Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2018-08
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3703

СообщениеДобавлено: Чт Авг 09, 2018 6:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018080902
Тема| Балет, Имперский Русский Балет, Персоналии,
Автор| ЛИЗА ГРОМОВА
Заголовок| На открытии сезона Псковской филармонии покажут совместные постановки Николая Хондзинского и Гедиминаса Таранды
Псковский зритель увидит «Болеро» Равеля и «Шехеразаду» Римского-Корсакова

Где опубликовано| © «Комсомольская правда. Псков»
Дата публикации| 2018-08-09
Ссылка| https://www.pskov.kp.ru/online/news/3199503/
Аннотация| ПЛАНЫ

В большом концертном зале Псковской областной филармонии 11 сентября откроется 75-й сезон. Как рассказали «Комсомольской правде – Псков» в пресс-службе региональной администрации, зрителей ждут две премьеры, которые для них подготовили новый главный дирижёр Николай Хондзинский и руководитель Имперского Русского Балета Гедиминас Таранда.

- Музыканты и танцоры представят на суд псковских зрителей «Болеро» на музыку М. Равеля и «Шехеразаду» Н. А. Римского-Корсакова, - сообщили в пресс-службе.
Во время этого же концертного дня прозвучит «Танец семи вуалей» из оперы «Саломея». Её считают одним из лучших произведения Штрафуса. Впервые на псковской сцене балет будет танцевать под живую музыку.

Программа для открытия – плод совместной работы двоих деятелей искусств. Они задались целью привозить в Псковскую область как можно больше звёзд.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3703

СообщениеДобавлено: Чт Авг 09, 2018 6:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018080903
Тема| Балет, Танец, Международный центр танца Сюзан Далаль, Персоналии, Яир Варди
Автор| Инна Шейхатович
Заголовок| Империя танца, которую построил Яир Варди
Где опубликовано| © pravda.ru
Дата публикации| 2018-08-08
Ссылка| https://www.pravda.ru/culture/theatre/08-08-2018/1390844-vardi-0/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В Тель-Авиве есть своя мини-столица — Международный центр танца Сюзан Далаль, названный так в честь погибшей известной танцовщицы. Постоянный автор "Правды.Ру" встретилась с капитаном этого корабля искусства Яиром Варди. Что есть танец, что сейчас происходит с израильским и мировым танцем — об этом в беседе с директором знаменитого центра.

Снова лето. Жара, как языки адского пламени. Машины сонно плетутся. Июль — это возмездие. За какие грехи? За любые. Зной липнет к коже, как горящая марля. Иду от тель-авивской автостанции к старому Яффо. Иду в Неве-Цедек, в этот красивый каскад игрушечных домиков, галерей, синагог, кафе, едкая лиловость или снежная пастораль пышных неподвижных кустов. Заповедные места для туристов. Здесь живет Международный центр танца Сюзан Далаль. Это точка назначения. Мини-столица израильского танца. Уникальный заводик, какого в мире больше нигде нет. Зимой, летом (что у нас, про сути, одно и то же время года), в праздники, в дни тревог и политических катаклизмов здесь идут представления танца. Премьеры. Гастрольные визиты. Фестивали длятся по два-три месяца, чтобы, завершившись, родиться снова.

Тридцать лет тому назад все это началось. Тридцать лет центр, носящий имя Сюзан Далаль, танцовщицы, красавицы, погибшей от передозировки, трудится во славу танцевального искусства.
Сюзан смотрит с портрета, красивая, светлая. Пусть такое не повторится, пусть все живут и танцуют долго, всегда…
Уникальные опыты в сфере танца, имена мировых знаменитостей, хореографов и танцовщиков, дерзкие, бесстрашные эксперименты — все это центр Сюзан Далаль. Сейчас на территории ремонт. Горячей бурей кружит песок, пахнет мокрым бетоном. Со щитов, которыми перегорожены дворики центра, на нас идут цветные фото танцовщиков "Бат-Шевы", "Вертиго"…
Над палубой корабля "Сюзан Далаль" сейчас знамена прекрасного проекта. Он называется "Международный сезон танца". Продлится этот проект четыре месяца. Его масштаб охватывает практически весь мир.
Кабинет директора центра, динамичного и элегантного Яира Варди, сейчас находится не на своем обычном месте, он в том корпусе, где большой зал. Под крышей немного прохладнее, бродят надутые недовольные голуби, вхмахивают нелебедиными крыльями, звенят стаканы в кафе. Бен, знаменитый кассир центра, почти что его символ, беседует по-немецки с восторженными туристками. Поднимаюсь по лестнице к господину Варди.

На экране компьютера — лого центра, цифра "30" создана интересной графикой — будто танцовщик застыл-завис в замысловатом па…

— Господин Варди, я благодарна, что вы нашли для меня время…

— Это я должен благодарить за то, что вы пишете о нас…

— Если сразу и начать с русскоговорящей публики, то как, на ваш взгляд, она относится к мироприятиям в Центре Сюзан Далаль? С интересом, спокойно, чуть отстраненно? Принимает? Посещает?

— Посещает, но все равно недостаточно. Если вечер танго, фламенко — приходят, много. Современным танцем Израиля интересуются меньше, а это жаль. Будто не доверяют. Может, ваша статья на что-то в этом плане повлияет…

— Мы много раз встречались, но путь Яира Варди в этот кабинет, на передовую танца, надо снова обозначить. Как вы пришли в танец, как возглавили центр?

— Я родом из кибуца. Родители встретились в кибуце. Мы жили в кибуце Тель-Хай…

— …Где Трумбельдор сказал свою знаменитую фразу: "…хорошо умереть за родную землю…"

— Да! Мама работала на винограднике. Она из Латвии, из Риги. Папа — из Вены. Он был в кибуце плотником. Оба чудом спаслись из огня Катастрофы. В семье было трое детей. Я тоже работал в кибуце с раннего детства. Начал заниматься танцем. Вероятно, это пошло от отца, который танцевал народные танцы. Очень любил искусство, танец… Сначала я ходил на урок танца раз в неделю. Потом два, потом три. Танец меня безраздельно покорил, увел за собой, и — как показала жизнь — навсегда. Попал в ансамбль "Бат-Шева". Танцевал. В армии тоже служил в ансамбле танца. Потом уехал в Англию. Поступил в ансамбль "Балле Рамбер". В Англии познакомился с удивительными, грандиозными людьми. Таких сейчас почти не осталось. Мне выпало счастье знать Марту Грэхем, Рудольфа Нуреева… Работал в труппе "Барышников и друзья"…

— …Нуреев был высокомерным? Этот парень из провинциальной нищей Уфы, завоевавший мир…

— Высокомерным? Он был блистательным! Этот нуреевский танец, нереевская линия красоты отразились на эстетике века. Высокомерным? Ну, разве что немного…

— Не жалеете, что отдали жизнь сплошной бесслолвесной метафоре?

— Танец — особый язык. Язык для особого общения. Для особой виртуальной духовной страны. Все, кто его понимает, — люди одной крови. Язык тела уникален. Им можно выразить все, но иначе, условнее, глубже, чем словами. Этот язык великолепен, он расширяет границы стран. Меняет души, психику, манеры, стиль людей.

— В Англии вы грустили о кибуце, скучали по Израилю?

— Нет. Мне было очень хорошо. Хотя дом всегда остается домом. Его нельзя извлечь из души, это слишком глубоко в нас, в каждом. Потом я женился на своей Стелле, а она как раз не могла жить вдали от родины. И мы приехали. Вокруг песок, ничего не напоминает комфорт (и жизненный, и духовный) Европы. И я стал строить Центр танца. Единственный в Израиле, единственный в мире. И живу на стройке 30 лет.

— За эти годы было много ярких событий. Были выступления, которые вошли в историю страны, ее культуры. А что особенно запомнилось вам, стало выдающимся фактом вашей собственной жизни?

— Очень важно, что мой друг, грандиозный Михаил Барышников, приезжал к нами четыре раза. И танцевал, и сыграл в спектаклях. Он один из тех, кто в этом мире умеет творить и мыслить. Встречи с такими людьми — живое, гуманное, удивительно действенное чудо.

— Есть планы, что Михаил Барышников появится у нас снова?

— Да. Мы общаемся. Очень надеемся на следующий сезон…

— Какие явления израильского танца вы считаете главными нашими победами за минувшие 30 лет?

— Много, очень много было побед. И "Стена" ансамбля "Бат-Шева", и "Ойстер" Барака Маршалла, и работы Инбаль Пинто и Авшалома Полака… Много!

— Барак Маршалл не с нами, он в США…

— Вернется! Непеременно вернется — и что-то новое поставит.

— В Центре Сюзан Далаль были фестивали и марафоны, "Оттенки танца", "Тель-Авив-данс", "Пылающий танец", "Открываем занавес". И вот — "Международный сезон танца", поток танцевальных событий длиной в четыре месяца. В чем здесь гвоздь, новинка?

— Мы отобрали лучшее, молодое, живое, действенное, актуальное. Не музей. Не повторы. Не римейки уже виденного. Новое и живое искусство! Индия, Южная Корея, Испания, Китай… Мы показываем танцующий мир! Политики строят стены. Мы пытаемся их разрушить. Пусть людям живется красиво и счастливо. А какое счастье без танца?!

— Что и кто главные критерии отбора в афише фестиваля?

— Все просто: главный критерий — мой вкус.

— Современный танец во всех его видах, стилях — это очень соответствует нашему климату, нашим настроениям. А классика? Пуанты, лебеди, белое совершенство "Шопенианы" и "Спящей красавицы"?

— С этим сложнее. Тут другое. Классический балет нельзя создать волевым решением, быстро выстроить. Решить — и получить. Мы — современный народ. Классика не наш конек. У нас есть мысли, но нет терпения. Хотя Израильский балет и ансамбль Нади Тимофеевой очень много и тяжело работают. И их успехами страна может гордиться.

— Вот отсюда и следующий вопрос: министр культуры, другие министры, депутаты кнессета бывали на спектаклях, на фестивальных показах в Центре Сюзан Далаль?

— Нет, никогда. Им это неинтересно. Они живут по другому адресу, в другой реальности. Если бы им это было интересно, многое выглядело бы иначе…

— Что самое сложное в работе директора Центра Сюзан Далаль?

— Сохранить свежесть взгляда, незамутненность критериев. Остроту восприятия. Я работаю много, много часов провожу в этом кабинете. Это удача и счастье. Со сложностями вместе, с проблемами в моей жизни идет и большое счастье. За это нельзя не поблагодарить судьбу. Но не надо думать, все просто, ясно, гладко — и в цветах. Мне иногда очень яростно плюют в спину, шепчутся: "хватит… сколько можно ему быть директором, пора поменять…"

— Мы все знаем, как профессионалы ценят и уважают Яира Варди, Центр Сюзан Далаль — это Варди. Я точно знаю простую вещь: есть незаменимые люди. Те, кто просто не имеет аналогов. Такой пример — директор оперы Хана Муниц. Она не работает сейчас — и что-то сдвинулось, изменилось, идет другим маршрутом. Ее интеллигентный и женственный стиль, ее воля уникальны.

— Хана Муниц — особое явление нашей культуры, умница, стратег, женщина с огромными творческими амбициями и возможностями. Именно такие люди утверждают силу и гуманизм культуры.

— Какие творческие люди в мире танца, на орбите центра выглядят самыми революционными? Чьи опыты самые безоглядные и шокирующие? Самые смелые?

— Я скажу так: Ясмин Годар и Лилах Ливне.

— Женщины. Этому есть философское или искусствоведческое объяснение?

— Вероятно, есть. Но я его не знаю. Они обе ультимативны в своем творчестве, идут до конца, не боятся ни канонов, ни оценок критики, их путь прочерчен яркими и яростными высказываниями, у них собственное, ни у кого не заимствованное лицо. Каждый шаг — еще выше, еще оригинальнее.
И я бы добавил к этим двум именам третье. Рина Шейнфельд.
Она поразительная. Израильская сестра Пины Бауш, соратница многих больших артистов, она великолепна. Более 50 лет на сцене — и полна идей, планов, надежд. Ее мысль, ее сердце не устают трудиться. Ее тяга творить безоговорочна. В ней жизнь и творчество есть две равноправные силы, два потока света. Среди работ Рины есть удачные, есть не совсем, но она все равно грандиозна!

— Если бы появились деньги, много денег, ну, скажем, прилетели инопланетяне и привезли огромные деньги лично Яиру Варди, что он с этими деньгами бы сделал?

— Дал бы возможность хореографам и танцовщикам творить. Делать все, что им хочется, искать, долго и тщательно вынашивать свои работы…

— Сейчас идет ремонт…

— Меняем зал Ярона Ерушалми, подновляем, осовремениваем…

— …Ремонт будет длиться, как в "Габиме" или "Бейт-Лесине", — много лет?

— Нет-нет, в сентябре все завершится. Мы не можем себе позволить растянуть этот процесс — Центр Сюзан Далаль работает всегда, без перерыва.

— Новый закон, тот, который вызвал такие горячие дебаты, — закон о еврейском характере нашего государства, что вы о нем думаете?

— Мне он кажется опасным. Парламентарии строят стены, отгораживают отдельные сектора друг от друга, человека от человека… А искусство решает прямо противоположную задачу: оно стремится снести стены…

— Что дает вам успокоение и комфорт? Путешествия, книги, кино, посмотр новостей, рыбалка…

— Природа. Книги. Есть такие спектакли, которые оставляют яркий след. Деклают жизнь богаче. Из последних это, разумеется, "Макбет: версия без слов" в "Гешере". Грандиозная работа! Очень интересная, щедрая на находки, открытия. Мастерство хореографа-режиссера…

— …Землянского…

— …Да! Это просто фантастика! И еще я ездил смотреть спектакль в Димоне… Там худрук мой старинный приятель, композитор Ори Видиславский.

— Это было интересно?

— Да, радостно, что в Димоне есть такой театр!

— К какой книге вы вернетесь сегодня вечером, когда завершится рабочий день директора международного Центра танца Сюзан Далаль?

— Это книга о римском ораторском искусстве. Пособие, я бы сказал. Мне очень хочется научиться сказать многое в немногих словах.

— Что вы хотите пожелать нашим читателям?

— Побольше искусства! Иного пути к духовно богатой жизни нет! Помните: мы здесь, в Неве-Цедеке!

Снова входит график, идет разговор о лого, на экране — танцовщик, вечный, неуловимый. Символ центра. Мини-столицы танца. Империи, которую построил Варди.

==================
ФОТО по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3703

СообщениеДобавлено: Чт Авг 09, 2018 6:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018080904
Тема| Танец, Международный центр танца Сюзан Далаль, Фестиваль Tel Aviv Dance, Персоналии, Яир Варди, Эмилио Охандо, Шарон Фридман, Антонио де Роза, Маттиа Руссо, Мария Хункаль
Автор| Инна Шейхатович
Заголовок| Фестиваль Tel Aviv Dance 2018 в Центре Сюзан Далаль
Где опубликовано| © newsru.co.il
Дата публикации| 2018-08-09
Ссылка| http://newsru.co.il/rest/09aug2018/dance4444.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Международный балетный сезон – это яркий, шумный, разнообразный, веселый и серьезный фестиваль балетных групп из разных стран мира – от классических до авангардных. Мероприятие начинается в августе и продолжается до конца октября. География в этом сезоне необычайна широка – от театра танца "Невхар" из Индии до "Salsa Viva" из Колумбии. В этом праздничном событии участвуют также труппы из Испании, Кореи, Франции, израильские ансамбли всех стилей и направлений, множество молодых и именитых танцоров.

Израильским зрителям будут представлены лучшие произведения современного балета, представляющие не только чистое искусство, но и затрагивающие острые политические темы, задающиеся вопросами о роли балета и его влиянии на общество.
Яир Варди, руководитель Центра Сюзан Далаль говорит: "Международный балетный сезон 2018 подготовил для зрителей увлекательную обширную программу. Любители балета смогут в течение трех месяцев знакомиться с работами ведущих израильских и зарубежных артистов. В программу фестиваля включены спектакли, затрагивающие широчайший спектр тем – от насущных политических и социальных проблем до пристального рассмотрения и анализа самого искусства танца, его социальной роли и влияния на развитие общества.
Зрителям представится возможность увидеть произведения разных танцевальных стилей и направлений, заглянуть в неизведанные миры и познакомится с новыми культурами. По сути, мы предлагаем вам обширный обзор новостей мира современного танца в Израиле и за рубежом.
Мы составили для вас яркую балетную мозаику, поочередно направляя свет софитов на артистов современности, каждый из которых обладает эксклюзивным стилем и языком танца. На нашей сцене будут представлены работы ведущих хореографов-реформаторов, которые формируют мировую повестку дня, завоевывая мировое признание.
Танец – универсальный вид искусства, обращающийся к вечным философским вопросам и затрагивающий острые насущные социальные проблемы. В разворачивающихся на сцене диалогах в движении переплетаются разнообразные языки тела, позволяя познакомиться с новыми культурами и оригинальными творцами. Искусство выступает в роли культурного моста, а танцевальные спектакли поднимают проблемы личного и глобального характера, и помогают ощутить как искусство влияет на человеческую душу".
В рамках мини-фестиваля Dance Espania выступят ведущие испанские группы и исполнители: некоторые из которых представят новейшие интерпретации фламенко, а другие – современную танцевальную сцену Испании.
Сред них ансамбль фламенко Эмилио Охандо, одного из лучших испанских хореографов этого направления, с представлением "Сирокко". Сирокко – это пустынный суховей, горячий ветер, приходящий в Средиземное море из Северной Африки и мгновенно меняющий погоду. Четыре неотъемлемых детали, четыре ключевых компонента фламенко: веер, длинное платье, кастаньеты и шаль. Любопытно увидеть, как с раздуваемыми ветром шалью и шлейфом справятся мужчины.
Фламенко в исполнении танцоров этой группы расширяет границы традиционного танца, разбивая стереотипы и отметая штампы. Эмили Охандо родился в Валенсии, юношей начал танцевать как классический танцовщик в Испанском национальном балете в Мадриде, позже продолжил обучение в Государственной академии балета. Охандо сотрудничал со многими балетными труппами и был ведущим солистом в таких танцевальных компаниях, как компании Доминго Ортега, Рафаэля Агулара, Аиды Гомес и Nuevo Ballet Espanol.
В 2015 году он был приглашен в качестве резидента в Universal Studios в Японию, где и начал работать над своим спектаклем "Сирокко", завоевавшим затем два первых приза на Мадридском фестивале талантов.
13 и 14 августа на фестивале можно будет увидеть балет "All Ways" ("Все пути") Шарона Фридмана с его группой из Испании (Compañia Sharon Fridman – Spain). "У всех нас несколько дорог, но только один путь ведет нас к себе", – говорит Шарон Фридман, чья хореография гармонично сочетает израильские традиции и современный танец. Он родился в Хадере, танцевал в компании Идо Тадмора в Тель-Авиве, в Кибуцном ансамбле балета и в Vertigo Dance. В 2004 году присоединился к компании Mayumaná как хореограф и художественный руководитель, а затем переехал в Испанию и в 2006 году основал свою Compañia Sharon Fridman.
16 и 17 августа в рамках Dance Espania можно будет увидеть балет "Cul de Sac" испанской группы Kor'sia, танцевального коллектива под руководством хореографов Антонио де Розы и Маттиа Руссо. Группа была выпускниками Испанской национальной академии танца, занимающимися актуальным искусством "вне вербальных коммуникаций". Этот термин подразумевает включение в спектакль элементов кино, фотографии, литературы и даже скульптуры.
Израильский ансамбль фламенко Compas Dance Company принимает у себя коллектив Kimica – Compas под руководством Адриана Сантаны, одного из ведущих танцовщиков фламенко в Испании, лауреата престижного конкурса Certamen в Мадриде, танцующего в постановках лучших хореографов Испании. В Kimica участвуют также 11 танцовщиц и музыкантов.
"Emotions" – так называется следующий испанский балет. На сей раз от компании харизматичной мадридской танцовщицы Марии Хункаль, звезды испанского фламенко. "Emotions" – ее авторская программа, которую она представляет вместе со своими постоянными вокалистами и музыкантами. Мексиканская газета "El Sol" назвала ее "лучшей в мире исполнительницей танца фламенко".
Удостоенная Национальной премии имени Антонио Гадеса Мария Хункаль по праву считается одной из ведущих представительниц жанра. Ее выступления и мастер-классы проходят по всему миру: в США, Бельгии, Японии, Израиле, Китае и других странах. Артистка сотрудничала с Кубинским балетом, танцевальными компаниями El Güito, Manolete, River Dance. Каждый момент ее танца – это новый стиль, это сочетание страсти и традиции с чистейшими эмоциями.
Завершит же август в рамках Tel–Aviv Dance ансамбль современного танца из Сеула, который привозит работы победителей Сеульского международного конкурса хореографии. Этот вечер стал возможным благодаря сотрудничеству Центра Сюзан Далаль, фонда Modern Dance Promotion of Korea и Сеульского международного конкурса хореографии.

==================
ФОТО по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3703

СообщениеДобавлено: Чт Авг 09, 2018 6:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018080905
Тема| Балет, Танец, Приморская сцена Мариинского театра, Персоналии,
Автор|
Заголовок| Национальный балет Китая выступит на Приморской сцене Мариинского театра
11 и 12 августа труппа представит "Баядерку"

Где опубликовано| © Ежедневные Новости Владивостока (ЕНВ)
Дата публикации| 2018-08-09
Ссылка| https://novostivl.ru/post/66595/
Аннотация| ПЛАНЫ


фото: телеканал «Культура»

Премьерные показы балета Людвига Минкуса «Баядерка» состоятся 11 и 12 августа на Приморской сцене Мариинского театра, сообщает ЕНВ со ссылкой на пресс-службу Приморской сцены Мариинского театра.

Спектакль в постановке Натальи Макаровой (на основе хореографии Мариуса Петипа в редакции Владимира Пономарева и Вахтанга Чабукиани) представит Национальный балет Китая. Выступление ведущих солистов труппы пройдёт в сопровождении Симфонического оркестра Приморской сцены Мариинского театра, дирижёр — Лю Дзю.

Этот визит во Владивосток станет вторым для прославленного коллектива: в прошлом году в рамках II Международного Дальневосточного фестиваля «Мариинский» труппа представила два гала-концерта, в программу которых вошли как шедевры классического наследия, так и оригинальные произведения с характерными национальными особенностями.

Афиша августа Приморской сцены Мариинского театра продолжится исполнением оперы Вольфганга Амадея Моцарта «Волшебная Флейта» (16 августа) в постановке Алена Маратра. К 200-летию со дня рождения Мариуса Петипа будут приурочены три спектакля: фантастический балет «Жизель» (17 августа) и балет «Лебединое озеро» (30, 31 августа). В исполнении солистов оперной труппы, симфонического оркестра и хора Приморской сцены зрители услышат «Риголетто» Джузеппе Верди (18 августа), «Сказку о царе Салтане» Николая Римского-Корсакова (26 августа).

Дважды выступит приглашённый дирижёр Мариинского театра Владислав Карклин: 23 августа в одноактных балетах «Кармен-сюита» и «Блудный сын» и 24 августа в опере Джакомо Пуччини «Тоска». В исполнении балетной труппы Приморской сцены будут представлены вечер старинной и современной хореографии, центральное место в котором займёт балет Игоря Стравинского «Жар-птица» (19 августа), и балеты для всей семьи в хореографии Антона Пименова «Бемби» и «В джунглях» (25 августа).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3703

СообщениеДобавлено: Чт Авг 09, 2018 6:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018080906
Тема| Балет, Танец, Фестиваль "Дягилев P.S”, Персоналии, Мариуса Петипа, Йо Канамори, Татьяна Баганова, Мелисса Хоу, Сергей Вихарев, Вячеслав Самодуров
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Фестиваль "Дягилев P.S”: Петербург, Петипа, программа
Стала известна программа Петербургского фестиваля "Дягилев P.S”, который по традиции пройдёт в ноябре

Где опубликовано| © Ревизор
Дата публикации| 2018-08-08
Ссылка| http://www.rewizor.ru/music/reviews/festival-dyagilev-p-s-peterburg-petipa-programma/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Ежегодный международный смотр искусств на этот раз посвящён 200-летию со дня рождения Мариуса Петипа и включен в официальную программу Года Петипа. Балетная программа фестиваля всегда разнообразна и знакомит публику с новейшими достижениями мирового балета и музыки, Так будет и осенью 2018 года, хотя юбилейный акцент событий очевиден: это творческая работа потомков с классическим хореографическим наследием, то есть версии балетов Петипа, сделанные его преемниками в России и в мире. На протяжении двадцатого и двадцать первого веков, в эпоху, когда танец и балет подверглись глобальным стилистическим и концептуальным переменам.

На фестиваль приедут российские и зарубежные компании, а оправой танцу станут выставки и "крупные международные научные события, входящие также в официальную программу Петербургского Международного культурного форума". В Музее театрального и музыкального искусства пройдет научная конференция "Мариус Петипа на мировой балетной сцене". В Шереметевском дворце состоится круглый стол "Вокруг Пиковой дамы" с премьерным показом документального фильма "Пиковая дама". В рамках Фестиваля будет представлена выставка "Петипа. Танцемания", которая откроется в том же музее. Можно будет увидеть уникальные, ранее не экспонировавшиеся артефакты премьерных спектаклей Петипа из коллекции музея. Как обещают организаторы, выставка "во всем блеске представит "воцарение" балетов Петипа на национальных сценах Парижа и Лондона и расскажет о влиянии наследия Петипа на последующее развитие хореографического искусства в XX-XXI веках. Впервые в Петербурге будут показаны костюмы по эскизам Бакста к балету "Спящая принцесса" (1921 год) антрепризы Дягилева. Готовится к печати альбом в двух томах и на трех языках о балетах эпохи Петипа и их жизни на мировой балетной сцене в наши дни.

Фестиваль спектаклей начнется 21 ноября на сцене Александринского театра, где балет “Баядерка. Пространство иллюзии” (La Bayadère — Nation of Illusion) будет показан силами японской труппы Noism. Игра слов в названии компании принципиальна: по словам основателя труппы и хореографа Йо Канамори, no-ism — отсутствие натужной и насильственной новизны во что бы то ни стало. Канамори, по его словам, "не стремится к изобретению нового "изма" и ставит качество постановки " выше принципиальной жанровой оригинальности". Эта "Баядерка" - серьезный драматический балет, который имеет двойственную, и русскую, и дальневосточную природу. Музыка спектакля основана на оригинальной партитуре Минкуса, с добавлением материала, созданного японским композитором Ясухиро Кадамтасу. "Я не стремился продемонстрировать распад на сцене" -говорит Канамори. — Скорее я пытался показать момент, когда что-то разрушается во внутреннем мире человека, когда обрушиваются старые ценности. Я надеюсь, зрители посмотрят на сегодняшнее общество сквозь призму такой актуальной истории, породившей пространство иллюзии".

22 ноября на сцене театра “Балтийский дом”покажут два одноактных балета. Это новая постановка хореографа Татьяны Багановой из екатеринбургского театра "Провинциальные танцы" — "Девушка с фарфоровыми глазами", и фестиваль, который, как и Сергей Дягилев, стремится к креативности, стал одним из организаторов постановки. Спектакль на тему балета "Коппелии" — ещё одна возможность осмысления темы "человек и кукла", которая открывает возможность многозначных трактовок, а также новеллы Гофмана, по которой было создано старинное либретто. Второй балет – независимая часть большого спектакля "Неспящая красавица" Национального балета Норвегии — “Epic Short” хореографа Мелиссы Хоу на музыку Первого концерта Чайковского". Это "ироничное размышление об образе классической балерины в современном мире" и история того, как "в попытках найти и понять самих себя принц и принцесса находят друг друга". И новинка: премьера состоялась в начале 2018 года и уже получила приз европейских критиков.

23 ноября на сцене Большого драматического театра Екатеринбургский театр оперы и балета покажет “Пахиту” Сергея Вихарева и Вячеслава Самодурова. Это снова оммаж Петипа. Но постановочная команда не стала восстанавливать старинную версию. Вместо этого нам предъявили веселое и дерзкое обновление. Его принцип-сочетание тщательного (насколько возможно) воспроизведения подлинного хореографического текста с инновационным театральным "жестом". Музыку – по мотивам оригинала – заказали петербургскому композитору Юрию Красавину. В результате прежнее простейшее звучание обогатилось пятью ударными инструментами, аккордеоном, ксилофоном, трубой и обилием иронии. Действие балета теперь происходит не только в Испании начала 19 века, но и в эпоху немого кино, и в наше время.

Оригинальную версию “Жизели” представит южноафриканская труппа Дады Масило “The Dance Factory” из Йоханнесбурга, 26 ноября на сцене Большого драматического театра имени Товстоногова. В России уже показывали балет " Кармен" того же хореографа, и публика знает стиль Масило, сочетающий южноафриканский танцевальный фольклор "с contemporary dance и иронически препарированными элементами классического танца". Виллисы, как сообщают очевидцы спектакля, в прочтении Масило предстают грозными и неумолимыми убийцами, как и в старинном оригинале. Но прежде кроткая Жизель с разбитым сердцем, в отличие от героини классического сюжета, не собирается прощать предавшего ее возлюбленного, и будет мстить ему. В финале жестокосердый плантатор Альберт погибает от перегрузки в навязанном ему виллисами мистическом ночном танце, причем мстительницы одеты в "кровавые" костюмы. Балет идет с музыкой Филипа Миллера, использовавшего темы из старинной партитуры "Жизели".

С 24 по 26 ноября в кинотеатре "Англетер" покажут фильмы о балетах знаменитого хореографа Матса Эка, вдохновленных коллизиями спектаклей Петипа: "Лебединое озеро", "Жизель", "Спящая красавица". А 26 ноября состоится public-talk с Эком и танцовщицей Аной Лагуной, первой исполнительницей главных партий в балетах Эка . Можно будет расспросить мастера о том, как он переосмысливал художественные архетипы.

Фестиваль всегда уделял большое внимание музыкальной программе. В прошлые годы здесь не раз, например, играл оркестр Теодора Курентзиса. В этом году музыка частично уступила место празднику балета, но концерт в Академической Капелле 25 ноября, стоит послушать. Ведь это будет барочная музыка, посвященная 250-летию крепостной певицы Прасковьи Жемчуговой, той самой, что покоряла сердца современников изумительным голосом и стала графиней Шереметьевой. Барокко прозвучит в исполнении ансамбля Quantum Satis и контр-тенора Юрия Миненко.

Фестиваль завершится в Александринском театре 27 ноября гала-концертом “Петипа. Взгляд из XXI века”, В программе – постановка Анжелена Прельжокажа “Ghost”, которую хореограф со своей труппой ставит специально для Фестиваля. Известно, что британец Мэтью Борн представит Па-де-де Лебедя и принца из балета “Лебединое озеро”, а Матс Эк — па-де-де из второго акта “Спящей красавицы”. Петербуржцы Марат Шемиунов и Ирина Перен исполнят “Небелое адажио” (хореография Петипа и Фокина) на музыку Олега Каравайчука. Артисты Пермского театра оперы и балета станцуют "Восточный танец" из премьеры этого года — “Щелкунчика” Алексея Мирошниченко. Па-де-де из “Спящей красавицы” Алексея Ратманского, грандиозной реконструкции старинного спектакля , пройдет в исполнении солистов Американского балетного театра. Завершит Гала-концерт выступление студентов Академии балета имени. Вагановой, с танцем часов из оперы “Джиоконда”.

==========================
ФОТО по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3703

СообщениеДобавлено: Чт Авг 09, 2018 6:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018080907
Тема| Балет, , Персоналии, Рудольф Нуриев
Автор| Ольга Вандышева, Эльвира Самигуллина, Айрат Нигматуллин
Заголовок| «Летающий татарин» «приземляется» в Казани: где поставить памятник Рудольфу Нуриеву?
Где опубликовано| © «БИЗНЕС Online»
Дата публикации| 2018-08-08
Ссылка| https://www.business-gazeta.ru/article/391313
Аннотация| ПАМЯТНИК ТАНЦОВЩИКУ



Читатели «БИЗНЕС Online» выбирают место для первого в мире монумента великому танцовщику — скульптуру изваял городу Зураб Церетели

Самый, пожалуй, знаменитый в мире татарин будет увековечен в бронзе на исторической родине. По данным «БИЗНЕС Online», расходы по транспортировке и установке монумента, которые оказались неподъемными для Уфы, согласился взять на себя неизвестный меценат. Сама скульптура уже готова и ждет своего часа в мастерских Зураба Церетели, которые посетили наши корреспонденты. Пока чиновники размышляют о месте будущего памятника, эксперты объясняют, почему Казань для него — «самое лучшее место».

ДАР ОТ ЦЕРЕТЕЛИ

В ближайшее время в Казани может стать одним знаковым памятником больше. По информации «БИЗНЕС Online», принято решение о том, что в центре столицы Татарстана будет увековечена память о, пожалуй, самом знаменитом в XX веке сыне татарского народа — танцовщике Рудольфе Нуриеве.

О памятнике Нуриеву возле оперного театра заговорили еще осенью 2012 года, тогда шла речь о том, что министерство культуры РТ рассматривает несколько его проектов. Сетовали тогда, что не успевают к 75-летию великого артиста в марте 2013-го. Впрочем, не успели и к 80-летию «летающего татарина» в нынешнем году.

Три года назад разговоры о памятнике Нуриеву донеслись из Уфы. Напомним, знаменитый танцовщик родился и вырос в Башкортостане, местные власти вели переговоры с Зурабом Церетели, в загашнике у которого, как оказалось, уже есть два готовых изваяния. Одно он готов был отдать Уфе, а второе — столице Татарстана.

И вот сейчас, по данным источников газеты, именно памятник от Церетели должен украсить центр Казани. В столице Башкортостана, кстати, тогда так и не нашли средств на транспортировку бронзового Нуриева — называлась сумма в 30–40 млн рублей, хотя сам скульптор и готов был отказаться от личного гонорара. В Татарстане же обнаружился меценат, готовый раскошелиться на круглую сумму, правда, его имя пока не разглашается.

Поговорить с самим Зурабом Константиновичем нашему корреспонденту пока не удалось. Скульптор находится в отпуске и в Москве появится только к сентябрю. Однако в его окружении «БИЗНЕС Online» подтвердили информацию о том, что переговоры с Казанью действительно ведутся. Кроме того, выяснилось, что один бронзовый Нуриев хранится в доме-музее Церетели в вотчине советских литераторов — подмосковном Переделкино, а второй — в московском музее-мастерской на Большой Грузинской улице рядом со столичным зоопарком. Мы отправились по обоим адресам.

«ПОЕЗЖАЙТЕ В ПЕРЕДЕЛКИНО, САМИ ВСЕ УВИДИТЕ»

«Поезжайте в Переделкино, сами все увидите», — напутствовал корреспондента «БИЗНЕС Online» по телефону помощник Церетели Сергей Шагулашвили, который также находится в отпуске. Ориентир — дом-музей Булата Окуджавы. Напротив него как раз вход в усадьбу Церетели, которая превратилась в музей скульптур под открытым небом всего два года назад.

Никакие указатели здесь точно не нужны. Вместо них гостей возле ворот встречают узнаваемые церетелевские бронзовые фигуры. А некоторые произведения мастера, предпочитающего монументальные формы, возвышаются над двухметровым забором из красного кирпича и видны еще на подходе. Как и в любой музей, в Переделкино к Церетели в определенные часы и дни может попасть любой желающий. А некоторые посетители оставляют лестные отзывы в интернете. «Восторг полный! Еще и сам хозяин встречает, можно поболтать с ним. Классическое грузинское гостеприимство, с широкой душой и искренней улыбкой. За вход денег никто не берет. За полчаса можно осмотреть всю экспозицию», — написала одна из почитательниц творчества художника. Нас же — ввиду отсутствия домовладельца — в его владения впустил мужчина пенсионного возраста в домашней одежде и тапочках.
«Вы охранник?» — спросили мы. «Нет, я обслуга», — без самоуничижения ответил мужчина. Он же (так как никаких экскурсоводов не было) провел нас (в сопровождении двух кошек) по территории усадьбы, но сначала показал предмет основного интереса — установленную на высоком постаменте трехметровую скульптуру Нуриева. Мировую звезду балета Церетели выполнил парящей над воображаемой сценой в грациозном танце с широко раскинутыми руками. Несмотря на то что этот полет «застыл» в металле, художник мастерски передал и телесную красоту Нуреева, и пластику его движений.

При этом автор отвел этой работе одно из самых выгодных мест внутреннего двора своей усадьбы. Рядом нет масштабных фигур и достаточно свободного пространства, что позволяет отойти на некоторое расстояние и в полной мере оценить достоинства данного произведения. И только чуть поодаль — довольно внушительная фигура Чарли Чаплина. Остальные близстоящие работы в основном малых форм. В их числе — небольшая копия пятитонного монумента знаменитой четверке мушкетеров, который был установлен 8 лет назад во французской Гаскони (лица списаны с героев советского фильма). Тут же образец 80-метровой статуи Колумба, установленной в 2016 году в Пуэрто-Рико. И рядом — знаменитая скульптурная композиция семьи Николая II, на которой у всех Романовых закрыты глаза.

Среди других заметных произведений в усадьбе в Переделкино — Олег Табаков в костюме с бабочкой и котом Матроскиным, бронзовый кинорежиссер Никита Михалков в шароварах, заправленных в высокие сапоги, Владимир Высоцкий с гитарой в руках и куполами церквей за спиной, Иосиф Бродский, изображенный наполовину в торжественной мантии лауреата Нобелевской премии, наполовину — в ватнике лесоруба... Кого и чего здесь только нет. Хотя одна из скульптур все равно привлекает особое внимание. Напротив Нуриева — через двор — изваяние Владимира Путина. Его Церетели изобразил в виде дзюдоиста в кимоно с волевым лицом и босыми широко расставленными ногами. Президент-спортсмен как будто приготовился дать бой сопернику на татами, и, судя по брутальности образа, заранее понятно, кто из этого поединка выйдет победителем.

«ЭТО ТАКАЯ ЛИЧНОСТЬ, КОТОРУЮ ЗАБЫВАТЬ НЕЛЬЗЯ»

В музее-мастерской Церетели на Большой Грузинской нас встречает научный сотрудник Московского музея современного искусства (его основателем и директором является Церетели— прим. ред.), искусствовед Анна Белявская. Она ведет во внутренний двор, где рядом с монументом «Марбельянец» (оригинал установлен на юге Испании, в Марбелье) размещена еще одна скульптура Рудольфа Нуриева. От варианта, который хранится в Переделкино, эта работа отличается не только полетом танцовщика, но и постаментом, выполненным в виде разваливающейся классической колонны.

«Колонна показывает переход Нуриева от классического танца к современности. Но она еще символизирует и его прыжок из СССР к свободе», — говорит наш гид и вспоминает хрестоматийные события июня 1961 года, когда 23-летняя молодая звезда балетной труппы Кировского (ныне Мариинского) театра решила остаться на Западе, совершив знаменитый «прыжок в свободу» в аэропорту Ле-Бурже. Так Нуриев стал знаменитым невозвращенцем из числа советских артистов, а в СССР был осужден за измену родине и заочно приговорен к 7 годам заключения.

Между тем Белявская обратила внимание и на малозаметную деталь: Церетели изобразил Нуриева в одном трико. «При жизни он выступал без нижнего белья, тем самым показывая, что не нужно стесняться своего тела. Напротив, он демонстрировал красоту человеческой природы и фигуры, — отметила искусствовед и добавила. — Нуриев вывел на новый уровень мужской балет. До него танцовщики просто были партнерами балерин, которые выполняли поддержи, а Нуриев проявил индивидуальность. До него никто не прыгал в балете так высоко. А после все артисты балета – мужчины старались летать как он». Кстати, самой Белявской больше нравится вариант, который находится в Переделкино, так как он, на ее профессиональный взгляд, смотрится легче.

По словам нашего собеседника, разговоры об установке памятника Нуриеву ведутся уже как минимум 10 лет. Еще зимой 2008 года, когда Церетели устраивал персональную выставку в Казани, этот вопрос обсуждался с властями Татарстана. После этого Зураб Константинович, как говорят, загорелся и принялся за воплощение идеи. Вскоре скульптура была готова и пополнила серию художника «Мои современники». Однако в Казани она по неизвестным причинам так и не была установлена. Но Церетели не успокоился и сделал второй вариант. И только в 2014 году после персональной выставки в Уфе скульптор действительно вел серьезные переговоры уже с властями Башкортостана. На выбор предлагалось обе скульптуры. Но, как уже было сказано, вопрос отпал сам собой из-за расходов на транспортировку.

Искусствовед убеждена, что Нуриеву уже давно необходимо поставить памятник, учитывая вклад этого человека в искусство: «Нуриев был рекордсмен по бису. Однажды занавес открывался более 80 раз после его спектакля. Бывали годы, когда он давал по 300 концертов и спектаклей. Это такая личность, которую забывать нельзя. Надо определиться с местом... И какая разница, во сколько обойдется установка памятника?! Оно того стоит».

«ДА, ДЕТСТВО НУРИЕВА ПРОШЛО В УФЕ, НО ЕГО СЕМЬЯ ТАТАРСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ»

Без сомнения, тот город, где будет установлен первый в мире памятник Нуриеву, получит символическое право ассоциироваться с этим культурным брендом планетарного масштаба. И если Уфа от права «первородства» фактически отказалась, то Казань имеет все основания забрать его себе.

«Я была бы счастлива, если бы памятник Нуриеву был поставлен в Москве или в любом месте, где он внес свой огромный вклад в культуру. В той же Франции или Англии. Но Казань — это самое лучшее место», — считает режиссер, автор фильма «Рудольф Нуриев. Остров его мечты» Евгения Тирдатова. «Да, детство Нуриева прошло в Уфе, но его семья татарского происхождения. И он всегда подчеркивал, что он татарин, говорил: у меня взрывной темперамент, потому что я принадлежу к татарскому народу», — говорит собеседница «БИЗНЕС Online». «Нуриев — один из самых ярких представителей не только балета, но и культуры. И не только татарской, башкирской, русской, но и мировой. Балет — искусство одномоментное, преходящее, а памятник останется, и через несколько десятков лет дети будут спрашивать, кому это памятник, и у них проснется интерес к творчеству Нуриева», — уверена Тирдатова.

Она считает, что некоторые факты из биографии танцовщика не должны встать на пути признания его заслуг. Кстати, в Уфе СМИ писали, что именно предрассудки некоторых депутатов местного горсовета послужили основанием заблокировать идею памятника. «Я допускаю, что могут быть разные мнения, особенно в городе, где сильны мусульманские традиции. Но ведь мы цивилизованные люди. И главное не в том, к какому меньшинству он принадлежал, а в том, что он был великим артистом. Ну давайте тогда снесем в Москве памятник Чайковскому, а в Италии уничтожим все, что связано с именем Висконти. При чем тут личная жизнь?» — отмечает режиссер.
Тирдатова сокрушается, что в мире по-прежнему нет ни одного памятника великому артисту, великий хореографу и танцовщику, который сделал так много для искусства. «Да, у Нуриева прекрасная могила в Париже (на знаменитом кладбище Сент-Женвьев-де-Буа — прим. ред.), но памятника ему нигде в мире нет. Актерам вообще крайне редко ставят памятники. Я считаю, что давным-давно пришло время это сделать», — заключает автор фильма о великом сыне татарского народа.

Согласна с Тирдатовой и один из самых известных российских балетных критиков, автор ИД «Коммерсантъ» Татьяна Кузнецова. «Я вообще выступаю за установку памятников. И почему бы не поставить памятник Нуриеву в Казани? Это вполне логично. Тем более что он татарин и в этом городе проходит фестиваль имени Нуриева. И если общественность хочет, то почему бы и нет?! Другой вопрос, какой будет реализация. Если памятник будет такой же, как Калашникову в Москве, то лучше этого не делать. То, что сделал Церетели, я не видела, поэтому мне сложно судить. Важно, чтобы при выборе памятника полагались не только на вкусы отцов города, но и считались с профессионалами по этому вопросу. А идея вполне хорошая. Нуриев достоин памятника. Он фигура мирового масштаба. И если в Казани хотят почтить его память и сделать так, чтобы туристы к нему ходили, то эта фигура подходящая», — сообщила Кузнецова в разговоре с нашим корреспондентом.

«Я БЫ ПОСТАВИЛ ЕГО ВМЕСТО ПАМЯТНИКА ЛЕНИНУ, ЧТО НАПРОТИВ ОПЕРНОГО ТЕАТРА»

Напомним, что на исторической родине Нуриев был лишь дважды незадолго до смерти в 1992 году по приглашению директора театра им. Джалиля Рауфаля Мухаметзянова. Дирижировал «Щелкунчиком» в оперном театре, а также выступил с ГСО РТ. Сбыться другим совместным планам было не суждено, однако остался Нуриевский фестиваль, дать свое имя которому разрешил сам великий артист.

«Помню, когда я давала концерт в Париже, объясняя французам, кто такие татары, не зная, как ответить, говорила: „Татары — это Рудольф Нуриев“. Тогда они все понимали. Нашу нацию он, конечно, представляет во всем мире», — рассказала «БИЗНЕС Online» многолетняя ведущая солистка оперы театра им. Джалиля профессор Казанской консерватории Зиля Сунгатуллина. Она вспомнила, как общалась с Нуриевым лично. Сунгатуллина дружила с режиссером телевидения Рушанией Кадыровой, которая пригласила его к себе в гости. «А мы были с ней соседками, жили на улице Татарстан», — рассказывает солистка. При этом наша собеседница считает, что большое количество выдающихся деятелей культуры Татарстана не имеют памятников, например Назиб Жиганов: «Сначала необходимо увековечить тех, кто делал наш Татарстан. Безусловно, Рудольф Нуриев — мировая звезда, но ставить ему памятник — дело не первой необходимости. Конечно, мы им гордимся, проводим фестиваль его имени, но он же даже не здесь родился. Мне кажется, памятник ему можно установить в Уфе, где он начинал, откуда его корни. Конечно, если есть средства, то пусть ставят, но вместе с тем руководство республики не должно забывать о тех личностях, без которых многого в искусстве Татарстана просто бы не было».

А вот мнение известного казанского предпринимателя Султана Салимзянова, также общавшегося с Нуриевым во время его приезда в Казань: «Если такая инициатива действительно есть, то она прекрасная. Ее нужно поддержать двумя руками. А лучшее место, мне кажется, у оперного театра, артист все же был связан с ним, плюс у нас проводится фестиваль имени Нуриева, да и место там неплохое. Но это не должен быть памятник на постаменте, как Ленину. Возможно, композиция должна быть более живой, может быть, он даже должен быть изображен в прыжке или делающим какое-то па».

Писатель Рабит Батулла, написавший о великом танцовщике книгу, и вовсе предложил в разговоре с нашим корреспондентом радикальное решение: «По поводу места нужно найти что-то подходящее, с бухты-барахты что-то и не назовешь. Возможно, я бы поставил его вместо памятника Ленину, что напротив оперного театра». Батулла уверен, что Нуриев — это гений, в котором сидел татарский дух: «В своих воспоминаниях, в интервью он всегда подчеркивал, что он татарин, и никогда не скрывал своего происхождения, гордясь им. Когда я писал свой роман о Нуриеве, воспользовался несколькими книгами воспоминаний о нем: так он даже своим партнерам по сцене в шутку говорил: мол, мы вас держали 300 лет под пятой, молчите».

Поддерживает установку памятника и нынешний премьер казанского балета Олег Ивенко, который недавно сыграл самого Нуриева в фильме «Белый ворон», снятом знаменитым британском актером и режиссером Рэйфом Файнсом. Кино, в котором снимался сам Файнс, знаменитый танцовщик Сергей Полунин, Чулпан Хаматова, скоро должно выйти на экраны мировых кинотеатров и вновь всколыхнуть интерес к великому деятелю культуры XX века. «Я отношусь к этой идее очень положительно. Я думаю, что это можно было сделать и раньше, — сказал Ивенко „БИЗНЕС Online“. — Он гениальный танцовщик, и он этого заслуживает. Памятник, я считаю, должен быть... Скажем, как памятник Габдулле Тукая около театра оперы и балета. Такой памятник Нуриеву я бы поставил также возле театра».


ИЛИ ОПЕРНЫЙ ТЕАТР, ИЛИ УЛИЦА ПЕТЕРБУРГСКАЯ, ИЛИ...

Так где же найдет свое место бронзовый Нуриев? По информации «БИЗНЕС Online», окончательное решение еще не принято, рассматривается сразу несколько локаций в центре Казани.
Естественно, первым делом вслед за нашими экспертами приходит мысль об оперном театре. И пусть сама формулировка «фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева» вызывает у многих профессионалов улыбку, поскольку казанский балетный фест вот уже много лет является символом традиционализма и консерватизма, а носит имя настоящего бунтаря и ниспровергателя авторитетов, тем не менее связаны приезды великого танцовщика на историческую родину именно с театром им. Джалиля. Его руководство вполне справедливо продолжает гордиться этим вот уже четверть века, каждый год в канун старта Нуриевского фестиваля раздавая интервью в духе «как это было» с непременными фото пребывания «летающего татарина» в столице Татарстана.

Напомним, что еще в 2012-м памятник планировался за зданием казанской оперы. По нашим данным, это место и сейчас в шорт-листе республиканских и городских властей. Безусловно, красивый памятник может заметно оживить пространство на пересечении улиц Дзержинского и Пушкина, если появится вместо находящегося здесь фонтана, а у туристов в Казани одной точкой притяжения станет больше. Пожалуй, главный минус этой локации — здесь же находится специальный служебный вход в театр им. Джалиля, соответственно, именно сюда регулярно подъезжают, к примеру, фуры с декорациями, производится их погрузка-разгрузка, что заметно портит окружающий вид.

Вообще, территория у оперного театра не страдает отсутствием монументов. По бокам от здания — памятники Тукаю и Пушкину, а на центральный вход через дорогу на площади Свободы взирает сам Ленин. И все-таки, пожалуй, территория перед парадным входом в театр, где Нуриев дирижировал «Щелкунчиком», — это самое привлекательное место для нового памятника.

Возможно, бронзового Нуриева не стоит устанавливать прямо по центру — так, чтобы он встречался глазами и устраивал бессловесный «баттл» с вождем мирового пролетариата. Но левее от главного входа, ближе к улице Театральной, монумент с застывшим в прыжке великим танцовщиком выглядел бы органично. Да еще бы ежедневного попадал в традиционное утреннее фото площади Свободы от президента РТ Рустама Минниханова. Пожалуй, именно здесь артист будет выглядеть настоящим воплощением достижений национальной культуры, героем татарского народа из мира искусства.
Еще одно реальное место для появления нового памятника в Казани — это улица Петербургская. Правда, самое «статусное» место — в самом начале пешеходной улицы — уже занято бюстом Льва Гумилева, поэтому речь идет о территории недалеко от пересечения с улицей Артема Айдинова. Здесь скульптура также выглядит довольно интересно на фоне красивой ротонды и ближайшего фонтана. В этом случае пешеходная часть Петербургской будет логично завершаться знаковым для города монумента. Но нужно заметить, что в данном случае смыслы вокруг самого памятника будут меняться. Как известно, творческая жизнь Нуриева в Советском Союзе до побега на Запад была связана именно с городом на Неве. Здесь он окончил Ленинградское хореографическое училище, после чего быстро вышел на первые роли в труппе театра оперы и балета им. Кирова (нынешний Мариинский театр — прим. ред.). Поэтому Нуриев на Петербургской будет скорее выглядеть связующим звеном и посланцем Северной столицы, а также всей отечественной и мировой культуры.

А где бы хотели увидеть памятник Нуриеву читатели «БИЗНЕС Online»? Возле оперного театра, на Петербургской, у НКЦ «Казань», в парке Тысячелетия, у Дворца земледельцев, рядом с театром им. Камала или где-то еще? Предлагаем проголосовать за понравившийся вам вариант или предложить свой, обосновав выбор в комментариях под редакционным материалом. Возможно, это тот случай, когда ваше мнение действительно может повлиять на тех, кто принимает решение.

=======================
ФОТО и ВИДЕО по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
I.N.A.
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 07.05.2003
Сообщения: 8053
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 10, 2018 11:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018081001
Тема| Балет, Персоналии, Петипа,Лакотт, Захарова
Автор| Павел Ященков
Заголовок| В год 200 летия Петипа на сцену Большого вернули «Дочь фараона»
Где опубликовано| © «Московский комсомолец»
Дата публикации| 2018-08-10
Ссылка| https://www.mk.ru/culture/2018/08/09/v-god-200letiya-petipa-na-scenu-bolshogo-vernuli-doch-faraona.html
Аннотация| Светлана Захарова продемонстрировала грацию и красоту стоп

В год 200 летия Мариуса Петипа на Исторической сцене Большого театра показали последнюю балетную премьеру этого сезона. В афишу вернулась блудная «Дочь фараона», спектакль французского балетмейстера Пьера Лакотта, поставленный по мотивам одного из самых известных балетов Петипа еще в 2000 году. Успех тогда превзошел все ожидания, балет с сумасшедшими аншлагами шел в Большом много лет подряд и теперь, после перерыва в 6 лет, вновь возвращается к зрителю.


Большой театр, 2018 год. Фото: Дамир Юсупов / Большой Театр


«Черт знает какая музыка!»

Мало какому спектаклю, пробиваясь к зрителю, пришлось преодолеть столько испытаний, сколько балету «Дочь фараона» в XX веке. Один из самых кассовых и популярных, после революции он тем не менее был снят с репертуара «ввиду его малой художественной ценности». В последний раз перед долгим забвением партию Аспиччии в 1928 году станцевала Марина Семенова. Больше на протяжении более чем 70 лет, то есть до самого конца XX столетия, этот балет не пришлось танцевать ни одной балерине. И только на рубеже тысячелетий, в 2000 году, в новой хореографии французского балетмейстера Пьера Лакотта легендарный балет вернулся в репертуар.

Однако вернулась «Дочь фараона» первоначально ненадолго. Уже в следующем сезоне, сразу после снятия с поста директора-худрука Большого театра Владимира Васильева, неожиданно на «Дочь фараона» ополчился сменивший Васильева на начальственном посту дирижер Геннадий Рождественский. Формулировка была почти советская: знаменитое определение Рождественского «черт знает какая музыка» хорошо рифмовалось с «малой художественной ценностью». Музыка между тем была типичная для балетного театра той эпохи — божественно-глуповатая, легкая и прелестная. Исполнялась она в XIX веке не только на сцене или в концертных залах, но и на общественных и домашних балах.

За балет осмелились тогда вступиться только первая исполнительница партии Аспиччии в версии Лакотта Нино Ананиашвили, спонсировавшая к тому же проект собственными средствами, и тогдашний худрук балета Алексей Фадеечев, после чего обоим пришлось покинуть Большой. Казалось, судьба многострадального балета была решена. Полтора года в афише он не значился. Решающую роль в спасении «Фараонки» (так балет называют балетоманы) сыграли зрители: в театр, Министерство культуры, в СМИ поклонники балета писали петиции, требуя вернуть балет на сцену. После ухода Рождественского со своего поста балет вернули, сослав его, правда, на сцену Кремлевского дворца.

В 2003 году балет переделывался Лакоттом (в сторону облегчения) на новую приму Большого Светлану Захарову, был записан французами на DVD и пережил даже реконструкцию Исторического здания Большого театра. Однако по возвращении на сцену после реконструкции балет ждали новые испытания. Он продержался в репертуаре всего сезон и после смены власти в Большом вновь оказался в опале, из которой после почти шестилетнего отсутствия его и вывел к зрителю нынешний худрук балета Большого Махар Вазиев.

Это был первый полномасштабный и уже совершенно самостоятельный трехактный (с прологом и эпилогом) балет Петипа в России, куда французский танцовщик прибыл ровно за 15 лет до постановки спектакля. До этого Петипа переносил на сцену петербургского театра чужие постановки или сочинял небольшие балеты. «Дочь фараона» — великолепный образец модной в те времена эклектики, или, проще говоря, вампуки.

Спектакль был впервые поставлен на сцене Большого каменного театра в Санкт-Петербурге в 1862 году, и после всеобщего признания Петипа наконец получает вожделенную им должность балетмейстера (до этого контракт дирекция императорских театров заключала с ним только как с танцовщиком).

«Меня ничего так не возбуждает, как мумия»

Несмотря на экзотический и удаленный от жизни сюжет, балет этот был остро современен. Дело в том, что за два с небольшим года до начала постановки спектакля началось строительство Суэцкого канала и тема Египта приобрела необыкновенную популярность. Политическая борьба между Англией и Францией за контроль над инженерным сооружением лишь подлила масла в огонь. Да и вообще, египтология в те времена бурно развивалась, и Петипа при постановке своего балета штудировал книгу известного специалиста по Древнему Египту Шампольона, который одним из первых дал ключ к расшифровке египетских иероглифов. Не случайно появление в 1857 году и повести знаменитого писателя, одного из авторов балета «Жизель» Теофиля Готье, «Роман о мумии». Она и стала источником сюжета для балета Петипа.

Из «Романа о мумии» Петипа и либреттист Анри де Сен-Жорж использовали, собственно, только пролог. Герой романа, тоже англичанин и тоже лорд по имени Эвендейл, влюбляется не в человека, а в мумию — мумию принцессы Тахосер. Это для Теофиля Готье в порядке вещей: писатель любил эпатировать современников заявлениями вроде такого: «Флобер хотел бы обладать женщинами Карфагена, а меня ничего так не возбуждает, как мумия». Точно так же и герой его повести, английский лорд, страдает от любви именно к хорошо сохранившейся мумии, которую он даже перевез в свое поместье: «...Бережно завернутая во все свои бинты и водруженная в три гроба, она живет в парке лорда Эвендейла в Линкольншире. Время от времени лорд подходит к саркофагу, о чем-то глубоко задумывается и вздыхает... Он так и не женился, оставшись последним в своем роду». Превращение же в балете английского путешественника под воздействием опиума в египтянина и его любовь к царской дочери, а также остальные приключения следуют скорее другому произведению Готье — новелле «Ножка мумии» и неуемной фантазии либреттиста, отдавшего дань балетной традиции того времени.

«Единица» по географии

Успех спектакля был настолько велик, что попал даже в сатиру Салтыкова-Щедрина («Тени»), в которой писатель устами своих персонажей рассказывал, как «подвигом» считалась в те времена сама попытка достать ложу в «Дочь фараона».

Перед изумленным взором публики разворачивалось грандиозное зрелище, которому не было равных в петербургском императорском балете середины XIX века. Зрителя поджидала череда экзотических картин; особо любила публика первую — «Буря в пустыне»: предвещая самум, раздавались раскаты грома, сияла молния, падали пальмы и сбитые порывами ветра путешественники катались по земле. За нею следовали другие: «Оживление мумии», «Охота на льва», «Дворец фараона», «Рыбацкая хижина», «Дно Нила», «Сад фараона». И везде зрителя поджидало что-то необычное.

В сцене «Дно Нила» поприветствовать принцессу Египта стекались реки мира (Гвадалквивир, Темза, Рейн, Хуанхэ, Тибр и Нева), а также притоки, ручейки и источники (их исполняли маленькие воспитанники хореографического училища). Критик Светлов даже писал по этому поводу: «Не водите детей школьного возраста смотреть «Дочь фараона», они могут получить «единицу» по географии, поверив, что по Египту протекает Гвадалквивир, Темза, Рейн и Нева». А сцена «Охота на льва» стала даже притчей во языцех. Согласно театральной байке, на одном из спектаклей артист, исполнявший роль льва, который, по замыслу балетмейстера, должен был прыгать с высоты, заболел и его заменили каким-то первым подвернувшимся под руку человеком, очень боявшимся высоты. И вот перед прыжком переодетый в хищника статист вдруг стал на глазах у публики осенять себя крестным знамением.

Помимо льва на сцене появлялись живые и бутафорские лошади, верблюды, обезьяна, спрятанная в корзине с цветами «изумрудная» змея Изиды.

Эффектен был и финал — апофеоз, которым полагалось заканчивать такие балеты. Здесь на трех разных уровнях располагались участники пролога: на авансцене заснули, накурившись опия, путешественники, выше располагался привидевшийся им во сне древнеегипетский мир с фараоном, его дочерью, жрецами, несметным количеством рабов и прислуги, а на заднем плане, на третьем, высшем уровне, появлялись египетские божества — Осирис и Изида.

Обнаженная коленка его превосходительства

Каких только забавных историй не рассказывали про этот балет! Одну из них, касающуюся первой исполнительницы партии Аспиччии — фаворитки директора императорских театров Сабурова, Каролины Розати, — рассказал сам Петипа: «В ту пору очередной директор императорских театров господин Сабуров был очень расположен к г‑же Розати и обещал ей для бенефиса какой-нибудь новый балет, что и было выговорено в контракте. Он вызвал меня и приказал сочинить для госпожи Розати новый балет. Наметив план, я отправился в Париж к г‑ну де Сен-Жоржу. И когда либретто «Дочери фараона» было закончено, вернулся в Санкт-Петербург. Но за это время у г‑на Сабурова с г‑жой Розати произошел разлад. Шли месяцы, а распоряжений относительно репетиций «Дочери фараона» не было. За два месяца до окончания сезона г‑жа Розати, догадавшись, что дело здесь в явном нежелании дирекции, сказала мне: «У вас не будет времени поставить ваш балет. Будьте так добры, поедемте со мной к директору, чтобы хоть знать, можем ли мы на что-то надеяться».

В своем домашнем кабинете, сославшись на то, что он в халате, директор принял сначала только Петипа и объявил, что на постановку нет ни времени, ни денег. Тогда балетмейстер попросил директора лично сообщить это неприятное известие своей бывшей пассии. Когда Розати вошла, между ней и директором завязалась перепалка. «Прошу не забываться, сударыня, вы разговариваете с сановником его величества!» — гневно кричал директор, топая ногой, не замечая, как в пылу перепалки у него распахнулся халат. Взгляд итальянской звезды падает на обнаженную коленку его превосходительства, и она отворачивается, чтобы не прыснуть от смеха. «И этот критический момент, — пишет Петипа, — разом охлаждает пыл у обоих действующих лиц. Повернувшись ко мне, директор спрашивает: «Господин Петипа, беретесь ли вы поставить этот балет за полтора месяца?» При этом я заколебался: такой большой балет за такой короткий срок — ведь это большая ответственность!». Но упустить такой случай Петипа, конечно, не мог и согласился.

В рекордные сроки писалась и музыка к балету. Первоначально написанная партитура Цезаря Пуни Петипа не устроила. Между композитором и хореографом произошла размолвка. Пуни, как темпераментный итальянец, в порыве гнева уничтожил клавир. Петипа начал ставить без музыки, которую потом подгоняли под уже готовые танцы. Всю музыку «Дочери фараона» вместе с инструментовкой Пуни закончил в течение двух недель, а картину рыбацкой хижины написал в одну ночь. Но композитору и не предлагалось проникать в психологию героев, передавать их переживания, его музыка просто аккомпанировала действию и была переполнена разными запоминающимися мелодиями, которые тут же были переложены в разные танцы и кадрили, которые любили исполнять на балах.

Профильные эксперименты Горского и интриги Матильды Кшесинской

На волне популярности буквально через два года после премьеры перенесли этот балет и в Москву, где уже много позже, в начале XX века, над ним «поэкспериментировал» тогдашний руководитель балета Большого Александр Горский, который переосмыслил балет в духе новых научных открытий в египтологии.

Горский в своей «Дочери фараона» присочинил еще одну сюжетную любовную линию, касающуюся служанки Хиты и Негра, завершающуюся типичной, как казалось ему, египетской казнью — укусом змеи. А главное, попробовал применить революционное для того времени профильное построение танцев и групп. На протяжении всего спектакля держаться такой стилистики оказалось, однако, в те времена невозможно. Поэтому позы, стилизованные под египетские рисунки, сочетались у него с классическим танцем. Тем не менее подобное новшество почти сразу подхватил балетмейстер из Петербурга Михаил Фокин, через два года поставивший свой знаменитый одноактный балет «Египетские ночи», под названием «Клеопатра» вскоре завоевавший Париж в дягилевских сезонах.

Петипа, которому очень не нравилась манера Горского переделывать его балеты в духе современных веяний и новых театральных принципов, полемизируя с таким подходом, писал: «В бытность мою в Берлине я ходил там в Египетский музей и видел гробницы фараонов и настенную живопись, где все фигуры изображены в профиль, потому что тогдашние художники не умели еще изображать людей иначе. Вот почему в «Дочери фараона» я и не подумал заставлять своих египтян танцевать, повернувшись в профиль к публике: ведь во времена фараонов, да и раньше, люди ходили совершенно так же, как ходим мы, и только невежды и глупцы способны заблуждаться на этот счет».

Какие только знаменитые балерины не примеряли роль Аспиччии впоследствии! Балет был, например, любимым спектаклем Матильды Кшесинской. Его она даже считала своей собственностью. «Приходила Кшесинская просить, чтобы в Москву не отсылали балет «Дочь фараона» ввиду того, что она очень желает его танцевать здесь, в Петербурге, — записывает в своем дневнике директор императорских театров Теляковский. — Так как по традиции балеты лично принадлежат ей, то приходится согласиться». Впоследствии, когда роль все-таки получила Анна Павлова, Кшесинская так описала это событие в своих воспоминаниях: «Как умная артистка, она (Павлова. — П.Я.) понимала, что этот балет не для нее… Она очень трогательно приготовила мне в первой кулисе стул с коробкой конфет. Павлова очень боялась танцевать «Дочь фараона» в моем присутствии, отлично зная, что это был мой сильный балет. Она прекрасно справилась со своей ролью, но особого успеха не имела».

Французское па не Петипа

Об этом балете Лакотт знал с самого детства, от своих учителей, русских педагогов-эмигрантов, работающих в это время в Париже. В первую очередь от своей наставницы, в прошлом примы Мариинского театра Любови Егоровой. О балете рассказывали Лакотту и две другие великие балерины XX века — Матильда Кшесинская и Ольга Спесивцева, которых балетмейстер также хорошо знал.

К моменту, когда Лакотт взялся за реконструкцию, от балета почти ничего не осталось. Так что в 2000‑м Лакотт сочинил этот балет заново, стилизовав его хореографию под старину.

Вся роскошь оформления, весь древнеегипетский антураж, который в Большом театре тщательно воспроизвели по эскизам самого Лакотта, служит здесь лишь рамкой для показа танцев, поставленных балетмейстером в изобилии и с большой фантазией. Ставя на основе хорошо известной Лакотту старофранцузской школы, вспоминая классические па позапрошлого века и насыщая хореографию заковыристой мелкой техникой и заносками, балетмейстер в то же время добавил для Большого театра элементы, присущие русской и советской школе (например, верхние поддержки, а кроме того двойные ассамбле и, конечно, фуэте). Отчего восхитительная и виртуозная французская мелочь только заиграла новыми красками.

Большой вышивает бисером по шелку

Пять составов, которые к премьере подготовил Махар Вазиев, оказались один лучше другого. Особо отметим два: Евгению Образцову и Артема Овчаренко, а также Ольгу Смирнову и Семена Чудина. Екатерина Шипулина и Артемий Беляков хотя и танцевали в этом балете ранее, но в партиях Аспиччии и Таора дебютировали только сейчас, и этот дебют определенно удался.

Поскольку в XX веке в соответствии с развитием техники и в духе времени балеты Петипа стали насыщать виртуозными мужскими вариациями, настоящее раздолье мужскому (традиционно сильному в Большом театре) танцу в балете «Дочь фараона» дает и Лакотт.

Казалось, что танцевать вариации свободнее и лучше, чем это делает Овчаренко, просто невозможно. Но когда Чудин стал выделывать свои заноски, моя уверенность в непревзойденности Овчаренко поколебалась. Танцовщик стриг их своими красивыми стопами с такой скоростью, красотой, точностью и изощренностью, словно вышивал бисером по шелку. Тем не менее поднимал партнершу Чудин с усилием — видимо, давала о себе знать недавняя травма спины.

Хотя для индивидуальности Дениса Родькина, выступившего со Светланой Захаровой в первом составе, партия Таора подходит меньше, чем другим исполнителям, в ней он проявил не только похвальные партнерские качества «почетного захаровоносца», но также большую прилежность.

Что касается самой Светланы Захаровой, то в 2003 году Лакотт специально для нее переделал партию Аспиччии (правда, по сравнению с тем, что танцевала Ананиашвили, значительно ее упростив), и с тех пор танец именно примы Большого театра является эталонным для этой роли. Как и 15 лет назад, Захарова неизменно демонстрирует в ней величавость, грацию и красоту своих дивных стоп. Тем не менее Ольге Смирновой столь важное тут французское «произношение» (особенно в подводном царстве) и виртуозное «чистописание» удается еще в большей степени. Однако первых исполнителей партий Аспиччии и Таора — Нину Ананиашвили и Сергея Филина — никто из нынешних солистов превзойти так и не смог.

Порадовали на премьере и танцовщики, выступившие в этом балете впервые. Большого прорыва в карьере добился в этом сезоне и Виталий Гетманов. Всего год назад танцовщик выпустился из училища, но равнодушных его обаяшка Пасифонт (слуга Таора) в зале, кажется, не оставил. Вторая по значимости мужская партия в этом балете из всех составов удалась лучше всего именно этому исполнителю. Точно так же, как вариация «Ножки мумии» Анне Тихомировой.

Героем вечера (точнее, сразу нескольких премьерных вечеров) в этом балете стал русско-японский танцовщик Марк Чино. Мало того что в па д’аксьоне он танцевал сразу в двух составах, а в третьем вышел в роли Рыбака, так еще и все пять спектаклей подряд одновременно трудился в кордебалете. Именно этот танцовщик лучше остальных одолел коварство несколько модернизированной Лакоттом старинной вариации Горского из па д’аксьона, деля первенство в отделке вариации с Артуром Мкртчяном. Аналогичным образом вышло у Чино и с партией Рыбака, которая в его исполнении по филигранности уступала лишь танцу такого мастера-виртуоза, как премьер Вячеслав Лопатин.
=============================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Авг 11, 2018 5:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018081101
Тема| Балет, Венгерский оперный театр, Персоналии, Игорь Цвирко
Автор| Лиза Минаева
Заголовок| Стекло в пуантах и "балеруны". Главные мифы о балете
Где опубликовано| © портал Москва 24
Дата публикации| 2018-08-11
Ссылка| https://www.m24.ru/articles/kultura/11082018/153447
Аннотация|

Вне всяких сомнений, балет – главный вид искусства, представляющий нашу страну на международном уровне. И вместе с тем живущий по своим законам мир балета скрыт от глаз посторонних. Благодаря этому и появляется множество связанных с ним легенд.

Наша редакция собрала самые распространенные стереотипы и попросила Игоря Цвирко, премьера Венгерского оперного театра и бывшего ведущего солиста Большого театра, прокомментировать их. О сбитых в кровь ногах, осколках стекла в пуантах и клакерах – в материале портала Москва 24.



Фото: личный архив

"Женщина, занимающаяся балетом, – балерина, а мужчина – балерун"

Нет, конечно. Слова "балерун" вообще не существует. Мужчина, занимающийся балетом, – это либо артист балета, либо танцовщик, либо (как больше всего нравится мне) – актер. Но мой сын придумал новое название – "балерин". Он говорит, раз мама – балерина, папа должен быть балерин. Меня веселит это слово, и потом, как мне сказали, на испанском языке "балерин" и значит как раз артист балета.

"Артисты балета и балерины вынуждены пожизненно сидеть на диете, питаясь водой и салатом"

Это в корне неверно, и если вы спросите балерин, то они в принципе едят все – в рационе у них есть и мясо, и шоколад, и пирожные. В Большом театре есть своя пекарня и пирожковый цех, где делают очень вкусные пирожки с вишней, с яблоком и корицей – их многие тоже очень любят. После премьер мы можем позволить себе и шампанское, и бокал вина, так что никаких ограничений нет, потому что физическая нагрузка все компенсирует. В общем и целом, каждый следит за своим внутренним состоянием сам.

"Настоящий мужик в балет не пойдет, там работают одни гомосексуалисты"

Это на самом деле очень стереотипное мышление. В нашей профессии действительно очень много людей нетрадиционной ориентации, но в большей степени это характерно, наверное, все-таки для западных коллективов. В российских же коллективах это не приветствуется. Я бы сказал, что танцоры в наших труппах – это мужчины, которые занимаются искусством под названием балет. Не знаю, что думают другие, но я горжусь тем, что являюсь представителем традиционной ориентации в этом виде искусства.

"Артисты балета уходят на пенсию в 40 лет, а балерины предпочитают не рожать, ведь это может разрушить их карьеру"

Насчет того, что балерины предпочитают не рожать, – у каждого в жизни происходит по-разному. Кто-то рано находит своего принца, человека, с которым хочет провести остаток времени, которое нам отведено на этой планете. Поэтому есть балерины, которые рожают в 18 лет, а есть и те, которые рожают в 36 или даже в 47 лет, так что здесь нет каких-то правил. Яркий пример – Диана Вишнева. Она сначала сделала потрясающую карьеру, а не так давно родила сына Рудольфа. В любом случае, никакая карьера и никакой балет не могут сравниться с тем ощущением, когда у тебя появляется ребенок.

Что касается пенсии, то если тело позволяет, до 40 еще можно протянуть. Такие артисты, как Светлана Захарова, Роберто Болле, Ульяна Лопаткина, – это люди уникальных возможностей и данных, поэтому, возможно, им чуть легче сохранять себя в должной для балета форме, чтобы продолжать танцевать на рубеже этого возраста. Зачастую срок балетного артиста – это 18 лет для кордебалета и 15 лет для солиста. По истечении 15 лет стажа ты можешь получить пенсионное удостоверение, но при этом продолжаешь работать, пока ты нужен театру и руководителю.

"Мир балета настолько закрытый, что балерины и артисты балета предпочитают создавать семьи исключительно в своей среде"

Это, скорее, связано не с тем, что люди закрытые, а с тем, что мы не обладаем достаточным количеством свободного времени, чтобы посещать какие-то места. Наша работа интенсивная и занимает все время, а когда у тебя всего один выходной в неделю, ты предпочитаешь лежать дома.

Иногда человек со стороны, который живет обычной жизнью, не понимает, ради чего мы жертвуем своим временем, эмоциями, не понимает нашей веры в то, что мы делаем, так что порой люди из балета сталкиваются с определенными сложностями. Поэтому, если случается так, что люди находят близких по духу в нашей сфере, зачастую это очень сильный и крепкий брак.

"У артистов балета не бывает выходных и отпусков. Чтобы не потерять форму, они должны заниматься каждый день"

Выходные у нас есть, в труппах это один день. В Большом – понедельник, в Театре Станиславского – вторник. В труппах западного образца – либо так же один, либо два дня выходных. Оплачиваемый отпуск – 56 дней, но зачастую в этот период организуются гастроли, так что получается дополнительная работа.

Даже когда у нас отпуск, люди могут недельку поваляться, но потом начинают уже разминаться, так что зачастую артисты и в отпуске что-то делают – тянут шпагат, качают пресс, кто-то бегает по утрам... В любом случае, занимаются физическими нагрузками, потому что когда ты на протяжении 11 месяцев работаешь, то не можешь уже взять и лежать баклажаном на лежаке – иначе с началом сезона будет тяжело.

"Мир балета жесток. Чтобы устранить конкурентов и конкуренток, в ход идут самые жестокие способы, вплоть до подсыпанного в пуанты битого стекла"

Мир балета действительно жесток, но при этом имеет и свои приятные моменты. Конечно, не каждый может справиться с той, скорее даже психологической, нежели физической, нагрузкой. Но чтобы доходило до того, что люди сыпали стекло или портили костюмы... Я слышал о подобном, но сам не сталкивался, лично на своем опыте мне тяжело сказать. Я человек добрый, и у меня никогда не было в мыслях сделать что-то плохое для артистов. Наоборот, если только поддержать, потому что каждый, кто готовит спектакль или танцует, прекрасно понимает, что человек готовится, настраивается и вкладывает душу в свое дело.

Скорее подобные вещи можно увидеть в кино для усиления драматического эффекта и чувства конкуренции. Но в целом, можно сравнить со спортом: если спортсмен готовится к Олимпиаде на протяжении четырех лет, а дальше участвует в ней, для артиста "подготовка к Олимпиаде" заканчивается с окончанием училища, а сама она длится до того момента, пока ты не покидаешь балет.

"Впрочем, в балете не обязательно и битое стекло, ведь все, кто занимаются этим искусством, сбивают ноги в кровь"

Мужчины – нет, а балерины – да, потому что они танцуют в пуантах. Кстати, это еще одно распространенное заблуждение: все думают, что мужчины танцуют в пуантах, но это не так. В пуантах мы танцуем, только если того требует роль, как в балете Алексея Ратманского "Светлый ручей". Балерины действительно стирают пальцы в кровь: такое случается, так как из-за постоянного интенсивного трения возникают мозоли, которые потом лопаются – в общем, все, как это бывает у обычных людей. Просто у балерин это случается чаще.

"В каждом музыкальном театре есть люди, лично знакомые всем артистам: именно они особенно рьяно кричат "браво" после каждого спектакля и получают за это бесплатные билеты. Артисты уважают и боятся их, так как от этих людей может зависеть не только их успех, но и полный провал"

Такие люди действительно существуют, называют их "клакеры". Это люди, которые гораздо громче, чем обычные посетители, хлопают и кричат "браво". Зачастую они перегибают палку и делают это слишком нарочито, так, что это начинает раздражать не только зрителей, но и самих артистов. Но я бы не сказал, что артисты их боятся: я считаю, что в любом случае, на что ты натанцевал, то тебе и нахлопают.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Авг 11, 2018 8:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018081102
Тема| Балет, Танец, Фестиваль OPEN LOOK, Персоналии, Вадим Каспаров, Наталья Каспарова
Автор|
Заголовок| Вадим и Наталья Каспаровы: "Мы очень хотели всё узнать и поэтому начали строить свой мир танца!"
Где опубликовано| © портал Peterburg2.ru
Дата публикации| 2018-08-08
Ссылка| https://peterburg2.ru/articles/vadim-i-natalya-kasparovy-my-ochen-hoteli-vsyo-uznat-i-poetomu-nachali-stroit-svoy-mir-tanca-45436.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

C 13 по 18 августа в Петербурге пройдет XX международный фестиваль современного танца Open Look 2018. Фестиваль прошел большой путь становления от летней танцевальной школы до самого ожидаемого танцевального события культурной столицы. В канун 20-летнего юбилея, создатели невероятного ежегодного танц-марафона, Вадим и Наталья Каспаровы, рассказали его историю, вспомнили первые ощущения, удачи и разочарования, и представили, что ждёт впереди.



Вадим, Наталья, в этом году фестивалю Open Look исполняется 20 лет. Цифра кажется фантастической. Вы начинали с площадок в ДК, а сегодня спектакли и перформансы показываются на лучших театральных сценах. 20 лет назад представляли ли вы, каких масштабов достигнет фестиваль?

Наталья Каспарова:
Ну в целом для нас не столь важны площадки, сколько то, что на них происходит. 20 лет назад для нас приезд иностранного педагога был событием огромной значимости и ответственности. Любой контакт с мастерами современного танца был как просветление, как будто мы прикасаемся к свету знаний и входим в круг "посвященных". Вероятно так всё и было. В России были те, кто многое знал, но делиться информацией и знаниями особо не спешил. Мы очень хотели всё узнать и поэтому начали строить свой мир танца!

Помните свои ощущения от первого фестиваля? Какие воспоминания самые яркие?

Вадим Каспаров:
Помню, как меня впечатлило, когда через 10 дней фестиваля, я понял, что скинул килограммов 5 своего веса, так как времени свободного не было совсем. Американская компания жила на канале Грибоедова у Театральной площади, но завтракать я их водил на Мойку у Гороховой, потому что там открыли наиболее прилично отремонтированное кафе... Потом провожал обратно на Театральную площадь, на мастер-классы. Одним словом, стресс был такой, что совсем не до еды было. В самом конце фестиваля, я даже поблагодарил американцев за возможность похудеть. Это шутка, конечно. Для меня самым главным стрессом стала организация фестиваля. До этого ничего подобного мне делать не приходилось, да и не хотелось!

Я отлично помню момент и место принятия решения об организации Open Look. 19 июня 1999 года Наталья родила нашу вторую дочь Александру... За пару дней до этого, ко мне обратилась одна знакомая из США, которая попросила помочь в организации приезда американской компании "Бил Янг и танцоры". Я очень сомневался – смогу или нет, но решился.

Надо было что-то придумать, чтобы в Петербурге хоть как-то узнали про эту компанию. 20 июня во время празднования рождения дочки с моим другом и по совместительству PR-щиком Евгением Киселевым, в голове весь пазл сложился. Появилась концепция: сначала мастер-классы, потом спектакль... Надо было оттянуть показ спектакля, чтобы собрать публику. И вот, 15 июля, когда мы показывали гостей на сцене ТЮЗа им. А.А.Брянцева – зал был полон. Это невероятно, но факт... Тогда я понял, что больше не хочу проводить никакие фестивали, потому что это оказалось слишком непросто и наступила смертельная усталость. В команде было 2 человека... Наталья была только после родов, но не смогла пропустить мастер-классы, и уже через пару дней после выписки вовсю работала наравне с другими.

Случалось ли, что фестиваль был на грани своего исчезновения? Что давало силы делать его дальше? Откуда приходила помощь?

В.K.:
Ну это происходит ежегодно... Мы уже привыкли, что после очередного фестиваля, когда умолкают фанфары и аплодисменты, мы начинаем трезво оценивать, что было сделано, зачем и можно ли было что-то не делать... Понимаем, что это всё алогично. В процессе подготовки и реализации наступает такой драйв, что логика отступает на второй план, на первом месте – эмоции и желание сделать праздник для всех.

Н.K.: Конечно, у фестиваля было несколько стадий, как у любого живого организма... Очень крутые вещи мы сделали на четвертом фестивале... То, что мы собрали в тот год до сих пор кажется невероятным... Это все было на таком адреналине. Но, именно отсутствие опыта, и в каком-то смысле наивность и желание показать самое интересное, все это и творило чудеса в то время. Тогда ведь государство не оказывало поддержку никому и ничему... Мало кто сейчас помнит, в каком состоянии была страна в то время.

В.К.: Помощь приходила от самих компаний и педагогов, которые приезжали и работали бесплатно. Сейчас сложно в это поверить, но тогда Россия была как Марс для многих и поэтому все стремились сюда приехать.

Конечно, мы выкручивались как могли, но у меня была точная установка – делать фестиваль каждый год, даже если нет денег, погоды, настроения.... Делать для тех, кто хочет узнать современный танец. В конечном итоге –радость от фестиваля грела целых три дня после окончания, потом опять хотелось все бросить, а на шестой день, я уже умирал от желания поскорее провести следующий фестиваль...

Так как Open Look был раз в год, то мы стали проводить большое количество других фестивалей в течение года: "Кинотанец", "Точка отсчета", фестиваль молодых хореографов, фестиваль джаз-танца и музыки. В общем, скучать было некогда.

Есть ли что-то такое в прошлых, самых ранних сезонах, что вам хотелось бы вернуть?

Н.К.:
Не уверена, что надо что-то возвращать. Современный танец – это не застывшая классика, и поэтому главная его миссия все время меняться и двигаться вперед. Поэтому, он всё-таки имеет свойство устаревать.

Что хотелось бы вернуть, так это здание ДК "Первой Пятилетки". Как там было комфортно работать, там было всё необходимое. Сколько мы вложили души и сил, чтобы это развивать в течение 8 лет. А потом пришлось за три дня выехать оттуда, вывезти всё свое имущество, технику, костюмы, даже линолеум.

Это было в 2005 году. Сразу после фестиваля и этой истории с выездом, мы уехали на гастроли в США. Помню, как мы стояли с Вадимом у моста "Золотые ворота" в Сан-Франциско, и думали о том, что после стольких лет активности, мы буквально оказались на улице. Вероятно тогда эта резкая смена обстановки нас и спасла от реальной депрессии. Поэтому после трёх недель в США, мы вернулись и начали все выстраивать по новой.

Современный танец активно развивается – и за рубежом, и в нашей стране. Но почему-то не такими большими темпами, как хотелось бы. Как вы думаете, почему фестивалей современного танца не так много? Не говорим о небольших и отчасти сомнительных, а все-таки высокого уровня – как ваш.

В.К.:
Это очень серьезный разговор. В этом году на фестивале будет круглый стол, посвященный этой теме. Что мешает активному развитию современного танца и как не допустить подмены в сознании людей, что современный танец – это не контемп? Главное, сейчас не упустить время в погоне за шоу-деньгами и не растерять истинно талантливых хореографов.

Надо культивировать фестивали, а не закрывать их при первых проблемах, нужно не убегать из своих небольших городов, а стараться развивать что-то своё, оригинальное. Вот эти проблемы надо решить сначала для себя, а потом уже обращаться к государству или министерству культуры – мы есть и мы хотим, чтобы современный танец был признаваемой частью нашей культуры, хотим его развивать, потому что это важно для большого количества молодых людей.

Ведь балет тоже не был русским, когда его начали культивировать в России 280 лет назад. Но поэтапное развитие его техники, инфраструктуры, обучение привели к тому, что мы гордимся этим видом искусства и в целом никто не задается вопросом: кто по национальности были первые педагоги балета в России. Все то же самое сейчас происходит с современным танцем. Он вне поля зрения государства и поэтому там нет ни денег, ни технологий и в конечном итоге людей. Я имею в виду, конечно, в масштабе нашей страны нет... То, что есть позитивные сдвиги я вижу, но их надо развивать и укреплять, и всё у нас будет хорошо.

Н.К.: Фестивалей не так уж и мало. "Диверсия" в Костроме, "Айседора" в Красноярске, "На грани" в Екатеринбурге. Фестиваль Context Дианы Вишневой набирает обороты. Есть много мультиформатных фестивалей – Dance Open, Дягилев P.S., Чеховский, Платоновский, Территория, NET, Dance Inversion – все они не могут обойтись без представления современного танца. Однако не у всех из них стоит задача развивать современный танец, они в целом больше нацелены на показ спектаклей. Нет системной работы с целью развития современного танца.

Какие фестивали вам удалось посетить, какие постановки посмотреть во время подготовки юбилейного Open Look?

В.К.:
Я побывал в Сеуле, где впервые и посмотрел корейский современный танец. Потом Бельгия, Израиль, Польша, Финляндия... Смотреть приходится много. Но, увы, не всегда получается все "своими ногами" изучить, поэтому просмотры видеозаписей, комментарии коллег и продюсеров других фестивалей, в том числе помогают в формировании программы.

Насколько ваши взгляды на танец совпадают? Случается спорить при составлении программы?

Н.K.:
По-разному. Иногда спорим, конечно. Но, когда смотрим спектакли вместе, мнения обычно сходятся. Спорим только, когда кто-то один посмотрел живьем и впечатлился, а на видеоверсии этого совсем не ощутить. Но, в итоге приходим к единому знаменателю.

Чем особенно гордитесь в программе этого года?

Н.К.:
Большим российским блоком работ, новыми постановкам наших резидентов. Практически к каждой новой работе россйских хореографов специально пишут музыка, что раньше себе было не представить. Буду гордиться, если получится большая премьера "внейтрино" с Олегом Степановым, специально созданная к юбилейному фестивалю для нашей труппы "Каннон Данс".

В.К.: Для меня, конечно, всегда вызов собраться привезти большие и сложные коллективы.

В этом году нам надо будет поставить душ, там где нет воды, собрать тонну манной крупы, две тонны торфа, 120 кг мрамора, изготовить стойки для корейских барабанов... и это еще не весь список того, что необходимо сделать...

Так что веселый фестиваль нам обеспечен! Если все сделаем – буду гордиться нашей командой. Дня три точно. А потом опять в бой!

Радует уже постоянное присутствие в программе фестиваля российских хореографов – в частности, петербургских – Ксении Михеевой, например. Также вы вновь привозите Челябинский театр современного танца. Некоторые исследователи современного танца, критики, сетуют на то, что нашему танцу недостает самобытности – мы очень многое копируем из-за рубежа. Как вы считаете, насколько российский танец самобытен по своей природе и в чем это выражается? Или не выражается.

Н.К.:
Мне кажется, что у нас как раз все очень самобытно. В прошлом году на фестивале западные продюсеры сказали, что из-за этой самобытности нас на Западе и не понимают. В целом, мне кажется неверной позиция – "Давайте придумаем свое "колесо" и будем удивлять весь мир".

В.К.: Мы даже "Жигулями" не можем удивить никого за 50 лет их производства. А вот в других отраслях, к примеру, ракетостроении, еще как удивляем. Всему свое время. Придет время – удивим. То, что наших танцоров начали разбирать на Западе – первый сигнал, что мы идем в правильном направлении. Но есть над чем работать. Самое главное, что систему функционирования современного танца надо строить с нуля...

Мы находимся сейчас на 1 этаже... Лет 10 были на -6 , то есть глубоко под землей.

Какие российские танцевальные коллективы вы бы отметили? За чьим творчеством точно стоит следить?

Н.K.:
На мой взгляд, сегодня можно успеть отследить все компании в России, так как их мало в целом. Но наиболее верной дорогой идет Театр "Балет Москва", где менеджмент и художественное руководство движутся в одну сторону, развивая и улучшая качество по всем пунктам творческой деятельности.

В.К.: В рамках платформы Russian Look мы имеем уникальную возможность наблюдать за всем, что происходит на территории России. Эксперты, которые отбирают участников, очень тонко отслеживает талантливые коллективы, которые потом "выстреливают" и попадают в номинанты "Золотой Маски" практически из ниоткуда. Так было с "Воздухом" из Краснодара, Таей Савиной из Санкт-Петербурга, Театром Оши из Вологды. Поэтому смотреть надо во все глаза и в разные стороны.

И последний вопрос – 20 лет для вас: рубеж или только начало? Что впереди?

Н.K.:
Хочется верить, что это период трансформации к зрелости нашей организации. Как мне кажется, приобретенный опыт, понимание всех аспектов нашей деятельности, позволит сделать скачок, который поднимет весь пласт наработок на новую высоту. Мы для себя уже наметили пути достижения своих целей, хочется верить, что они все воплотятся в жизнь!

В.К.: Впереди у нас огромное количество работы. Но, лично для меня, сейчас важно прописать "Основы жизнедеятельности современного танца в России" и попробовать их все воплотить в жизнь. Конечно, это одному не осилить, фундамент надо строить всем, кто собирается жить в этом "Доме танца".

==========================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Авг 11, 2018 9:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018081103
Тема| Балет, Персоналии, Вячеслав Гордеев
Автор| ЕЛЕНА ФЕДОРЕНКО
Заголовок| ВЯЧЕСЛАВ ГОРДЕЕВ: МОЯ СУДЬБА СВЯЗАНА С РОССИЕЙ
Где опубликовано| © Журнал "Музыкальная жизнь"
Дата публикации| 2018-08-03 (дата публикации на сайте журнала)
Ссылка| http://mz.kmpztr.ru/vyacheslav-gordeev-moya-sudba-svyazana-s/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

ВЫДАЮЩЕМУСЯ ТАНЦОВЩИКУ, ХОРЕОГРАФУ, ПЕДАГОГУ ВЯЧЕСЛАВУ ГОРДЕЕВУ ИСПОЛНИЛОСЬ 70 ЛЕТ И 50 – ЕГО ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

Красивые даты народный артист СССР встречает в творческих заботах и административных хлопотах. Полон планов «Русский балет», возглавляемый юбиляром, в ГИТИСе, где он руководит кафедрой хореографии, ждут студенты. Он спешит на заседания Общественного совета по культуре Московской области. Жители Сергиева Посада всегда рады его спектаклям и с благодарностью вспоминают счастливые годы перемен, когда Вячеслав Михайлович занимался культурой их района как депутат Московской областной Думы. Он строит Школу искусств в Подмосковье и воспитывает своих детей – дочь и трех сыновей. Мыслями о быстротечном времени и своем повзрослевшем театре, воспоминаниями о детстве, Большом театре, дорогих встречах Вячеслав Гордеев поделился с «Музыкальной жизнью».

ШКОЛА
Балет я увидел по телевизору – фильм «Ромео и Джульетта» с Галиной Улановой. Мне только исполнилось десять лет, и я не мог оторваться от маленького черно-белого экрана. Стал просить маму отвести меня в танцевальный кружок. До этого я осваивал аккордеон, с ним взаимной любви не сложилось. Мама, человек музыкальный и поющий, немного расстраивалась. Играл на немецком трофейном инструменте: в годы войны мама дошла до Берлина, откуда его и привезла. Все свободное время пропадал на стадионе рядом с Лодочной улицей, где мы жили, – постигал понемножку разные виды спорта.
Балетная студия нашлась в нашем Тушино – в клубе «Красный Октябрь», сейчас это – Дворец культуры, база хореографического училища «Гжель». С дачи на Истре я, пятиклассник, ездил на занятия на велосипеде. Мне нравилось танцевать, но я знал, что поступать мне в Суворовское училище. Военным дирижером мечтала меня видеть мама, и я с ней не спорил. Сложнейшие экзамены выдержал успешно. Получив документы о зачислении, решили мы с мамой прогуляться по центру. Идем по Пушечной улице и видим объявление о дополнительном наборе особо одаренных детей на интенсивное шестилетнее обучение в хореографическое училище. Уговорил маму попробовать: «Мы же ничего не теряем, мне так нравится танцевать, документы – с нами». Вошли во внутренний дворик, а там – толпа детей. Записались на просмотр, долго ждали, когда вызовут. Приемной комиссии я понравился и стал одним из трех счастливчиков, которых зачислили. Экзамен держали шестьсот ребят.
Мне казалось, что в классе я первый, и все школьные годы пытался удерживать это лидерство. Улучшаться хотел все время, неудержимо тянуло к рекордам, да и интересно было. Процесс экспериментов над собой был запущен в школьные годы и продолжался в театре. Он оказался необратимым. Класс повторял два-три раза в день – так советовал мой замечательный педагог Петр Пестов. Выполнял в день не менее тысячи прыжков – «воспитывал» ноги. Наверное, позвоночник садился, но об этом я не думал. Допрыгался – разорвал «ахилл» на самом пике карьеры. Вопреки прогнозам вернулся на сцену – коллеги удивились.

ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ
У нас в хореографическом училище появились девочки-итальянки, приехали учиться по обмену. Нам они казались необычными, к ним тянуло – мы-то за границей не бывали, иностранцев видели только по телевизору. Наши простые ребята быстренько научили их нецензурной лексике и страшно хохотали, когда девочки старательно выговаривали трудные слова, не понимая их смысла. Меня подобное не устраивало, я хотел настоящего общения. Начал осваивать итальянский язык и за несколько месяцев выучил: помогло, наверное, знание французского. С Анной-Марией Гросси у нас сложились серьезные отношения, во всяком случае, мне тогда так казалось. Случилась первая любовь. Меня взяли в Большой театр, а она уезжала домой. Я отправился ее провожать в Шереметьево, и кто-то довел до сведения руководства театра, как нежно мы прощались. Тогда меня решили притормозить с гастрольными поездками – вдруг сбегу?

НУРЕЕВ
Судьба Рудольфа Нуреева интересовала всех. Я же в Москве однажды видел его восхитительный танец. Благодаря Анне-Марии жизнь Нуреева была у меня «под контролем»: из Италии она привозила вырезки газетных рецензий, любительские съемки, фотографии. Из этого «запрещенного богатства» я получал бесценную информацию о том, как надо работать и что значит – служить сцене. Я многое знал о танцовщике, который представлялся мне идеалом. Например, что на урок он надевал на себя десять шерстянок, а потом, по ходу класса, поочередно снимал их. Мышцы хорошо разогревались, становились и мягче, и длиннее – так он боролся со своими вечными проблемами с перетруженными ногами. Он танцевал бешено, неистово – и с травмами, и с воспалением легких. Тогда я и подумать не мог, что судьба подарит мне встречи с кумиром.
Познакомились мы в Вене, куда нас с Надеждой Павловой приглашали много раз, но мы об этом даже не подозревали. Когда приехали танцевать рождественский блок «Щелкунчиков», балетный интендант Венской оперы поинтересовался, сколько у нас детей. Услышав, что наследников нет, удивился: «Мы много раз ждали вас – нам отвечали, что Павлова рожает». С Нуреевым мы жили в одной гостинице напротив Оперы и встретились на завтраке. Он подошел, позвал на свой спектакль и банкет. Я же имел неосторожность пригласить его к нам в номер на деликатесы – как все артисты, мы привозили с собой колбасу, икру, водку. Рудольф рассмеялся: «Помню-помню, я тоже когда-то брал с собой еду…» На следующий после приема день появились газетные репортажи, где подчеркивалось особо, что на вечеринке у Нуреева присутствовали знаменитые советские артисты и вели себя дружелюбно. Никаких взысканий не последовало, но в посольство вызвали и объяснили, что не стоит общаться с «изменником Родины». Но встречи наши продолжались до последних дней жизни Рудольфа. Если мы «пересекались» в какой-нибудь стране, то непременно виделись.
Рудольфу нравилось создавать комфортную обстановку близким людям, тем, кого он ценил. В Сан-Франциско он попросил «опекать» меня свою знакомую – девушка много интересного рассказала, катала на самолетах, подавала лимузины. В Нью-Йорке нас собрала хозяйка светского салона Женя Долл. В молодости она участвовала в дягилевских сезонах, танцевала в труппе Анны Павловой, потом вышла замуж за миллионера. Она пригласила нескольких солистов Большого театра и Рудольфа. Он принес огромную банку черной икры, килограмма на два, и я вспомнил, как хотел его угостить в Вене. Отлично провели время, говорили обо всем на свете и, конечно, о балете.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ РЕПЕТИЦИЯ
В античном греческом амфитеатре Нуреев танцевал в своей «Раймонде». Мы же приехали в Афины из Салоников. Жарища стояла невероятная, люди падали в обмороки, жизнь начиналась после захода солнца, когда зной отступал. Нуреев сообщил, что оставил нам с Павловой два билета и ждет на балете. Я никому не говорил о приглашении, но информация просочилась, кто-то стукнул. Ко мне подошел секретарь парторганизации и попросил не ходить на спектакль. Я ответил, что могу в свободное время делать то, что хочу, и добавил: «Я же родину не предаю и не в стрипклуб собираюсь…» Что вы думаете? Вечером назначили незапланированную репетицию. Нас привезли в какой-то карьер, где невозможно было заниматься, мы попытались, но не смогли. Ближе к ночи позвонил Нуреев, я объяснил, почему на «Раймонду» мы не попали. Он пригласил на ужин: «Приезжайте, хоть повидаемся, завтра утром я улетаю». Мы заказали такси и поехали к нему в гостиницу. По номеру носилась его симпатичная помощница, упаковывала вещи. Мы поболтали, обменялись новостями и пошли ужинать. Сажая нас в такси, Рудольф предложил заплатить, но мы отказались. Ему нравилось покровительствовать, помогать, проявлять щедрость. Жаль, что сейчас о нем говорят как о человеке скандала. Таким я его не знал, он был разным.

ДЕБЮТ
В Большом меня определили в класс к уникальному наставнику – Алексею Варламову, с ним я готовил свои роли. Дебютной сольной партией стал Арлекин в «Щелкунчике». Самым сложным оказался первый кувырок – на позвоночнике вскочила шишка. Делал вместо трех пируэтов – десяток, между ними «блинчики». На турах с «разножками» меня сносило немножко в сторону. Григорович после спектакля пришел на сцену поздравить с премьерой: «Думаю, если бы вы еще раз эту комбинацию повторили, то залетели бы в директорскую ложу». Я почувствовал его расположение ко мне и в отличном настроении улетел в составе группы артистов Большого театра во Францию. Импресарио знал меня еще по училищу и настаивал на моем участии, но это другая история. Пока мы колесили по дивным городам, в Москве репетировали «Пламя Парижа», и Юрий Николаевич, видимо, на меня рассчитывал – он видел на выпускном моего Филиппа. Возвращаюсь, а Григорович меня не замечает – обиделся. Оказался с ним в лифте. Говорю: «Юрий Николаевич, вы же меня отпустили… Сказали бы “нет” – я бы не поехал». Признался, что забыл, хотя сам подписал бумагу от Госконцерта. Через некоторое время я станцевал «Пламя», он остался доволен моим танцем. Отношения наладились.

СУДЬБА
Без Большого театра и родной Москвы я своей жизни не представлял, хотя заманчивыми предложениями искушали нередко. Анна-Мария звала в Италию, предлагали работу в Испании и Франции. В Америке принесли готовый контракт на фантастическую сумму, в два раза больше, чем у Годунова. Подключилась к уговорам и Лена Чернышова, которая работала с Барышниковым: «Поверь, Слава, уже через полгода все, что осталось “там”, будет от тебя так далеко и совсем неинтересно». Не знаю, но я и сейчас думаю, что не стал бы «своим» в чужой стране. Для этого надо иметь особое желание. Оно было у Миши Барышникова. Накануне поездки в Канаду, откуда он не вернулся, я заходил к нему домой – в квартире ничего не было, кроме газет, валявшихся на полу. Я спросил: «Миша, а где мебель?» Он ответил, что хочет все поменять. Саша Годунов мечтал сниматься в Голливуде и своего добился. Балет с годами стал для него нагрузкой, он сам мне об этом говорил. Ему – красивому, выразительному, способному – трудно было танцевать с высоким ростом и жестковатыми мышцами. А Нуреев-то убегать не собирался, «прыжок к свободе» придумали позже. Грезил станцевать в «Легенде о любви». Для него тогда ничего, кроме танца, не имело никакого значения. Он приезжал из Ленинграда в Большой театр и не говорил ни о зарплате, ни о квартире. Он просто хотел работать. К счастью, он оказался человеком мира, влился в новую жизнь, все театры хотели его видеть. О России он мало думал, но, казалось, скучал по «своим» городам – Ленинграду, Казани, Уфе. У каждого – своя ситуация, своя судьба. У меня она связана с Россией.

НАДЕЖДА ПАВЛОВА
С Павловой мы прожили в браке почти десять лет, все эти годы вместе танцевали. Это было наше время – так говорила Марина Тимофеевна Семенова. Поездки, гастроли, автографы, внимание зрителей и журналистов. Поначалу не замечали, что нас окружала зависть. Плелись интриги, запускались слухи, провоцировались скандалы. Расставались мучительно. Мне осталась квартира – наше с мамой произведение искусства. Во время ремонта я всерьез увлекся архитектурой и строительством. Павловой я сделал квартиру в Замоскворечье, она и сейчас там живет. Мой дом остался пустым: приехали люди, я отдал все, от дорогой мебели до любимых предметов и старинных картин. Я тогда увлекался антиквариатом, нравились редкие вещицы. Сейчас как обрубило, совсем не интересуюсь раритетами. Мне казалось, что я спокойно и достойно отнесся к происходящему, понимал, что вещи счастья не приносят, но сердце тогда впервые дало о себе знать.
Не общались мы много лет, но на моем юбилее в концертном зале «Россия» станцевали в дуэте – это была не моя идея, а прозорливого редактора Марии Мульяш. Сначала я ее не поддержал, потом – смирился. Встретились с Павловой нормально, отрепетировали два адажио – из «Спартака» и «Легенды о любви». Она жаловалась, что мало танцует в театре, чувствовалось, что у нее финансовые проблемы. Я взял ее в поездку в Баку. Принимали нас отлично. После выступления пригласили в роскошный ресторан, за столом сидели известные люди: Мстислав Ростропович с дочерьми и их мужьями, Ильхам Алиев, будущий президент Азербайджана. Потом Павлова станцевала премьеру «Спящей красавицы» в «Русском балете». И… появились статьи, авторы которых писали, что я налаживаю отношения. Я-то помогал, о совместной жизни речь идти не могла – у меня уже была другая семья и дети. Еще раз убедился в том, что наш развод был кому-то нужен.
Когда возглавил балет Большого театра, передо мной поставили конкретную задачу – освободить труппу от артистов пенсионного возраста. Имя Надежды Павловой открывало этот список. Я же всех народных артистов СССР оставил, а Павловой дал станцевать премьеру «Сильфиды» – спектакля, о котором мечтал сам.

КОНКУРС
В начале 80-х я принял участие во Всесоюзном конкурсе балетмейстеров, где мне вручили диплом. Показал два номера: «В антракте» – юмористическую зарисовку на музыку Альфреда Шнитке и «Гусляра» на музыку Валерия Кикты, после которого Павлову с Заклинским долго вызывали на сцену. Одна из знакомых считала выходы на поклоны – 13 раз. Странно, что после такого приема мне не дали премии. Член жюри Валентин Елизарьев объяснил решение судей так: «Конкурс профессиональный, а у тебя нет высшего хореографического образования». Слова расстроили и подтолкнули – в тот же год поступил на балетмейстерский факультет ГИТИСа. Закончил его за 12 месяцев, к тому времени я уже имел диплом факультета журналистики МГУ. Сейчас, уже третий год, руковожу кафедрой хореографии в ГИТИСе. В моей творческой мастерской немало способных ребят, в каждом – индивидуальность, которую надо развить. Стараюсь раскрыть все тайны и тонкости профессии. Помогаю им в постановочной практике, даю возможность в своих учебных работах занимать артистов «Русского балета», предоставляю репетиционные залы, а, по возможности, и сцену для показов.

ПЕРВЫЙ РЕБЕНОК
Театр «Русский балет» – мой ребенок. Ирина Тихомирнова, серьезно заболев, предложила мне возглавить ее ансамбль, который числился по ведомству областной филармонии. Артистов, их было 16, я знал – они участвовали в наших с Павловой творческих вечерах. Конечно, я не решился, мне было немного за 30, мысли о пенсии еще не посещали. Все решил совет друга-художника Владика Костина. Кстати, благодаря ему я стал блондином. «Как ты можешь выходить в “Жизели” с темными волосами? Альберт – почти ариец, из нордической расы», – сказал и покрасил меня в первый раз. Владик придумывал мне костюмы для концертных выступлений, вместе со Славой Зайцевым занимался нашими вечерами. Но я отвлекся. На одной из домашних посиделок, которые Костин устраивал едва ли не ежевечерне, собирая людей искусства со всего мира, я попросил его совета. Он думал недолго: «Бери, справишься. Ни у кого нет своего коллектива, а у тебя – будет». Тогда Москва имела только три балетных труппы: в двух театрах – Большом и Музыкальном имени Станиславского и Немировича-Данченко и «Классический балет», который возглавляли Наталья Касаткина и Владимир Василёв. Если рассказывать, каких трудов стоило превратить крошечный танцевальный ансамбль в «Русский балет», то и места в журнале не хватит. С тех пор театр – часть меня самого.

ЕДИНОМЫШЛЕННИКИ
Есть люди, которые умеют красиво говорить, а есть те, кто всегда рядом, с которыми вместе идешь по жизни. Мои попутчики-единомышленники – Ольга Васильевна Коханчук, главный педагог-репетитор театра, и заместитель директора Виктор Петрович Давыдов. Они – постоянно рядом, их помощь – надежна и реальна. Труппа молодеет с каждым годом – так мне кажется с высоты моих лет, на самом-то деле, мы как брали 18-летних выпускников, так и берем. Приходят сильные, энергичные танцовщики – наверное, это помогает мне и в работе, и в жизни. Все равно труппа должна взрослеть, сколько бы молодежи ни приходило, но у нас так складывается, что «возрастных» артистов немного, кто-то из них начинает преподавать, другие, оставив сцену, находят себя в иных сферах деятельности. Немало тех, кто, набрав в «Русском балете» форму и получив награды на конкурсах, уезжает работать на Запад. Мы это приветствуем и радуемся – пусть распространяют русский балет в мире.
Я считаю, что наш театр должен пропагандировать русско-советское искусство, именно поэтому основа репертуара – классика. В этом году выпустили премьеру «Дон Кихота», в ближайших планах – «Бахчисарайский фонтан». В редакции классических спектаклей я включаю все лучшее, что поставлено предыдущими поколениями балетмейстеров. Как можно изъять из «Лебединого озера» четверку маленьких лебедей или адажио второго акта, и па-де-де в «Щелкунчике» тоже не хочу менять. Никогда не упрощаю текст, не иду по пути наименьшего сопротивления, выбираю тех исполнителей, которые могут это выполнить. Классика – серьезная проверка на качество и прочность, на мастерство и школу. И это не в угоду зрительскому успеху. Публику надо увлечь самим спектаклем, ей же, скажем честно, неважно, кто поставил ту или иную вариацию. Сохранение традиций ценно для нас и для того, чтобы передать их следующему поколению.

ЭКЗЕРСИС
Мы знаем, что старость неизбежна, и все ее боимся. Умнейший человек академик Николай Амосов старался отодвинуть процесс старения. На себе проверял систему, включавшую физические нагрузки, активизацию мозговой деятельности и рацион питания. Он по тысяче раз ежедневно приседал, я когда-то столько же раз отжимался – тоже проводил над собой эксперимент. А модный сегодня бразильский гуру утверждает, что надо жить без ограничений, позволяя себе все радости и излишества, чтобы к старости прийти утомленным от удовольствий и с уставшим телом. Такие крайние позиции. Я – сторонник менее радикальных взглядов. Поддерживаю вес и со своими артистами каждый день встаю к балетному станку, хотя с серьезными танцами попрощался, когда возглавил балет Большого театра. Мог еще танцевать, но решил не переходить дорогу молодым, да и использовать служебное положение казалось недостойным. Моя исполнительская деятельность, правда, продолжалась – в спектаклях «Русского балета». На 90-м году жизни Амосов признался, что победить природу не удалось – критическая точка все равно наступила. Возраст мне пока вроде бы не мешает и не сбивает темпа жизни. Но иногда я его чувствую – странноватое ощущение. Сейчас рядом с моим домом кипят строительные работы – я возвожу Школу искусств. Оступлюсь на стройплощадке, или нога соскользнет с какого-нибудь кирпича – и от резкого изменения положения прихватит спину. Не могу уже, как горный козел, одним рывком взбегать по лестницам. Так что годы, бывает, дают о себе знать.

ЛЕБЕДИ НА АНГАРЕ
Проблем, конечно, немало. Госзадание включает более ста спектаклей в год, из них половина – в Подмосковье, а совсем недавно было чуть более десяти, что реально выполнить. Московская область – большая, размером с Францию, хороших сцен, где может выступать балет, немного. Тяжело не только танцевать на неприспособленных подмостках, трудна и сама поездка – часа два-три в одну сторону, возвращаемся после полуночи, а еще до домов добираться. Следующий день, естественно, неполноценный – позже назначаем класс, меньше репетируем. Темпы сбиваются. Непросто совместить госзадание с гастрольными планами, а мы стараемся не подводить наших импресарио. Работаем с ними давно, и они уверены в высоком качестве и в выполнении контракта. «Русский балет» известен и востребован в мире, но, к сожалению, наш бренд нередко используется. Приезжаем в Китай, Европу или Латинскую Америку – и нам показывают афиши, где крупными буквами напечатано «Русский балет», а где-то внизу, совсем мелко, уточняется: коллектив из Петербурга или Йошкар-Олы.
Наш театр много и с удовольствием гастролирует по России. После турне по Сибири губернатор Иркутской области обратился ко мне с предложением создать балетную труппу при Музыкальном театре и хореографическую школу на базе театрального техникума. Приезжал, отсматривал залы, решали важные вопросы: где ребята из области смогут жить, учиться, питаться. Когда-то в городе был балет, но сейчас в труппе Музтеатра всего 14 танцовщиков, которые участвуют в опереттах. Дело задумано важное, и если все запланированное осуществится, то стартовыми спектаклями сделаем балет «Ангара» или «Бахчисарайский фонтан». Сейчас – летнее затишье. Посмотрим, что будет осенью. Вперед колесницы не побежишь. Мы же вновь собираемся в Иркутск, где на берегу Ангары на открытом воздухе покажем «Лебединое озеро». Дел много – «ревизию» собственной жизни проводить рано.

==================================================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Авг 11, 2018 9:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018081104
Тема| Балет, театр "Русский балет", Персоналии, Вячеслав Гордеев
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Вячеслав Гордеев: «Мы поехали на ужин к Нурееву, хотя понимали, что общаться с ним нельзя»
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2018-08-02
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/person/214229-vyacheslav-gordeev-my-poekhali-na-uzhin-k-nureevu-khotya-ponimali-chto-obshchatsya-s-nim-nelzya/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

3 августа исполняется 70 лет Вячеславу Гордееву — народному артисту СССР, художественному руководителю театра «Русский балет». Полвека — его творческой деятельности. Юбилейным датам посвящены гастроли коллектива по городам Сибири и Дальнего Востока, на берегу Ангары показали «Лебединое озеро». Завершился фестиваль «Молодой балет мастеру», впереди — гала в Сергиевом Посаде, где депутат Московской областной думы Вячеслав Гордеев курировал сферу культуры. Осенью — празднование в Большом театре, с которым связан блистательный путь премьера и опыт руководства балетной труппой. «Культура» встретилась с маэстро в разгар праздников.


Фото: Jens Kalaene/DPA/TASS

культура: Часто возвращаетесь к тем или иным событиям своей жизни?
Гордеев: Все живут воспоминаниями, без них люди становятся манкуртами. А возраст? Он тот, на который себя ощущаешь. Годы напоминают, когда темп меняется. Вокруг меня все крутится, я пытаюсь соответствовать. В последнее время дел, кажется, прибавилось, ритм ускорился. Появляются новые люди, каждый год беру в театр выпускников училищ, жизнь вокруг меня омолаживается. Это требует поддержания физической формы, поэтому приходится заниматься — и для себя, и для них: когда стою рядом в зале, они понимают, что контроль — постоянный. В гастрольных поездках не только занимаюсь, но даю уроки, много репетирую — все время в процессе.

культура: Вы делаете ежедневный класс вместе со своими артистами?
Гордеев: По утрам встаю к балетному станку. А бегать прекратил после операции по замене бедренного сустава. Занимаюсь не для того, чтобы выходить на сцену, с серьезными танцами расстался. Главное — потеть, чтобы кровь хорошо циркулировала и сосуды не теряли эластичности. Репетирую, качаюсь, поддерживаю вес — пытаюсь сделать себя лучше, насколько это возможно в мои годы.

культура: Как в Вашей жизни появился балет?
Гордеев: Заниматься хореографией начал поздно. Жили мы в Тушино, рядом со стадионом, где я понемножку осваивал все виды спорта. Хоккей, баскетбол, волейбол, потом — бокс и карате. Играл на аккордеоне — трофейном, мама привезла его из Германии. Она воевала, дошла до Берлина. Владела несколькими инструментами и задушевно пела в компаниях, вот и меня пыталась приобщить к музыке. Отношения с аккордеоном у меня не сложились, хотя я не без успеха исполнял какие-то пьески. Влюбился в балет, увидев фильм «Ромео и Джульетта» с Галиной Улановой по телевизору. У нас был такой — с маленьким экранчиком и большой линзой. Стал просить маму определить меня в танцевальный кружок. Она опасалась дурного влияния улицы, была правильной, отзывчивой и отвела меня «на балет» в клуб «Красный Октябрь». На отчетный годовой экзамен пригласили солиста Большого театра Михаила Каверинского. Мама услышала, как он сказал про меня коллегам: «У мальчика есть данные, надо бы его показать в училище». Но к тому времени мы уже распланировали мою жизнь иначе.

культура: То есть?
Гордеев: Мама мечтала видеть единственного сына военным дирижером и сделала все возможное, чтобы я поступил в Суворовское училище, куда попасть было сложно, а учиться — престижно. Сдал экзамены, прошел строжайший осмотр — отбирали нас, словно для подготовки резидентов, проверяли все, до последней косточки, чтобы не было дефектов — никаких особых примет. Помню, идем с мамой по Пушечной улице — я уже побрит наголо, через несколько дней переезжаю в казарму, документы под мышкой — и видим одинокое объявление о наборе особо одаренных детей в хореографическое училище с интенсивным шестилетним обучением. Попросил: «Давай попробуем, балет мне так нравится». В маме отозвался ее предприимчивый, немного авантюрный нрав, и мы пошли. Во дворе — толпа детей. Записали меня в очередь, к вечеру проверили способности. На медицинском осмотре насторожила сыпь за ухом, заподозрили рожистое воспаление. Помчались в поликлинику на Неглинку, вернулись со справкой, исключавшей рожу, и меня, двенадцатилетнего, зачислили в шестой класс. Из 600 детей взяли троих.

культура: Вы были целеустремленным и упрямым учеником?
Гордеев: Таким и остался. Хотел стать лучшим — запустился стимулирующий и необратимый процесс. Делал в день тысячу разных прыжков, из них 300 со стула на пол — и на другой стул. Помимо класса и репетиций.

культура: Вы бывали в исторических гастролях училища за границей. Тогда Вас назвали «золотым мальчиком»?
Гордеев: Первый полет на самолете, первая поездка за рубеж и сразу — Париж и Лондон. «Золотым мальчиком» окрестили, потому что выступал в желтом блестящем костюме. На концертах побывал известный импресарио Алгаров, потом он приехал к нам на выпускные экзамены, после которых прислал заявку в Госконцерт с предложением организовать мои гастроли по Франции. Получил отказ — кто такой Гордеев? Решили собрать группу из 13 артистов во главе с Раисой Стручковой. В эту «чертову дюжину» вошел и я.

культура: Вы уже работали в Большом театре?
Гордеев: Только-только пополнил ряды кордебалета, но уже попал «под подозрение» и выпускать меня из страны не хотели. Но запретить не могли — поездка формировалась «под меня», такая выпала «персональная гастроль». Приставили «человека в штатском». За два месяца исколесили всю Францию, успех — бешеный, предлагали остаться, но я был так счастлив, что меня взяли в Большой. Когда вернулся, меня опять «закрыли»: одна поездка — мимо, вторая — тоже без меня.

культура: Почему не выпускали за границу?
Гордеев: Причина обычная — общение с иностранцами. У нас в школе учились девочки-итальянки, с одной — Анной-Марией Гросси — случилась первая любовь. Нас связывали, как тогда казалось, серьезные отношения. Я выучил итальянский язык, даже стихи пытался на нем писать. Она уезжала на каникулы, и о нашем теплом прощании в Шереметьево стало известно руководству.

культура: Как удалось пробить брешь?
Гордеев: Группа солистов готовилась к выступлениям на Кипре, и буквально за несколько дней до отъезда из-за травмы «выпала» одна пара. Меня поставили на замену.

культура: Через несколько лет у Вас с Надеждой Павловой начались индивидуальные гастроли. Тогда Вы и познакомились с Рудольфом Нуреевым?
Гордеев: Впервые, еще в годы учебы, увидел его на концерте в Зале имени Чайковского и был потрясен его танцем. Познакомились мы гораздо позже, когда приехали на блок из пяти «Щелкунчиков» в Венскую оперу. Наши спектакли шли вслед за нуреевским «Лебединым озером». Жили в гостинице «Империал» напротив театра. Встретились на завтраке. Он подошел и пригласил на свой заключительный спектакль и ужин. Танцевал Рудольф, наверное, неплохо, но мне не понравилось, это было не сопоставимо с тем, что я видел в Москве, — небо и земля. Не знал, что сказать, поэтому после окончания мы с Павловой ушли, объяснив переводчице, что у нас завтра выступление и мы должны выспаться. В гостинице сразу завалились спать. Разбудил звонок: «Нуреев пригласил в ресторан весь балет Венской оперы, но без вас ужин не начинает, ждет». Мы вскочили, оделись, погнали, хотя и понимали, что нам нельзя общаться с Нуреевым. Меня потом действительно вызывали в посольство: «Как Вы могли, он под статьей ходит, должен отсидеть». Объяснил, что мы сейчас работаем в одном театре, он пригласил на свой спектакль, и я не мог сказать, что мы, русские, манкируем всех и не приходим.

культура: Неужели спустили на тормозах?
Гордеев: Нас тогда боялись трогать. После случая, когда я в Америке опоздал на спектакль, а все подумали, что остался, ко мне стали относиться более спокойно. Если уж я тогда не удрал, то сейчас, когда мы с Павловой поженились, вряд ли это произойдет. Правда, потом, в 1979-м, когда Александр Годунов попросил у американских властей политического убежища, надзор резко ужесточился — сопровождавшие разве что не спали вместе с нами. Выходили из номера, убедившись, что мы ложимся.

культура: Чем Вам тогда не понравился танец Нуреева?
Гордеев: У него были выработаны мышцы, в прошлом остался высокий прыжок, он все делал на бреющем, низком полете. Исполнял массу мелких движений, которые в «Лебединое озеро» с широтой музыки Чайковского, ее протяжностью, не вписывались. Он спрашивал меня о впечатлении, и я сказал, что думаю: о несоответствии музыки и движений в его редакции. В ответ услышал: «Хотите сказать, что музыку лучше меня чувствуете?»

культура: Наверное, Рудольф обиделся?
Гордеев: Нет, напротив, у нас завязались если не дружеские, то добрые приятельские отношения. Запомнил его лояльным и милым, совсем не заносчивым. Если ему нравился человек, то он был абсолютно открыт. Когда мы «пересекались» в какой-нибудь стране, он всегда звонил, предлагал посидеть вечером в ресторане. Таких встреч случалось немало.

Однажды в Америке он подарил мне огромную коробку, где четырьмя стопками лежали несколько сотен виниловых пластинок: все оперы Моцарта, он знал, что мной они любимы, и записи той музыки, которую, по его мнению, надо знать. Тогда Рудольф начинал заниматься дирижированием. Этот ящик поднять было невозможно, мы отправляли его театральным имуществом в контейнерах. На таможне в Москве сказали, что дисков — товарное количество. Убедил, что они не для продажи, тем, что среди них ни один не повторялся, все — разные.

Когда Нуреев приезжал в Петербург, я передал ему антикварный сувенир — он любил раритеты. Руди уже сильно болел, с трудом исполнил «Сильфиду». Сам трезво оценивал свои возможности и говорил: «Найдите человека, который в 54 года выйдет Джеймсом». Такого действительно не было. Я тогда подумал, что станцую. Не получилось.

культура: Зачем Вы в расцвете артистической славы взвалили на себя все хлопоты с труппой «Русский балет»?
Гордеев: Почему взвалил? Знаете, когда мать рожает и выкармливает малыша, она его поднимает на руки ежедневно — и в годик, и в пять. А если отец возьмет его, например, четырехлетнего, то схватится за спину с непривычки. Я родил «Русский балет», и для меня он — ноша не тяжелая. Сейчас ребенок подрос, на руках его не нянчу, иду рядом и не чувствую усталости.

Начиналось все в 1984 году, когда я узнал о присвоении мне звания народного артиста СССР. Ирина Тихомирнова предложила возглавить ее небольшой коллектив, которому шел третий год. Сама она неизлечимо болела, я же занимался в классе у ее мужа Асафа Мессерера — с тех пор, как мой педагог Алексей Варламов ушел из жизни. Тогда это была маленькая труппа при областной филармонии, где я делал наши творческие вечера с Надеждой Павловой. Честно говоря, сильно колебался, поддержал меня друг — художник Владислав Костин: «Конечно, это обуза — ты же много выступаешь, гастролируешь, но, знаешь, ни у кого нет своей труппы, а у тебя будет!..» И я, как первопроходец, ринулся.

культура: Ваша творческая программа, оправдывающая само название «Русский балет», осталась неизменной?
Гордеев:Да, мы сохраняем шедевры русской и советской хореографии. Знаете, в балетном театре каждой страны существуют свои традиции. В современном танце, который пришел с Запада, мы не первые. Лучшими стали в классике — благодаря великим спектаклям и нашей школе. Традиции надо развивать. Мы не сможем представить балеты Бежара точнее, чем его труппа, никогда не исполним американскую хореографию так, как их артисты. У нас иные — школа, ощущение пластики и даже ментальность. Все это имеет значение в танце.

культура: Вам жаль, что вылетел из гнезда «Русского балета» знаток старинной хореографии Юрий Бурлака? Он же возглавил Самарскую труппу?
Гордеев: Это нормально. Он вырос, закончил танцевать, ему надо идти дальше. Я пригласил его в «Русский балет» более трех десятилетий назад по просьбе своего школьного наставника Петра Пестова. Юра отлично играл на рояле и не знал, что делать: в консерваторию поступать или идти работать в театр артистом балета. Выбрал второе, целенаправленно учился, стал редким специалистом, поруководил балетной труппой Большого. Сейчас он преподает в МГАХ, управляет театром, пишет книги, его знания востребованы. Мы с ним остались в хороших отношениях.

культура: Почему все-таки распался образцовый дуэт «золотого мальчика» и «чудо-девочки»? Ведь ваша пара с Надеждой Павловой была последним ярким балетным символом советской эпохи.
Гордеев: На днях мне звонили с телевидения, просили прийти на передачу «Детектор лжи», чтобы выяснить правду о нашем совместном проживании и нашем расставании. Я согласился сначала, но потом жена урезонила: «Тебе 70 лет, зачем отвечать на дикие вопросы, будоражить прошлое?» Подумал, что, наверное, она права.

Определенные люди захотели, чтобы символа не стало. Я знаю их поименно, но называть не буду. Они задались целью развалить наш дуэт и развести нас, и ее достигли. Выбрали метод интриг. Меня, конечно, хотели грязью облить. Но, как говорил Пушкин, «если кто-нибудь сзади плюнет на мое платье, так это дело моего камердинера вычистить платье, а не мое».

культура: Что подстегивало их?
Гордеев: Зависть всегда управляет подобными процессами. Ничего удивительного. Мы тогда больше всех ездили, много танцевали — приезжали не на одно выступление, а на несколько дней, еще и с двойниками, зарабатывали бешеные деньги. В Горький отправились поездом, а вернулись на новенькой «Ниве». Из Южной Америки я приехал на «Мерседесе» со 126-м кузовом. Такой был только у английского посла. Ехал по Москве, а милиционеры мне честь отдавали. К нам зашел врач, будущий муж Павловой, и выдохнул: «Как люди живут!» Мне сказали, что я ее чуть ли не обворовывал, обирал, заставлял репетировать через силу, чтобы она деньги зарабатывала. А я ее в форме держал. Время все расставляет на свои места, да и уже расставило.

Какое-то время надеялся, что ситуация изменится, отношения — наладятся. Тогда «Русский балет» собирался на гастроли в Аргентину. Пробил поездку с огромным трудом, труппа пребывала в счастье. Павлова ехать отказалась. Я попросил ее до отъезда не говорить о наших планах расстаться, чтобы не сорвать гастроли, но на следующее утро она поставила в известность руководство. Тогда я понял, что все кончено, — не хочу и не могу быть рядом. Впервые сердце у меня схватило именно в тот день.

культура: Активно обсуждался и квартирный вопрос...
Гордеев: У меня осталась квартира, она связана с памятью о маме и с моим серьезным увлечением архитектурой и строительством. Вскоре меня пригласил министр культуры Петр Демичев: «Слышал, вы разводитесь, мы вам жилье подберем». Я ответил, наверное, дерзко: «Вы же министр культуры — и занимайтесь культурой. Свои бытовые вопросы решу сам, и Павловой квартиру сделаю». Так и случилось, она и сейчас там живет, неподалеку от Третьяковки. Из моего дома забрали все, но я знал, что заработаю, поднимусь, выстою.

культура: Потом же Вы танцевали вместе?
Гордеев: Много лет не поддерживали отношений. Незадолго до моего юбилея главный редактор концертного зала «Россия» Мария Мульяш предложила пригласить на творческий вечер Павлову: «Представляешь, какой будет шок?» Согласился не сразу и сам звонить не стал. Все устроила Мария Борисовна. Мы с Павловой встретились нормально, по-деловому, отрепетировали два адажио — из «Легенды о любви» и «Спартака». Выступление произвело сенсацию. Павлова после концерта пожаловалась, что ей не дают спектаклей в Большом. Я ей предложил станцевать премьеру «Спящей красавицы» в «Русском балете», первый показ состоялся на кремлевской сцене. И тут пресса начала писать о том, что мы вновь создаем семью. У меня же шла другая жизнь, дети уже бегали.

культура: Зачем Вы несколько лет работали в Московской областной думе?
Гордеев: Есть предложения, от которых нельзя отказаться. Борис Громов, экс-губернатор Московской области, сказал мне добрые слова и выразил желание видеть меня своим главным доверенным лицом. Кто скажет «нет»? Тогда у меня болело бедро, готовился к операции и понимал, что какое-то время буду малоподвижен, общественной работе это не помешает. Решил попробовать: если не справлюсь или не увлекусь — сложу с себя полномочия. Как заместитель председателя комитета по культуре и спорту я курировал Сергиево-Посадский район. Святые места: Лавра, Покровский монастырь, городище Радонеж — подумал, что это судьба, и пошел за ней. Считаю, что сделал немало хорошего. Отремонтировали Дворец культуры имени Гагарина — он стал как новенький, с отличным оборудованием. Обновляли школы и дома, меняли окна в детских яслях, создавали и продвигали законы. Работал в открытую — на страничке в интернете размещал все отчеты, включая финансовые — какие материалы и за какую цену куплены. Личное время потрачено не зря, да и хорошую школу я прошел.

культура: Вы — многодетный отец. Отличается ли подрастающее поколение от Вашего?
Гордеев: Нынешнее поколение — цифровое, они все в гаджетах и компьютерах. Простая, реальная, бытовая жизнь их мало интересует. Интернет же — неживой, он выхолащивает, хотя информации предоставляет в миллион раз больше. Вот им и кажется, что они все знают и нет ничего невозможного. Но, с другой стороны, живого общения не хватает, оно замещается виртуальным. Нет в молодежи азарта человеческого, а уж что приходится слышать и видеть на улице, повергает в шок. Моих детей улица, кажется, не развратила. Младший сын Саша окончил второй класс, увлекается теннисом. Никита учится в Кадетском корпусе. Дмитрий получает второе высшее образование в МГУ — после журфака поступил на юридический. Старшая дочь Люба учится в Лондоне по специальности «Международная экономика». Она ждет, когда вернется на нашу дачу, очень ее любит.

культура: Вернется, а папа на своей земле, на свои средства, по своему проекту строит детскую школу искусств.
Гордеев: Люблю все, что связано с архитектурой, проектированием, строительством. Школу задумал давно. Надоело клянчить деньги на «Русский балет», просить условий для воспитания нового поколения артистов. Чтобы оказали помощь, нужно быть либо богатым человеком, либо медийным лицом. Я, видимо, уже отработанный материал. Бронепоезд стоит на запасном пути. Более тридцати лет назад я купил землю в Валентиновке — красивом и театральном месте. Построил дом, участок — лес. Года четыре назад случилось нашествие жуков-короедов. Пришлось спилить 110 деревьев. Воспринимал это как трагедию, а потом понял, что появилось пространство, которое можно занять. Знак судьбы. Когда выкорчевали все корни, то образовался котлован. Для выравнивания территории нужно завести 30 КамАЗов земли, а для фундамента школы плацдарм готов. С этого все началось.

культура: Где Вы возьмете способных детей — в дачной местности, да еще во время учебного года?
Гордеев: Для начала планирую непрофессиональную любительскую школу искусств. Это стартовая площадка. А дальше — как пойдет, посмотрим. Что там не любительское — так это три светлых зала. Один по размерам почти такой же, как в Большом театре, с высотой потолка около семи метров. Сейчас рядом построен коттеджный поселок, таунхаус на 700 единиц жилья. Понятно, что приедут туда молодые пары, у которых есть или скоро появятся дети.

культура: Принимать в школу будете без конкурса?
Гордеев: Конечно. А вот репетиции с артистами и свои конкурсы смогу там проводить, и не надо будет искать помещения и подстраивать расписания. Все свое — и удобные раздевалки, и большие залы.

=====================================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Ноя 01, 2018 11:25 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Авг 11, 2018 11:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018081105
Тема| Балет, ABT (Американский Балетный Театр), Итоги сезона, Персоналии,
Автор| Нина Аловерт
Заголовок| ABT. Победы и поражения
Американский Балетный Театр 2018 года.

Где опубликовано| © Elegant New York
Дата публикации| 2018-08-08
Ссылка| http://elegantnewyork.com/abt-2018/
Аннотация|

В прошедшем сезоне Американский балетный театр показал две премьеры, два новых балета, оба – примечательные и оба наводят на размышления.

Третья премьера, одноактный балет Мишель Доранс «Praedicere», оказалась ниже уровня труппы с мировым именем.


Первая премьера, о которой пойдет речь — это “Afterite” на музыку «Весны священной» Игоря Стравинского. Этот балет поставил для АБТ известный современный английский хореограф Уэйн МакГрегор.


“Afterite” (“Весна Священная”) , Wayne McGregor. Photo: Marty Sohl.

Музыка была написана композитором для труппы С.Дягилева. Постановка В.Нижинского состоялась в в 1913 году в Париже, была слишком современной для того времени и вызвала большой скандал. В основе сюжета – языческий славянский обычай принесения девушки в жертву богу весны, чтобы снискать его благосклонность.

У МакГрегора действие происходит среди колонии последних жителей земли. Где-то на заднике возникает красный шар, по-видимому, угасающее солнце. Но вообще понять, что происходит, сложно. На сцене танцует ансамбль и солисты, затем появляется героиня, которая выходит из застекленной оранжереи, где растут зеленые кусты… В этой застекленном саду остаются две девочки, дочери героини. Героиню почему-то ставят к углу оранжереи и надевают на нее черный колпак…?!


“Afterite” (“Весна Священная”). Мисти Копланд, Алессандра Ферри, Геман Корнеджио. Photo: Marty Sohl.

Никакие ассоциации не работают, потому что, оказывается, должны принести в жертву (кому?) одну из дочерей героини, а не ее саму. Причем героиня сама должна выбрать, которую. Одну из девочек запирают в помещение и, несмотря на все протесты матери, герой (любовник матери? отец девочек? просто один из поселенцев?) включает газ, и девочка гибнет в застекленной газовой камере.

Краткое содержание в программке не дает объяснений происходящему. Хореография ансамблей экспрессивна и смотрится с интересом, но в сюжетном балете все-таки хочется найти какой-то убедительный смысл. Героиню танцевала Алессандра Ферри, в прошлом – одна из знаменитых балерин классического и современного балета, которая и раньше постоянно выступала с АБТ. Ферри – талантливая балетная актриса. Но ей уже 55 лет, и начиная весьма эмоционально танцевать свою роль, она не может дотанцевать балет на том же уровне.

Вторая значительная премьера театра – балет «Арлекинада» (LesMillionsD’Arlequin) Мариуса Петипа на музыку Рикардо Дриго.


“Арлекинада”. Photo: Erin Baiano.

В этом году исполнилось 200 лет со дня Рожденья Петипа. (1818-1910). Французский танцовщик и хореограф, Петипа с 1863-го по 1903 год возглавлял балетную труппу Мариинского театра и за эти годы создал русский классический балет. В 1900 году состоялась премьера двухактного балета Петипа «Арлекинада». Для своего балета хореограф взял героев итальянской «commediadell’arte»: Коломбину, Арлекина, Пьеро, Пьеретту, Леандра.

Комедийный спектакль шел на сцене Мариинского театра до 1917-го, затем выпал из репертуара. Алексей Ратманский, штатный хореограф АБТ, решил возобновить балет к юбилею Петипа. Это не первый его опыт восстановления балетов прошлого. Но подлинной удачей является впервые восстановление первого акта «Арлекинады», богатое не столько танцами, сколько пантомимой. Не знаю, насколько на самом деле приблизил Ратманский балет к оригиналу, но хореограф сумел создать атмосферу, темп действия, а главное – показать очаровательные старомодные пантомимные сцены, которые составляли обязательную часть всех балетов Петипа вместе с классическим и характерным танцем.



Весь первый акт Петипа-Ратманского носит характер карнавального действия (гораздо больше, чем карнавал второго акта). Меня поразило, как Ратманский заставил артистов современной балетной труппы не только музыкально и пластично, но так актерски точно разыграть поставленные пантомимы. Я застала такое мастерство только в прошлом веке в русском театре.

Во втором акте наскоро досказывается сюжет, Коломбина и Арлекин благополучно женятся, и начинается дивертисмент. Но второй акт не является таким удачным, как первый.

Сначала идет слишком длинная сюита, которую танцуют дети. Затем классический ансамбль Петипа со вставным дуэтом и вариациями героев. Хореография ансамбля довольно однообразна. Хотя поставил великий Петипа, но никто не создает одни шедевры.

И тут встает вновь все тот же главный вопрос: можно ли и нужно ли стремиться к восстановлению подлинной старой хореографии, к аутентичности, как теперь любят говорить. В этом вопросе я солидарна с такими «титанами» балетного мира, как Петипа и Баланчин: нельзя. Надо сохранять дошедшие шедевры, но и они подвергаются влиянию времени. Я не раз подробно объясняла свою точку зрения, но это тема отдельной статьи. Классический балет потому жив, что все время подвергается влиянию современных тенденций, нового стиля и эстетики и стремится к современному уровню развития классического танца в исполнении танцовщиков с более высокими техническими возможностями (на которые ориентируются «редакторы» балетов).


“Жар-птица” Photo Gene Schiavone

Балетмейстеры прошлого века, сохранившие классические балеты, сочиняли мужские вариации, даже дуэты и целые сцены, но с уважением к балетам Петипа и пониманием основ классического танца (конечно, результат зависел от таланта «редакторов» классики). Если бы Ратманский пошел по этому пути, мы бы могли получить еще один шедевр Петипа. Но, в данном случаи, мне кажется, «Арлекинаде» не суждена долгая жизнь. Жаль. И артисты, к сожалению, танцуют без видимого интереса к балету (во втором акте). И костюмы второго акта выглядят так, как будто в них уже не один год танцевали.

Сезон, на мой взгляд, может считаться началом нового этапа, если обратить внимание на исполнительский состав. Выступали только двое приглашенных премьеров современного театра из других театров, звезда мирового балета, в данный момент – балерина Лондонского Королевского балета Наталья Осипова и премьер Мариинского театра Кимин Ким.


“Баядерка” Никия – Хи Сио, Солор- Кимин Ким Photo Gene Schiavone

Осипова не впервые танцевала с АБТ. Ким танцевал с американской труппой впервые и имел большой успех. Благодаря высокому прыжку с «зависанием», казалось, что танцовщик плывет в воздухе. Прекрасно выученный, высокий, стройный… в отличии от многих современных танцовщиков Ким понимает, почему он находится на сцене. Словом, как писали раньше, танцовщик весь спектакль «находился в образе».

Но в целом состояние труппы производило не лучшее впечатление. Несколько танцовщиц театра получили ставки балерин и танцуют все главные роли, но на самом деле, в труппе нет ни одной выдающейся балерины или танцовщика.


Одетта – Кристина Шевченко, Принц – Джеймс Уайтесайд “Лебединое озеро” Photo:Gene Schiavone

Я следила в этом году за танцовщицей из Украины (закончила балетную школу в Филадельфии) Кристиной Шевченко, которая в этом сезоне исполняла несколько главных партий. В роли Жар-птицы в одноименном балете А.Ратманского (И.Стравинский), Шевченко произвела прекрасное впечатление. Технически сильная балерина, Кристина чувствует и стиль хореографии. В ее Жар-птице было достаточно сказочности, загадочности. В сочетании с красотой танца все вместе выгодно отличало балерину от других исполнительниц, которых я видела в этой роли. А над ролью Одетты/Одилии в «Лебедином озере» Шевченко предстоит еще много работы, особенно над пластикой и образом белого лебедя. Но Кристина Шевченко кажется мне на сегодняшний день единственной перспективной танцовщицей в АБТ.

Вынужденный уход Марсело Гомеса нанес творческой жизни труппы непоправимый урон. Гомес вдохновлял своих партнерш (я имею ввиду танцовщиц труппы, так как его дуэт с Дианой Вишневой остается уникальным явлением в балетном мире). Гомес своим исполнением поднимал уровень всего спектакля.


Джилиан Мёрфи – Китри “Дон Кихот”. Photo Gene Schiavone

Я специально пошла на представление «Дон Кихота», где Эспаду танцевал Кальвин Роял 3, способный, высокий, пластичный танцовщик. Он был бы очень эффектен в роли Тореадора если бы не абсолютно несобранные, «беспомощные» кисти рук с растопыренными пальцами. Профессиональная незаконченность облика мешает общему восприятию танца артиста.

Китри танцевала уже вскоре уходящая на пенсию Джилиан Мёрфи. Кори Стерн в роли испанца Базиля честно танцевал Принца из «Спящей красавицы».

В театр пришел новый солист, который кажется перспективным: Аран Белл. Я видела его в роли Ротбарта в «Лебедином озере». В этой версии балета Ротбарт является на бал с Одиллией красавцем, покорителем женщин. После исполнителей Марсело Гомеса и Владимира Малахова я впервые увидела артиста, который понимает, кого он танцует. В его Ротбарте была и магия и загадочность.

Американский балетный театр с самого начала существования приглашал знаменитых гастролеров из других стран. В летнем сезоне театр до лета 1918 года придерживался в основном этой традиции. Будет грустно, если руководство АБТ решило ограничиться выступлением только артистов труппы. Новая политика не принесет успеха театру. Но, возможно, в следующем сезоне все изменится.


Калвин Ройал 3 – Эспада “Дон Кихот” Photo Rosalie O’Corner


=-===========================================================================

About the Author: Нина Аловерт



Ни́на Алове́рт (род. 21 сентября 1935, Ленинград) — мастер балетной фотографии и театральный критик, автор и оформитель многочисленных книг и альбомов, посвященных балетному искусству и деятелям балета. Авторские книги «Baryshnikov in Russia» N.Y., Holt, Rinehart and Winston, 1984, (переиздано в Германии) «Мариинский театр:Вчера, сегодня, 21-й век…» 1997 «Владимир Малахов». М., Алеаторика, 2003 Аловерт Н. Петербургские зеркала. Балет в объективе художника Нины Аловерт. Аловерт Н. Михаил Барышников. Я выбрал свою судьбу. Аловерт Н. «Юлия Махалина». Аловерт Н. Николай Цискаридзе: «Полёта вольное упорство...». Аловерт Н. Борис Эйфман. Вчера, сегодня .... Аловерт Н., Боде Лео. Разговор по душам. E-mail роман. Аловерт Н. Сергей Довлатов в фотографиях и воспоминаниях Нины Аловерт. Награды: 1986. Премия «Эмми» за участие в съёмках фильма "Вольф Трап представляет Кировский балет: «Лебединое озеро». PBS, Washington (фотограф фильма) 2003. Диплом «За участие в сближении двух великих культур», международный фестиваль «Benois de la Danse», Москва 2003. Диплом и медаль за участие в Международной выставке ЛенЭКСПО. Многочисленные персональные международные выставки - 2014-2017 гг "Душа танца" от журнала "Балет" за пропаганду русского балета на Западе. 2017 год
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3703

СообщениеДобавлено: Вс Авг 12, 2018 12:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018081201
Тема| Балет, Музыка, Персоналии, Исаак Шварц, Антонина Нагорная, Дмитрий Шостакович, Леонид Якобсон
Автор| Яна Григорьева
Заголовок| Музыка, живущая вне времени
Где опубликовано| © «Петербургский дневник»
Дата публикации| 2018-08-10
Ссылка| https://spbdnevnik.ru/news/2018-08-10/muzyka-zhivuschaya-vne-vremeni
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Исаак Шварц и Антонина Нагорная
Автор: Mariinskky.ru


В эту ночь в 1:10 на проекте «Поющие мосты» начинается неделя музыки Исаака Шварца, приуроченная к 95-летию со дня его рождения. «Петербургский дневник» вместе с супругой любимого композитора Антониной Нагорной вспоминает интересные моменты из его творческой биографии.

– Антонина Владимировна, будущий композитор с детства увлекался музыкой?

– На самом деле он родился не в музыкальной семье. Мама по образованию была учителем русского языка, а папа – филологом. Но отец Исаака очень любил музыку и хорошо играл на рояле, правда, как любитель. Исаак поступил учиться в дом художественного воспитания детей по классу рояля на улице Чайковского в 9 лет. Его отвела туда старшая сестра, потому что родители совершенно не видели в нем музыканта и не спешили отдавать мальчика в учебное заведение. Но Исаак очень хотел заниматься музыкой.

– Как начал раскрываться талант Исаака Иосифовича?

– Пока родители были на работе, а сестра на учебе – тогда она как раз училась в Ленинградской консерватории (ныне Санкт-Петербургская государственная консерватория им. Римского-Корсакова. – Ред.), Исаак подбирал на рояле, а затем разучивал мелодии. Давалось это непросто, конечно. Сначала подбирал буквально одним пальчиком, затем, благодаря практическим занятиям, начал подбирать одной рукой. В общем, тяга к музыке у него была. Все время обучения он вел дневник, в котором записывал свои впечатления, мысли, мечты. На страницах дневника очень часто встречается предложение «Хочу поступить в консерваторию». Это была его самая заветная мечта, и она сбылась. Он поступил в Ленинградскую консерваторию в 1945 году, после окончания Великой Отечественной войны.

– Как сложилась жизнь Шварца в годы Великой Отечественной войны?

– Отца Исаака – Иосифа Евсеевича посадили в тюрьму в 1936 году, а в августе 1937 года всю семью выслали из Ленинграда и отправили в город Фрунзе (ныне город Бишкек. – Ред.). Это был город ссыльных. В нем проживало много интеллигенции. У семьи Исаака было очень трудное материальное положение. Его мама не могла устроиться на работу, так как считалась женой врага народа. К тому же предприятий и учреждений было крайне мало, а желающих работать – много. Тогда роль кормильца в 14 лет взял на себя Исаак. Так как к тому времени он уже хорошо играл на рояле, он стал заниматься с местными ребятами – детьми чиновников: только у них были музыкальные инструменты.
Кроме того, он много занимался самодеятельностью: организовывал кружки, собирал хоры. Там он и встретил композитора Владимира Георгиевича Фере, который помог ему разобраться в музыкальной теории, начал обучать нотной грамоте. Владимир Георгиевич, к сожалению, занимался с ним нерегулярно из-за большой занятости. Поэтому с теоретической подготовкой у Исаака было плохо. Когда началась война, его определили в трудовую армию, так как он считался сыном врага народа. Тем, кто оказывался в трудармии, приходилось обслуживать новобранцев – чистить картошку для них, стирать белье, мыть полы. Продолжалось это недолго. Наступил тяжелый во всех смыслах 1942 год, и ребятам из трудармии выдали оружие, хотя они не умели им пользоваться, и отправили на фронт под Харьков.
Там Исаак был контужен, на его глазах погибли практически все его товарищи. Будущего композитора удалось спасти, он оказался в Алма-Ате, долго там лечился. Потом вернулся на призывной пункт во Фрунзе. Правда, на фронт его уже не отправили. В городе тогда все знали, что он хороший музыкант, поэтому ему поручили организовать Красноармейский ансамбль песни и пляски. С чем он, конечно, блестяще справился.
Во Фрунзе непродолжительное время находилась сестра композитора Дмитрия Шостаковича, пианистка Мария Дмитриевна Шостакович, с которой Исаак подружился. Перед своим отъездом она передала ему письмо, в котором порекомендовала Дмитрию Дмитриевичу принять Исаака в консерваторию. Конечно, тогда еще никто не знал, что впереди страшная война… Но Исаак сохранил письмо. И при поступлении, конечно, воспользовался им.

– Говорят, что Дмитрий Шостакович был учителем Шварца…

– Дмитрия Дмитриевича можно назвать учителем Исаака, но только формально. Дело в том, что, когда Исаак поступал в консерваторию, Шостакович в это время переезжал из Ленинграда в Москву. Но у Дмитрия Дмитриевича в Ленинграде оставались аспиранты в консерватории, поэтому он некоторое время жил на два города. Не знаю, как сейчас, а в те годы студенты консерватории свободно могли посещать лекции любых преподавателей. Когда Исаак поступил, он ходил на все занятия к Шостаковичу. Для него великий композитор был настоящим кумиром, в хорошем смысле этого слова. Он знал о композиторе с детства. В 1934 году была премьера оперы Дмитрия Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда». Правда, тогда отец не взял на премьеру Исаака, но зато с тех пор в их семье часто произносили это имя.
Конечно, Дмитрий Шостакович понимал, что мальчик только вернулся из ссылки, у него небольшой практический опыт, а из теории он знает только то, что ему поведал Владимир Фере. Но композитор был очень добрым человеком и умел войти в положение.

– Над какими произведениями работал Исаак Шварц после окончания консерватории?

– Сначала он писал симфонию фа минор, которую закончил в 1954 году. Премьера прошла в Ленинградской филармонии, симфония имела огромный успех. На этой премьере к нему подошел очень известный балетмейстер – Леонид Якобсон. И сказал ему: «Меня зовут Леонид Якобсон, я хочу с вами работать». Вместе с балетмейстером они поставили балет «Накануне», который в итоге постигла печальная участь. Постановщик на сцене показал бой между турками и болгарами. Чтобы отобразить победу болгар, по сценарию нужно было сорвать турецкое знамя и символически сжечь. На один из спектаклей власти страны пригласили супругу посла Турецкой Республики. Она увидела, что топчут знамя ее страны, и якобы упала от негодования в обморок. А спектакль в итоге решили снять.
Тогда Якобсон предложил Исааку делать второй балет – «Страна чудес». Но опять не повезло: исполнявшие заглавные роли стали потихоньку уезжать из СССР – уехали Нуреев, Наташа Макарова, и постепенно балет сняли. Честно говоря, Исаак не любил балет, а музыку писал, потому что дружил с Якобсоном.

– Наверное, для фильмов композитору писать музыку нравилось больше...

– Параллельно с театрами началась работа над музыкой к фильмам. Сначала это были научно-популярные фильмы. В дальнейшем Исаак стал сотрудничать со многими крупными режиссерами, среди них Владимир Мотыль – режиссер нашей с Исааком любимой картины «Звезда пленительного счастья», Леонид Квинихидзе – автор «Соломенной шляпки», Сергей Соловьев («Мелодии белой ночи»), Родион Нахапетов («Не стреляйте в белых лебедей»). Исаак – автор музыки к более чем 120 фильмам, всех не перечислишь.

– Есть слушатели, которые считают, что в музыке Исаака Иосифовича много драматичности и эмоциональности. Как бы вы охарактеризовали музыку композитора?

– Любая музыка должна быть сентиментальной, доброй и, конечно, мелодичной. Без мелодии и музыки нет. Думаю, что все произведения Исаака обладают этими качествами.

– Есть ли сейчас возможность послушать музыку народного артиста России вживую?

– Да, конечно. На территории мемориального Дома-музея Исаака Шварца в поселке Сиверский Гатчинского района. В этом доме мы прожили с Исааком Иосифовичем около 30 лет. Сейчас вместе с администрацией Гатчинского района мы проводим на участке под открытым небом живые концерты. Там же находится творческая мастерская композитора. В ней сохранились его любимая библиотека, партитуры и рояль. А в ближайшее время на участке построят двухэтажный концертный зал на 50 мест. Тогда мы сможем в камерной обстановке вновь окунуться в мир доброй и романтичной музыки Исаака Шварца.

– Были ли у него любимые места в Петербурге?

– Конечно, он очень любил центр города: красивые храмы, площади, набережные с мостами. Всю любовь к городу, к его жителям Исаак выражал с помощью музыки. Вспомним картину «Мелодии белой ночи» – ведь это абсолютно советский фильм. Трудности, любовь, расставания. Герои – патриоты страны. Никто из них не хотел идти на компромисс – ни японка, ни наш дирижер. Достоинство этой картины в том, что она потрясающе снята: каналы, реки, набережные, дома... Но главный герой этой картины – музыка. Я считаю, что это гимн этому городу и его жителям. Исаак всегда был добрым человеком и очень любил людей. И вся его любовь отражается в его музыке.

====================
Все ФОТО - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Авг 12, 2018 8:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018081202
Тема| Балет, театр "Русский балет", Персоналии, Вячеслав Гордеев
Автор| Беседу вела Ирина КОТЕНКО
Заголовок| Вячеслав ГОРДЕЕВ: "НАРОДНЫЙ АРТИСТ СССР" - звание элитное…
Где опубликовано| © Газета «За Калужской заставой» № 28 (258), стр. 13
Дата публикации| 2018-08-01
Ссылка| http://gazetauzao.ru/video/vyacheslav-gordyeyev-narodnyy-artist-sssr---zvanie-elitnoe/
или http://gazetauzao.ru/wa-data/public/blog/archive/2018-08-01/index.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Гость редакции - известный танцовщик народный артист СССР Вячеслав Гордеев. 2018-й в России объявлен Годом балета, и потому вдвойне приятно встретиться с человеком, который вот уже много лет вносит огромный вклад в дело сохранения и развития прославленных традиций российского танцевального искусства. И к тому же с юбиляром: в августе Вячеславу Михайловичу исполняется 70 лет.



Вячеслав Михайлович, профессионалы, пишущие на темы серьезного искусства, зачастую "засушивают" их. Соответственно, отбивая у читателей интерес к предмету обсуждения. Как с этим быть?

Ну вообще-то не всегда. Тут, видимо, все зависит от интеллекта. Давайте не сбрасывать со счетов понятие "умный человек". Мне везло именно на таких авторов. Среди них, например, знаменитый балетный критик "Нью-Йорк Таймс" Анна Киссельгоф - она очень тонко чувствует все, что "говорит" балетмейстер, именно поэтому, надо полагать, к ее мнению при­слушиваются специалисты в области хореографии всего мира.

И если уж мы заговорили об умных людях… У меня это понятие ассоциируется с профессором МГУ Ясеном Николаевичем Засурским. Человеком, который в любой сре­де может говорить на любую тему, причем со знанием дела. Тем не менее он никогда не пытался писать о балете. Хотя лично я к нему обращался с такой просьбой. "Не мой предмет", - говорит.

- А как вы познакомились с Засурским?

- Дело втом, что, еще работая в труппе Большого театра, вместе с единомышленниками я надумал издавать журнал "Советский балет". Полтора десятилетия его главным редактором была народная артистка СССР Раиса Стручкова. Так вот, чтобы не превратиться вскучного специалиста, "засушивающего", как вы говорили, эту тему, я и поступил на факультет журналистики МГУ. После окончания учебы пошел в аспирантуру. Моим любимым педагогом стал Ясен Николаевич Засурский.

Ваш коллектив называется "Русский балет", но в его репертуаре немало зарубежных постановок…

Здесь надо говорить о задачах труппы. И главная - сохранение классического наследия русского балета и создание новыхспектаклей на темы, созвучные нашему дню. Дело в том, что даже в наших ведущих театрах постановщики в погоне за суперсовременностью стали забывать замечательные традиции отечественного балета. Я имею в виду постановки таких мастеров, как М.Петипа, А.Горский, М.Фокин, Р.Захаров и многие дру­гие. Тех, кто определил безусловный успех русского балета, в том числе и за рубежом.

- Жизнь танцовщика, увы, коротка. И что же происходит, когда необходимо расстаться с профессией?

- Это очень грустно. Но лично для меня вопрос решился позитивно: мой уход в 1988 году из Большого театра, кстати, не по моей воле, - но это уже другая история - не стал для меня трагедией или уходом в никуда. Ведь у меня еще во время работы в ГАБТе было уже три десятка собственных постановок. По-видимому, о том, что тебе предстоит в дальнейшем, надо думать заранее.

- Вы часто летаете на самолете. Это правда, что, когда вы проходите обязательный предполетный досмотр, зуммеры аэропортовских интроскопов "голосят", обнаруживая в вашем теле металл?

- Почему только в моем? Полагаю, у любого ведущего солиста балета то же самое. Такая уж у нас травмоопасная профессия, выдержать нагрузки могут лишь приходящие на помощь железные суставы

- Вы - народный артист государства, которого уже нет. Дорожите ли вы этим званием, особенно на фоне разговоров о том, что в СССР все было плохо и гордиться нам нечем?

- Это порочная практика - бросать камень в прошлое. Во-первых, наше государство было великим, и наши достижения в науке, в освоении космоса, в балете неоспоримы. Глядя в то время из дня сегодняшнего, могу с уверенностью утверждать: пользуясь нынешней терминологией, это звание элитное. Его нельзя было, как некоторые думают, получить по блату.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Авг 12, 2018 10:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018081203
Тема| Балет, БГТОиБ, Персоналии, Леонора Куватова
Автор| Илюзя КАПКАЕВА
Заголовок| Закончилось лето для нашего балета
Где опубликовано| © Газета «Вечерняя Уфа»
Дата публикации| 2018-08-10
Ссылка| http://vechufa.ru/culture/12738-zakonchilos-leto-dlya-nashego-baleta.html
Аннотация|



Как правило, среди всей артистической братии раньше других из летнего отпуска выходят представители балета. Вот и ныне, несмотря на то, что август в самом разгаре, балетная труппа БГТОиБ уже в течение недели каждое утро спешит к станку…

И дело не только в том, что слуги Терпсихоры, как правило, поступательно и, что называется, пошагово входят в форму, набирая силу к началу очередного сезона, но и в том, что уже не первый год Аксаковский народный дом с конца августа открывает свои двери, собирая «оголодавший» от «бескультурья» люд именно на балетные спектакли. Вот и ныне 23 августа публику ждет «Лебединое озеро» Петра Ильича Чайковского, 28 августа – «Жизель» Адольфа Адана, а 30-го – премьера минувшего сезона – вечер неоклассических балетов – «Времена года, или Таинственный сад» Александра Глазунова и «Рапсодия» Сергея Рахманинова (на тему Никколо Паганини).

На сей раз в балетном зале тесновато, так что часть труппы занимается в соседнем классе… Это и понятно, башкирский балет пополнился новыми именами – в театр после очередного выпуска Уфимского хореографического колледжа имени Рудольфа Нуреева принято шесть девушек и пятеро юношей. Теперь, по словам художественного руководителя балета БГТОиБ Леоноры Куватовой, труппа, помимо миманса, насчитывает восемьдесят пять человек… Это очень радует Леонору Сафыевну уже потому, что раньше, когда часть труппы, скажем, уезжала на гастроли, то балетные спектакли на стационаре не шли – народу не хватало. «Ну а теперь мы можем работать, что называется, на «два фронта», - улыбается худрук.

Пользуясь случаем, задаем Леоноре Сафыевне несколько вопросов, и первый связан с тем, почему балетные выходят из отпуска раньше других?

«Это вполне объяснимо, - комментирует Куватова, - за лето артисты чуть расслабились, нам нужно входить в форму, как и спортсменам, аккуратно, разумно, во избежание травм. Начинаем, естественно, с класса – станочек тридцать минут, потом потихоньку прибавляем нагрузку – еще тридцать минут, и потом уже час пятнадцать, чтобы балерины смогли встать на пальцы…»

Мы просим Леонору Сафыевну назвать какие-то, связанные с первой половиной сезона события в жизни балетной труппы… «Во-первых, - подчеркивает она, - в конце сентября мы должны поехать в Пермь, наш балет пригласил Пермский театр оперы и балета. Повезем лучшие спектакли, и это «Спартак», «Легенда о любви» и «Анюта»… Во-вторых, мы готовим две премьеры – 7 октября публика увидит одноактный балет «На футбол!» на музыку Руслана Мурсякаева в постановке Алексея Ищука – спектакль возник как своеобразный отклик на чемпионат мира по футболу, который проходил в России… А еще в октябре, специально к Дню Республики Башкортостан, Ринат Абушахманов ставит балет «Шульган Таш» на музыку композитора Николая Попова (на основе башкирского мелоса). Он тоже одноактный, но в связи с тем, что в рамках Международной хореографической мастерской Rudy Dance Lab, которая будет проходить на базе нашего театра, участники должны ставить номера, связанные с нашими национальными сюжетами, мы решили, что самые удачные из них могут быть показаны во втором отделении этого вечера…

…А в это время в балетном зале идет напряженная работа, и участники процесса покрыты потом, вызванным отнюдь не августовской жарой. Занятие ведет народная артистка Башкортостана Людмила Васильевна Шапкина – у ней не забалуешь, так что все выкладываются в полную силу. «Вот и спустил триста граммов», - хохмит заслуженный артист РБ Андрей Брынцев, отправляясь на перерыв. Тяжким трудом достается та легкость и воздушность, которую мы столь высоко ценим в артистах балета. Так что сил им, терпения и здоровья!

Фото
Александра ДАНИЛОВА

=================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 2 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика