Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2017-05
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 01, 2017 11:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017053202
Тема| Балет, БТ, Приз «Бенуа де ла данс»
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| Провинциальная посредственность
Жюри балетного «Оскара» снова раздало награды своим друзьям

Где опубликовано| © «Лента.Ру»
Дата публикации| 2017-05-31
Ссылка| https://lenta.ru/articles/2017/05/31/benois/
Аннотация|

В Большом театре вручили международный балетный приз «Бенуа де ла данс» за 2016 год. Лучшие танцовщики того года были найдены в России и Франции, лучшие балерины — во Франции и Уругвае, а лучший хореограф — в Канаде. Анастасия Волочкова, удостоенная «Бенуа де ла данс» в 2002 году, называет приз «балетным Оскаром», но с призом американской киноакадемии он вообще-то ничем не схож. Если лауреатов «Оскара» выбирают тысячи человек, то все решения «Бенуа» принадлежат нескольким членам жюри, каждого из которых зовет на работу основатель премии и ее неизменный руководитель Юрий Григорович.

25 лет назад «Бенуа» был задуман как его пенсионный проект. Балетмейстер, руководивший Большим театром с 1964 года, в начале девяностых почувствовал, что власть может уйти из его рук — актеры стали посматривать на сторону, возмущаться тем, что руководитель сам уже десять лет балетов не ставит (последний оригинальный спектакль — в 1982-м) и другим не дает. Раньше ему удавалось справляться со строптивыми звездами — эффективно бунтовала только Плисецкая, в глаза называвшая руководителя «маленьким Сталиным» — но теперь пропала возможность воздействовать на артистов с помощью парткома или райкома комсомола. И вот тут — идея «Бенуа», идея международного балетного приза. Идея совершенно гениальная — ведь тот, кто вручает приз, кто выступает в роли судьи, сам очевидно неподсуден.

И регламент у «Бенуа» совершенно замечателен. Никаких экспертов, никаких отборщиков. Председатель жюри приглашает своих друзей и знакомых из разных театров мира; каждый из них выдвигает танцовщика, балерину и хореографа — так создается список номинантов. Накануне церемонии вручения приза друзья собираются и решают, кому этот приз достанется, — судят они при этом по видеозаписям спектаклей. Публика этих спектаклей чаще всего не видит — на концертах номинанты вовсе не обязаны танцевать то, за что их номинировали, — и ей приходится доверять решениям жюри, не имея возможности их проверить. Но что важнее всего: поскольку все члены жюри так или иначе профессионально привязаны к какому-либо театру, то выдвигают они людей именно из своих театров. И если ты сотворил в балете что-то грандиозное, но твоего начальника в жюри нет — «Бенуа» тебя не заметит. Так, в этом году нет, например, среди номинантов ни балерин, ни танцовщиков Королевского балета Великобритании, Датского королевского балета, Мариинского театра, зато обнаружились прима и премьер из балета Уругвая.

Который год «Бенуа» не замечает ярких работ Вячеслава Самодурова в Екатеринбурге и Алексея Мирошниченко в Перми — премьер без всяких скидок мирового уровня; растворяются в воздухе лондонские новаторы и триумфаторы, зато регулярно приезжают обитатели европейских провинций. В этом году обосновавшийся в Германии аргентинец Демис Вольпи подарил московской публике дуэт Саломеи и Иоанна Крестителя, где пацанка в черном купальнике агрессивно напрыгивала на как бы голого бедолагу, стараясь во что бы то ни стало погладить его по заднице; пророк отчаянно сопротивлялся.

Жюри в этот раз в основном состояло из представителей второстепенных трупп — Вена (где балет всегда задвинут в тень оперой, как бы ни старался его худрук Мануэль Легри), Сеул и Вашингтон (столица американского балета — в Нью-Йорке) — соответственно оттуда народ и приехал. Тем не менее театры первого ранга тоже были отмечены — благодаря работавшей в жюри приме Большого театра Светлане Захаровой был номинирован ее постоянный партнер в Большом Денис Родькин и балерина Большого Нина Капцова, а бывшая руководительница Парижской оперы Брижит Лефевр внесла в список солистов этого театра Людмилу Пальеро и Уго Маршана.

Решение о присуждении наград было очень дипломатичным: лауреатами среди танцовщиков стали и Денис Родькин (бывший питомец Николая Цискаридзе, выросший в уверенного, добротного классического танцовщика, но растерявший за годы без своего учителя ту сумасшедшинку, тот нерв, что делает просто хорошего артиста артистом выдающимся) и Уго Маршан (блестящий парижский премьер, увлеченно демонстрировавший на сцене Большого и выучку, и данные от природы длиннющие ноги: он так их раскладывал по сцене в монологе Ромео, чтобы все обратили особое внимание, как его одарила судьба). Балеринский приз поделили парижанка Людмила Пальеро (вовсе не приехавшая на «Бенуа» — так тоже можно по правилам приза) и гостья из Уругвая Мария Риччетто. При объявлении последнего имени зал изумленно зашуршал и на секунду показалось, что неведомую никому бедную девушку, которая обошла балерину из Большого, освищут, как когда-то Волочкову («Бенуа» ухитрился присудить той приз ровно в тот год, когда масштаб дарования балерины уже пугал ее партнеров и балетоманы, пораженные решением жюри, бушевали в зале, подозревая судей в нечестной игре), но все обошлось. Ошарашенная своей удачей уругвайская девушка пролепетала в микрофон слова благодарности: «Это событие и для меня, и для моей страны», — и зал снисходительно поаплодировал труженице классического танца, прибывшей с края балетной вселенной.

Награда за лучшую работу хореографа была присуждена канадке Кристал Пайт (она много работает в Европе и «Бенуа» оценил ее балет The Seasons Canon, сделанный для Парижской оперы) — автору графичных, жестких, совсем «неженских» сочинений, при этом никогда не забывающую об эффектной «картинке». Но оценить, верно ли это решение и действительно ли ее работа лучше работ бывшего главного балетмейстера Большого театра Алексея Ратманского, худрука балета Марибора Эдварда Клюга, уже упоминавшегося Демиса Вольпи, бельгийского экстремала Сиди Ларби Шеркауи и юной корейской хореографини Хью Хьюн Кан наша публика никак не могла — ни кусочка работы Пайт не было показано в Большом театре в этот вечер.

В этом году «Бенуа де ла данс» отметил свое 25-летие. Многое поменялось в балете, в стране и в мире с тех пор, как был основан этот приз. За прошедшие годы «Бенуа» не раз привозил в Москву значительных артистов, награждал талантливых хореографов, не забывая и о бездарных, шокировал публику скандалами (именно благодаря «Бенуа» на сцене Большого впервые появилась работа Яна Фабра — и занимавшаяся на сцене имитацией мастурбации девушка чуть не довела почтенных капельдинерш до нервного срыва) и усыплял провинциальной скукой (как нынче, например). И — никогда не менялся, утверждая свое право награждать друзей и не замечать весь остальной мир. Собственно, это и следует помнить про «Бенуа», благодаря его за периодически приезжающих интересных гостей и вежливо отставляя в сторону его претензии на титул «фестиваля мирового балета».

==================================
Фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Июн 06, 2017 4:50 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 01, 2017 11:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017053202
Тема| Балет, БТ, Приз «Бенуа де ла данс»
Автор| Павел Ященков
Заголовок| В Большом театре объявили новых лауреатов приза Benois de la Danse
Балетный Оскар достался лучшим

Где опубликовано| © "Московский комсомолец"
Дата публикации| 2017-05-31
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2017/05/31/v-bolshom-teatre-obyavili-novykh-laureatov-priza-benois-de-la-danse.html
Аннотация|

На Исторической сцене Большого театра прошла юбилейная XXV церемония вручения приза Benois de la Danse. Награда, которую часто называют «балетным Оскаром» была учреждена в 1991 году, а первая церемония состоялась в Большом театре ровно через год. С тех пор каждый сезон приз Бенуа, объявляет своих лауреатов.


Уго Маршан (этуаль Парижской оперы) и Денис Родькин (премьер Большого театра) получили приз Бенуа де ла Данс как лучшие танцовщики. Фото: Михаил Логвинов

По случаю юбилея произошло необычное скопление гостей и зал был переполнен под завязку, что в принципе не характерно для первого дня фестиваля. Обычно народ подтягивался только ко второму дню, когда давали гала-концерт «Звезды Бенуа лауреаты разных лет», поскольку именно в этот вечер выступали не никому не известные молодые исполнители, а отборные суперстар мирового балета.

После зачитывания поздравительных телеграмм пришедших с разных концов света, начали церемонию награждения. Первые лауреаты Бенуа бывшие примы и премьеры Большого театра Надежда Грачева, Андрей Уваров, Галина Степаненко (в первые годы Бенуа только артисты Большого театра и могли надеяться на получение награды) вручили призы по трем номинациям: «лучший танцовщик», «лучшая балерина», «лучший хореограф».

Конфуз произошел при вручении балетного Оскара лучшему хореографу. Вышедшая вскрыть конверт с именем победителя зав. балетной труппой Большого Галина Степаненко конверта на подносе с призом не обнаружила. Не поленилась заведующая приподнять и статуэтку, надеясь, что конверт припрятан где-то под ней, но не было его и там. Оказалось, что в суете его просто позабыли положить, и поднесли уже следом.

Победителем оказалась канадка Кристал Пайт, работающая под флагом собственной компании и ставящая балеты по всему миру, например, для таких трупп как Нидерладский театр танца, Кульберг-балет, Балет Франкфурта Уильяма Форсайта, что говорит само за себя. Приз она получила за создание балета для Парижской оперы «Канон сезонов». Тем не менее возможность оценить справедливость такого решения зрители так и не получили, поскольку на гала-концерте номеров её представлено не было, да и на церемонию лауреатка не прибыла. Что вообще-то для Бенуа обычное дело. Так в этом году из выдвинутых в номинации 7 хореографов на церемонию приехало только четверо.

Был среди приехавших и модный сейчас хореограф марокканец Сиди Ларби Шеркауи, худрук Королевского балета Фландрии, выдвинутый на номинацию за балет «Выставка» на музыку Мусоргского «Картины с выставки» в оркестровке Равеля. Но показал он на гала другую свою работу «Дидона и Эней» на музыку Пёрсела, что тоже, увы, для Бенуа традиция. Тем не менее зрителей это не слишком расстроило, потому что балет оказался одним из лучших, что показали на концерте под названием «Дефиле звезд».

Из заявленных в номинации «Хореограф» на этом «Дефиле» зрители могли увидеть лишь отрывок из балета «Саломея» Демиса Вольпи и показанный как финал вечера современный балет «В ритме пульса» поставленный для Корейского национального балета. Финал получился зажигательным: семеро полуголых девиц в шароварах и лифчиках телесного цвета выстраивали свои замысловатые хореографические комбинации под беспрерывный барабанный бой, чем вызвали энтузиазм у прогрессивно настроенной в хореографическом отношении части публики.

Дуэт же Саломеи и Иоанна Демиса Вольпи (парень, наверное, самый молодой из номинантов, и явно подает надежды) хотя и не был лишен интереса в хореографическом смысле, показался через чур уж прямолинейным: в нем дочь царя Ирода (Элиза Баденес) решительно сдергивала рубище с голого (наготу прикрывал лишь бандаж с тонюсенькой ниточкой сзади) пророка, лапала танцовщика Дэвида Мура игравшего эту роль, за обнаженные ягодицы и вообще вела себя блудливо и непозволительно.

А открыло «Дефиле» хореографическое подношение «Бенуа де ла Данс» от Юрия Посохова, экс премьера Большого театра, сейчас работающего в Сан-Франциско. В нем он осуществил идею скульптора Игоря Устинова, дальнего родственника и потомка Бенуа, вздумавшего оживить придуманную им скульптурную композицию награды. «Оживление» под названием Toi Moi («Ты Я») в исполнении американских артистов Виктории Джайани (Балет Джофри) и Джозефа Уолша (Балет Сан-Франциско) прошло вяловато и скучно, на скульптуру это никак не походило, но музыка Ильи Демуцкого специально написанная для этого случая, была хороша.

Конкуренция среди мужчин в этом году развернулась острейшая. Большие шансы на награду имел, например, премьер Вашингтонского балета Бруклин Мак. Чернокожий американец поражает воображение московской публики своими сверхтехничными наворотами в танце, балансирующими на грани возможного, с 2012 года, когда его на свой юбилей впервые пригласил Андрис Лиепа.

Хорошо показал себя в «Спартаке» Юрия Григоровича и рослый премьер Корейского национального балета Дже-У Ли, а еще лучше его партнерша прима этой труппы Сьюл-Ки Пак. Тем не менее титул лучшей балерины получила этуаль Парижской оперы Людмила Пальеро, которая на церемонию тоже не приехала, но имеет репутацию первоклассной балерины, так что сомневаться в правильности выбора не приходится. Другой лауреаткой в этой номинации стала Мария Риччетто из Уругвая, мило и непосредственно станцевавшая со свои партнером Густаво Карвальо дуэт из балета «Ромео и Джульетта» («Балкон») Кеннета МакМиллана. К сожалению, ничего более определенного и обнадеживающего об этой исполнительнице пока сказать нельзя. Вырастит ли она в стоящую танцовщицу покажет время.

Этот же отрывок из «Ромео и Джульетты», но в сверхсложной хореографии Нуреева танцевали и звезды Парижской Оперы Леонор Боляк и Уго Маршан, который оказался лучшим среди танцовщиков. Открыли Маршана московские балетоманы на том же Бенуа еще два года назад, в те времена, когда его из корифеев только-только перевели в солисты Парижской оперы. Сейчас он уже этуаль (титул Маршан получил в начале этого года) и столь стремительный карьерный взлет, так же как и нынешнее получение балетного Оскара вполне оправдано.

Имеющий безупречную сценическую внешность, прекрасную фактуру, красивейшие ноги, отличную техническую подготовку, пластически выразительный и харизматичный танцовщик оказался главным героем вечера в Большом театре. Непривычное для него пристальное внимание московской публики («в Парижской опере меня так придирчиво не разглядывают, я почувствовал это, сразу как только вышел на сцену Большого театра» - признался мене танцовщик после концерта) он быстро перевел в свою пользу, запросто одолев кружевную вязь навороченных нуреевских комбинаций. Случай Маршана как раз тот, когда артисту, для того чтоб добиться успеха у публики, надо просто выйти на сцену.

Не вызывает никаких вопросов решение жюри и относительно Дениса Родькина, который поделил приз с свежеиспеченной этуалью Парижской оперы, что для Бенуа последних лет тоже очень характерно. Проникновенный образ и танец этого артиста в «черном» дуэте ноймайеровского балета «Дама с камелиями» запомнится надолго. Лирико-романтические черты полно выразились на этом вечере и в его исполнении, и во всем его облике.

За Дениса я рад вдвойне, поскольку знаю его давно, и был первым кто написал об этом танцовщике, тогда, в 2008 году, еще воспитаннике училища «Гжель». А газета «Московский комсомолец» была первой из СМИ, кто опубликовал с ним пространное интервью (№27019 от 29 января 2016)

Путь пройденный Денисом Родькиным за 9 лет от выпускника «Гжели» до премьера первого театра страны был впечатляющ и непрост. Как непрост был и его путь к балетному Оскару, высшей награде в области балета. Как и Маршан, Родькин был номинирован на приз Бенуа еще в прошлом году, но их обоих обошел тогда премьер Мариинки Кимин Ким. Тем не менее в этом году профессиональное жюри под председательством Юрия Григоровича оказалось более благоразумным, чем, например, жюри «Золотой маски», в конкурсе которой Денис этой весной тоже участвовал и оценило большие преимущества этого артиста по достоинству.

Родькин красив, изыскан, фактурен. В нем привлекает артистичность и работоспособность, умение найти в роли новые выразительные возможности и неизменная способность воздействия на зрительный зал, то проникновенностью образа, то эротичностью и силой танца. Прыжок его высок и стремителен. А рисунок его танца временами то острый, то нежный и томный, наполнен внутренней силой и правдивостью чувств.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Июн 06, 2017 4:53 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 01, 2017 6:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017053203
Тема| Балет, театр “Астана Балет”, Премьера, Персоналии, Валерий Кузембаев
Автор| Ольга Шишанова
Заголовок| Серенада без пуантов
Где опубликовано| © "Новое поколение"
Дата публикации| 2017-05-30
Ссылка| http://www.np.kz/cultura/21712-serenada-bez-puantov.html
Аннотация| Премьера, Интервью

В столичном театре “Астана Балет” - премьера. Сразу два одноактных балета - “Контрасты” хореографа-постановщика Рубена Террановы и “Серенада” всемирно известного Джорджа Баланчина - были представлены взыскательной публике. О том, насколько сегодня востребовано хореографическое искусство современного балета в Казахстане, в эксклюзивном интервью “НП” рассказал заслуженный деятель Казахстана, директор ТОО “Astana Ballet” Валерий Кузембаев

- Валерий Альбекович, насколько соответствует “Астана Балет” своему сегодняшнему предназначению кузницы современного танца?
- Я отвечу вам не только с позиции специалиста в творческой сфере, но и как директор этого заведения буду его хвалить и хвастать им в хорошем смысле слова. Вы знаете, что наш театр был создан осенью 2012 года. Его целью стало восполнение образовавшегося вакуума в отношении создания новых хореографических произведений, а также освоение новых танцевальных стилей. Мы все-таки больше воспитаны на классике, на народной музыке, тогда как постановки в современной хореографии для нас не были особо доступны и настолько развиты в художественной жизни республики, как в других странах. Поэтому и возникла необходимость в создании такого театра, как наш “Астана Балет”.

- Несколько слов о труппе театра...

- Первоначально в “Астана Балет” был сделан упор на женский коллектив. Как я уже говорил, не только современные традиции танца, но и мужская хореография в этом направлении в Казахстане не были развиты в должной мере. Потому первоначально все и основывалось на хореографии женской части труппы. Только позже начались экспериментальные постановки. И наконец у нас образовался сплоченный коллектив в том виде, в котором он существует сейчас. Это и стало нашей первоосновой, инициированной главой государства, по словам которого, “обязательно в XXI веке казахскую творческую самобытность необходимо показывать средствами и языком современного хореографического искусства, которые будут понятными во всем мире”. Ведь фольклор всегда был и будет. Он всегда понятен, потому что этнография вечна, в отличие от современного искусства, которое надо осваивать и показывать себя уже в другой ипостаси для восприятия в окружающем мире.

- Насколько сегодня, спустя пять лет со дня его основания, разнообразен репертуар вашего театра?

- Могу сказать с чувством действительного удовлетворения, что все наши спектакли были приняты очень тепло как столичной публикой, так и зрителями во время наших зарубежных гастролей. Для них это было первое знакомство с Казахстаном, касающееся современных хореографических постановок. Череду нескольких наших одноактных балетов “Кармен”, “Любовь, потеря, страх”, “Медленный огонь”, хороших, красивых миниатюр, наполненных хореографическим содержанием национального колорита, воспринимали всюду на ура. Еще я назову “Вальпургиеву ночь” на музыку Шарля Гуно и Diversity, что характеризуется разнообразием танцевальных музыкальных миниатюр в одной постановке.

- Чем интересна премьера сегодняшних спектаклей - одноактного балета Джорджа Баланчина “Серенада” и балета Рубена Террановы “Контрасты”?

- “Серенада” - всемирно признанный шедевр неоклассического танца. Мы шли к его постановке долго и постепенно, так как наша задача не только осваивать подобные роскошные постановки, но и одновременно создавать нечто свое на их основе. Как вы знаете, разрешение на постановку своих балетов дает фонд Баланчина, отсматривая труппы будущих его исполнителей. Мы же работали с этим фондом на протяжении трех лет, и вот только сейчас нам позволили поставить спектакль Баланчина “Серенада” на нашей сцене. Смею заверить, мы его воссоздали по всем стандартам, которые были свойственны творческому почерку этого выдающегося хореографа. Кстати, сам Джордж Баланчин сетовал на то, что многие считают, будто этот балет имеет тайный сюжет. Но это не так. В нем танцовщики просто двигаются под прекрасную музыку. Единственный сюжет балета - музыка серенады, если угодно - это танец при луне. При этом, при всей внешней простоте, “Серенада” очень сложна в техническом, музыкальном и стилистическом плане, она вызывает волнение в сердцах зрителей от прикосновения к прекрасному и вечному искусству.



- А балет “Контрасты”?

- Балет Рубена Террановы “Контрасты” - это противопоставление цветов, музыкальных композиций, света и теней, грез и реальности. В нем присутствует все: контрастность в контрасте, изменение в каждом мгновении. Тень гасит свет, одна форма вытекает из другой, создавая образ всего, кроме самого себя. У зрителей возникает ощущение, что и они оказываются в мире грез исполнителей. Насколько я знаю, постановщик этого балета, приглашенный хореограф Рубен Терранова, тот и вовсе считает, что все мы - элементы наших грез. Никто из нас не знает силу, присутствующую в них. Так и эпизоды балета “Контрасты” - это желания нашей души, а грезы - это необходимость.



- Каковы планы театра на ЭКСПО? Какие постановки вы готовите на этот период для астанчан и гостей города?

- У нас будут показаны те спектакли, которые я только что перечислил и которые уже входят в наш репертуар. Что касается нового сезона, то мы собираемся поставить одноактный балет на музыку фортепьянного концерта № 2 Сергея Рахманинова. Кроме того, в планах - очередной шедевр XX века в хореографии Уильяма Форсайта, они дали нам согласие перенести на нашу сцену их спектакль. У нас всегда идет тщательный отбор музыкальных номеров, спектаклей, миниатюр. И даже народную музыку, которую используем в своих спектаклях и которую публика все-таки привыкла слушать и слышать в определенном каноне звучания, мы стараемся подавать в современном звучании. Например, заказываем другую оркестровку, аранжируем несколько иначе, добавляем какие-то современные технические элементы звучания, и музыка становится уже самостоятельным элементом той или иной нашей постановки.

Астана
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 02, 2017 11:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017053204
Тема| Балет, ГАТОБ имени Абая, Алматинское хореографическое училище имени Селезнева
Автор| Юрий КАШТЕЛЮК / Фото Кайрата КОНУСПАЕВА
Заголовок| Творческий полёт
По случаю 71-го выпуска воспитанники Селезневки представили зрителю лучшие образцы хореографии

Где опубликовано| © "Вечерний Алматы"
Дата публикации| 2017-05-30
Ссылка| http://vecher.kz/how2rest/tvorcheskij-poljot
Аннотация| Выпускной концерт

На двух отчетных концертах, прошедших в ГАТОБ имени Абая, студенты и выпускники училища показали одноактные балеты и крупные фрагменты хореографических произведений.

– Сегодня в хореографическом образовании существует мнение, что ребятам нужно изучать балет не только на отдельных номерах, как практиковалось ранее, но и на больших фрагментах, – рассказала нам художественный руководитель Алматинского хореографического училища имени Селезнева, заслуженная артистка РК Людмила Ли.
Художественный руководитель подчеркнула, что через сценическую практику, работу с большими фрагментами ребята не только отрабатывают технику, хореографический текст, но и узнают историю балета.

– Они интеллектуально развиваются, формируется профессиональное мышление, – особо отметила педагог.

Тем более, как подчеркнула худрук, репетировать есть с кем – студенты и выпускники Селезневки держат марку и подготовлены к серьезной профессиональной работе.
В преддверии этого учебного года была поставлена задача существенно обновить репертуар: предстояло крупное событие – 110-летие со дня рождения одного из основоположников хореографической школы республики Александра Селезнева. Кроме того, воспитанники старейшей хореографической школы страны постоянно участвуют в престижных фестивалях, конкурсах, и нужно быть на уровне.

Художественное руководство решило поставить несколько знаковых произведений. Среди них «Классическая симфония» Сергея Прокофьева.

– Это великолепная симфоническая музыка. На «Классической симфонии» выросло не одно поколение артистов в Московской государственной академии хореографии, произведение танцевальное, очень красивое, – сказала художественный руководитель, добавив, что в этом году и ректор академии русского балета имени Вагановой Николай Цискаридзе стал репетировать со своими студентами это произведение.
В ноябре на концерте по случаю юбилейных мероприятий были представлены на суд зрителя три части произведения. Но полностью спектакль ребята и педагоги подготовили к отчетному концерту в мае.

– В этом балете занят почти весь третий курс, два класса девочек, один – мальчиков, – поведала Людмила Ли.

Также на отчетном концерте была продемонстрирована постановка в стиле современной хореографии – балет на композицию Attack группы Antistar.

– Спектакль создала одаренный педагог-репетитор Айман Ахмеджанова. Она стажировалась в Нью-Йорке, Париже, предложила хореографический язык, созвучный современным ритмам, сегодняшней поп-культуре, и это было очень интересно детям, они увлеклись и пошли за своим педагогом, – отметила Людмила Ли.
Событием стала постановка «Классического болеро» Мориса Равеля.

К слову, в минувшем году АРБ имени Вагановой в Петербурге на отчетном концерте так же представила это произведение, только там оно шло в хореографии Брониславы Нежинской и в редакции Андриса Лиепы.

У нас же хореографию создал мэтр отечественного балетного искусства Булат Аюханов.
– Это подарок школе от нашего корифея, он сам нам предложил поставить «Болеро». Я спросила его, а справятся ли студенты, ведь здесь нужно взрослое исполнение, иначе балет не будет смотреться? Но Булат Газизович обнадежил меня, выразил уверенность, что все будет хорошо и он поможет, – поведала Людмила Ли.

Педагог рассказала, что мэтр каждый день приходил на репетиции и студенты его беспрекословно слушались.

– Он разговаривал очень тихим голосом, но в зале стояла тишина, 32 девочки, участницы спектакля, выучили хореографический текст и смогли наполнить его актерским содержанием. Вместе с Булатом Аюхановым ставил спектакль педагог по народно-сценическому танцу Нурлан Джумалиев, ранее работавший в академическом ансамбле имени Игоря Моисеева, – отметила педагог.

Изюминкой вечера стал спектакль «Мәңгілік ел», поставленный молодым хореографом Анварой Садыковой.

В постановке слились воедино казахский танец, классические приемы и современная хореография, это балет в неоказахском стиле.

– Анвара Садыкова – ученица моего выпускного курса 2000 года, она единственная из того курса, не ушедшая работать в театр и оставшаяся на педагогической работе. Со временем из нее вырос великолепный профессионал-хореограф. В этом спектакле она осовременила казахский танец, но не потеряла его, а наоборот, очень трепетно подошла к нему, грамотно усилила, это дорогого стоит, – подчеркнула художественный руководитель, добавив, что также создавать постановку помогал педагог по дуэтному танцу Александр Медведев.
Людмила Ли сделала акцент на том, что подготовка артистов балета в училище имени Селезнева проходит на высоком уровне. Стараются все – педагоги, директор, заслуженный деятель РК Ая Калиева и, конечно же, сами дети.

– Это доказывают международные конкурсы, где наши воспитанники наряду с московской и питерской школами удостаиваются высоких мест. Селезневка – это бренд, – заключила она.



Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Май 17, 2018 8:34 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 02, 2017 11:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017053205
Тема| Балет, Приз Benois de la Danse
Автор| Сергей Николаевич
Заголовок| Когда все ясно без слов. Премия Benois de la Danse
Где опубликовано| © журнал «Сноб»
Дата публикации| 2017-05-31
Ссылка| https://snob.ru/selected/entry/125169
Аннотация|

В Большом театре состоялась юбилейная, 25-я церемония вручения одной из самых престижных наград в балетном мире Benois de la Danse. О лауреатах фестиваля рассказывает главный редактор журнала «Сноб» Сергей Николаевич


Фото: Михаил Логвинов
Уго Маршан и Денис Родькин, лауреаты Бенуа-2017


Все премии мира делятся на почетные и денежные. Идеально, когда оба фактора совпадают, но чаще бывает наоборот. Benois de la Danse — это, конечно, чистый восторг, парение, кружение, уравновешенное увесистой тяжестью призовой скульптуры, изображающей двух бронзовых космических пришельцев, распахнувших друг другу свои объятия (автор — родственник Александра Бенуа, американец русского происхождения, Игорь Устинов). Ее вручают двадцать пять лет подряд. И кажется, уже нет мало-мальски значимого балетного имени, которое бы не фигурировало в лауреатских списках фестиваля. Тут остается только снять шляпу перед титаническими усилиями Регины Никифоровой, генерального директора, и Нины Кудрявцевой-Лури, артистического директора, которым удалось создать совершенно уникальную институцию, объединившую танцовщиков и хореографов всего мира. Причем сделать это без лишнего шума и назойливой саморекламы, а очень последовательно, умело и деликатно, одинаково привечая и смелых новаторов, и ортодоксальных традиционалистов, и безумных маргиналов, и признанных классиков. Всем нашлось место на необъятной сцене Большого театра и в конкурсной программе Benois de la Danse.


Фото: Михаил Логвинов
Юрий Григорович и Марсия Хайде. Бенуа-2017 за «Жизнь в искусстве»


Конечно, в свое время многое решило согласие Ю. Н. Григоровича возглавить жюри. В консервативном и закрытом балетном мире имя значит все, а имя главного российского хореографа всех времен и народов открывает самые закрытые и неприступные двери. Смею предположить, что и для самого Юрия Николаевича история с премией Benois de la Danse тоже имеет свой неочевидный, но важный смысл. Все годы, что он был неприкасаемым худруком Большого балета, за ним тянулся шлейф жестокосердного гонителя всего нового, врага модерна, душителя свободного танца. Что называется, «прошли годы», и теперь «великий и ужасный» Григорович восседает в золоченом кресле председателя жюри самого веротерпимого, толерантного и космополитичного балетного фестиваля в мире, с улыбкой на устах вручает призы молодым, смелым и новым, ищущим собственные пути вдали от проторенных и исхоженных дорог «Легенды о любви» и «Спартака». И никто по этому поводу руки не заламывает, проклятия не воссылает, за попранные классические традиции не оскорбляется. Вынужденная ли это мина или вполне осознанная позиция человека, много чего пережившего и пересмотревшего, трудно сказать. Сам Юрий Николаевич прессу не жалует, от комментариев упорно уклоняется, никаких имен принципиально никогда не называет, но сам факт его двадцатипятилетнего деятельного участия в судьбе премии Benois de la Danse говорит о многом.

Поскольку год для премии юбилейный, то некоторого привкуса официоза избежать до конца не удалось ни в торжественной церемонии, ни в концертной программе. Впрочем, для вручения приза за «жизнь в искусстве» выбрали кандидатуру безусловную — великую Марсию Хайде. Утонченная, нервная, драматичная дива, прославленная муза легендарного хореографа Джона Кранко. Для нее сочиняли свои балеты Морис Бежар и Джон Ноймайер. Лучше, чем она, не было «Дамы с камелиями», а «Евгений Онегин» с ее участием произвел в Москве в свое время абсолютный шок. Мы тогда даже вообразить себе не могли, что можно так бесстрашно поставить, а главное, так свободно танцевать русскую классику. В этом году ей 80. За ее спиной все великие тени и балеты ХХ века, огромная жизнь, много разных сцен, стран, даже континентов. «Каждое утро я начинаю с того, что говорю себе: этот день будет самым лучшим, — призналась Марсия Хайде, принимая приз из рук Ю. Н. Григоровича, — но самое интересное, что со мной только так и бывает».

Не знаю, смогли бы остальные участники церемонии сказать это про себя. Но первый день Benois de la Danse получился действительно очень насыщенным и ярким. Из хореографических открытий назову три имени – Эдвард Клуг, худрук балета Национального театра в Мариборе, Сиди Ларби Шеркауи, руководитель Королевского балета Фландрии, и фантастическая Хью-Хью Кан, солистка и хореограф Корейского национального балета, обрушившая на зал Большого театра совершенно гипнотическое действо под названием «В ритме пульса».

В отличие от неистовой кореянки, хореограф из Словении Эдвард Клуг сочинил очень трогательный балетный опус на музыку Баланеску и Милея «Хора», который своей корявой грациозностью и обаятельным простодушием напомнил примитивную живопись начала ХIХ века, бытовую зарисовку нравов и отношений, ставшую танцем идиллической пары. По контрасту с его провинциальными героями трагические Дидона и Эней в постановке Сиди Ларби Шеркауи предстали абсолютно современными персонажами, раздираемыми сегодняшними страстями и желаниями. Экспрессивная пластическая лексика в сочетании с вызывающей не балетной внешностью артистов по странной ассоциации рождала в памяти ироничную ахматовскую строчку («Ромео не было, Эней, конечно, был»). В том смысле, что все балетные Ромео выглядели вполне фантастическими персонажами рядом с этим обритым наголо, бородатым, немолодым Энеем в исполнении брутального Матта Фоли.

Среди лауреатов танцовщиков запомнился афроамериканец Бруклин Мак. Только ради одних его шикарных прыжков можно было высидеть скучноватое па-де-де из «Эмеральды» Пуни. Класс настоящей парижской школы продемонстрировал лауреат «Бенуа-2017» Уго Маршан. Балетная практика последних десятилетий сумела успешно отучить зрителей от стереотипа, что танцовщики должны быть обязательно красивыми. Более того, мужская красота расценивалась почти как компромат, свидетельство профессиональной непригодности. Сейчас наметился другой тренд: хорошо танцующих красавцев становится все больше. Их все чаще выдвигают на авансцену, занимают в главных партиях, осыпают наградами. Во всяком случае, стремительный взлет солиста Большого театра Дениса Родькина, еще одного лауреата «Бенуа-2017», — наглядное и убедительное тому подтверждение. Его Арман в «Даме с камелиями» — это пронзительная исповедь раненого сердца, чистое страдание, на которое способна только юность, и какая-то дориан-греевская красота, еще не омраченная никакими пороками и низменными страстями. Так танцует, а точнее, так живет на сцене Денис Родькин. Увы, это не может длиться долго, поэтому его надо увидеть сегодня, сейчас.

Что касается женщин, то тут явно доминируют балерины восточного происхождения. Что-то в них есть такое от механической куклы наследника Тутти Суок, какой-то запрограммированный автоматизм, гарантированное безупречное качество вращений, прыжков, двойных и тройных туров. Раньше такие танцовщицы проходили под кодовым названием «надежная техничка», и дальше какой-нибудь двойки в «Дон Кихоте» или вариаций в «Раймонде» их не пускали. Сегодня они танцуют все балеринские партии с одинаковым напором и более или менее одинаковым выражением лица. Но бесстрастный автоматизм хорош для балетов типа «Ритм пульса», для Дианы и Фригии ясно требуется что-то другое. Но что? Увы, объяснить это не хватит красноречия всего жюри Benois de la Danse. Балет тем и велик, что здесь не требуется слов. Достаточно одного, двух жестов. И все становится ясно.
===============================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июн 04, 2017 11:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017053206
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, Джулиан МакКей
Автор| Беседу вел: Юрий Амосов / Фотограф: Саша Чайка
Заголовок| ПАРЕНЬ ИЗ МОНТАНЫ
Где опубликовано| © L’OFFICIEL HOMMES
Дата публикации| 2017-05-24
Ссылка| http://officiel-online.com/hommes/paren-iz-montanyi/
Аннотация|

Джулиана МакКея называют первым американцем с русским балетным дипломом. 19-летний первый солист Михайловского театра и всеобщая надежда балетного мира решил рассказать нам свою историю



Расскажите о своей семье. Kак оказались в Москве?

Я родился и вырос в штате Монтана, что на северо-западе США. Очень люблю природу этого края. У меня есть две сестры, Мария- Александра и Надя, а также младший брат Николас. Все мы занимаемся балетом. Наши родители ничего не знали о балете до того, как мы начали проявлять к нему интерес.

Я был на летних балетных курсах, куда приехали педагоги училища из Москвы. Они заметили меня и пригласили продолжить обучение в Москве. Я не cмог отказатьcя. Cпустя шесть лет я стал первым американцем с полноценным русским дипломом Московского хореографического училища.

Расскажите о русской балетной школе

Она мне очень подходит. Все начинается у станка, от которого и строится база. После русской школы можно позволить себе выполнять сложные трюки и не пере- живать о технике. Она дает тебе возможность танцевать, не испытывая страха, 
и полностью отдаваться зрителю.

У кого учились? Какие основы балета были заложены и помогли стать солистом в таком юном возрасте?


Мне посчастливилось работать с Михаилом Лавровским и Вячеславом Гордеевым. Они побудили меня к какой-то особенной целеустремленности. Я никогда не сдаюсь и всегда добиваюсь своих целей.

Что еще увлекает? Мода, кино? Чем хотели бы заниматься?

Я люблю все, что связано с движением. Путешествия в разные страны, общение 
с новыми людьми, движение к чему-то, до этого тебе неизвестному. Также понимаю, что у меня есть много возможностей, которые дают социальные медиа.
 Думаю, благодаря им я подписал контракт с международным модельным агентством IMG и недавно работал с Кендалл Дженнер для одного из американских изданий. Меня увлекает изучение мира.

По какому плану должна бы развиваться ваша карьера?

Только вверх! Скоро я буду танцевать Джеймса в балете «Сильфида», затем премьера «Пламя в Париже», там я буду танцевать марсельца Филиппа, и потом, конечно, «Жизель».

Вы все очень красивые. Но важны ли внешние данные для солиста балета?

У ведущего солиста должно быть все. И балетные данные, и выразительная внешность.

Кто ваши кумиры в балете? С кем из них довелось познакомиться?

Я наблюдаю за работой многих танцоров и пытаюсь у каждого чему-то научиться. Особенно я восхищаюсь артистами, которые могут настолько войти в роль, что вы не будете задумываться, кто они есть в реальной жизни, а просто насладитесь их эмоциональным исполнением.

Звезд балета узнают на улице?

В России точно узнают.

У вас есть время на книги, кино? Что впечатляет?


Люблю ходить в кино в свободное время, а так же читать между репетициями. Только закончил «Одиссею» Гомера, интересуют и греческие мифы. На русском мне очень нравится читать Пушкина. Недавно, кстати, прочел «Человек в поисках смысла» Виктора Франкла, мне понравилось.

Какой ваш самый свежий навык
или умение?

Пару месяцев назад научился жонглировать.

У вас много друзей в труппе театра? С кем дружите в обычной жизни?

У меня много друзей по всему миру, которых я встречал на соревнованиях и выступлениях. Я люблю разнообразие культур
и традиции разных народов. Встречаясь с разными людьми в путешествиях, всегда стараюсь узнавать что-то новое для себя. У меня много друзей, чему я очень рад.

Как совмещаете учебу в ГИТИСе, работу в Михайловском театре и постоянные поездки?

Сложно, но мне нравится быть занятым человеком. Чем сложнее ты ставишь перед собой задачу, тем больше ты хочешь достигнуть результата.

О чем мечтаете?

Об отпуске в теплом солнечном месте на берегу моря!

Что, по-вашему есть танец в мире искусства и легко ли передать что-либо языком танца?


Танец является универсальным языком, который все понимают без слов.

Если бы знали, что ваше желание точно исполнится, что бы загадали?


Хотел бы иметь возможность вдохновлять людей через свое искусство. И, наверное, бесконечно есть мороженое, обожаю его!

===========================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 12, 2017 3:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017053207
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Посохов
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Хореограф, не вписывающийся в поток
Где опубликовано| © журнал «Большой театр» № 2 (7)
Дата публикации| 2017 май
Ссылка| http://www.bolshoi.ru/upload/medialibrary/f47/f47266ccad76e10060944e71af5c3de7.pdf#page=22
Аннотация| Премьера, ИНТЕРВЬЮ





Юрий Посохов, чей «Герой нашего времени» принес Большому театру «Золотую маску» прошлого года, в этом сезоне вернулся в Москву для постановки балета, посвященного личности Рудольфа Нуреева. В первые дни репетиций он рассказал о том, как возникла идея нового спектакля, о подготовке к юбилею международного фестиваля «Бенуа де ла данс», который пройдет в мае, и о своей работе в Балете Сан-Франциско, где Посохов уже десять лет является резидент-хореографом.

Год назад жюри международного ба- летного приза «Бенуа де ла данс» выбрало вас победителем среди хо- реографов за постановку в Большом театре «Героя нашего времени». Как вы ощущаете себя в кругу лауреатов?

— Это солидный, весомый приз в балетном мире. Как хореограф и даже раньше как артист я никогда не предполагал, что попаду в сферу внимания его жюри. Спасибо огромное людям, которые оценили то, что я делаю.

— Во время церемонии награждения в Большом театре вас в Москве не было. Удалось ли пообщаться после этого с председателем жюри Юрием Николаевичем Григоровичем?

— Еще нет. В Москве я бываю не так часто, когда приезжал, старался Юрия Николаевича найти. К сожалению, его в это время в театре не было. Но мне очень хочется сесть и поговорить с ним о хореографии, о жизни. О прошлом, о будущем. Хотелось бы поздравить его с замечательной датой, с 90-летием.

— Когда-то вы, успешный премьер Большого театра, сбежали сначала в Данию, а потом в Америку, чтобы не танцевать всю жизнь балеты Григоровича. Сейчас ваше отношение к нему изменилось?

— Давайте забудем, что я говорил. Я был нигилистом в определенный период своей жизни, у меня было отрицание всех и вся. Может, по молодости это и дало толчок моей собственной хореографии. Но с годами я ко многому поменял отношение. Я больше и больше ощущаю, какой вклад в искусство внесли люди того поколения. Поэтому преклоняюсь перед всеми, кто занимается балетом. Я люблю других хореографов, я люблю хореографию. Всегда иду на новый спектакль как ученик и получаю удовольствие от того, что могу каждый день видеть что-то новое. А Юрий Николаевич Григорович — большое явление в нашем искусстве. Сейчас, смотря его спектакли, я стал как-то остро ощущать его тонкое отношение к нашей истории.

— В этом году «Бенуа де ла данс» отмечает 25-летие и вам как лауреату предложили поставить в честь этого события специальный номер. Он уже готов?

— Пока было всего три репетиции, сделали наброски. Музыку написал Илья Демуцкий, с которым мы работали над «Героем нашего времени». Идея номера родилась у Игоря Устинова, автора скульптурного приза «Бенуа». Это па-де-де — мое понимание идеи творца и его творения. Мне кажется, было бы хорошо, если бы «Бенуа» сделал традицией ежегодный заказ та- кого номера лауреатам-хореографам.

— Как вы считаете, почему именно «Герой нашего времени» принес вам такое признание?

— Никогда не пытаюсь предсказать, какой спектакль будет успешным, какой не будет. Сейчас я нахожусь в той стадии развития, когда просто стараюсь быть честным, быть самим собой, создавая каждый спектакль. Не для себя даже — для зрителя. Я хочу диалога со зрителем. А почему он возник именно на «Герое»? Мне кажется, потому что это русский балет. Ведь как бы у меня ни сложилась жизнь на Западе, как бы я там много ни ставил, меня называют хореографом с русскими корнями. На этом всегда делают акцент. Наверное, не так -то далеко я ушел от Большого театра — здесь сформировался мой менталитет, здесь моя школа, мои педагоги …

Мне показалось, что «Герой нашего времени» очень близок артистам Большого театра, особенно молодым. Вы говорите об успехе, а я удивляюсь, с каким энтузиазмом артисты репетировали со мной в зале. Я такого счастья не испытывал давно. Появилось ощущение, что происходит возвращение на круги своя: я возвращаюсь на родину, работаю с артистами, которые меня понимают. Остро ощущаю этот контраст, потому что только что у себя в Балете Сан-Франциско выпустил спектакль «Оптимистическая трагедия». Артисты были открыты, позитивны, но донести до них тему было очень трудно.

— Чем вас привлекла революционная пьеса Вишневского?

— На самом деле, сначала была музыка. Потрясающая музыка Ильи Демуцкого. Она была написана не по заказу, а я ее получил как данность. Поэтому мне нужно было найти к ней подход и найти историю, которой музыка бы соответствовала. «Оптимистическая трагедия» была одним из тех балетов, которые у меня всю жизнь хранились «на полке» среди названий, которые я бы хотел поставить. И когда я про него вспомнил, все сошлось.

— И в Сан-Франциско у вас на сцене были «комиссары в пыльных шлемах»?

— Да, все было: она — комиссар, как положено, в кожанке и с револьвером, моряки, анархисты. Но рассказать всю историю надо было за 20—30 минут — у нас это стандартный формат одноактного спектакля. Мы начали рассказывать историю, а потом все ушло в плоскость образности. Там не было определенной концовки, на задний план ушли все герои, и до конца за писателем мы не последовали, к сожалению. Тут у меня претензии только к себе, потому что у меня были замечательный сценограф, замечательный художник по костюмам. Но 30 минутный балет у нас создается фактически за 15 рабочих дней, и времени не хватило. Зрители приняли спектакль очень хорошо. Но поняли ли что-то? Я хотел бы вернуться к этому балету более подготовленным и сделать из него что-то настоящее. По-моему, там есть все для того, чтобы это произошло

— После «Оптимистической трагедии» байопик, посвященный Нурееву, не выглядит экстравагантным выбором. Но все же почему вы выбрали в главные герои именно Нуреева?

— Нуреев связан со мной как артист балета. Я его видел на сцене. Влияние этой личности на меня как артиста — огромнейшее. Не всегда он был в хорошей форме, не всегда спектакли подходили ему. Но разные аспекты его личности соединились в гениального танцовщика Нуреева. Для меня это безвременное понятие, поэтому я уверен, что спектакль о нем можно делать хоть в Монголии, если найдутся постановщики, кому он близок.

Когда-то художественный фильм о Нурееве хотел делать мой друг режиссер Юрий Борисов. Благодаря его сценарию мысль о балете была у меня в голове много лет. Когда Владимир Георгиевич Урин сказал, что есть идея новой постановки, но на нее довольно мало времени, я предложил пять названий. Общими усилиями выбрали «Нуреева».

— Вы используете исключительно собственный хореографический язык или это будет стилизация под хореографию, которую танцевал Нуреев, и под его собственные постановки?

— Все эти стилизации стали меня в балете немножко раздражать. Это будет мой язык, мой разговор о Нурееве и том, что происходит вокруг него .

— Над «Нуреевым» вы работаете со своими соавторами по «Герою нашего времени » — с композитором Ильей Демуцким и режиссером Кириллом Серебренниковым. Не приходится выяснять, кто в трио главный, и отстаивать свою точку зрения до победы?

— Я понял, что компромиссный вариант — самый интересный. Не надо быть непреклонным. Я благодарен Илье и Кириллу, потому что работа с ними меня обогатила. Они меня свели с пути банальщины, какой-то каждодневной рутины, чисто балетной ограниченности. И вдруг оказалось, что можно делать вещи намного интереснее, намного музыкальнее. Я каждый раз получаю удовольствие, работая с этими талантливыми людьми.

— Судя по премьерам ведущих театров мира и вашим собственным премьерам, мы возвращаемся к большому сюжетному балету?

— Я большой поклонник бессюжетного балета, особенно американского, начиная с постановок Баланчина, Пола Тейлора, Марка Морриса. Но сейчас идет обратная тенденция: людям вдруг захотелось сюжетного балета, который 10—15 лет назад вообще пропал со сцены. Думаю, потому что все увидели: мы теряем театр, а балет не может существовать только на бессюжетных спектаклях. Я второй год пытаюсь в Сан-Франциско поставить бессюжетный — и не получается, мой босс заказывает только сюжетные. Перед «Оптимистической трагедией» был «Пловец» по рас -сказу Чивера — тоже моя идея, давно хотелось его сделать, до этого — «Жар -птица», а в Балете Джоффри «Весна священная», тоже сюжетная.

— Как вы чувствуете себя при работе на заказ?

— Так случилось, что сейчас я работаю только на заказ. Вот мне нужно будет делать «Анну Каренину»… Отказался от «Спартака» в Австралии — был у меня и такой заказ. У меня сейчас одновременно пять балетов в голове. В работе, к сожалению, я завишу от многих вещей — от сцены, времени… Поэтому мне даже нравится работать на заказ: начинаешь изучать вещи, про которые никогда бы в жизни не прочитал, никогда бы не увлекся. Приходится находить в себе самом какие-то черты, о которых даже не хотел бы знать. Выискиваешь в каких-то своих потайных закоулках отношение к сексу, отношение к чувствам, заставляешь работать воображение.

— Какое количество постановок в сезон для вас оптимально?

— Сейчас такой жизненный темп, что нужно выпускать один спектакль за другим. Так что порой мои замечательные друзья-хореографы и хореографы, которых я люблю, становятся однотипными, предсказуемыми, повторяющимися. Идеально, когда при подготовке спектакля есть время его переварить, чтобы он, как тесто, подошел и ты его выплеснул. Но такой возможности нет. Через несколько дней после премьеры «Оптимистической трагедии» я уже был в Москве, в Большом театре. В таком режиме трудно чувствовать себя наполненным какими-то идеями. Я забыл, когда уезжал отдыхать. Единственное спасение — природа: у меня океан в нескольких минутах езды от дома.

— Советская система, когда Григорович мог ставить спектакль (правда, огромный, трехактный) два года, — оптимальна?

— Думаю, два года — обратный перебор. Сейчас я занят тем, что ищу правильный подход к работе и правильный ритм постановок. Я не хочу работать на потоке.

=========================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 17, 2017 10:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017053208
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Якопо Тисси
Автор| Юлия Пнева
Заголовок| Якопо Тисси: “Танцовщик должен обладать настойчивостью, умом и смирением”
Где опубликовано| © Интернет-журнал об опере и балете Voci dell'Opera
Дата публикации| 2017-05-17
Ссылка| http://www.vocidellopera.com/single-post/interviewjacopotissi
Аннотация| Премьера, ИНТЕРВЬЮ

Мы побеседовали с Якопо Тисси, бывшим танцовщиком театра Ла Скала, недавно присоединившимся к труппе Большого театра в качестве артиста балета. Якопо рассказал нам о мечтах, творческих планах, партнёрстве со Светланой Захаровой и других интересных вещах, касающихся его жизни и карьеры. Мы убеждены, что Якопо с его великолепными балетными и внешними данными ждёт великое будущее.

Когда Вы начали заниматься балетом? Это было Ваше решение или, скажем, Вашей мамы?

Я начал заниматься балетом в 5-6 лет. Я увидел балетный спектакль по телевизору и сказал родителям, что тоже хотел бы так танцевать.

В каком возрасте Вы поняли, что Вы созданы для балета и обладаете замечательными данными, включая выворотность, шаг и так далее?

В возрасте 11 лет меня приняли в балетную школу театра Ла Скала. Это имело большое значение для меня, поскольку я почти ничего не знал о профессиональном балетном мире. Я очень люблю школу Ла Скала. Там я провёл 8 очень важных лет моей жизни, наполненных тяжёлой работой, впечатлениями и опытом. Когда я начал учиться там, я по-настоящему осознал, что хочу быть балетным танцовщиком. С тех пор это желание никогда не менялось, делая мою страсть главной частью моей жизни, которую я связал с танцем.

В 2013 году вы принимали участие в классе Николая Цискаридзе в МГАХе. Можете рассказать, как это было? Вы говорили с Николаем о Ваших возможностях, каких-то технических вещах, будущих планах?

В 2013 я впервые посетил Россию вместе с балетной школой Ла Скала. Мир русского балета очень впечатлил меня. Я помню, что класс с Цискаридзе мне понравился. В конце он спросил меня, откуда я, и сказал, что я интересный.


Якопо Тисси в балете "Пахита". Фотограф Lucia Lapolla

Вы рождены, чтобы танцевать принцев. Вы когда-нибудь танцевали злодеев или смешных персонажей? Хотели бы?

Я бы хотел станцевать много классических ролей и попробовать себя в разных танцевальных стилях. Всегда интересно открывать себя новому опыту, но, конечно, есть вещи, которые подходят тебе больше, чем другие.

Не так давно Вы танцевали со Светланой Захаровой в балете “Спящая красавица”. Вы нервничали? Какие у Вас были чувства, когда Вы узнали, что будете танцевать с ней? Какая она во время репетиций? Вы хотели бы быть партнёром Светланы в Большом?

Это была прекрасная возможность для меня проявить себя, а также очень важный опыт. Конечно, я немного волновался, поскольку это к тому же и весьма сложная задача. Мне оказали такую честь, и я, конечно, был счастлив. Светлана очень много помогала мне и была очень мила со мной на сцене и на репетициях. Я очень благодарен ей за всё. Я бы хотел танцевать с ней снова, это было бы здорово, но увидим, как всё будет.

Вы помните первый балет, который Вы увидели на сцене?

Наверное, первым моим спектаклем был балет “Баядерка” Натальи Макаровой в Ла Скала. Помню, как меня впечатлила энергия людей на сцене, история, костюмы… всё было новым для меня и казалось чем-то магическим.

Некоторые люди считают, что самое главное для балетного танцовщика - иметь хороший прыжок и быть хорошим партнёром для балерины. Вы согласны с этим?

Для балета нужен целый комплекс. Да, верно, танцовщик должен высоко прыгать и быть хорошим партнёром, но также он должен обладать координацией, присутствием на сцене, он должен быть личностью… Кроме того, танцовщик должен обладать настойчивостью, умом и смирением. У всех есть достоинства и недостатки. Даже когда у тебя сильная техника, всё равно можно улучшить её. Я думаю, замечательно, когда на сцене есть кто-то особенный, на кого ты можешь равняться.

Как Вы думаете, танцовщиков до сих пор воспринимают как “обрамление” для балерины, помогающее ей блистать на сцене?

Роль мужчины в балете поменялась: от просто партнёрства до главной партии, но я думаю, что балерина по-прежнему - главное действующее лицо. По крайней мере, в исторических классических балетах.

Кто Ваш педагог в Большом театре?

Я очень счастлив, что мой педагог - Александр Ветров. Он великолепный преподаватель и замечательный человек.

Как танцовщики Большого театра отреагировали на Ваше появление в труппе?

Я почувствовал себя хорошо в этой труппе, и все танцовщики также хорошо отнеслись ко мне.

Можете рассказать о партиях, которые Вы уже станцевали в Большом?

Не так давно я танцевал в “Этюдах” и “Бриллиантах”. Обе партии мне нравятся. “Этюды” построен как балетный класс, где мы пытаемся показать чистоту классической формы, но также радость от танца. “Драгоценности” - один из шедевров Баланчина. Мне нравится атмосфера “Бриллиантов”. В этом балете есть тайна, красота, радость и яркость одновременно.

Вам нравится Москва?

Да, нравится. Это очень интересный город. Конечно, он очень не похож на Италию. Некоторые вещи я только узнаю, открываю для себя и привыкаю к ним. Но это тоже очень интересно.

Как Вы относитесь к Мариинскому театру? Хотели бы выступить там?

Мариинский, как и Большой, - один из важнейших танцевальных театров России и мира. Он имеет многовековую историю и традиции. Для меня было бы честью и удовольствием выступить на его сцене.

Вы говорите на русском?

Можно сказать, что да, хотя мне очень многому нужно научится. Я работаю над этим.

=========================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 15, 2017 3:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017053209
Тема| Балет, Новосибирский театр оперы и балета, Персоналии, Михаил Лифенцев
Автор| Даша Демакова
Заголовок| Один день с ...
артистом балета Михаилом Лифенцевым

Где опубликовано| © Интернет-журнал Volna Magazine
Дата публикации| 2017-05-23
Ссылка| http://volnamag.ru/lichnost/karera/odin_den_s_artistom_baleta/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Звезда балета Оперного театра Михаил Лифенцев, известный своей фантастической техникой и темпераментом, исполнитель партии Красса в постановке «Спартак», сегодня в рубрике «Один день с...». Он рассказал о соперничестве в театре, о том, чем занимаются артисты после выхода на пенсию, и о мужчинах в балете.



— Как вы пришли в профессию?

Моя старшая сестра — балерина. Танцует в Оперном театре, преподаёт для начинающих молодых танцовщиков и для артистов балета. Я никогда в детстве не мечтал о балете, но в 11 лет мама отдала в балетное училище. До этого я занимался тхэквондо, была спортивная растяжка. Сначала балет мне был совсем не интересен: я смотрел на часы и ждал, когда уже закончится занятие. И однажды меня выгнали из танцевального класса за неуспеваемость, и это, конечно, сильно задело, замотивировало. Захотелось доказать, что я могу, я не лентяй. Уже тогда, в детстве, чувствовалась конкуренция, мы старались показать педагогу, кто больше старается, потеет, отжимали футболки и прочие глупости творили. К 14-15 годам я начал ходить в театр как зритель, и мне, наконец, это стало интересно. С возрастом стал «с головой работать» на занятиях, на результат, более осознанно, потому что стала понятна конечная цель.

— Что самое сложное в вашей профессии?

Во-первых, физическая нагрузка. И конечно, ответственность, эмоциональная нагрузка, потому что бывают очень сложные спектакли. Перед ними всегда волнуюсь, переживаю, на настроение влияет даже погода. И каждый выход как в первый раз. Реально тяжёлая профессия. Артист балета — это и актёр и танцовщик. Каждая партия — это игра, характер. Самый сложный для меня спектакль, безусловно, «Спартак», партия Красса. Сложная физически и эмоционально. За два дня до выхода уже чувствую напряжение. В то же время это и самая любимая партия: после спектакля невероятное чувство удовлетворения! Любовь зрителя, благодарность — это то, ради чего мы и выходим на сцену... Это дело я очень полюбил. Бывает, очень устаю, надо передохнуть. Но сцена как наркотик. Проходит неделя отпуска — и снова тянет, даже тело начинает ломать, хочется вернуться к привычному состоянию стресса. В отпуске нам, конечно, дают отдохнуть. И от разминок тоже. Но есть фанатичные балерины, которые каждый день ходят тренироваться в театр.


Многие считают, что артисты балета-мужчины только и прыгают в колготках по сцене, но на самом деле это как серьёзный профессиональный спорт: не каждый выдержит такие нагрузки.


У нас крепкий мужской коллектив, чувствуется сибирский характер, никаких нежностей.

— Расскажите про карьерную лестницу в балете?

Изначально артист приходит в кордебалет, то есть в массовые танцы. И здесь есть большая вероятность задержаться. Кто-то поднимается до сольных ролей и ведущих партий. В идеале это работает так: приходишь в училище, добросовестно работаешь, начальство должно это видеть. Важно быть стабильным, и руководители постепенно «повышают». Но у всех по-разному складывается: и удача, и случай, и подготовка — всё может повлиять на карьерный рост. Бывает, кто-то внезапно «выпал» из основного состава в партии, заболел, и нужно быстро ввести нового артиста на замену, тогда берут достаточно среднего танцовщика или балерину, дают партию «авансом». И смотрят, как он себя проявил на сцене, оправдал доверие или нет. Часто именно такие случаи служат толчком для продвижения до сольных партий.

— Какой у вас график работы?

Утренние уроки — обязательная программа, то, с чего начинается рабочий день. Наш график — это уроки, репетиции и сами выступления. Уроки проводятся каждый день, всё зависит от того, было ли накануне выступление с большой нагрузкой. В программу урока обязательно входят упражнения у станка, упражнения «на середине» и основная мужская часть — это прыжки. В месяц бывает до 10 спектаклей, к лету, конечно, полегче, поменьше. Свободное время есть, стараюсь провести его с семьёй: дочерью и супругой, она тоже балерина Оперного театра.

— В балете есть место дружбе?

С этим сложно, врать не буду. Да, дружба в балете есть, но чувство конкуренции, зависть, конечно, присутствуют. Главное, чтобы это была здоровая зависть, без дурости, без того, когда после хорошо станцованной партии конкуренту подкладывают битое стекло в пуанты или костюмы подрезают, в мировом балете были такие случаи. Здесь все очень эмоциональные, не для слабохарактерного это место.

— Хотели бы сменить деятельность на что-то более простое, где меньше нагрузок и стресса? Работать в офисе с 9 до 18...

Нет-нет. Конечно, у нас есть болезненный момент: наша профессия не долгосрочная. 36-38 лет — это пенсионный возраст в балете, потолок для работы на сцене. Но есть артисты и балерины, которые танцуют и в 40 лет, они в прекрасной форме, отлично выглядят. Я, честно, уже думаю, что рано или поздно всё-таки придётся сменить род деятельности (мне 26 лет), и, честно, пока не знаю, чем заниматься после балета.


Бывает, ребята, которые стояли в кордебалете, после театра становятся успешными бизнесменами. Но есть примеры, когда артисты всецело отдавались профессии, а после театра потерялись, остались одиноки.


Эта работа много берёт, но и отдача колоссальная! Мне, наверное, хотелось бы после театра продолжить заниматься творчеством, может, преподавать или играть в драматическом театре... Время покажет. Как-то у дочки на утреннике попросили сыграть Деда Мороза, и, признаюсь, я очень волновался. Я привык на сцене выражаться языком жестов, «начать говорить» оказалось сложнее, чем я думал.

— В спектаклях позволяют импровизировать? Или всё выступление — это заранее выученные движения?

Да, конечно, позволяют. Есть много партий, которые нужно просто прожить, станцевать так, как чувствуешь. Например, моя партия «третьего лишнего» в балете «Жизель»: сначала я очень много делал специально, заучивал, и получалось искусственно, наигранно. Потом просто расслабился, успокоился, принял роль, и партия стала более естественной.

— Как отнеслись к ремонту Оперного?

Честно, мне нравится. Сделали хорошо, придали лоск театру. Я знаю, много было критики, но согласитесь, в театр теперь приятнее заходить. Сейчас более полные залы, несмотря даже на то, что цены на билеты поднялись. А для полного зала и танцевать приятнее: чувствуется отдача, энергетика мощная. Сегодня ходить в Оперный театр стало модно, и это очень положительные перемены.

— Есть партии, которые вы хотели бы станцевать? Есть желание покорить столицу?

Хочется станцевать много партий из мирового балета, у разных постановщиков, например, мне очень нравится Юрий Григорович и его «Легенда о любви». Также постановка Бориса Эйфмана «Красная Жизель», меня туда даже приглашали, но поехать не получилось. В нашем театре хотел бы станцевать балет «Баядерка», надеюсь, в ближайшем будущем получится. «Лебединое озеро», конечно. «Кармен» ...

Если предложат хорошее место в Москве, почему бы и нет. В тот же «Большой», но не на одну партию, а со стабильным репертуаром. При всём этом я очень люблю наш театр, горжусь, что танцую в нём. Чаще всего, если танцовщик востребован в своём театре, его, наоборот, «прячут», чтобы не переманили, скажем так...



Фото: Alex Tsiler, остальные предоставлены Михаилом Лифенцевым.
==============================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 04, 2017 11:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017053210
Тема| Балет, фестиваль «Золотая маска», Екатеринбургский театр оперы и балета, Персоналии, Вячеслав Самодуров, Игорь Булыцын, Александр Меркушев, Екатерина Сапогова
Автор| Марина Романова
Заголовок| Нет повести брутальнее на свете
«Ромео и Джульетта» как бунт индивидуальности против массы

Где опубликовано| © «Учительская газета», №20
Дата публикации| 2017-05-16
Ссылка| http://www.ug.ru/archive/70008
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Национальный театральный фестиваль «Золотая маска» вновь признал, что современные балетные тренды исходят из Екатеринбурга. Спектакль «Ромео и Джульетта» Екатеринбургского театра оперы и балета в постановке Вячеслава Самодурова признан лучшим балетным спектаклем страны. Хореограф собрал уже целую коллекцию «Масок», его постановки неоднократно становились победителями главного театрального конкурса России. Обладателем премии в номинации «Лучшая мужская роль в балете» стал солист театра Игорь Булыцын, искрометный, вдохновенный, бесподобно обаятельный исполнитель роли Меркуцио.

После нескольких «компактных» шедевров Вячеслав Самодуров взялся за спектакль большого формата. Первую версию «Ромео и Джульетты» он делал по заказу Королевского балета Фландрии два года назад. На екатеринбургской сцене создал оригинальную постановку, перенеся из прежней сценографическую идею и содержательную концепцию «театр в театре», но сочинив принципиально новую хореографию.

В начальных сценах зрители видят, как артисты примеряют костюмы, репетируют, готовятся к выступлению. В завершение спектакля, усталые после представления, они бредут за кулисы. Трехъярусная конструкция-декорация (художник-постановщик Энтони Макилуэйн) отсылает к шекспировскому театру «Глобус». Она постоянно трансформируется, превращаясь в улицу, в бальный зал, в дом с балконом. Каркас с лестницами и анфиладами слегка наклонен, что создает ощущение неустойчивости. То ли игра, то ли реальность.

Границы между жизнью и театром призрачны и прозрачны - как и границы между столетиями. В костюмах, выполненных Ирэной Белоусовой, соединяются эпохи, что успешно было ею опробовано на уральской сцене при создании нарядов для героев оперы «Граф Ори» («Золотая маска» 2014 года). В современную одежду интегрированы сюжеты полотен художников Возрождения в виде принтов на футболках, а длинные шлейфы дам на балу обыгрываются в танце.

Цветовое оформление спектакля усиливает ощущение взаимопроникновения веков. Господствующий кроваво-красный цвет ассоциируется с советским периодом, но порой сквозь его агрессию проглядывает близкая природным оттенкам ренессансная гамма (Прокофьев плюс Шекспир). «Театр - универсальная платформа, где смыслы свободно фланируют между прошлым и настоящим», так хореограф-постановщик охарактеризовал временной, точнее, вневременной - на все времена - аспект постановки.

Пластический же рисунок исключительно современен, и потому весь спектакль смотрится как актуальное произведение, а не просто дань уважения классикам. Самодуров наделен талантом, присущим далеко не каждому хореографу: из движений составить танец. Сколько остроумия и разнообразия в сценах драк стенка на стенку, схватках на шпагах, как находчиво построены кордебалетные композиции, сколь впечатляющ сверхпафосный танец на балу!

Из всего созданного Вячеславом Самодуровым в Екатеринбургском театре оперы и балета «Ромео и Джульетта» - наиболее психологичная вещь. Перед артистами он ставил серьезные драматические задачи.

У каждой Джульетты - своя история. Джульетта Екатерины Сапоговой - почти подросток, чуть разболтанные движения, уязвимость, незащищенность. Непринужденность, искренность, доверчивая интимность. Актриса в 21 год не обременена большим сценическим опытом и, следовательно, невольными штампами. Ее естественная молодость и непосредственность идеально соответствуют характеру героини, особенно в начальных сценах. Так же трогателен и искренен Ромео - Александр Меркушев.

Борьба двух семей в спектакле не имеет столь большого значения, как в первоисточнике. Смысловым стержнем является иное противостояние, более типичное и более трагичное. Живые и мертвые, свободно мыслящие люди и социальные зомби. Человек с яркой индивидуальностью, желающий жить по собственным законам, всегда оказывается чуждым повязанному жесткими установками окружению. Он выдавливается из массы в серых капюшонах, которая стремится его уничтожить.

Первым в списке обреченных оказывается Меркуцио. Хулиганистый веселый парень в исполнении Игоря Булыцына (высокие прыжки, говорящая пластика) не может не вызывать симпатии и сочувствия. Друзья Ромео резвятся, как сильные породистые щенки: бравада, насмешка, подначки, провокации, все не всерьез, даже собственная смерть.
Юные влюбленные, слушающие голос своего сердца, а не требования отцов-матерей-наставников, также обречены. Монах Лоренцо олицетворяет рок, он не спаситель, он сама смерть. В спектакле необычайно сильна трагедийная нота и напрочь отсутствует сцена примирения. Вячеслав Самодуров поясняет: «Я считаю, что история нас никогда ничему не учит и человечество бесконечно наступает на одни и те же грабли, так что такой финал правдивее».

Балет «Ромео и Джульетта» не только о трагической любви. Он о неизбежности. О свободе и несвободе, о социальном долге и индивидуальном праве выбора. Эстетическая метафора насилия и подчинения, независимости и подневольности. Спектакль «Ромео и Джульетта» еще раз продемонстрировал, что екатеринбургский балет проложил собственную магистраль в российской хореографии, что было оценено компетентным жюри фестиваля «Золотая маска».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 28, 2017 12:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017053211
Тема| Балет, Персоналии, Сергей Полунин
Автор| Григорий Туманов
Заголовок| СЕРГЕЙ ПОЛУНИН: «Я АБСОЛЮТНО НЕСТАБИЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК»
Где опубликовано| © журнал GQ
Дата публикации| 2017-05-17
Ссылка| http://www.gq.ru/person/polunin-rocks
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

ВИДЕО см. по ссылке
---------------------------------------

Рок-звезда от балета Сергей Полунин рассказывает GQ о нефти, внутренней тьме и кино.
Если балет казался вам зрелищем излишне рафинированным, то вот повод вас переубедить: 18 мая кинокомпания «Пионер» выпускает в российский прокат фильм «Танцовщик» – документальный хит о самом молодом солисте Королевского балета Лондона и обладателе легиона внутренних демонов Сергее Полунине. Он спокойно мог бы стать героем Marvel: его танцевальный дар сродни разрушительной суперсиле, от которой он бежит, хлопнув дверью, в смежную индустрию – кино. Накануне выхода фильма в прокат Сергей встретился с GQ, чтобы поговорить о новом опыте, добре с кулаками и обаянии темной стороны.

О ПРАВДЕ И СВОБОДЕ

Начнем с абстрактного вопроса: что для вас сила?

Наверное, в правде. Если говорить правду и делать что-то, веря в правду, то, во-первых, люди за тобой пойдут, во-вторых, ты, в конце концов, будешь победителем. Никогда ложь или обман не приводили к положительному результату.

Театр и балет – это индустрия очень карьерная, все за свое продвижение там переживают. В вас присутствовал этот карьеризм?

Да, был. Поначалу у меня была мечта стать золотым чемпионом в гимнастике. Потом, когда я перешел в балет, я поставил себе задачу стать лучшим танцовщиком и шел к этой цели. Но когда им становишься, то дальше идти некуда, индустрия просто не может дать тебе того, на что ты надеялся. Это большое разочарование.

То есть вы уходили из театра в обиде, на эмоциях.

Именно в обиде на индустрию, насколько она стала беспомощной по сравнению с кино, спортом или музыкой.

Я так понимаю, что вам ужасно важно быть свободным и себе принадлежать.

Я считаю, что не свобода важна, а ощущение свободы. Когда я понимаю, что у меня нет этого ощущения, я пытаюсь сбросить с себя все и расшатать ситуацию или переехать куда-то, чтобы обрести это ощущение.

О КИНО, НЕФТИ И ДЕМОКРАТИИ

Как считаете, как долго вас в этом смысле будет устраивать киноиндустрия, в которую вы пришли? Там ведь свободы может быть меньше. Это сейчас, когда вы на подъеме, вы интересный герой, с вами считаются, но что дальше?

Не знаю, всегда приходит момент разочарования, но я надеюсь, что он не настанет. Для меня кино – это новая индустрия, я хочу знать как можно больше о ней. Пока я снялся в двух фильмах. Может, мне повезло с людьми, с которыми я работал, но мне очень понравилось. Это очень мощный организм. Даже если тебя что-то в нем не устраивает, ты видишь, что тут максимальная концентрация профессионалов.

В одном интервью вы говорили, что и в кино вы хотите бросать вызов устоявшейся системе. Вы в принципе не можете не собираться в крестовый поход, приходя куда-то? Не знаю, какая будет следующая индустрия, вдруг вы вообще в нефтяной бизнес на старости лет подадитесь, чтобы менять его? Там-то ребята пожестче.

Жестче, но насчет нефти я тоже имею свое мнение. Нужно отказываться от добычи нефти и переходить на более чистую энергию. В компании Tesla говорят, что если построить хотя бы 100 заводов, которые они разработали, то планету больше не нужно будет убивать. Если Россия, как та же Дания, перейдет на чистую энергию, то все только выиграют.

Вы рассматриваете те индустрии, в которые вы приходите, как платформы для высказывания своего мнения?

Мне кажется, важно разговаривать с людьми, потому что с ними перестали общаться. Когда я был в России, я не ощутил присутствия какой-либо критики. Критики в том смысле, когда все прислушиваются к публичной персоне или газете. В Лондоне люди письма в театры пишут, говоря, что хотят видеть. Мне кажется, в России стоит сделать какой-то сайт, где люди смогут высказывать политикам, что им важно и интересно.

У нас тут в 2012 году люди уже попытались массово высказать свое мнение. Кончилось плохо, многие сели.

Я бы вернул эту тему. В Праге я встречался с человеком, который ведет сайт, обучающий людей избирательным правам. Мне очень понравилась эта идея, но для России я бы предпочел другой ресурс: на нем можно было бы выносить на голосование конкретные пункты, по которым властям нужно будет работать в текущем году. Чтобы власти делали то, что людям действительно нужно, чтобы была обратная связь.

Давайте вернемся к кино. Вас что удивило как артиста, что было по-другому?

Кино не такое сложное физически, как балет. Я ощутил, что это как игра, я будто бы ребенок, который играет во дворе. Я бы не назвал это работой. Возможно, остальные на съемочной площадке работают очень тяжело, но актерам, я считаю, очень повезло. Балет – это изнурительный труд, это 11 часов ежедневной тяжелой работы.

То есть вы пошли туда, где попроще и побольше денег?

Не попроще, а интереснее. Я с четырех лет помню эту заставку: «20-й век Fox» представляет…» Разница в масштабе игры. В балете нужно давать энергию далеко в ярусы. В кино я в первый день понял, что маленькое движение лица или даже промелькнувшая мысль уже читаются как большой посыл энергии.

Вы научились это делать?

Это интуитивно и началось с работы с фотографами во время съемок документального фильма. Так что в кино камера для меня не была чем-то новым, но это было странное ощущение. Этому не научить, это как попытаться научить человека держать вилку естественно. Нужно просто попробовать, а там ДНК сама приспосабливается. И мне повезло, что я работал с кинолегендами, – я смотрел и учился.

Невозможно отрицать, что у вас термоядерная харизма. Но у вас нет опасения, что в какой-то момент ее будет недостаточно, чтобы фильмы с вами продавались? В балете вы зависите сами от себя в большей степени, чем в кино. И плохим фильмом угробить карьеру довольно легко.

Вы правильно сказали. Нужно свое кино снимать, находить свои деньги и работать со своей командой, тогда ты не так зависим, ты не ждешь, что кто-то тебя куда-то позовет. Я разрабатываю свои проекты, пытаюсь искать свои деньги на съемки кино, чтобы не зависеть, не ждать других. Но я не считаю, что кино всегда должно приносить деньги. Я работаю с продюсером Габриэль Тано, которая документальный фильм про меня сняла. Она не всегда зарабатывает деньги своим кино. Для меня это было странно, но потом я понял, что к кино нужно относиться как к искусству. К сожалению, искусство сейчас плохо продается, в ходу коммерческие фильмы. Я сейчас увлекся Тарковским, он про это и говорил: успех фильма оценивается по продажам, но выходит, что только если искусство продается, то оно хорошее? 98 % фильмов – это не искусство сейчас.

О ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ И ТЕМНОЙ СТОРОНЕ

Отвлечемся от кино. Закончите, пожалуйста, фразу: «Я, Сергей Полунин, никогда бы не…»

Нельзя говорить «никогда». Всегда потом делаешь то, о чем говорил: «Я никогда не буду этого делать».

Я скорее про что-то неприемлемое для вас.

Тогда не предавать. Но это странное сейчас понятие – не предавать. Смотря как понимать предательство. Если подписал контракт и не выполнил его, то это предательство? А если это твой сердечный друг, то ты его, понятно, никогда не предашь. Но если у тебя конфликт с людьми, к которым у тебя нет привязанности или уважения…

Людям, которые с вами в конфликте, стоит вас бояться?

Я не считаю себя черным и плохим человеком, но я считаю, что добро должно быть настолько же агрессивным, насколько и зло. К людям, которые делают что-то плохое, если я получу власть что-то с этим сделать, я не буду толерантно относиться. Зло всегда агрессивное, и люди, которые хотят что-то хорошее сделать, должны настолько же агрессивно действовать в ответ.

Как Бэтмен – делал хорошие дела, но занимался самосудом. Насколько вы вникаете в идеологию этого добра с кулаками? Читаете какую-то литературу об этом?

Я читаю книги про Тибет. Я считаю, что китайцы нашли, как жить, 3000–5000 лет назад. Как и Индия. В принципе, жизни повторяются, можно не совершать тех же ошибок, но почему-то, даже когда людям говорят не совать пальцы в розетку, им интересно попробовать. Я считаю, что, прочитав эти книги, можно не делать ошибок. Я хорошо понимаю интуитивно, что такое темная сторона и светлая.

На темную же интересно ходить.

Интересно и легче. Мне нужно было в какой-то момент решить и начать путь вверх, к хорошему, потому что негативное очень быстро тебя поглощает, ты привыкаешь в этом состоянии быть, это легче.

Было «О Господи, что я делаю!»?

Было, я как раз был в Москве в тот момент. Было прямо такое решение, что нужно наращивать хорошую энергию, позитив. Заканчивалась работа над документальным фильмом обо мне, и я понял, что есть два способа его закончить, можно пойти в разные стороны. Когда я снялся в клипе на песню Take me to Church, я посмотрел видео, где танцуют дети, это на меня произвело огромное впечатление. Я всегда очень переживаю за слабых существ. Когда я увидел, как они вдохновились моим клипом, я понял, что это для меня гораздо важнее, чем что-то разрушать. После этого я решил пойти в другую сторону. Чтобы войти в состояние, в котором я сейчас нахожусь, и удержаться в нем, у меня ушло почти два года.

В заключение: что для вас быть мужчиной? Просто половая принадлежность – или набор качеств?

Я считаю, для мужчины важно быть стабильным, но у меня этого нет. Стабильность – это сила, а я абсолютно нестабильный человек, например.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Апр 01, 2018 11:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017053212
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Эрика Микиртичева, Денис Дмитриев
Автор| Ирина Латорцева
Заголовок| Балет, балет, балет — души призывный звук!
Где опубликовано| © журнал "Работница"
Дата публикации| 2017-05-08
Ссылка| https://rabotnitsa.su/news/gostinaya/balet_balet_balet_dushi_prizyvnyy_zvuk/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Эрика Микиртичева— прима-балерина Музыкального академического театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, лауреат Международного конкурса артистов балета в Астане. Денис Дмитриев — ведущий солист балета Музыкального академического театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, лауреат Международного конкурса артистов балета в Сполето, дипломант Международного конкурса артистов балета в Астане.

Когда вы поняли, что балет — это ваше, ведь плие и батман тандю нужно полюбить?

Э.:
Изначально я не видела себя успешной балериной, увлекаясь спортивной и художественной гимнастикой. В Саратовское областное училище искусств меня отдали родители. Три года я мучилась, мне совсем не нравился балет, но потом пришли две девочки. Они занимались лучше меня. Их ставили танцевать вариации. Вот тогда во мне и проснулся дух соперничества, который я почувствовала еще в спорте.

Д.: Я вообще случайно попал в балет. Проходили с мамой мимо училища, как раз проходил набор. И вот решили попробовать. Я попал на вступительный конкурс и поступил. Первые три года мне это жутко не нравилось — стоять у станка и по полчаса тянуть ножки, никаких танцев. А потом начались серьезные движения, технические сложности, танцы, и я увлекся. Конечно, полюбились народные танцы, которые более эмоциональные. Ну что понимает ребенок, исполняя классическую вариацию? Выходит, улыбается, выполняет строгие движения, если не получилось, идет домой расстроенный. (Смеется.)

А что больше привлекало — балетные элементы, спортивный азарт, танцы? Я помню, как наши юноши в коридорах училища вращали пируэты, врезались в стены, но продолжали состязания, или на дуэтном танце подкидывали бедных испуганных девушек выше головы.

Д.:
Началось все с исполнения движений. Интерес вдруг сам приходил, когда получался тот или иной элемент. Это захватывало. А потом появился сценический азарт. У нас часто проходили субботние вечера, когда мы пели песни, играли сценки и танцевали. Все это устраивалось для родителей. А первое серьезное выступление — номер «Веселая татарочка».

Расскажите, ваша романтическая история началась еще в училище?

Э.:
Мы учились в разных параллельных классах. Учеников было много, где-то около 30 человек в каждом. Постепенно кто-то уходил, и приняли решение переформировать группы. Так мы оказались в одном классе и познакомились. Сначала видели друг друга лишь на танцевальных предметах — дуэт, народный танец, потому что на общие ходили к другим преподавателям. Дружить и общаться мы начали, уже став взрослыми, с I курса.

Д.: Со II курса мы начали часто совместно танцевать па-де-де, постановочные номера. Благодаря этим работам узнали друг друга и полюбили.

Учитывает ли руководство театра ваше сотрудничество в жизни при распределении ведущих партий?

Д.:
Вообще артисты должны подходить друг другу по каким-то физическим данным — рост, пропорции. Но в театре знают, что мы пара и зачастую стараются вместе ставить в спектакль. Репетировать психологически сложнее, потому что мы часто ругаемся. Никто не хочет друг другу уступать, и каждый считает себя правым. А танцевать, конечно, приятнее вдвоем, потому что мы раскрываемся на 200% .

Э.: Мы знаем друг друга, проще довериться. Когда Денис танцует с другой балериной, я за него переживаю, волнуюсь. Все время думаю: «Главное, чтобы у них все получилось».

Д.: Когда я сижу в зале и смотрю на сцену, то непременно хочу оказаться там в данный момент. Но когда перед выходом стою за кулисами, то иногда завидую коллегам в зрительном зале.

Бывают спектакли, когда приходится исполнять трюки? Например фуэте?

Э.:
На фуэте, уже пока идешь, собираешься! (Смеется.) А бывают моменты, когда во время действия ты всеми усилиями держишь волю, поэтому полагаешься на себя и случай.

Д.: Есть также некоторые поддержки, которые требуют концентрации. Например, физически сложный балет «Манон», в котором я танцую Де Грие. В финале мы с партнершей выкладываемся и очень устаем, и когда она на меня бежит, в этот момент я делаю большой вдох и думаю: «Ну, главное, чтобы поднял!» Конечно, присутствует волнение. Поэтому мы много репетируем, чтобы не случалось казусов и зрителю было легко воспринимать сложности.

Зависит ли удобство поддержки от костюма?

Д.:
Иногда легче поднять балерину в пачке, нежели в форме на репетиции. Оденется, как капуста, в тысячи слоев. Роешься в них, и не знаешь, за что поднять. (Смеется.)

Э.: Так это же наша балетная мода — много всего и сразу, или скользкие купальники с дизайнерскими вырезами, очень «удобными» в дуэте.

Почему вы выбрали именно МАМТ им. Станиславского и Немировича-Данченко?

Д.:
За два года до выпуска к нам приехал Вадим Сергеевич Тедеев, чтобы пригласить ребят в труппу. А мы были легкие на подъем, решили поездить, посмотреть, что происходит за пределами города.

Э.: После выпуска нас пригласили в Михайловский театр в Санкт-Петербург. Но хотелось попробовать провериться и в московские театры. Еще мы знали, что здесь Татьяна Чернобровкина, которая закончила тот же колледж.

Были ли препятствия?

Д.:
Несомненно. Меня взяли сразу. По поводу Эрики ходили сомнения. Девочек приходит намного больше, и разглядеть достойную артистку сразу бывает сложно. Когда меня спросили, пойду ли работать в труппу театра, я ответил согласием, но с условием, что мы придем вместе, потому что любим друг друга. И после просмотра решили взять нас вдвоем.

Э.: Когда мы приехали, не могу сказать, что амбиции били ключом.

Д.: Не знаю… У меня амбиции били. (Смеется.) Мне очень хотелось танцевать, а не сидеть под станком без дела. Но, как назло, никуда не ставили. Руководство старалось меня поддержать, считало, что нужно окрепнуть, чтобы не сломаться. Мне давали небольшие партии, но хотелось танцевать еще больше — не важно, сольно или в кордебалете. Но судьба так повернулась, что Эрика быстрее стала танцевать все больше партий.

Э.: У Дениса внешность принца. Когда он пришел, в нем увидели апломб премьера. А девочек всегда приходит много, не встать в кордебалет невозможно. Потом я попала в класс Галины Николаевны Крапивиной, и она увидела, что я могу станцевать двойку виллис (вставную вариацию в «Дон Кихоте»), и мы начали работать. Потом пошло — вариации, двойки, тройки, потихоньку становилась солисткой.

В театр после училища ребята приходят в хорошей физической форме, обладая достойной техникой. Не теряют ли они все это, танцуя в кордебалете?

Э.:
Я считаю, что юный артист должен пройти путь от кордебалета в солисты. Это рост — физический, умственный, творческий. Он набирает базу, силу мышц, координацию движений. Его тело начинает по-другому работать. После школы невозможно так чувствовать тело, как, например, сейчас, спустя 10 лет. Кордебалет учит упорству и выдержке. Стоять в лебедях во время «белого адажио» сложно. Сводит ноги, руки. Поэтому кордебалет учит выносливости.

Вы сказали про амплуа, красивую внешность и т.д. Но на классе же не поймешь, может ли новичок быть солистом или нет. Как проявить себя?

Д.:
Как правило, театр и проверяет человека в различных партиях. Дают несколько вариантов для того, чтобы понять возможности артиста.

Есть ли у вас любимые партии?

Э.:
Я люблю Сильфиду. Это моя первая ведущая партия в театре. Со мной работал сам постановщик — Пьер Лакотт. Спустя много лет эта партия срослась с моим нутром.

Д.: А у меня это Де Грие в балете «Манон». Мы танцуем больше классический репертуар. Но очень любим и современный. В современном балете есть и бессюжетные спектакли, где интересна игра тела, и сюжетные, где главенствует мысль хореографа.

Э.: Я обожала танцевать в спектакле «Маленькая смерть» И. Киллиана. Это, можно сказать, классика современного балета. А также Por vos muero Начо Дуато. Музыка там потрясающая.

Вы часто танцуете партии влюбленных. Откуда берете вдохновение?

Д.:
Мы стараемся на сцене прожить историю спектакля. Я выверяю каждый жест, чтобы можно было эмоционально открыться.

Говорят, что Пьер Лакотт очень строго относится к исполнению своей хореографии. Как выразить свободу эмоций?

Э.:
Свобода состоит не в изменении поставленного жеста, а в его наполненности. Он не пытался навязать историю Сильфиды. Его жена Гилен Тесмар говорила, что нужно создать свой образ, свою Сильфиду.

Хореограф — царь и бог спектакля, а солист — звезда. Как прийти к общей концепции в создании образа?

Э.:
Как правило, никакой строгости нет. Хореограф в пределах дозволенного разрешает работать над образом в индивидуальном ключе. А как же иначе найти неповторимую манеру, свой стиль?

Д.: Например, в спектакле «Анна Каренина» каждый состав разный. В этом кроется некая интрига для зрителя.

У вас появляются поклонники. Как танцевать, когда узнают?

Э.:
Это большая ответственность. Но на сцене мы об этом не думаем. Перед спектаклем да, бывает волнение.

Д.: Когда серьезный спектакль, мы стараемся ставить себя в рамки. Лишнего не позволяем.

Удается ли совмещать домашний быт и карьеру?

Д.:
Эрика прекрасно все делает. У нее это так хорошо получается, я сам удивляюсь.

Э.: На самом деле удается — заботиться, готовить. У солистов репетиции могут заканчиваться в 15 или 16 часов. Когда нет спектакля, вечер оказывается свободным. Мы поддерживаем друг друга. Да, иногда устаем, ссоримся…

Как же танцевать после ссоры?

Э.:
Если ссора случилась до спектакля, то кто-то из нас в любом случае идет на компромисс, потому что совместный спектакль в ссоре — это очень сложно. В школе на концертах, конечно, такое бывало.

Д.: Сейчас мы много времени проводим вместе помимо театра. Люди нашей профессии должны отвлекаться, не жить одним балетом, смотреть вокруг, вдохновляться, радоваться жизни.

Но есть такое время, как отпуск, когда душа и тело отдыхают. Душа наполняется впечатлениями, а тело?

Д.:
С каждым годом мы все больше склоняемся к тому, что в отпуске нельзя физически расслабляться. Месяц на пляже дает плачевные результаты. Часто получается, что после отпуска буквально через неделю стоит первый спектакль в сезоне, например «Лебединое озеро». И приходится собирать все свои силы и по-русски «вкалывать». Сейчас мы поддерживаем себя в форме даже во время отдыха — бегаем, растягиваемся, делаем упражнения.

Как вы относитесь к критическим замечаниям?

Э.:
Критика, независимо от того, положительная она или отрицательная, идет на плюс. Мы стараемся всегда все выслушать, принять, подумать и исправить. Много критики — это хорошо, главное, чтобы она была здоровой. Даже отрицательное мнение возникает не просто так.

У вас есть авторитеты, на которые можно опереться?

Д.:
Конечно, это педагоги и художественный руководитель. Но для меня самый справедливый и надежный критик — это Эрика. Мы можем позволить себе сказать друг другу чистую правду. Я стараюсь все говорить честно, чтобы Эрика станцевала максимально хорошо. Она свое мнение зачастую смягчает, но я говорю все, что думаю.

Э.: У Дениса есть некая жесткость. Мне нравится, когда он, посмотрев спектакль, говорит: «Это было… НЕ ОЧЕНЬ! Так себе…» Иногда я обижаюсь, хочу услышать не такие резкие суждения. А у него бывает несколько прямолинейно: «Ну что ты, что же ты тут не скрутила! Сошла неаккуратно». Хочется ответить: «Я знаю, знаю, что не встала в пятую. Зачем ты мне все это снова говоришь…» В балете редко все получается идеально, потому что это многогранное зрелище. Помимо артистов важную роль играет оркестр, свет, техническое оснащение, реквизит. Дальше дело профессионализма. Мелкие курьезы случаются. Например, в «Жизели» я зацепилась за дверцу и порвала юбку, потом долго ее зашивали. Однажды на «Эсмеральде» оторвалась кайма от платья, пришлось танцевать внимательнее. У Дениса в спектакле «Манон» отлетел бант от хвоста в прическе. Иногда обновляется бутафория. Так однажды, в спектакле «Майерлинг» я не могла открыть шкафчик, чтобы достать лист для письма. Дергала его, дергала, в итоге все листочки рассыпались. Зрители порой не замечают таких казусов.

Творческие скачки происходят у каждого из вас в разные периоды. Как же сохраняется гармония в отношениях?

Д.:
Придя в театр, Эрика начала больше танцевать, чем я. Девушки вообще очень востребованы. Она танцевала двойки, тройки, четверки, когда я выходил раз в месяц в партии Париса или в четверке мазурки в «Лебедином Озере». Эрика набирала репертуар, танцевала вариации, а я стоял в кордебалете. Потом у меня состоялась премьера Принца в балете «Лебединое озеро», затем Альберта в «Жизели». Я догнал и перегнал. Станцевал ведущие партии, а она пока сольные. Потом Эрика перегнала меня. У нее случились премьеры балетов «Сильфида», «Коппелия», «Дон Кихот». Потом я стал набирать ведущий репертуар. У нас всегда так, по очереди. Сейчас наши позиции устоялись, мы оба созрели как артисты и на данный момент ведем практически весь репертуар нашего театра.

А каковы чувства зрелого солиста, когда он танцует на оценку? Эрика, вы были номинантом на престижную театральную премию «Золотая маска».

Э.:
Это повышенная ответственность. На спектакле присутствует не обычный зритель, а профессиональные балетные эксперты, критики, пресса. Когда номинировали балет «Сильфида», танцевать его было не страшно. Волнительно проходила сама подготовка. Хотелось достичь доскональной точности постановки. Мы специально приглашали репетитора. На самом же спектакле я не чувствовала пристальных взглядов жюри. Танцевала в удовольствие.

Как вы можете сейчас оценить пройденный вами путь? Это воля случая, удача?

Э.:
По моему мнению, если хочешь станцевать какой-то спектакль, но тебе его еще не дают в театре, можно готовить его самостоятельно. Это не пройдет бесследно. Любая работа рано или поздно оценивается. Партия, которую ты готовишь с любовью, обязательно станет твоей. Нужно бороться за нее, идти к ней.

Д.: Свое место в театре нужно заслужить. Я не могу сказать, что у нас было легкое творческое десятилетие, но мы довольны тем, что сейчас имеем.

Какие качества нужно для этого иметь?

Нужно быть добрым и делать свое дело без козней и интриг, объективно оценивать конкурентов, брать лучшее. Балет — субъективное творчество, и каждому художественному руководителю нравятся определенные артисты. На карьеру Эрики повлиял балетмейстер. Сергей Юрьевич Филин дал ей шанс попробовать станцевать балет «Сильфида», с которого она стремительно начала набирать репертуар и вводиться в новые спектакли.

Э.: На самом деле сложнее всего преодолевать не интриги и козни, а травмы. Это барьер, который не всегда возможно сломать. Приходится менять себя, подстраиваться, еще больше работать. У меня был разрыв крестообразной связки и менисков коленного сустава. Уже чуть больше полугода после травмы я выхожу на сцену. Когда это произошло, пыталась восстановиться, не получалось, пришлось делать операцию. Реабилитация длилась полгода. Я заново входила в репертуар, и сейчас некоторые партии будто бы исполняю впервые, такое ощущение. Поэтому самое главное — здоровье.

Д.: У нас, слава Богу, коллектив сплоченный, дружелюбный. Даже если и есть какие-то интриги, то несерьезные. Театр Станиславского и Немировича-Данченко — другой, он не похож ни на один театр. В какой-то степени даже экспериментальный.

Э.: Денис прав. Большой и Мариинский театры держат марку и имеют ответственность перед публикой в выборе репертуара. МАМТ им. Станиславского и Немировича-Данченко для меня всегда казался уютным, интересным. Многие зрители выбирают наш театр за уникальность. Здесь всегда интересные премьеры, и даже классические спектакли идут в необычных редакциях, например «Лебединое озеро» в редакции В. Бурмейстера, его же спектакль «Снегурочка», а также балет «Эсмеральда». Для детей есть прекрасный балет «Золушка» О. Виноградова, любителям современного балета можно посмотреть спектакль «Анна Каренина», будет возобновляться «Маленькая смерть» Иржи Киллиана. Из новых постановок — «Сюита в белом» С. Лифаря, спектакли У. Форсайта. Зрители могут выбрать историю по душе. Кто-то восхищается мастерством артистов, кто-то костюмами, кого-то впечатляют декорации. Мы сами обожаем впечатляться работами коллег из других театров, постоянно смотрим что-то новое.

Для артистов балета цветы — это традиционный дар за успех. Денис, дарите ли вы цветы своей возлюбленной в жизни?

Д.:
Мы на каждом спектакле друг другу дарим цветы, потому что станцевать балет — это праздник, на который хочется получать цветы и подарки. А вот в жизни я дарю цветы крайне редко. (Смеется.) Спектаклей у нас много, но если хочется сделать приятное, то я радую Эрику не шикарными букетами, а несколькими изящными цветами.

Э.: Для меня самый ценный подарок, если Денис просто приходит на спектакль и поддерживает. Тогда мне будет спокойно, уютно и комфортно. Я буду знать, что в зале, среди зрителей, есть один-единственный любимый человек, который переживает.

Д.: Для меня тоже очень важно, чтобы Эрика была на спектакле. Как правило, на сложных партиях это особенно необходимо.

Недавно в театре на должность художественного руководителя балета пришел Лоран Илер, звезда французского и мирового балета. Как работать с иностранцем?

Д.:
Нам очень нравится. Он позитивный, дипломатичный, профессионал в своем деле, который располагает к себе людей. С ним приятно работать. Когда он пришел, вся труппа была в напряженном ожидании. Со своей стороны я увидел, что этот человек делает все, чтобы в театре была здоровая творческая атмосфера, чтобы артисты танцевали в удовольствие. Он просит эмоции, раскрепощенность в танце. Это привлекает.

Э.: Мне кажется, что он вдохновленный мастер, даже замечания делает с уважением и сдержанной мягкостью, иногда строго, но по делу. Сразу возникает желание дальше репетировать. У него очень приятный импульс в общении. Не зря же говорят, что позитивный человек преображает все вокруг.

Как же он смог совладать с русским менталитетом?

Д.:
Это большая загадка. Мы постоянно удивляемся: а, может быть, он не француз вовсе… Потому что все ждали педанта. Но, видимо, танцовщики с мировым именем, такие как Лоран Илер, понимают, что значит танцевать «по-русски». Он исполнял партии во многих русских постановках.

Э.: Лоран следит за чистотой исполнения, но преподносит это с легкостью для артистов, так, что хочется делать еще грамотнее и лучше. Он ведет страницы в соцсетях и шутит по поводу того, что следит за нами. (Улыбается.) Благодаря этому становится как-то ближе.

Правда ли, что в Европе интерес к балету выше, чем в России?

Д.:
Я думаю, что на этот вопрос существует очевидный ответ. В наш мир высоких технологий в Москве можно найти любое захватывающее представление, вокруг которого создана масштабная реклама. К сожалению, я ни разу не слышал, чтобы по радио рекламировали какой-нибудь балетный спектакль, и ни разу не видел интересные зарисовки про наших артистов. Почему драматические актеры так известны? Потому что они все время на глазах у широкой публики. Как правило, балетные артисты ищут способы саморекламы. А в Европе популяризация искусства больше развита. Люди получают необходимую информацию отовсюду.

Э.: В Европе сейчас очень много ставят русских спектаклей. И хорошо было бы, если бы российское телевидение больше транслировало выступления молодых артистов. В провинции, например, многие ребята и девушки даже не знают, что такое балет. Все спектакли показывают на канале «Культура», а многочисленная аудитория его даже не смотрит. На популярных каналах стоит только показать какой-нибудь фрагмент из балетного действия, и, возможно, дети, да и взрослые тоже, заинтересуются.

Д.: В советское время не было интернета, такого количества кинофильмов, всяческих квестов. Были кинотеатр и театр. А сейчас дискотеки, бары, пабы. Развлечения для молодежи.

Э.: Театр тоже должен находить способы для рекламирования своих работ. Раньше при входе в Театр Станиславского висела обычная афиша «Сегодня спектакль такой-то», а сейчас повесили экраны, на которых транслируются деморолики всех спектаклей. Когда я прохожу мимо, то часто замечаю, что многие люди останавливаются и смотрят. Их это привлекает. Два раза можно пройти, а на третий задуматься, а не сходить ли на «Золушку», там такой Король на велосипеде выезжает…

Д.: Это как трейлер балета. Но зачастую кинотрейлеры бывают интереснее самого фильма, а балетный спектакль настолько полномасштабное зрелище, что в несколько кадров и не уместить.

Э.: Например, необычную идею я увидела в Европе. Об артистах и их жизни издают статьи, показывают ролики, постоянно проходит реклама дебютов и премьер, зрителей привлекают многими средствами. Любой спектакль любого артиста можно раскрутить так, что зал будет переполнен.

Зачастую те же кинозвезды не прилагают столько усилий, сколько артисты балета, а любовь зрителей распределяется неравномерно. Почему так?

Э.
: В успехе кино заинтересованы продюсеры, режиссер, спонсоры, и когда вы везде и всюду слышите и видите информацию о новом фильме, вам становится неудобно за то, что еще не посмотрели.

Д.: Привлекает же сначала обертка от шоколадки, а потом только сама начинка, поэтому иногда зрителям больше нравится популярное искусство. Навязать интерес к балету сложно, заинтересовать яркими роликами возможно. Дальше дело вкуса — кому-то нравятся оперы, кому-то мюзиклы, рассказать молодым зрителям о балете стоит. Ведь балет — это не только «Лебединое озеро», сейчас можно найти спектакли для любой аудитории. Мы приглашали друзей на балетные спектакли в наш театр, все без исключения уходили вдохновленными, даже те, кто пришел впервые.

Как можно охарактеризовать героя в современном балетном спектакле?

Э.:
Это все зависит от режиссуры. Современный спектакль больше ориентирован на историю, сюжет. Даже в бессюжетном спектакле присутствует атмосфера, в которой растворяется воображение зрителя. В любом случае балет — это красота, это любовь.

Что пожелаете нашим читателям?

Мы желаем, чтобы у каждого жизнь состояла из ярких событий, ведь если оглянуться по сторонам, можно увидеть много нового и значимого. Главное, не останавливаться и смотреть на этот мир с любовью
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18365
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 17, 2018 8:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017053213
Тема| Балет, театр "Эстония", Персоналии, Марита Вейнранк
Автор| ЕКАТЕРИНА ПАВЛОВА
Заголовок| Марита Вейнранк: «Танцевать надо так, чтобы никто не понял, что у тебя нет сил»
Где опубликовано| © журнал "Пульс" (Эстония), стр. 24-28
Дата публикации| 2017 весна
Ссылка| https://issuu.com/business-m/docs/-pulss-6-magzine-book/24
или https://www.vecherka.ee/820487/balerina-opery-estoniya-marita-veinrank-tancevat-nado-tak-chtoby-nikto-ne-ponyal-chto-u-tebya-net-sil
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Мы сидим с Маритой в кафе с огромным выбором десертов, но она заказывает только кофе. Сладкое после полудня нельзя — диета. Это одно из многих ограничений в профессии балерины. За окном открывается прекрасный вид на театр «Эстония», на сцене которого 20-летняя Марита Вейнранк дебютировала прошлой осенью сразу после окончания балетной школы.


Марита Вейнранк (Рюнно Лахесоо)

Моя собеседница сидит с идеально прямой спиной, а ведь именно из-за неправильной осанки Мариту отдали в балетную студию, когда ей было всего три года. В пять лет она заявила матери, что мечтает стать прима-балериной. «Мама восприняла это без энтузиазма, она понимала, как трудна жизнь балерины, но сказала «поживем — увидим, – рассказывает юная танцовщица. – Не знаю, почему я выбрала балет. Мне кажется, это балет выбрал меня».

Мариту перспектива ежедневных тренировок на пуантах, мозоли на ногах и отказ от беззаботной жизни подростка не испугала. Моя собеседница очень трудолюбива. Ее усердие и страсть к жизни, которые она выплескивает в танце, замечают зрители и преподаватели. Хотя она в театре только первый сезон, ей уже дали сольную партию в балете «Жизель».

Были мысли бросить балет?

Были, но быстро исчезали. Один день отдохну и чувствую, что опять хочу заниматься. Я не могу сказать, что другой жизни у меня не было. Просто ничего, кроме балета, не доставляло мне большего удовольствия. Да, порой было очень тяжело перебороть себя и идти заниматься, но это того стоило.

Балет – дорогое удовольствие?

Наша государственная балетная школа бесплатная, но чтобы выступать заграницей на конкурсах, придется потратиться. Один костюм стоит около 600 евро. Если на конкурсе надо танцевать восемь разных вариаций, нужно и восемь костюмов.

Это твой первый сезон в театре. Какие впечатления?

К сожалению, морально школа не готовит к жизни в театре. Это два совершенно разных мира. В театре тебе все время надо доказывать, что ты можешь работать. Дважды в неделю у нас спектакли, а в школе мы выходили на сцену только один раз в год. К счастью, я получила сценический опыт, участвуя в конкурсах.

Волнуешься ли ты перед выступлением? Может, ты уже привыкла к этому?

Мне кажется, к волнению нельзя привыкнуть. Я всегда танцую так, словно это мой последний раз. Если этого ощущения нет, значит, артист начинает «умирать». Выходить на сцену повторно бывает еще сложнее, чем в первый раз, потому что ты должен выступить еще лучше, доказать, что ты можешь и хочешь большего.

Сидя в зале, иногда можно увидеть, как напряжены танцоры. У тебя случаются ошибки на сцене?

Если публике кажется, что балерине трудно, значит, она недостаточно профессиональна. Нужно уметь танцевать так, чтобы никто не понял, что у тебя температура, нет сил, болит нога, тебя только что вырвало или пируэт не вышел. Мы тоже люди, и мы имеем право на ошибку, но это жестокий мир. Если мы ставим спектакль, то мы должны ставить его очень хорошо.

Какие эмоции ты переживаешь на сцене?

На сцене я танцую не как Марита Вейнранк, а перевоплощаюсь в другого человека и проживаю его чувства.

Как вживаешься в роль?

Я слушаю музыку из этого балета и читаю о моем персонаже, а на репетициях оттачиваю свой способ передачи его истории.

Что делаешь, чтобы сохранить ноги в рабочем состоянии?

Два-три раза в неделю я хожу на массаж, каждый вечер делаю ванночки для ног, сама массирую, особенно надкостницу, икры, стопы — самые уязвимые места. Это как с музыкальным инструментом: ты поиграл на нем, после приведи его в порядок. Тело — это наш инструмент, поэтому за ним нужно ухаживать ежедневно.

Сколько у тебя пуантов и как часто ты их меняешь?

Зависит оттого, как много мне нужно танцевать: обычно у меня до семи пар пуантов. Очень важно иметь несколько пар, которые разносились в разной степени. У станка комфортнее всего на разношенных, мягких пуантах. Новые пуанты никогда не бывают удобными, поэтому в середине тренировки я надеваю их, чтобы разносить к спектаклю. Сейчас у меня пуанты с пластмассовой подошвой, и они держатся около двух–трех месяцев, немного дольше, чем деревянные. Одна пара стоит около 70 евро.

Кто тебе пришивает ленты к пуантам?

Я сама пришиваю ленточки и резиночки. Я еще перешиваю пуанты — пятку, чтобы повыше была, спереди подшиваю. Весь процесс подготовки пуантов у меня занимает около четырех часов.

Кладешь ли ты что-то внутрь, чтобы было не больно танцевать?

Конечно, есть специальный силиконовые вкладыши, но подходящие именно тебе сложно найти. Все часто спрашивают, не больно ли постоянно стоять на пуантах? Не больно, за годы тренировок пальцы привыкли.

Говорят, что подружки по цеху могут булавку подложить в пуанты. Это так?

Говорят, что и стекла подкладывают. Но со мной такого не случалось. Надо просто следить за своими вещами. Свои пуанты я всегда ношу с собой в сумочке, даже если их не использую.

В какой обуви тебе удобно ходить в повседневной жизни?

Удобно в балетках, ботасах, сапогах на широким каблуке. Я очень люблю высокие каблуки, но, к сожалению, просто не могу себе позволить носить их ежедневно. На высоком каблуке можно подвернуть ногу где-нибудь в Старом городе, и – все!

Накладывает ли твоя профессия ограничения?

Да, очень много ограничений. Мы уходим из театра домой, только чтобы переночевать, отдыхаем только по понедельникам, хотя большинство людей — по выходным. Надо обязательно следить за тем, что ты ешь и сколько. Не могу сказать, что балерины голодают, это скорее миф. У меня, к примеру, под запретом мучное, но я позволяю себе съесть сладкое до полудня. Потому что если ты начинаешь себя ограничивать в чем-то, то потом в какой-то момент просто срываешься и съедаешь больше, чем на самом деле хочешь.

Насколько важно быть красивой и худой в балете?

В балете больший акцент ставится не на умение танцевать и передавать историю, а на то, насколько ты худая, что я считаю неправильным.

Как ты отдыхаешь?

Очень люблю уехать в лес и накричаться там. Это так заряжает! Меня мама этому научила. Надо же как-то выплескивать свои эмоции.

Есть ли фильмы о балете, которые тебе понравились?

Практически нет, очень мало существует фильмов о реалиях балетного мира. Один из немногих, который мне понравился, — это «Танцовщик» — документальный портрет Сергея Полунина. Там показали все то, что существует в балете, но обычно скрывают: алкоголь, наркотики, депрессия, сумасшествие, ненависть и зависть.

Какая балерина в истории балета запомнилась тебе больше других?

Майя Плисецкая. Ее невероятная энергия меня просто завораживала, когда я смотрела видео ее выступлений и интервью.

Чья оценка тебе важнее всего?

Оценка публики. Момент аплодисментов говорит о том, насколько я смогла «задеть» зрителя.

Но ведь зрители всегда аплодируют, даже если не понравилось.

Со сцены прекрасно чувствуется, осталась публика довольна или нет.

На самом деле есть балерины, которые танцуют и после сорока. Если ты в хорошей форме, хорошо выглядишь, со здоровьем все в порядке, то, пожалуйста, танцуй дальше. Если однажды я уже не смогу сама танцевать, то буду преподавать. У меня уже есть опыт преподавания в балетной школе в Швеции, и мне очень нравится работать с детьми.

А своих детей отдала бы в балет?

Нет, только если бы они сами этого очень захотели. Все-таки профессия очень тяжелая.

Марита пожелала, чтобы мы обязательно написали о том, как она благодарна своему первому педагогу Ильзе Адуссон и директору Таллиннской балетной школы Кайе Кырб, а также Тоомасу Эдуру, Тийу Рандвийр, Аге Окс, Марине Кеслер и своей маме Виктории, которая всегда поддерживала и была рядом. «Без них не было бы и меня».

=======================================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9
Страница 9 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика