Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2018-10
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18937
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 10, 2018 9:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018101001
Тема| Балет, "Золотая Маска в Латвии", БТ, Персоналии, Жан-Кристоф Майо, Екатерина Крысанова, Владислав Лантратов, Ольга Смирнова, Семен Чудин
Автор| Андрей Шаврей
Заголовок| Андрей Шаврей: «Укрощение строптивой» — серебряный век Большого балета в Риге
Где опубликовано| © Rus.Lsm.lv
Дата публикации| 2018-10-10
Ссылка| https://rus.lsm.lv/statja/za-efirom/za-efirom/andrey-shavrey-ukroschenie-stroptivoy--serebrjaniy-vek-bolshogo-baleta-v-rige.a295445/
Аннотация| Гастроли




На сцене Латвийской Национальной оперы впервые за почти сорок лет с полноценным репертуарным спектаклем выступил балет Большого театра России. В рамках фестиваля «Золотая маска в Латвии» всемирно известная труппа представила спектакль «Укрощение строптивой» в постановке француза Жана-Кристофа Мийо. Повод порадоваться и поразмышлять.

Порадуемся тому, что Большой балет все-таки в латвийской столице - невзирая на политические разногласия и то, что событие это дорогое во всех смыслах. Причем, у нас труппа гостит действительно с артистами-премьерами

(имена Владислава Лантратова, Артема Овчаренко, Евгении Крысановой знает весь мир балета), которые в разных составах танцевали постановку одного из самых, что говорится, актуальных современных хореографов мира - все это уже факт нашей культурной истории.

Кстати, история эта теперь вбита рядом с Латвийской оперой, рядом с памятником Cвободы, буквами в металле - на табличке у яблони, которую артисты Большого балета сажали в рамках доброй традиции фестиваля. Правда, по-английски бренд великой труппы писать не положено - и вместо Bolshoi theater написано по-латышски Lielais teātris, но это нюансы, внимание на которых можно не акцентировать.

Немного погрузимся в немаловажные нюансы хореографической истории. Все-таки за минувшие сорок лет солисты Большого балета на сцене нашей Оперы выступали, и не раз - начиная от великих Екатерины Максимовой и Владимира Васильева, участвовавших в рижской версии прекраснейшего балета Валерия Гаврилина «Анюта» (1988 год), продолжая многострадальной Анастасией Волочковой, которая приезжала с концертом в 2003-м, а ранее участвовала в гала-концерте Рижского международного фестиваля балета... И заканчивая мощным концертом «Иван Васильев и звезды Большого балета», который состоялся у нас в марте 2016 года. Но

чтобы целый спектакль Большого балета гостил в Риге - это впервые за 37 лет.

В 1980-м в латвийскую столицу, помнится, приезжала и «Чайка» Родиона Щедрина с великой Майей Плисецкой и замечательным Александром Богатыревым. Как в известной опере поется – «давно минувшие года, мы были молоды тогда». Мне было восемь лет, помнится, как в антракте во время перестройки сцены на репетировавшую Майю Михайловну чуть не упал элемент декорации (материя колонны). У гениальной балерины был шок, она хотела отменить спектакль, считала, что это покушение на нее КГБ («Это уже было!» - восклицала Майя). Но все обошлось, спектакль продолжился, а Майя к нам приезжала еще не раз - и в 1996-м, и в 2000-х, но уже со своими проектами.

Могут быть только восхищенные слова в лексиконе балетомана, когда видишь танец в исполнении Екатерины Крысановой (Катарина), Владислава Лантратова (Петруччо), Ольги Смирновой (Бьянка), Семена Чудина (Люченцио). Это все состоявшиеся личности и истинные танцовщики до мозга костей.

Совершенно идеальное строение тел, высокий рост и вкупе с кордебалетом абсолютно отточенный ансамбль. Посоревноваться с ним может, наверное, только балет петербуржца Бориса Эйфмана. Не знаю, как сами театральные москвичи (они любят поругать своих, даже самых выдающихся артистов), но глядя со стороны, из Риги, можно, наверное, и сегодня с уверенностью утверждать, что перед нами по-прежнему одна из ведущих хореографических трупп мира.

Жаль, что наша сцена, говорят, не приспособлена к такому большому спектаклю Большого балета, как нашумевший «Нуреев» Серебренникова и Юрия Посохова, и в котором в заглавной роли блистает как раз Лантратов - этот не только совершенно техничный танцовщик, но и обаятельнейший и настоящий артист. А уж артистизма никому не занимать в данной постановке Жана-Кристофа Майо (руководитель балета Монте-Карло и, кстати, эта труппа выступала в Латвийской опере в конце 1980-х). Все это на фоне немногочисленной и весьма мобильной сценографии Эрнеста Пионьона-Эрнеста выглядит особенно отчетливо.

И вот тут следует поразмышлять о хореографии. Жан-Кристоф поступил, на первый взгляд (да и на второй - тоже), очень просто - в полтора часа чистого хореографического текста вставил множество элементов классического балета, неоклассику и умаслив все это чисто драматическими театральными моментами. И разыграл действо! Для артистов балета этот материал явно в радость.

В конце концов, после бесконечных «Лебединых озер» и «Спящих красавиц» интересно танцевать современный балет в постановке мастера, благодаря которому можно показать свои артистические таланты.

А уж что до фуэте (как женские, так и мужские), поддержек и па-де-де, переходящих в па-де-труа и па-де-катры - это само собой понятное, за это можно быть спокойным, артисты с этим справляются внешне легко. Во всяком случае кажется, что это им ничего особого не стоит.

Ну а под конец статьи - об одной из важнейших составляющих балета, музыке Дмитрия Шостаковича. И вот тут начинаются загадки и предположения, почему именно эта музыка, а не какая-либо другая? Версий много и думается, что все они верны. Прежде всего, вся предложенная музыка Дмитрия Дмитриевича - это практически законченный хит. Начиная от музыки к оперетте «Москва-Черемушки» до мелодий и песен из кинофильмов (тут есть и мелодия песни «Нас утро встречает прохладой», и знаменитая музыка из киноленты «Овод»).

Страстное выяснение отношений Катарины и Петруччо проходит под знаменитую и душераздирающую мелодию из «Камерной симфонии», а начало второго акта вообще - из симфонии «1905 год» (сцена утра перед началом расстрела демонстрации у Зимнего дворца, истинная трагедия). Руководитель спецпроектов Большого театра, будучи сейчас в Риге, сказала, что

услышав эту музыку в балете, вдова композитора Ирина Антоновна Шостакович изрекла: «Странно, да ладно...»

Но самое удивительное, что внешне такие различные художественные материалы тут вроде сошлись. Правда, стоит учитывать следующее: то, что может удивить в данном случае русского зрителя (и слушателя), то на ура воспримет зритель европейский и американский. И воспринимает - рецензии о зарубежных гастролях «Укрощения строптивой» положительные.

Хореография четкая, точно выписанная, без излишних философских рассуждений, с намеком на возвышенное и земное (все-таки в комедии Шекспира, равно как и в этом балете, две такие разные по характеру пары). И финал - как выстрел: под фокстрот Шостаковича из балета «Золотой век» Катарина и Петруччо страстно обнимаются, занавес моментально падает, аплодисменты. Все!

Но возможно, что музыка из финала к «Укрощению строптивой» - реверанс к «Золотому веку», который в Большом театре в 1982-м ставил некогда великий монарх Большого балета Юрий Григорович (он жив и дай Бог ему крепкого здоровья). Тот

«Золотой век» - символ воистину золотого века Большого балета, когда не только одноименный балет, но и «Спартак», и «Легенда о любви», и «Щелкунчик» становились мировыми событиями.

Благодаря Григоровичу. Пересмотрите эти балеты (к счастью, они сняты на пленку) - не смотря на прошедшие десятилетия, вы будете потрясены.

Ну а «Укрощение...» - возможно, привет золотому веку Большого театра из нынешнего, серебряного. Все, как положено в поэзии - за золотым веком следует серебряный. Впрочем, и то не всегда.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18937
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 10, 2018 12:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018101002
Тема| Балет, III Фестиваль музыкальных театров России "Видеть музыку", Музыкальный театр Карелии, Персоналии, Кирилл Симонов
Автор| Елена Алексеева
Заголовок| "Коппелия" из Карелии
Где опубликовано| © РЕВИЗОР.RU
Дата публикации| 2018-10-10
Ссылка| http://www.rewizor.ru/music/special-projects/videt-muzyku/retsenzii/koppeliya-iz-karelii/
Аннотация|

Музыкальный театр Карелии представил балет "Коппелия" в рамках программы фестиваля "Видеть музыку" на сцене театра "Новая опера"


Фото: mrteatr.ru


Комический балет "Коппелия или Красавица с голубыми волосами" впервые с большим успехом прошел в Гранд-Опера 25 мая 1870 года в присутствии высочайшей четы Наполеона III и его жены, императрицы Евгении. Первым хореографом был француз Артюр Сен-Леон. С тех пор, по причине необычайной популярности "Коппелии", это название не исчезает с афиш многих театров мира. Прославленные балетмейстеры Мариус Петипа, Александр Горский своим талантом отточили и приумножили хореографические красоты балета.

Кирилл Симонов считает, что существует семь-восемь самых известных версий шедевра Делиба. Сам худрук балетной труппы Музыкального театра Карелии Кирилл Алексеевич со своей командой предложил авторскую трактовку балета. Приблизившись к сюжетному первоисточнику Гофмана, с характерными мистическими чертами немецкого романтизма, вместе с тем создатели балета решились поместить свой рассказ в советское пространство, "вытянув" на поверхность сложные, почти мистические, связи сталинско-бериевских и 1960-х годов. Симонов уверен, что прекрасное искусство балета никогда не существовало вне политики.

На прозрачном вуалевом занавесе возникает проекция сыто-мерзкого лица в круглых очках. За вуалем, временнОй дымкой, разворачивается первая мизансцена, отсылающая в страшный 1937-й. Родителей забирают ночью, над маленьким мальчиком в кроватке склоняется Некто, собирательный образ НКВДешника или еще какого "отца народов", своими очками напоминающего Берию.

Прозрачный вуаль поднимается, по нему уже едут авто образца шестидесятых — солнечный свет, радостное возбуждение, пионеры, спортсмены — время Оттепели в стране, победившей фашизм и сталинизм. Трехсторонняя декорация изображает панельную типовушку, в которой живут счастливые советские люди. Но... в одной из квартир обитает таинственная парочка, урод и красавица, совсем не похожих на строителей коммунизма. Коппелиус и кукла Коппелия в симоновской версии — это тот самый Некто-берия, он же кукловод и распрекрасная обманка - образ ложной ценности, увлекшей главного героя (читай — советский народ). Вообще, идея спектакля об истинном и фальшивом, о наших советских атавизмах, о розовых очках, которые насильно натягивали на нас всякие уроды и правили нами.

Хореография Симонова кардинально не вышла за рамки классических балетных движений. Вероятно, прелестная музыка Делиба диктовала свои законы, требуя базовые танцевальные формы. Может быть и наш глаз уже привычен к современной пластике, воспринимая ее как традиционную. Так или иначе, почерк балетмейстера идентифицировался сразу по очень характерным для Симонова движениям рук танцовщиков со сложно-выразительными рисунками. Эти узнаваемые линии присутствуют в его "Маскараде", "Аэлите", "Путешествии Гулливера", спектаклях, поставленных в театре им. Сац.

Самый яркий образ Симонов и Эдуард Демидов, артист Музыкального театра Карелии, создали для роли Коппелиуса. Это не столько танцевальная партия, сколько пластическая, требующая постоянного движения на сцене. Хореограф наметил основные движения головы, шеи, походки и уточнил место положения персонажа в мизансценах, дав импровизационную свободу артисту. Вызывающий омерзение, тошноту, страх отрицательный герой был идеален в своем амплуа.

И как всегда, очень выразительно, красиво и изыскано предстала Алевтина Касаткина-Коппелия, солистка балетной труппы театра им. Сац. Ее роли Нины из балета "Маскарад" и Аэлиты из балета "Аэлита" очень запоминаются. И если лирические Нина и Аэлита, хрупкие и воздушные, то в роли Коппелии Касаткина проявила напор и бездушную "наглость".

По словам Кирилла Симонова, одна из серьезных проблем балетных трупп России - утечка кадров в столицы и еще куда дальше. Этим объясняется присутствие в карельской труппе японских артистов, вероятно, с удовольствием сотрудничающих с великой русской балетной школой. Партию Клары танцевала Юка Идзуми. И очень ярко-харАктерно выступил Такахиро Цубо в сольном танце испанской куклы, поддержав комическую идею Симонова и вызвав неудержимый хохот зала.

Теплые слова кордебалету, который в многочисленных ансамблевых танцах в "унисон" с симметричностью и зеркальностью одних и тех же движений у каждого, четко выдерживал этот самый "унисон", не позволяя раскосец.

Особые поздравления оркестру и дирижеру Анатолию Рыбалко. Известную донельзя музыку, ясную и прозрачную, в которой не за что спрятаться, сыграли достойно, чисто, уверенно, с хорошими соло флейты-пикколо и скрипки.

Куклы-танцовщицы в последнем действии, одетые в стильные, яркие платья театрального художника Павола Юраша, отражали моду шестидесятых, напоминая стиляг, поклонников джаза и вписываясь в балетную хореографию с элементами рок-анд-ролла.

Спектакль держал внимание от начала до конца, ни секунды не вызвав сомнения в происходящем на сцене. Да просто здорово. Может быть, чуть не хватило "шика" артистам, державшим за скобками свою робость перед искушенным московским зрителем. Я бы добавила дольку "шикарности в бокал".
На фестиваль "Видеть музыку" театры, по мнению Кирилла Симонова, выбирают спектакли на свою творческую совесть. Спектакль "Коппелия" Музыкального театра Карелии действительно сделан на совесть.
========================================================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18937
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 10, 2018 1:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018101003
Тема| Балет, "Золотая Маска в Латвии", БТ, Персоналии, Ирина Черномурова
Автор| Марина Сиунова
Заголовок| Как не сломать тела "летающих людей"
Интервью с куратором особых проектов Большого театра

Где опубликовано| © TVNET
Дата публикации| 2018-10-10
Ссылка| https://rus.tvnet.lv/6425309/kak-ne-slomat-tela-letayushchih-lyudey
Аннотация| Интервью


Ирина Черномурова на лекции в Риге
ФОТО: Иван Варшавский\ART Forte


Почетной гостьей фестиваля "Золотая Маска в Латвии" стала Ирина Черномурова, которая руководит особыми проектами и отделом перспективного планирования Большого театра. Именно она входит в число тех, кто решает, каким постановкам дать ход, кого из хореографов привлечь к сотрудничеству. Русский TVNET расспросил Ирину Черномурову о том, каким образом Большой театр привлекает в залы молодежь, и могут ли появиться в его репертуаре спектакли на рэп и на рок-музыку.

Большой театр показал в Риге изумительный спектакль Жана-Кристофа Майо "Укрощение строптивой". Современная хореография на сцене Большого - это обычная практика, или исключение?

Наша позиция: артисты должный работать с современным материалом. Поэтому у нас установка - каждый год создавать балеты специально для труппы Большого. Идет у нас и современная классика, например, балет "Светлый ручей" Ратманского, который родился более 10 лет назад. Балет "Герой нашего времени" - музыка специально для нас написана и хореография уникальная. И "Укрощение строптивой" Майо - с момента премьеры в течении четырех сезонов это был экслюзивный спектакль Большого театра - его можно было увидеть только у нас. Для каждого поколения хочется делать совершенно новые вещи. При этом от Большого театра до сих пор ждут высоких стандартов классического танца, селекции танцовщиков. Конечно, мы сохраняем этот высокий стандарт, в чем-то труппа Большого театра находится на недостижимом для многих уровне.

Мы хотим давать 3-D представления в Большом - не черно-белое кино и не плоское изображение, а полный объем. И мы это можем.

Удается ли Большому театру завлечь в залы молодежь? И, если да, то какими способами?

Конечно. В Москве привлечь в театр молодежь - не самая большая проблема. Детям с малого возраста родители объясняют, что хорошо ходить в театр. Что касается Большого театра - мы привлекаем молодых демократичной ценовой политикой. У нас специальная программа существует уже 2 года: билет в Большой для молодежи. Это абонемент на 12 спектаклей в год, включая премьеры, очень дефицитные названия. На эти спектакли билеты продаются по невысоким ценам: молодые люди до 25 лет их преобретают по предъявлению паспорта. И тогда мы видим полностью молодой зал.

В эту программу входят и современные, и классические балетные и оперные постановки. Одна из мировых проблем - классическое искусство дорого. Это проблема и для оперных домов, и для танцевальных компаний.

Возможно ли в Большом появление спектаклей на рэп, на рок-музыку?

Я руковожу фестивалем современного танца уже 20 лет.

Вы знаете, тело классического танцовщика - это очень дорогой материал, который воспитывается долгие годы.

И рэп и другие жанры возможны на другой территории. Это не означает, что наша классическая компания закрыта для нового языка. Но мы должны выбирать тот язык, который не сломает этот изумительный инструмент - тело танцовщика.

Я могу объяснить просто. Современный танец тренирует тело по горизонтали.

Классический балет всегда воспитывает человека летающего. От современных танцевальных постановок (Contemporary) у танцовщиков становятся тяжелыми ноги. И эффект человека летающего, который нарушает законы гравитации, он уходит.

Классического танцовщика очень легко посадить на землю. Приземлить и испортить.

Поэтому во всем мире в какой-то момент выпускники хореографических училищ принимают решение. Или они остаются на территории классического балета и работают с разными современными хореографами, не нарушая философии и памяти тела. Или уходят в Contemporary и прекрасно себя проявляют. Но есть одно обстоятельство: современный танец рождает замечательных хореографов, но не рождает замечательных исполнителей, индивидуальностей. Только классический балет создает понятия звезда, этуаль, прима, премьер - это самая сложная постановка задачи.

Молодых зрителей вы привлекаете. А молодым хореографам даете зеленый свет?

Да, конечно. Сейчас хореограф вашего балета "Пер Гюнт" специально для нас сочиняет балет "Петрушка". Работаем с хореографами разных направлений. Перетанцевали балеты Пола Лайтфута и готовимся с ним к большой программе. И не боимся. Катя Крысанова и Влад Лантратов, которых вы видели в "Укрощении строптивой" потрясающе чувствуют этот новый язык.

Тут вопрос - перейти рубикон или нет. Есть танцевальные языки, которые не допускают возвращения к классике.

Так и с певцами: если оперные певцы начинают петь много современной музыки, они не могут вернуться в бельканто, в классический репертуар. Потому что в современной музыке другие певческие приемы, там важна экспрессия. Кто-то из певцов выбирает этот путь.

Возможно ли в Большом соединить на одной сцене классических танцовщиков и звезд современного танца?

Пока мы этого не делали. Жесткого Contemporary мы не берем в репертуар Большого театра. У нас в России есть прекрасная труппа - балет "Москва", которая работает с современным танцем. Есть и другие компании в России, и чудесные хореографы, которые работают на этой территории. Но они никогда не смогут поставить балет такой как "Укрощение строптивой". Поэтому мы селекционируем репертуар, создаем спектакли, которые не разрушают тела "летающих людей".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18937
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 10, 2018 3:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018101004
Тема| Балет, Kremlin Gala «Звезды балета XXI века», Персоналии,
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Балет во все стороны: "Кремлин – гала" показал каскад премьер
Где опубликовано| © Ревизор.ру
Дата публикации| 2018-10-10
Ссылка| http://www.rewizor.ru/music/concert-halls/gosudarstvennyy-kremlevskiy-dvorets/retsenzii/balet-vo-vse-storony-kremlin-gala-pokazal-kaskad-premer/
Аннотация|

На сцене Кремлевского дворца прошел традиционный вечер звезд мирового балета . История масштабного проекта началась в 2010 году, и с тех пор осенний гала-концерт прочно вошел в приоритеты балетоманов.


Фото: Alex Pankov

Принцип организаторов – не просто пригласить известных танцовщиков со всего мира. Но и представить разнообразную программу, построенную не на признанных шлягерах ( хотя и они встречаются), а на новых – для нашей публики – постановках мировых хореографов.

Слова "Российская премьера" - встречаются в программке концерта - 2018 не раз и не два. При этом неважно, каким хореографическим языком рассказан танец: он может быть разным.

Конечно, не все было одинакового качества, начиная с видеозадников (перманентно слабое место концертов Кремлин-гала): то лиловое с розовым бьёт по глазам, то классическое па-де-де почему–то танцуют на фоне церковного нефа. Наверно, хотели подчеркнуть рядами колонн геометрию танца?
Не каждый хореограф заставлял радоваться, что концерт длился долго. Он, кстати, был посвящен 200-летию со дня рождения Мариуса Петипа, что понятно. И открылся специально поставленным номером Василия Медведева. Номер так и назывался - "Посвящение". Его доверили танцевать солистам Большого театра Алене Ковалевой и Якобо Тисси, которые добросовестно воспроизвели приметы стиля Петипа, обозначенные в танце: королева зрелища - прима-балерина, сопровождаемая внимательным и ловким партнером на подхвате, и стайка корифеек сзади, выполняющая разного рода манипуляции.

Что привлекает в политике "Кремлин гала" - стремление не ограничиваться фонограммой, но, когда возможно, сопровождать танец "живой" музыкой. Правда, это скорее хороший принцип, а не его конкретное воплощение. Когда Никита Борисоглебский играл Каприс Паганини, а Борис Андрианов – Баха, приходилось жалеть, что музыканты такого класса "пропущены" через сомнительную, мягко говоря, акустику и не совсем внятно работающие микрофоны Кремлевского дворца. Тут нужно пояснить, что Паганини понадобился для одноименного номера, привезенного американским премьером Марсело Гомесом: он как бы импровизировал под звуки виртуозной скрипки, перемещаясь вокруг скрипки, усиливая и ослабляя напор на сильные и слабые доли и вообще телесно состязаясь с фантастикой музыки.
Андрианов же формировал фрагмент из балета Начо Дуато "Многогранность. Формы тишины и пустоты", где лирический герой - композитор сочиняет с помощью "инструмента" - гибкой танцовщицы. Еще один Бах, совсем иного рода, с подчеркиванием его ритма и внутренней энергии, возник в танце трех гостей из Вены: живой классик хореографии Хан ван Манен прекрасно слышит "движенческий" потенциал музыки, трактуя ее без ее без придыхания и почтения, но с живой и искренней витальностью.

Классическое наследие было представлено в частности, "Тарантеллой" Баланчина, и тут отличился премьер "Нью-Йорк сити балет" Дэниэл Ульбрихт: его волшебные быстрые заноски и ловкое "бешенство" танца - с примесью необходимого лукавства - как нельзя лучше раскрывали название номера, оттеняя менее жизнерадостную партнершу Нину Капцову (Большой театр). Этот же танцовщик прекрасно-пижонски носился по сцене, когда исполнил самому себе поставленное нечто под названием "Татум буги поул".
Ну, и па-де-де Дианы и Актеона из балета "Эсмеральда" оказалось по-своему интересным, хотя бы потому, что Актеоном был кубинец Осиель Гюнео, танцующий в Баварском балете: его фирменные ювелирные вращения (сразу видна кубинская школа) плюс хореография в кубинской редакции Хот последнее - скорее минус.
Приятно было увидеть, что Иван Васильев, специально побывавший на репетициях в труппе Мориса Бежара, показал его "Влюбленного солдата": на концерте напомнили, что этот номер не исполняли в России 30 лет. Итальянский солдат у Васильева немного обрусел, но браваду сохранил - и приумножил. Премьер театра Ла Скала Роберто Болле проходил через свет (видеоопроекции на заднике), патетически демонстрируя вышколенное тело и взмахивая полами красной юбки. Под современную обработку Пахельбеля. Кто-то аплодировал массовому номеру "Этот безумный длинный день" в броском исполнении артистов Молодежного балета Берлина, а кто-то скептически говорил, что оба прилагательных в названии сыграли с хореографом Марко Гёке плохую шутку, воплотившись буквально, и в какой-то момент лицезреть дискретную наступательноть танца стало утомительно. Трактовка "Классического па-де-де" Обера-Гзовского Оксаной Кардаш (Московский музыкальный театр) и Артемом Овчаренко (ГАБТ) тоже показалась спорной, хотя бы потому, что партнер танцевал по замене, и "недорепетированность" дуэта была очевидна. И потому еще, что прекрасная балерина Кардаш не совсем удачно выбрала номер, сведя академически-горделивый парад достоинств примы (в этом - суть сложной хореографии) к некой шаловливой беспечности с размытыми позами и с некоторой потерей структуры.

Танец постоянной гостьи "Кремлин гала" Лючии Лакарра с сухой графикой изумительно красивых поз и "разверстые" умопомрачительные шпагаты Марии Эйхвальд были не просто демонстрацией мастерства, но ярким свидетельством особенностей западного исполнения современной хореографии, предписывающей геометрическую предельную "дотянутость" движений и поз в выявлении формы. А "Любовь в свободном полете", для которой из Германии приехали четверо ведущих солистов Гамбургского балета и Балета Берлина, если и демонстрировала свободный полет, то, усилиями хореографа Натальи Хоречной, не очень полетный. Хотя дам в прозрачных платьях то и дело вздымали вверх и носили на руках их кавалеры, общий тривиальный рисунок не выходил за рамки фразы "это что-то лирическое". Правда, финальные тодесы из фигурного катания впечатлили. И судя по реакции публики в финале, когда все участники вышли на сцену в пышном дефиле, балет у нас остается важнейшим из искусств.

=====================================================================
все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18937
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 11, 2018 12:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018101101
Тема| Балет, Kremlin Gala «Звезды балета XXI века», Персоналии,
Автор| Павел Ященков
Заголовок| В Москве в восьмой раз прошел Kremlin Gala «Звезды балета XXI века»
«И звезда с звездою говорит…»

Где опубликовано| © Московский Комсомолец
Дата публикации| 2018-10-10
Ссылка| https://www.mk.ru/culture/2018/10/10/v-moskve-v-vosmoy-raz-proshel-kremlin-gala-zvezdy-baleta-xxi-veka.html
Аннотация|

На сцене Кремлевского дворца состоялось одно из самых ожидаемых событий балетного сезона проект Kremlin Gala «Звезды балета XXI века». Гала –концерты под этим брендом здесь проходят с 2010 года и этот уже восьмой по счету. Поразил он прежде всего количеством звезд, которых устроители ухитрились заполучить. Один перечень имен способен вызвать головокруженье: первая балерина мира Люсия Лакарра, знаменитый американский танцовщик Марсело Гомес, наши Иван Васильев, Артем Овчаренко и Олег Габышев… Премьер «Нью-Йорк сити балле» Дэниэл Ульбрихт и кубинец Осиель Гюнео вообще танцевали в Москве впервые… А «вишенкой на торте» в этом впечатляющем списке мега-звезд уже в третий раз стал самый высокооплачиваемый танцовщик мира и премьер Американского балетного театра и театра Ла Скала Роберто Болле.


Первая балерина мира Люсия Лакарра со своим партнером Хосе Ульяте в номере Эдуардо Лао "Бурка". Фото: Карина Житкова

Для меня это очень большая честь. Я каждый раз с большим трепетом жду это гала, и каждый раз когда у меня есть это приглашение, я отношусь к этому очень серьезно и тщательно готовлюсь – говорит мне Роберто перед своим выступлением, а в показанном им новом номере «1600 composer. «Проходя через свет» хореографа Массимилиано Вольпини игра проекций, визуальных эффектов, цвета и света.

На заднике фантастической красоты видео инсталляции (которые, кстати, разработал для этого номера отец известного танцовщика Даниила Симкина - Дмитрий Симкин) причудливо сочетаются с телом танцовщика появляющимся на экране. В танце происходит взаимодействие реального Болле, с его же образом на экране. Соло, которое Болле танцует в длинной красной юбке (а-ля «Слажанки» Виктюка), контрастирующей в танце с его мужественным обнаженным торсом, из реальности как бы переносится в пространство экрана, а с экрана, с помощью спец эффектов обратно возвращается на сцену.

В другом номере "Мона Лиза» (хореография Ицика Галили) , что Болле покажет в конце второго отделения в паре с Марией Эйхвальд тоже присутствует игра света и проекций. Эта композиция поражает не только техническими и лексическими новациями, в которых тела скручиваются самым причудливым образом, сочетаясь с безмерными растяжками и головоломными поддержками, но и агрессивным эротическим противостоянием партнеров.

На противостоянии, но вместе с тем и неизбывном влечении людей друг к другу построены и другие композиции вечера: в наполненном восточной эротикой номере «Бурка» (одежда мусульманских женщин, которая закрывает их лицо и тело на публике) хореографа Эдуарда Лао гениальная балерина Люсия Лакарра отдавалась в танце своему партнеру Хосе Ульяте, а композиция сочиненная и станцованная в паре с Томасом Форстером знаменитым американским танцовщиком Марсело Гомесом «Ами» говорила о дружбе и противостоянии уже двух мужчин. Увлекательно смотрелся и другой более известный (по исполнению Мисти Копланд) номер Гомеса «Паганини». На этот раз его танцует сам автор. Здесь танцовщик в окрашенной пластическим юмором композиции предстает на сцене в необычном дуэте, уже не с другим танцовщиком, а со скрипкой (партия скрипки- Никита Борисоглебский) оттанцовывая каждую вибрацию струны этого инструмента.

Как всегда были на Kremlin Gala и мировые премьеры. Поскольку вечер был приурочен к 200-летию Петипа, то открывала его мировая премьера – балет под названием «Посвящение Мариусу Петипа», тонко стилизованный известным хореографом Василием Медведевым под несохранившийся балет Петипа на музыку Минкуса «Ночь и день», который хореограф поставил в московском Большом театре в 1883 года в честь коронации Александра III.

- От балета сохранились эскизы костюмов, описания, как это все происходило. Отдавая дань мастеру, мы показываем, как мы видим этот балет сегодня – рассказал МК о своем замысле консультант вечера Василий Медведев.

Стилизация у Медведева получилась удачной, тем более, что на сцене её воплотили такие восходящие звезды Большого театра, как Якопо Тисси и Алена Ковалева.

Другой (и также исключительно удачной) мировой премьерой Kremlin Gala стал балет словацкого хореографа Наталии Хоречной «Любовь в свободном полете». Две пары прим и премьеров из Берлинского и Гамбургского балетов - Элиза Карийо Кабрера и Михаил Канискин, а также Сильвия Аццони и Александр Рябко сменяя друг друга под музыку Баха танцевали любовные дуэты так грациозно и свободно, что легко можно было поверить в то, что перед нами их танцуют не маститые и опытные танцовщики, а пылкие влюбленные. Трагический дуэт еще одних влюбленных (известный номер Дмитрия Брянцева «Романс» рассказывающей о разрушенной войной семье, когда жене является образ её пропавшего мужа, как вестник вечной разлуки ) под музыку Свиридова пластически точно показали на сцене Анастасия Винокур и Денис Савин.

Вечер, который создавала целая команда хореографов и постановщиков (Василий Медведев, Алла Сигалова, Михаил Канискин, Анастасия Винокур, Алиса Асланова) задумывался с внятной художественной концепцией: на Kremlin Gala организаторы постарались показать картину развития хореографического искусства от Петипа до наших дней. Ни одного па-де-де из наследия Петипа здесь исполнено не было, зато пространство концерта заполнили произведения таких зарубежных и отечественных классиков хореографии XX века как Джордж Баланчин (его знаменитую «Тарантеллу» прекрасно станцевали экс прима Большого Нина Капцова и премьер «Нью-Йорк сити балет» Дэниэл Ульбрихт), Агриппина Ваганова (в па-де-де «Диана и Актеон» из балета «Эсмеральда» впервые перед москвичами предстал прыгучий и хорошо вращающийся кубинец Осиель Гюнео), Ханс Ван Манен (86-летний маэстро почтил Kremlin Gala своим присутствием, следя за тем как его композицию на музыку Баха под названием «Соло» задорно станцевали артисты Венского государственного балета), Борис Эйфман ( в первом и втором отделении вечера были показаны фрагменты его балетов «Анна Каренина» и «Чайковский»).

Но это классика. Естественно нашлось место на вечере «Звезд балета XXI века» и для хореографии века нынешнего: прославленный испанский хореограф Начо Дуато был представлен своим знаменитым дуэтом из балета «Многогранность. Формы тишины и пустоты», где музыкант играет на теле танцовщицы, как на виолончели, а другой модный ныне хореограф Марко Гекке своим балетом «Этот безумный длинный день». Стилистика этого хореографа не очень дается отечественным исполнителям (премьера другого балета Гекке «Одинокий Джордж» состоялась в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко в конце минувшего сезона). И исполнившие его танцовщики из Молодежного балета Берлина преподали мастер-класс, показав, как надо исполнять балеты этого самобытного хореографа, создателя собственного пластического языка, основанного на быстрой работе рук и корпуса.

В завершении вечера зрителей ждал сюрприз: знаменитым номером Мориса Бежара «Влюбленный солдат», который московская публика не видела ровно 18 лет (последний раз он исполнялся на вечере Майи Плисецкой в 2000 году) зажег зал Иван Васильев. Номер очень подошел этому темпераментному танцовщику сумевшему передать залу свою сумасшедшую энергию. Правда разница в стиле между Хорхе Донном (на которого номер и создавал Бежар) и Иваном Васильевым (он репетировал его с директором труппы Бежара и его наследником Жилем Романом в Лозанне) была все же сильно заметна.

- Мы достаточно долго, около года, готовили эту программу – сказал мне по окончании вечера исполнительный продюсер Kremlin Gala Михаил Шейнин. - Особенно мы рады нашему открытию «Молодежного балета Берлина», который, насколько я знаю, понравился сегодня многим зрителям. Надеюсь, что все зрители остались довольны.

После концерта удалось расспросить и главную звезду вечера Роберто Болле о его планах.

- Роберто, помимо Кремля мы ждем вас и в Большом театре. Ведь вы работали с нынешним руководителем балета Большого театра Махаром Вазиевым в Ла Скала…

-. После 7 лет совместной работы в Ла Скала у меня с ним сложились очень хорошие отношения, это правда. Махар всегда давал мне лучшие позиции. Это очень большая редкость в этом мире. У меня и сейчас было приглашение станцевать в Большом театре. И мы работаем над тем, чтобы наши графики спектаклей совпадали. Но это в проекте. Я очень надеюсь вернуться сюда, и станцевать. Мы говорили с Махаром про Онегина. Это прекрасная роль. Может быть получится.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Ноя 10, 2018 10:31 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18937
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 11, 2018 12:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018101102
Тема| Балет, III Фестиваль музыкальных театров России "Видеть музыку", Музыкальный театр Карелии, Персоналии, Кирилл Симонов
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Пропесочили Берию
Из Карелии приехал балет с "мистикой"

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск №7690 (227)
Дата публикации| 2018-10-10
Ссылка| https://rg.ru/2018/10/10/muzykalnyj-teatr-karelii-privez-v-moskvu-koppeliiu.html
Аннотация|

Музыкальный театр Карелии привез на сцену московской "Новой оперы" "Коппелию". От классического балета Делиба в трехактном спектакле Кирилла Симонова сохранилось лишь имя главной героини и - частично - музыка.

Карельский балет существует уже больше полувека, но за пределами родного города зрители узнали о его существовании только несколько лет назад - благодаря "Золотой маске". Экс-танцовщик Мариинского театра Кирилл Симонов приехал в проблемную маленькую труппу в 2008-м и превратил ее в авторскую компанию со своим лицом и стилем.


Новая "Коппелия" оказалась совсем не сказкой, хотя элемент фантасмагории в ней сохранился. Фото: Novayaopera.ru

"Коппелия", один из самых успешных классических балетов, в наши дни оказалась в театрах экзотической птицей. Трансформировать новеллу Гофмана "Песочный человек" в балет решил в середине XIX века Артюр Сен-Леон, один из самых мастеровитых и успешных французских балетмейстеров. Музыку написал Лео Делиб, премьера прошла в Парижской опере. Больше ста лет спектакль жил в образе комедии. Кирилла Симонова в подзабытой "Коппелии", вероятно, привлекла первоклассная музыка Лео Делиба. Но сегодня история о девушке с фарфоровыми глазами, вероятно, кажется слишком незамысловатой, поэтому специально для постановки в Петрозаводске Ольга Погодина-Кузмина написала новое либретто: вернуть балету гофмановскую мистичность и многоплановость.

Новая "Коппелия" оказалась совсем не сказкой, хотя элемент фантастики и фантасмагории в ней сохранился. Действие балета теперь разворачивается не в далекой Галиции, а во дворе московской "хрущевки" в 1960-е с их узнаваемым древесно-стружечным минимализмом интерьеров (художник - словак Павол Юраш), а пролог отсылает к событиям 1937 года - родители прощаются со спящим ребенком, от которого их увозит черный "воронок". Остальные три акта Натанаэля - выросшего ребенка - нагоняют страхи и ужасы той ночи. В его вполне благополучную и веселую жизнь, в которой он готовится к свадьбе с очаровательной Кларой, врываются новые соседи - механик Коппелиус и его дочь Коппелия. Коппелиус, наделенный пластикой паралитика, дарит Натанаэлю очки, благодаря которым он видит построенный Дворец Советов и бомбардировщики, а Коппелия оказывается через эти окуляры ожившей картинкой из французского модного журнала.

Симонов проявляет чудеса изобретательности, чтобы усилиями миниатюрной труппы создать эффект многонаселенного спектакля - во дворе гуляют мамы с колясками, на балконах скучают граждане с газетами, в кабинете Коппелиуса оживает целый отряд кукол-автоматов. Симонов вкрапляет в партитуру "Коппелии" фрагменты другого шедевра Делиба - "Сильвии". Чардаши переплетаются с вальсами, вальсы с мазурками, на своих местах шотландская жига и испанское болеро. Они отчаянно сопротивляются - как новой хореографии, декларативно однообразной, рубленой, зачастую лишенной пуантов и совершенно отказавшейся от классической воздушности, так и новому сюжету, не желая расставаться с простодушием старой "Коппелии". Эта искрящаяся музыка не совмещается с портретом Берия, возникающим внезапно в проекции: вот кто был механиком, кукловодом, Песочным человеком этой истории. Натанаэля, срывающего очки, заново увиденный мир сводит с ума. Зрителям остается только надежда, что впредь политическим деятелям не придется вальсировать под Делиба.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Ноя 10, 2018 10:33 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18937
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 11, 2018 10:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018101103
Тема| Балет, ГКД, VII фестиваль «Кремлёвского балета», Персоналии,
Автор| Александр Максов
Заголовок| Не скупились на аплодисменты
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2018-10-11
Ссылка| https://musicseasons.org/ne-skupilis-na-aplodismenty/
Аннотация|

Не скупились на аплодисменты ценители хореографического искусства, ежедневно в течение недели заполнявшие зал Государственного Кремлевского дворца


Баядерка. Никия — Екатерина Кондаурова, Солор — Тимур Аскеров

«Кремлёвский балет» уже в седьмой раз проводит фестиваль в формате приглашения на свои спектакли гастролеров. Причем, речь не только о постановках классического наследия, но и об эксклюзивных работах театра. К примеру, – балете «Эсмеральда» Андрея Петрова. Впрочем, художественный руководитель «Кремлёвского балета» и в «Лебедином озере» осуществил редактуру, в частности, четвертой картины. Сделано это весьма корректно, в соответствии со стилем лебединых сцен Льва Иванова, с разработкой ивановских пластических лейтмотивов.

В афише нынешнего фестиваля семь названий: «Аленький цветочек» (последняя по времени премьера «Крёмлевского балета»), «Эсмеральда», «Баядерка», «Жизель», «Лебединое озеро», «Дон Кихот» и «Чиполлино». Почти в каждом из них в главных ролях выступили гости. Прима-балерине Баварского государственного балета Лауретте Саммерскалес довелось выучить партию Эсмеральды, премьеры Мариинского театра Екатерина Кондаурова и Тимур Аскеров приглашены на «Баядерку», прима-балерина Парижской Оперы Доротея Жильбер стала Жизелью, а ее Альбертом – Иштван Саймон из Дортмундского балета,

Партия Одеты-Одиллии досталась прима-балерине Берлинского государственного балета Полине Семионовой и премьеру сразу нескольких зарубежных компаний Алехандро Вирельесу. О них и о самом спектакле в контексте истории в лаконичном содержательном вступительном слове поведал кандидат искусствоведения Роман Володченков.

Прежде, чем гости продемонстрировали собственные дарования, своей искрометностью осветил сцену Шут–Дмитрий Прусаков. Лучезарный весельчак, без устали выплескивал на подмостки виртуозно-техничные cabrioles, sauts de basque и другие трюки.

Появление смуглого с мелкими завитками волос a la Отелло Принца поначалу вызвало некоторую оторопь. Алехандро Вирельес статен, белые трико ему подходят. У танцовщика легкий прыжок, превосходное вращение, а красивая линия стоп, порой «хлюпающих», больше отвечает за поэзию, нежели внутреннее состояние артиста. Вероятно, впервые соприкоснувшись с такими размерами, Принц Вирельеса несколько суетливо выбегал на сцену, чтобы в нужный музыкальный момент вальса оказаться на нужном месте. Артист работал как добросовестный труженик, но романтической атмосферы не возникало и позже – в поисках затерявшейся среди белой стаи Одетты и пластических диалогах с ней. Увы, прозой повеяло и от «пеших» шагов Принца, заменивших комбинацию glissade – tombe – pas de bourrée перед double tour в вариации II акта.

Зато, какое восхищение вызвал прекрасный прием, придуманный Петровым для передачи скольжения девушек-лебедей по озерной глади. Приподнятый пандус скрывал ноги балерин в переборах pas de bourrée suivi. Зритель видел лишь пышные юбки тюников, как точный лебединый абрис, а руки несли образ характерно изогнутых шей царственных птиц.

Полина Семионова сосредоточила на себе самые пристальные взгляды публики. Она обладает удлиненными пропорциями, большим шагом и гибким корпусом. Владеет балерина и стабильной техникой, а ее апломб, по-западному нарочито продемонстрированный в Одиллии, действительно впечатлил. Музыкальное тело так необходимо исполнительницам знакового русского балета, и с этим у Семионовой, кажется, полный порядок. Но забывает ли о теле душа в эти драгоценные мгновения творчества? Удается ли ей воспарить, избавившись от всего заученного мышцами и отработанного в долгих часах репетиций, с безотчетным сладостным трепетом достигнуть чистого восторга перед создаваемым творением? Однозначного ответа мастер Семионова все-таки не дала.

Трудно сказать, встречались ли прежде на сцене Семионова и Вирельес? С технической стороны их дуэт нареканий не вызвал. Балерина и сама, и с партнером уверенно нанизывала на ось pirouettes, танцовщик подкручивал ее вращения. Но вот, при всей кантилене и лиризме, какой-то особой одухотворенности взаимодействия этот дуэт, пожалуй, не выказал.

Свои неожиданные для взора московского зрителя краски в спектакль внесли не только иноземцы (подразумевается нетрадиционный выход Одетты, или завершившиеся непривычными позами adagio и coda Одиллии), но и дирижер Сергей Кондрашёв. Его палочка излишне утяжеляла темпы солистов и кордебалета, а бесконечная fermata в финале «белого» adagio грозила окончиться катастрофой. Кажется, лишь в характерных танцах третьей картины маэстро сумел оседлать резвого скакуна и пришпорил оркестр.

Спектакль завершился эффектно решенной сценой бури, загадав последнюю загадку. Почему гибель крылатого Злого гения (Михаил Евгенов) и разрушенные чары расколдовали только Одетту, правда, сохранившую птичье оперенье? Остальные девушки так и прощались со зрителем и надеждами на женское счастье в облике лебедей.

Новые ребусы предложил на следующий день «Дон Кихот». Обращение к спектаклю одного из лучших Базилей отечественной и мировой сцены Владимира Васильева вполне оправдано. Но, как практически всегда бывает, попытка внести новое содержание в старинное либретто сопряжена с шероховатостями восприятия. Так случилось и в данном случае. Первая сцена знакомит нас с жилищем Дон Кихота, где Базиль корпит над усами хозяина. Вполне логично – он ведь профессиональный цирюльник. За работой следит дочь местного трактирщика Лоренцо (Сергей Васюченко) Китри. По-видимому, к дому отношения она не имеет, пришла сюда вместе со своим дружком-брадобреем и не упускает случая с ним поворковать.

Повинуясь рыцарскому порыву, Дон Кихот (Николай Желтиков) увлекает Санчо Пансу (Субудай Хомушку) Субудай Хомушку Субудай Хомушку в путь. Дорога оказалась не слишком долгой и опасной, приведя всего-то на городскую площадь. На ней уже царствуют любимцы толпы – всё те же Базиль с Китри. Странно, что Дон Кихот здесь оказался впервые, раз вызвал такое недоумение городского люда. Не менее удивительно, что сам он вдруг галантно вдохновлен Китри, которую, по-видимому, не замечал прежде, даже в родных пенатах. Однако все это имеет отношение к драматургии. Приходится задуматься и над режиссурой. По воле балетмейстера-постановщика три персонажа соединены в лице одной артистки – Алины Каичевой. Она и Уличная танцовщица, и Мерседес в «Кабачке», и она же оказывается и в цыганском таборе вместе со своим ухажером Эспадой (Михаил Евгенов). Здесь в сопровождении мужского кордебалета она исполняет знаменитый Цыганский танец, поставленный К.Голейзовским на музыку В.Желобинского как пронзительная исповедь женщины о своей несчастной доле. Нужно быть очень легковерным, чтобы согласиться с тем, что столь жестоко угнетает страстную красавицу пылкий Эспада, аккомпанирующий ей на гитаре…

Мария Кочеткова (прима-балерина Национального балета Норвегии) и Даниил Симкин (премьер Американского театра балета) были полны решимости завоевать сердца зрителей. Заводить себя им не нужно: они живут танцем, сценой. Как пара, Мария и Даниил выглядят очень гармонично. Будучи оба небольшого роста, они воспринимались эдакими тинейджерами, что не совсем обычно для данных ролей. Привычнее видеть Китри и Базиля внешне более зрелыми. Однако можно легко убедить себя и в том, что испанские влюбленные могут быть и сверстниками своих итальянских собратьев – Ромео и Джульетты.

Примечательно, что при всей внешней хрупкости оба артиста способны заполнить всё «необозримое» пространство кремлёвских подмостков. Похоже, устали они не знают даже в конце спектакля, и дыхание не сбивается ни от стремительных темпов, ни от технических эскапад. Кочеткова легко носится по сцене, ни на минуту не забывая об опрятности танца. А ее сверкающий и масштабный круг tours piqué в конце вариации Дульсинеи или усложненное fouette по точкам в финальном pas de deux способны возбудить даже видавших виды балетоманов.

В мизансценах I действия Базиль слишком уж очевидно пытался вызвать ревность сеньориты-избранницы, чтоб та попалась на его удочку. Получилась лишь еще одна условность, добавленная к череде наивного спектакля, где зритель «обманываться рад». Вообще-то Симкин явно задался целью доказать, что не только виртуозный солист, но и крепкий партнер, и для этого даже несколько передерживал балерину на вытянутой руке, лихо ловил в «рыбку». Какое у него красивое затяжное renverse! Бравура танца под стать концертному куражу. Но при этом хорошо бы не упускать из виду стопы, то и дело готовые скосить. Навертеть восемь pirouettes, по ходу меняя позы – Симкину нипочем. И все же основным художественным достижением артиста видится его умение элегантно, мягко завершить даже самые головоломные воздушные трюки.

Дирижировал спектаклем Денис Кирпанёв, которому предстоит еще много трудиться, чтобы почувствовать природу балета. Пока практически оркестру не удалось соединить заключительный аккорд с точкой танца.

Завершил фестиваль шедевр Генриха Майорова – «Чиполлино». Этот спектакль недавно оказался в репертуаре «Кремлёвского балета». Приобретение замечательное! Красочные декорации и костюмы Валерия Левенталя, прекрасно вписанные в пространство Дворца, едва ли не выигрывают по насыщенности колорита и сценографическим деталям в сравнении с постановкой Большого театра.

Большую порцию доброго юмора приготовили Михаил Евгенов (самовлюбленный Принц Лимон), Никита Иванов (туповатый Синьор Помидор). Веселую сценку в образах тщеславных Графинь Вишен, соревнующихся за внимание Принца, разыграли Олеся Дмитракова и Алина Каичева. Цирковая буффонада поддалась Субудаю Хомушку, Амиру Салимову и Максиму Сабитову (Стражники).

На финал фестиваля «Кремлёвский балет» припас целых четыре дебюта в главных партиях.

Егор Мотузов (Чиполлино) внятно передал настроения своего персонажа. Он и любящий сын, и озорной мальчишка, и храбрый герой. Танцовщик сценически обаятелен, что так подкупает зрителей любого возраста, а детей особенно. Технически партия Чиполлино весьма сложна, не случайно «Чиполлино» шутливо называют «детским “Спартаком”». Мотузов с трудностями справляется неплохо, если не считать несколько вымученных pirouettes.

Екатерина Первушина (Магнолия) танцует уверенно, однако ей лишь отчасти удается создать образ экзотического цветка, дурманящего своим ароматом столь же сильно, как самой артистке надлежит сделать с помощью женского изящества и грации.

Казалось бы, Иван Титов создан для роли Графа Вишенки. Он высок, складен, утонченная фигура артиста, красивая форма ног – всё настраивает на благородный образ. Танцовщик умело пользуется своими данными, и лишь победительной манеры ему чуть недостает. Присущая пластике Титова некоторая внутренняя зажатость отбрасывает тень на свободу и чистоту танца.

Ирина Аблицова отчетливо уловила игровую стихию партии Редисочки и погрузилась в нее с головой. При этом артистка нигде не перебарщивает, не выходит за рамки вкуса. В эволюциях роли, где игровое начало тесно смыкается с классическими канонами танца, Аблицова одухотворена, воздушна, остра в ногах, выверена во вращениях.

VII фестиваль «Кремлёвского балета» ушел в историю. Он подарил зрителям много приятных встреч и «послевкусие» творчества коллектива театра и гостей сохранится еще надолго.



фото предоставлены пресс-службой

Государственного Кремлёвского Дворца

==========================================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18937
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 11, 2018 11:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018101104
Тема| Балет, Башкирский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Алексей Ищук, Руслан Мурсякаев
Автор| Илюзя КАПКАЕВА
Заголовок| Масс-халтура в Императорском театре Пуанты на футбольном поле
Где опубликовано| © «Вечерняя Уфа»
Дата публикации| 2018-10-09
Ссылка| http://vechufa.ru/culture/13107-mass-haltura-v-imperatorskom-teatre-puanty-na-futbolnom-pole.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Я не знаю композитора Руслана Мурсякаева – и все сведения о нем почерпнула ныне из буклета, подготовленного БГТОиБ к премьере одноактного балета «На футбол!», которая состоялась в театре 7 октября. Возможно, он действительно чрезвычайно талантлив и востребован, но от тех звуков, которые неслись из оркестровой ямы в минувшее воскресенье, у меня чудовищно разболелась голова, а от бесконечных свистков, также доносившихся из ямы, в осатанение пришли все, кто сидел вокруг меня в одиннадцатом ряду партера… Возможно, Мурсякаев очень интересный сочинитель, но писать музыку для балета ему, похоже, пришлось впервые, и это, на мой взгляд, не самый удачный опыт, хотя… либретто, которое было предложено сочинителю, вряд ли могло вдохновить даже человека, создавшего далеко не один балет.



В общем, я не поняла, что ЭТО было. Оправдать сей эксперимент могло бы только одно, если бы балет «На футбол!» БГТОиБ выпустил в свет 14 июня – в день старта чемпионата мира по футболу (или хотя бы 15 июля – в день его закрытия), даже если бы этой акцией он не произвел впечатления на публику, то хотя бы «засветился» с точки зрения каких-то необычных мероприятий, приуроченных к проведению в России мундиаля. Тогда бы это имело смысл. А сейчас… На свет появился балет-однодневка, забравший у труппы (равно как и у оркестра) много сил, но я не думаю, что он будет собирать битковые залы и просуществует, в лучшем случае, один-два показа…

Хореограф-постановщик этой футбольной истории – Алексей Ищук, тоже показался мне не слишком мастеровитым. Во всяком случае, «диалог» влюбленных друг в друга Парня и Девушки (согласитесь, потрясающие у героев имена!), который длится примерно пятнадцать минут, мог бы разрешиться за более короткое время, поскольку на первых минутах уже все становится ясно и пленительной тайны искусства балета за собой этот «номер» не несет. Добавлю также, что мастеровитость постановщика можно проверить и количеством финалов. У Ищука с Мурсякаевым их триста тридцать три… А было бы достаточно одного, но весомого.

Конечно, в такой ситуации в первую очередь всегда жалко исполнителей. Молодые звезды нашего балета, наряженные в весьма сомнительные сценические костюмы (художник Ирина Дерябина), изображают странные сущности, и это Стихии – футбольных правил, спортивной удачи, футбольной атаки, спортивной злости и допинга. Они заставили публику поломать голову, поскольку «истории» из столь странных перемещений по сцене не складывалось, а представители ФК «Уфа», которых пригласили на премьеру и торжественно посадили в правительственный ряд, думаю, отныне зареклись ходить на балетные спектакли. Тем более что, на их спортивный взгляд, участники действа постоянно нарушали правила игры, во вратарской зоне подправляя мяч рукой. Представляете, сколько красных карточек они заработали и сколько пенальти навлек на свою команду Алексей Ищук?!

…Мне кажется, что изначально некто из идеологов этого проекта, увидев знаменитый, посвященный ЧМ-2018 клип, в коем авторы очень тонко соединили движенческую природу футбола и балета, решил пойти дальше, вспомнив, очевидно, к тому же хрестоматийный номер моисеевцев «Футбол»… Тогда нужно было заниматься этой идеей серьезно, а не превращать все в балаган, подобно тому, как в день премьеры фойе Императорского театра переоборудовали в фотозону, где можно было сфотографироваться в балетной пачке!.. Не хватало только пива, поп-корна и звуков вувузел! Задумали – тогда нужно было делать вещь, а не ремесленническую заготовку. Все же у Башкирского балета – большие, славные традиции, и я одного не могу понять, куда смотрели мэтры, допустившие выпуск этого образчика масс-культуры?! (Так и тянет сказать - масс-халтура.) На стадионе подобное, быть может, пришлось бы ко двору, а вот в пространстве такого театра данная поделка смотрелась, мягко говоря, столь же инородно, как пуанты на футбольном поле.

Фото Лилии ЗАГИРОВОЙ
========================================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18937
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 11, 2018 12:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018101105
Тема| Балет, Ural Opera Ballet, Премьера, Персоналии, Вячеслав Самодуров
Автор| Ксения Фикс
Заголовок| ПЯТЬ ПРИЧИН ИСПОЛНИТЬ «ПРИКАЗ КОРОЛЯ»
Почему новый балет Вячеслава Самодурова надо смотреть с широко раскрытыми глазами.

Где опубликовано| © ЕТВ (Екатеринбург-ТВ)
Дата публикации| 2018-10-11
Ссылка| https://ekburg.tv/articles/gorodskie_istorii/2018-10-11/pjat_prichin_ispolnit_prikaz_korolja
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Ural Opera Ballet 11 октября представит премьеру — Вячеслав Самодуров посвящает 200-летию Мариуса Петипа балет «Приказ короля». И если в «Пахите», которой театр открыл сезон, восстановлена хореография Петипа и есть параллели с исходным либретто, то новая постановка — это абсолютно оригинальный реверанс Самодурова реформатору балета. И главный вопрос, который, к сожалению, останется без ответа, — это то, как бы отреагировал Мариус на балетные фантазии в его честь. Мне кажется, реакцией Петипа было бы громкое «Вау!»

Говорить о том, что идти на премьеру «Приказа короля» надо потому что это, во-первых, красиво, а во-вторых, престижно, мы не будем. Эти причины объясняют необходимость покупать билеты на любой из спектаклей последних лет екатеринбургского Театра оперы и балета. Сегодняшняя премьера — это чуть больше, чем обязательные для Ural Opera Ballet красота и престиж. Итак…


Причина первая
=Премьера премьер=


Публика впервые услышит музыку — ее специально для «Приказа короля» написал Анатолий Королев. И она очень разная. Ритмичная, тягучая, громкая, романтическая, современная, барочная, джазовая, классическая, веселая, танцевальная… И абсолютно не балетная — в том смысле, какой мы привыкли слышать ее в «Лебедином озере» или «Жизели».

Анатолий Королев, став наряду с постановщиками и художниками равноправным создателем спектакля, сумел создать музыкальное произведение, которое рассказывает о Мариусе Петипа. Человеке, для которого не существовало ничего невозможного, хореографе, которому не писаны правила, творце, который опередил время. И при этом, как верно заметил сценограф Алексей Кондратьев, «музыка Королева запоминается и остается после спектакля».

«Музыка связана с общей идеей. Поэтому, раз сюжет абсолютно абсурдный, то и музыка в значительной степени тоже. Если и есть в этом спектакле какая-то идея, то она в том, что каждый номер должен быть непредсказуем. Это происходит и с костюмами, и с декорациями, и с танцем. И с музыкой. Она мечется между барокко и рок-музыкой, джазом и классикой», — говорит о своей работе композитор Анатолий Королев.

Дирижер-постановщик Павел Клиничев получил редкую возможность — создать музыкальное сопровождение к спектаклю, общаясь с композитором. Согласитесь, с Чайковским или Минкусом подобное невозможно.

«У нас получился очень органичный спектакль. И музыка, и сценография, и хореография сливаются в одно целое. Это очень стильная работа. Я благодарен Самодурову за приглашение и возможность увидеть, как в его хореографии появилось много нового. Благодарен Королеву за оригинальную музыку, которая не похожа ни на что. Это интересно и свежо. Местами сложно для исполнения, но не для восприятия.

Новое всегда интересно. Особенно когда ты имеешь возможность общаться с композитором. Если я открываю партитуру классика, то я могу лишь догадываться, что он хотел сказать. И где-то могу ошибиться. Наверное, часто так и происходит. В данном случае мне повезло», — объясняет дирижер-постановщик.

Сценография Алексея Кондратьева, главного художника театра «Ленком», — это тоже дебют: он ранее никогда не работал в балетных спектаклях. И создал на сцене удивительную вселенную, в которой меняются времена и ломаются пространства.

«Моя задача — не испортить музыку и танцы. Декорации, как и весь спектакль, сделаны в память великом балетмейстере. Он был замечательным авантюристом. И мог продать душу дьяволу, лишь бы зрителю было интересно.

Я человек в балете новый, дилетант. И встреча с балетом для меня как встреча с инопланетянами, которые выражают мысли и чувства непостижимым для меня языком. И это отразилось в оформлении: все эти странные элементы — это эмоции», — Алексей Кондратьев иронично, но точно подметил главную особенность оформления спектакля.

Все миры, которые создал в «Приказе короля» Вячеслав Самодуров, объединяют лишь герои, путешествующие из эпохи в эпоху. Они отправляются на поиски потерянного рая в костюмах Анастасии Нефедовой, главного художника Электротеатра «Станиславский» — коконах, сохраняющих их сущность, независимо от окружающего их мира. И все, что окружает их в путешествии — дирижабли и пропеллеры, космические лучи и странные механизмы — доказывает: внешний мир, каким бы красивым или непонятным не был, не способен помешать поискам любви.


Причина вторая
=Эксперименты Самодурова=


Несколько лет назад в Перми меня удивил возраст зрителей, пришедших в оперный на «Дон Жуана» Курентзиса. В наш театр тогда ходили в основном интеллигентные дамы сверхбальзаковского возраста. Пермский театр процентов на 80 заполнили хипстеры и студентки, восторженно приветствующие каждое появление Теодора у дирижерского пульта. И он, безусловно, заслуживает звания «кумира молодежи». Точно также, как и Слава Самодуров — художественный руководитель балета нашего театра.

То, что на протяжении нескольких лет он творит на сцене, — один грандиозный эксперимент. И пока «Приказ короля» — его кульминация. Самодуров создал управляемый хаос, где воедино слил музыку, танец, пантомиму, вокал (джазовый — в исполнении солистки свердловского музкома Светланы Ячменевой), свет, звук, краски, пространства, людей и механизмы. Все это подчиняется законам его, самодуровской, хореографии — одновременно ломкой и сильной.

Механические движения принцессы Изоры (Елена Воробьева) подчиняются силе любви. Маршеообразные танцы Короля (Илья Бородулин) и свиты рушатся под напором Черной королевы (Надежда Шамшурина). Ее пленницы как винтики вкручивают себя в сцену, чтобы вдруг сбросить черные чары. Капитан де Блуа-Шампань (Арсентий Лазарев) демонстрирует в танце легкость помыслов и мощь любви. Мастерство хореографа Самодурова рождает настолько яркие образы и характеры, что порой сложно оценить мастерство исполнителей.

С ним — интересно, говорят и дирижер Клиничев, и композитор Королев, и сценограф Кондратьев. Пусть этот интерес не пропадает. Ведь не зря настоящие екатеринбургские поклонники балета больше всего боятся, что «Самодуров уйдет». Потому что каждый его балет — это откровение мастера, которое, в отличие от работ Бэнкси живет даже не до удара аукционного молотка, а лишь пока спектакль идет на сцене.


Причина третья
=Show Must Go On=


«Судя по фото, балет вышел невероятно интересный», — сказала фотограф Дарья Попова, оценивая кадры, которые сделал во время прогона «Приказа короля» ее коллега Александр Мамаев. Но то, что обозначено на афишах как балет, им, честно говоря, не является. Это хореографическое шоу, в котором в равной степени представлены:

свет — его то много, то исчезающе мало. Он то искусно дополняет минималистичные костюмы, то диктует графику движений. Он плавно перетекает от монохрома в цветовой фейерверк, то из лавины красок стекает в тонкий луч;

звук — он живет в абсолютном согласии со светом и танцем. Но иногда начинает солировать или превращается в сильного лидера, ведущего за собой кордебалет. Ему удается «проиллюстрировать» и каждую из эпох, включая неизвестное будущее, и просто строительство дирижабля;

танец — как и положено в балете, танцуют все. Демонстрируя все то, чего добился Петипа, перевернув почти 200 лет назад представление о хореографии. Показывая, как на классические танцы воздействовали на протяжении столетия разные культуры и лучшие представители мира балета. Двигаясь от неторопливого променада до дискотеки и фантазий на тему хореографии будущего.

Что еще должно быть в шоу? Конечно, эмоции, которые в «Приказе короля» рождает каждая картина.


Причина четвертая
=Театр мечты=


Екатеринбургский театр оперы и балета, проведя ребрендинг, превратился в Ural Opera Ballet. Но буквы — это мелочь по сравнению с тем, что уже несколько лет происходит на сцене и свидетельствует о том, что наш театр — не такой, как остальные. Это подтверждают и премьеры, каждая из которых — новое высказывание о предназначении. «Сатьяграха», «Пассажирка» и «Греческие пассионы», «Кармен», «Тщетная предосторожность» и «Ромео и Джульетта», «Пахита», «Жизель» и «Русалка»… Это лишь постановки последних трех лет, о каждой из которых говорят и пишут. И, несмотря на очень разные подходы к каждому из спектаклей, есть в них много общего.

Это…

Обязательный элемент новизны, пусть даже в варианте бережной реконструкции, как было с «Тщетной предосторожностью».

Безупречный вкус, что достигается тщательным подбором команды. И тогда каждая деталь декорации или костюма, либретто или спецэффектов близки к идеалу. Как в «Приказе короля» красные подошвы черных туфель. Казалось бы, мелочь, пусть будут черными… Но нет — без такого маленького штриха не будет совершенного образа.

Смелость, с которой создатели спектаклей берутся за решение грандиозных задач. Или предлагают свои варианты, не оставляя себе права на ошибку. А потом получают «Золотые маски» — их у екатеринбургского театра оперы и балета уже 15.


Причина пятая
=Елена Воробьева и другие=


Одна из трех прим, заявленных на партию принцессы Изоры. 11 октября на сцену выйдет Екатерина Сапогова, 13-го — Елена Кабанова, 14-го — Мики Нисигути. Воробьева танцует 12 октября. И все они прекрасны. Почему же Воробьева? Она — первая балерина екатеринбургского театра, ставшая для публики настоящей примой. Зрители начали ходить «на нее», награждая криками «Браво!» и букетами. Воробьева исполняла партии во всех балетах Вячеслава Самодурова.

Именно ей досталась одна из первых «Золотых масок» театра — в 2014 году за сольную партию в одноактном балете «Вариации Сальери».

В «Приказе короля» она танцует Изору. Так, как она это делает всегда, — изящно, трепетно, мощно и откровенно. То полностью погружаясь в образ таинственной принцессы, то демонстрируя себя — сильную, но нуждающуюся в защите, красивую и чувственную. И та механика любви, которую рождают при помощи декораций, музыки и пластики создатели спектакля, обретает душу именно благодаря Сапоговой, Кабановой, Нисигути и Воробьевой. Которых невозможно не полюбить.


Удивительные фото с генерального прогона балета «Приказ короля»: Александр Мамаев

====================================================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18937
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 11, 2018 1:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018101106
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Юлия Степанова
Автор| Яковлева Тата, фото Яковлева Тата
Заголовок| Юность на кончиках пальцев...
Где опубликовано| © Журнал Family Style осенний выпуск, стр. 6-11
Дата публикации| 2018 Осень (октябрь)
Ссылка| https://view.joomag.com/family-style-issue4-autumn-2018/0584184001538503978?page=6
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Читаем либо по ссылке выше, либо картинки - по клику.

стр. 6-7:


стр. 8-9:


стр. 10-11:
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18937
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 11, 2018 11:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018101107
Тема| Балет, "Золотая Маска в Латвии", БТ, Персоналии, Жан-Кристоф Майо, Екатерина Крысанова, Владислав Лантратов, Ольга Смирнова, Семен Чудин
Автор| Людмила Метельская
Заголовок| Людмила Метельская: «Укрощение строптивой» 40 лет спустя
Где опубликовано| © Rus.Lsm.lv
Дата публикации| 2018-10-11
Ссылка| https://rus.lsm.lv/statja/za-efirom/za-efirom/lyudmila-metelskaja-ukroschenie-stroptivoy-40-let-spustja.a295654/
Аннотация| Гастроли



В то, что нынешние гастроли Большого станут главным театральным событием последних лет, готовы были поверить все. Но одно дело — предвкушать, и совсем другое — радоваться по поводу оправдавшихся ожиданий.

Часто ли мы видим психологически доходчивый и нюансированный именно в этом направлении балет? Когда язык тела подтвержден выражением лица. Когда артисты балета остаются артистами и танцуют «по Станиславскому». Когда они не просто демонстрируют чудеса пластики, но и внутренне переживают движения, понимают их. Вопрос ответа не требует, но задать его все же хочется. Хотя бы для того, чтобы думать дальше: суть не в том, способны ли исполнители на психологически оправданный, осмысленный танец. А в том, предлагают ли им хореографию, в которой без психологизма не обойтись. Нашим гостям повезло: явить зрителю гениальный танец их вынудил гений Жана-Кристофа Майо.

Постановщик по-свойски обошелся со стоп-кадрами и внедрил в балетную пластику так, словно на сцене, как в кино, они были прописаны всегда.

Петруччо целует Катарину, взяв в ладони девичье лицо, она уходит, он замирает с опустевшими руками... Любови с ним случались не раз, о его переживаниях можно не говорить и смело купировать соответствующий «текст»: ничего — постоит, подождет. Зато Катарина вникает в новые ощущения, мысленно повторяет происшедшее и возвращает буйную головушку в застывшие руки партнера: целуй еще! Еще! Позже Майо воспользуется этим же приемом: Катарина отвешивает Петруччо пощечину, он замирает — она пугается. И всматривается в застывшую фигуру: ты там как?

Владислав Лантратов представляет нам человека искрометного, размашистого — победителя, которому все достается даром или по очень сходной цене.

Грубоватый лишь поначалу, вполне способный быть трезвым, гладко причесанным и прилично себя вести, его Петруччо самодостаточен и понятен. Катарина не такая, черпать радость из автономного источника не умеет и до встречи с Петруччо пытается понять, почему ей не досталась именно эта странная штука — любовь. Следит за тем, как чувство заставляет женщин дышать по-другому, внимательно рассматривает счастливые лица, а когда чувство приходит к ней самой — поначалу досадует, потом удивляется, потом защищается, потом реагирует как-нибудь еще. Сцену в начале второго действия (снег, мужчины в черных масках) можно понять как страх девушки перед новой действительностью — до озноба. Мужчин много, и «все они такие», потому что на одно лицо. Любовь сложна, и бывшая строптивица постигает ее, как науку.

Но все же кажется, что Владислав Лантратов нашел больше поводов для вкусной актерской игры. Пытаемся понять, в чем дело, и понимаем: каким он был, таким он и остался! Назначение Петруччо — слепить окружающих своим главным, проверенным в боях качеством, позволяющим мужчине быть лидером и сердцеедом. Его практически не меняет любовь — он просто становится счастливым в еще большей степени, чем был. А Катарина меняется то и дело: узнает, каково это — бояться потерять, уступать и не опасаться быть слабой. Ее роль предполагает больший диапазон, и девочка-сорванец в объемном образе доминирует лишь вначале.

Мы видим Катарину разной — Екатерина Крысанова передает настроения героини в диапазоне от «я без тебя не смогу» до «уходи, ты мне не нужен». Ее любовь играет мельчайшими гранями,

Катарина открывает новую себя — граней становится все больше, и какой-то из них достается лишь тихий свет.

Главным героям Шекспир организовал альтернативу — в балете у Бьянки и Люченцио любовь нежная, робкая, тоже первая. Прекрасный лирический дуэт Ольга Смирнова — Семен Чудин плавно стремится к свадьбе, их путь свободен от сучков в задоринок, и вот уже руки сомкнуты кольцами — не разнять, не развести, не разъединить, пробуют еще раз... Разъединились! За такую любовь постановщик голосует, но не в первую очередь. Шутить этой паре незачем и не над чем, а балет, как комедия, должен быть веселым и разговорчивым. Драматургу и хореографу больше по нраву пара, которая не может без приключений. Словесные перепалки мирным героям не осилить, зато главные действующие лица бранятся-тешатся вовсю, и в балетной интерпретации колкости становятся тычками, подножками, оплеухами. Такие отношения закалены — зарождались не в теплице и потому, по Шекспиру и Майо, обречены на долгую жизнь.

А остальные — ну что остальные? Там, где остальные, все уже не про любовь — про заменители.

Там мечутся между тем партнером и этим. Соблазняют, прикрывают чужую страсть тряпочкой и, чтобы не слышать, какая она — настоящая! — зажимают ладонями уши. Покупаются и продаются за лучших друзей девушек — бриллианты. И отвлекаются на пластику «бриллиантового искусителя» — движения дробные, мелкие, как вечерние огоньки на драгоценностях. Он достает украшения из-под полы и других вместилищ костюма — то соблазняет издали, то навешивает жертве на декольте. Благодаря камушкам словно переливается сам, но не выдает того победительного блеска, на который способен разве что главный герой. Этот лишь мелькает и стыдится того, что делает, — дешевый распорядитель на службе у сокровищ.

В финале постановщик рассаживает несколько пар и проверяет на прочность банальностью про «кофе в постель». И пусть постель присутствует лишь в ассоциациях, ирония по поводу символа семейного покоя просматривается четко.

Так что кофе проливают на себя все! Даже идеальные супруги вроде Бьянки и Люченцио — но только не Катарина и Петруччо. Потому что любовь, судьба, Шекспир и все авторы спектакля — на их стороне.


ФАКТЫ

Фестиваль «Золотая маска» в Латвии» открылся долгожданными гастролями Большого театра. Москвичи впервые за последние 40 лет привезли в Ригу полноценный спектакль — «Укрощение строптивой» по пьесе Шекспира на музыку Дмитрия Шостаковича. В 2016 году балет получил три премии «Золотая маска» — в номинациях «Лучший спектакль в балете», «Лучшая женская роль» (Екатерина Крысанова), «Лучшая мужская роль» (Владислав Лантратов) — и номинировался еще на три: «Лучшая работа дирижера», «Лучшая работа хореографа», «Лучшая мужская роль» (Семен Чудин).Хореограф — Жан-Кристоф Майо, сценограф — Эрнест Пиньон-Эрнест, художник по костюмам — Огюстен Дол Майо, художник по свету и автор видеопроекции — Доминик Дрийо, дирижер — Игорь Дронов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18937
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 11, 2018 11:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018101108
Тема| Балет, Азербайджанский государственный театр оперы и балета, Персоналии, Марк Перетокин (БТ)
Автор| Кямаля Алиева
Заголовок| Народный артист России: Баку уже не тот, каким был в фильме "Бриллиантовая рука"
Где опубликовано| © Sputnik Азербайджан
Дата публикации| 2018-10-11
Ссылка| https://sptnkne.ws/jJRw
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Баку очень впечатлил народного артиста России Марка Перетокина, прилетевшего в столицу Азербайджана на месяц, чтобы обучить чему-то новому азербайджанских танцоров.


© RUSTAM FARMAN ISMAYILOV
Педагог-репетитор Большого театра Марк Перетокин в ходе мастер-класса в балетной труппе Азербайджанского государственного театра оперы и балета


БАКУ, 11 окт — Sputnik, Кямаля Алиева. Народный артист России, лауреат всесоюзных и международных конкурсов артистов балета, педагог-репетитор Большого театра Марк Перетокин прилетел в Баку, чтобы провести в течение месяца мастер-класс в балетной труппе Азербайджанского государственного театра оперы и балета. Его по праву называют носителем лучших традиций русского балета. Как премьер балета он исполнял на сцене Большого театра ведущие партии во многих спектакля.

Марк Перетокин с удовольствием согласился поделиться в интервью Sputnik Азербайджан своими впечатлениями о Баку, рассказать о работе с азербайджанскими коллегами и своей деятельности.

— Как мне известно, вы впервые прилетели в Баку. Как вам наш город?

— Баку на меня произвел очень большое впечатление. Когда я летел к вам, вспоминал в самолете советский фильм "Бриллиантовая рука". Мне казалось, что как показывали в этой картине, здесь все постройки низенькие, маленькие и в старинном стиле. Я изменил свое мнение, как только сошел с трапа самолета. С аэропорта началось мое удивление, изумление и восторг. Город сильно преобразился. Каждый день гуляю и нахожу что-то новое. Руководство Театра оперы и балета организовало для меня экскурсию по городу. Я побывал в Старом городе (Ичеришехер — Ред.) и во многих других прекрасных уголках вашего города. Одним словом, впечатлений уйма.

— Удалось ли за эти несколько дней наладить контакт с азербайджанскими коллегами?

— Каждая труппа имеет свой стиль, направление, своих педагогов. Артисты балета привыкают к своим преподавателям, поэтому, когда приезжает кто-то новый, немного напряженно его встречают. Мне не трудно было наладить контакт с балетной труппой театра. Каждый из них с интересом все слушает, повторяет. Думаю, нам удалось найти общий язык. Они все занимаются с удовольствием. Самое главное — на мастер-классах все сидят до конца.

— Виден ли уже результат вашей работы?

— Результат всегда проявляется на сцене. Итог нашей работы – это когда артист выходит на сцену и показывает то, что он отрепетировал. Я посмотрел на сцене Театра оперы и балета спектакли "Гойя" и "Болеро". Сейчас жду балет "Лебединое озеро", который покажут 27 октября. В нем примут участие и ведущие солисты Государственного академического Большого театра России, лауреаты международных конкурсов артистов балета Алена Ковалева и итальянец Якопо Тисси, которые выступят на бакинской сцене уже во второй раз. Их выступление настолько понравилось бакинским зрителям, что руководство Театра оперы и балета решило пригласить их в Баку снова.

Также могу отметить, что я уже больше десяти дней занимаюсь с солистами балетной труппы театра и заметил, что ребята уже подтянулись и даже начали выполнять какие-то технические трюки, пробовать что-то новое. Мне больше всего в них нравится то, что они не отказываются от тех предложений, которые я им предлагаю. К примеру, изменить какую-то позу, прыжок поменять. Иногда занятия длятся четыре часа. Про себя все время думаю: "Кто первый сдастся – они или я?"

— Устали?

— Нет. У меня маленькая дочка, ей четыре года, поэтому все свое время дома в Москве я посвящаю ей. Отдохнуть особо мне не удается. Здесь же после занятий стараюсь сразу же отправиться в гостиницу, чтобы хотя бы часик задремать. Одним словом, в Баку получается и поработать, и отдохнуть, поэтому усталости не чувствую.

— Чем ваша методика преподавания отличается от других?

— Я начал заниматься балетом, когда еще преподавал народный артист СССР Асаф Михайлович Мессерер. Он написал несколько книг по методике классического танца. Мне удалось многому у него научиться. Я впитал в себя как губка ту методику, которую он преподавал, также внес в нее что-то свое и сейчас ее преподаю. За 35 лет творческой деятельности понял, что эта методика самая удобная, благоприятная и самое главное — ложится на любую труппу.

— Не трудно было прощаться со сценой?

— Нет, потому что я довольно-таки долго еще танцевал. В России, к примеру, танцоры обычно могут выступать на сцене до 38 лет, а потом уже нужно уходить на пенсию. Я танцевал до 45. У меня с возрастом возникла проблема с ахиллом. Пришлось сделать чистку, но что-то он у меня так плохо заживал, что года два или три принимал таблетки, даже ходить было больно. Поэтому, когда мне предложили должность художественного руководителя в Красноярском театре оперы и балета, я сразу же согласился. Но в течение еще двух лет я выходил на сцену, но потом решил попрощаться с ней навсегда. Балет – удел молодых. Свой уход переживал не очень тяжело. Иногда, когда сижу в зале и наблюдаю за тренировками танцоров, все время думаю, что я бы, наверное, сделал какое-то движение по-другому.

— А среди молодых коллег много талантов?

— Когда я работал в Большом театре солистом, наша труппа состояла из 140 человек, а сейчас в ней 240 танцоров. Одним словом, она увеличилась почти в два раза. Я уже больше года работаю в Большом театре педагогом-репетитором и до сих пор не могу выучить имена всех членов труппы.

Солисты очень хорошие, просто немного другого поколения. У них прервалась связь с поколениями. У нас из ног в ноги передавались традиции. Сейчас в Большом театре очень богатый репертуар. В основном акцент сделан на современную хореографию. Театр для меня сейчас стал другим. Меня в нем не было почти 11 лет, и когда я вернулся, то просто не узнал его. Я сейчас как будто заново осваиваю Большой театр.

— Чего не хватает молодым танцорам?

— Когда я учился в хореографическом училище, нам всегда говорили, что мы не только танцовщики, но и артисты. У молодого поколения с техникой балета никаких проблем нету, но зато у них отсутствует актерство и правильная подача своей роли зрителям.

— А что насчет азербайджанских танцоров – у них развито актерство?

— Мне очень понравился спектакль "Гойя". Я посмотрел его с удовольствием. Мне удалось увидеть в солистах их актерский талант и самое главное — правильную подачу зрителям. Жду с нетерпением показы и других спектаклей. Во время репетиций у меня сложилось впечатление, что им ближе национальный балет, нежели классический.

— Что интересно сегодняшнему зрителю?

— Каждый театр должен иметь свое лицо. В Большом театре всегда очень много зрителей. Есть даже такая распространенная фраза, что он навсегда обречен на аншлаг. Каждый спектакль там проходит при полном аншлаге, хотя билеты стоят огромных денег. Будучи же в российских провинциях, я заметил, что зрителям больше нравятся классические спектакли, сюжет которых им понятен. Они не готовы к постановкам с современной хореографией.

— Какой самый главный совет вы бы дали азербайджанским коллегам?

— Побольше обращать внимание на классику. Классические спектакли учат танцора. Они для них, как школа. Советую не забывать классику и как можно больше к ней обращаться. Но при этом не забывать и свою музыку и спектакли.

====================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18937
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 12, 2018 12:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018101201
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Екатерина Крысанова
Автор| Елена Грибкова. Фото: архив пресс-службы
Заголовок| Екатерина Крысанова: «Я не имею права на ошибку»
Где опубликовано| © журнал "Красота и Здоровье"
Дата публикации| 2018-10-11
Ссылка| https://www.kiz.ru/content/stil-zhizni/svobodnoe-vremya/ekaterina-krysanova-ya-ne-imeyu-prava-na-oshibku/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Жесточайший, изматывающий организм труд в фантазийной, воздушной оболочке. Балет — это неизменно завораживающая сказка. Причем как для зрителей, так и для ее исполнителей. Все свои партии эта прима-балерина Большого театра считает живыми и слышащими то, как она о них отзывается. А заслуживают они лишь затаенного дыхания и эмоций до мурашек.



О месте балета в сегодняшнем мире

В настоящий момент балету тяжелее выживать: и попасть на дорогостоящие постановки сложно, и в целом интерес к данному виду искусства далеко не массовый, но балет ведь так хорош сам по себе, а в нашей стране он тем более на особом счету — гордость государства. Сегодня масштабность премьер на порядок меньше, и в основном в репертуаре театров используется классическая, базисная основа. И разумеется, быть 60-й исполнительницей всем известной, неоднократно удачно исполняемой партии гораздо труднее, нежели танцевать ее первой. Поэтому, безусловно, в наши дни удерживать балет на высочайшем уровне действительно непросто. Но это делать необходимо, поскольку балет — подлинное искусство, приводящее в трепет и восторг. Оно — для души.

О русской основе искусства

Балет появился на свет не в России, но именно на нашей почве прижился и стал таким многогранным. Возможно, причина в широкой русской душе, которая требует объемного заполнения. Легендарные балетные имена, наделенные невероятным дарованием, имеют российские корни. Это даже нашего поколения касается. Мне очень нравится Алина Кожокару, Полина Семионова. Они танцуют на Западе, но происхождение у них русское. В принципе, есть список балерин, природными данными которых, пластикой, работой тела я восхищаюсь, но душевно они меня не затрагивают. В артисте должна быть обезоруживающая харизма, чтобы я могла ему простить, допустим, что он упал с двух пируэтов, и принять этот конфуз за случайность. И вот как раз это сердечное обаяние с лихвой есть у наших. Понятно, при скрупулезном вживании в роль, выразительности и при наличии прыжка, вращения и других элементов. Я счастлива, что ношу звание русской балерины. Балет — моя страсть. Один из наших педагогов, Александр Николаевич Ветров, однажды очень точно заметил, что я всегда вырываюсь на сцену как лев из клетки — с тем же стремлением и жаром.

О Большом театре

Тут моя альма-матер и место работы одно из самых желаемых. Каждая девочка, делающая свои самые первые шаги в балете, мечтает танцевать на сцене Большого. Те, кто уходит отсюда по доброй воле, скорее хотят реализовать свои амбиции на других сценах. Но я этих людей не осуждаю. В мире все так перемешалось, появилось множество трупп, и, если есть стремление танцевать, можно найти себе применение там, где будет действительно хорошо. Либо в коллективе с современными формами, либо где-то в Европе в камерных составах, но на солирующих позициях… Человек вправе искать себя, реализовывать свой потенциал. Для себя я рассматриваю исключительно контрактные варианты, когда тебя утверждают на определенный проект в зарубежном театре, и ты лишь на короткий срок, улетаешь туда для исполнения своей партии. Вообще, для меня это упоительные дни, которые я называю творческим отпуском. Иногда меня там не знают и не подозревают, что от меня ждать, и это подстегивает. Единственное, знаете, чрезвычайно трудна сцена Мариинского театра в Санкт-Петербурге. Жители города на Неве особенно критично относятся к московскому балету. Там ты можешь из кожи вон вылезти, а тебе скажут, что у них есть и получше кадры. (Улыбается.)

О кордебалете

Это было три упущенных года. В интервью других балерин я читала, что они, находясь в кордебалете, размышляли, примеривали на себя сольные комбинации… Про себя так не могу сказать. Я откровенно тяготилась, что не в состоянии идти дальше, пробовать себя по центру сцены, а не стоять на ее краю. Наверное, столь сильные чувства обуревали потому, что меня изначально везде выделяли, я танцевала сложнейшие па-де-де, становилась лауреатом на престижных международных конкурсах… Причем если сегодня они несколько утеряли свою значимость, то тогда были еще правда высочайшего уровня. Вырваться из кордебалетного круга мне помог педагог, счастливый случай и моя собственная борьба за место под солнцем.

Об отваге на спринтерской дистанции

На своем поприще имеет смысл вести себя по-геройски, мощно бросаться в бой. Когда ты выходишь перед 3000-ным залом, все взоры устремлены на тебя, причем вдобавок — и коллег за кулисами, то у тебя нет права на ошибку. Сцена оголяет артиста, одновременно дает ему адреналин, но и мужества требует, ответственного к себе отношения. Я иногда удивляюсь на вновь приходящее юное поколение. Многие довольно инертны. Им преподаватели неоднократно напоминают, что у нас короткий срок активной деятельности, что мы рано выходим на пенсию, время летит быстро и надо спешить все успеть, браться здесь и сейчас, но слышат это единицы. А потом знаете, как бывает: ты все вроде молодая-молодая, все впереди, а потом бац — и тебя однажды накрывает осознание, как многое уже позади и какие-то партии упущены навсегда.

О самосовершенствовании

Балет требует полного погружения, наивысшей концентрации. Если ему не отдаваться на все сто процентов, то и он не будет тебе подвластен. Когда ты немножко увлечен балетом, немножко драмтеатром, немножко коньками, каких-то серьезных результатов можно не ожидать. Только бесконечное количество часов в зале, естественно, с работой на совесть приблизит тебя к задуманному. Мой педагог, Светлана Дзантемировна Адырхаева, говорит, что порой я слишком уж придираюсь к себе. Но мне кажется, это верный путь. Даже когда спектакль вроде бы объективно сложился и мне кругом поют дифирамбы, я все равно нахожу неточности. Всегда есть к чему стремиться — нет предела совершенству. Опасно останавливаться и считать себя великим — это начало конца. Забраться на вершину, получить статус примы-балерины в лучшем театре страны — это очень почетно и чрезвычайно трудно, но удержаться на этой ступеньке еще сложнее. Понимаете, публика уже ждет от тебя высочайшего как технического уровня, так и эмоционального. Она как должное воспринимает твои двойные, тройные фуэте и недоумевает, когда ты вдруг делаешь лишь одинарное. Оттого свою собственную, личную планку нужно стараться изо всех сил тянуть наверх.

О балетных мифах

Самый распространенный — о безумной зависти и жестокости по отношению к конкуренткам. В последние годы у нас в прокат вышло много картин о балете, и мне, честно говоря, обидно, что мою любимую профессию представляют в таком свете. Будто бы у нас тут ежедневные склоки, интриги, скандалы. Ясно, что соперничество никто не отменял, но во главе угла все-таки стоит идея искусства. У нас же режим жесточайший: рано утром урок, потом длительная репетиция, а вечером спектакль, где нужно предстать неизменно свежим и бодрым. И такой вечный круговорот с одним выходным в неделю.

О взрослении в профессии

Когда ты совсем зеленый, то, получив партию, в эйфории выбегаешь на сцену. А теперь, уже в другом статусе, с иной степенью ответственности, танцуешь выверенно, проживая каждый момент осмысленно. День спектакля всегда для меня праздник. И к вечеру я настраиваюсь с утра. Другое дело, что чувство былой эйфории уже сменила радость удовлетворения от сделанного. Тебя переполняют потрясающие эмоции, когда ты выходишь на поклоны, тебя награждают аплодисментами, выражают свою признательность и потом на служебном подъезде говорят какие-то теплые слова.

О романтизме

Мне нравится танцевать произведения Баланчина. Его балеты считаются бессюжетными, и это как раз самое сложное для балерины, потому что танец не несет за собой мощного драматургического начала, а лишь дает изящный, воздушный узор. И если он звонкий, четкий, эстетичный, то приводит зрителей в восторг. А вообще, несмотря на жизнерадостность натуры, я обожаю создавать трагические образы, в которых наблюдается видимая трансформация.

О других формах

Вполне довольна своей судьбой. Я станцевала почти все ведущие партии, участвовала во всех премьерах Большого театра. Благодаря такому прекрасному месту работы мне посчастливилось сотрудничать со всеми выдающимися хореографами планеты, с которыми иные коллеги годами пытаются встретиться. Я всегда пою оду классике, но сейчас появился другой язык. И эти современные формы мне не чужды. Я за эксперименты! Хотя, приходя на первые репетиции, всегда сомневаюсь: нужно ли мне это, сумею ли совместить? Но позже словно какой-то невидимый барьер рушится, и я с удовольствием погружаюсь в процесс.

О телеавантюре и пользе хореографии

Я откликнулась на предложение Ильи Авербуха участвовать в шоу «Болеро», потому что мне стал любопытен этот эксперимент — танцы с фигуристами. Фигуристам, конечно, пришлось нелегко — балетные па на паркете они разучивали как китайскую грамоту. (Улыбается.) Когда жюри им делало замечание, что они не тянут носок, они буквально терялись. Ведь это балетные тянут носок, даже просто расслабленно сидя на лавочке, а у фигуристов в этом же положении нога болтается «утюжком». Это привычка, специфика профессии. Балетных также отличает идеальная осанка, легкость походки и элегантность. Я скучаю по тем временам, когда ходили в строгих корсетах и в приличных семьях, а также в Институте благородных девиц детей обучали нескольким языкам, светскому этикету, игре на фортепьяно, танцам, вплоть до искусства обращения с веером. Сегодня же все слишком упрощено: футболка, джинсы, кроссовки — и вперед.

О любви и дружбе

Кто-то из великих сказал, что счастье, как часовой механизм, чем проще, тем дольше работает. Некоторые молодые солисты, берясь за новые партии, стремятся придумывать что-то новое. А зачем изобретать велосипед?! Это неуважительное отношение к классическому наследию. Надо для начала филигранно станцевать то, что уже есть в основе, все сложнейшие нюансы, не облегчая себе танец, и лишь потом что-то привносить от себя, если это действительно так уж необходимо. Простота важна во всех нюансах жизни. Когда человек не высокомерен, а вежлив и интеллигентен, с ним приятно общаться — он понятен. Со взаимоотношениями та же история. Если отношения с кем-то для тебя слишком сложны, значит, они точно тебе не нужны. Это аксиома. И для любви, и для дружбы. А уж к дружбе у меня самые высокие требования! Настоящих друзей единицы, нет практически. Вот моя мама со своей подругой дружит с детства, и это вызывает у меня искренний восторг. Есть ли у тебя друзья, проверяется очень легко: случается у тебя какая-то серьезная проблема в три часа ночи, и тот, кто тебе ответит на звонок, встанет с постели и поможет, тот, собственно, им и является. А другие — нет. Мне повезло, и у меня есть пара таких надежных друзей.

О влиянии счастья на работу

Оно окрыляет! Может быть, только в совсем юном возрасте, когда ты влюблен, ничего не хочется делать. А потом уже совсем не так. И я давно заметила, что, когда у человека нашей профессии есть тыл, он окружен близкими, любящими людьми, ради которых готов на все, и они по отношению к нему питают те же чувства, на сцене, которая, как известно, оголяет все внутренние изъяны, он расцветает. Поверьте, невозможно, находясь в душевной черноте, играть Жизель. Конечно, мы все актеры и во время своих печальных этапов тоже стараемся быть на высоте. Да, пережив расставания, становишься глубже, многограннее, больше понимаешь своих героинь... А уж вышедшие после декрета балерины танцуют совсем по-другому. Со свежей палитрой, что называется. И мне кажется, что именно гармония в семье способствует работе и карьерному росту. Причем не только в балете. Мне невероятна близка идея патриархального клана. Я знаю, что за моей спиной за меня горой стоят и мама, и папа, и брат. Они никогда не дадут меня в обиду. Это моя армия. (Улыбается.)

О детстве

Воспитание было строгим. Мама никогда не хвалила, даже когда я играла центральную партию в спектакле, она все равно находила ту, с которой я должна брать пример в каких-то аспектах. Я ощущала обиду, но это было мудро. И меня никогда не лишали полноценного детства — с папой мы частенько пропадали на катке, катались в лесу на лыжах или на велосипеде. Я даже в футбол играла с мальчишками во дворе. А с девчонками прыгала в резиночку и играла с куклой Барби. Жаль, что сегодняшние ребята обделены этой свободой. Они сидят с планшетами, телефонами, совершенно не знакомы с реальностью, и я им не завидую.

Об образе вне сцены

Я довольно всеядна: сегодня могу выйти в свободной пижаме, а завтра в вечернем платье и на каблуках. Настроение определяет костюм. И для меня самое главное — обувь, сумки, верхняя одежда. У меня нет ощущения, что я фанатка магазинов, хотя моя вторая половина называет меня шопоголиком. (Улыбается.) Но скажите, как может человек искусства не любить красиво одеваться?! И быт меня не заедает. Готовлю я с радостью, правда только по необходимости. Меню разнообразное, не ем лишь холодец, оливки и маслины. Зато мясо на костре, макароны, вкусную выпечку, которой меня балует мама, обожаю. (Улыбается).

О доме

Это мой мир, где мне уютно, спокойно, комфортно. Квартира у меня в черно-белых тонах, оформлена дизайнером, но еще до меня. Поначалу немного волновалась: как буду жить в минимализме, без занавесок, в белых стенах с черным полом и черной мебелью… Но оказалось — неплохо. Видимо, буйства красок в костюмах, декорациях, насыщенности событий мне хватает в творчестве, а лаконичность на контрасте действует релаксирующе. И у меня нет в помине никакой «стены славы» с моими призами, грамотами и ни одной фотографии.

О хобби

Об этом мало кто знает, но я вышиваю картины. Возможно, кто-то назовет это бабушкиным увлечением, но меня это занятие, если удается вырвать на него хотя бы часа два после подготовки пуантов, невероятно расслабляет. Как правило, я вышиваю одновременно по три полотна: натюрморты, природные пейзажи, виды городов… Я даже заказы от своего круга получаю вышить что-нибудь необычное. Но у меня это долгий путь, лет на пять иной раз растягивается.

Об отпуске

Так как я мотаюсь по миру по работе, то отдыхать люблю на наших просторах. В последнее время стала поклонницей Крыма. Причем скорее одного его живописного уголка. Там настолько тихо, красиво и как-то по-домашнему. Я туда приезжаю — и как на свою дачу попадаю, где живу уже в пляжно-экскурсионном режиме.

===============================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18937
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 12, 2018 1:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018101202
Тема| Балет, АРБ им. Вагановой, Персоналии, Николай Цискаридзе
Автор|
Заголовок| Николай Цискаридзе о врагах из Большого театра: «Я на их похоронах фуэте скручу»
Где опубликовано| © Пятый канал - программа «Светская хроника»
Дата публикации| 2018-10-12
Ссылка| https://www.5-tv.ru/news/224066/anaihpohoronah-fuete-skrucu-ciskaridze-ovragah-izbolsogo-teatra/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

ВИДЕО по ссылке

Знаменитый артист балета рассказал новой программе Пятого канала «Светская хроника» о жестких методах преподавания, о маме, учениках и предавших его друзьях.

Николай Цискаридзе вот уже пять лет строгий преподаватель и ректор Санкт-Петербургской академии им. Вагановой. В балетном классе Цискаридзе сосредоточен и суров. Может и голос повысить!

— В балете все повышают. Балет — это армия. Балет — это армия, только очень красивая, — заявил Николай Цискаридзе в эксклюзивном интервью новой программе Пятого канала «Светская хроника».

Такую манеру преподавания Цискаридзе унаследовал от своих учителей.

— Меня наказывали очень сильно, были строги ко всему, заставляли делать по много раз, пока не получится. Я никогда в жизни не встречался с какой-то похвалой практически никогда, у меня ее не было.

Цискаридзе признается: никому и никогда его не разжалобить!

— Несмотря на то, что мы в Петербурге, я им (ученикам — Прим. ред.) всегда говорю: «Москва слезам не верит». Я то москвич. В принципе я сам очень жесткий человек, — сказал артист в интервью «Светской хронике».

Эту жесткость Николай Цискаридзе приобрел не только в балетном классе. Жизнь закалила характер короля балета с юности. Николай был поздним ребенком, поэтому уже в 19 лет остался один на белом свете. Когда умерла любимая мама, Цискаридзе только окончил училище.

— Мама была очень мудрым человеком. Она понимала, что я рано останусь без родственников, она меня к этому готовила с самого раннего детства. Объясняла, учила, готовила жить. Я был очень самостоятельным человеком в 20 лет.

Николай всегда знал, он должен работать до кровавых мозолей, чтобы стать номером один. И ему это удалось. Он танцевал в лучших постановках: «Жизель», «Пиковая дама», «Собор Парижской богоматери». Однако успехи артиста не всегда были по душе его коллегам.

— Когда меня предал ученик, это было горько и омерзительно. Когда меня предал мой педагог, это было еще больнее. И несколько коллег, с которыми мы не просто дружили, в их судьбе я сыграл очень важную решающую роль для их становления, их жизни. И вот когда они меня продали за 30 сребреников, я это оправдываю. Принять не могу.

В 2013-м Николай Цискаридзе со скандалом ушел из Большого театра. Обиду на своих врагов он не держит, но прощать их тоже не собирается.

— Для меня они умерли. Для меня их не существует всех. Я стальная кнопка. Я на их похоронах фуэте скручу. Это я им пообещал.

Все личное Николай Цискаридзе отодвинул на второй план. У артиста нет семьи и детей, всего себя он посвятил балету. Именно поэтому его движения, даже в 44 — совершенны. Такого же исполнения Николай требует от своих студентов.

— Я все время говорю всем своим ученикам, что я их очень люблю. Очень люблю! Но балет я люблю больше, — признался артист «Светской хронике».

Цискаридзе редко доволен работой своих учеников. Поэтому его аплодисменты — это высшая оценка и лучшая награда!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18937
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 12, 2018 2:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018101203
Тема| Балет, Фестиваль Open Look(СПб) , Персоналии,
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| ПРОСТРАНСТВА ВНЕШНИЕ И ВНУТРЕННИЕ
В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ ПРОШЕЛ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ СОВРЕМЕННОГО ТАНЦА OPEN LOOK

Где опубликовано| © Журнал "Музыкальная жизнь"
Дата публикации| 2018-10-06 (дата публикации на сайте журнала)
Ссылка| http://mz.kmpztr.ru/prostranstva-vneshnie-i-vnutrennie/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Пятнадцать спектаклей, пять дней, заполненных танцами, – Open Look живет очень интенсивно. Этот фест, придуманный руководителями петербургского Дома танца «Каннон Данс» Натальей и Вадимом Каспаровыми, уже в двадцатый раз собрал на брегах Невы российские и иностранные компании. Фестивальная публика приветствовала артистов на площади перед местным ТЮЗом (спектакль «Лес» Мастерской Дмитрия Брусникина, открывавший Open Look, шел на открытом воздухе) и расставалась с ними во дворе окраинного Музея Стрит-арта (последним спектаклем фестиваля был «Заполнение пробелов» Инженерного театра АХЕ). Основной площадкой стала Новая сцена Александринки, но, кроме того, Open Look оккупировал на вечер и парадный двор Юсуповского дворца и зал Библиотеки имени Маяковского. Приехали на фестиваль самые разные люди. И они очень по-разному взаимодействовали с музыкой.

Создание спектакля контемпорари вместе с музыкой (а не склеивание фонограммы из кусочков известных мелодий, будь то мелодии хоть классические, хоть популярные) по-прежнему случается в России не слишком часто. Поэтому «Камиллу», спектакль москвички Анны Гарафеевой, для которого специально написал музыку Алексей Ретинский, следует признать шагом в чрезвычайно правильном направлении. Премьеру «Камиллы» давали на Дягилевском фестивале в Перми – у пермяков было право мировой премьеры, потому что именно Теодор Курентзис познакомил хореографа и композитора. Анна Гарафеева, сочинив девятнадцать минут своего спектакля без какого-либо музыкального сопровождения, обратилась к пермскому худруку за советом, кого из композиторов попросить о сотрудничестве, – и Курентзис предложил Ретинского. Тот потом написал музыку к уже поставленному тексту, а затем спектакль сочинялся в диалоге композитора и хореографа. На Open Look был второй спектакль, когда схлынула уже горячка выпуска.

И спектакль этот получился очень удачным. Художник Ксения Перетрухина поместила историю Камиллы Клодель в какой-то лунный пейзаж: белая пыль под ногами (ротонда Библиотеки имени Маяковского была засыпана многими килограммами манной крупы), разбросанные по ней камни. И по этой белой пустыне бредет, падает, сжимается от невидимых ударов, почти не дышит и снова встает, снова бредет полуобнаженная женщина. (Явно предполагается, что героиня обнажена совсем – ну вот буквально до снятой кожи, так болезненен каждый шаг.) Камилла Клодель – уже помещенная в психушку – путешествует по собственной душе. И в душе этой почти ничего не осталось, не осталось ее работ, работ гениального скульптора – лишь пыль и осколки камней (возможно, рабочего мрамора?). И в это мрачное путешествие вдруг ножом врезается вскрик электронной музыки, и тут же в фонограмме разда ется мерный звук ударяющего по камню молотка. Где-то там, во внешнем мире, работает Огюст Роден – возлюбленный Камиллы, но внешний мир призрачен и недосягаем для нее. Одна из самых мучительных сцен спектакля – воспоминание Камиллы о веселом Париже, когда под музыку настоящего канкана (записанного с французской виниловой пластинки) женщина-призрак начинает обозначать канканные движения; тут в публике кто-то начинает плакать.

Анна Гарафеева специализируется на японском танце буто (она изучала его у Мина Танаки в Школе драматического искусства). Движение это возникло после Второй мировой войны как реакция жителей восточных островов на атомные бомбардировки. Ощущение хрупкости жизни заложено в буто изначально; также в нем ценится максимальная экспрессия и не уважается «красивость», поскольку глянцевая красота врет о сущности мира, приводя этот мир к катастрофе. Кроме многолетних занятий буто, Гарафеева всерьез увлечена и перформансами. Когда семь лет назад в Москву приезжала Марина Абрамович, Гарафеева принимала участие в воспроизведении ее знаменитых перформансов. Этот двойной опыт прекрасно сработал в «Камилле» – и спектакль стал одним из главных событий фестиваля.

Еще одним важным событием стала гастроль Корейской национальной компании современного танца (KNCDC) с «Рассуждениями о “Весне священной”. Образ розы». Балетоманам хорошо известны успехи Южной Кореи в классическом балете – выпускники местных школ, где трудятся многие российские педагоги, регулярно получают призы на международных конкурсах. Корейский же современный танец у нас в стране был практически неизвестен, и естественно, что на спектакле был аншлаг. Главная современная труппа Южной Кореи (и единственная государственная) привезла спектакль, вдохновленный дягилевской антрепризой – не эстетикой, не конкретными текстами (несмотря на то, что в названии постановки очевидны отсылки к балетам Нижинского и Фокина, никаких танцевальных цитат в нем нет), а идеологическим, скажем, опытом: скрестить национальное искусство с европейским и привезти в Европу, чтобы создать свой танцевальный миф.

Музыку для спектакля специально сочиняла Ра Есон, и работала она с национальными инструментами. Получилось очень динамичное сочинение, где важнейшую роль играли барабаны. На грани слуха в нем почти в призрачном истаивании слышались цитаты из Стравинского. Худрук компании Ан Сынсу, поставивший «Рассуждения», виртуозно соединил технику классического балета и приемы национального танца: ноги артистов работали как у «классиков», а руки вольно плескались. Так «Рассуждения» стали очень эффектным (благодаря динамике и синхронности работы артистов) манифестом: Южная Корея движется вперед, усваивая западный опыт и не теряя своих собственных драгоценностей.

На фестивале вообще много говорили в танце о прошлом, о его влиянии на настоящее. Очень часто искали в прошлом спасения. Спектакль московской Мастерской Дмитрия Брусникина «Лес» обращался к славянским мифам – юные артисты «Мастерской», одетые в холщовые рубахи, старались воспроизвести образ действий своих предков, не знакомых с джинсами и с мобильной связью, сыграть в общинность, в общность. Им это удавалось быть может еще и потому, что на фестиваль они приехали в трагические для них дни (за два дня до того умер их учитель и руководитель театра Дмитрий Брусникин), и чувство спасительного дружества побеждало естественное актерское желание показать прежде всего себя. Спектакль, полный песен и заплачек, начался с горько затянутой «Закатилось красно солнце за темные леса» – и прошел при трогательной зрительской поддержке. Кто-то из публики поднял плакат «Питер с вами».

Еще одним разговором о прошлом, еще одним обращением к мифу стал спектакль израильской компании Vertigo «Рождение феникса». Ребристый геодезический купол, воздвигнутый над круглой ареной, что была засыпана землей, по уверениям артистов, способствовал концентрации энергии, но точно не защищал от возможного дождя, а дождь в Петербурге, как известно, возможен в любой момент. Но артистам Vertigo было важно сыграть именно на свежем воздухе (конструкцию поставили в парадном дворе Юсуповского дворца), потому что постановка Ноа Вертхайм апеллирует к самым древним связям человека. С землей под ногами, с водой (рядом плещется Мойка) и с огнем, в который превращались артисты в пламенных своих одеждах. От медитативного аттитюда к бешеным прыжкам, от мужского поединка (в котором ни капли злобы, ни капли больной агрессии) – к уютному женскому соло. Течение жизни как ее торжество – вот о чем было «Рождение феникса». Создательница спектакля объясняет его название чисто техническим образом: купол разбирается каждый раз после спектакля, и спектакль исчезает, а потом возрождается в новом месте. Но тут явно есть и более глубокие отсылки: здесь есть разговор и про привычную жизнь артиста (вот сейчас без сил, а через минуту воскресаешь для нового выхода к публике), и про государство Израиль, восстающее в истории, как феникс. В музыке, созданной к спектаклю Раном Баньо, сплетены современные мелодии и отсылки к еврейским мелодиям, известным с начала времен.

Хореографы контемпорари и современные режиссеры достаточно часто используют знаменитые музыкальные сочинения иронически – такое бывало и на Open Look. Кроме большой театральной программы, на фестивале есть и немаленькая учебная программа: фанаты контемпорари, и любители и профессионалы, получают шанс во время феста позаниматься с иностранными педагогами. В финале этой программы стоит Teacher’s gala – вечер, когда педагоги выступают как артисты со своими небольшими спектак­лями и как бы сдают экзамен своим ученикам. В этом году одним из самых ярких дуэтов на всем Open Look был показанный на Teacher’s gala дуэт Дариуша Новака (Польша) и Дора Мамалии (Израиль). Фантастическая по изобретательности история осторожного знакомства, доверия, ссоры и новой встречи «Внутри меня, видишь» была исполнена артистами (они же постановщики) буквально на едином дыхании и в выдающемся техническом качестве. Вот только ироническое остранение, необходимое артистам для того, чтобы приглушить пафос, достигалось за счет присутствия в фонограмме старательно сыгранной «Лунной сонаты» – и тогда, когда зал мог бы заплакать, он просчитанно хихикал.

Ровно так же «не напрямую» использовали в своем спектакле «Заполнение пробелов» бодрую песенку Майка Науменко «Я люблю буги-вуги» артисты петербургского Инженерного театра АХЕ. Герои их представления жили в шести настоящих морских контейнерах, в два ряда поставленных друг на друга, – этакий двухэтажный дом со снятой передней стеной. В каждой «квартире» не просто обитали разные люди, но, кажется, были разные физические условия: где-то жаркий сеновал, где-то прохладное болото (обитатели этой комнатки размеренно пересекали залитый водой большой бассейн в резиновых сапогах), а где-то, кажется, и вовсе дно морское. Жильцы этих квартир перемещались из одной среды в другую – но не менялись совершенно, оставаясь экстравагантными фриками. «Заполнение пробелов» вроде бы было посвящено обретению мужчин женщинами и наоборот; в реальности весь спектакль стал реквиемом ушедшей молодости. И недаром «Я люблю буги-вуги» было исполнено в манере похоронного марша – собственно, это похоронный марш и был.

Но прощался со зрителями лишь локальный перформанс Инженерного театра – современный танец как таковой, показал Open Look, жив и вполне здоров. Причем как европейский, так и российский: в этом году впервые фестиваль не стал делить по дням международную и российскую программы, спектакли шли подряд, и стало видно, что нет больше никаких комплексов «подражания», «отставания». Наши труппы (а кроме упоминаемых выше, на фестивале были петербургский «Каннон Данс», Челябинский театр современного танца, казанское объединение «Алиф» и современная труппа Балета Москва) выступали на равных с голландцами (компанией Meyer-Chaffaud, привезшей спектакль «Душа № 2») и израильтянами. Теперь бы еще нашим труппам получить такую же государственную поддержку, как имеют в этих двух странах авторы контемпорари, и у России точно будет шанс стать страной, славной не только балетом, но и современным танцем.

======================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 2 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика