Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2002-06
На страницу Пред.  1, 2, 3
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3727

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 13, 2015 2:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002063105
Тема| Балет, танец, Персоналии, Михаил Барышников, Лючия Чайлд, Ричард Мове
Авторы| Нина Аловерт
Заголовок| "Этот великий, великий, великий Барышников",
// или Ахиллес на пути к бессмертию

Где опубликовано| «Русский базар» №26 (322)
Дата публикации| 2002-06-20 - 2002-06-27
Ссылка| http://russian-bazaar.com/ru/content/1064.htm
Аннотация|

“Блажен, кто пал, как юноша Ахилл,
Прекрасный, смелый, гордый, величавый...”

Три дня, с 7 по 9 июня, группа Михаила Барышникова “White Oak Dance Project выступала с новой программой в Принстоне, в театре Мак Картер Барышников танцевал во всех трех вещах программы. Танцовщик находится в прекрасной форме. В первом отделении он танцевал небольшой “хореографический монолог “Largo,” который поставила хореограф-модернистка Лючия Чайлд на музыку Арканджело Корелли. Это совершенно очаровательный танец, который Барышников танцевал легко, изящно, почти нежно. Все та же идеальная координация движений, такое же изумительное в движении тело. И даже прыжок не потерял высоту. В балете “The Show (Acilles Heels)” есть момент, когда Барышников прыгает вместе с другими танцовщиками, Барышников все равно прыгал выше молодых танцовщиков. Барышников по-прежнему хранит идеальную форму классического танцовщика, и я только еще раз убеждаюсь, что настоящее балетное образование необходимо любому танцовщику-модернисту.
Очень хорошее впечатление произвела на меня труппа в целом: в ней несколько новых артистов высокого профессионального уровня. “Гвоздем” программы был одноактный балет во втором отделении: “Ахиллесова пята” на музыку Арто Линдсэй и Мельвин Гиббс. Концепция и хореография спектакля принадлежит Ричарду Мове. Это произведение Мове можно назвать балетным спектаклем, хореограф использовал не только танец, но и текст, который говорят актеры (запись, разумеется). Я не видела раньше работ Мове, но, судя по аннотации к программе, он хореограф с опытом и именем.
Я заранее приношу извинения за довольно бессвязный рассказ об этом балете. Барышников-Ахилл произвел на меня такое ошеломляющее впечатление, что я не могу, посмотрев спектакль один раз, связно все изложить. У меня было впечатление, что я ступила в реку, а попала в водопад и несусь, не имея возможности зацепиться за что-нибудь, поток вертит меня в разные стороны и бьет о выступающие камни.

Ахилл или Ахиллес - древнегреческий герой, о котором мы знаем из “Иллиады” Гомера и более поздних мифов.
Позвольте мне напомнить содержание этих мифов. Мать Ахиллеса - морская богиня Фетида. Сам громовержец Зевс и бог морей Посейдон домогались любви Фетиды. Но было предсказано, что ее сын станет более могучим героем, чем его отец. Боги испугались и выдали Фетиду замуж за смертного, царя мирмидонян Пелея. На этой свадьбе, между прочим, поспорившие между собой богини положили начало будущей Троянской войне... По одной из легенд, Фетида, когда родился Ахиллес, желая сделать сына бессмертным, окунула его в воду реки Стикс (река, которая, по греческой мифологии, окружает царство мертвых). Теперь Ахиллу не могло повредить никакое оружие. Но вода не омыла пятку, за которую мать держала младенца, окуная его в воду, поэтому пятка осталась уязвимой (отсюда и пошло выражение: “ахиллесова пята”, т.е. главная слабость человека). Послегомеровские легенды (которые использованы в либретто к балету) рассказывают, что прорицатель Калхас предсказал, что только с помощью Ахилла греки овладеют Троей, но сам герой погибнет. Так решил Зевс, повелитель богов и героев. Фетида укрыла сына на острове Скирос, переодев в женское платье, где он рос вместе с дочерьми царя Ликомеда. Одна из дочерей царя стала матерью сына Ахилла, Неоптолема. Греки, узнав об убежище, где мать прячет Ахилла, приехали на остров и с помощью хитрости заставили Ахилла обнаружить себя. После чего Ахилл со своим другом Патроклом, с которым он вместе рос и воспитывался, отправился на войну. Но в какой-то момент Ахилл поссорился с вождем греков Агамемноном, который отобрал у него красивую пленницу, отказался от участия в войне, и хотя и не уехал из-под Трои, но проводил время с Патроклом в своей палатке. (Эта ссора и связанные с нею события составляют главное содержание “Иллиады”). Троянцы, воспользовавшись отсутствием Ахилла и не без помощи великих богов, нанесли грекам ряд поражений. Ахилл разрешил Патроклу принять участие в бою и дал ему свое оружие и доспехи. Гектор, главный герой троянцев, ошибочно принял Патрокла за Ахилла и убил его. Потрясенный смертью друга, Ахилл поклялся отмстить Гектору. Он вернулся на поле боя (по просьбе Фетиды Гермес, божественный кузнец, сковал Ахиллу новое оружие). Ахилл отогнал троянцев и убил Гектора, хотя знал, что за этим последует его собственная смерть. Ахилл был убит в схватке под стенами Трои: по преданию, бог Аполлон направил стрелу Париса в единственное уязвимое место героя - его пятку. В “Одиссее” Гомера мы узнаем, что Ахилл становится царем над мертвыми в Аиде, царстве мертвых. По другому преданию, Фетида унесла тело сына из погребального костра на остров Левку, где герой воскрес и женился на Ифигении... Словом, с именем героя Троянской войны связано большое количество легенд. Хореограф выбрал из них те, которые ложились в задуманный им сюжет балета.
Повторяю, я прошу меня извинить за возможно несвязное изложение спектакля и работы самого Барышникова: мне до сих пор трудно построить впечатления в стройную систему.

Балет начинается со сцен в шатре Ахилла после ссоры с Агамемноном. Ахилл развлекается со своим другом Патроклом, причем отношения их носят совершенно недвусмысленно любовный характер. Заметим, что в те благословенные времена, когда боги и люди жили в тесном соседстве, когда боги и смертные одинаково любили, ревновали, изменяли и мстили, в те далекие легендарные времена однополые сексуальные отношения ни у кого не вызывали повышенного интереса. Главное в самой легенде - мужская дружба, которая была в те времена понятием абсолютным и воспевалась в песнях и легендах. Ахилл и Патрокл были друзьями, Патрокл недаром ушел сражаться с троянами вместо Ахиллеса, который отсиживался в шатре из-за ссоры с Агамемноном: Патрокла оскорбляли слухи об Ахиллесе, якобы изнеженном, предавшим воинское дело.
В балете в сцене в шатре как бы объединены два сюжета: Ахиллес, который носит на острове Скирос женское платье, и развлечения Ахилла и Патрокла в шатре под стенами Трои. Ахилл надевает туфли на высоком каблуке (и все мы с замиранием сердца следили, как он танцует на этих каблуках, беспокоясь о ногах танцовщика, не привыкшего носить такую обувь). Вместо воинских доспехов Ахилл надевает подобие доспехов с изображением женских грудей. И все это было бы на грани хорошего вкуса, если бы эту сцену исполнял кто-то другой. Но Ахилла танцевал Барышников, великий танцовщик с идеальным чувством меры и вкуса.
В самом начале балета, когда Барышников только впервые вышел на сцену и остановился, застыл на мгновенье лицом к публике и посмотрел сквозь зал куда-то в неизвестную нам даль, это был царь, герой, это была великая личность, человек, вкусивший в равной степени от славы и горечи жизни, и эта слава и уготованная ему судьба отозвалась в сердце Ахилла-Барышникова безмерным одиночеством. И это сознание своего величия, и эта горечь одиночества оставались вторым планом в исполнении Барышникова и во всех, самых откровенных сценах. Ахилл не принимал участия в оргии, но и не мешал Патроклу развлекаться. Он только слегка иронично созерцал эту оргию со стороны. И даже в женской одежде и обнимая Патрокла, танцуя с ним танец-любовную игру, артист не давал нам забыть: там, за стенами шатра, идет бой, там гибнут греки, и он, Ахилл, одинок перед выбором между жизнью и смертью.
Я не могу сказать, как это удавалось Барышникову, но на то он и великий артист, чтобы создавать вокруг себя свой мир, многоплановый и неоднозначный, не обязательно доступный для расшифровки. Недаром моя соседка сказала мне, глядя на любовную игру Ахилла и Патрокла: “Как страшно!”
Греческие сцены автор спектакля время от времени переносил в наше время. Актриса, которая изображала Афину, в современных сценах являлась нам ведущей телешоу: участникам этого представления задают вопросы, тот, кто первый даст правильный ответ, выигрывает какую-то сумму денег. Участник такого шоу, готовый к ответу, нажимает кнопку, раздается звонок. Такая сцена разыгрывается между Ахиллом и телеведущей: она спрашивает Ахилла о его происхождении, о его жизни. А затем говорит ему о пророческом предсказании: Ахилл может прожить долгую, спокойную жизнь, но остаться безвестным, а может совершать подвиги, стать прославленным героем, но будет вскоре убит. И Ахилл безмолвствует, он еще не сделал выбор... Затем Патрокл отправляется в бой. Следующая сцена, которую я помню: на пустой сцене лежит убитый Патрокл, головой к публике. А на груди у него трепещет крыльями белая птица (естественно, механическая): душа, покинувшая тело. Затем из центра на сцену выходит Ахилл и останавливается, глядя на тело Патрокла.
Все. Чернота. Несколько секунд я ничего не видела. Как будто и моя душа онемела от того чувства, которое передалось нам, зрителям: от взгляда Ахилла-Барышникова, которым он смотрел на убитого друга. В этот момент Ахилл выбрал свою судьбу, боги приняли его выбор, колесо фортуны закрутилось. Когда я начала возвращаться к действительности, я вслушалась в зал: стояла почти нереальная тишина. На сцене греческий хор (три танцовщицы, одетые в черное) повторял что-то вроде: “Как хорошо, что нам принесли сюда тело Патрокла” (любовь к Патроклу - “ахиллесова пята” в судьбе героя, только она могла заставить героя идти спасать Трою). А сразу как-то возмужавший Ахилл каждый раз протягивал руку в сторону кулисы и говорил, почти буднично, не меняя интонации: “Принесите мне оружие”. Затем Барышников “танцевал сражение”: он несся на колеснице в бой и хлестал коней, он натягивал огромный лук... Как был убит Ахилл и была ли сцена его смерти, я не помню. Я помню дальше странный танец, где были интересные пластические позы, которые Барышников повторял. А затем артист остановился посреди сцены. Он продолжал свой танец одними руками. Зрители, как завороженные, смотрели на него, потому что более красивых движений руками трудно себе представить. Какой обряд творил он над своей головой? Что создавал? Венец славы? Затем Барышников переставал двигаться и стоял, глядя перед собой, поверх голов зрителей, сквозь стены зала, сквозь земное пространство в своем трагическом вселенском одиночестве. Он стоял, как бы увеличиваясь “в значеньи и в теле”. А сверху начинал падать прямо на него поток блесток. Так и стоял этот великий герой - великий артист в звездном потоке посмертной (поспектакльной) славы, один на один с вечностью...

Уже когда отгремели аплодисменты, когда публика начала медленно расходиться, я обратила внимание на пожилого мужчину, который продолжал сидеть. Он качал головой и все пытался сказать что-то своей жене, но издавал только какие-то невнятные звуки... Всем нам трудно было прийти в себя после такого спектакля.

Великий трагический артист создавал на сцене трагический образ героя.

“О Ахилл! о мой родитель!
(Возгласил Неоптолем)
Быстрый мира посетитель,
Жребий лучший взял ты в нем.
Жить в любви племен делами –
Благо первое земли;
Будем вечны именами
И сокрытые в пыли!
Слава дней твоих нетленна;
В песнях будет цвесть она:
Жизнь живущих неверна,
Жизнь отживших неизменна!”

В.А.Жуковский“Торжество победителей”.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19113
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Янв 05, 2019 1:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002063106
Тема| Балет, VII открытый конкурс артистов балета России «Арабеск-2002», Персоналии, Артем Белов, Екатерина Бортякова
Авторы| МАЛАХАЛЬЦЕВ Армен
Заголовок| Рождение дуэта
Где опубликовано| © Газета "Республика Татарстан" № 129 (24685)
Дата публикации| 2002-06-28
Ссылка| http://rt-online.ru/p-rubr-kult-33602/
Аннотация| КОНКУРС



На завершившемся недавно в Перми VII открытом конкурсе артистов балета России «Арабеск-2002», который проходил под патронатом ЮНЕСКО, Татарстан достойно представили молодые солисты балета театра им.М.Джалиля Артем Белов и Екатерина Бортякова. Их дуэт авторитетное жюри признало лучшим на нынешнем «Арабеске» и удостоило приза Екатерины Максимовой и Владимира Васильева. Кроме того, Артем Белов стал обладателем второй премии и серебряной медали, а Екатерина Бортякова стала дипломантом «Арабеска-2002».

— Этот конкурс очень привлекателен для артистов балета, — сказал народный артист Татарстана, ведущий педагог Казанского хореографического училища Виталий Николаевич Бортяков. — Его художественный руководитель Владимир Васильев. Жюри, которое возглавляет Екатерина Максимова, отличается объективностью и доброжелательностью. И атмосфера на этом конкурсе всегда благоприятна для того, чтобы молодые артисты в полной мере смогли раскрыть свои способности. Лауреатами «Арабеска» в свое время были наши Елена Щеглова и Денис Муруев.

Готовили Артема и Катю к конкурсу я и моя жена, педагог нашего училища, в недавнем прошлом прима казанской труппы Ирина Хакимова. Мы предложили ребятам интересную программу для их дуэта, в том числе «Вакханалию» из оперы Сен-Санса «Самсон и Далила». Этот номер — шедевр мировой хореографии — ныне практически забыт. Его танцевали выдающаяся русская балерина Екатерина Гельцер, а также незабвенная Малика Сабирова. Нам с Ириной Хакимовой его передал последний партнер Гельцер, в прошлом солист Большого театра СССР Евгений Качаров, и мы танцевали «Вакханалию» пятнадцать лет — у нас в стране и за рубежом. А теперь подарили Артему и Кате.

Из пресс-бюллетеня «Арабеска-2002»:

«…наглядный урок преподнесли Екатерина Бортякова и Артем Белов из Татарского театра… Они блестяще станцевали редко исполняемую и потому еще более эффектную «Вакханалию» в постановке Горского. Бортякова и Белов оказались одними из немногих на нынешнем «Арабеске» танцовщиков, напомнивших, что балет — это не только тяжелый физический труд, ежедневная однообразная работа и испытание нервов».

А вот отзыв члена жюри, художественного руководителя балетной труппы Пермского театра Кирилла Шморгонера: «Мне понравилась пара Екатерина Бортякова — Артем Белов из Казани в оригинальном дуэте «Вакханалия» К.Сен-Санса… Хорошо, что номер не погиб, и приятно было видеть, что казанцы не забывают и актерскую технику».

Успех Артема и Кати не случаен. Оба отличаются трудолюбием, любовью к своей нелегкой профессии, несомненным талантом. И свои первые награды они получили, участвуя в прошлогоднем Международном конкурсе молодых артистов балета, проходившем в родной Казани. Артем тогда стал лауреатом, обладателем III премии, а Катя получила свой первый диплом. «Арабеск» в Перми тоже был, по существу, конкурсом международным. В нем, кроме России, участвовали танцовщики из Молдовы, Украины, Киргизстана, Казахстана, Литвы, а также Аргентины, Вьетнама, Китая, Монголии, Румынии и других стран.

— Мы полны самых приятных впечатлений, — сказали Артем и Катя по возвращении. — В Перми мы познакомились с замечательными ребятами из разных театров и очень рады нашему успеху. Это хороший эмоциональный заряд для нашего дальнейшего творческого роста и совершенствования мастерства.

— А как родился ваш дуэт?

— Благодаря Наталье Михайловне Садовской, которая является организатором и режиссером многих балетных фестивалей в России, в том числе и нашего Нуриевского. Именно она предложила нам танцевать «Тарантеллу» в хореографии Джорджа Баланчина. С этого и начался наш дуэт.

— Удалось ли вам пообщаться с Екатериной Максимовой после конкурса?

— Когда получали награды, — рассказывает Катя Бортякова, — Екатерина Сергеевна шепнула мне: «Поцелуй маму», а Артему пожелала новых успехов. К нашей радости, нам удалось и сфотографироваться с этой известной балериной и славной женщиной.

— А что у вас впереди?

— Вместе с нашей труппой будем готовить балет «Тщетная предосторожность», которым откроется новый сезон.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19113
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Янв 06, 2019 8:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002063107
Тема| Балет, XVI Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева, Персоналии, Гедиминас Таранда
Авторы| МАЛАХАЛЬЦЕВ Армен
Заголовок| Тот самый Таранда
Где опубликовано| © Газета "Республика Татарстан" № 110 (24666)
Дата публикации| 2002-06-01
Ссылка| http://rt-online.ru/p-rubr-kult-33570/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Вчера, 31 мая превосходным гала-концертом в Казани завершился XVI Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева.

Пожалуй, самым ярким его событием нынче стало участие прославленной труппы Имперского русского балета, созданного блистательным танцовщиком Большого театра России Гедиминасом Тарандой в содружестве с Николаем Анохиным — солистом Ансамбля народного танца Игоря Моисеева.



На снимке: Ирина Сурнева и Гедиминас Таранда после спектакля «Грезы любви — последнее танго».

Гедиминас Таранда известен во всем балетном мире не только как выдающийся танцовщик и хореограф, но и как организатор многих международных фестивалей и гала-концертов звезд мирового балета. Среди них — гала-концерт, посвященный юбилею ЮНЕСКО, представления в честь Майи Плисецкой в Нью-Йорке, Москве и Санкт-Петербурге, шоу-спектакль легендарной балерины и Пьера Кардена «Танец и мода» и другие.

На Нуриевском фестивале Имперский русский балет показал свою последнюю премьеру — спектакль «Грезы любви — последнее танго» в хореографии известного нам Георгия Ковтуна, поставившего в Казани «Сказание о Йусуфе», и самого Гедиминаса Таранды. Главные партии исполнили лауреат международных конкурсов Ирина Сурнева и братья Таранда — Гедиминас и Витаускас, в прошлом тоже солист Большого театра.

Балет «Грезы любви — последнее танго» был тепло встречен публикой, до отказа заполнившей зрительный зал театра им.М.Джалиля. А перед спектаклем мы побеседовали с Гедиминасом Тарандой.

Высокий, статный, безгранично влюбленный в балет, он производит впечатление сильного, целеустремленного человека. Известно, что жизнь его не баловала, хотя уже через три месяца после его прихода в Большой театр Юрий Григорович доверил молодому танцовщику главные партии. Но у Гедиминаса была семья, в Москве они снимали квартиру, а зарплата всего сто рублей, и премьер балетной труппы по ночам разгружал вагоны.

Гедиминас Таранда умеет постоять за себя и своих товарищей, вот и в Большом театре он всегда открыто говорил о проблемах и недостатках, за что и поплатился. Поначалу он на несколько лет стал невыездным, а потом и вовсе уволен без всяких объяснений. На мой вопрос, в кого же он характером, сказал, улыбаясь: «Отец у меня литовец, а мать — донская казачка. Так что лицом я прибалт, а характером — казак».

— Гедиминас Леонович, мы рады, что, объехав со своим театром полмира, вы появились и у нас, в Казани. Расскажите, как и когда был создан Имперский русский балет?

— А история такова. В девяносто третьем году, по просьбе Майи Плисецкой, я организовывал ее юбилейные вечера в Японии, после чего Майя Михайловна сказала: «Гедиминас, вам пора создавать свою балетную труппу. У вас это получится хорошо». На следующий год я известил ее, что труппа создана — в нее вошли сорок молодых артистов балета из лучших хореографических школ Москвы, Санкт-Петербурга и Перми, — и попросил Майю Михайловну стать президентом нашей компании. Она согласилась. Позднее я создал хореографический центр ее имени при Имперском русском балете.

— А почему ваша компания носит столь необычное название?

— Это дань нашей признательности российским императорам, в свое время создавшим Мариинский и Большой театры, о чем, замечу, ни в одном буклете этих театров нет ни слова. Во-вторых, этим названием мы хотели воздать должное великим основателям немеркнущей славы русского балета, в том числе и уехавшим из России. Это тем более необходимо именно сейчас, когда западная пресса часто принижает заслуги русской культуры, и поныне оказывающей ощутимое влияние на развитие в странах Запада хореографического, музыкального и изобразительного искусства. Я уже не говорю о роли Дягилева, Фокина, Баланчина, Рахманинова, Стравинского.

Наша компания открыта для всех российских артистов балета — и тех, кто эмигрировал, и тех, кто работает здесь, на своей родине, а также для выдающихся западных танцовщиков. К примеру, с нашей труппой танцуют Владимир Малахов и Юрий Посохов — оба в свое время уехали из России… С нами сотрудничали Людмила Семеняка и Надежда Павлова из Большого театра, Николай Цискаридзе и Фарух Рузиматов (Мариинский театр). А из зарубежных звезд — Патрик Дюпон («Гранд Опера»), Кумакава («Ковент Гарден») и другие.

— А каково направление вашей компании?

— В основном, классическое. У нас идут «Щелкунчик» и «Лебединое озеро», «Спящая красавица» и «Шопениана» — всего пятнадцать балетов, ставших мировой классикой. Но мы не замыкаемся на этом. Обращаемся к фольклору, джазу, модерну и неоклассике. Я воспитанник московской школы классического танца, но обожаю танцевать в разных стилях. И потому наш последний спектакль «Грезы любви — последнее танго» — специфический, такого нет ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге.

— В чем же его особенность?

Он идет под музыку 20-30-х годов уже прошлого ХХ века, под которую любили танцевать в молодости наши дедушки и бабушки. Это — танго, фокстроты… Звучат и русские песни — «Ямщик, не гони лошадей», «Патефончик», которые можно было услышать, например, в парижском ресторане «Максим», где и встречаются герои нашего спектакля. Во-вторых, в этом балете нет пуантов, пачек и других аксессуаров классического балета. В музыке и танцах мы стремились передать атмосферу, в которой жила в те годы русская эмиграция.

— А о чем ваш спектакль?

— О трудной доле русских эмигрантов, оторванных от Родины, о любви, о чести русского офицера и дворянина. В основе либретто реальная история, произошедшая с одной из балерин Императорского Мариинского театра, оказавшейся после революции во Франции. Мы дали ей имя Анна Варубова. В нее влюбляются два друга, два русских офицера Николай Ильин и Андрей Панин. Анна предпочла Николая, и друзья ссорятся, затем между ними происходит дуэль, Николай тяжело ранит своего бывшего друга. Влюбленные переезжают в другой город, так как Николаю грозит тюрьма. В портовом ресторане он вступается за девушку, к которой пристают пьяные матросы, и в драке убивает одного из них. Николая арестовывают. Анна в отчаянии. И тут она встречает чудом выжившего после дуэли Андрея. Он дает Анне газету, где говорится, что ее возлюбленный погиб при попытке к бегству. Андрей предлагает девушке руку и сердце. Во время свадьбы внезапно появляется Николай Ильин. Но поздно… Потеряв любимую, Родину и друга, Ильин уходит из жизни. Таков сюжет.

— Интересно, почему на фестивале классического балета вы решили показать именно этот спектакль?

— У нас немало постановок классического балета, которые казанцы еще не видели. Это — «Шехерезада» Фокина, «Половецкие пляски» в гениальной хореографии Голейзовского, «Болеро» Равеля и другие. Но дело не только в громоздких декорациях. Нам казалось, что есть нечто общее между сюжетом балета, который мы решили показать в Казани, и судьбой Рудольфа Нуриева. Он тоже эмигрировал, и жизнь его тоже закончилась трагически. Учитывали мы и то, что классический балет представлен в вашем театре сегодня, как нигде в России, за исключением, может быть, Мариинского и Большого театров. Поэтому казанцам, подумали мы, будет интересно увидеть что-то новое, неожиданное.

— Вам доводилось встречаться с Рудольфом Нуриевым?

— Только один раз, в Греции, во время гастролей Большого театра. Правда, встретив его в раздевалке в берете и огромных сапогах, я его не узнал. Но после спектакля «Жизель», где я танцевал Лесничего, он сам пришел за кулисы, чтобы познакомиться со мной, похвалил и даже пригласил на гастроли в Австралию, где должен был дирижировать спектаклем. Но в то время это было нереально, ведь даже имя Нуриева было у нас в стране под запретом. А вот с Иреком Мухамедовым, вашим земляком, до его эмиграции танцевал вместе в «Раймонде», «Золотом веке» и других спектаклях Большого театра.

— Что значит для вашего коллектива участие в Нуриевском фестивале?

— Добрая слава об этом фестивале уже давно разнеслась по свету. Приглашение на него для нас большая честь. Но замечу, что и до этого мы постарались внести свой, пусть и скромный, вклад в фестиваль. Ведь прима-балерина нашей труппы Ирина Сурнева уже второй раз участвует в нем. Так что Имперский русский балет и Нуриевский фестиваль, можно сказать, породнились. Но не только это связывает нас с вашей труппой. Два года назад в Москве ведущий солист вашего балета Нурлан Канетов так понравился мне в партии Принца из «Лебединого озера», что я сразу пригласил его на гастроли нашей труппы в Израиле. А на следующий год Нурлан вместе с нами поехал на гастроли в Испанию. И тоже очень удачно.

— Каковы ваши творческие планы?

— Надеюсь поставить «Ромео и Джульетту», иначе, чем в Большом театре, а также «Три сестры» на музыку Рахманинова. Есть предложение из Финляндии. В общем, дел впереди предостаточно…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3
Страница 3 из 3

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика