Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2018-10
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 09, 2018 10:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018103205
Тема| Балет, НОУ, Персоналии, Ярослав Ткачук
Автор| Светлана Максимец / Фото: Ольга Сошенко
Заголовок| Сто балетных жизней:
Ярослав Ткачук о планах, дуэтах и амбициях

Где опубликовано| © WEEKEND.TODAY
Дата публикации| 2018-10-24
Ссылка| http://project.weekend.today/tkachuk_balet
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Как пройти путь от последнего ряда кордебалета до премьера, бороться с заниженной самооценкой и готовиться к новой роли? Есть ли место импровизации и шутке на сцене главного театра страны, сколько пар балеток снашивает за месяц танцовщик и кому нужны пуанты сорок четвертого размера? Премьер Национальной оперы Ярослав Ткачук рассказал Уикенду, как танцовщики репетируют, работают и берегут ноги, кому в балете мешают иксы и к чему стремиться, когда станцевал роль своей мечты.

— Как вы попали в балет?

— Неожиданно и в позднем возрасте. С шести лет занимался в самодеятельном коллективе современной хореографией. В 14 лет решил связать судьбу с хореографией, и не с классической, а народной. Поступил в Киеве в академию Лифаря. Курс был экспериментальным и давал возможность танцевать на двух отделениях сразу. Учился на разных отделениях, заканчивал все-таки отделение народного танца. После академии в 18 лет решил идти работать в театр. Так что можно сказать, что всерьез балетом я начал заниматься с 14-15 лет.

— А если бы не балет, чем бы в жизни занимались?

— До 14 лет я долго выбирал между музыкой и хореографией. Думал связать жизнь с музыкой, закончил музыкальную школу по классу баяна и фортепиано. Но все-таки выбрал балет и не жалею.

— Есть мнение, что девушкам в балете проще, а парням — напротив.

— Определенные сложности есть всегда. По-моему, девочкам всегда будет труднее: больше конкуренция, они немного иначе смотрят на жизнь в балете. Главное, чем мне нравится наш театр, — тут конкуренция здравая. Она, безусловно, есть, но в хорошем понимании. Если трудиться, все обязательно получится.

— На каких танцовщиков вы равнялись?

— Когда учился в академии и метался между народной и классической хореографией, у меня была занижена самооценка. Понимал, какая должна быть фактура у классического танцовщика — вытянутые ноги, стопы, иксы. У меня фактура иная, но два танцовщика-однофамильца, Владимир Васильев и Иван Васильев, своими работами переубеждали. Эти крепкие мужчины доказали, что фактура — не главное, главное — каков артист на сцене.

— Вы прошли путь от артиста кордебалета до премьера. Что было самым сложным?

— Я полностью доволен тем, как выстраивается моя карьера в театре. Когда пришел сюда в 18 лет, то не услышал сразу: «Будешь танцевать принца или Зигфрида». Меня поставили в самую последнюю линию даже не балета, а в опере. Выходил во всех возможных операх, балетах и кордебалетах. Понимал, что сразу чуда не случится, нужно работать. Первые три года были тяжелыми. Выучил весь кордебалетный репертуар, понемногу получалось солировать в двоечках, троечках. Было несколько переломных моментов, после некоторых спектаклей меня стали замечать. Возможно, эти моменты и помогли мне продвинуться в соло. Последние три-четыре года я мастер сцены, уже не выхожу в кордебалете и с удовольствием танцую ведущие и вторые партии.

— Какая ваша цель максимум?

— Сейчас я стараюсь протанцевать как можно больше разных образов. Пока все получается: каждый год у меня по 2-4 премьеры от принцев до спартаков, от негативных героев, как Помпей и Тибальд, до светлых. Мой балетный девиз: за одну жизнь ты можешь прожить сто.

— Хотели бы танцевать за границей?

— Да, в моей жизни был период, когда хотелось надолго уехать. Потом это желание пропало. У нас в театре обширный репертуар. Не в каждом театре мира можно попробовать столько образов. У нас за месяц может пройти 15 разных спектаклей, а за границей — 15 раз в месяц один и тот же.

Уезжать насовсем я бы не хотел, а вот попробовать себя в качестве приглашенного солиста было бы очень интересно.

— Хотели бы попробовать себя не в классике?

— Да, очень бы хотел. Когда была возможность в 2011-2012 годах, я с удовольствием принимал участие в современных постановках. Считаю, что неклассические постановки должны быть в репертуаре.

— Есть ли самая желанная для вас партия, которую хотелось бы станцевать?

— Такой ролью, о которой мечтал лет пять, был для меня Спартак. Сейчас мечта воплотилась. Я танцую в разнообразных, характерных балетах. Хотелось бы перестать комплексовать и перейти на классический репертуар. Моя следующая задача — пересилить себя для таких партий.

— Какой у вас режим питания, физподготовки?

— У каждого артиста балета своя физиология, каждый со временем начинает чувствовать, сколько ему нужно репетировать, как питаться. Я ем все, конечно, не злоупотребляю. Но если завтра нет спектакля, то могу вечером выпить с друзьями по бокалу пива.

Так же на репетициях: встаю с утра, начинаю урок и понимаю: «О, пошло хорошо, сегодня можно больше позаниматься». Занимаюсь здесь, в театре. Конечно, желательно выполнять урок каждый день. Но когда плотный репертуар и много работы, стараюсь прислушиваться к своему телу, после спектакля — день отдыхать. Всегда нужно себя чувствовать и беречь. Бывают травмы, растяжения. Спасаемся разными мазями, ходим на массажи.

Выходя на улицу в холодную и сырую погоду, в первую очередь стараешься беречь ноги — чтобы не промочить, не замерзнуть. Люблю много ходить пешком, гуляю с женой и ребенком.

— Есть ли проблемы с обувью для танцев?

— У нас все артисты выбрали определенную модель балеток, и театр нам каждый месяц выдает балетную обувь. Проблема в том, что она быстро рвется. За месяц стабильно снашиваю одну пару. Обычно получаю балетки белые, черные и телесные. Черные — самые ходовые. Джазовки держатся чуть подольше. В некоторых спектаклях есть театральная обувь, сделанная специально под костюм, под трико.

Девочкам тяжелее, их пуанты дороже стоят, имеют свойство не так рваться, как ломаться. Их перешивают, ремонтируют. Хотя есть одна партия у нас в театре, где и мальчики выходят в пуантах. Это Марцелина в «Свадьбе Фигаро». Когда смотрю, как они надевают пуанты сорок четвертого размера, думаю: «Хорошо, что мы танцуем в балетках!»

— Как готовитесь к роли?

— Смотрю на других танцоров в этой партии. Чтобы прыгнуть выше себя, нужно смотреть на других. Часто пересматриваю свои спектакли. Работу над новой для себя ролью начинаю с того, что читаю о персонаже. Когда мы готовили балет «Цезарь», я танцую там Помпея, мы с Александром Шаповалом (он танцует Красса) сидели-обсуждали историю и образы. Многие вещи хореограф может просто не успеть сказать, ведь он сосредоточен на общей картинке, на солистах. Грамотный артист будет не только слушать балетмейстера, но еще и сам находить важные моменты для роли.

— Какие партии у вас любимые — дуэтные или сольные?

— Хороший вопрос. Есть сольные партии, в которых ты ни от кого не зависишь. Но таких балетов очень мало. Практически в каждом балете есть дуэт, и там все зависит от того, с кем танцуешь. Мне нравятся дуэты с балеринами, которые полностью отдаются образу. Из любимых дуэтов — классический в «Дон Кихоте», драматический в «Спартаке».

Что касается сольного танца, то любимый спектакль — «За двома зайцями». Этот спектакль ставился на меня и Никиту Сухорукова. Некоторые части мы даже специально не повторяем и не репетируем. Каждый спектакль в определенные моменты пытаешься сделать по-новому, не повторяться. Выходишь на сцену, и в какую-то долю секунды приходит идея пошутить тут и там, сделать иначе. И когда попадаешь в цель, довольны и ты, и балетмейстер.

— Какие качества должны быть у артиста, который стремится стать профессионалом в балете?

— В наше время трудно с такими качествами, но, по-моему, они необходимы. Нужно быть справедливым и человечным. Театр, конечно, требует амбиций и упорства. Но если ты сумел остаться справедливым, то приходят двойные силы, и люди к тебе тянутся.

— Как вы видите себя дальше: хотели бы стать хореографом, репетитором, может быть, артистом кино?

— Конечно, я об этом задумывался, срок артиста балета мал, через несколько лет у меня уже экватор. Я бы попробовал себя в качестве балетмейстера. Иногда меня просят помочь с небольшими постановками, мне нравится это делать. И есть еще детская мечта — попробовать сыграть в кино. Артист кино и артист балета — это совсем разное, перестроиться тяжело, но интересно.

— После успеха в «Спартаке» о какой роли мечтаете? Нет ли страха, что это была самая триумфальная из ролей?

— Была такая мысль. Я так долго хотел эту партию, а когда есть мотивация — то легче идти вперед. «Спартак» — это пример сильного мужского танца. Но мне хочется еще попробовать себя в классическом репертуаре. Есть еще спектакли, которые я хотел бы станцевать. Это и «Жизель», и «Щелкунчик». По образам мне очень интересен наш балет «Цезарь», который у нас представлен. Да, он тоже посвящен римской теме. Но если открыть интернет, то «Спартаков» можно пересмотреть много, а вот «Цезарей» пока только два, и они абсолютно разные.

— Если бы вам предложили выбирать — партия де Грие в «Манон» или «Юноша и смерть» Пети, что бы вы выбрали и почему?

— «Юноша и смерть». Я смотрел разных танцовщиков в этой партии — Барышникова, Васильева, других. На протяжении этого балета можно несколько раз трансформироваться, преобразоваться в образе. Я люблю такие спектакли.

— Как вы отдыхаете и расслабляетесь?

— Мое место силы — это небольшой тихий городок Славутич, родина жены. Там полностью расслабляюсь, отключаюсь от киевской и театральной суеты. Тишина, природа, лес, мало людей, можно выбраться на рыбалку. День-два — и полностью перезаряжаешься.

Люблю активный отдых, с друзьями часто ходим в квест-комнаты, в боулинг или бильярд. Я из Запорожья, но живу в Киеве на левом берегу уже двенадцатый год. Правый берег для меня — как музей, туда хорошо ходить, наслаждаться им, но жить там нельзя. Нравится туда приезжать прогуляться, люблю набережную. Бывал во многих городах и странах, но считаю Киев самым красивым местом.

=======================================================================

Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Ноя 11, 2018 10:12 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 11, 2018 10:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018103206
Тема| Балет, Государственный академический театр оперы и балета имени Абая, международный фестиваль «Жас star», Персоналии, Семен Чудин, Нина Капцова
Автор| Елена СОКОЛОВА
Заголовок| Мировая партия
В Алматы выступили артисты с мировым именем

Где опубликовано| © газета "Вечерний Алматы" № 131
Дата публикации| 2018-10-30
Ссылка| http://vecher.kz/how2rest/mirovaya-partiya
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



Главные партии в классике русского балета «Лебединое озеро» исполнили премьер и прима-балерина Большого театра России Семен Чудин и Нина Капцова.

– Я уже не раз приезжал в Алматы, к вам всегда приятно вернуться, – делится Семен Чудин. – В театре очень интересная труппа, талантливые танцовщики, с которыми приятно работать. Вообще вам очень повезло, что у вас есть такое замечательное хореографическое училище. Я знаком с окончившими его танцовщиками, которые сегодня работают в ведущих театрах мира. Это говорит о высоком уровне подготовки.
Сам же артист балета, окончив Новосибирское хореографическое училище, несколько лет работал в Южной Корее в театре Universal Ballet.

– Мне очень повезло, что я попал в эту труппу, где приобрел ценный опыт. Ничто в Южной Корее не отвлекало меня от творчества и самосовершенствования. Также до возвращения в Россию я какое-то время работал в Швейцарии, – рассказывает премьер Большого театра. – Я рад, что в Алматы приехал для того, чтобы принять участие именно в спектакле «Лебединое озеро». Это классика, которая никогда не устареет. Конечно, сегодня, в частности в Большом театре, ставятся спектакли с современной хореографией, но классика – это основа всего. Я считаю, что ее надо танцевать безупречно или не танцевать вообще. Спектакль «Лебединое озеро» – один из самых сложных для артистов. Это колоссальная моральная и физическая подготовка.

Два вечера аншлагов в Государственном академическом театре оперы и балета имени Абая – так ярко завершился международный фестиваль «Жас star», который уже в девятый раз провел Фонд Первого Президента РК. Впервые творческий форум объединился с еще одним крупным событием в культурной жизни – гастролями звезд балета. Их регулярно организует компания Art Classic.

– Сейчас мы объединили усилия с Фондом Первого Президента РК, потому что у нас одна цель – выявить юные таланты и помочь им раскрыться, – говорит генеральный директор компании Art Classic Ерлан Андагулов. – Уже на протяжении семи лет мы приглашаем в Алматы звезд мирового балета. Каждый такой визит дает дополнительный виток развитию балета в Казахстане, потому что за время гастролей мы всегда стараемся устроить не только показ спектакля с участием артистов, но и творческие встречи с молодежью.
Вот и Нина Капцова с Семеном Чудиным дали мастер-класс юным дарованиям Алматинского хореографического училища. Провели занятие на тему «Мировое наследие классического танца. Техника исполнения», в рамках которого рассказали о себе и поделились кое-какими секретами.

Елена СОКОЛОВА
Фото предоставлено
Фондом Первого Президента РК
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 13, 2018 10:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018103207
Тема| Балет, "Золотая Маска в Латвии", БТ, Персоналии, Жан-Кристоф Майо, Екатерина Крысанова, Владислав Лантратов, Ольга Смирнова, Семен Чудин
Автор| Наталья ЛЕБЕДЕВА
Заголовок| Большой театр уезжал из Латвийской ССР, а вернулся в ЛР
Где опубликовано| © газета «СЕГОДНЯ».
Дата публикации| 2018-10-16
Ссылка| https://vesti.bb.lv/statja/segodnja/2018/10/16/bolshoy-teatr-uezzhal-iz-latviyskoy-ssr-a-vernulsya-v-lr
Аннотация| Гастроли

Мы не видели балет Большого театра в Риге почти 40 лет. И вот — свершилось! Пленительнейшая постановка шекспировской пьесы «Укрощение строптивой» предстала перед нами на сцене Латвийской Национальной оперы и балета в полном блеске и сияющей красоте, пишет латвийская газета «СЕГОДНЯ».

«Странно, но здорово»

Это великолепная работа, увенчанная тремя Всероссийскими национальными театральными премиями «Золотая Маска»: «Лучший спектакль в балете», «Лучшая женская роль» (Екатерина Крысанова), «Лучшая мужская роль» (Владислав Лантратов).


Поставил спектакль прославленный хореограф Жан-Кристоф Майо. О нем известно, что он создает оригинальные постановки только для артистов своей труппы Les Ballets de Monte Carlo. «Укрощение строптивой» — единственное исключение в творческой биографии знаменитого француза.

Основу балета Монте-Карло заложил в 1913 году легендарный Сергей Дягилев, и Жан-Кристоф Майо очень гордится этим. «Укрощение» он поставил на музыку Дмитрия Шостаковича. В некотором смысле это был риск, ибо хореограф выбрал весьма неожиданные произведения — к примеру, 11-ю симфонию, которая носит название «1905 год», одну из его частей — «Утро в день расстрела демонстрантов», под которую исполняется любовный дуэт. Когда показали партитуры балета и саму постановку вдове Дмитрия Дмитриевича, Ирине Антоновне Шостакович, она сказала: «Конечно, странно, но здорово».

Ведь хореограф подбирал музыку в соответствии со своим замыслом. Сложная и неоднозначная, она как нельзя лучше иллюстрировала то, что мы увидели на сцене. Конечно, «Укрощение строптивой» — это комедия, но какие здесь поединки характеров! Наблюдать за ними, исполненными с невероятным техническим совершенством, редкое наслаждение.

Блестящая и неукротимая

Главная героиня, более чем своенравная Катарина (Екатерина Крысанова), предстает перед нами во всем своем блеске, хоть и появляется в первой сцене в домашнем халате — гоняет домочадцев, со слугами не церемонится вообще, пиная их своими длинными красивыми ногами, достается он нее не только отцу, но и «золотому сердцу» — сестре Бьянке (Ольга Смирнова). Троих женихов не видит в упор, раскидывая их по сторонам — а ведь богатый отец Баптиста не чает, как выдать ее замуж, чтобы хоть чуть-чуть усмирить ее буйный нрав.

Смотреть и на Екатерину Крысанову, и на Ольгу Смирнову было невероятным удовольствием. Две прима-балерины лучшего театра России и лучшей балетной труппы мира представали самим совершенством.

Лицо Катарины и вся ее стать выражали громадное презрение к окружающей ее «мелкотне» и мышиной возне: оттопыренная губка, большие глаза, выражение которых не предвещало ничего хорошего домочадцам, гостям, женихам, слугам и всем прочим, кто вставал на ее пути. Понятно, что эта женщина, эта неукротимая натура жаждала большего. Жаждала равного себе, и с ним желала сразиться. Драматизм ситуации проглядывает сквозь кажущийся комизм и обывательские заботы, струится и клокочет внутри них.

И вот появляется Петруччо (Владислав Лантратов), еще один претендент на ее руку. Боже, какой костюм ему сочинил художник Огюстен Майо, сын хореографа-постановщика! Каким сделал его облик!

Добыча или любимый муж?

Сбитая набок какая-то залихватская шляпа «оторви и выбрось», под ней — всклокоченные курчавые длинные волосы, на самом герое — невероятая хламида с вывернутым наружу мехом, как у дикого пещерного человека. Поведение его, как бы мы сказали, асоциально, а уж из круга богатых молодых дворян он выбивается однозначно. Ну и Катарина, понятно, со всем жаром души бросается на новую добычу. Но не тут-то было.

Ой, какой это блестящий поединок! Здесь наслаждаешься и техникой, движениями па-де-де, и горячими, накаленными страстями обоих. Катарина по меньшей мере озадачена — кто-то посмел ей противостоять!

Спектакль ведь рассказывает о встрече двух невероятно сильных личностей, каждая из которых в итоге узнает в другом себя. Причина их неуправляемого, идущего вразрез с социальными нормами поведения, в одиночестве, на которое они обречены среди обывателей, в том, что ни один из них пока не встретил себе равного. Это два альбатроса среди стайки воробьев. Здесь речь идет именно о любви за гранью общепринятых норм. Ведь Петруччо, которого, казалось бы, влечет лишь состояние будущего тестя Баптисты, заключив брак, не оставляет Катарину, а уводит ее с собой, хотя мог бы благополучно проматывать ее приданое. Его влечет именно эта женщина. Она его истинное приданое, его истинное сокровище.

Поединок этой блестящей пары продолжается и в доме Петруччо, куда Катарина прибыла с похоронным видом и в полном отчаянии. Она уже согласна Луну назвать Солнцем и наоборот, готова не есть «горячащие блюда» — вернее, ей ничего не остается, потому что Петруччо сдергивает скатерть с яствами со стола. Так у Шекспира. «Подумай, голодом морить жену!..» — в отчаянии восклицает Катарина — если кто помнит текст комедии. Все, ее покорили!.. А муж и дальше продолжает ее испытывать, выкручивать по-всякому и наконец-то, кажется, смиряет. Вернее, она вдруг начинает чувствовать в нем равного. Психологическая равновеликость дополняется, видимо, физиологической — после первой брачной ночи, показанной очень целомудренно и условно, но выразительно, супруги встают совершенно другими.

После серии испытаний Петруччо убеждается, что не ошибся в Катарине, она именно та женщина, которая соразмерна его безразмерной личности. И она не ошиблась. Если и уступает требованиям супруга, то не потому, что считает его сильнее, а потому, что узнает в нем себя. Она скорее играет в покорность, нежели покоряется на самом деле. И неважно, что Луна отныне называется Солнцем, у двух влюбленных свои небесные светила. Покорность жены не ввела Петруччо в заблуждение. Однако для окружающих — тех, кто ранее знал эту женщину как отъявленную дикарку, — действующие кодексы поведения в обществе соблюдены, и все могут вздохнуть с облегчением, ведь даже самые дерзкие вынуждены смириться с общепринятыми правилами.

Необщее выражение

Они появляются в доме отца Катарины, Баптисты, в неотразимой красоте блестящей пары. Здесь-то и становится понятно, что оба ни с чем не смирились, но между ними и миром совершенно особые отношения. Как выразительны лица актеров! Они совсем другие. Но, одетые с дворянским лоском, они все равно не похожи на свое окружение. Весь их облик несет сияние натур «лица необщего выражения».

Катарина и Петруччо необычайно слаженно исполняют свою особенную партитуру, и их мастерски разыгранный номер позволяет им вырваться из рамок обыденных представлений о влюбленных.

Даже смиренная Бьянка, будучи уже замужем за Люченцио (Семен Чудин), проявляет непокорность. Вспомним, как у Шекспира — когда теперь уже мужья договариваются испытать жен — просить, чтобы они пришли по первому их зову, и Бьянка, и ее родственница, супруга Гортензио, огрызаются и не идут — мол, сами пусть приходят, если им так нужно. И только Катарина является во всем сиянии и держит речь об уважении и любви к мужу. Понятно, что в действе — языком хореографии. Влюбленные супруги шутливо поддевают друг друга, озорничают, но чувствуется, что их связывают глубокие чувства.

Публика в зале Оперы радовалась и рукоплескала, аплодировала стоя, не отпуская актеров. Жаль было расставаться!

Не только традиции...

Конечно, это балет современный, но он уже объехал весь мир, где ему рукоплескали повсюду, а родина Шекспира, по словам руководителя отдела перспективного планирования и особых проектов Большого театра Ирины Черномуровой, была просто в восторге. Хотя на сцене зрители видят, конечно, укороченный и адаптированный к балету вариант бессмертной пьесы:

— Мы очень рады не только тому, что «Укрощение строптивой» столь успешно вышло на лучше мировые подмостки, но еще и тому, что представляет труппу Большого театра не только как легенду и хранителя традиций русского балета, но и как современную хореографическую компанию с новой техникой и современным темпераментом. А то ведь от нас ждут по большей части «Лебединое озеро», «Баядерку» и «Спартак». Но мы ломаем стереотипы — возможно, еще и «Героя нашего времени» к вам привезем.

На вопрос газеты «СЕГОДНЯ» о том, как им, классическим танцовщикам, работалось в современном балете, его исполниители говорили так:

Екатерина Крысанова: — Этот балет не настолько современный, чтобы мы чего-то боялись. Хореография спектакля базируется на классических основах. Просто там движения немного утрированы — где-то чего-то больше, чем в классике. Но это не представляет сложности. И вообще мы, наоброт, всегда боремся, чтобы поучаствовать в каких-то новых постановках, премьерах и работах. Потому что это открывает какие-то твои новые грани и позволяет идти дальше.

Ольга Чудова: — Работа Жана-Кристофа Майо дала возможность, во-первых, почувствовать команду. Когда мы готовили этот балет, невероятно сплотились. И сейчас вы на сцене видите, что наши отношения не выпадают из сюжета. Легко звучит, но на самом деле это сложный балет, в котором нужно не упускать из виду содержание и постоянно быть включенным в действо.

Владислав Лантратов: — Полностью согласен в Ольгой и Екатериной, и у каждого из нас открылись какие-то новые актерские дарования — мы действительно стали в чем-то драматическими актерами. Эту историю мы проживаем и переживаем с большой любовью, каждый раз с новыми эмоциями и какими-то новыми «штучками», с сюрпризами друг для друга.

Несколько лет назад с Ольгой как раз участвовали в юбилейном концерте Латвийской Национальной оперы, танцевали в третьем акте «Баядерки». А я с детства ездил не однажды в Ригу с театром Ленком, в котором у меня работала мама — она брала меня с собой. Ваш город всегда помню и люблю, и с большой теплотой каждый раз возращаюсь сюда.

До «Укрощения строптивой» много чего танцевал, но никогда не видел себя в роли рубахи-парня, которому все дозволено, как мой Петруччо. Я интеллигентный человек, актер, но этот опыт открыл во мне какую-то чертовщинку. После этого стал гораздо свободнее в поведении — не в каком-то порочном плане, а вообще. Могу общаться на любые темы, стал одеваться свободнее. Сейчас я совершенно другой.

Как писала The Times об блестящей паре Крысанова-Лантратов:

— Екатерина Крысанова такая сильная балерина, что, кажется, может взять верх над любым мужчиной, и такая хорошая актриса, что заставляет вас при этом почувствовать всю ее женскую уязвимость.

А вот что сказала в своей статье The Telegraph:

— Петруччо, Лантратов, представляет из себя достойного противника Катарины — Крысановой, не только с точки зрения уровня своего танца (исключительного, первоклассного — боже мой, как быстро и точно он делает вращения, как мощно он взмывает в воздух!), но и той манеры, в которой он противостоит ее агрессии, отбиваясь от нее со всей более чем убедительной мужской самоуверенностью.

Екатерина Крысанова, исполнившая более 60 ролей самого разного характера — Мари в «Щелкунчике», Зина в «Светлом ручье», Эгина в «Спартаке», Одетта-Одиллия в «Лебедином озере», Жизель, Джульетта, принцесса Аврора в «Спящей красавице», Сильфида, Марго Фонтейн в «Нурееве» — оказывается, не сразу стала Катариной.

— Получилось так, что с кастинга на «Укрощение строптивой» меня убрали, — делится прима-балерина. — Низкий поклон Светлане Дзантемировне (народная артистка СССР, бывшая прима, а ныне педагог-репетитор Большого театра Светлана Адырхаева) за совет: «Катя, ты сделаешь большую ошибку, если не поговоришь. Это — твоя роль». Нам же кажется неудобным просить за себя, а тут ее слова меня подтолкнули. Мучилась, волновалась, но решилась — подошла: «Жан-Кристоф, не верьте, если вам скажут, что я болею, в декрете или плохо соображаю... Я очень хочу...» Видимо, он почувствовал мое желание и пригласил на кастинг. Буквально с первых движений, которые повторяли за его ассистентом и женой Бернис Коппьетерс, поняла, что Майо мной заинтересовался, сразу возник контакт. Покидая репетиционный зал, уже знала, что Катариной обязательно буду.

И оказалось, что лучшей партнерши Владиславу Лантратову было не найти, к тому же он ей под стать — вся семья Владислава связана с балетом, на главных сценах России танцевали его родители, брат и спутница жизни Мария Александрова. Вырос за кулисами театра «Ленком», где по окончании балетной карьеры работала педагогом-репетиром его мама Инна Лещинская. В 2006 году окончил Московскую государственную академию хореографии и был принят в Большой театр. Исполняет партии в классических балетах: Джеймс в «Сильфиде», Зигфрид в «Лебедином озере», Жан де Бриен в «Раймонде», Конрад в «Корсаре», Солор в «Баядерке», Базиль в «Дон Кихоте», в постановках Юрия Григоровича — Иван Грозный, Красс в «Спартаке», Ферхад в «Легенде о любви». Первым в России станцевал Онегина в одноименном балете Крэнко, Печорина в «Герое нашего времени» Посохова, Ромео в «Ромео и Джульетте» Ратманского, Нуреева в одноименном балете Посохова. И это даже не треть его репертуара.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 14, 2018 10:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018103208
Тема| Балет, театр Astana Ballet, Премьера, Персоналии, Николо Фонте
Автор| Валентина Фиронова
Заголовок| ​Любви негасимый свет
Где опубликовано| © Республиканская газета «Казахстанская правда»
Дата публикации| 2018-10-31
Ссылка| https://www.kazpravda.kz/articles/view/lubvi-negasimii-svet
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Балет «Утерянные кумиры любви», поставленный в стиле неоклассики известным американским хореографом Николо Фонте на музыку Эцио Боссо, – новинка репертуара театра Astana Ballet.



На премьерные показы зрителей ждут 2 и 3 ноября.

– Идея спектакля меня волновала давно, – рассказал на пресс-конференции накануне премьеры Николо Фонте. – Любовь – это не только великая радость и счастье, но и трагическое ощущение краткости мига, который называется жизнь. «Утерянные кумиры любви» – попытка ответить на вопрос, как, преодолевая тьму отчаянья, самому стать светом. Здесь нужны и души полет, и сила воли, и смелость в преодолении преград.

Спектакль поставлен специально для Astana Ballet, вызвавшего восхищение у Николо Фонте, когда труппа была на гастролях в Нью-Йорке в прошлом году. Хореографу по­нравились профессионализм, красота и энергия танцовщиков и он охотно откликнулся на предложение сделать оригинальную постановку для столичного театра.

Адресуя артистам и зрителям вопрос «Как продолжать любить, зная, что все когда-нибудь закончится?», балетмейстер заставляет «говорить» исполнителей на экстремальном языке танца, позволяет понять, что нужен рывок, чтобы ощутить блаженство бытия.

Как говорила исполнительница главной роли, ведущая солистка театра Татьяна Тен, работа с Николо Фонте – процесс увлекательный и захватывающий.

– Он не только лепил образы, но и живо интересовался нашими мыслями, ощущениями. С готовностью поддерживал новые импульсы, которые давала музыка нашему телу. Балетмейстер отступил от классических линий и внес ломаные, почти скульптурные. В этом и непривычная красота, и вдохновляющая новизна.

Приглашенный хореограф театра Рикардо Амаранте рассказал, что, работая с американским балетмейстером в Европе, он неоднократно был свидетелем того, как бурно реагировала на постановки Фонте публика, а коллектив творчески преображался и достигал новых профессиональных высот.

– Постановки Фонте отличают экспрессивность, увлекательные сюжеты и оригинальный пластический язык – синтез идеи, танца и дизайна, – подчеркнул Рикардо Амаранте.

Ведущей солистке театра Айжан Мукатовой нравится, что балетмейстер быстро нашел контакт с артистами, доброжелателен, внимателен, работать с ним интересно.

Музыка итальянского композитора Эцио Боссо, считает Николо Фонте, обладает «легкой» темнотой, сопоставимой с внутренним светом, который ищет трещину в стене, чтобы быть освобожденным. Что сродни удовольствию и удивлению, которое испытывает человек в своем искреннем порыве. Это и стремятся передать артисты.

«Утерянные кумиры любви» – первая премьера юбилейного, 5-го сезона театра. Также в Astana Ballet, по словам главного балетмейстера Мукарам Авахри, уже началась работа над историческим спектаклем «Бейбарс».

– Это эксперимент, где художественные и сценические решения выступают на равных. Думаю, что он будет сродни кинобалету, – сообщила Мукарам Авахри, отметив, что основная цель ее, как постановщика, погружение зрителя в атмосферу истории легендарной личности, преодолевшей путь от воина-раба до правителя.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 22, 2018 11:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018103209
Тема| Балет, Челябинский театр оперы и балета имени Глинки, Персоналии, Надежда Грачёва (БТ)
Автор| корр.
Заголовок| Надежда Грачёва: «Не бывает совершенного исполнения»
Где опубликовано| © сайт Челябинского театра оперы и балета имени Глинки
Дата публикации| 2018-10-31
Ссылка| http://www.chelopera.ru/events/2018/10/31/nadezhda-grachyova-ne-byvaet-sovershennogo-ispolne/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Благодаря сотрудничеству театра оперы и балета имени Глинки и Большого театра челябинские артисты имеют возможность брать уроки профессионального мастерства у педагогов с мировым именем.



Народная артистка России, лауреат Государственной премии России, кавалер ордена Почёта. На прошлой неделе мастер-классы для балетной труппы давала педагог-репетитор Большого театра Надежда Грачёва.

– Надежда Александровна, в одном из ваших интервью вы сказали, что впервые увидели балет Большого театра по телевизору в шесть лет и заявили, что «непременно будете танцевать». Как на это отреагировали ваши родители?

– Действительно, тогда балет произвёл на меня сильное впечатление. Можно сказать, Большой театр стал моей голубой мечтой, моей целью. В шесть лет родители отдали меня в балетную студию в Семипалатинске, в девять – в балетную школу. Я с удовольствием училась этому искусству. Особая поддержка чувствовалась от папы, который говорил: «Я очень хочу, чтобы моя дочь стала балериной».

– И вы поступили в Алма-Атинское хореографическое училище…

– Я благодарна своему педагогу Саре Идрисовне Кушербаевой. Понимаете, у меня хорошие данные: не стоит больших усилий прыгнуть или высоко поднять ногу. Тогда Сара Идрисовна сказала мне: «Из тебя не получится никакой балерины. Ты пользуешься тем, что у тебя есть, и всё делаешь поверхностно. А вот глубже уйти в свою профессию, познавать искусство до мелочей не получается». Эти слова пробудили во мне злость в хорошем смысле слова, стали толчком. Я решила, что докажу обратное. И с того момента начала заниматься балетом по-взрослому, осознанно.

– Надежда Александровна, для вас важно быть первой, быть победителем?

– Быть первой – очень тяжело, однако я всегда к этому стремилась. Показатель уровня мастерства для балерины – это её работа на сцене: каждый новый выход должен быть лучше предыдущего. В нашей профессии не бывает совершенного исполнения, потому что всегда есть мелочи, над которыми можно и нужно работать. Всю жизнь буду признательна моим педагогам, благодаря которым я имела возможность расти и развиваться. Это Марина Викторовна Кондратьева, Галина Сергеевна Уланова, Юрий Николаевич Григорович, Николай Борисович Фадеечев и многие-многие другие.

– В Большом вы исполнили практически все спектакли репертуара, а помните свой первый выход на сцену этого театра?

– Моей первой партией в качестве артистки Большого театра стала Повелительница из «Дона Кихота», Китри исполняла тогда Нина Ананиашвили. Этот спектакль с нами делала Раиса Степановна Стручкова, которая вселила в меня веру, убедила, что нужно просто выходить к зрителям и получать удовольствие. Не могу сказать, что тогда я боялась сцены. Спасибо моему педагогу из Московского хореографического училища Софье Николаевне Головкиной, благодаря ей в моём репертуаре уже было и «Лебединое озеро», и «Пахита», и «Тщетная предосторожность», и «Копеллия». Понимаете, я уже столько партий исполнила, что сцену Большого театра не боялась и действительно получила удовольствие от своего первого выступления.

– Расскажите, чему вы учили челябинских артистов на своих мастер-классах?

– Мне нравятся грамотные и «чистые» позиции ног. Нравится, когда артист понимает, что он делает. В балете есть такое выражение «поющие ноги» – это, когда танцовщик одной лишь ступнёй может рассказать многое. Такое мы часто видим в исполнении западных трупп, особенно французских. Однако русский балет отличается тем, что мы танцуем душой: не просто работаем ногами, а «говорим» своим верхом. Техника важна, но ещё важнее каждым своим жестом и взглядом донести до публики, о чём балет. Я добивалась, чтобы артисты раскрепостили верх, чтобы они понимали, что делают. Меня в своё время этому научила Галина Сергеевна Уланова. Она вытащила то, что было глубоко внутри меня.

– Интересно, как Галине Сергеевне это удалось?

– Галина Сергеевна с каждым артистом работала индивидуально, при этом никогда не заставляла копировать чужую манеру исполнительства. Помню, мне дали «Жизель». Я пришла в зал в предвкушении, что сейчас великая балерина покажет мне, как нужно танцевать эту партию. Однако Галина Сергеевна сказала: «Если я тебе покажу, то это будет моя Жизель. Ты сейчас будешь делать сама, а я буду тебя направлять». Иногда мы просто с ней разговаривали, поначалу казалось, что ни о чём, но потом я понимала, что это и было уроком. Через какие-то жизненные примеры она подсказывала мне, как нужно правильно поступить. А когда я готовилась к «Лебединому озеру», Галина Сергеевна поехала со мной в парк. Там мы смотрели на лебедей, восхищались величеством этих птиц – поворотом головы, мощными крыльями, шеей… Позже я осознавала, что пробую повторять эти движения на себе.

– Скажите, какие у вас впечатления от работы с артистами нашего театра?

– Мне очень понравилось с ними работать. Они открытые, учитывали каждое моё замечание, у них глаза горели! Наверно, самое приятное для педагога – это видеть колоссальное желание артистов заниматься. Также я индивидуально поработала с тремя балеринами (Викторией Дедюлькиной, Екатериной Хомкиной-Сафроновой, Ингой Карповой – прим.). Все они абсолютно разные. С Викой мы готовили «Пахиту» – роль для неё совершенно новая. Очень интересно направлять её и подсказывать, какой она должна быть в этом балете. Вика очень умная и целеустремлённая балерина. Работа с Катей была выстроена совершенно по-другому. Она опытная балерина, исполняла «Лебединое» не один раз. Здесь уже шла тончайшая работа над образом и достижением технического совершенства. Что касается Инги (мы готовили «Эсмеральду» и «Спящую красавицу»), то это юная балерина, у которой есть все шансы стать настоящей, сильной балериной! Главное, поверить в себя и свои возможности.

– Надежда Александровна, пожелайте что-нибудь челябинским артистам?

– Каждый артист всегда о чём-то мечтает. Об этом желании он может никому не говорить, но бывает, приходит домой, садится, закрывает глаза и представляет себя в определённой роли. Вот пусть эти внутренние желания всегда исполняются. Конечно, всё зависит от самого человека, от его стремления и от того, сколько сил он прикладывает для осуществления своей мечты.



В благодарность педагогу

После мастер-классов Надежды Александровны Грачёвой исполнители ведущих партий рассказали, чем полезны такие занятия и что для них значит встреча с прославленной балериной.

Виктория Дедюлькина:

– Это огромное счастье, что мне удалось поработать с таким замечательным педагогом и великолепной балериной! Повезло, что только-только выучив партию Пахиты, я продолжила её готовить с Надеждой Александровной. На репетициях мы прорабатывали мизансцены и нюансы: взгляды, поворот головы, шаги - именно они передают зрителю главный смысл. У всех артистов разная фигура и пропорции, Надежда Александровна видела то, что в моём исполнении выглядит не очень хорошо: ракурс, движения рук или другие нюансы, и путем проб мы искали тот вариант, который будет меня украшать, а не портить. И, конечно, в замечаниях, касающихся техники, Надежда Александровна не просто указывала на ошибки, а сразу говорила, что нужно сделать, чтобы всё получилось. Я очень благодарна нашему театру, который предоставил мне эту возможность и, конечно, Надежде Александровне Грачевой!

Екатерина Хомкина-Сафронова:

– Надежду Александровну я помню и знаю с детства. Её фотографии висели у нас в училище, и от них невозможно было отвести взгляд. Для меня возможность поработать с ней – это подарок судьбы. Надежда Александровна училась у легендарной Галины Сергеевны Улановой, а это для артиста, поверьте, многое значит. Советы Надежды Александровны мне очень помогли – особенно понравилось, как она подходит к образам героинь, отмечает тонкости в исполнении хореографии. Большое спасибо Надежде Александровне за её работу с нами, за этот заряд энергии! Надеюсь, что она приедет к нам ещё раз.

Инга Карпова:

– Надежда Александровна очень мягкий, располагающий к себе педагог. Она настоящий психолог с особым подходом к репетициям. Мы работали над «широтой» исполнения, чего мне не хватает. Надежда Александровна моментально подмечает недостатки и знает, как помочь балерине их исправить. У неё от природы есть чувство вкуса и умение превращать набор движений в прекрасный гармоничный танец.

====================================================================
Фотогалерея по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 27, 2018 8:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018103210
Тема| Балет, Новосибирский театр оперы и балета, Персоналии, Михаил Мессерер
Автор| Текст: Ольга Павленко Фото: Никита Давыденко
Заголовок| Не игрушки
Где опубликовано| © журнал Status (Новосибирск), стр. 70-71
Дата публикации| 2018 октябрь (на сайте журнала опубликовано 30.11.2018)
Ссылка| https://issuu.com/statusjournal/docs/status_oktober_2018_for_web/72
или https://status-media.com/life-style/koppeliya-ili-krasavitsa-s-golubymi-glazami/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Команда постановщиков, подарившая новосибирским зрителям в 73-м сезоне волшебный балет «Золушка», этой осенью создала изящную комедию «Коппелия» о юноше, влюбившемся в механическую куклу. Балетмейстер-постановщик Михаил Мессерер рассказал Status о том, что для него важно при работе с труппой и почему у нас так популярен классический балет.



— Комедия — сложный жанр для балета?

— В классической балетной литературе существует всего несколько комедийных балетов. Один из важнейших — «Коппелия». Это настоящий полноценный балет. Помимо виртуозных, чисто классических танцевальных элементов в нём есть ряд кордебалетных характерных танцев, интересных мимических сцен. И, конечно, важную роль играет сам комизм ситуаций. В них, к слову, необходима тонкая актёрская игра, и, работая с труппой, мне нужно следить, чтобы артисты не переигрывали, не допускали шаржирования.

— Вы больше педагог или постановщик?

— Я обязан думать о благополучии и развитии труппы — в этом моя задача. Я всё-таки педагог, у меня это в крови. Мне важно, прежде всего, чтобы спектакль раскрывал дарования артистов, которые мне доверились. У меня была прекрасная возможность наблюдать за изменениями в этой труппе за последние несколько сезонов — с того момента, когда театр возглавил Владимир Кехман. И со своей педагогической колокольни мне чётко видно, как сильно новосибирская труппа выросла за это время — в частности благодаря работе Дениса Матвиенко, и я польщён, что меня пригласили сюда для постановки «Коппелии».

— Какой балет сейчас популярен в Англии?

— Англичанам дороги полнометражные балеты, выраженные языком классического или неоклассического танца. Это особая статья в репертуаре, например, лондонского Королевского балета, также Английского национального балета, Бирмингемского королевского балета. Но не забывают в Англии, конечно, и современную хореографию. И хотя билеты на современные одноактные спектакли дешевле, их ставят часто — не только потому, что их проще показывать, но и потому, конечно, что в Англии есть феноменальные одноактные постановки.

— Насколько сейчас русские педагоги востребованы на Западе?

— Русская школа по-прежнему котируется очень высоко.

— Какие изменения происходят в балете?

— Мне бы очень хотелось, чтобы появлялись современные хореографы, которые скажут новое слово. Есть блестящие хореографы, такие как Алексей Ратманский, но, к сожалению, в основном они работают на Западе. Мне кажется, что в России важно создать условия для работы хореографов, которые не будут просто слепо копировать то, что уже сделано десятилетия назад на Западе.

— Как это сделать?

— Имей мы больше финансовых возможностей в Михайловском театре, мы бы это сделали. Напомню, что свой первый балет Слава Самодуров поставил именно у нас. Сейчас же это забота наших старших братьев — Большого театра и Мариинского. Хорошо, что есть мастерские современной хореографии, но что из этого выносить на публику, — вот вопрос.

— Балет воспитывает публику или подчиняется её запросам?

— Это взаимно. Воспитателей подчас тоже можно выбирать. Поэтому в России так силён классический балет, россияне относятся к нему, как к чему-то своему, он известен во всём мире, и россияне это понимают. Классический танец — это то искусство, в котором Россия по-прежнему впереди планеты всей, и, на мой взгляд, очень важно его сохранить.

— Как вы оцениваете уровень Новосибирского театра?

— Как я уже говорил, здесь балетная труппа высокого уровня, с которой легко и приятно работать. Ведь в мире считанные труппы, которые могут достойно исполнять настоящую классику. К тому же здесь часто выступают выдающиеся артисты из столиц. Хотя я отношусь к приездам ведущих исполнителей чуть спокойнее, чем многие коллеги. Потому что считаю, трудное и важное — это развивать труппу, придавать ей цельный стиль и единое дыхание, в то время как пригласить замечательного гастролера намного проще — нужны лишь деньги.

— Как выбрать успешный репертуар?

— В каждом театре по-разному. Хотя у любого руководителя всегда забота, что ставить в следующем сезоне. Модная тенденция — превратить роскошную российскую труппу в подобие среднестатистической европейской балетной компании. Не знаю, откуда такие комплексы. Мне кажется, важно иметь собственное лицо.

— Чем вы занимаетесь сейчас, какие ваши творческие и личные планы?

— Скоро в Нью-Йорке открываются гастроли Будапештского театра с моей версией «Дон Кихота», а Михайловский театр едет в Калифорнию — тоже с нашим «Дон Кихотом», и я собираюсь поехать проследить за качеством постановки. Сейчас буду стараться больше времени проводить с семьёй, это моя первоочередная задача. Моему младшему сыну 10 лет и я ему нужен.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
«Коппелия, или Красавица с голубыми глазами» — комический балет французского композитора Лео Делиба, который не теряет своей популярности 150 лет. Постановка в Новосибирском театре создана Глебом Фильштинским, Вячеславом Окуневым и Михаилом Мессерером по мотивам оригинального либретто по сказке Гофмана.

Михаил Мессерер — представитель балетной династии Мессереров-Плисецких. Родился в 1948 году.
∞ Окончил Московское академическое хореографическое училище.
∞ Параллельно с выступлениями в Большом театре получил специальность педагога-балетмейстера, окончив в 1978 году ГИТИС.
∞ В 1980 году эмигрировал в Великобританию, где 27 лет был педагогом Королевского балета Ковент-Гарден.
∞ С 2009 по 2018 гг. — главный балетмейстер Михайловского театра.
∞ В Новосибирском театре оперы и балета выступил в качестве постановщика спектаклей «Пламя Парижа» (2015), «Дон Кихот» (2016), «Жизель, или Вилисы» (2016), «Золушка» (2018), «Коппелия» (2018).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
Страница 8 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика