Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2004-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 29, 2004 10:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004112903
Тема| Балет, МТ, премия "Золотая маска"
Авторы| Яковлева Ю
Заголовок| Балеты Баланчина. "Четыре темперамента" на музыку Хиндемита. "Вальс" на музыку Равеля. Ballet Imperial (Фортепианный концерт N2) на музыку Чайковского. Одноактные балеты
Где опубликовано| Afisha
Дата публикации| 20041117
Ссылка| http://spb.afisha.ru/staging-review?id=4919947
Аннотация| 10 декабря делегация от российской национальной театральной премии «Золотая маска» приедет в Мариинский театр инспектировать последнюю премьеру балетов Баланчина. Это значит, что театр выставит в этот вечер состав-максимум, и надо идти.

Лично я безумно люблю водить на балеты знакомых, рассказывать им в антрактах истории, воспитывать вкус — просвещать. Поэтому очень заботливо выбираю, в чьем исполнении я сегодня показываю спектакль моим чуждым балету друзьям: втайне надеясь, что после этого они ему станут менее чужды. Так вот, 10 декабря все погодные показатели для такого похода совпадают прямо идеально — такое, как день вылета муравьиных самок, бывает буквально раз в году. Я,  конечно, говорю не про «Четыре темперамента» — это зрелище и мне не всегда по силам. И даже не про чудесный “Ballet Imperial” — хотя он, как показывает практика, новичкам обычно нравится. Я говорю про «Вальс». Вот идеальная сеть для ловления человеческих душ. Тем более что 10-го там солирует Ульяна Лопаткина (12 ноября в Мариинке тоже «Вальс», но солистка будет другая).

Это балет по поводу балерины — обычное, конечно, дело для Баланчина, которому для сочинения своих танцев всегда необходимо было иметь в виду чьи-то очень конкретные параметры — кажется, вплоть до цвета глаз, текстуры кожи. Каждая смена его личного почерка хорошо видна, и каждый раз означает одно: как пел мальчик Бананан, «в поле зренья появляется новый объект» — или, как сказал бы Иосиф Бродский, классический пример предкоитальной поэзии (несмотря на то, что теорией сублимации можно доказать лишь импотенцию и графоманию). «Вальс» отличается только тем, что балерина там — повод единственный. Мне, объясню, «Вальс» не нравится. По-моему, он сочинен той частью сознания, которой Баланчин обожал цветастые шейные платки и вестерны, тем участком мозга, который у этого гения отвечал за дурной вкус. В «Вальсе» — всякие шепоты и вскрики, трагические запятые поднятых бровей, многообещающий траур по пустому гробу, перчатки, вуали,  — не люблю я все это. Но готова признать: Баланчин сочинил эталонную, прямо-таки античную форму для жанра «конфетка балетомана». Ибо для балетомана единственным интересом спектакля, главной тайной, смыслом и оправданием балета как такового является балерина. Или это не настоящий балетоман. И вот когда Ульяна Лопаткина, со своими нереально длинными руками и распахнутым невидящим взглядом статуи из Летнего сада, скользит над сценой, то химическая реакция начинается, компоненты активизируются, и «Вальс»… глядишь: ей-богу, да ведь этот балет хорош, как иная тургеневская фраза!

А теперь разберемся с балетоманами. Все спасено, если на спектакль 10-го приедет из Москвы легендарная личность по имени Михаил Александрович. Он, кажется, математик, и пару раз я его видела в театральном фойе Мариинки — это все, что я о нем знаю в мире физическом. В эфирном мире страстей Михаил Александрович — балетоман. Причем эпохального масштаба — без всяких скидок: московские балетоманы без интриг, скандалов и тайного удушения соперников признали его своим вождем. Михаилу Александровичу интересно все, и этот интерес он заразительно сеет вокруг себя, множа и скрепляя ряды новообращенных. Я им любуюсь и воображаю легендарные времена балетоманов Безобразова, Скальковского, всех этих коллекционеров балетных редкостей, бескорыстных просветителей, жизнелюбов, устроителей ужинов в честь балетных звезд, а после — авторов лучших мемуаров. Михаил Александрович поселяет во мне чувство исторической справедливости: все идет как надо, думаю я… Но Петербург в этом вопросе безнадежно просел. В сетевом форуме Мариинского театра балетоманы петербургские, среди сюси-пуси по поводу «Уленьки» и «Диночки» (тьфу!) никак не могли договориться по поводу совместного ужина. За этой коллизией я следила, я трепетала — ну же, с досадой приговаривала я,  давайте, давайте! Ведь ужин балетоманов — это древний классический акт их самопровозглашения, идентификации, единения, это их Декларация независимости, их парашютный десант у Стены Плача. Вяло, хило, едва шевеля плавниками, тускло глядя рыбьим глазом, они, наконец, сговорились. Я была разочарована, ибо единственная примета истинного балетомана — страсть. Выродились балетоманы, подумала я… Если не приедет Михаил Александрович, 10 декабря Ульяна Лопаткина в одиночку попытается вытянуть событие на положенную ему высоту.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 29, 2004 2:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004112904
Тема| Балет, Нью-Йорк, Санкт-Петербургская Академия балета, МТ, Персоналии, Якобсон Л., Кожохару А., Кобборг Й., Долгушин Н
Авторы| Аловерт Н
Заголовок| ЯКОБСОН В НЬЮ-ЙОРКЕ
Где опубликовано| Русский базар
Дата публикации| 20041124
Ссылка| http://www.russian-bazaar.com/cgi-bin/rb.cgi/f=nalo&auth=1&n=49&y=2004&id=nalo.2004.11.24.13.2.22.49.variation.55.91&back=1
Аннотация|



Обращаюсь к любителям балета с настойчивой рекомендацией не пропустить уникальные вечера балета Jacobson 100 - The Centennial Celebration” в Нью-Йорке : группа учеников Санкт-Петербургской Академии балета им.А.Я.Вагановой и артистки балета Мариинского театра будут исполнять хореографические миниатюры Леонида Якобсона. В концертах примут участие премьеры лондонского Королевского балета Алина Кожухару и Йохан Кобборг. Выступления танцовщиков будут перемежаться сохранившимися видеозаписями произведений Якобсона в исполнении танцовщиков прошлых поколений. Впервые ньюйоркцы познакомятся с творчеством Мастера русского балетного театра ХХ века. Привозит в Америку эти концертные программы американская организация любителей балета Санкт-Петербурга.

Уходящий 2004 год в балетном мире - юбилейный: 100 лет назад родились три великих хореографа. Об одном из них - ЛЕОНИДЕ ЯКОБСОНЕ (1904-1975) в “Русском базаре” были опубликованы ряд статей и воспоминаний. Я позволю себе напомнить читателям некоторые биографические данные жизни Якобсона.
Леонид Якобсон закончил Ленинградское хореографическое училище в 1926 году, работал как артист и балетмейстер сначала в Большом театре в Москве, затем в Кировском театре в Ленинграде. Вечный реформатор, преобразователь, ниспровергатель, новатор - словом, грандиозная творческая личность - Якобсон не смог до конца раскрыться в условиях советского режима. Но преодолевая бесконечные препоны на своем творческом пути, он все равно сумел оставить глубокий след в русском балетном искусстве. Его постановки в Кировском театре, такие, как “Али-Батыр” (“Шурале”), “Спартак” и “Хореографические миниатюры”, были для своего времени подлинным новшеством, счастливыми событиями русского балетного мира. Но работать в Кировском театре под руководством советских консерваторов было для Якобсона невыносимо. Он стал добиваться создания своей труппы, но получил эту возможность только в 1969 году. К нему в труппу “Хореографические миниатюры” пришли не только молодые артисты балета, но даже легендарная балерина Кировского театра Алла Осипенко со своим мужем, танцовщиком Джоном Марковским. Якобсон успел создать для своего театра ряд программ, состоящих как из концертных номеров, так и одноактных балетов. Но жить ему оставалось недолго (он был тяжело болен), и всех замыслов осуществить Якобсон не смог, в том числе не смог добиться разрешения исполнять балет “Свадебный кортеж” (“Еврейскую свадьбу”). Этот десятиминутный шедевр Якобсона будет показан в Нью-Йорке.

Хореограф Якобсон обладал еще одним замечательным свойством: он чувствовал творческую природу артиста, его потенциальные возможности. Так он первый открыл нам пластическую выразительность тогда еще совсем молоденькой танцовщицы - Наталии Макаровой, поставив на нее в 1962 году роль Зои в балете “Клоп”, он сочинил в 1969 году другому начинающему танцовщику - Михаилу Барышникову - номер “Вестрис”, где будущий великий артист балета создавал образ легендарного танцовщика прошлого (в программе, которая будет показана в декабре, этот номер будет танцевать Кобборг). Сейчас нет смысла перечислять всех артистов балета, чьи индивидуальности раскрывались наиболее полно именно в балетах Якобсона. С ним работала и знаменитая балерина Большого театра Майя Плисецкая, которая исполняла роль Эгины в его московском варианте балета “Спартак”. Все они считали Якобсона гением, одним из самых выдающихся хореографов русского балета ХХ века.

Якобсону приходилось преодолевать препятствия в работе при жизни, но судьба его наследства тоже складывается непросто. Хореограф малоизвестен на Западе за пределами узкого круга профессионалов. Но что еще более грустно - его наследство постепенно исчезает из репертуара театров и в России. В Санкт-Петербурге фанатик и энтузиаст балета, в прошлом выдающийся танцовщик Никита Долгушин создал с артистами своего театра “Балет Санкт-Петербургской Консерватории” программу из хореографических миниатюр Якобсона. Великолепный стилист, Долгушин в этом балетном вечере воссоздал дух произведений Якобсона с наибольшей точностью (насколько это вообще возможно в отношении балетов прошлого). Петербургская Академия балета тоже продолжает хранить в репертуаре своих школьных концертов отдельные номера, созданные Мастером. Мариинский театр уже не первый год (разговоры велись еще в конце 80-х при Олеге Виноградове) собирается возобновить балет Якобсона “Шурале”.

Надо надеяться, что концертная программа, созданная усилиями американского Общества любителей Петербургского балета при участии Академии балета в Санкт-Петербурге и танцовщиц Мариинского театра, привлечет внимание ньюйоркцев к творчеству великого хореографа России.
В программу вечеров войдут такие шедевры Якобсона, как “Па-де-катр” (музыка Беллини), “Умирающий лебедь” (собственная интерпретация Якобсона музыки Сен-Санса), “Свадебный кортеж” (“Еврейская свадьба”) Шостаковича, “Полет Тальони” Моцарта, “Баба Яга” Мусоргского и другие.

Вечера, посвященные 100-летию со дня рождения Леонида Якобсона, состоятся 5 декабря (начало в 5 часов), 6, 8 и 9 декабря в 7:30 вечера в Манхэттене, в помещении Florence Gould Hall, 55 East 59 Street (угол 59-й улицы и Мэдисон авеню). Билеты стоят 45 долларов каждый.



ЮБИЛЕЙ ВАЛЕНТИНЫ КОЗЛОВОЙ

Двадцать пять лет назад премьеры балета Большого театра - супруги Валентина и Леонид Козловы - попросили политического убежища в Америке во время гастролей Большого театра в Нью-Йорке. За прошедшие двадцать пять лет Валентина Козлова прожила новую творческую жизнь: она была солисткой Сити Балета, куда Валентина и Леонид поступили по личному приглашению Джорджа Баланчина. Валентина танцевала по приглашению и во многих других театрах мира, а после падения советской власти - и в Москве. Козлова выступила на Бродвее в главной роли в знаменитом мюзикле “На пуантах”.

Козлова обладает большим творческим потенциалом и неистощимой творческой энергией. Поэтому и покинув баланчинскую труппу, Козлова продолжала выступать: она создала совместно с хореографом Марго Саппингтон свою труппу The Darung Project, Саппингтон сочинила для балерины интересный современный репертуар, с которым Козлова и приглашенные артисты выступали в Нью-Йорке и гастролировали по другим городам и странам. В 2003 году Козлова открыла в Манхэттене собственную балетную школу Dance Conservatory of New York, где она и другие педагоги преподают по системе А.Я.Вагановой. В честь своего юбилея - 25-летия творческой жизни в Америке - Козлова показала в одном из театров Манхэттена балетный вечер учеников своей школы. Сама Козлова выступала со своими учениками как “приглашенная звезда балета” и танцевала номер Calling, поставленный для нее Саппингтон в 2000 году, партнером Козловой был танцовщик и педагог ее школы Виталий Вертерих. Балерина, красивая в каждом движении, исполняла эту хореографическую новеллу с томностью одалиски, притягивая и завораживая взор. За время, которое я посещала выступления учеников Козловой, они заметно выросли и технически окрепли. Козлова уделяет большое внимание также и пластической, и эмоциональной выразительности своих учениц. Балерина дебютировала в своей школе и как педагог, и мне нравятся ее хореографические номера, они отличаются музыкальностью, изобретательностью, в них как будто проявляются стилевые особенности, яркие краски танца самой Козловой.

В заключение хочу поздравить Валентину Козлову с таким достойным юбилеем, и - не менее важно! - с той неукротимой жизненной энергией и смелостью, с которой она идет своим собственным путем.
За прошедшие годы Валентина развелась с Леонидом Козловым, вновь вышла замуж и вновь развелась. От второго брака родилась дочь, которая тоже учится в школе Козловой и выступала на концерте. Оба бывших мужа балерины присутствовали на концерте...
Несомненно, Валентина сама создает свою судьбу, создает достойно и успешно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18661
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 29, 2004 6:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004112905
Тема| Балет, Национальная опера Украины
Авторы| Татьяна ПОЛИЩУК
Заголовок| Рождественский сон, который стал явью
Где опубликовано|«День» (Киев) № 208
Дата публикации| 20041116
Ссылка| http://www.day.kiev.ua/127531/
Аннотация| Национальная опера Украины презентовала новый вариант популярного балета П. Чайковского «Щелкунчик»

На дворе ноябрь, а в театре свой календарь. На сцене стоит елка, падает бутафорский снег, кружатся снежинки... Эта осень войдет в историю Национальной оперы двумя событиями. В конце октября состоялась премьера оперы «Мазепа», а ныне еще одна репертуарная новинка — балет «Щелкунчик». Известная гофмановская сказка в интерпретации хореографа Виктора Литвинова, дирижера Владимира Кожухаря и сценографа Марии Левитской стала рождественским сном. Сцена напоминает затейливою шкатулку: с кукольными домами, новогодней елкой, которая, словно по волшебству, вырастает до гигантских размеров. Столько событий произойдет в эту ночь! Герои побывают на катке, на балу, в мрачном царстве Короля мышей, сразятся с темными силами, найдут свою любовь, попутешествуют по разным странам и континентам.

На Рождество дети всегда получают подарки. Случаются и волшебства, а сновидения становятся явью, например, когда куклы вдруг оживают.

В литвиновской версии балета Чайковского появился «украинский след». Как говорит хореограф, это его ноу-хау. Музыку для украинского танца он взял из оперы «Мазепа».

— В рамкам дивертисмента она хорошо вписалась в балет «Щелкунчик», — считает Виктор Владимирович. — Ведь оба произведения одного автора — П. И. Чайковского. В 1997 году я ставил «Щелкунчика» в Канаде. В том проекте вместе с артистами балета выступал коллектив из фольклорного ансамбля «Шумка» (они играли мышей, исполняли русский и украинский танцы). Зрители тепло приняли мое нововведение и ныне я решил ту канадскую задумку повторить в киевской редакции. А украинский танец органически вписался в картину путешествия Марии и принца Щелкунчика, как испанский, китайский, французский или русский танцы. Роль Дроссельмейера и тогда и сейчас исполняет Максим Мотков. Как хореограф я постарался поставить для него более мощный танец, ориентируясь на его возможности. Максим технически сильный артист. Он не просто повторяет задумки балетмейстера, а является соавтором роли. Я в прошлом сам танцовщик и поэтому считаю, что постановщик и артисты должны работать в тесной связке. Роль Марии исполнила Наталья Лазебникова. Она балерина с тонкой душой. Ее танец всегда очень выразителен. Если его сравнивать с голосом, то это колоратурное сопрано. Константин Пожарницкий (Фриц) и Андрей Гура (принц Щелкунчик) — крепкие, техничные парни. Они работали с хорошим молодым задором. В танцовщиках есть большой творческий потенциал. Ведь в нашем театре много солистов, но, к сожалению, не так часто артистам удается выступать на сцене. Я сам вижу некоторые шероховатости постановки, но они в процессе работы обязательно уйдут. Артистам нужно привыкнуть к костюмам, декорациям, да и к своим ролям. Меня порадовали танцовщики кордебалета, и вся наша постановочная команда работала слаженно.

Либретто и трактовку музыки Литвинов изменил. Щелкунчик стал племянником Дроссельмейера, которого Король мышей укусил в детстве, и мальчик превратился в страшную куклу. Хореограф разбил па-де-де на части: вариации Марии и Принца, адажио. В спектакле используется демиклассический стиль. В танцах Виктор Владимирович порой использует упрощенную пластику, а в действие вкрапляет гротесковые моменты, вызывающие улыбку у зрителей. Однако трудно не заметить, что сюжет то летит, а то буксует. Романтический флер в танцах главных героев исчез и заменен кувырканием на сцене, изображающем любовь. Зато в финале спектакля будет хеппи-энд...

Киевский театр уже в четвертый раз ставит легендарный балет П. Чайковского. Можно вспомнить пронзительно лирически-грустную философскую притчу — «Щелкунчик», поставленный Анатолием Шекерой с трагическим адажио. Это был спектакль о том, что ни одна сказка, увы, не становится реальностью. Почти 17 лет в репертуаре Национальной оперы был «Щелкунчик» Валерия Ковтуна, и вот теперь появилась новая версия Виктора Литвинова. Над этим балетом артисты работали ударными темпами. Сроки устанавливали зарубежные партнеры театра. Буквально на следующий день после премьеры декорации отправили в Португалию. Артисты едут в зарубежные гастроли. А в конце месяца в Японии покажут ковтуновского «Щелкунчика». Две разных постановки, различные составы исполнителей, но и те, и другие будут выступать под одним брендом — Национальная опера Украины. Это вовсе не раскол труппы, а расчет продюсеров — раз есть спрос, то и есть предложение. За рубежом зрители идут на популярные названия или на звезд-исполнителей. Балеты Чайковского всегда проходят с аншлагами, и организаторы гастролей имеют коммерческую прибыль. Наша столичная Опера уже имеет авторитет в мире. Дирекция киевского театра поступает, как менеджеры многих ведущих трупп. Можно привести в пример коллектив Мариинского театра. У них одновременно могут проходить гастроли в нескольких местах. Не только в различных странах, а и дома, в Санкт-Петербурге, зрители тоже не обделены — идут спектакли текущего репертуара.

Киевляне и гости нашей столицы, которые не успели побывать на премьере, смогут посмотреть «Щелкунчика» в декабре, когда артисты вернутся с гастрольного турне.



НАТАЛЬЯ ЛАЗЕБНИКОВА (МАРИЯ) И АНДРЕЙ ГУРА (ПРИНЦ) В БАЛЕТЕ «ЩЕЛКУНЧИК»
ФОТО МИХАИЛА МАРКИВА / «День»
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Дек 01, 2004 9:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004113001
Тема| Балет, Современный балет, Персоналии, Пепеляев С
Авторы| Гордеева А.
Заголовок| Лунный «Цех». Начинается фестиваль театров танца.
Где опубликовано| Время новостей
Дата публикации| 20041130
Ссылка| http://www.vremya.ru/2004/219/10/113392.html
Аннотация|Худрук театра «Кинетик» Саша Пепеляев ежегодно собирает по России танцевальный народ и показывает его творения на фестивале «Цех». В этом году фестиваль будет не особенно большим (пять дней, со среды до воскресенья), но и не маленьким (задействованы две сцены Театра Луны, спектакли идут и в четыре, и в восемь вечера). «Цех» привычно постарается представить премьеры лидеров отечественного contemporary dance и познакомить публику с дебютантами.

Из сочинений людей известных будет прежде всего премьера самого Пепеляева -- фест начнется с его «Сеанса одновременной игры» (худрук «Кинетика» лично порубил партитуру прокофьевского балета «Ромео и Джульетта» для этой постановки, в которой каждый из шести актеров должен попытаться найти контакт с другими). Новый спектакль под названием «Знает ли жизнь английская королева?» покажет лидер российских «деревенщиков» Ольга Пона из Челябинского театра современного танца. А Наталья Левченко (екатеринбургский театр «Киплинг»), последовательно препарирующая городские мифы и азартно над ними издевающаяся, представит «Не Жизель» -- зарисовки на тему влияния высокой моды на умы провинциальных горожанок.

В один вечер пройдут спектакли двух петербургских театров -- медитативного «Игуана», что ценит атмосферу больше техники, и «Каннон данс», превыше всего почитающего темп, выучку, джазовый ритм. Непременно появятся на фестивале московские «По.В.С.Танцы» -- на малой сцене будут сольные работы бывших учеников Геннадия Абрамова и нынешних самых техничных современных танцовщиков Москвы. И, что важно, фест даст возможность показать себя гостям из Белоруссии и Узбекистана: приедут труппы из Витебска, Гродно и Ташкента. А также двум труппам, возникшим в Челябинске рядом с тем театром, в котором работает Ольга Пона: называются они «Море Лаптевых» и «Колония нестрогого танца».

Окажется все это, как всегда, зрелищем несколько разношерстным -- но в концепции «Цеха» принцип представления «палитры», «всего спектра» сознательно скрещен с принципом отбора «лучших образцов». Возможно, просто потому, что это единственный вменяемый фестиваль современного танца в Москве и ему приходится заполнять все лакуны.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Дек 01, 2004 9:40 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004113002
Тема| Балет, Современный танец, Персоналии, Бауш П., Эрбабуэна Э
Авторы|
Заголовок| ЭВА ЭРБАБУЭНА: "ЕСЛИ НЕТ СТРАСТИ - НЕВОЗМОЖНО ТАНЦЕВАТЬ"
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20041130
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article770016
Аннотация| Знаменитая исполнительница фламенко Эва Эрбабуэна, несколько раз удостоенная титула "лучшая танцовщица", 15 декабря покажет в Москве на сцене ГЦКЗ "Россия" спектакль "Эва", который она поставила как хореограф в собственной компании "Балет фламенко Эвы Эрбабуэны". В этой постановке, прошедшей во многих странах мира, хореограф и ее танцовщики представляют все стили фламенко. Перед гастролями Эва Эрбабуэна ответила на вопросы корреспондента "Известий":

Известия: Фламенко, как правило, начинают изучать еще в детстве. Ваш путь был традиционным?

Эва Эрбабуэна: Когда я начала танцевать фламенко, я была не такой уж маленькой - мне было 11 лет. Это была инициатива моей тети. По ее совету мама отвела меня в Академию танца. Просто мама и тетя обратили внимание на то, как внимательно я слушала музыку и песни фламенко по радио, и спросили, не хочу ли я пойти учиться танцу. Когда я увидела фламенко, я поняла, что это именно тот танец, которому я могу и хочу учиться.

Известия: Кого вы считаете своими учителями?

Эрбабуэна: Очень многие повлияли на мое творчество, сделали из меня артистку. Мои самые первые учителя - Фуэнте Керканоферо, Марио Майя - имели огромное значение, но самое большое влияние оказала Кармен Майя.

Известия: В вашей биографии были встречи с хореографами, не имевшими отношения к фламенко, - такими как Пина Бауш, Каролин Карлсон. Расскажите о сотрудничестве с ними.

Эрбабуэна: Впервые я работала с Пиной Бауш, когда она пригласила меня на свой фестиваль три года назад. Я поняла тогда, что она действительно очень интересный человек - не только как художник. Бауш - очень богатая натура. С Каролиной Карлсон я познакомилась на Венецианской биеннале. Я провела там неделю со своей труппой и давала мастер-класс в труппе Карлсон, а артисты Карлсон работали с моей компанией. Это был такой специальный семинар, на котором самые известные танцевальные коллективы современного танца обменивались опытом.

Известия: Почему вы решили создать собственную труппу?

Эрбабуэна: Много лет я танцевала одна. Но наступает момент, когда ты понимаешь, что готов реализовать себя в качестве хореографа, создавать танец не только для себя самой, но и передавать его, рассказывать другим людям. Когда я почувствовала эту потребность, возникла необходимость создать труппу.

Известия: Как вы находите танцовщиков и музыкантов для своих спектаклей? Какими качествами они должны обладать, чтобы вам понравиться?

Эрбабуэна: Конечно, это должны быть профессионалы. Но прежде чем я увижу, какие они артисты, я должна увидеть, какие они люди. И еще: они должны быть безумно влюблены в фламенко. Если нет этой любви, этой страсти - невозможно танцевать.

Известия: Многие считают, что фламенко сегодня существует или как музейная культура, или как эстрадное шоу. Вы согласны с этим?

Эрбабуэна: Культура фламенко не изменилась. Фламенко всегда непосредственно связано с народным творчеством. Оно этим питается. Естественно, любому артисту хочется, чтобы люди видели, как он танцует. Поэтому он выступает в театре. Если ты хочешь, чтобы тебя видели не пятьдесят, а тысяча человек, - ты не можешь упустить эту возможность. Фламенко - одна из ценностей испанской культуры, поэтому я не могу упустить шанс познакомить с ним людей. Но даже если фламенко танцуют не в маленьких помещениях, а в больших залах, надо помнить о корнях, о непрекращающейся связи между прошлым и настоящим.

Известия: Как отличить настоящий танец фламенко от поддельного? Ведь фальсификаций предостаточно.

Эрбабуэна: Так было всегда. Просто сейчас больше возможностей благодаря средствам массовой информации стать известными, популярными, и люди стремятся как можно скорее стать знаменитыми. И это одна из самых больших проблем. Стать известным - не самоцель. Плохо, когда люди, не умея даже танцевать фламенко, выдают это за подлинный, оригинальный танец. Если ты не любишь фламенко, а просто используешь - никогда не достигнешь максимального результата.

Известия: Чего вы ждете от московских гастролей?

Эрбабуэна: Я впервые еду в Москву, о которой ничего не знаю, но много слышала. Хочу увидеть Красную площадь. Но самое главное, на что я надеюсь, - что мой спектакль понравится русской публике
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Дек 01, 2004 10:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004113003
Тема| Балет, Персоналии, Плисецкая М.
Авторы| Ганапольский М.
Заголовок| Интервью с М.Плисецкой
Где опубликовано| радиостанция "Эхо Москвы"
Дата публикации| 20041130
Ссылка|
Аннотация| http://www.echo.msk.ru/interview/33242/index.phtml

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», у микрофона Матвей Ганапольский, радостный Матвей Ганапольский, веселый, с хорошим настроением, совсем не потому, что в 15 часов к нам придет Борис Немцов и мы будем разговаривать об Украине. Потому что Плисецкая пришла, Майя Плисецкая. Такая невероятная история, в студии «Эха Москвы» сидит Майя Плисецкая, здравствуйте, Майя Михайловна.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Здравствуйте.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Добрый день, я безумно рад вас видеть, это счастье для меня видеть вас в этой студии.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Спасибо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я напомню, у нас формальности, простите, уважаемые радиослушатели, не забудьте на наш эфирный пейджер и на эфирный телефон, наверное, мы примем несколько телефонных звонков, ваши вопросы к Майе Михайловне. Хотя очень много вопросов пришли и по Интернету, очень интересных, давайте начнем. Майя Михайловна, ваш очередной приезд, вы уже здесь две недели, два важных события. Первое событие – это концерт Щедрина и второе событие – это презентация некоего вашего альбома. Расскажите и о том кратко, и о другом.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Давайте сначала по порядку. 26 числа в Доме Музыки был очень красивый концерт, где исполнялись произведения Щедрина, это был его вечер. Исполняли и на рояле, и на скрипке, и был замечательный дуэт, который в России был исполнен первый раз. Это даже не дуэт, это трио, рояль, скрипка и труба. Такого произведения не существует. И получилось очень красиво. Впервые это было во Франции исполнено, теперь это в Москве было. Прошло с большим успехом, на рояле играла Мечетина очень хорошо, и Филипп Граффен, француз, играл на скрипке. Словом, весь вечер было очень красиво, торжественно. Я была рада, что я присутствовала на этом концерте. Дальше, 29, вчера, была презентация моего нового фотоальбома в "Новой Опере", которая помещается в саду Эрмитаж. Получилось торжественно, я очень рада, я счастлива. Сделали у нас в Москве фотоальбом всей моей жизни, начиная с самого начала и до сегодняшнего времени. Там больше, чем 300 фотографий. Почти каждая фотография сопровождается, моим почерком написаны разъяснения, что это, когда это, почему это, кто, как и т.д., на все вопросы, которые могут возникнуть в связи с фотографией, я написала ответы. Не длинно, но понятно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Емко.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Понятно. Я так понимаю, что и на первом, язык не поворачивается сказать слово, мероприятии, но уж позвольте таким казенным языком, я так понимаю, сбежались все.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Сбежалось много народу, конечно, что же говорить. Вчера, там 600 мест, я думаю, что еще человек 200 проникли так, как мы раньше говорили, пробежал в театр на протыр. Но теперь их, по-моему, впустили.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Альбомы клянчили?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Знаете, альбомы продавались.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, а главный же кайф выклянчить альбом.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – У меня их не было, я их вообще первый раз видела накануне.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Какой удар для них.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – И я их все подписала. Подписала с именем, фамилией просящего, полностью свое имя и фамилию, не то, что просто расписалась и все. Я удовлетворила всех желающих подписать этот альбом.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Что говорили вам, кроме, естественно, слов восхищения – великая, прекрасная? Просили о чем-то? Людям свойственно просить.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Знаете, было самое главное, были эмоции и слезы в глазах после концерта, там ведь показали фильм, который в Большом театре специально к этому дню сделала студия, которая существует, киностудия при Большом театре, маленькая. Сделали на 50 минут фильм, где не только я танцую, но и обо мне говорят коллеги. Потом был концерт, после концерта я сама станцевала свое «Аве Майя», был успех такой, что мне пришлось бисировать. А потом на поклоны неожиданно совершенно включили музыку «Кармен», первую выходную, как мы говорим, выходную арию. И я танцевала, просто импровизировала. Знаете, это получилось как-то очень эффективно, красиво. Я даже понимаю, что вчерашний вечер… на этот вечер люди совершенно отключились от плохого, от плохих мыслей, от плохих ситуаций. У всех были и счастье, и радость на лице, знаете, я действительно отвлекла от плохого людей, это было мое счастье.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Все, если позволите, я перейду к вопросам, в них продолжение нашей беседы.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Пожалуйста, пожалуйста.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – У нас приблизительно через минутку новости, поэтому минутка на мой последний к вам вопрос в этой части. Вы, сейчас же Украина, вы знаете, проблемы, я хочу сказать, что вы и Большой театр, это как Ющенко и Янукович, вы и некое единство такое, как Украина, в то же время бесконечные конфликты, которые перманентно шли по вашей жизни. Большой театр сейчас, это вас устраивает?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Вы знаете что, я сейчас не работаю в Большом театре.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, просто. Вы знаете, что там происходит, вы всегда это знали.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Вы знаете, ничего страшного не происходит. Как раз сейчас в смысле всяких интриг и неприятностей как-то тихо. Все-таки время как-то другое, видимо, я не могу сказать, что артисты жалуются. Сейчас и зарплаты высокие по сравнению с тем, что были, и репертуар есть. Конечно, всегда желательно иметь больше, но я думаю, что в Большом театре была проблема в том, что есть еще и опера. По-старому, балет шел два раза в неделю, остальное была опера и выходной день. Так что балерин было немало, кордебалет был большой, поэтому очень много работы не было, и это невозможно было физически.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А сейчас?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Сейчас, я думаю, балет идет чаще, может быть, через день, это почаще, я как-то не слышала особенных жалоб. Но конечно, всегда хочется побольше разнообразия.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Побольше разнообразия. Небольшую паузу мы делаем, послушаем свежие новости и дальше ваши вопросы, уважаемые радиослушатели.

НОВОСТИ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Мы продолжаем нашу программу, это «Эхо Москвы», Майя Плисецкая у нас в гостях. Как вы думаете, Майя Михайловна, что же вам люди пишут? Что вам люди пишут на пейджер?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – О, вы знаете, люди могут писать все, что им интересно, я дело в том, что так…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ничего подобного, все абсолютно однотипные, однотипные сообщения. Например, вдумайтесь, Леонид Вячеславович пишет – мы с женой считаем Майю Михайловну величайшей из великих, равной которой никогда уже не будет, спасибо ей за все, что она сделала для русского балета.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Спасибо, это замечательно, это великое счастье такое слышать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – 300 сообщений, где только хвалят, а критический взгляд?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Я-то тут при чем?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Понятно, кстати, о вашем альбоме. Там ведь, как вы сказали, собраны разные фотографии о вас. Валентина из Красноярска по Интернету прислала – приходилось ли вам когда-нибудь раскаиваться в ваших словах или поступках, не хотели бы вы сейчас, спустя годы, переписать кое-какие страницы в вашей книге «Я, Майя»?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Знаете, я не стала бы трогать эту книгу. Она получилась очень цельная, я даже получила предложение, может быть, ее продолжить. Я думаю, что я ее разрушу, если продолжу. Может быть, я думаю сейчас о том, чтобы написать небольшое послесловие, это возможно. Но трогать эту книгу не стоит, как она написана была, так и есть. Я написала все, как было, там все правда. И переписывать в зависимости от того, что поменялось что-то, нельзя, как она есть, до 94 года, с самого начала моей жизни, так она должна остаться, это мое мнение.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Идем дальше, здесь два вопроса, во-первых, Наталья, она на пенсии, у нас там есть графа, где пишешь, чем занимаешься, на пенсии, из Москвы, а также Лидия Ефман из Монреаля, Канада, которая там проживает, у них сходный вопрос. Одна видела вас во всех ваших спектаклях в Большом, другая не видела ни в одном спектакле в Большом. Но они едины – существуют какие-то видеозаписи, на DVD, можно вообще где-то купить ваши спектакли?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Во-первых, если это из Канады звонят, в Америке много моих DVD, они продаются, может быть, гангстерским образом, но тем не менее. Есть DVD и не DVD, а просто кассеты моих спектаклей, существуют.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Наталья Повелко, врач из Калифорнии, все ваши всякие западные, понимаете, проющенковские: дорогая и обожаемая, опять эти штампы, дорогая и обожаемая Майя Михайловна, знаем мы, что она обожаемая, огромное вам спасибо, а дальше интересно, за одухотворяющее влияние вашего таланта на мою жизнь, счастья вам. Конкретная Наталья Повелко. У вас есть одухотворяющее влияние на всю ее жизнь, вот так.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Вы знаете, это изумительно. От таких слов можно понимать, что не зря живешь на свете, если такие эмоции у людей это вызывает, искусство.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вопрос такой, типичный, их тут много, от Валентины, но еще раз повторяю, этих вопросов, наверное, штук 20 пришло, уважаемая Майя Михайловна, как вы относитесь к Анастасии Волочковой, считаете ли вы ее балериной с большим будущим? Я бы расширил этот вопрос, в России есть сейчас великие балерины?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Понимаете, что, я думаю, что когда в сотый раз задают этот вопрос, значит, Анастасия Волочкова добилась своего. Если ни одно интервью не проходит, чтобы о ней не спросили, значит, она знаменита. И уже неважно, чем и какими способами пришла эта знаменитость. Это уже неважно. Важен факт, о ней спрашивают. Знаете, многие люди такой имидж себе придумывают, чтобы быть популярным. Видите, это удается.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но у Валентины очень конкретный вопрос, она же не спрашивает, великий ли человек Волочкова. Может, и великий. Она спрашивает, считаете ли вы ее балериной с большим будущим?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Вы знаете, когда уже ей 28 лет или 29, это уже не будущее, это уже обязано быть настоящее. Что будет-то, не знаю, но пока что все, что мы видели, это настоящее, она хорошая, профессиональная балерина, но такие есть, она не выдающаяся балерина, она хорошая балерина.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Николай из Санкт-Петербурга напоминает вам, что была такая традиция, когда, помните, по балету и по космосу мы были впереди планеты всей. Сейчас российский балет – это явление в мире?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Сейчас мир очень изменился. Сейчас в мире все хорошо танцуют, я говорю о том, что все, потому что такая же вещь происходит в спорте. Такая вещь совсем по всему миру, вы знаете, я была председателем жюри международного балетного конкурса в Японии в прошлом году. Там я очень рада, что я увидела действительно мир, откуда приезжают, что танцуют, что им нравится. Я всегда интересуюсь, главным образом, тем, что нравится молодым, новым совсем, совсем молодым людям, что им интересно. Это мне было интересно всегда. Знаете, они танцуют классику так, что пришлось дать золото китайцу. Второе место получил француз. Так балет современный совершенно изумительно танцевали корейцы, причем они делают очень трудные вещи, у нас считается балет-модерн, как то, что мы сейчас видим, это когда человек не может танцевать классику, с горя танцует модерн. А там такой модерн нам показали, что его трудно, классическая балерина не станцует так уж сразу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Т.е. какая-то специальная подготовка?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Абсолютно, у них другая школа, класс другой. И замечательные хореографы, и танцуют интересно, что танцуют под классическую музыку. Так что сейчас страшно переменилась вся картина. Действительно, по всем видам спорта, сейчас наши балерины, они выглядят, как спортсменки, высокие, длинноногие или как вообще на подиуме такие ходят красавицы, теперь такой балет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Черт побери.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Высокие. Это красиво, мне нравится. Знаете, маленьких не берут, может быть, для сцены это и плохо быть маленького роста, короткие линии, когда длинные линии…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Зато маленькие богатые.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Почему?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Не знаю, бизнес крутят, не обижайте маленьких, маленьких не берут.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Я говорю в балет, а не в бизнес.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Все равно, обидно, маленькие сейчас слушают, обидятся.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Вы знаете, в бизнес берут только, кто способен к бизнесу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Слушайте, задают вопросы отовсюду. Как вы относитесь к вопросу из Японии? Япония, Нигина, так зовут, студент или студентка, я даже не могу понять, мужчина или женщина, перевожу с латиницы, не с английского, а с латиницы. Майя Михайловна, вы для меня пример настоящей женщины, вопрос – вы до сих пор дружите с господином Карденом? Первый вопрос. И ресторан «Максим» до сих пор входит в число ваших фаворитов? Мне интересно, как начинается ваш день, вы проснулись, открыли глаза и…? Заранее спасибо за ответ, люблю. Любят вас в Японии, эти вопросы. Вы с господином Карденом встречаетесь?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Сейчас в последнее время нет, потому что Пьер разъезжает по всему миру, кстати, в Японии и в Китае он бывает очень часто. Может быть, даже чаще, чем во Франции.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А ресторан «Максим»?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Ресторан «Максим» существует.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – И входит в число ваших фаворитов?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Я бы не сказала.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – И самый главный вопрос, к которому, я уверен, миллионы женщин присоединятся, как вы начинаете ваш день? Открыли глаза и…?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Вы знаете, я утром всегда принимаю душ. Когда я открыла глаза и я иду туда, в ванную комнату, принимаю душ, это «и», с этого начинается день.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Еще хороший вопрос – дорогая Майечка Михайловна, так написано, расскажите пожалуйста, как вы живете и как себя чувствуете, чем заняты ваши мысли? Очень рады вам, семья Ивановых. Чем заняты ваши мысли вообще, преимущественно, по жизни сейчас?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Вы знаете, они у меня не заняты всегда одним и тем же, как у всякого человека. Пожалуйста, не думайте, что я уж что-то такое необыкновенное, я все-таки просто человек. Голова, наверное, занята мыслями, а не мысли заняты, не так немножко вопрос.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Но знаете, мыслей, слава богу, есть разных много, потому что пока человек соображает, мысли.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Можно так сказать, преимущественно круг ваших забот, они, наверное, это имели в виду.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Вы знаете, люди спрашивают, будто бы каждый день то же самое. Каждый день разный, разные мысли, разные ситуации. Смотря где проснулась. Мы так часто летаем и ездим по всему миру, что бывает со мной такое, я утром просыпаюсь и спрашиваю себя – где я?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы не боитесь самолетов?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Нет, я не люблю самолетов, я люблю летать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это же страшно, там же ямы воздушные, оно трясет, ужас, я валокордин пью.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Ну что вы, правда?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Но ведь вы знаете, если ездить на поезде, можно сказать, там крушения, а уж совсем плохо на машине, бесконечные крушения в машине, так что можно дома всегда сидеть и тоже не убережешься ни от чего.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вот что хотел бы в конце, всем известен ваш рецепт нормальной фигуры, ваша знаменитая, приписываемая вам – не жрать. Даже не смейте только говорить сейчас в эфире, что вы этого не говорили, потому что рухнет один из самых знаменитых мифов о вас. Значит, все это умом понимают, фактически это никто сделать не может. Как это сделать на самом деле?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Я вам скажу так, что спортсмены и балетные, они все-таки очень следят за своим весом. Это необходимо и для внешности, и для вида, так сказать, и, самое главное, для партнера. Если тяжелый вес, это тяжело. Так что можно поверить, что все-таки это есть, что люди следят за своей диетой. Сказать, что просто я сказала однажды одной французской журналистке, - как, какой у вас рацион, лепесток розы?, а я ответила, потому что все время ко мне приставали с этим вопросом, что, я сказала – сижу не жрамши. Вы знаете, это хорошо, сразу отстали. Это правда. На самом деле, это не всегда так, что я сижу не жрамши, единственное, что всегда известно, чтобы не прибавлять вес, надо себя лишить трех вещей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Каких?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Хлеб, картошка, сахар.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А я с Украины. А сало?

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Вы знаете, насчет сала не знаю, потому что где-то я слышала, что сало не всегда вредно. Не знаю, где-то я слышала, сама не знаю. Но по собственным моментам так.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Время наше закончилось, первое, мы вас любим и вас любят все. Скажите радиослушателям, уже у нас катастрофа со временем, буквально два слова про любовь.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – А что же сказать про любовь? Разве люди не понимают, что такое любовь?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, что вы их любите.

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Что людей?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Слушателей наших, «Эха Москвы».

М. ПЛИСЕЦКАЯ – Я обожаю слушателей радио «Эхо Москвы», я вообще обожаю всех москвичей. Я родилась в Москве, я коренная москвичка. Всю жизнь я училась и работала в Москве. И моя любовь к Москве и моя тоска по Москве, когда я долго не бываю, она всегда со мной.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Мы вас любим, Майя Плисецкая была у нас в гостях. Как ни крути, все равно великая, спасибо вам большое.


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
evgenia
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 08.01.2004
Сообщения: 90
Откуда: Пермь

СообщениеДобавлено: Ср Дек 01, 2004 1:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004113003
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, опера-балет "Семь смертных грехов", Премьера, Персоналии, Раду Поклитару
Авторы|Юлия Баталина
Заголовок| ДВЕ ПОЛОВИНЫ ДУШИ
Где опубликовано| Новый Компаньон
Дата публикации| 20041130
Ссылка| http://nk.kama.ru/page.asp?Num=337&Art=9&Polosa=3
Аннотация |
Новый проект пермского Театра оперы и балета при всей его эстетической непривычности логически продолжает поиски, которые труппа во главе с художественным руководителем Георгием Исаакяном вела в последние годы. Поиски «своего лица» балета, в котором нет главного балетмейстера. Поиски радикального способа решать амбициозные творческие задачи в условиях отсутствия достаточных средств на новые постановки. Поиски современной интерпретации дягилевского подхода к развитию искусств. Словом, ищут. Но вот находят ли?
Балет с пением «Семь смертных грехов» Курта Вайля и опера Игоря Стравинского «Соловей» - принципиально разные произведения. По музыкальному материалу, по тематике, по стилистике. Их объединение в рамках одного вечера продиктовано лишь тем, что обе постановки принадлежат к одному и тому же синтетическому жанру, в котором и поют, и танцуют. А также тем, что поставлены они балетмейстерами-авангардистами. Правда, Раду Поклитару принадлежит к неоклассикам (что еще раз доказали «Семь смертных грехов»), а Татьяна Баганова - апологет contemporary dance. Таким образом, различия между творческими методами постановщиков так же велики, как между музыкой Вайля и Стравинского.
Георгий Исаакян, идейный вдохновитель спектакля, это прекрасно осознает. Он честно признался на пресс-конференции, что, по его мнению, у «продвинутого» зрителя может после просмотра образоваться каша в голове. Поэтому нужно смотреть не один раз. Еще Исаакян сказал, что он видел много сценических вариантов и «Соловья», и «Семи смертных грехов», и пермские среди них - лучшие: Вайль небуржуазен, Стравинский незануден.
Что ж, возможно, это наименее буржуазные «Семь смертных грехов» из всех существующих. Но полностью избавиться от тупой прямолинейности банальной нравоучительной притчи не удалось даже Раду Поклитару.
История о том, как девочка из бездуховной провинциальной семьи отправилась в большой город, чтобы заработать денег на постройку дома, примитивна, как сказки, которые баптисты сочиняли для новообращенных негров. Именно такой - примитивно нравоучительной, зомбированной - порой видится из-за океана Америка. Возможно, именно таков был замысел Курта Вайля и его литературного соавтора Бертольда Брехта. Поклитару и художник-постановщик Эрнст Гейдебрехт им исправно подыграли.
Опера исполняется на немецком языке, но так откровенно иллюстративны сопровождающие ее танцы, что этого даже не замечаешь. Все предельно понятно. Героиню истории Анну играют и певица, и балерина - на премьере это были Татьяна Полуэктова и Елена Кулагина. Полуэктова в бесформенном деревенском платьице, с подчеркнутыми макияжем испуганно большими глазами, провинциальная, патриархальная, приземленная половина души Анны. Она выглядит так, как если бы с героиней «Волшебника из Страны Оз» поступили бы так же цинично, как с кэрроловской Алисой, и поместили в постмодернистскую компьютерную игру. Кулагина - гламурная, буржуазная Анна, порочная, хищная, стяжательная - воплощение семи смертных грехов. В финале, когда после «соковыжималки» больших городов Анна приползает к семье, неся в узелке вожделенный дом, половинки пытаются обняться и воссоединиться, но не находят друг друга. Душа потеряна, ей больше не быть цельной, грехи ее разрушили - безвозвратно.
Хореография Раду Поклитару, возможно, разочарует поклонников «Жаворонка» и «Умирающего лебедя»: она менее оригинальна, чем в этих миниатюрах. Впрочем, постановщик лишь следовал эстетике, предлагаемой литературным материалом: раз речь идет о карьере эстрадной актрисы, то и танцы должны быть эстрадными.
Отдельный разговор - о «хореографии» оперных персонажей. Здесь Поклитару в полной мере реализовал свое знаменитое чувство юмора. Певцы, исполняющие роли матери, отца и двух братьев Анны, являют собой пародию на американские патриархальные ценности, выполненную в стилистике «Живых мертвецов». Владимир Тайсаев, Николай Нелюбин, Константин Третьяков и Сергей Власов с таким наслаждением комикуют и исполняют немыслимые пластические маневры, что зритель невольно отвлекается от балета. Особенно хорош Тайсаев в роли матери, с пышным бюстом и своими собственными натуральными роскошными усами.
В «Соловье» в интерпретации Татьяны Багановой все наоборот: поют-то по-русски, но пластическая составляющая так все запутывает, что... ничего не понятно. Надо сказать, что задача у Багановой была куда сложнее: «Соловей» - стопроцентная опера, ее идейный, музыкальный и стилистический центр - певица, исполняющая роль Соловья. Она настолько важна, что никакими танцами ее не затмить. Словом, «Соловей» с танцами, да еще с танцами Багановой, «монтируется» с трудом.
«Роман» Багановой со Стравинским происходит в этническом антураже: в «Свадебке» это была русская фольклорная стихия, а «Соловей» откровенно ориентален, в отдельных музыкальных фрагментах композитор даже пользуется традиционной китайской пентатоникой. Но всякий раз постановщица словно пытается преодолеть это этническое начало, растворяя его элементы в очень современной образной среде. В «Соловье» причудливые китайские обычаи, описанные в сказке Андерсена, претерпевают столь фантастические метаморфозы, что надо очень внимательно смотреть и слушать, чтобы понять, что к чему. Например, недоумение вызывает длинный танцевальный эпизод с раздачей туфель, но только до тех пор, пока Император не пропевает: «Жалую тебе на шею мою золотую туфлю»... И ведь верно: был такой обычай, и у Андерсена он упоминается.
В этом балете нет солистов и кордебалета тоже нет. Как всегда у Багановой, есть некие персонажи с выбеленными лицами, комичные и пугающие. Оперные персонажи, «отвечающие» за сюжет, усажены постановщицей на офисные стулья без спинок, на которых они катаются по сцене, комично перебирая ногами. С одной стороны, это придает им сходство с китайскими болванчиками, а с другой - со столь любимыми Багановой людьми-карликами, которых мы уже могли видеть в ее «Кленовом саде». Честно говоря, эти персонажи вызывают некоторый внутренний протест. Очевидно, что такого удовольствия, как от «Семи смертных грехов», артисты оперы не испытали. Исключение - Татьяна Куинджи в роли Соловья. Но ей не привыкать участвовать в авангардных перфомансах, да и роль завидная: есть возможность продемонстрировать «соловьиные» данные.
Короче говоря, такого эта сцена еще не видела. Даже были где-то опасения, что публика новинку не примет.
Дальнейшую сценическую судьбу «Семи смертных грехов» и «Соловья» предсказать по-прежнему сложно, но на премьере овация была роскошная...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18661
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 03, 2004 7:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004113101
Тема| Балет, БТ, Палата № 6, Магриттомания, Леа, Персоналии, Раду Поклитару, Дмитрий Белоголовцев, Екатерина Шипулина
Авторы|Сергей Давыдов
Заголовок| В БОЛЬШОМ "КАББАЛА" ЕЩЁ НЕ БЫЛА...
Где опубликовано| Завтра (Москва) № 48(575), с.7
Дата публикации| 20041124
Ссылка| http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/04/575/71.html
Аннотация |

ТЕПЕРЬ МЫ ЗНАЕМ, ЧТО ТАКОЕ КАББАЛА, а то все говорят и причитают: "Каббала! Каббала иудейская...". Новый главный балетмейстер страны, т. е. Большого театра, А. Ратманский познакомил нас с этой самой "каббалой", балет называется "Леа" на музыку Л. Бернстайна.

"Кабалла", действительно, персонаж балета, коллективный персонаж, олицетворяемый шестью мужчинами.

Сюжет, как его можно было понять из самой постановки, таков: отец девушки Леи Сендер и юноши Ханана Нисон договорились о том, что их дети поженятся. Но внезапно Нисон умирает. Теперь родители невесты "сватают" другого, богатого, судя по одеянию и чопорным манерам, жениха. Леа в трансе, она любит Ханана, он тоже любит ее. Что делать, как сохранить любовь?.. И вот тут Ханан прибегает к испытанному веками средству— берет книгу (наверное, Каббалу), что-то вычитывает... (что?.. в балете чтение невыразимо, балет — искусство действия, движения, выражения состояний персонажа). Что Ханан начитал, мы так и не узнали, но вокруг него возникают фурии, эти самые шесть мужчин и кордебалет в странных, обезличенных костюмах. Эти видения можно бы сравнить с виллисами (образы, потустороннего мира, известные по балету "Жизель"), но это сравнение здесь неуместно: вилисы, их предводительница Мирта наказывает виновника, убивает Ганса, заставляя его танцевать до потери сил, наказывает спокойно, беспощадно, но без злобы — в "Жизели" Ганс нарушил мир, из-за него погибла Жизель, погибла любовь, а здесь злобные существа, непонятно почему, терзают бедного Ханана, за что?.. Эти персонажи "лязгают" зубами, костями, таскают его по сцене, это длится долго и по реальному, и по сценическому времени, Виллисы тоже занимают целый акт, но там красота, гармония, они и оберегают гармонию жизни, убирая все, что препятствует ей, что разрушает целое (а разрушает гармонию человек).

А эти персонажи довели Ханана до изнеможения, кажется, убили, но через некоторое время Ханан встает. И вновь появляется эта группа, и вновь мучения, и вновь смерть, и снова он оживает, но оживает уже не Ханан, а некое иное существо, слегка напоминающее маленького дракулу, — как мне подсказали рядом сидящие, это уже "диббук" — в Ханана вселился некий дух, таких называют диббук.

А там идет приготовление к свадьбе: Лею склоняют к браку с Менаше, она противится, по-девичьи, страдает, ее успокаивают, поддерживают подруги, Леа ищет Ханана...

Ханан и Леа встречаются, трудный дуэт, теперь уже и у Леи признаки диббука. В действие вступают священнослужители, стремятся защитить, как я понял, молодых, но... "судьбы свершился приговор", то ли еще по каким-то неведомым причинам, молодые умирают, "встречаются в мире ином", как сказано в описании спектакля, но не в самом балете .

Спектакль вызывает интерес своей необычной тематикой, это-то и побуждало меня пробиться-таки к сюжету, понять происходящее на сцене. В антракте "знатоки" мне подсказали: надо было прочитать книгу, изданную театром и предпосылаемую зрителю, но как выяснилось, это "пояснение" стоит 130 рублей, а во-вторых, история балета знает период, называемый "драмбалетом", когда нужно было прочитать "роман", прежде чем поймешь советскую тематику, протащенную в балет. Первая оттепель заглянула за кулисы Кировского театра в конце пятидесятых, нашла там Ю. Григоровича, И. Бельского, поручила их музе, муза явилась в образе Ю. Слонимского и Ф.Лопухова. Балет имеет свои драматургические принципы, свою поэтику, свои сценические законы: либретто должно раствориться в самом музыкально-хореографическом действе; необходимость читать либретто перед началом спектакля. Это свидетельствует о том, что в драматургическом построении есть провалы, несостыковки, эти пустоты и призваны заполнить предпосылаемое зрителю либретто, иными словами, там, где нужно прочитать либретто, там нет целостности хореографического сюжета. Сегодня мы опять обязаны читать перед началом спектакля фолианты, чтобы понять происходящее на сцене. Балет вновь утрачивает свою самодостаточность. И не только в России, на российскую сцену хлынули "якобы-сюжетные" авангардные постановки, в которых "прыгающий сюжет" уводит и авторов, и зрителей неизвестно куда.

О непрерывном развитии хореографического действия, о хореографическом симфонизме писал Ф.Лопухов в своих книгах (исключая последнюю, недавно выпущенную, здесь немало высказываний, которые вызывают сомнение в авторстве Федора Васильевича).

По-прежнему настольной книгой молодого хореографа являются книги Юрия Иосифовича Слонимского, теоретика, либреттиста, историка балета: специфика развертывания образов в балете не отменяется при любых "измах", ее можно отменить, отменив сам классический балет.

Все сказанное в полной мере относится и к двум другим балетам, идущим в один вечер с"Леа", к "Палате N 6", в меньшей степени к "Магриттомании".

Поставил "Палату..." хореограф Раду Поклитару на музыку А. Пярта. Почему авторы назвали свое творение "Палата N 6"? К А. Чехову показанное отношения не имеет никакого. В русской и мировой культуре известна лишь одна повесть с таким названием и автор ее Антон Павлович. Почему авторы взяли это название?..

На сцене действуют пять персонажей: доктор, пациент, почтмейстер, медсестра (она же "кухарка"?..) и молодой доктор. Различить по хореографическим характеристикам, кто есть кто, невозможно. Проблема не в том, что они не персонифицированы или обезличены — каждый хореограф творит как может, здесь весь вопрос в том, что в целом хореография создает образ поведения людей в психушке, перед нами не палата, а комната психушки, где все и разворачивается. Язык "пациента" принципиально не отличается от языка, скажем, доктора или почтмейстера или "молодого доктора". Все они играют роли, играют "остраненно", странно, иногда произносят слова — малозначимые слова для развертывания сюжета, но говорят, потому что у балетмейстера Мориса Бежара артисты балета тоже говорят — модно; или, скажем, "медсестра" играет "кухарку", а почему не "Жозефину"? В этом контексте невозможно понять, почему "почтмейстер", а не Наполеон? Не помню, кажется, у Дюрренмата есть пьеса, построенная на ролях, исполняемых представителями этого печального дома, исполняемых в своей жизни, — там есть и Ньютон, и Наполеон, и ряд других выдающихся людей разных эпох, и все они — живут в этом печальном желтом доме.

Но как отличить в балете Поликтару почтмейстера от городового или представителя любой другой профессии? Сознательно ли сделано обезличивание или "так получилось"? Я думаю, что такое получилось не случайно. Ну что ж, "Раковый корпус" как образ страны мы уже знаем, для своего времени как прогноз возможного это было актуально. Показанная "Палата..." как образ страны (показана в Большом, в этом парадном зеркале страны), даже если учесть ее нынешнее перебаламученное состояние, мягко выражаясь, не соответствует действительности.

Я не говорю, как все это соотносится с музыкой А.Пярта, в ней явно ощущается большое дыхание, больше жизни (и ее разрушение), если хотите она духоподъемна, а это главное. Поликтару иногда останавливает музыку, артисты двигаются в безмолвии, хореограф начинает балет не с увертюры, не с установки восприятия, актеры двигаются в безмолвии, ну да, мы помним, великий модернист Хосе Лимон тоже начинал некоторые свои спектакли в безмолвии — " великая мука", вот как можно в целом охарактеризовать все творчество X. Лимона и его учителя Марты Грэхэм. Теперь эту муку испытывают "Большой балет" и мы, зрители.

Повесть А.Чехова "Палата № 6" интересна миру, помимо слова Чехова и его звукописи, в другом — повесть создал великий писатель и врач, он проследил и выразил в художественных образах одну из тайн человеческой природы: как болезнь, симптомы которой не опознаваемы до проявления уже самой клиники заболевания, передается от человека к человеку, от пациента к врачу, скажем, от Ханана к Леи, и таких примеров множество ... но эти глубины хореографу не интересны или непонятны, тогда зачем же браться за Чехова и опошлять его. Придумайте свой сюжет, абсурдный или не очень, и идите... в никуда.

С точки зрения хореографии интересней показался балет "Магриттомания" ( музыка Ю. Красавина, с обильным цитированием Бетховена), хотя и здесь к постановщику Ю.Посохову есть вопросы. Я не знаю, что такое магриттомания, возможно, есть художник Магритт, может, это гений современного искусства, незамеченный мною на международных выставках, может, гений типа Матаджера, не знаю. Но балет получился интересный, с ясной драматургией, несколько "лохматый" (с точки зрения архитектоники хореографии), но что тут от магриптомании, я не знаю: на сцене одесский колорит двадцатых годов, конечно, котелок, он и обыгрывается "Ведущим солистом" (Дмитрий Белоголовцев), черные брюки, белая рубашка, жилет и, конечно, помочи (подтяжки). Вожак, "ведущий" в Одессе звание — не пожизненное, его надо отстаивать во всем. И Белоголовцев делает это отлично. Под стать ему и солистка, молодая балерина Екатерина Шипулина (на нее следует обратить внимание, она еще многое покажет в классике).

С именами персонажей балетмейстер не мудрствует: "ведущий солист", "ведущая солистка", "три солиста", "девушки", "мужчины", как у Баланчина (можно сказать, "как у Лопухова" — в его "Танцсимфонии" принимал участие юноша Георгий Баланчивадзе, ставший в эмиграции Джоржем Баланчиным), впрочем, и хореографические построения — тоже оглядка Посохова на мэтра — робкая, иногда торопливая, иногда неряшливая. Но в целом это не абстрактные композиции типа "Драгоценности" и другие "минералы": здесь развертывается сюжет — хореографический сюжет, а это главное, в него надо входить, вчувствоваться, сопоставлять.

Одноактный балет "Магриттомания" — это обещание на будущее. Как сложится мысль балетмейстера в дальнейшем, зависит от того, примет ли он симфоническое мышление в музыке, в литературе, в хореографии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25188
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 22, 2004 11:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Поместила: Елена С.
Добавлено: Пт Dec 10, 2004 12:07 pm Заголовок сообщения:

--------------------------------------------------------------------------------

Номер ссылки| 2004113102
Тема| Балет, НГАТОиБ (Новосибирск), Персоналии, Капустина Татьяна
Авторы| Ася ШУМИЛОВА
Заголовок| Платье Плисецкой пришлось Татьяне впору
Где опубликовано| Вечерний Новосибирск № 231
Дата публикации| 20041127
Ссылка| http://www.vn.ru/27.11.2004/culture/38708/
Аннотация |
В младших классах Московского хореографического училища ученица Таня Капустина была самой маленькой и худенькой среди своих сверстниц. Педагоги начали уже было волноваться: такая талантливая девчонка, но совсем не растет, стоит ли ей продолжать обучение. Вызвали родителей, посмотрели: нет, и мама, и папа нормального, среднего роста. На педсовете решено было еще немного подождать. И случилось чудо — «гадкий утенок» вырос до 166 см и превратился в грациозного «лебедя».

«Мы учились глазами»
Родилась будущая балерина в подмосковных Мытищах. В школе, где училась девочка, помимо общеобразовательных дисциплин в расписании значился урок танцев. Вела его бывшая балерина Большого театра. Она приметила способную пластичную ученицу и посоветовала родителям отдать дочь в хореографическое училище. В начале 60-х престиж балетной профессии был очень высок. В Москву для поступления в хореографическое училище везли детей со всего Союза.

— Я помню, во дворе училища народу было, как на демонстрации, — говорит Татьяна Константиновна. — Мама тогда сказала: «Поучаствуешь в первом туре, а там видно будет». К удивлению родителей, я прошла все туры и была зачислена в училище. Жить в интернате я, домашний ребенок, поначалу отказывалась. Ездила домой полтора часа утром на электричке и столько же вечером. Естественно, уставала страшно, а когда этими ежедневными путешествиями довела себя до полного истощения, то смирилась и поселилась в интернате.

От лет, проведенных в училище, у Татьяны на всю жизнь осталось незабываемое ощущение праздника. Недаром она говорит, что учились воспитанники хореографического училища в основном глазами. Они посещали спектакли звезд российского балета, бывали на их репетициях, даже на сцену вместе с ними выходили. Например, когда знаменитая Майя Плисецкая танцевала Китри в «Дон Кихоте», юная Танечка Капустина исполняла роль Амурчика в непосредственной близости от «звездной» балерины.

Конечно, она мечтала блистать на сцене Большого театра, но жизнь распорядилась по-своему. В 1968 году Татьяна была зачислена в балетную труппу Новосибирского оперного театра.

Все дело в платье
В начале 70-х в балетной труппе НГАТОиБ появилось целое созвездие прим: Татьяна Капустина, Людмила Попилина, Лариса Матюхина и Татьяна Касаткина. Это были четыре звезды, четыре соперницы, четыре подруги.

— Жили мы все вместе в общежитии, которое находилось в крыле театра, — говорит Татьяна. — Жили дружно, всегда делились между собой всеми радостями и горестями. И на сцене нам четверым казалось не тесно, ведь у каждой из нас было свое амплуа. Я, например, исполняла партии сильных, героических женщин: Макбет в «Макбете», Эгину в «Спартаке», Китри в «Дон Кихоте». Конечно, элемент соперничества между нами, девочками, был. Но мы никогда не опускались до кляуз и сплетен — воспитание не позволяло.

Когда в театре решено было поставить балет «Спартак», четверых солистов отправили в творческую командировку в Москву — как говорится, оттачивать мастерство. Десять дней московские асы передавали молодежи балетные партии. С исполнительницей партии Эгины Татьяной Капустиной занималась педагог Нина Тимофеева. Она с первого же занятия напугала девушку: мол, я два раза одно и то же не повторяю, так что «лови», если сможешь. Татьяна показала, что схватывать материал буквально с полужеста — ее хобби. Педагог осталась довольна. Когда в Новосибирск приехал балетмейстер Юрий Григорович, солисты встретили его во всеоружии.

В 1972 году в Большом театре Майя Плисецкая поставила балет «Анна Каренина» на музыку Родиона Щедрина. Через некоторое время премьера спектакля состоялась и в Новосибирске, где партию Анны исполнила Татьяна Капустина, а партию Вронского — Анатолий Бердышев.

— В один прекрасный день в театре раздался звонок из Москвы, — вспоминает Татьяна. — «Заболела Плисецкая, срочно выезжайте». Мы с Анатолием собрались быстро, по-солдатски. Приезжаем в Москву, захожу я в гримерку, а там сидит Плисецкая. Посмотрела она на мое платье, в котором я танцевала Анну, и сказала: «Да…» И вот уже спектакль, я выбегаю за кулисы, чтобы переодеться, смотрю, а на плечиках висит шикарное платье Плисецкой. Удивительно, но оно мне оказалось впору, хотя Плисецкая ниже меня на четыре сантиметра.

Беременность — крест на карьере?
Решиться родить ребенка на самом пике карьеры может позволить себе только женщина с сильным характером. Причем не просто женщина — балерина. Обычно рождение ребенка откладывают до следующего сезона, на после премьеры, а потом после конкурса, и этот процесс порой длится у ведущих балерин до пенсии, то есть до тридцати восьми лет. К сожалению, в некоторых случаях «звездные» красавицы и умницы по истечении этого времени уже не в состоянии родить себе малыша.

Татьяна родила дочь в двадцать девять лет.

— У меня к тому времени уже был печальный опыт с первой беременностью, — вспоминает Татьяна. — Я, надеясь на свое крепкое здоровье, станцевала несколько спектаклей подряд, и в результате у меня случился выкидыш. Женский организм, как выяснилось, сложная штука. Некоторые не уходят со сцены вплоть до пятого месяца беременности, а другие пару раз ножкой дернут — и все, нет ребеночка. Поэтому, когда я узнала, что снова жду ребенка, сразу прекратила танцевать. Девять месяцев бездельничала, потом еще полгода нянчилась с Женькой. О потерянном времени я не жалею. Я добилась многого: стала лауреатом Международного конкурса артистов балета в Варне, исполнила весь ведущий репертуар. А вопрос о том, что кто-то займет мое место, меня не волновал. Когда я приступила к репетициям, самым сложным оказалось набрать форму. Я репетировала Фею Сирени в «Спящей красавице». Чувствовала в себе и силы, и желание танцевать, но мне ультимативно заявили: «Пока не похудеешь, танцевать не будешь». Пришлось немного поголодать.

Сейчас дочь Татьяны — Евгения Абрамова — тоже балерина НГАТОиБ. Сначала папа, скрипач и дирижер Марк Абрамов, взялся учить дочь игре на скрипке. Татьяна вспоминает, что у дочери от этих занятий в глазах была «тоска нанайца». В общем, с музыкой ничего не получилось. А вот танцевать Женя захотела сама, поэтому и закончила Новосибирское хореографическое училище. Татьяна признается, что учить мастерству собственного ребенка очень сложно, уж лучше чужих.

«Фабрика звезд» по-сибирски
Татьяна Капустина преподает в Новосибирском хореографическом училище с 1969 года, вот уже тридцать пять лет. Говорит, что целенаправленно с девятнадцати лет готовила себе прочный тыл. Не секрет, что балетный люд, выходя на пенсию в еще полном сил и надежд возрасте, переживает страшный стресс от ощущения невостребованности. Причина стресса банальна — «я ничего больше не умею, кроме как танцевать». Капустина это стрессовое состояние после окончания своей творческой карьеры в 1992 году, к счастью, не пережила. Она задолго до критического момента знала, чем будет заниматься после ухода со сцены.

Татьяна с сожалением отмечает, что детей, способных танцевать, с каждым годом становится все меньше.

— В этом году директор училища Александр Василевский даже машину выделил, чтобы ездить по школам в поисках талантов, — говорит Татьяна. — Мы еще смеялись: мол, лучше сразу пароход давайте — поплывем, поищем. Поиски не увенчались успехом: те, кто хотел, не подходили по физическим параметрам, а остальные просто отказывались — не хотим, и все. Вообще при приеме в училище ребятишек мы берем «кота в мешке». Пока ребенок маленький, кажется — чудо, а лет в четырнадцать оказывается, что или голова большая — ноги короткие, или попка толстая — голова пустая. А ведь мы должны не только учить, но и выпускать исполнителей. У мальчишек сейчас большие проблемы с вниманием, они не могут десять минут постоять на одном месте, у девчонок — с весом. Они начинают голодать, в результате — нарушение обмена веществ и отчисление из училища. Сейчас я веду классику и народный сценический танец в средних и старших классах. С подростками работать намного интереснее, чем ползать на коленках, выравнивая ножки малышам.

Недавно журнал «Балет» подвел итоги ежегодного конкурса «Душа танца». В номинации «Учитель» премия была присуждена Татьяне Капустиной. Кстати, Татьяна Константиновна не только высококвалифицированный педагог — она еще и студентка второго курса НГПИ. Получать высшее образование преподавателям хореографического училища сейчас просто необходимо. Они все — практики, а вот «корочками» обзавестись в свое время некоторые не успели. Теперь нагоняют упущенное.

Китайский гипс
Пять лет назад Татьяна Капустина стала главным балетмейстером Новосибирского театра музыкальной комедии. Говорит, что до этого момента с опереттой она была на «вы». Но практика показала, что ставить танцевальные номера к спектаклям очень интересно. «Тетка Чарлея», «Летучая мышь», «Веселая вдова» — вот лишь малый перечень оперетт, к которым Татьяна приложила свою руку.

Два года назад спектакль-концерт «Ах, балет, балет!» в постановке Капустиной завоевал симпатии китайской публики. В этом году балетная труппа театра вновь выехала на двухмесячные гастроли в Китай по настоятельному приглашению китайской стороны. Гастроли артисты театра до сих пор вспоминают с восторгом, а вот с Татьяной там случилась неприятность. На берегу Желтого моря при свете луны она оступилась и сломала ногу. А для балерины, даже бывшей, перелом — это просто катастрофа.

— Приехала домой и вместо того, чтобы приступать к репетициям, сидела дома и читала детективы Поляковой и Марининой, — говорит Татьяна. — Потом разрабатывала ногу, гуляя с Бутсом — это мой любимый скотчтерьер. Теперь уже все позади, нога побаливает, но телу подчиняется. А это значит, что опять можно работать, то есть танцевать…


Знаменитая балерина, балетмейстер, педагог, студентка, мать балерины — это все она, Татьяна Капустина
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Дек 29, 2004 9:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004113103
Тема| Балет, СПб, Персоналии, Бланков Б., Соловьев Ю., Гергиев В.,
Авторы| Борисова В.
Заголовок| КНИГА О ВЕЛИКОМ ТАНЦОВЩИКЕ
Где опубликовано| Новый Петербург
Дата публикации| 20041125
Ссылка| http://www.newspb.net/arhivn/56_2004/mat/st5.html
Аннотация|
Борис Бланков выпустил книгу о великом русском танцовщике н.а. СССР Ю. Соловьёве? Наш корреспондент попросил его рассказать об этом.
- Свет не без добрых людей. Мне помогли финансово, а кто-то просто своим хорошим отношением. В книге собрано около 100 фотографий и 45 авторов. Я четыре месяца выписывал в театральной библиотеке статьи многих авторов, которые писали о Ю. Соловьёве. Многие авторы ушли из жизни, поэтому только в архивах можно было найти их статьи. Пришлось обратиться к его коллегам и близким людям. Они согласились и довольно быстро подготовили материал - воспоминания о Юрии Владимировиче Соловьеве. Фотоматериал мне дал родной брат Юры - Игорь Владимирович и поклонница Юры - Наталья Михайловна. Целый год мы работали, прежде чем книга вышла к читателям.
- Сколько же стоит книга?
- От 350 до 600 рублей. Она продаётся во многих театрах и сейчас поступает в некоторые магазины города. Пошла книга и в некоторые города России. Многим знакомым, живущим в нашем городе и за границей, я уже её подарил. Звонили мне из двух городов США, Германии, Франции, там получили книгу и уже её прочитали. Отзывы хорошие. Многие любители балета ждут эту книгу. Надеюсь, что в будущем смогу её издать на разных языках мира. Ведь Ю. Соловьёв был любим миллионами людей.
- А в Мариинском - Кировском театре она продаётся?
- Пока нет. Я отдал часть книг в отдел по реализации товаров в театре. Но мне сказали, что сейчас существует правило - некая группа, под руководством Гаккеля и Гершензона ... должна прочитать книгу и дать рекомендацию В. Гергиеву (он что, сам не может прочесть?) - можно ли её выставлять на продажу в театре рядом с книгой о В. Гергиеве. Интересно, по каким критериям они будут рассматривать эту книгу, где воспоминания известных артистов, дирижёров (народных артистов СССР и РСФСР), известных критиков, коллег, близких людей? Причём, многие авторы - великие люди. Жду письменного ответа, комментарии потом.
- А что интересного было в театре в прошедшем сезоне?
- Грустно об этом говорить. Министр культуры России Соколов 1 июня в газете "Труд" чётко сформулировал, что происходит уже много лет в некогда прославленном коллективе - статья называлась "Хватит уродовать классику". Талантливые люди в театре есть, вопрос в том, на что их талант тратится. Руководство театра отметило 100-летие Г. Баланчина - Баланчивадзе. Открыли мемориальную доску. Это хорошо. Но почему не отметили 100-летие великого хореографа Л.В. Якобсона? Где его спектакли: "Спартак", "Шурале", "Клоп", "Двенадцать", его потрясающие хореографические миниатюры? Почему не было юбилеев других великих артистов и балетмейстеров? По каким принципам проводят в последние годы юбилеи? Судя по всему - по национальным. Кунак уважает только кунака. Я переговорил с Махаром Вазиевым, чтобы театр помог деньгами на издание книги, написали бы письмо в Комитет по культуре о разрешении на открытие мемориальной доски на доме, где Юра жил. В следующем году, - в августе ему будет 65 лет - хорошо бы подготовить спектакль в его честь с лучшими танцовщиками театра, Москвы и пригласить двух-трёх танцовщиков из Европы и Америки. Всё окупается, так что это не трудно сделать. Публике это будет красивым подарком, а театру - доброй славой. Прошло более полугода - ответа нет, Вазиев обещал переговорить с Гергиевым, когда тот появится на работе.
- А чем Вы сейчас занимаетесь?
- Пишу сейчас "Историю русского балета", начиная с VIII-IX веков. Это более концентрированный материал (краткий) по работам В.М. Красовской и С.М. Лифаря. У каждого из них много интересного, уникального, но один дополняет другого. Я это делаю для студентов Академии русского балета и хореографических училищ, т.к. сам учился и знаю, что невозможно все прочитать в юношеском возрасте, при тех нагрузках, которые испытывает студент. Молодой артист, заканчивая балетную школу, мало знает, как развивался русский балет до революции. Готовлю либретто нового балета, просматриваю записи старых классических балетов. Распространяю книгу, веду переговоры об издании книги на английском языке, продвигаю проект Международного Интеллектуального Аукциона (МИА), т.к. являюсь вице-президентом Международного Фонда Бизнесменов (МФБ).
- Какие спектакли Вы ставили в последнее время?
- "Лебединое озеро" в Саратове, "Баядерку" и "Золушку" в Чебоксарах... Хочется ставить новое у себя дома, или привести в порядок нашу классику, но "ребята из аула" этого не дают. И это относится не только ко мне. Ставят иностранцы или дилетанты, но только не профессионалы - такова сегодня политика нынешнего руководства.
- Недавно мне попала в руки статья "Мощь, страсть и боль" - "Санкт-Петербургские ведомости" от 2 ноября сего года. Эта статья о В. Гергиеве глазами журналистов английской газеты "The Times", можете её прокомментировать?
- Не очень хочется. Конечно, там есть правильные вещи - например, реакция на события в Беслане. Я хорошо знаю Северную Осетию, гастролировал по городам и посёлкам. Со многими осетинами я в дружбе. Прекрасные люди, отзывчивые, гостеприимные, добродушные... Но в статье и много конъюнктуры.
- Что Вы имеете в виду?
- Первое - "...за моё избрание проголосовало почти 100% труппы? ну, может быть, 85%". Я в то время работал в театре и сам участвовал в этом первом опыте перестройки по-горбачёвски. Корреспондент пишет, что Гергиев не был членом партии. Он сам пишет: "Никто - повторяю, никто, не только г-н Горбачёв, но и местные партийные чиновники не воспринимали меня всерьёз". Это правда. Но почему его рекомендовали: партком театра, уходящий в Филармонию главный дирижёр театра Ю. Темирканов и директор театра М.Э. Крастин? Причём, труппе сказали - выбирайте кого хотите за два часа до выборов. А в счётную команду вставили коммунистов, да ещё большинство из них были членами парткома. Я и многие другие работники театра были против такого хаоса, неподготовленности мероприятия, оскорбительности для дирижёров, потому что они не были извещены. Никто из них не встречался с труппой, никто не предлагал своей программы. Кстати, и В. Гергиев не предлагал своего видения развития театра на 3-4 года вперёд. Многие, как выяснилось позже, не хотели участвовать в этом демократическом фарсе, тем более уходить из своего коллектива. Я и мои единомышленники требовали отменить такое мероприятие, или ввести свободных представителей от театра и управления культуры для подсчёта голосов. Но партком, директор театра и Темирканов были против нормальных, подготовленных выборов. Ну, а как посчитали голоса, вы и сами уже догадались. В. Гергиева назначили главным дирижёром театра, а не художественным руководителем! Выборы, как известно, бывают на 3, 4 или 5 лет. Сегодня уже прошло 16 лет - ни разу не было перевыборов. Сам Гергиев не уходит по собственному желанию. Через 6 лет он себя сам назвал худруком театра. Надо заметить, что те, кто был в счётной комиссии, улучшили свою карьеру, даже потеряв форму и уйдя совсем недавно из профессии, остались на службе у Гергиева, с большой зарплатой и поездками за границу. А после выборов тогда я собрал подписи 20-ти выдающихся артистов театра разных цехов, где мы обращали внимание Министерства культуры РСФСР и СССР на выборы, которые нарушают все нормальные принципы и нормы. Но письмо пришло обратно в партком и дирекцию театра - разбирайтесь сами. Несогласных стали зажимать в репертуаре, ущемлять в продвижении по службе, перестали брать в поездки, а некоторых уволили - "не прошли переизбрание".
- А что с Вами было?
- Не прошёл переизбрания - непонятно, кто считал голоса. Но я протанцевал в театре 23 года. Это было несправедливое решение, и многие возмущались в театре, т.к. я был в прекрасной форме. На моих спектаклях зал был заполнен, такой приём зрителей имел мало кто из танцовщиков. Но я был морально готов к этой участи, иначе можно было заболеть и умереть. Многие артисты после таких мер, направленных против них, в расцвете сил ушли из жизни. Жаль, что руководство города, партии и правительства ничего не сделали, чтобы остановить это. Мы тогда шутили, что являемся заложниками - "кавказскими пленниками". Сейчас думаю, что после известных событий всем понятно, что нас загоняют в резервацию.
Второе. Он уволил певицу, потому что она уехала прослушиваться в Вену. Ну не хочет она работать с ним - ушла из театра лучшее сопрано мира Г. Горчакова. Многие ушли из театра. Да и самого его нет на работе. Судьбы людей, жизнь театра - всё стоит на месте. Его подручные по телефону каждый вопрос решают с ним. Это ненормально. Но... деньги плывут рекой...
Третье. Эти присказки "мой друг Горбачев, мой друг Ельцин, мой друг..." - у нас есть поговорка - скажи, кто твой друг... И последнее - деньги. Вопрос - сколько, и кто ими владеет? Работники театра этого не знают, а чиновники молчат. А если кто-то что и написал, то - как после этого возмущался Гергиев, что "в стране воруют гораздо больше, зачем писать о театре, где воруют меньше..."
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18661
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Янв 07, 2005 2:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004113104
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Уваров А.
Авторы| Валерий ИВАНОВ
Заголовок| Андрей Уваров: "В Самаре чувствую себя как дома"
Где опубликовано| Самарские известия №219, с. 18
Дата публикации| 20041119
Ссылка|
Аннотация| Интервью с Андреем Уваровым

В VIII фестивале классического балета имени Аллы Шелест, прошедшем в Самарском академическом театре оперы и балета, принял участие премьер Большого театра, народный артист России, лауреат международных конкурсов, обладатель приза "Душа танца" в номинации "Звезда балета" Андрей Уваров - один из лучших современных классических танцовщиков.
При безупречной технике исполнительской манере Уварова присущи особая изысканность, утонченность и благородство. Эти качества танцовщика в полной мере проявились в балете "Дон Кихот", в котором он выступил в партии Базиля и в исполненных им вместе с солисткой Большого театра Марианной Рыжкиной номерах заключительного гала-концерта.
Андрей Уваров дал эксклюзивное интервью для нашей газеты.
- У каждого, кто хоть однажды видел вас на сцене, не остается сомнений в том, что ваша жизненная стезя была предопределена изначально.
- Не совсем так. В балет меня привел случай. Он же продолжает вести меня по профессии и по жизни. Прочитав объявление о наборе в Московское хореографическое училище, родители решили посмотреть, насколько я способен к этому виду искусства. Они привели меня на вступительный экзамен, и меня приняли. Мне было тогда десять лет.
- То есть для вас самого это не было осознанным выбором будущей профессии?
- Нет. Никакого желания учиться балету у меня не было. По большому счету оно сформировалось только за два года до окончания училища. А до этого был чисто спортивный интерес: удастся или не удастся, пройдет или нет.
- А учиться вам было легко?
- Кому же легко учиться? Но ломать себя все-таки не приходилось. Если бы было совсем невмоготу, ушел. Сам с собой компромиссов не терплю. Конечно, были и разочарования, и трудности, но радостные моменты тоже были. В конце концов все вышло удачно, после училища меня приняли в Большой театр.
- А удается ли не идти на компромиссы с собой в Большом театре?
- Все зависит от того, как себя "уговоришь". Если удается уговорить себя правильно, то и не бывает. На самом же деле в этой жизни без компромиссов обойтись невозможно. Но чем их меньше, тем лучше.
- Кого вы считаете своим главным наставником?
- Это мой первый педагог Александра Михайловна Маркеева -человек, который сумел привить мне любовь к балету. Без нее у меня, наверное, все сложилось бы иначе, да и учиться было бы сложнее. И конечно, многим обязан моему последнему педагогу по училищу Александру Ивановичу Бондаренко. Он передал мне все, что только мог, и выпустил в большой балет.
- Пришлось ли вам пройти все промежуточные ступеньки, прежде чем вы стали ведущим солистом труппы?
- По-моему, у нас никто не минует этих ступенек. Во всяком случае в кордебалете я исполнил практически все статичные и танцевальные партии. Но, к счастью, это продолжалось не так долго и рутинно. А вообще, стать солистом - это уже большое везение.
- Готовили ли вы себя к какому-то определенному амплуа?
- Амплуа артиста заложено в нем природой и окончательно выкристаллизовывается в процессе работы. Исполняю такие партии, как Зигфрид в "Лебедином озере", Дезире в "Спящей красавице", Юноша в "Шопениане", Альберт в "Жизели", Солор в "Баядерке", и многое, многое другое.
- Сейчас нашим танцовщикам стал доступен целый мир современной хореографии...
- Современная хореография -это особое амплуа, несколько отличающееся от моего. Я все-таки больше связан с классикой. Но и в классике есть то, что мне "не по ногам" и что в силу моих реальных физических данных я не могу станцевать. То же и в современной хореографии. Есть то, что мне доступно, и то, что не очень подходит. А душу можно "подвести" под любую хореографию. Кстати, сейчас у нас современным хореографом является и главный балетмейстер Большого театра Алексей Ратманский. Он молод, и только время покажет, насколько он талантлив.
- Вы много гастролируете за рубежом. Какая танцевальная школа, на ваш взгляд, является сегодня лидирующей?
- Не хочу говорить высоких слов, но для меня самой лучшей в мире является наша российская школа. Она в высшей степени профессиональна, танцевальна и в то же время духовна и душевна.
- Как вы относитесь к Баланчину ?
- Баланчин всегда считался и продолжает считаться великим хореографом. Это даже не нужно обсуждать. Он мэтр, классик. Нельзя забывать, что Баланчин работал с непрофессиональными артистами. Он смог поставить на них свои шедевры и поднял их на очень высокий уровень. Кстати, в своих заметках Баланчин писал, что ставил бы и национальные духовные балеты, но столкнулся с непониманием и сухостью западной исполнительской манеры. Поэтому он вынужден был делать то, что могло иметь там успех. Но не нужно преуменьшать сделанного Баланчиным. Это бесценное наследие.
- А как относятся на Западе к русскому балету? Слишком уж противоречивые комментарии по этому поводу появляются в нашей прессе.
- Я очень скептически отношусь к газетным и журнальным публикациям. В них часто написано не о том, что есть на самом деле, а о том, что может заинтересовать читателей. Многие журналисты считают, что хвалить не следует, потому что это снижает их журналистский рейтинг, и лучше просто найти какой-то дешевый ход, чтобы завлечь читателя. Так что далеко не всему написанному за рубежом о нашем балете можно верить.
- Как вам живется сегодня в Большом театре?
- Могу сказать одно: от недостатка работы пока не страдаю. А сложности есть у любого артиста в любом театре. Они появляются и исчезают. Это нормальный творческий процесс.
- Часто ли вам приходится танцевать в провинции?
- Приглашений много, но вырваться удается не всегда. На мой взгляд, Самарский оперный - один из крупнейших провинциальных театров России, обладающий обширным репертуаром. Сейчас здесь появляются совершенно новые постановки, ощущается новое видение балетного искусства. И это привлекает. Для меня самого стало откровением, когда выяснилось, что нынешний мой приезд в Самару - четвертый по счету. Конечно, доводилось выступать и в других провинциальных театрах.
- Что для вас, Андрей, значит имя Аллы Шелест, которое носит самарский фестиваль?
- Шелест - великая балерина, и к этому, пожалуй, нечего добавить.Я безумно счастлив, что вновь довелось выступить на самарской сцене, принять участие в шелестовском фестивале. Он прошел замечательно. Для меня все было, как в родном театре.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18661
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Янв 14, 2005 3:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004113105
Тема| Балет, театр «Кремлевский балет», Персоналии, Андрей Петров
Авторы| Алла ДОКУЧАЕВА
Заголовок| С надеждой на встречи
Где опубликовано| "Республика Башкортостан" № 213
Дата публикации| 20041103
Ссылка| http://81.30.205.9/?param1=102&tab=7
Аннотация| Интервью с Андреем Петровым

Творческие контакты между театрами — эффективный приём для познания нового. Всего на сутки сумел вырваться в Уфу для знакомства с Башкирским государственным театром оперы и балета известный российский хореограф, художественный руководитель театра «Кремлевский балет», народный артист РФ Андрей Петров, который дал интервью нашему корреспонденту.

— Андрей Борисович, прежде чем возглавить большой балетный коллектив, какой путь в искусстве вы прошли и с чего его начинали?

— Начинал с того, что с детства меня окружали люди театра. Отец Борис Холфин — солист Большого, мать Ольга Петрова — драматическая актриса в театре «Ромэн», знаменитая цыганка Аза, Кармен, масса главных ролей. Дядя — первый балетмейстер театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, тетка работала в Детском театре, в общем, все родственники — очень известные в театральном мире. Я пел в хоре, играл на скрипке и, когда поступил в Московское хореографическое училище, не сразу понял, что это мое дело на всю жизнь и что это огромный физический труд. Но когда осознал, то учился уже с очень хорошими оценками и по окончании попал в Большой театр, пройдя строгий конкурс: из 25 мальчиков поступило нас только пятеро.

В первый же год большинство труппы, сто человек, уехало на гастроли в Америку, поэтому на оставшихся легла немалая нагрузка, и я сразу стал танцевать важные партии. Со мной занимался известный Сергей Корень: в постановке Лавровского «Ромео и Джульетта» он танцевал в свое время Меркуцио. К себе в класс меня взял Ермолаев. За несколько лет я исполнил сорок партий, в основном характерных, а вскоре уже сам ставил — что-то в драматических театрах, что-то для концертных номеров. Юрий Григорович первым это заметил и посоветовал продолжить образование. Я поступил в ГИТИС к педагогу Ростиславу Захарову.

— Григорович и дальше не оставлял вас своим вниманием?

— Да, он доверял мне ставить танцевальные сценки в операх, потом я у него в течение двух лет проходил стажировку, так что считаю его своим учителем.

— Ваши первые самостоятельные постановки в Большом театре?

— Это одноактный балет «Калина красная» Евгения Светланова и по тем временам сверхавангардная опера-балет «Революцией призванный» на стихи Маяковского, которую довелось ставить вместе со знаменитым Покровским, после чего мы с ним подружились. На этот спектакль, который открывался похоронами Ленина, не было ни одной рецензии — настолько он получился нетрадиционным, непривычным. Еще был «Деревянный принц» Бартока, где танцевали Павлова, Гордеев, Семизорова, затем «Рыцарь печального образа» на музыку Рихарда Штрауса. Интересно было ставить балет под названием «Эскизы», который родился из спектакля «Товарищ, верь!» Юрия Любимова, куда я был приглашен балетмейстером. По моей просьбе Шнитке эту свою музыку превратил в балет, аранжировка и оркестровка Геннадия Рождественского, он и дирижировал. Там действуют персонажи Гоголя и даже вступают в некое противоречие со своим автором. Впоследствии я возобновил эту постановку уже в театре «Кремлевский балет».

— Когда и как был создан «Кремлевский балет»?

— Я работал два года заведующим балетной труппой в Большом театре, затем главным балетмейстером Кремлевского Дворца, который имел общую труппу с Большим. В 89-м дворец стал самостоятельным. Я там организовал два балетных фестиваля, но мечтал о создании театра.

При «Союзвидеофильме» открыли студию «Мир искусства», где мы снимали балеты, и она выступила учредителем в 1990 году коммерческого театра, который поначалу работал только на спонсорские средства. Мне удалось пригласить в педагоги-репетиторы Екатерину Максимову, еще нескольких опытных сотрудников из Большого. В августе мы объявили конкурс, набрали труппу из 45 человек, и уже 4 ноября показали первый спектакль — «Макбет» Молчанова в постановке Владимира Васильева. Затем пошел в моей постановке Вечер старинной хореографии. Сложился репертуар: «Щелкунчик», «Руслан и Людмила», «Золушка» в постановке Владимира Васильева. Государственная поддержка появилась в 93-м, когда стало ясно, что работает серьезный театр, художественное кредо которого — творческое развитие классических традиций балетного искусства.

— Театр вступил в свой 15-й сезон. Как вы оцениваете результаты?

— Теперь в труппе 80 артистов. Крепкий кордебалет, которым руководят известные в столице танцовщики Людмила Чарская и Валерий Рыжов. С солистами репетируют, кроме уже названной Екатерины Максимовой, народная артистка России Нина Семизорова, заслуженные артисты Наталья Архипова, Андрей Кондратов, Владимир Кошелев и Вадим Кременский. В репертуаре сейчас 19 названий. Зал у нас огромный, 6 тысяч мест, поэтому в стационаре идет проверенная классика, собирающая немало публики. А вещи более камерные, как «Наполеон Бонапарт» Хренникова, «Приключения Тома Сойера» Овсянникова, «Фантастическая симфония» Берлиоза, «Эскизы» Шнитке, больше показываем за рубежом. Мы объездили множество стран, гастроли частые, но не очень продолжительные, поскольку публика ждет в Москве. Наш график за последние полгода примерно такой: 22 спектакля дома (меньше обычного, потому что месяц ушел на ремонт) и 44 — за границей.

— С чем связан ваш визит в Уфу?

— С желанием расширить творческие контакты. Уфимцы ведь знают, что наши солисты с удовольствием принимают участие в Нуриевском фестивале, который стал традиционным. Кристина Кретова — серебряный призер Всероссийского конкурса артистов балета, лауреат Международной премии «Триумф», Айдар Шайдуллин — талантливый выпускник Уфимского хореографического училища, Валерия Васильева — лауреат международного конкурса, Жанна Богородицкая — заслуженная артистка России — все они знакомы вашей публике. Надеюсь, что увидите и других наших уже достаточно известных исполнителей — Светлану Романову, Ольгу Зубкову, Романа Артюшкина, Сергея Смирнова, Михаила Мартынюка, лауреата премии Москвы Наталью Балахничеву. Появились и еще кое-какие задумки с руководством Башкирского театра оперы и балета, но я не сторонник заранее говорить о том, что пока не осуществлено. Так что до следующих встреч в Уфе, которую успел посмотреть лишь мимоходом, но уже восхититься собранием картин в художественном музее имени Нестерова, побывать в музее Аксакова и отдать должное прекрасному зданию самого театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18661
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 07, 2009 4:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004113106
Тема| Балет, труппа “Мужской балет” , Персоналии, Валерий Михайловский
Авторы| Ирина Митрофанова, Лариса Димитрова
Заголовок| ВАЛЕРИЙ МИХАЙЛОВСКИЙ: „СРАВНИВАЮ КЛАССИЧЕСКИЙ БАЛЕТ С ЭРМИТАЖЕМ”
Где опубликовано| "Русская газета" № 48 ("Русские в Болгарии" портал русскоязычной диаспоры)
Дата публикации| 20041124
Ссылка| http://russkayagazeta.com/rg/gazeta/fullstory/mihaylovskiy/
Аннотация| Интервью

Сейчас уже не верится, что совсем недавно на сценах Болгарии не было русских артистов, в кинотеатрах не шли фильмы российских режиссеров, были блокированы телеканалы на русском языке. Жизнь берет свое, и культура на Балканах, пока застывшая и обедневшая, не может “вариться в собственном соку”. Рыночная экономика не предполагает пустоты – один за другим в Болгарию стали приезжать на гастроли лучшие коллективы и исполнители из России. Не лучших нет смысла привозить, в наших традициях демонстрировать то, чем мы гордимся – чтобы и другие ахнули, учились, аплодировали.

Усилиями фирмы “Евротур – Варна” /управители - Елена и Пламен Вылчевы/ в Софии состоялся концерт труппы мужского балета из Санкт-Петербурга под руководством Валерия Михайловского.



Первые ассоциации, которые вызывает само название коллектива – “Мужской балет” – многих уводят от искусства. Почему-то в Болгарии, как редко в какой другой стране, вопросы сексуальной ориентации у всех на устах. Но любители “клубнички” остались разочарованы: речь идет действительно о прекрасном, о хореографии, о театре, о профессионализме.

Валерий Владимирович любезно согласился встретиться со столичными журналистами накануне спектакля и ответить на их вопросы.

Вначале он рассказал, как в трудном 1992 году появилась мечта о создании необычной труппы. Задача была проста: театр должен быть необычным, со своим лицом, своей концепцией и высоким мастерством исполнения. После объявления конкурса собрался неплохой мужской состав. Как раз в это время В.Михайловского пригласили на спектакль другой новой труппы…

- Балерины настолько плохо танцевали, что я подумал: „Если хорошо обучить мужчину-танцовщика, он справится лучше”. Таким образом, родилась идея о второй части нашего спектакля, где мужчины будут танцевать женские роли.

Я сразу понял одну вещь: мы не можем даже претендовать на то, чтобы заменить женщин в балетном спектакле. Как бы ни был красив, утончен и изящен мужчина-танцовщик, он никогда не встанет на один уровень с совершенством женской красоты, женского изящества, утонченности. Если делать такой спектакль, то только с юмором, пародийно и в то же время высокопрофессионально. Вот так возникла идея, какой будет труппа. Тогда было самое начало перемен, реформ, новых явлений. Я не хотел, чтобы это была частная труппа, чтобы не подвергать артистов неуверенности и риску: сегодня есть деньги, а завтра нет… Я составил концепцию предприятия и обратился в мэрию Санкт-Петербурга. Не верил, что мне разрешат, и был удивлен, когда мою идею там поддержали.

Да, мы – государственный театр, но финансовая поддержка из бюджета очень невелика. Мы стараемся зарабатывать и сами – концерты, гастроли, много работы. Именно сейчас положение у нас довольно сложное: будут пересматривать финансирование, и, скорее всего, на бюджете останутся большие коллективы, оркестры…

- Расскажите, пожалуйста, о Вашем репертуаре.

- Я уже упомянул о второй части спектакля, он называется “Мужчина и...” В первой же это мужские партии, здесь - неопластика, модерн, степ, даже аргентинское танго. Всевозможные направления балета. Мне хочется, чтобы артисты развивались многосторонне. Чтобы когда они уйдут, не растеряли технику, привычки, а наоборот, обогатили свои умения.

Во второй же части, повторю, классические па-де-де, па-де-труа, адажио – но в нашем исполнении они приобретают другой смысл, окраску, кое-что мы делаем утрированно, специально, тут уместны улыбка, юмор. Это нам интересно и выглядит по-новому. Мы используем какие-то характерные черты балерин – во взгляде, поклоне, улыбке, в поведении на сцене. Нет задачи полного перевоплощения мужчины в женский образ. Здесь самое главное для нас – чтобы не было пошло, не вызывало отрицательных эмоций.



- Мужчина на пуантах – достаточно тяжело. Наверное, как на каблуках. Как же вы справлялись с пуантами?

- Хуже, чем даже на женских каблуках. Ведь девочек в балете очень рано приучают к пальцевым туфлям, а мальчиков не учат совсем. Нам приходилось овладевать этим умением очень быстро. Конечно, это было нелегко. Переломов не было, но пока привыкнет кожа, пальцы ног стирались в кровь. Мы изобретали всякие вспомогательные хитрости – клеим, переклеиваем, прокладочки, но, конечно, это настоящий “испанский сапожок” – помните, во времена испанской инквизиции была такая пытка, когда большую ступню втискивали в маленькую обувь? А наши размеры, как положено, 43-й, 45-й…

Но главное, чтобы в артистах был артистический азарт, желание нового. Ведь это – труд как любой другой: сегодня ты играешь Гамлета, а завтра - Жизель. Необходимы костюмы, грим, ресницы, а не то что “Ах, что обо мне подумают!” Выходишь из театра, и ты – просто человек, а на сцене – образ. Кстати, и женщины балерины нам порой завидуют: „Я тоже хотела бы так прыгнуть”, но физически мужчина сильнее, у нас – мускулы, мышцы, и технические, трюковые вещи у нас лучше получаются. Но вот однажды посмотрел я на видео наш спектакль и пришел в ужас! Пришлось внимательно и терпеливо изучать движения женских рук, поворот головы, взгляд, поклон. Даже то, что называют “балетная походка”, различно у мужчин и у женщин. И, чтобы не было грубо на сцене, мы учились, учились… У кого? У великих балерин. Конечно, у Плисецкой, но и у молодой – если она талантлива. Тут хочу ответить на вопрос, как относятся к нашему искусству балерины. Чем известнее балерина, тем лучше она к нам относится. Мы получали высокую оценку и от Майи Михайловны, и от выдающейся в прошлом советской балерины Ирины Колпаковой, которая сейчас работает в Нью-Йорке. Она изумлялась: „Как это тебе удается? Я женщин не могу заставить так работать”… Умные, разумные балерины понимают, что мы не претендуем на их славу. Но был и случай, когда одна танцовщица не пожелала выйти в гранд-па из “Дон Кихота” после нашего исполнения этого отрывка.

- Кстати, о Плисецкой, раз уж она остается идеалом в балете. Вы помните ее блестящий ответ на вопрос, как она сохраняет свою изящную форму: ”Вот так и ложусь спать не жрамши”. А Вы – выглядите как Бог, каких усилий Вам стоит эта физика?

- Должен вам сказать, что я себя не ограничиваю в питании. Ведь главное в рационе – это баланс и правильное сочетание продуктов. Кроме того, существует культура питания. Я не ем много. Лучше часто, но понемножку. Но у нас работа такая, что все, что мы едим, “сгорает” на сцене.

- Валерий Владимирович, мы знаем, что наш великий земляк Иннокентий Смоктуновский вдохновлял Ваше творчество. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее. И еще: кто теперь влияет на ваше искусство?

- Когда-то у Бориса Эйфмана я играл в балетной постановке князя Мышкина, а Смоктуновский, знаете, признан чуть ли не лучшим исполнителем этой роли. Тогда он пришел к нам за кулисы, хвалил, сказал: „Это было тонко, нежно, деликатно” – мне было приятно. Началась дружба, насколько это возможно, ведь он жил в Москве, а я в Санкт-Петербурге. Но на все наши гастрольные спектакли он приходил обязательно.

Влияние, как вы сказали, происходит от встречи с искусством – здесь я хочу назвать имя большого нашего артиста Олега Басилашвили. Бывает, что сильное впечатление производит картина, музыка. Что-то поражает, удивляет каждый день. Друзья у меня – все старые, с возрастом уже трудно заводить новые приятельства.

- Вы больше 30 лет на сцене. Что Вы чувствуете – гордость, усталость?

- Эти годы так быстро пролетели! Может быть потому, что были насыщены работой, напряжением. Мне даже некогда было подумать, устал ли я, горжусь ли я. Единственное, что я знал, что нужно много и хорошо работать.

Когда после спектакля говорят: „Какой успех! Какие аплодисменты!” – я в состоянии напряжения еще не понимаю, что происходит. Потом, может быть, через некоторое время я осознаю, что было хорошо.
Я не доверяю артистам, которые говорят: „Я сегодня так хорошо пел” или “танцевал”. Для меня такого не бывает, я всегда недоволен собой. Закончится спектакль, и я думаю, что можно было и лучше. Всегда есть причина для недовольства, мы же живые люди: то пол плохой, то свет неудачный, то ты сам в плохом самочувствии… Это чувство недовольства собой и дает возможность развиваться. Если я загоржусь – на этом мой рост и мое творчество закончатся.

- Что ждет зрителей на вашем выступлении в Софии?

- Они увидят нашу самую последнюю премьеру – “Новые вариации на старые темы”. Там мы танцуем оригинальные номера под необычное исполнение известных всем мелодий. Например, “Щелкунчика” исполняет американский джаз.

А о планах своих говорить не люблю, чтобы не сглазить.

Валерий Михайловский перестал волноваться только к концу пресс-конференции. Он шутил и улыбался как обыкновенный человек. Но все знали, что вечером на сцену выйдет гений.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18661
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Авг 19, 2018 11:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004113107
Тема| Балет, БТ, Пермский театр оперы и балета, Премьеры, Персоналии, Баланчин
Авторы| Наталия ЗВЕНИГОРОДСКАЯ
Заголовок| Обратно в Россию транзитом через Америку
Жорж Баланчин и его балеты на исторической родине

Где опубликовано| газета «Первое сентября» • №75/2004
Дата публикации| 2004-11-12
Ссылка| http://ps.1september.ru/article.php?ID=200407519
Аннотация| Обзор Премьеры в России



В 2004-м танцующий мир отмечает Год Баланчина. Гениальный хореограф родился сто лет назад в Санкт-Петербурге. Окончил Петроградскую балетную школу, танцевал в Мариинке, ставил у Дягилева, явил миру чудо американского балета. На родине шедевры великого эмигранта появились лишь с конца восьмидесятых – в Ленинграде, Перми, Москве. В нынешнем юбилейном году обновленную программу балетов Баланчина представил Большой театр, а «Ballet Imperial» в версии Пермского академического удостоен «Золотой маски».

Однако с тех самых пор, как Мистера Би допустили на отечественную сцену, вокруг его хореографии не умолкают жаркие споры: под силу ли нам Баланчин, справляемся ли, прониклись ли особенностями стиля? Одни уверены: не справляемся, так что не стоит и браться. Другие считают: Баланчин может быть и таким.

Годы идут, критики спорят, публика недоумевает. Вокруг чего спор? Что же это, собственно, такое – стиль Баланчина?

* * *
«Делайте балеты. Остальное сделаю я».

Вот это условия! Твори, выдумывай, пробуй. Витай в облаках, пари в заоблачных высях, а презренной прозой займется другой. Несбыточная мечта художника. И все же именно такие слова услышал некогда Жорж Баланчин из уст Линкольна Керстайна.
Да могло ли и быть иначе?! Ведь это же Баланчин!

Но не забудем, что речь идет о начале тридцатых. А тогда…

Триумфальное шествие дягилевской антрепризы превратило Георгия Баланчивадзе в Жоржа Баланчина, но Баланчиным он еще не стал. Сладкой отравы успеха пригубил, но и только. Дягилев умер, и к тридцати годам создатель «Аполлона Мусагета» и «Блудного сына» остался у разбитого корыта. Тогда-то и появился Керстайн. Выходец из семьи бостонских банкиров, выпускник Гарварда и страстный балетоман, он с готовностью взял на себя всю канцелярию, пригласил в США, протянув хореографу пусть и не волшебную палочку, но соломинку, за которую утопающий и ухватился. «Самый искусный из виденных мною сочинителей балетов… Я согласен поставить свою жизнь на его талант… Он может совершить чудо, и произойдет это прямо на наших глазах», – писал Керстайн.
Между тем чудо русского балета давно свершилось. И хотя в США восхищались дягилевцами и Анной Павловой, выбирающейся из кризиса, Америке русский балет был не нужен. Гордо вскидывающей голову нации нужен был балет американский. Создать его предстояло Баланчину. Создать или уйти в небытие.

Два источника и две составные части были у стиля Баланчина: вскормившая его великая русская балетная традиция и победный американский менталитет. Менталитет трудяг и триумфаторов. Русская школа плюс американский перфекционизм. И еще одно – особый женский тип. Мистер Би, как окрестили его в Нью-Йорке, вывел новую расу балерин. Их стиль – скорее гламур, нежели романтизм. Непропорционально длинные ноги и плоская грудь, крепко посаженная маленькая голова на длинной шее – «чудесные стеклянные птицы». Стеклянный, хрустальный, а еще точнее – кристальный. Так на словах можно выразить суть этого стиля – морфологическую и эмоциональную, если ее вообще можно выразить на словах.

Плоть от плоти русского балета, поработав на Бродвее и в Голливуде, Баланчин освоился с синкопированными нью-йоркскими ритмами, атлетизмом, головокружительной динамикой, экстравертной энергетикой. Все это вместе стало тем податливым материалом и одновременно совершенным инструментом, что позволило балетному алхимику ХХ века, переплавив русский академизм в американском тигеле, найти философский камень, магический кристалл неоклассики.

Так что же получается? В иных, нежели породившие его, социокультурных и временных условиях стиль невоспроизводим. Сегодня, как ни старайся, шедевра ампира или готики не создашь – получится лишь карамельная поделка. Да и балетная практика свидетельствует о том же. Известно, к примеру, что ни первейшие из первых американские труппы, ни Парижская опера при всем высочайшем техническом уровне и преклонении перед гением Петипа стилем его во всей полноте не владеют. А в Датском Королевском балете даже лучших иностранных легионеров крайне редко допускают к участию в классических балетах Бурнонвиля.

Стало быть, на нет и суда нет. Нет смысла к чему-то стремиться, правы неумолимые критики.

И все же, думается, есть смысл.

Если говорить о смысле (а западной логоцентричной традиции свойственно везде и всюду отыскивать его), то огромный, глубинный, с отдаленной перспективой смысл интеллектуальной деятельности человека, его творческих стремлений, быть может, заключается в самом процессе этой деятельности, в самой этой устремленности, поскольку она сохраняет в человеке человеческое. А еще – в преодолении. И тут пора вернуться от общих рассуждений к более конкретным.

Так что же Баланчин в России?

Да, стиль в изначальной чистоте его, видимо, не воспроизвести. Но вершинные достижения позволяют (если, конечно, работать, а не халтурить) совершенствовать технику и воспитывать вкус. К идеалу стремиться нужно. Иначе – зачем? Тем более что нашим скучающим и закоснелым в штампах звездам необходимо расширять творческий диапазон, чтобы окончательно не выпасть из мирового танцевального пространства. А то ведь мы так старательно бежали впереди круглой нашей планеты, что уж совсем почти поравнялись с отстающими. А равняться надо бы на лучшее. Хоть это и необычайно трудно.

Можно мечтать о Баланчине, принять принципиальное решение, сговориться с фондом, найти спонсоров. Одного нельзя сделать в одночасье – освоить новую школу, перестроить по-иному тренированное тело и ориентированное на психологическую сверхзадачу сознание. Танцовщикам Мариинки, например, мало танца как такового, там пытаются «наполнить» Баланчина, посадить его на подкладку из материи под названием «загадочная русская душа». В Большом пять лет назад ухватили было удачу за хвост, да по неразберихе и лености упустили. Сколько труда, сколько искреннего энтузиазма было положено тогда! И был результат. Нынешняя премьера балетов Баланчина и даже успех отдельных танцовщиков заставляют думать о том, как много и досадно утеряно за эти пять лет неоправданного простоя. Отчего это так? Быть может, столичные амбиции покоя не дают. Вот ведь в Перми просто работают. Конечно, «Ballet Imperial» – это по-прежнему «русский Баланчин». И все же…

А споры? Они не прекратятся. Но и в них тоже есть смысл. Конечно, если это не безоглядная ругань и брюзжание, а работа мысли и души.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Страница 7 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика