно нам. Столько слухов, которые не имеют обоснования. Например, новость о перестройке соседнего сквера имени Пушкина. Иду и вижу табличку, что его не тронут, а просто восстановят.

– Думали переезжать в другой город, в центральные театры страны?

Предложения были. Когда учился в училище, мог уехать доучиваться в Москву с последующим трудоустройством. Но если мы уедем, кто будет здесь?

– Какое тогда будущее у наших артистов, ведь все вы на хорошем счету в России?

– У нас последнее время работы стало значительно больше. Постоянно новые проекты, спектакли. Сейчас готовим фестиваль современной хореографии «RE:Форма танца», который стартует 14 мая. В этом году театр ездил на «Золотую маску». Мы хотим о себе заявить!

======================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 04, 2019 3:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019050401
Тема| Балет, фестиваль балета Dance Open, Персоналии,
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| Какие ножки: Летающий Симкин, южноитальянский фолк и другие открытия фестиваля Dance Open
Где опубликовано| © Фонтанка.Ру
Дата публикации| 2019-05-04
Ссылка| https://calendar.fontanka.ru/articles/8126/
Аннотация|ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Alba Miruel
предоставлено фестивалем Dance Open


В Петербурге грандиозным гала завершился фестиваль балета Dance Open. В этом году он привёз балеты Цюриха и Дортмунда, пермского «Щелкунчика» и венскую «Коппелию», а также образцовую неоклассическую голландскую труппу Introdans.

Хотя Dance Open в 2019-м не вручал «хрустальные ноги» — главный приз раздается раз в два года — редакция «Фонтанки» и балетный критик Анна Гордеева предлагают свои варианты наград, которые могли бы быть выданы по итогам фестиваля.

Самой солнечной звезде

Летучий премьер American Ballet Theatre, кумир балетоманов всего земного шара Даниил Симкин вообще не ходил в балетную школу. Его учили дома родители — как когда-то Моцарта учил музыке папа. Пара новосибирских артистов — Дмитрий Симкин и Ольга Александрова — в начале девяностых отправилась искать счастья в Европу и осели в Висбадене, где была маленькая (тридцать человек), но гордая (в репертуаре — «Лебединое озеро») труппа. Даня выходил на сцену с шести лет, но учиться его отдали в обычную среднюю школу — родители хотели, чтобы у мальчика было хорошее общее образование и в дальнейшем — возможность выбирать. Пируэты и антраша Симкин осваивал с мамой по два часа в день — и эти часы дали ему возможность с тринадцати лет побеждать на международных конкурсах: за шесть лет тинейджерства — десять наград, от Перми до Джексона.

В девятнадцать его позвали солистом в Вену; затем он перешел в American Ballet Theatre и с тех пор сияет там. Именно сияет — потому что танец его солнечный, воздушный, откровенно счастливый. Быть может, этого счастья в нем так много именно потому, что он избежал муштры казенного заведения, жесткой конкуренции в классе, обид и тревог. Он и на конкурсах ведь не волновался — приезжал на них чтобы поболтать со сверстниками-профи, в школе-то он о своих занятиях даже не заикался. На заключительном гала Dance Open он вышел в гран па из «Дон Кихота» с Татьяной Мельник — и его цирюльник Базиль оказался виртуозом и аристократом.

Приз за самый петербургский балет

Достается «Щелкунчику» Алексея Мирошниченко, конечно же. Главный балетмейстер Пермской оперы, успешно работающий в самых разных жанрах — от абстрактного до повествовательного балета — сочинил нежнейшее объяснение в любви Петербургу и Вагановскому училищу. Когда он был ребенком, он в «Щелкунчике» этого самого училища (ныне Академии) перетанцевал массу ролей — и спектакль Василия Вайнонена стал для него символом балетного детства. На нем он и основал свою версию балета — радикально изменив в сюжете лишь сказочный «пункт назначения»: герои вместо Конфитюренбурга отправляются в Блюменбург, город цветов. Но балет стал петербургским не только из-за влияния вайноненовской хореографии — действие этого «Щелкунчика» начиналось в Петербурге. Как и профессиональный балет в России как таковой, как и балет в жизни Алексея Мирошниченко.

Приз за самый виртуозный ансамбль

На гала состоялась мировая премьера — худрук Польского национального балета Кшиштоф Пастор поставил маленький балет «Токката» на музыку Войцеха Киляра специально для Dance Open. И артисты из Варшавы — Чинара Ализаде, Юка Эбихара, Патрик Вальчак, Павел Концевой и Давид Трензимич — показали в нем высший класс. Казалось, что у них вообще нет никаких физических пределов мастерства — ноги мгновенно выдавали углы больше 180 градусов, а руки взлетали бескостно и в следующий момент четко фиксировали строгий рисунок. При этом «постфорсайтовская» хореография в варианте Пастора стала более человечной и нежной. Образцовый балет XXI века — искусство, учитывающее все технологии века двадцатого, но заново напоминающее людям о том, что человечество (естественная пластика) важнее этих технологий.

Приз самому музыкальному спектаклю

Тут наше жюри бы разошлось во мнениях и разделилось на три группы. Возможно, даже поссорилось бы. Потрясающая южноитальянская группа Assurd, вживую участвующая в спектакле «Алиса», который привез Балет Дортмунда, создавала и атмосферу приключения (а как же без нее в балете, сделанном «по мотивам» Льюиса Кэролла) и ту отчетливую двойственность, что заложил в постановку хореограф Мауро Бигонзетти. У Кэролла одна девочка вырастала и уменьшалась в размерах, оставаяь в душе все той же маленькой Алисой; у Мауро Бигонцетти Алис стало две — маленькая и взрослая, и их диалог (часто внутренний, но очень важный) стал существенной частью спектакля. Сложность мира, волшебство мира — все это передано в музыке и помогло хореографу поставить эту потрясающую «Алису».

Но в соревновании у балета Дортмунда был бы серьезнейший конкурент — «Зимний путь», поставленный Кристианом Шпуком в балете Цюриха на музыку Франца Шуберта в редакции Ханса Цендера. В наше время символистские сочинения крайне редки в балете — хореографы то ли стесняются, что их обвинят в «красивости», то ли просто слишком принадлежат мчащемуся сегодняшнему дню, чтобы говорить о вечности — и только о ней. Шпук сотворил поразительный балет на совсем вроде бы небалетную музыку — вокальный цикл, повествующий о путешествии одиного путника по заснеженной равнине. Холодно, мрачно, любовь осталась позади, впереди кладбище — вот это все пространство отчаяния Шпук устлал картинками немыслимой красоты, где хореографические конструкции были конгениальны музыке.

А хореограф Нильс Кристи, чью одноактовку Cantus на музыку Арво Пярта привезла голландская труппа Introdans, создал такой впечатляющий реквием юным солдатам всех войн, что у многих зрителей были слезы на глазах. Парни, оставшиеся на полях сражений, на полчаса воскрешены в этом балете их подругами, что также остались юными и превратились с хрупких ангелов без всяких там пафосных крыльев. Герои получают возможность кидаться в счастливые дуэты с девчонками, мгновенно обниматься, так же мгновенно совпадать телами, они успеют даже поссориться и снова соединиться — а потом их снова накрывает белая волна вечности. То острое сожаление, что звучит в музыке Пярта, Нильс Кристи почувствовал в полной мере и точно воплотил в танце.

Приз за самую самолетную хореографию

На финальном гала в номере Flight Mode, поставленном Себастьяном Клоборгом, главную и единственную роль исполнял солист Датского королевского балета Гильерме де Менезес — и это была роль стюарда, быстро и решительно сходящего с ума под звуки традиционной инструкции, звучащей в самолете перед взлетом. Бразилец, учившийся в Англии, а ныне работающий в цитадели датской классики, не вопроизводил те жесты, что свойственны настоящим стюардам (запасные выходы там, маску надо надевать вот так), а будто превращался в саму эту инструкцию, оживлял ее, показывал, как она сама волнуется за пассажиров.

За вклад в искусство

Этот приз нам пришлось бы передавать через танцовщиков — французский хореограф Пьер Лакотт на фестиваль не приехал (ему 87, ему уже непросто). Но приз, безусловно, принадлежит Лакотту, ибо мало кто сделал столько для мирового балета. Выпускник школы Парижской оперы, учившийся в том числе у Сержа Лифаря и бравший частные уроки у Любови Егоровой и Матильды Кшесинской, он всю жизнь отдал классическому балету. Ровно в ту эпоху, когда «левые» французские чиновники стали задумываться, нужен ли вообще стране балет (и нужно ли давать на него деньги), он начал ставить спектакли вызывающе несовременные. Их часто называют реконструкциями — но, конечно, они не были «научными» реконструкциями: ни восхитительная «Сильфида» как бы Филиппо Тальони, ни эффектная «Пахита» как бы Мариуса Петипа.

Лакотт часто пренебрегал даже сохранившимися документами — но все его спектакли стали гимном классическому балету как таковому. Вот этому искусству арабесков и антраша — он предлагает взглянуть, как прекрасны стопы в пуантах, как изящны мелкие движения, как многозначительны краткие жесты. Это балет для балетоманов, мгновенно превращающий в балетоманов всех, кто хоть раз на него попал — и после визита на Dance Open Венского балета с «Коппелией» Лакотта фанатов классического танца точно станет больше даже в Петербурге, где их всегда было немало. Потому что вот при первых тактах музыки героиня сходит с крыльца домика — и делает это не как все нормальные люди, а при каждом шаге выпрямляет ногу на девяносто градусов. Посмотрите, как классно быть балериной — будто говорит она. И публика охотно соглашается.

Приз за... то, что они есть

Команде Dance Open и руководителю фестиваля Екатерине Галановой. За виртуозную работу по отбору программы и за неизменное высокое качество приезжающих трупп. Веосемнадцатый Dance Open закончился — они начали готовить девятнадцатый. Начинаем ждать следующей весны.

=================================================================================

Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Май 30, 2019 11:56 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 06, 2019 5:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019050601
Тема| Балет, «Киев Модерн-Балет», Персоналии, Раду Поклитару
Автор| Ирина Трухачева
Заголовок| Тот, кто придумывает движения
Где опубликовано| © журнал «Натали»
Дата публикации| 2019-05-06
Ссылка| https://natali.ua/life-style/68321/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Для откровенных бесед в этом «урбанистическом» номере главный редактор журнала «Натали» Ирина Трухачева специально выбрала собеседника, который родился не в Киеве, но, несомненно, стал его знаменитостью и повлиял на культурную жизнь города. Итак, Раду Поклитару.

Раду, вы избрали на данный момент местом своей жизни и творчества Киев. Как вам живется в большом городе?
Я в принципе городской человек. Родился в Кишиневе, учился в Москве, Перми, работал 10 лет в Минске. Киев – тоже один из городов моей жизни. Но этот период длится уже 13 лет и это мой дом.

Почему вы выбрали Киев?
Это Киев выбрал меня. В 2005 году я поставил спектакль по заказу Фонда искусств киевского мецената Владимира Филиппова. Премьера оказалась успешной, и Владимир предложил мне создать театр современной хореографии. Предложение из разряда таких, от которых не отказываются, ведь любой хореограф мечтает иметь свой театр. С 2006 года «Киев Модерн-Балет» – это мой дом, моя семья и то, ради чего я живу.

Когда-то давно вы сказали, что в нашей стране по сравнению с Европой востребованность искусства очень низкая. Изменилось ли что-то сейчас?
Несомненно, очень многое изменилось в лучшую сторону, по крайней мере, что касается современного танца. На это повлияло много факторов. Продолжается наш путь в Европу и ее культурный мир. Благодаря многочис-
ленным танцевальным шоу среди людей невероятно повысился интерес к танцам. «Киев Модерн-Балет» в момент создания был абсолютным монополистом в области современного танца в стране, а сейчас есть команды и молодые хореографы, которые что-то создают. Радует, что многие из них – выходцы из нашего театра. Мне приятно думать, что и я каким-то образом причастен к этим изменениям.

Вы всегда по-своему интерпретируете классику?
Нет смысла ставить чуть видоизмененную «Спящую красавицу», «Лебединое озеро» или «Щелкунчика». Если человек захочет посмотреть классическую версию, он может пойти в любой украинский театр оперы и балета. А авторскую, режиссерскую версию он может посмотреть у нас. Мне интересно делать не так, по-своему. В этом и изюминка современного театра: зритель видит пьесу Чехова или трагедию Шекспира в преломлении через личность режиссера.

Ваши спектакли называют экстравагантными, неординарными, скандальными. Как относитесь к такой славе?
Отношусь спокойно к любым оценкам. Самый строгий судья себе – я сам. И есть вещи, которые мне в моих постановках не нравятся, которые пытаюсь исправить. Зритель должен уходить со спектакля счастливым от того,
что он прожил с нами этот кусочек жизни, получил эти эмоции. А что до оценок моего творчества... Хорошо, что они есть. Люди, слава Богу, приходят, испытывают какие-то чувства. Если для кого-то это скандально – хорошо, экстраординарно – тоже хорошо. Главное, чтобы не было скучно.



Даете ли вы своим артистам возможность для самостоятельных решений или они должны четко следовать вашей режиссерской задумке?
Хореография – это не математически выверенная модель. Она все равно преломляется сквозь танцора и его психофизику, талант, эмоциональность и т. д. Спектакли, которым по 12-13 лет, каждый раз получаются новыми, потому что танцуют новые артисты. В этом плане творчество и самостоятельность артистов есть. В нашем театре каждый артист имеет возможность попробовать себя как постановщик. У нас молодежь ставит как миниатюры, так и одноактные балеты. Хореографу, особенно молодому, очень трудно найти сцену и зрителя. А под маркой «Киев Модерн-Балет» это сделать проще. На днях состоится спектакль, где моей хореографии практически не будет. У нас не абсолютно авторский театр имени меня. Это приносит огромные плоды, а мне – удовлетворение, что я могу быть полезен советом, помощью сделать первые шаги на пути, который им предстоит пройти как
хореографам.

Как подбираете танцоров? Это правда, что стать артистом вашего театра может непрофессионал?
Это непонятно откуда взявшийся миф. (Смеется.) Профессионализм – это наличие диплома или наличие умений? Действительно, не обязательно иметь диплом государственного образца об окончании балетного училища. Но в любом случае надо быть хорошим танцовщиком, владеть классическим танцем. Пускай не на уровне артиста академического театра, но в полном объеме. И кроме того, надо быть ярким и выразительным, без зажимов. А вот это чаще всего присуще именно не академическим артистам балета.

Чтобы достичь успеха в большом городе, какими качествами, кроме таланта, нужно обладать?
Если говорить о профессии хореографа, то это, в первую очередь, даже не талант. Нужен огромный набор: организаторские способности, умение заставлять людей делать то, чего они не хотят и чтобы они при этом получали удовольствие (смеется), талант психолога, музыкальность, интеллект, коммуникабельность... Человек, который просто придумывает движения, никому не нужен. Языком маркетинга скажу, что он должен создавать готовый продукт, в основе которого лежит работа с людьми.

Вы когда-нибудь отдыхаете? Как часто бывают у вас минуты, посвященные только себе, и какой отдых для вас – идеальный?
Я очень люблю путешествовать, и если есть возможность, стараюсь куда-то вырваться. Это для меня лучшая перезарядка. Учитывая, что уже полтора года мы – муниципальный академический театр, в официальные выходные мне это удается. Я очень люблю термальные источники. Еще немного, и смогу выпустить по ним путеводитель. Будапешт – город номер два по количеству проведенного там времени. Это и театр, и искусство,
и опять-таки термальные источники. А в ближайшие праздники планирую полететь в Афины, взять машину и отправиться к друзьям в Лутраки, где купальни были еще в античные времена. Просто проведу четыре дня в любимой Греции, буду есть полезную еду, нежиться в термах и валяться в грязи. Еще обожаю собирать грибы, я грибник уже не в одном поколении. С нетерпением жду конца июля-августа и осени, чтобы оторваться.

У вас есть свои грибные рекорды?
Прошлой осенью нашел место, правда, достаточно далеко от Киева, где я первый раз в жизни собирал опята лежа. Невозможно было все время наклоняться, я просто ложился и собирал вокруг себя, затем переползал и продолжал. Потом грибы уже не помещались в машину.

Расскажите о своих планах.
Никогда не говорю о том, что делаю, пока не назначена дата премьеры. Но уже могу рассекретить. Я очень долго шел к этому проекту. Считал, что если я приехал в Украину и начну ставить на украинскую тематику, это будет воспринято как спекуляция. Но, думаю, за 13 лет я уже всех убедил, что в моем творчестве нет спекулятивности. Я тщательно искал литературную первооснову. Сюжет должен подходить для балетного спектакля, то есть нужно очень эмоциональное и яркое произведение. А как руководитель театра я еще думаю и о том, чтобы он хорошо продавался. Я перечитал массу классических произведений. Мы общаемся на русском, но за 13 лет украинский я уже выучил. Не говорю на нем, потому что звучит не очень, но читаю легко. После мучительного выбора понял, что это будет двухактный балет... «Вий». Так совпало, что наш гениальный соотечественник Александр Родин написал получасовую сюиту на тему «Вия». Он дал мне ее послушать, и я сказал: «Саша, это замечательно! Берем в работу, но это мало по времени». И Александр дописал музыку до полноценного спектакля. С Национальным филармоническим оркестром Украины в Доме звукозаписи в Киеве мы записали эту музыку. Она совершенно фантастическая! Я решил отказаться от привычных декораций. С видеодизайнером Ольгой Никитиной, которая известна по всем проектам на ВДНХ («Барон Мюнхгаузен», «Дім таємничих пригод» и т. д.), мы соединились в творческом экстазе, и основой для сценического оформления послужит 3-D маппинг и интерактивная проекция. Надеюсь, это будет новый этап в развитии нашего театра. Костюмы выполнил наш замечательный мастер Дмитрий Курята. Приглашаем в Октябрьский дворец на премьеру нашего «Вия» 20 июня.

Давайте тогда продолжим тему мистического. Есть в вашей жизни моменты, когда вам помогали или мешали какие-то таинственные силы?
Нет. Я абсолютно не суеверный, не верю в мистику вообще. Было бы романтично рассказать, что ко мне во сне приходил Гоголь, что-то на ухо нашептал, но ничего такого не было. Я вообще рациональныйчеловек. Я верю в труд, упорство, ремесло. Не верю во вдохновение,озарение, муз и т. п. Я знаю в Киеве общепринятые мистические места, но для меня они – просто одни из многочисленных точек на карте города.

А как обычно проходит ваш день?
Для человека, который заканчивает работать поздно, я просыпаюсь довольно рано. Через день или чаще иду в хамам в фитнес-клубе. У меня водонепроницаемый смартфон, так что там я еще и делами занимаюсь: пишу письма, общаюсь в Вайбере, проверяю продажи билетов. Потом еду в офис заниматься составами на спектакли, графиками репетиций, гастролей, переговорами с импресарио. Если нет интервью для журнала «Натали» (смеется), еду домой. Мне надо хотя бы час поспать, потому что с 18.00 до 23.00 у меня репетиционное время в зале. Если нет спектакля, иду заниматься на классический тренаж с артистами. Мне 47 лет и надо поддерживать себя в форме, чтобы быть в состоянии что-то демонстрировать артистам. Потом репетируем. Затем – домой. Я купил себе электрогриль. Это волшебная штука, на которой я делаю себе кусок мяса или цыпленка. Съедаю это с бокалом красного вина и ложусь спать. А утром встаю и снова хамам и так далее. Выходных нет. Кроме редких случаев.

Многие родители, особенно мамы, хотят видеть своих детей артистами балета. Можете дать им какие-то советы?
Очень важно, чтобы родители показали свое чадо кому-то из балетных профессионалов. Балет – это искусство, которое требует определенных физических данных. Если у ребенка не хватает шага, подъема, он недостаточно координирован, не музыкален, то потом, возможно, что-то разовьется, но когда есть данные от Бога, шансов стать звездой больше. Конечно, кто-то должен стоять и в кордебалете, но, думаю, родители мечтают о чем-то большем для своего ребенка.

Что считаете своей самой большой удачей в жизни?
Боюсь так говорить. Удача – это такая вещь... Сегодня она есть, завтра – нет. Пожалуй, скажу, что самой большой удачей было то, что я появился на этот свет, а все остальное – это составляющие коктейля, которые можно менять. Жизнь сама по себе прекрасна.

Пожелайте себе что-то на ближайшие годы...
Поклитару, выучи уже, наконец, английский язык!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 06, 2019 8:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019050602
Тема| Балет, V Международный фестиваль оперы и балета "Ташкентская весна", Персоналии, Анна Никулина, Денис Родькин.
Автор|
Заголовок| Фестиваль завершился балетом "Лебединое озеро"
Где опубликовано| © УзА - Национальное ИА Узбекистана
Дата публикации| 2019-05-06
Ссылка| http://uza.uz/ru/culture/festival-zavershilsya-baletom-lebedinoe-ozero-06-05-2019
Аннотация| Фестиваль

В столице в Государственном академическом Большом театре имени Алишера Навои завершился V Международный фестиваль оперы и балета "Ташкентская весна".

Фестиваль, проводившийся Министерством культуры Республики Узбекистан при сотрудничестве с рядом организаций, порадовал жителей столицы и зарубежных гостей. В нем приняли участие артисты, балетные труппы и оперные исполнители из России, Азербайджана, Казахстана, Китая.

В рамках фестиваля проводились концерты, премьеры, конференции, мастер-классы, встречи с артистами.

Творческий проект завершился балетом Петра Чайковского "Лебединое озеро". Данный балет-спектакль талантливо исполнялся творческими коллективами многих стран и завоевал особое внимание зрителей. Это произведение о борьбе любви и лицемерия, верности и предательства всегда трогает сердца любителей балета.

В своеобразной и неповторимой трактовке этот спектакль представил на суд зрителей коллектив Государственного академического Большого театра имени Алишера Навои. Вместе с мастерами балета Узбекистана в спектакле выступили Заслуженная артистка России Анна Никулина и Денис Родькин.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 06, 2019 10:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019050603
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Надежда Батоева, Мария Хорева, Мей Нагахиса, Ксандер Париш, Филипп Степин, Виктор Кайшета, Мария Буланова, Анастасия Лукина, Кимин Ким, Александр Сергеев, Рената Шакирова
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| Вот новое и блестящее поколение балета Мариинки — запомните эти имена!
Где опубликовано| © «Собака.ru»
Дата публикации| 2019-05-06
Ссылка| http://www.sobaka.ru/city/theatre/89609
Аннотация|

Петербург заждался новой прима-балерины. Кто ею станет? Три возможные претендентки – три разные обложки «Собака.ru», впервые в истории журнала! Балетный критик Анна Гордеева вангует будущую прима-балерину и пишет ЖЗЛ сверхновым звездам танца.



«Сколько в Мариинском театре балерин? Полсотни? — задумается прохожий. — Сто?» В реальности — всего семь: Диана Вишнева, Екатерина Кондаурова, Ульяна Лопаткина (она числится в отпуске за свой счет, хотя на сцену возвращаться не собирается), Юлия Махалина, Оксана Скорик, Алина Сомова, Виктория Терешкина. Все. Просто дело в том, что балерина — это не любая девушка в пачке и пуантах, а только та, что добралась до самого верха карьерной лестницы. После школы «артистки балета» (так называется специальность в дипломе) поступают в кордебалет, затем становятся корифейками, потом вторыми солистками, первыми солистками и наконец — венец карьеры — балеринами. При этом можно запросто до этой вожделенной вершины не добраться — даже получая главные роли, оставаться солисткой. В Парижской опере эта самая верхняя ступень называется «этуаль» (то есть у артистки в трудовой книжке — окей, в контракте — прямо так и написано, что она звезда), в России издревле — просто балерина. До революции балерина в театре могла быть одна — ну или две. Сейчас в провинции бывает тоже две-три-четыре. В Большом театре их сейчас восемь (при этом заметим: ровно половина московских прима-балерин окончили Академию русского балета в Петербурге). В Мариинском — вот, семь.

В балерины не попадают просто так: недостаточно только таланта, только работоспособности, только здоровья. Нужно все вместе — и чтобы худрук тебя «видел», и травмы щадили, и чтобы способности позволяли включаться в самые разные стили хореографов (если в театре нет главного балетмейстера, утверждающего только свой стиль, — но такое теперь уже редкость). Назначение новой балерины всегда событие в балетном мире, его ждут с нетерпением, его обсуждают пристрастно. Последний раз изящный прыжок на верхнюю ступеньку карьерной лестницы был совершен четыре года назад — балериной стала Оксана Скорик. А до нее аж в 2008 году этот статус получила Алина Сомова. Подходит время новых триумфов. Погадаем, кто будет следующей?

В театрах мира случались стремительные карьеры, когда этуалью становились буквально вчерашние школьницы (ух, как вздрогнула Парижская опера, когда Рудольф Нуреев швырнул на самый верх Сильви Гиллем — той было девятнадцать). Если предполагать, что такое возможно и в Петербурге, то одна из самых очевидных кандидаток — Мария Хорева. Ученица Людмилы Ковалевой (что сотворила и Диану Вишневу, и московскую приму Ольгу Смирнову) окончила школу лишь в прошлом году — но уже стала первой солисткой, то есть до балеринского ранга ей остался всего один шаг. Запоминается танцовщица прежде всего выточенностью движений — безупречные пируэты, безупречные пор де бра. «Ах, фарфоровая статуэтка!» — вздыхают балетоманы. Но у «статуэтки» внутри — мощный двигатель, кидающий ее в прыжок. В этом прыжке нет ракетного ускорения, но есть стремительность тонкого лезвия. Есть ли угроза в партии Повелительницы дриад в балете «Дон Кихот», в этом чистом празднике классического танца? Когда выходит Хорева — определенно есть. Дриады могут быть опасными, мы это сразу понимаем. В репертуаре Марии — главные партии в «Корсаре», «Щелкунчике», «Драгоценностях», «Пахите», «Аполлоне».

Еще одна возможная претендентка на балетную корону — японка Мей Нагахиса. В биографии — оконченная два года назад Академия принцессы Грейс в Монте-Карло, сейчас статус второй солистки. Такие тихие девушки (она — Жизель, Сильфида или Бабочка в «Карнавале» Михаила Фокина, и пока что невозможно представить ее себе, скажем, Черным лебедем в «Лебедином озере») редко становятся балеринами, но, когда становятся, остаются в истории балета навсегда. Мей можно сравнить с легендарной парижанкой Лиан Дейде, семь десятилетий назад ставшей этуалью в девятнадцать: балет с такими артистками вспоминает о своем романтическом репертуаре, танцовщица скользит меж ветров, не сражаясь с гравитацией, а будто не замечая ее.

Третья (last but not least) возможная балерина — Надежда Батоева. Самая опытная из претенденток (Академию русского балета, класс Людмилы Сафроновой, она окончила в 2009 году) иногда кажется совсем девчонкой — столько азарта она вкладывает в каждую роль. Для многих ее персонажей (даже для властной дочери раджи Гамзатти в «Баядерке») жизнь — приключение, ежедневные открытия, радостные сюрпризы. Принцесса Аврора в «Спящей красавице» и Китри в «Дон Кихоте», да даже Одиллия в «Лебедином» — кидаются в танец с чувством солнечного счастья. В Петербурге, где — особенно зимой — не хватает именно солнца, Батоевой судьбой вручена важная миссия поддержания жизнерадостности в горожанах. Миссия ей явно по плечу.

Мариинский дримтим в сборе: самые летучие лебеди и сильфиды и самые прыгучие принцы и петрушки фестиваля «Звезды белых ночей».


Ксандер Париш

Британец, девять лет назад оставивший родной остров и Королевский балет ради службы в Мариинском театре, где дослужился до ранга премьера, меняется со временем — все более осваивает петербургский стиль и в танце, и в игре, явно всматриваясь в окружающий мир и принимая его. Это не значит, что он отказывается от себя самого: английская школа с ее чуть отстраненной деликатностью видна в нем, особенно в дуэтах, — он берет своих партнерш за талию, будто птенца в руки, невероятно осторожно, словно боясь повредить. Конрад в «Корсаре» у него выходит каким-то нерешительным (ограбить гарем — ну, это как-то неудобно), зато в то, что в такого графа Альберта способна мгновенно влюбиться несчастная Жизель и что осторожный поцелуй такого принца Дезире способен разбудить спящую красавицу Аврору даже от столетнего сна, поверить можно запросто. Особенно интересен его Ромео — следить за тем, как сквозь хорошее воспитание героя прорывается-таки большое чувство.

Филипп Степин

Тот случай балетной карьеры, когда человек не берет вершины штурмом, а путешествует вверх вдумчиво, не торопясь, — зато каждая работа безупречна. Степин окончил Академию русского балета в 2005 году (класс Бориса Брегвадзе) и к настоящему времени превратился в одного из самых интересных солистов театра. Не только внятная техника — но отчетливый актерский дар, при этом дар благородный, без гримасничанья, без хлопотания лицом. Герои, родившиеся с серебряной ложкой во рту? Пожалуйста: принц Зигфрид в «Лебедином озере» и граф Альберт в «Жизели», Дезире в «Спящей» и Вацлав из «Бахчисарайского фонтана». Отчаянные игрушки судьбы, в жизни не бывавшие во дворцах, — без проблем: фантастический Петрушка, невероятный Юноша (ведущий диалог со Смертью в балете Ролана Пети). Из последних побед — главная партия в Push Comes to Shove, которую Степин танцует в очередь с Кимином Кимом. Партия, на минуточку, в свое время предназначенная лично Барышникову.

Виктор Кайшета

По статусу — еще танцовщик кордебалета, и, действительно, больших партий у него немного. Кайшету — бразильца, окончившего в 2017 году школу в Берлине, — можно увидеть в «Корсаре» (где он танцует Али) и в «Дон Кихоте» (уже Базиль, между прочим!). Кроме того — множество маленьких, но «афишных» (как это называется в театре, когда имя актера отдельно упоминается в программке) партий. Танцовщик юн, решителен, весел и виртуозен: в 2017 году на московском конкурсе поразил публику и жюри, скрутив в вариации десяток пируэтов. Претендент на все роли, где требуется бодрый темп аллегро.

Мария Буланова

Тоже еще кордебалет (выпуск АРБ 2018 года, одноклассница Хоревой — впрочем, в этом выдающемся классе Людмилы Ковалевой было создано еще несколько будущих звезд, тут же учились Дарья Ионова и Анастасия Нуйкина). Тот случай, когда на «девочку из корды» уже прицельно ходят — и даже приезжают из других городов — старые балетоманы. У юной танцовщицы есть значительный трагический дар — она умеет рассказывать про взаимоотношения своих героинь со смертью; повелительница вилис Мирта и готовая убивать из ревности Зарема долго не забываются после спектакля. Но проработаны и другие краски — в том числе ясно-баланчинские: Буланова отлично смотрится в «Рубинах». Трудно даже предположить ее следующую значимую роль — пока что кажется, что она справится абсолютно с любой техникой и любым стилем.

Анастасия Лукина

Еще одна ученица Людмилы Ковалевой — но предыдущий выпуск, 2015 года. Сегодняшний статус — вторая солистка. Если нужно искать юную танцовщицу, которая олицетворяла бы понятие «мариинская классика», Лукина — одна из явных кандидаток. Танец ясный, теплый, при этом безупречный технически. Танцовщица излучает доверие к миру — недаром первой ее большой ролью стала Аврора. В баланчинских «Драгоценностях» она занята в самой как бы невыигрышной части — все отмечают парад «Бриллиантов», летучие хохмы «Рубинов», — а что такое «Изумруды»? Много сложностей, мало эффектов. Но «Изумруды» — это оммаж Баланчина Парижской опере, ее стилю. Лукина этот стиль чувствует и соединяет времена, связывает великие театры — без напряжения и вызова, все с той же легкой улыбкой.

Кимин Ким

Ким — на сегодняшний день главный виртуоз театра — учился в Сеуле, но у наших людей, его класс вели Владимир Ким и Маргарита Куллик, звезды Мариинского театра в 1980-х. В Петербурге он уже семь лет, и четыре года — премьер. Как и Париш, Ким внимательно изучает местные сценические обычаи, не расставаясь при этом с собственным стилем — волевым, бойким и праздничным. Вертеться и летать, торжествовать и вызывать овации прямо посреди вариации, когда публика начинает восторженно кричать после одного исполненного элемента, — это все его. Во время «Звезд белых ночей» состоится его бенефис — программа еще не объявлена, а билетов дешевле 7000 уже нет. Скоро и оставшиеся расхватают.

Александр Сергеев

Пятнадцать лет в театре, по статусу — первый солист, но это какое-то недоразумение: Сергееву давно надо быть мариинским премьером. Именно мариинским — потому что в его танце сочетается рыцарское служение балерине и неотказ от собственного «я», чем славились и славятся лучшие танцовщики театра. Александр умеет рассказывать на сцене истории — его героям веришь так, будто они о своей несчастной любви — любви счастливой — планировании какой-нибудь подлости говорят, держа тебя за руку. Кроме классики Сергеева необходимо смотреть в «Шурале» (ах, какая из него прекрасная нечистая сила!) и в «Парке» (потому что, когда он поднимает девушку для легендарного кружащегося поцелуя, видно, насколько это герою важно — вот так отправлять возлюбленную в воздух). Еще в последнее время танцовщик пробует себя как хореограф — и это у него неплохо получается.

Рената Шакирова

Окончила Академию русского балета четыре года назад (класс Татьяны Удаленковой), но говорить о ней балетоманы начали раньше: еще студенткой она станцевала на сцене Мариинского театра «Рубины» Джорджа Баланчина. Шакирова — безусловная «танцовщица аллегро»: темп, прыжок, открытый взгляд. Китри в «Дон Кихоте» и Гюльнара в «Бахчисарайском фонтане», самая бойкая Тень в «Баядерке», решительная Катерина в «Каменном цветке». Артистка пробует и другие роли — Кардуча в «Пахите», например (не только испанский темперамент, но и отчетливая хитрость героини), но пока лучшие ее партии остаются в рамках аллегро. Эти рамки, впрочем, нисколько не мешают ее Авроре в «Спящей» — героиня просто мчится к счастью быстрее, чем обычно.

Благодарим ООО «Астерия» и Ola ola store за помощь в организации съемки.

фото: Алиса Текстон (Мариинский театр), Данил Ярощук,

===============================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Май 30, 2019 12:02 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 07, 2019 10:19 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019050701
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Кристофер Уилдон
Автор| Людмила Гусева
Заголовок| Зимняя сказка в начале весны
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2019-05-07
Ссылка| https://musicseasons.org/zimnyaya-skazka-v-nachale-vesny/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В начале весны в Москве в Большом театре появилась «Зимняя сказка» известного английского хореографа Кристофера Уилдона, поставленная в Королевском балете Великобритании 5 лет назад. «Зимняя сказка» – чисто английский балет: сюжетная основа – одноименная пьеса Шекспира, стиль – добротная неоклассика с большим количеством персонажей, три акта полноценной хореодрамы, под которой база – шестидесятилетний пласт английского драматического балета. Три акта английского драмбалета не испугали воспитанную на советской хореодраме труппу Большого театра, пласт традиций подхода к балету к драме у которой, как минимум, в 2 раза толще английского, если отсчитывать от периода руководства балетом Большого театра Александра Горского (начало ХХ века), который использовал в балете опыт Московского художественного театра.



Балет Большого станцевал эту странную, фантастическую историю из позднего Шекспира, так ярко и щедро, как может только он, когда увлечен новой работой. Конечно, хотелось бы, чтобы Большой театр получил бы эксклюзив, как когда-то, 13 лет назад, тот же хореограф, еще ходивший в статусе «молодой», поставил на артистов Большого одноактный балет «Милосердные». Но сейчас маститый балетмейстер Уилдон очень занят, и сошлись на том, что уже было поставлено для Ковент-Гарден. В итоге выбор оказался прицельно точен: это успешный спектакль, имевший большой успех на премьере и до сих пор в репертуаре Ковент-Гарден, но он и понятен и международной аудитории (постановка Большого театра – уже третья постановка «Зимней сказки» за пределами Великобритании, скоро появится еще одна – в главной европейской цитадели сюжетного балета Гамбурге), он прекрасно оформлен, поставлен на оригинальную музыку, в нем много персонажей и сюжетных коллизий. Это спектакль для большой сцены, большой труппы и большого бюджета. То есть – это спектакль для Большого театра России. Три состава артистов Большого станцевало премьерную серию, а к осени обещан еще и четвертый состав.

«Зимняя сказка» – поздняя, не очень известная пьеса Шекспира (это плюс для хореографа и вызов для публики), трагедия с утешительным финалом, с большой степенью условности, сказочности, ирреальности сюжетных поворотов. Для драматической сцены эта пьеса из-за большей степени условности невероятно трудна, поэтому «Зимняя сказка» – редкое название в репертуаре драматических театров, но для балета, который привык иметь дело с фантастическими и сказочными сюжетами, с трагическими завязкой и счастливой развязкой – в самый раз.

Два короля: Сицилии – Леонт и Богемии – Поликсен, дружны с детства. Поликсен приезжает проведать друга детства на Сицилию и задерживается на 9 месяцев, ко времени его отъезда на родину, супруга Леонта королева Гермиона собирается рожать второго ребенка. Пара уже имеет первенца – принца Мамилия. Когда королева по просьбе мужа просит Поликсена задержаться в гостях, Леонта начинают терзать сомнения, а от него ли этот ребенок. Ревность изменяет характер Леонта – он обращается и с другом, и с женой, непозволительно жестоко. Новорожденная принцесса Утрата по приказу Леонта отправлена с придворным Антигоном с глаз долой. Поликсен еле уносит ноги от разъяренного ревнивца, на глазах короля погибают принц Мамилий, ставший свидетелем допроса матери, и пораженная его смертью королева Гермиона. Леонт, чья семья разрушена им же самим, остается в скорби долгих 16 лет, опекаемый придворной дамой Паулиной, подругой его покойной жены.

Но дочка Леонта и Гермионы Утрата жива, её приняла и вырастила семья пастуха из Богемии. Она выросла в прелестную девушку, которую полюбил богемский принц Флоризель, сын того самого короля Богемии Поликсена. Любовь детей становится шансом для королей вернуть дружбу и обрести семью. Но они сами этого еще не знают, Поликсен недоволен мезальянсом принца с пастушкой. Чтобы скрыться от гнева Поликсена, Флоризель с Утратой, а за ними и Поликсен, преследующий молодых, плывут на Сицилию, к Леонту, где и происходит развязка: Паулина признает в пастушке утраченную принцессу Сицилии, Леонт, который обретает Утрату, мирится и решает породниться с Поликсеном, а в финале оказывается, что и смерть Гермионы была мнимой, она лишилась чувств, когда умер Мамилий, и ее скрывала 16 лет от короля Паулина. Семья короля Леона воссоединяется, за исключением принца Мамилия, который уже никогда не вернется.

Помимо малоизвестной широкой публике интриги “Зимней сказки” (тысяча первый раз ставить “Ромео и Джульетту” для неоклассика задача неблагодарная, иное – пройтись по шекспировскому сюжету в балете первым), в «Зимней сказке» хореографа привлекла возможность показать диапазон человеческой натуры и человеческих отношений – от светлой до темной стороны. Контраст света и тьмы стал его главной концептуальной идеей: с одной стороны – любовь, невинность, чистота, солнечная энергия, с другой – злоба, ненависть, энергия разрушения и саморазрушения. Этот концептуальный ход определяет драматургию спектакля ( в 1 и 3 действии «Зимней сказки» «темная» Сицилия, между ними солнечная «Богемия»), его хореографическую архитектуру (действенный танец плюс пантомима 1-ого и 3-его действия противостоит безбрежной танцевальности богемской середины), музыку и сценографию. Темная сторона персонифицирована в сценографическом образе Сицилии – серо-черные тона, дворцовая замкнутость, мир геометрии и гипсовых статуй, искусственный мир, созданный человеком. Напротив, Богемия – это свет, прихотливый мир природы, замшелое ритуальное майское дерево, простодушная архаическая идиллия. Аскетизму костюмов сицилийского двора противопоставлена стихия цвета и вольностей кроя костюмов богемцев. Игровые первое и третье действия и одно развернутое дивертисментное, действие в котором сведено к минимуму, образуют структуру большого балета, близкую к балетным традициям XIX века. 2 танцевальных стиля в одном – как зеркало отражают универсальный талант Уилдона, признанного одновременно и мастером сюжетного балета, и изобретательным сочинителем танцев. Большой, сложно сочиненный балет – испытание для труппы, и одновременно показатель ее класса и специализации.

В интерпретации Большого театра на первое место в «Зимней сказке» вышло именно второе, танцевальное, действие, в котором и этнически окрашенная музыка и танцы – своего рода фантазия балетмейстера на фольклорные темы без особой национальной определенности. Артистами Большого 2 действие было исполнено с увлеченностью, драйвом и равным танцевальным мастерством всех исполнителей: от главных героев (это история Утраты и Флоризеля) и исполнителей сольных партий ( Георгий Гусев и Алексей Путинцев в роли сына Пастуха, один лучше другого, Егор Хромушин и Никита Еликаров в роли Пастуха, Брюна Кантанеде Гальянони в роли пастушки) до корифеев. И не случайно триумфаторами премьеры стали юный артист кордебалета Давид Мотта-Соарес и ведущая солистка Мария Виноградова, легкие, изящные, естественные, на которых роли влюбленных Флоризеля и Утраты сели как влитые. Этой паре, которая готовила премьерные партии совместно, пришлось воссоединиться на премьере в форс-мажорных обстоятельствах – после травмы прямо на сцене Владислава Лантратова, а потом отработать большую часть спектаклей. И они сделали это … с легкостью.

Большой удачей спектакля стала и Гермиона Ольги Смирнова, данные этой артистки, некоторая отстраненность, врожденная элегантность и воспитанный вагановской школой аристократизм, отлично легли на характер средневековой королевы, лозунгом которой могли бы стать «честь и достоинство».

В спектакле много актерских удач в небольших сольных партиях, тем не менее, в Москве проявилась некоторая хореографическая недостаточность первого и третьего действия спектакля, которая была незаметна в его первоначальной, английской, версии «Зимней сказки». Английский спектакль сбалансирован, и слабая, отчасти иллюстративная, хореография (пластическое движение?) 1-ого и особенно 3-его действия там компенсирована убедительной актерской игрой. В первую очередь, это касается центрального героя балета Леонта, в истории которого сфокусирована главная идея балета – как зыбка граница между добром и злом.

Два московских Леонта, рефлексирующий Денис Савин и более жесткий Артем Овчаренко, специалист по ролях принцев и графах, после Нуреева осваивающий более драматический репертуар, на премьере не достигли актерских глубин английского балетного актера Уотсона. Эта роль им пока на вырост. Но это касается и спектакля в целом. При должной актерской включенности и эмоциональной подаче игровые действия «Зимней сказки» не должны уступить второму, танцевальному, действию, как минимум, насыщенное сюжетными коллизиями первому. Третье действие – слабое звено и в пьесе Шекспира, и у Уилдона отчасти страдает от скороговорки, но степень утешительности «Зимней сказки» в балете потеряла свою однозначность, присутствующую в пьесе.

Финал зимней, т.е. грустной, сказки в балете Уилдона окрашен печалью и неопределенностью вроде бы достигнутого благополучия: материализовавшаяся из статуи Гермиона покидает сцену вдвоем с обретенной Утратой, а не с мужем, каменный Мамилий остается стоять на пьедестале памятника, по нему скорбит одинокая Паулина, добрый ангел семейства Леонта.

Это превосходно сделанный театральный продукт – крепкая режиссура, стильная сценография, музыка, специально созданная для балета, что уже само по себе событие в мире балета, где хореографы предпочитают или вынуждены работать с нарезкой симфонической, камерной или популярной музыки. В Большом уже шел балет Джоди Тэлбота – «Хрома», но музыка «Зимней сказки» – совершенно не похожа на музыку «Хромы», композитор здесь не узнаваем. С Уилдоном он сотрудничает на постоянной основе, причем по технологии, который в свое время была создана легендарным дуэтом Петипа и Чайковского: хореограф задает композитору характер и размер музыки под конкретный фрагмент из спектакля, и он в этих рамках сочиняет. Конечно, Тэлбот – не Чайковский, но его музыка к «Зимней сказке» – не обслуживающий, а полноправный элемент балета, она создает вместе с режиссурой и сценографией атмосферу, ткет ткань спектакля. Еще более впечатлила сценография, без которой невозможно представить контрастные миры солнца и тени, к которому стремился постановщик, но сценограф, он же и художник по костюмам (Боб Кроули) не только работает на концепцию, сценография имеет и автономную ценность – красота, театральная образность, функциональность – декорации легко трансформируются, используются современные видеотехнологии.

Как показывает опыт, премьера в Большом театре – это не итог, а только начало работы над спектаклем, актерски спектакль обживается постепенно, и это рождает уверенность, что и этот спектакль актерски дозреет во всех (у осени уже четырех) составах и станет жемчужиной его репертуара, тем более артисты Большого, заточенные на сложные актерские задачи, давно не получали такой увлекательной работы.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Май 30, 2019 1:16 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 07, 2019 1:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019050702
Тема| Балет, XXXII Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева (Казань), Персоналии,
Автор| Оксана Романова
Заголовок| Нуриевский фестиваль представит новую солистку татарстанской труппы — из Японии
Мана Кувабара исполнит партии в спектаклях «Жизель» и «Дон Кихот»

Где опубликовано| © «Татар-информ»
Дата публикации| 2019-05-07
Ссылка| https://www.tatar-inform.ru/news/2019/05/06/650259/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

На XXXII Международном фестивале классического балета имени Рудольфа Нуриева в Казани впервые выступит танцовщица из Японии Мана Кувабара. Балерина пополнила труппу Татарского академического театра оперы и балета имени Мусы Джалиля в феврале этого года, рассказал в интервью ИА «Татар-информ» художественный руководитель театра Владимир Яковлев.

«Мана Кувабара у нас работает первый сезон и впервые участвует в фестивале. Прежде она работала в Красноярском театре, потом прислала свое резюме, и я ее пригласил. Показала себя здесь, у нас, взяли — замечательная балерина! Поэтому когда она приехала в Казань, сразу же отправилась на осенние гастроли и станцевала там в „Щелкунчике“ центральную партию очень хорошо и „Лебединое озеро“ (в качестве пока еще приглашенного артиста на тот момент — прим. Т-и)», — сообщил Владимир Яковлев.

На XXXII Нуриевском фестивале зрители увидят Ману Кувабара в спектакле «Жизель» 15 мая, где она исполнит па-де-де I акта и в спектакле «Дон Кихот» 27 мая, в партии Амура.

До Казани 27-летняя балерина 5 лет выступала в Красноярском государственном театре оперы и балета, где была солисткой. Заниматься балетом стала с 7 лет, но лишь в 14, увидев постановку «Баядерки» в исполнении Большого театра, решила связать с ним жизнь. Окончила Московскую государственную академию хореографии, первоначально входила в труппу Одесского национального академического театра оперы и балета. В 2018 году стала лауреатом премии II Международного конкурса артистов балета в Таллине.

Фестиваль имени Рудольфа Нуриева в этом году, напомним, стартует 13 мая и завершится 30-го. В программе – 14 спектаклей. Откроет фестиваль премьера балета «Корсар», который в разном составе танцовщиков будет идти два вечера подряд. Еще два фестивальных дня будут посвящены современной «гостевой» хореографии балета Radio & Juliet and Quatro. Режиссером гала-концерта XXXII Нуриевского фестиваля, как и в 2017 году, станет Андрис Лиепа.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 08, 2019 12:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019050801
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Маргарита Куллик
Автор| Айсылу Кадырова
Заголовок| «РИТКА! ТАНЦУЙ НОСИКОМ!»
Где опубликовано| © NO FIXED POINTS
Дата публикации| 2019-05-07
Ссылка| http://nofixedpoints.com/kullik
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

С Маргаритой Куллик — виртуозной в прошлом балериной Кировского (Мариинского) театра — на протяжении последних четырех лет мы несколько раз встречались в Перми, на конкурсе «Арабеск». Там и проходили наши беседы: Куллик рассказывала о себе, своем педагоге — знаменитой Наталии Дудинской, о своем муже — танцовщике и педагоге Владимире Киме. О работе в Сеуле. О своем любимом ученике и «корейском сыне» Кимине Киме.


Маргарита Куллик и Наталия Дудинская после спектакля «Дон Кихот».
Фотография из архива Маргариты Куллик.


Оперативного повода для публикации интереснейших воспоминаний Куллик долго не было. И вдруг он случился: в последний день апреля Маргарите Куллик и Владимиру Киму, педагогам-репетиторам Мариинского театра, вручили призы «Душа танца» журнала «Балет» в номинации «Учитель».

«Учитель» — особенное слово для Куллик. Оно ассоциируется у нее с Наталией Дудинской, которую она боготворит и по которой скучает буквально до слез. У Дудинской тоже был любимый учитель — Агриппина Ваганова. Документальная история о том, как в 1937 году из всех вагановских учениц только Наталия Дудинская и Марина Семенова не отвернулись от Агриппины Яковлевны, обвиняемой в предательстве коммунистических идеалов, и не стали подписывать письма против нее, для Маргариты Куллик — потрясение и пример на всю жизнь.

Из стенограммы наших разбросанных во времени бесед я убрала свои вопросы — получился монолог Маргариты Куллик.

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Отдать меня в Вагановское училище — это была идея бабули, маминой мамы. Она очень хотела, чтобы я танцевала в балете. Я начала жить в ее доме в Зеленогорске сразу после того, как утонул мой папа: она взяла меня к себе — «разгрузила» маму мою немножко. Я в начальной школе тогда училась, занималась фигурным катанием. Однажды тренер сказал бабушке, что я — танцевальная девочка. И она сразу же приняла решение показать меня педагогам Вагановского.

Показала. Результат: я никому из педагогов не понравилась. Нам дали понять, что хореографическое училище — не для меня. Когда об этом узнали родители моей подружки, близко знавшие Нину Анисимову — легендарную характерную танцовщицу Кировского балета, они сказали: «Ритку не взяли?! Не может такого быть! Давайте немедленно покажем ее нашей соседке Нине Александровне Анисимовой!». И вот в один прекрасный день меня повезли в Комарово — показывать Анисимовой.

Нина Александровна была уже в почтенном возрасте. Болела. Она выслушала нашу историю, но смотреть меня не стала. Она написала маленькую записочку, с которой нам следовало снова явиться в Вагановское училище.

И вот мы с бабушкой снова пришли в училище, показали записочку от Анисимовой. И меня приняли!

Нет, это не говорит о том, что все тогда в Ленинграде делалось «по записочкам». Это просто такой мне выпал случай. Благодаря записочке от самой Анисимовой, в которой она просила внимательнее ко мне присмотреться, меня еще раз проверили — мою гибкость, шаг, прыжок, чувство ритма… Разглядели, что девочка неплохая, и приняли. Хотя я считаю, что бездарная я была.


К учебе и к самому училищу я относилась с благоговением с первого дня. Меня ни на секунду не покидало ощущение, что все здесь — святое. Я обожала учиться. Мне было очень интересно учиться! Единственной моей проблемой, да и то не сразу, был вес. Я очень легко — примерно с первого курса и все двадцать лет на сцене — поправлялась. Приходилось чуть ли не постоянно голодать.

Думаю, что проблему с лишним весом я унаследовала от своих тучных эстонских родственников. Я по папиной линии — эстонка. Не все, кстати, знают, что моя эстонская фамилия произносится с ударением на первый слог: КУллик — вот как правильно.

Первые пять лет в училище мы учились у Ирины Александровны Трофимовой. А потом наш класс взяла Наталия Михайловна Дудинская. Это было очень почетно и неожиданно, поскольку обычно Дудинская вела либо класс усовершенствования артисток балета, либо занималась с девочками со второго курса. Первый курс она никогда до нас не брала. Прошло очень, очень много лет, и Наталия Михайловна неожиданно мне призналась, что взяла тогда наш класс из-за меня. Нет, я не была лучшей ученицей. У нас «лучшими» считалось три девочки, среди них я была третьей. Я понравилась Дудинской, потому что была курносая, представляете? Она полюбила меня за нос! Постоянно потом говорила на репетициях: «Ритка, танцуй носиком! Это — твое!».

Сейчас я думаю, что нас свела судьба. Мы так сблизились, что я жить без нее не могла. До сих пор не могу. Мне не хватает ее безумно.

Когда я начинала учиться, в нашем классе было семнадцать человек. Когда заканчивала, — семь. Я всегда была самая маленькая. И самая упрямая. Помню, стояла у станка рядом с голландской печкой. И вот все поднимают ножку с одной ноги сначала вперед, потом в сторону, потом назад. А я назад не могу, потому что мешает печка. В принципе, я могла остановиться в этот момент. Но я так не могла! И когда все делали движение ногой назад, я снова делала движение ногой в сторону. Я всегда находила возможность не останавливаться. Это упрямство — эстонское. Это мое дорогое «наследство».

Наталия Михайловна никогда нас не хвалила. Меня совершенно не за что было хвалить: данные были — не очень. Кроме любви к танцу, координации и музыкальности, ничего выдающегося у меня не было. Все очень-очень среднее.

Репетировать со мной было непросто. У меня такой характер иногда проявлялся: Дудинская сделает мне замечание, а я ей в ответ: «А мне так неудобно». Или: «А я так не хочу». После таких выходок я на месяц выпадала из поля ее внимания. Она меня просто игнорировала. Не кричала (она никогда не кричала), не била (никогда никого не била), не щипала (никогда никого не щипала). Она просто переставала тебя замечать. И это было самое страшное.

Наталия Михайловна говорила: «Пропустишь один день в классе, будешь наверстывать два дня. Два дня пропустишь — четыре дня придется наверстывать». Это — правда. Все ее ученицы старались занятия не пропускать. Хотя девочкам в училище официально разрешалось не заниматься в дни менструации: можно было прийти на урок и сидеть в уголочке — просто смотреть.

В классе Дудинской этой привилегией никто не пользовался. Мы не обращали внимания на месячные — мы занимались. Нам было важно не пропустить урок, понимаете? Мы сурово были воспитаны. Я потом и спектакли свои ни разу в жизни не пропускала из-за критических дней. Дудинская сама была очень волевая, и учениц своих такими воспитывала.

Ее невозможно было разжалобить.

Еще она почему-то очень верила в целебную силу таблеток с названием «Этазол». Голова болит? Выручит этазол. Нога болит? Нужно выпить этазол. Только в этазол верила.

--------------------------------
Один из типичных диалогов на уроке:
— Ритка, что ты так вяло сегодня танцуешь?
— Нога болит.
— Господи! Да причем здесь нога?! Танцуй носиком!

--------------------------------------

Кто у нас в училище был звездой? Володя Ким. Он учился на четыре года старше, не только наш класс — все училище ходило на него, необыкновенно талантливого, смотреть.

Еще Фарух Рузиматов был у нас звездой. Все родители специально покупали билеты в Кировский театр на «Дон Кихот», чтобы посмотреть, как там Фарух в первом акте, изображая уличного мальчишку, играет в карты. Он делал это уморительно! Он с малых лет был большим артистом. Да, у него изначально не было хороших стоп, но кто это замечал? Кто это помнит? Труд перетрет все, если не вдаваться в подробности.

Я терпеть не могла участвовать в международных конкурсах, а Наталия Михайловна все время меня на них пихала. Она понимала, что для молодой артистки — это прекрасная практика и наилучшая возможность быть всегда на виду. Это было еще в годы в СССР: тогда все этапы конкурсных соревнований артистам оплачивало министерство культуры страны, а кто поедет от Советского Союза на международный конкурс, решалось после жестких отборов в Москве. Никакой самодеятельности, как сегодня, когда можешь за свои деньги участвовать в каком угодно конкурсе.

Не один раз так было, что в моей возрастной категории отбирали на следующий — международный — этап Нино Ананиашвили, и ставили ее в пару с Андрисом Лиепой. Они оба были на год старше меня. И вот когда их отбирали, про меня говорили: «Куллик — девочка хорошая, но ей еще рано». Сейчас я понимаю, что это было справедливо.

И вот меня все отодвигали, отодвигали. И вдруг в 1983 году отобрали на конкурс в Варну! Поставили меня тогда в пару с Виктором Еременко из Киева. Помню, в день объявления результатов конкурса ко мне прибежала Нинель Александровна Кургапкина (она с Ирой Чистяковой, своей ученицей, на конкурс этот ездила) и говорит: «Ритка, ты получила «бронзу!». Боже мой, радости было! Я чуть не расплакалась от счастья. А потом подхожу к спискам и вижу, что у меня не «бронза», а «золото». Кургапкина ошиблась! Но я уже чувствовала себя очень, очень счастливой.

Мое «золото» в нашей возрастной группе в Варне не было высшей наградой — был еще Гран-при, его взяла Сильви Гиллем.

Именно на конкурсе в Варне у нас с Володей Кимом начался роман. Он тогда работал в якобсоновских «Хореографических миниатюрах», в конкурсе участвовал как солист. Ким по-хулигански, дерзко со мной заигрывал. Я носила красивый сарафан с замком «молния» на спине, и вот он подходил ко мне незаметно, быстро расстегивал «молнию» и внимательно наблюдал за моей реакцией…

Наш роман развивался бурно: уже через год, когда мне исполнилось 19 лет, мы поженились.

Наталия Михайловна была категорически против нашей свадьбы. Так и говорила: «Я — против!». У нее такая философия: совершенно ни к чему ставить штамп о бракосочетании в паспорте — можно просто жить вместе, пока хочется.

Она и на свадьбу к нам не пришла. Только подарок прислала — чайный сервиз. Свадьба с Володей — это единственное, в чем я не послушала Дудинскую. Конечно же, не жалею об этом. Да и Дудинская потом сменила свой гнев на милость. Года через три это случилось, не сразу. Она стала ценить и любить Володю!

До свадьбы я жила в Ленинграде с мамой, у нас была комната в коммуналке. А Володя жил в маленькой квартире со своими родителями. После свадьбы мы с Володей стали жить вместе с его родителями. Потом нам удалось встать в «театральную» очередь на покупку кооперативной квартиры в новом доме на озере Долгом. Как мы были счастливы! Конечно же, я сразу поделилась радостью с Наталией Михайловной. Но она ее не разделила — изменилась в лице после слов «на озере Долгом». И повела меня с собой на прием к Валентине Ивановне Матвиенко, которая в то время курировала вопросы культуры в Ленинградском совете народных депутатов и довольно часто приходила на балетные спектакли в наш Кировский театр.

На приеме у Матвиенко Дудинская очень эмоционально произнесла примерно такую речь: «Валентина Ивановна, вы же знаете, как Ритка танцует? Вы же знаете, во сколько заканчивается „Дон Кихот“? Он заканчивается поздно! Очень поздно! И вы представляете, ей сейчас предлагают строить кооператив — тут она медленно поднимала указательный пальчик правой руки вверх — на озере До-о-о-лгом!».

Валентина Ивановна улыбнулась и сказала: «Наталия Михайловна, я помогу. Рита не будет жить на озере Долгом».

И помогла. Нам с Володей дали квартиру недалеко от Кировского театра.

В Кировский театр меня хотели взять уже на первом курсе. Было так: на отчетном концерте я танцевала в сцене «Оживленный сад» из балета «Корсар» и очень понравилась Олегу Виноградову, который в то время руководил балетной труппой Кировского. У Дудинской выпускался класс усовершенствования, и она кого-то из своих учениц рекомендовала Виноградову. Он ей сказал тогда: «Я у вас лучше Куллик возьму». Она: «Да Куллик еще два года учиться!».

Лет через десять похожая история приключилась с Настей Волочковой. Ее, первокурсницу, на отчетном концерте заметил Виноградов и решил взять в труппу. Настя, в отличие от меня, согласилась. Для меня же было немыслимо — уйти из класса Дудинской.

К третьему курсу я стала поправляться. Набрала вес. Такая плотненькая стала, когда окончила училище, что худсовет Кировского решил не брать меня в труппу. Наталия Михайловна тут же пошла к Виноградову. Он ее успокоил: «Я же вам обещал, что возьму Куллик». И взял меня в штат вспомогательного состава, это что-то типа миманса. Я, конечно же, никогда не работала в мимансе. Виноградов меня просто пропихнул таким образом в театр.

Дудинскую расстраивало, что я стала плотненькая. И она меня доставала с куриными яйцами. Постоянно советовала: «Ритка, выпей обязательно утром сырое яйцо. И вечером тоже — одно сырое яйцо. И больше ничего-ничего не ешь!». Я ненавидела яйца. Но покорно сидела на этой диете…

Дудинскую я слушалась практически во всем. Я любила ее очень. В какой-то момент у нас сложилась традиция — созваниваться каждый вечер. Вернее, это я должна была звонить Наталии Михайловне домой — у нас с Володей в нашей новой квартире телефона не было. Я звонила ей из уличного телефона-автомата. Очень часто было так: я звоню, а у Дудинской «занято». Она очень любила разговаривать по телефону: час «занято», второй… И несколько раз так было, что Володя бежал к Дудинской домой (мы в десяти минутах друг от друга жили) и просил ее, чтобы она положила трубку. И тогда я ей дозванивалась.

О чем мы говорили? О балете — в первую очередь. О моих спектаклях. Она разбирала их «по косточкам». Это было очень ценно.

Если я звонила накануне своего спектакля, она всегда давала такой совет:

«Ритка, у нас с тобой завтра большой праздник — ты танцуешь спектакль! Ложись, отдыхай, никуда не ходи до самого вечера, пусть ножки сами захотят бежать на сцену!».

Наталия Михайловна никогда не вела себя, как капризная звезда. Непосредственная была. Помню, вышли однажды на прогулку — я, она и Володя. Шли медленно — у Наталии Михайловны болели ноги. И вдруг какая-то женщина к нам обращается: «Простите, пожалуйста, вы не знаете, где здесь ресторан „Погребок“?». Мы ответили, что не знаем. Идем дальше. И вдруг Наталия Михайловна, а ей тогда уже очень много лет было, оборачивается и звонко кричит той женщине: «Ой, тетенька! Тетенька! Я знаю, где этот „Погребок“! Он во-о-о-он там!»… «Тетенька», представляете?..

Да, я знала, что у Наталии Михайловны была до меня любимая ученица — невероятная, талантливейшая Валентина Симукова. Жуткая история: Симукова заболела корью и умерла, и многие винили в этом Дудинскую — дескать, она так нагружала хрупкую девочку, что сердце Вали не выдержало.

Я никогда не говорила о Симуковой с Наталией Михайловной. Но одна моя поклонница была еще и поклонницей Вали, и она подарила мне архив Вали. В этом архиве я обнаружила письмо мамы Вали, которое она, уже после смерти дочери, писала Дудинской. Не знаю, отправила она его ей или нет. Но в этом письме несчастная женщина просит Дудинскую не слушать всех тех, кто винит ее в смерти Вали. Она пишет, что Наталия Михайловна ни в чем не виновата.

Наталия Михайловна была глубоко верующим человеком. Во многом именно поэтому я не верю ни единой гадости, которые написала про Дудинскую в своей книге Алла Яковлевна Шелест. Я не верю Шелест. Я очень хорошо знала Дудинскую. Такой верующий человек, как она, не способен на гадости. А вот человек, который их сочиняет, наверняка способен.

Когда Дудинской не стало, я была в Сеуле. С Наталией Михайловной оставались мой муж Володя и ее помощница Катюша. Я вылетела в Петербург, как только смогла: через день после печальной новости. Как раз на похороны успела.

Для меня было неожиданностью — узнать, что Наталия Михайловна завещала мне все свое имущество, включая квартиру. Это была квартира в дореволюционном доме на углу Невского проспекта и Малой Морской улицы, она получила ее в 1944 году. Но завещала она ее не мне одной, еще — Катюше. Когда-то у Дудинской была домработница Пашенька — долго очень, лет сорок. Так вот Катюша — дочь Пашеньки, она выросла в доме Дудинской.

Квартиру Наталии Михайловны мы вынуждены были продать. Нам не разрешили перевести ее в нежилой фонд и создать в ней музей Дудинской, как мы планировали. Дело в том, что эта квартира была малой частью некогда одной большой квартиры, которая до войны принадлежала ученому Николаю Вавилову. Когда Вавилова арестовали, его жилплощадь уплотнили: сделали из одной квартиры — две.

Сейчас, видимо, выкуплены обе части квартиры: теперь в этом помещении — ресторан быстрого обслуживания Subway. Не была в нем никогда. Не могу. Я даже мимо дома этого не могу теперь ходить.

Наталия Михайловна очень любила свой дом. Нет, ее муж, Константин Сергеев, там с ней не жил. У него была своя квартира. У них были очень нежные отношения: она называла его Котиком, он ее — Талечкой. Они много времени проводили вместе, всегда вместе ужинали, а потом он уезжал к себе… Наталия Михайловна тяжело переживала смерть Сергеева. Очень его любила…

Не стану говорить, кому мы продали квартиру Дудинской и за сколько. Все ее вещи и документы передали в петербургские Публичную библиотеку и в Театральный музей. Деньги, вырученные с продажи квартиры, лежат в банке и тратятся на мероприятия и проекты, связанные с именем Наталии Михайловны Дудинской.
На что конкретно? Мы установили мемориальную доску на фасаде дома, где она жила. Выпустили книгу о ней. Учредили стипендию имени Дудинской для лучших студентов в Вагановской академии. И денежный приз имени Дудинской «За верность традициям русской балетной школы», который вручаем достойным молодым танцовщикам на балетных конкурсах в Москве, Санкт-Петербурге и Перми.

Наталия Михайловна никогда не говорила со мной о смерти. Мы никогда не обсуждали, что же будет, когда ее не станет. Ее всегда интересовало настоящее время. Она прекрасно понимала, что все ее письма станут редчайшими экспонатами театрального музея. Но совсем не поэтому переписывалась, например, с Иветт Шовире. Они дружили. Дудинская свободно говорила по-французски, безупречно писала на французском. На хорошем английском отвечала на письма Марго Фонтейн, с которой тоже дружила… Наталия Михайловна одинаково бережно и одинаково спокойно хранила и письма звезд, и «счастливые» трамвайные билетики…

Я перестала танцевать, когда Дудинской исполнилось 90 лет, и она стала неважно себя чувствовать. Получается, в Кировском театре я проработала двадцать лет. Ровно в 38 лет вышла на пенсию. Если бы Дудинская могла продолжать работать, ни на какую пенсию я бы не ушла.

Думаю, я станцевала почти все, что хотела. Разумеется, на сцене Кировского театра я не танцевала Одетту-Одиллию в «Лебедином озере», главную балеринскую партию в главном русском балете. Виноградов говорил: «Рита, ну какая ты — лебедь?!». Но на других сценах «Лебединое…» я танцевала, и не один раз. А вот Раймонду нигде не танцевала. Очень жалею об этом. Вернее, жалею о том, что я не подготовила эту партию с Наталией Михайловной.

Больше всех моей пенсии ждали в Сеуле — в Корейском национальном университете искусств. Руководители этого учебного заведения очень хотели, чтобы я и Володя начали у них преподавать классический танец. Шесть лет нас ждали!

В общей сложности в Корее мы с Володей прожили десять лет. Выучили корейский язык. Сеул стал для нас родным городом.

Больше всего я там люблю своих студентов. Они особенные. Мы с Володей отдавали им всю свою душу.

Самое для меня приятное и понятное в Корее и корейцах — уважение и любовь к труду. Я бы даже так сказала: трудолюбие и Корея — это синонимы. Там у людей отпуск — четыре дня! Праздничных дней, когда все отдыхают, очень мало.

Знаете, почему на всех балетных конкурсах среди участников много корейских танцовщиков? Потому что звание лауреата дает им право сократить срок обязательной службы в армии. Все корейские парни, как только им исполняется 18 лет, должны отслужить три года в армии. А если ты лауреат международного конкурса, или у тебя есть другая льгота, то срок службы — всего лишь месяц.

Наш любимый ученик, наш названный с Володей сын — Кимин Ким — выиграл Гран-при конкурсов в Нью-Йорке и в Перми, стал «золотым» лауреатом в Варне и Риме. И только поэтому отбрыкался от армии: служил только месяц!

Но этот месяц мы все вспоминаем с содроганием. Он там по заданию копал что-то ночами. Отморозил пальцы на обеих ногах. Вернулся простуженный, с бритой наголо головой…

Мы с Володей очень сожалеем, что Наталия Михайловна не увидела нашего Кимина. Ну и не только Кимина. Две наших корейских ученицы — прима-балерины в Бостонском театре, еще одна — солистка в Парижской Опере. В Амстердаме наши ученики танцуют…

Кимин нам — как родной. Когда он решил продолжать карьеру за пределами Кореи, а именно — в театре, где танцевали мы с Володей, в Мариинском, — никто не возражал — ни его родители, ни мы.

Первые четыре года в Петербурге Кимин жил с нами. К тому времени он уже неплохо говорил по-русски, меня называл «мамой», Володю — «папой». Мы усердно с ним занимались не только профессией — учили писать по-русски, читать.

Сейчас Кимин живет отдельно от нас — мы ему квартиру купили. Но видимся и созваниваемся каждый день. Мы — семья.

Я довольна, как развивается его карьера. Сейчас он премьер Мариинского балета. Конечно, очень переживала, когда по состоянию здоровья он не мог полноценно репетировать и выходить на сцену целый год. Весь этот год, что Кимин не танцевал, он каждый вечер ходил в Петербургскую филармонию. Он классическую музыку очень любит.

Как все корейцы, Кимин необыкновенно сентиментальный. Может позвонить мне и сказать: «Мама, я сегодня снова смотрел твою Джульетту. Я так плакал, так плакал, мама!». Он любит смотреть видеозаписи наших с Володей спектаклей.

А еще у него изумительное чувство юмора. Все знают, что я очень громко разговариваю по телефону. И вот идем однажды — я, Володя и Кимин — к нам домой, поднимаемся по лестнице. Я что-то говорю Володе, а он меня перебивает: «Рита, что ты там говоришь? Я не слышу!». Тут же раздается невозмутимый голос Кимина: «Папа, а ты позвони маме, сразу все услышишь!»…

=======================================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 11, 2019 10:57 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 08, 2019 7:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019050802
Тема| Балет, МТ, «Творческая мастерская молодых хореографов Мариинского театра», Персоналии,
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Молодость не первой свежести
Балет Мариинского театра выступил в Москве

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №79, стр. 4
Дата публикации| 2019-05-08
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3965452
Аннотация| Гастроли


В «Дивертисменте короля» все мариинские артисты, включая Тимура Аскерова (в центре), чувствуют себя не в своей тарелке
Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ


В концертном зале «Зарядье» прошла серия балетных концертов под названием «Творческая мастерская молодых хореографов Мариинского театра». Мастерскую посетила Татьяна Кузнецова.

Лакуны в полупустом «Зарядье» отчасти заполнили взводы солдат-срочников: балет, безусловно, благотворен и для них, и для российской армии в целом. В принципе количество зрителей не показатель качества продукции: на молодых авторов, не подкрепленных усиленной рекламой, у нас ходят неохотно (хотя «Творческая мастерская» при Музтеатре Станиславского запросто собирает зал). Но все же это прославленная Мариинка, причем представленная ведущими солистами, и подобное невнимание выглядит незаслуженным.

Концерт, однако, действительно не подтвердил статус театра. Казалось невероятным, что все это вторичное ханжеское ногоблудие рождено юными авторами, а не балетными старушками за восемьдесят, тоскующими о временах чистоты и невинности хореографии их молодости. Еще более странным выглядел художественный вкус главы балетной труппы Юрия Фатеева, включающего в текущий репертуар театра такие беспомощные работы, как, например, «Дивертисмент короля» 2015 года в постановке Максима Петрова. В этом претенциозно-учебном опусе, станцованном под дурную запись музыки Рамо, каждый номер предваряет церемониймейстер, объясняющий на нижегородском французском, что предстоит увидеть зрителям в барочном балете некоего собирательного «короля-солнца». Без объяснений и впрямь не понять, что четверо малорослых корифеев, собирающихся в группки и делающих ручками «коньков-горбунков», изображают демонов или, например, зефиров. И что жеманный премьер Тимур Аскеров, выглядящий неповоротливым и пузатым в белом колете с огромным солнцем на животе, плетущий вялыми ногами невиртуозные кренделя в виде простейших заносок и petit battement, шатающийся даже на двух пируэтах и оживляющийся разве что на больших jete en tournant (которые никакие короли исполнять, естественно, не могли, поскольку такого движения не существовало в эпоху барокко), играет тут несколько ролей — от волшебницы Армиды до Людовика XIII.

Из репертуарных балетов имелся еще один — «Divertimento» (2018), крайне немузыкально поставленный Дмитрием Пимоновым на произведения Леонарда Бернстайна. Хореограф, еще при советской власти окончивший школу-студию ленинградского «Мюзик-холла», сочинил мюзик-холльные подтанцовки времен своей молодости с бородатыми шуточками в виде начертания геометрических фигур ножками балерин, причем несчастные примы и премьеры вынуждены при этом выражать грациозное лукавство и пристойный энтузиазм. Убожество фантазии автора впечатляет — так, в одном из номеров балерина Шапран просто ходила на пуантах туда-сюда, как в древнем анекдоте, вертя попкой и щеголяя ножками.

Свежих произведений в программе было два. «Keep» на музыку Нильса Фрама поставил все тот же Максим Петров, скопировав комбинации общеизвестного «Соло» Ханса ван Манена и замедлив их втрое против оригинала — видимо, в расчете, что никто не опознает. Дебютант Александр Сергеев показал композицию «Не вовремя» на музыку Вилла-Лобоса, предсказуемую как дважды два: три пары, три типа влюбленности. Застенчиво-лирическая, как у Марии и Вацлава в «Бахчисарайском фонтане» 1930-х, духовно-драматическая, с целомудренными объятиями, как было принято в 1970-е, и шутливо-кокетливая, упрощенный вариант хореографии 1960-х. Перекидные, арабески, обводки на оттяжке, поддержки на плечо и с плеча — дежавю с первого до последнего па.

Наверное, собственных хореографов в недрах театра растить необходимо, однако не все взращенное стоит демонстрировать публике, особенно искушенной московской. К тому же артистам было бы полезно потанцевать и мировую хореографию, желательно не полувековой давности — ведь век танцовщика так короток. Но Мариинка живет по собственным законам. Здесь не объявляют планы, не обсуждают приказы, не информируют публику о программах фестивалей. В результате такой планомерной работы мариинский балет окончательно утратил актуальность, превратившись в музейную витрину гергиевского театра. И наконец-то перестал затмевать оперу.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Май 30, 2019 1:18 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 08, 2019 8:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019050803
Тема| Балет, Академический театр балета Бориса Эйфмана, Гастроли, Персоналии,
Автор| Корр. ТАСС Олег Сердобольский
Заголовок| Петербургский театр балета Бориса Эйфмана отправляется в турне по Северной Америке
Гастроли пройдут с 9 мая по 9 июня

Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2019-05-07
Ссылка| https://tass.ru/kultura/6407190
Аннотация| Гастроли

Академический театр балета Бориса Эйфмана отправляется во вторник в месячный весенне-летний тур по городам Канады и США. Гастроли пройдут с 9 мая по 9 июня в Торонто, Чикаго, Коста-Месе (Большой Лос-Анджелес), Беркли (Большой Сан-Франциско), а также в Нью-Йорке, сообщил ТАСС художественный руководитель труппы, народный артист России Борис Эйфман.

"Мы начинаем 9 мая с Торонто, где покажем балет "Чайковский. PRO et CONTRA", а затем тур продолжится с новым балетом "Эффект Пигмалиона" в городах Соединенных Штатов, в том числе - в Нью-Йорке, где мы выступим на сцене New York City Center. Я считаю, что ни одна гастролирующая труппа мира, кроме нашей, не имеет таких ежегодных гастролей в Нью-Йорке на протяжении более 20 лет", - рассказал хореограф и отметил, что, по его мнению, это "говорит о качестве той художественной продукции", которую представляет театр на американском рынке.

По личным впечатлениям Эйфмана, "Америка - страна, с одной стороны, очень эмоциональная, очень приветливая к артистам, которых здесь любят, а с другой стороны, это страна открытого рынка", которая требует качественного продукта, иначе "никакие деньги, никакие протеже не помогут". Он отметил, что современное балетное отечественное искусство востребовано и в Америке, и во всем в мире. Так, только в нынешнем году Театр Эйфмана покажет свое искусство в Париже, Амстердаме, Берлине, Софии, Бухаресте, Токио, Пекине и других городах.

Комедийный балет "Эффект Пигмалиона" поставлен на музыку Иоганна Штрауса-сына. Соединяя выразительный инструментарий психологического балетного театра и пластику бальных танцев, Эйфман предлагает новую трактовку мифа о скульпторе, влюбившемся в свое творение, и затрагивает целый ряд философских, этических и социальных вопросов. Мировая премьера этой постановки прошла в феврале в Санкт-Петербурге.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Май 08, 2019 10:03 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 08, 2019 10:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019050804
Тема| Балет, Бурятский государственный академический театр оперы и балета, I Российско-Японский Евразийский конкурс артистов балета, Персоналии, Ольга Ивата
Автор|
Заголовок| Когда победили все. Итоги конкурса в детской группе
Где опубликовано| © сайт театра
Дата публикации| 2019-05-02
Ссылка| http://uuopera.ru/kogda-pobedili-vse-itogi-konkursa-v-de/
Аннотация| КОНКУРС, ИНТЕРВЬЮ



Праздник весны и труда в рамках нашего конкурса ударно встретила младшая возрастная группа.

Пока взрослые гости наполняли странички своих социальных сетей фотографиями с озера Байкал – организаторы не могли лишить участников удовольствия от поездки на чудо природы, включив такой визит в официальную программу мероприятия, — дети от 6 до 11 лет показывали свое мастерство и уровень подготовки на сцене.

Про детскую часть конкурса в интернете бы написали: «Милота зашкаливает». Конечно, речь идет прежде всего о самых маленьких артистах. Ребята ближе к верхней планке возрастной границы исполняли взрослые номера, как, например, вариацию из «Эсмеральды». Практически готовые профессиональные артисты. А вот умиление… Некоторые ну прямо совсем крохи, которых шквальный улан-удэнский ветер поднимал бы в воздух, сами старательно вихрями взмывали над сценическим линолеумом. Падали, но поднимались. Жалко нельзя победителями объявить всех, но с этим постулатом готова поспорить балетмейстер нашего театра Ольга Ивата. Для нее первомай выдался особенно тяжелым, ведь как члену жюри Ольги Альбертовне приходилось судить и своих собственных подопечных по «Балетной школе Морихиро Ивата».

— Судить конкурс с участием своих подопечных – сложный момент для педагога?

— Мои подопечные есть не только в детской группе, но и в средней, и среди артистов балета есть моя ученица. А что касается самых младших, то сохранять объективность было не так уж и трудно, ведь для меня очевидно: наша балетная школа работает в рамках дополнительного образования, дети занимаются 3-4 раза в неделю, что, конечно, очень мало. Профессиональная подготовка, как, допустим, в Хореографическом колледже подразумевают многочасовые каждодневные тренировки.

— С такими вводными сложно подготовить конкурентную программу?

— Конечно, времени не хватило. Были участники, которые готовы гораздо сильнее.

— Но все равно же переживали?

— Внутри себя. Но на оценки мое волнение не влияло. Судила объективно.

— Можно представить, как это непросто особенно в детском конкурсе, когда знаешь участников, знаешь их родителей, которые, конечно, видят своих детей успешными.

— Вы сами все понимаете. Поэтому единственный верный путь – судить строго и объективно. Мне кажется, все получилось максимально справедливо.

— Вне зависимости от итогов конкурса, гордитесь своими питомцами?

— Рада за каждого, а самое главное – чувство удовлетворения от правильно принятого решения. Ведь было много сомнений, стоит ли столько детей из школы заявлять на конкурс, но в итоге рассудили, что шанс должен быть у всех. И даже не шанс заявить о себе или победить, а просто проникнуться процессом подготовки. Такая работа очень много дает в плане развития. И, конечно, возможность посмотреть за сверстниками из других стран. Надеюсь, они на своем детском языке смогли пообщаться (смеется).

— Олимпийский лозунг — «Главное, не победа, а участие» — к детскому конкурсу подходит идеально?

— Не сомневаюсь. С новым опытом у каждого появятся новые цели и стимулы, еще больше интереса к балету.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 08, 2019 10:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019050805
Тема| Балет, Бурятский государственный академический театр оперы и балета, I Российско-Японский Евразийский конкурс артистов балета, Персоналии, Татьяна Предеина
Автор|
Заголовок| «Кульминация на гала-концерте, а в субботу — точка кипения». На балетном конкурсе горячая пора
Где опубликовано| © сайт театра
Дата публикации| 2019-05-02
Ссылка| http://uuopera.ru/kulminaciya-na-gala-koncerte-a-v-subb/
Аннотация| КОНКУРС, ИНТЕРВЬЮ

I Российско-Японский Евразийский конкурс балета все ближе к развязке.

Перед вторым туром очень хотелось получить небольшие разъяснения от жюри. Ведь абсолютно все участники в средней, старшей и категории «Артисты балета» успешно миновали тур первый. Что это? Дань мастерству каждого из участников? С наглядной балльной системой оценивания так невозможно. Аттракцион невиданной щедрости? Поверьте, в перерывах и по окончанию сессий члены жюри спешат в судейскую комнату с таким видом, что не каждый рискнет подойти с вопросом. Поэтому, когда выпал шанс подвести промежуточные итоги с народной артисткой России Татьяной Предеиной, которая, к слову, не только судит и преподает, но и является прима-балериной Челябинского театра оперы и балета имени Глинки, начали обсуждение издалека.



— Это редкий случай, что сразу все участники прошли во второй тур конкурса?

— Нет-нет, такие вопросы я обсуждать не буду.

— Спросим по-другому: в первые дни члены жюри проводили за просмотром по шесть часов…

— … Такая у нас работа.

— А включение всех участников во второй тур с обывательской точки зрения выглядит, как будто за шанс для каждого вы пожертвовали своим временем, так как при меньшем количестве и работы было бы меньше.

— Именно. Шанс! Кто-то может реабилитироваться, кто-то проявить себя еще лучше.

Мы договорились с Татьяной Борисовной продолжить разговор о шансах уже после завершения программы дня, но, если, кто точно пользовался любой возможностью, так это молодые участники. Когда вечером выступали представители высшей категории «Артисты балета» на сцену были направлены десятки телефонов. Заснять вблизи все многообразие концертных номеров – настоящий клад для подрастающего поколения. Пусть такие действия и не вписываются в атмосферу академического театра, но как раз в этой ситуации их вполне можно оправдать.

Балетные конкурсы вообще особый мир. В вакууме всем понятно высокое искусство, но, когда добавляется еще и соревновательный нерв – создается совершенно особая, наверное, даже гремучая смесь ощущений. Пока даже сложно вообразить, насколько будет атмосфера в зале наэлектризована завтра в решающем раунде, если за день до развязки публике не раз доводилось громко, в голос выдыхать в едином порыве, когда кто-то из участников допускал оплошность. Битва таланта, мастерства и нервов, а к ней добавляется еще и профессиональное сопереживание коллег. Стоит проникнуться моментом – не оторвешься.

— Воспользовались? – встречаем в фойе Татьяну Предеину с очевидным для ситуации вопросом.

— Как и в жизни. Кто-то сумел, кто-то нет.

— Казалось, что в первом туре участники должны были нервничать сильнее, а сегодня уже освоиться на нашей сцене. Но со стороны показалось, что нервов, наоборот, добавилось, так ли это?

— Ой, да у артистов балета встречается самое разное психическое здоровье (смеется). Тут уж кто как смог себя раскрыть.

— Насколько оживленно проходили споры в судейской в предыдущие дни, и, что ждете от сегодняшнего обсуждения, которое определит участников решающего тура?

— Насчет сегодня готова отвечать только по факту. Да и вообще эту тему затрагивать не хочется. Пусть все останется внутри судейской.

— Про свою персональную премию в рамках нашего конкурса расскажете?

— «За артистизм и вдохновение». Выберу тех, кто лучшего всего соответствует.

— Завтра кульминация конкурса, зрителям ждать взрыв эмоций?

— Кульминацией я бы назвала воскресный гала-концерт лауреатов, а в субботу нас ждет точка кипения!

От себя добавим, что в атмосфере кипения балетных страстей хотелось бы все-таки слышать больше поддержки в адрес любимых вами местных артистов. Кто знает, как децибелы аплодисментов подспудно влияют на жюри, а в пятницу монгольская делегация, в полном составе разместившаяся в зале, поддерживала своих наиболее активно. А цена поддержки завтра будет ой как высока.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3 ... 9, 10, 11  След.
Страница 1 из 11

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика