Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2018-05
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 01, 2018 2:29 pm    Заголовок сообщения: 2018-05 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018050101
Тема| Балет, МАМТ, приз журнала «Балет» – «Душа танца», Гала-концерт
Автор| Валерий Модестов
Заголовок| Танец способен выразить любое чувство, любое движение человеческой души
Где опубликовано| © Вечерняя Москва
Дата публикации| 2018-05-01
Ссылка| http://vm.ru/news/487486.html
Аннотация| приз журнала «Балет» – «Душа танца»

В Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко состоялось ежегодное вручение приза журнала «Балет» – «Душа танца». Награда присуждается профессионалами профессионалам как признание их заслуг.
Первый и единственный российский балетной приз «Душа танца» был учрежден в 1994 году Министерством культуры и редакцией журнала «Балет». С тех пор этим призом по разным номинациям награждаются артисты балета, хореографы, композиторы, сценографы, педагоги, балетоведы, художественные и административные руководители коллективов, продюсеры и спонсоры, способствующие развитию искусства танца в России.


Премия эта некоммерческая, но весьма престижная. В качестве приза лауреату вручается статуэтка скульптора Олега Закоморного и памятный знак, который разработали художники-ювелиры Эмма и Олег Кулешовы. Кроме того, на страницах журнала «Балет» публикуется очерк о творчестве награжденного.

Лауреатов объявляют задолго до награждения. «Мы специально отказались от игровой стихии публичного выбора и вскрытия конвертов на сцене, чтобы не травмировать лишний раз людей», – сказала главный редактор журнала «Балет» Валерия Уральская.

Нынешний балетный приз «Душа танца» был вручен видным деятелям хореографического искусства Юрию Фатееву, Александру Полубенцеву, Олегу Рачковскому в номинации «Рыцарь танца»; главному балетмейстеру Петербургского Михайловского театра Михаилу Мессереру в номинации «Мэтр танца».

Лучшими «Учителями» были названы Татьяна Гальцева (Московская академия хореографии) и Мария Грибанова (Санкт-Петербургская академия русского балета).

Дирижер Большого театра Павел Клиничев был объявлен «Магом танца».

Почетного звания «Звезда» удостоились в области классического танца солистки балета Екатерина Булгутова (Красноярск) и Эрика Микиртичева (Москва); в области современного танца – солистка Театра Бориса Эйфмана Мария Абашова и хореограф и танцовщик Павел Глухов (Москва); в области народного танца – солистка Ансамбля Игоря Моисеева Анастасия Сорокина.

Солисты балета Алёна Ковалёва (Москва), Окава Коя (Казань), Мария Стец (Астрахань) названы «Восходящими звездами».

Замечательный танцовщик и ведущий программы «Абсолютный слух» на телеканале «Культура» Геннадий Янин удостоен звания «Пресс-лидер».

Праздничный гала-концерт лауреатов открывал знаменитый Pas de six из балета «Эсмеральда», который исполнители преподнесли в дар своему Учителю – Татьяне Гальцевой. А работающие в «Стасике» вагановцы Елена Соломянко и Иннокентий Юлдашев блестяще станцевали в честь своего Учителя Марии Грибановой адажио из балета Чайковского «Щелкунчик».

Странное впечатление произвела композиция Олега Рачковского на музыку арии Далилы из оперы Сен-Санса «Самсон и Далила» в исполнении краснодарских артистов. Божественный голос Елены Образцовой, по-моему, сильно отвлекал от пластических экзерсисов постановщика.

Звезда современного танца Павел Глухов представил и станцевал в паре с Юрием Чулковым на затемненной сцене собственную миниатюру «Свет в ноябре».

Премьеры «Стасика» Эрика Микиртичева и Денис Дмитриев волшебно исполнили адажио из «Сюиты в белом» Сержа Лифаря на музыку Эдуарда Лало.

Заключал первое отделение цогненный Танец бессарабских цыган Игоря Моисеева в исполнении артистов его ансамбля.

Второе отделение открыл балет Константина Уральского «Кармен», представленный солистами Астраханского оперного театра Марией Стец и Антоном Пестехиным. Кармен Уральского в исполнении Стец приобрела непривычно-трагические черты. Ее танец – это бунт души, своеобразный хореоманифест свободы любви.

Казанские артисты Коя Окава и Мидори Тэрада виртуозно станцевали Pas de deux из «Талисмана» Мариуса Петипа, а красноярцы Екатерина Булгутова и Юрий Кудрявцев достойно представили лирическую миниатюру своего худрука Сергея Боброва «Пробуждение».

Дуэт Балерины и Комиссара из балета Бориса Эйфмана «Красная Жизель» на музыку Альфреда Шнитке с чувством исполнили Мария Абашова и Игорь Субботин.

Украшением гала стали выступления прославленных премьеров Большого и Мариинского театров. Анастасия Сташкевич и Вячеслав Лопатин блестяще представили миниатюру Асафа Мессерера «Весенние воды» на музыку Сергея Рахманинова, а темпераментная Виктория Терёшкина и танцовщик-само совершенство Кимин Ким виртуозно, с чувством исполнили Pas de deux из «Корсара» в хореографии Мариуса Петипа.

Гала закончился, как и положено праздничному концерту, веселым танцем моисеевцев «Футбол», который стал своеобразным приветствием открывающемуся в июне в Москве чемпионату мира по футболу – 2018.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 01, 2018 4:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018050102
Тема| Балет, фестиваль балета «Dance Open», Екатеринбургский театр оперы и балета, Персоналии, В. Самодуров
Автор| Екатерина Поморцева
Заголовок| ВЯЧЕСЛАВ САМОДУРОВ: «ВСЕ, ЧТО ПРОИСХОДИТ СЛУЧАЙНО – ЭТО СУДЬБА»
Где опубликовано| © ИА «Уральский меридиан»
Дата публикации| 2018-05-01
Ссылка| https://ural-meridian.ru/vyacheslav-samodurov-vse-chto-proishodit-sluchajno-e-to-sud-ba/
Аннотация|



На Екатеринбургский театр оперы и балета иногда полезно смотреть также, как и на картины художников-неоимпрессионистов – издалека. С полотнами все понятно: краски наносятся на холст отдельными точками чистого цвета, а зритель видит нужный тон только на расстоянии. Образы, созданные художником, проявляются за счет оптических эффектов. Но причем тут театр, спектакли которого, вроде бы, и вблизи хороши? Если нарочно следишь, то замечаешь: уровень труппы становится все выше, идеи спектаклей выходят за рамки стандартных образцов. Но почему-то пуще прежнего хочется слышать: «Верным путем идете, товарищи!». Не терпится узнать мнение более избалованной и требовательной публики. А вдруг твое «безошибочное чутье» подводит? Сама не замечаешь, как оцениваешь новые веяния слегка предвзято. Берешь, да и накидываешь театру баллы за «красивые глаза» и прописку в родном городе. Недавно мне представилась возможность взглянуть на любимое учреждение культуры свежим взглядом. И понадобилось для этого — всего-ничего — удалиться от Екатеринбурга на 2000 километров.

Итак, вообразите: Санкт-Петербург, мероприятие Оff-программы международного фестиваля балета «Dance Open». В главных ролях: хореограф Вячеслав Самодуров, его помощник Богдан Королёк, столичные ценители танца, а также Правда. Правда, правда и ничего кроме правды.

Без лишних вступлений, сообщаю: предсказание сбылось, балет «Тщетная предосторожность» оправдал ожидания петербургской публики. И говорить тут больше не о чем. Спектакль Сергея Вихарева и Павла Гершензона – это находка, эксклюзивный продукт, который вызывает почти беспрекословный восторг. Единственное, что можно сказать в этой связи: «Ура!».

Как же воспринимают Екатеринбургский оперный в целом? Как пространство для самовыражения? По мнению участников встречи, в больших столичных театрах не хватает свободы. Постановщиков ставят в довольно жесткие рамки, что зачастую мешает созданию захватывающих, фееричных спектаклей – таких, какие можно видеть в Екатеринбурге. Вячеслав Самодуров прокомментировал это мнение так:

«На самом деле, когда я пришел в театр, то был еще начинающим хореографом, «зеленым»… Не то, чтобы я супер зрелый сейчас, но за время пути чего-то «нахватался», появился определенный опыт. Очень благодарен директору театра – Андрею Геннадьевичу Шишкину, который предложил мне сотрудничество. Он понял, что балетная труппа буксует и хотел видеть на месте руководителя человека с международным опытом — человека, который мыслит чуть шире, понимает, что театр может быть разным. Впрочем, работа с труппой — не «одностороннее движение», артисты тоже влияют на постановщика. Я – за трансформацию, но против прогресса, который ломает прежние устои. И когда пришел в театр, кадровых перестановок устраивать не стал, решил так: «Раскидываться людьми по принципу «подходит/не подходит» – это просто. В труппе уже есть артисты, значит нужно суметь их научить, сформировать главную идею, убедить в своей правоте». На самом деле, нужно уметь представить танцовщика в лучшем виде, дать ему почувствовать себя комфортно. Конечно, легко работать, когда перед тобой стоят люди, способные сделать все, что угодно: тройное сальто, четверное… У нас таких не было, но со временем я понял: для создания спектакля не обязательно нужны суперпрофессионалы и большие бюджеты. Иногда материальная бедность провоцирует на гораздо больший креатив. Когда я был совсем молодым хореографом, личность танцовщика меня не особо интересовала. Но за эти годы мы с артистами узнали друг друга лучше и все изменилось. Сегодня стараемся набирать в труппу людей у которых есть и энергия, и персональная харизма».

Вячеслав заметил, что система репертуарной политики – штука сложная. Ему приходится не только доносить до директора суть новых проектов, но серьезно аргументировать целесообразность каждой конкретной премьеры. А как вы хотели? Репертуар должен быть сбалансирован. Артистам и зрителям нужны как блокбастеры и классические спектакли, так и совершенно эксклюзивный продукт. Видимо, Екатеринбург уже не может без этого жить. Публика привыкла удивляться и каждый сезон ждет новых балетных впечатлений. Да, поддерживать имидж прогрессивного, идущего в ногу со временем театра не так-то просто.

Кстати, про имидж… Весть о смене названия и логотипа нашего Оперного настигла меня как раз в Санкт-Петербурге. Если вы еще не в курсе, сообщаю: с недавнего времени наименование «Екатеринбургский государственный академический театр оперы и балета» будет фигурировать лишь в официальных документах. Новое публичное имя театра – «Урал Опера Балет». Не нравится, как смотрится в кириллице? Можете смело писать «Ural Opera Ballet», это не возбраняется. Кардинальные изменения айдентики были спровоцированы, в том числе, и Вячеславом Самодуровым.


«Репертуар театра — содержание – давно поменялось. Ребрендинг – это лишь следствие уже произошедших перемен. Считаю, что у нас должны быть эксперименты во всех направлениях, и музейном тоже… Но Екатеринбургский театр — не Мариинский. У нас нет такой давней истории и традиции. Мы, в какой-то степени, всегда начинаем с нуля. Поэтому мне интереснее видеть старое в новом контексте. Интересно, как это «старое» может резонировать со мной сегодня? Когда ты смотришь классическую версию «Лебединого озера» или «Баядерки», то, конечно, не остаешься равнодушным. Но всегда есть ощущение, что я смотрю на некий музейный экспонат сквозь невидимое стекло. В случае с «Тщетной предосторожностью» это «стекло» будто бы убирают и возникает живая картина, которую я практически могу потрогать, — объяснил хореограф. – Почему изменилось название театра? Хочется сэкономить время на произношении. На Урале вообще все как-то проще, без лишних завитков, все зрят в корень… И, по-моему, грубое блочное «Урал Опера Балет» — это то, что нужно. Мы не тратим зря энергию, а просто приходим и работаем на результат. Новое имя выражает суть: «меньше разговоров – больше дела».

Уральская публика и даже сами сотрудники театра восприняли изменения неоднозначно. Я, в общем и целом, согласна с позицией руководства, если бы не одно «но». Екатеринбург и Урал – не слова-синонимы. По территориальному признаку труппа Челябинского театра тоже имеет полное право называться «Урал Балет», согласитесь? Получается, наш театр самолично провозгласил себя главным? Сейчас с этим никто не спорит, но что будет дальше? На одной из пресс-конференций Вячеслав Самодуров отшутился фразой: «Это рейдерский захват». Как бы там ни было, подход «кто вперед, того и тапки» приносит с собой и очевидные бонусы, и серьезную ответственность. Надеюсь, театр с ней справится.Также хочется верить, что с появлением обновленного сайте появится и возможность приобретать электронные билеты…

На встрече очень порадовал тот факт, что художественный руководитель балетной труппы все время использовал говорящие о многом фразы: «у нас в Екатеринбурге», «наш театр», «мы работаем». Сложилось впечатление, что хореограф окончательно сроднился с городом и совершенно этого не скрывает. Вячеслав сказал:

«Я чувствую себя уже достаточно осевшим в Екатеринбурге. За эти семь лет образовалась настоящая команда и многие приехали в столицу Урала из вашего города. Знаете, поменять Санкт-Петербург на другой город, когда привык жить среди красивых зданий и каналов, не так легко. Но если Екатеринбург предлагает энергию, силу и возможность реализовываться, то значит, мы всё делаем правильно. Раньше мне было бы стыдно подойти к некоторым профессионалам и сказать: «Приезжайте работать в Екатеринбург». А что сейчас? Мы ещё не выпустили спектакль, но его уже приглашают на фестивали. В театр приходят заявки на работу со всей страны, включая Москву и Петербург. Идет какой-то процесс, и он не закончен, мы все еще в пути, но определенное чувство гордости у меня от этого возникает».

Тем не менее, хореограф сознался, что поначалу каждые две недели собирал чемоданы:

«Да, хотел уехать… Но теперь мне очень нравится в Екатеринбурге. Жителям культурной столицы я сочувствую, потому что на Урале климат гораздо лучше. Зимой там много снега, холодно, но светит солнце…»

И тут ведущий встречи — Богдан Королёк — внезапно для всех произнес: «Солнце есть, а люди есть?». Кажется, Вячеслав был немного ошеломлен таким вопросом, но быстро нашелся и сказал, что люди есть везде. В том числе, и те люди, с которыми нравится работать.

Не хочется, конечно, прослыть брюзгой, но некоторые фразы ведущего меня просто изумляли. За время беседы он успел наградить Екатеринбург эпитетами «непонятный», «туманный» и даже «окутанный мраком». Также из уст молодого критика вновь услышала и высказывание, от которого меня давно коробит… После демонстрации балета «Ромео и Джульетта» в Москве, зрители сравнили героев спектакля с жителями микрорайона Уралмаш. Через некоторое время журналист сайта COLTA.RU упомянула это сравнение в своем материале: «…в Фейсбуке писали о том, что герои вашего балета — девушки и парни с Уралмаша…». Никаких претензий, все красиво, удобоваримо, интервью получилось отличное. Оригинал фразы в социальных сетях, к сожалению, не нашла. Но как бы там ни было, заменять вежливое слово «девушки» на пренебрежительное -«девки», лично я бы поостереглась. Но это — я, а Богдан Королёк двусмысленности, видно, не боится.

Между прочим, была сильно удивлена узнав, что Вячеслав Самодуров находит время и для прочтения критических материалов. Прямо так и сказал:

«Я читаю все, что пишут о театре, об артистах и спектаклях. Считаю, что у меня работа такая — все знать. Не бывает вещей, которые нравятся каждому. Если ты занимаешься любой общественной деятельностью, то должен быть готов, что кто-то будет воспринимать ее негативно, у кого-то даже возникнет отторжение. Это нормально, это — часть профессии. К критике я отношусь очень спокойно. Стараюсь рационально, без эмоций анализировать то, что написано, искать конструктивное зерно. А позитивные статьи тоже бывает не очень-то интересно читать, если они написаны без ума».

Не знаю, что насчет статей, но атмосфера на встречах с артистами уж точно должна быть теплой и позитивной. В Санкт-Петербурге так и произошло… Когда был получен ответ на последний вопрос, Вячеслава атаковали просьбами дать автограф почитатели его хореографических постановок – т.е. спектаклей Екатеринбургского театра. Уже сложно поверить, что семь лет назад бывший танцовщик Мариинского, премьер Национального балета Нидерландов и Королевского балета Ковент-Гарден случайно оказался на Урале. Но, как сказал сам хореограф, все, что происходит случайно – это судьба.

===============================================

Источники фото: В Контакте
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 01, 2018 8:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018050103
Тема| Балет, МАМТ, МГАХ, Парижская балетная школа, гала-концерт «В честь Петипа»
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Балетные школы Большого театра и Парижской оперы станцевали на юбилей Петипа
В театре имени Станиславского отметили большую дату гала-концертом

Где опубликовано| © Московский комсомолец
Дата публикации| 2018-05-01
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2018/05/01/baletnye-shkoly-bolshogo-teatra-i-parizhskoy-opery-stancevali-na-yubiley-petipa.html
Аннотация| ГАЛА-КОНЦЕРТ

К отмечаемому у нас в стране с большим размахом 200-летнему юбилею француза Мариуса Петипа присоединился Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко. Данный на сцене этого театра гала-концерт под названием «В честь Петипа» еще раз продемонстрировал балетную связь двух стран, Франции и России: в рамках юбилейной программы выступили московская и парижская балетные школы, а также ведущие солисты принимающей стороны – балетной труппы Музыкального театра.


«Пахита». Эрика Микиртичева и Иван Михалев. Фото Карины Житковой

Такая концепция, удачно воплощенная в жизнь балетным худруком Музыкального театра и экс-этуалью Парижской оперы Лораном Илером, была задумана им из принципиальных соображений, ибо по мысли балетмейстера «200-летия Петипа – дата, которая объединяет русскую и французскую культуры. Обе страны гордятся французским танцовщиком, который приехал в Россию и стал выдающимся хореографом».

Хотя, то обстоятельство, что Мариусом Петипа гордятся французы вечер как раз и не подтвердил. Воспитанники балетной школы Парижской оперы, приехавшие непосредственно под предводительством своей легендарной начальницы экс-этуали оперы Элизабет Платель, выбрали для своих гастролей балет, никакого отношения к Петипа не имеющий – «Весну и осень» Джона Ноймайера, бессюжетную вещицу, известную нам по исполнению танцовщиков Мариинского театра, который 17 лет назад на некоторое время включил этот балет в свой репертуар. Именно с него и началось в 2001 году знакомство наших балетных артистов с творчеством выдающегося хореографа.

Тому что парижская школа, вместо балетов Петипа исполняет на его юбилее балеты другого прославленного балетмейстера, удивляться в общем не приходится, поскольку во Франции практически вся балетная классика идет в редакциях Рудольфа Нуреева, очень значительно отличающихся от первоисточника. Именно этот постановщик и является для французов настоящим создателем классического репертуара.

«Весна и осень» Ноймайера балет довольно многонаселенный. Центральное па-де-де в этом балете (его с шармом станцевали воспитанники парижской школы Карола Пудд и Натан Биссон), а также двойка юношей (Гийом Диво и Даниэль Лозано Мартин), являющихся как бы голосами главного героя, отображающими своим танцем его чувства и внутренние эмоции, в этом балете обрамляет ансамбль из 8 юношей и 8 девушек, танцующих то порознь, то парами.

Как всегда, у Ноймайра, даже в его бессюжетных балетах, где нет никакой определенной истории, история эта все равно вырисовывается из чувств и эмоций навеянных музыкой и танцем. В балете перед нами предстает некий юный мечтатель, который открывает для себя мир любви и дружбы. Парижане привезли давний (полная пятичастная версия создана в 1994 году; первоначальная, состоящая из трех частей в 1991) балет маэстро, в котором французская школа со своими учениками, издавна именуемыми «крысятами», представлена с лучшей стороны. Созданная Ноймайером на музыку «Серенады» Дворжака танцсимфония демонстрирует отличную форму юных танцовщиков: у всех красивые ноги с изящным подъемом, изысканные удлиненные линии тел, чистый танец.

Московская Академия хореографии таким роскошеством данных своих питомцев сейчас похвастаться не может, зато похвасталась своими выпускниками, золотыми лауреатами последнего московского международного конкурса: Денис Захаров и Елизавета Кокорева станцевавшие па-де-де из балета «Корсар», ничем не уступая французам в форме, тем не менее превосходили их выучкой.

Предварявшие выступления парижской школы москвичи, в первом отделении трехчастного вечера представили на сцене Стасика знаменитую сцену из балета Петипа «Корсар» «Оживленный сад», в которую и вставили (прерывая плавное течение танца) это па-де-де, станцованное Захаровым и Кокоревой, надо признать, все же ниже своих возможностей. Собственную редакцию этого хореографического шедевра к нуждам школы приспособил скрупулезнейший реставратор балетной классики Юрий Бурлака.

Академия не раз представляла эту балетную сюиту в своих концертах (в последний раз совсем недавно на сцене Большого театра во время фестиваля российских балетных школ) и отточила эту вещицу до такой степени совершенства, что ряды танцовщиц приятно удивлявшие своей стройностью и синхронностью, подчас создавали ощущение муштры.

Такая «поверка алгеброй гармонии» в свою очередь не слишком благотворно сказывалось на эстетическом восприятие поэтичнейшего фрагмента Петипа, в котором Мастер применил не только свои фирменные принципы построения балетных ансамблей, воспроизведенных московской школой практически безупречно, но создал одухотворенную композицию, которую не зря называют «театральным изображением райских кущ» и сравнивают с «островом гармонии посреди бурь и катастроф» (Вадим Гаевский).

Настоящей удачей вечера стала его третья часть, в которой артисты Стасика (вместе с самыми маленькими воспитанниками московской академии станцевавшими полонез-мазурку) исполнили Гран-па из балета «Пахита». Выбрал этот балет руководитель балетной труппы Музыкального театра Лоран Илер, наверняка, не случайно – ведь «Пахита», тот самый первый балет, который переехавший в 1847 году в Россию Мариус Петипа, перенес из Парижа в Петербург и станцевал в нем в качестве солиста. Правда балет не был оригинальным сочинением Петипа, его за год до этого поставил на музыку Дельдевеза другой французский балетмейстер Мазилье. Не было при воспроизведении этого балета на сцене Большого театра в Санкт-Петербурге в 1847 году и Гран-па, показанного на вечере. Оно было создано Петипа значительно позже, при возобновлении балета в 1882 году на специально написанную музыку Людвига Минкуса.

Гран-па ровно 10 лет назад, в бытность свою художественным руководителем балета Музыкального театра ставил здесь Михаил Лавровский. Но Лоран Илер, являющийся постановщиком новой редакции Гран–па, как и его предшественник Пьер Лакотт, поставивший этот балет в Парижской опере в 2001 году, предпочел сокращенную версию Гран-па, в которой (чтоб не утяжелять действие и не утомлять публику), сохранив вариацию Пахиты, исключил другие многочисленные вариации, поставленные Петипа в разное время, для других балетов и приспособленные в «Пахите» для разных балерин.

Получилось эффектно и красиво, при этом наглядно были продемонстрированы те достижения, которые удалось привить труппе педантичным французом: разодетых по парижской моде в роскошные многослойные кружевные пачки из золотой парчи (от Луизы Спинателли) танцовщиц было не узнать. Ансамбль отличался слаженностью и красотой, а солисты составившие главную пару балета в обоих составах (первый состав: Пахита - Оксана Кардаш, Люсьен д` Эрвильи - Дмитрий Соболевский; второй: Пахита - Эрика Микиртичева, Люсьен д` Эрвильи - Иван Михалев), в равной мере идеально подходили друг другу, покоряя зрительный зал своей отточенной виртуозностью и снайперской точностью в вариациях. Можно было пожалеть лишь об одном – что перед нами только дивертисментная заключительная часть балета, а не целый сюжетный спектакль, про похищенную в детстве испанскими цыганами аристократку, которая в конце запутанных сюжетных поворотов обретает своих знатных родственников и право стать женой влюбленного в нее французского офицера Люсьена д’Эрвильи, как в Парижской опере в постановке Пьера Лакотта.

Про перспективы этой постановки на сцене Музыкального театра, и о том будет ли она преобразована в целый спектакль мы и поговорили с Лораном Илером после премьеры.

- Что касается «Пахиты», конечно этот спектакль останется в репертуаре театра. Спектакль был сделан как гала школы Парижской оперы, московской школы и нашего театра. Для меня самое важное была целостность вечера, связь разных частей, разных балетов идущих в одной программе. Конечно, не стоило делать этот спектакль, чтоб один раз его сыграть. Разумеется, мы будем танцевать «Пахиту», нужно только понять в каком обрамлении её следует показывать.

- В парижской опере идет замечательный спектакль Пьера Лакотта, который восстановил весь этот балет, а не только Гран-па. Похожим образом недавно поступили и в Мариинском театре. Нет ли и у вас намерения вернутся ко всему спектаклю?

- Да, вы не первый об этом говорите. Что меня поразило, так это интерес публики к этому восстановлению. Я об этом сейчас думаю. Но есть еще реальность, которая не так проста. Ведь это огромнейшая работа. Целиком восстановить весь этот балет - очень сложно.

- Почему вы не включили в Гран-па вариации?

- Я сделал более сжатую, короткую версию, но вполне возможно, что в будущем я её пересмотрю. Времени на восстановление у нас было очень мало, всего 10 дней. Именно поэтому я понимал, что вариации мы сделать не успеем.

- Вы знаете, мне и без вариаций очень понравилось Гран-па, которое вы поставили, потому что эти многочисленные вариации, очень удлиняют балет. Особенно если их берут в тех чрезмерных количествах, которыми любят оснащать это Гран- па у нас. Сам Петипа все-таки такое количество вариаций в своей «Пахите» не использовал.

- Вот видите! (Смеется). Да, я понимаю, о чем вы говорите. Вы тоже самое думаете, что и я. Я с вами полностью согласен. И мы постараемся в любом случае не очень длинно это сделать, когда, возможно, включим сюда вариации.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Июн 17, 2018 10:15 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 02, 2018 5:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018050201
Тема| Балет, Государственный академический Большой театр имени Алишера Навои, Международный фестиваль балетного искусства - «Палитра балета»
Автор| Тамара Санаева
Заголовок| «Palette of Ballet»: от классики до современности
Где опубликовано| © Новости Узбекистана
Дата публикации| 2018-05-02
Ссылка| https://nuz.uz/kultura-i-iskusstvo/32522-palette-of-ballet-ot-klassiki-do-sovremennosti.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



В Государственном академическом Большом театре имени Алишера Навои открылся I Международный фестиваль балетного искусства - «Палитра балета», организованный под эгидой Министерства культуры Республики Узбекистан и «Фонда развития культуры и искусства» при поддержке генерального спонсора АО «Узбекнефтегаз», «Клуба друзей», «Корзинка.uz», «Sothis Aegis», Lotte City Hotel Tashkent Palace и Посольства Израиля в Узбекистане.

Пять стран представлены в программе нового престижного фестиваля, который проходит с целью развития и популяризации хореографического искусства в республике, расширения и упрочения связей с лучшими балетными коллективами зарубежья.

В день открытия «Palette of Ballet» в ГАБТе имени Алишера Навои состоялась пресс-конференция, в которой приняли участие организаторы, гости фестиваля, журналисты. Беседа была эмоциональной, взволнованны были все. Хозяева – беспримерным по новизне и размаху, задуманным и воплощающимся в действительность десятидневной балетным звездопадом , в котором представлены ведущие труппы современного балета. Гости из Израиля и Швейцарии – первой встречей Ташкентом.

Воодушевляет, что столь востребованные коллективы нашли возможность принять участие во вновь организованном фестивале, чтобы показать своё искусство узбекистанской публике. Более того - поделиться мастерством! В день открытия фестиваля, до пресс-конференции, гости - ведущие хореографы - провели мастер-классы. Азарию Михайловичу Плисецкому - заслуженному артисту России, артисту балета, педагогу и хореографу-репетитору Балета Бежара (Швейцария) – ташкентская труппа хорошо знакома: мэтр хореографии несколько недель ежедневно проводил классы перед премьерой «Поэмы двух сердец» осенью 2017 года. Сложнее оказалось артистам с классической выучкой найти взаимопонимание с руководителем группы современного балета "Vertigo". И не из-за языкового барьера – язык современного танца не из самых понятных для наших артистов.

- Поначалу, - с улыбкой призналась Ноа Вертхайм, художественный руководитель израильского ансамбля "Vertigo", - они не понимали, чего я хочу. Спустя полчаса-час, благодаря хорошей профессиональной подготовленности труппы, точки соприкосновения были достигнуты, и мастер-класс длился около двух часов.

После торжественной церемонии открытия, состоявшейся 1 мая на прославленной сцене театра имени Алишера Навои, зрители и гости посмотрели "Поэму двух сердец" – романтичную восточную легенду о силе всепобеждающей любви. Контрастные, симфонически развитые эпизоды, яркие драматические образы и психологизм танца,в котором сплетены классический и восточный стили с элементами современного балета, органично вписались в концепцию фестиваля.

Фестиваль – это интересные встречи и беседы, обо всех хотелось бы рассказать, но нельзя объять необъятное. Впереди 10 дней балетной феерии - настоящий подарок ценителям классической и современной хореографии. Пока можно рассказать лишь о дне первом и коротко - о сюрпризах фестивальной программы.

Во второй фестивальный день – встреча с Ансамблем израильского современного танца "Vertigo dance company", который представит представит одну из новых композиций хореографа Ноа Вертхайм - «Один, один и один». Это история о проблемах одинокой души, ее взаимоотношений с миром близким и далёким – божественным. Автор музыки - Ави Балаль, художник по костюмам - Сасон Кедем. Один из выразительных образов в спектакле - живая почва, земля, которая объединяет и выстраивает границы между людьми.

Группа "Vertigo" участвует в фестивале при содействии Посольства Израиля в Узбекистане, в планах которого расширение всестороннего, в том числе культурного обмена между Узбекистаном и Израилем. И это радует.


В течение трёх дней - 4, 5 и 6 мая - фестивальная сцена будет отдана во власть
Балета Бежара Лозанна (Швейцария). Основанный в 1987 году Морисом Бежаром, коллектив стал эталоном современного хореографического искусства. На место скончавшегося мэтра балета с 2007 года заступил его ученик и последователь Жиль Роман. В Ташкент при содействии «Фонда развития культуры и искусства» при министерстве культуры Узбекистана вместе с ним прибыло 49 артистов балета Бежара! Коллектив ежегодно ставит около 80 спектаклей он выступал на таких крупных мировых площадках, как Зал NHK в Токио, Кремлевский Государственный дворец в Москве, Одеон Гарода Аттика в Афинах.
На ташкентском фестивале будут представлены пять балетов: «Экспромт» в постановке Жиля Романа иллюстрирует разные хореографические перспективы: от элегантности соло и па-де-де - до ансамблей на музыку Франца Шуберта и «Citypercussion».
Постановка «Лебедь из прошлого, который помнит, что это был он» - был создан 25 лет назад Морисом Бежаром непосредственно для Жиля Романа, он исполняется двумя танцорами. Композиция «Бхакти III» откроет зрителям вселенную индуистских богов. Спектакль «Альтенберг Лидер» обещает показать нечто уникальное. Завершит программу коллектива композиция «Пиаф», которая представит в танце её бессмертные песни.

В фестивале примет участие Измирский Государственный театр оперы и балета. Основанный в 1982 году как небольшая танцевальная труппа, сегодня коллектив насчитывает 70 танцоров, являя собой крупнейший институт искусств Турции. Гости из Турции привезут одноактные балеты хореографа Мехмета Балкана, знакомого ташкентцам по постановке в ГАБТе премьеры сезона «Дама с камелиями». Выступление состоится 8 мая. В первом отделении зрители увидят балет «Bach Alla Turca» («Бах по турецки») - абстрактный танец на музыку Баха в сочетании с турецкими мотивами. Во втором отделении балет «Dansin Rengi» («Цвета танца») - он продемонстрирует, как сочетаются цвета любви с красками танца.

Фестивальный вечер 9 мая – бенефис, заслуженной артистки Узбекистана Тамиллы Мухамедовой. В этом сезоне ведущая солистка театра имени Алишера Навои завершает творческую карьеру балерины, которую она начала на этой сцене почти четверть века назад - в 1994 году. Одна из самых красивых балерин Узбекистана, Тамилла Мухамедова в своё время успешно прошла стажировку в Большом театре в Москве. Романтически возвышенная и утонченная, она создала на балетной сцене запоминающиеся образы в классических балетных спектаклях, завоевав заслуженную любовь зрителей. Специальный гость вечера – Марк Раджапов, ведущий солист Дортмундского театра (Германия), который с 1994 по 1999 годы был солистом и партнером балерины по сцене в ГАБТе им. А.Навои.

Под занавес фестиваля вновь на сцене воцарится класика. Программу 10 мая завершит самый популярный в мире балетный спектакль «Лебединое озеро» П.И.Чайковского. В этот вечер на сцене ГАБТа в главных партиях выступят премьер балета Мариинского театра, заслуженный артист России Евгений Иванченко и ведущая солистка балета Мариинского театра Анастасия Колегова.


Тамара Санаева
Фото и видео автора
=============================
По ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 03, 2018 11:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018050301
Тема| Балет, Балет Монте-Карло, Премьера, Персоналии, Жан-Кристоф Майо
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Зима священная
Балет Монте-Карло показал постапокалиптическое будущее

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №75, стр. 11
Дата публикации| 2018-05-03
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3619185
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



В Монте-Карло на сцене Форума Гримальди состоялась мировая премьера балета Жан-Кристофа Майо «Abstract / Life», поставленного им на музыку Брюно Мантовани, написанную специально для этой постановки в рамках фестиваля «Весна искусств». Пару премьере составил «Скрипичный концерт» Стравинского / Баланчина. Из Монте-Карло — Татьяна Кузнецова.

Событие по местным меркам исключительное: глава Балета Монте-Карло Жан-Кристоф Майо впервые в жизни сочинил балет на музыку, которую выбирал не сам. Более того, даже не слышал ее до того, как согласился на постановку. Возможно, хореографа вдохновила сама идея о создании балета специально для него — по примеру исторических постановок Чайковского—Петипа или Стравинского—Баланчина. Для закрепления ассоциативной связи в первой части вечера был показан «Violin Concerto» Стравинского, который, правда, композитор сочинил вовсе не для балета, зато Баланчин ставил дважды — канонической признана версия 1972 года, представленная New York City Ballet (NYCB).

Балет Монте-Карло взялся за Баланчина впервые после 18-летнего перерыва. Довольно смелый шаг: многонациональная труппа, набранная из представителей различных школ и заточенная под хореографию своего худрука, может похвастаться эмоциональностью, пластичностью, но не единообразной выучкой, тем более баланчинской, неоклассической. Артистов спасла жизнерадостность, а также солисты с советской и американской школой: Екатерина Петина, Виктория Ананян, Матей Урбан и Кристиан Творзянски. Последний, чистокровный «баланчинец», учившийся и танцевавший в NYCB, задавал тон. Маленький, шустрый, чрезвычайно активный, он разыгрывал абстракции Баланчина как комические драмбалетные новеллы. В первом дуэте («Aria I», где, по замыслу Баланчина, балерина едва ли не выше своего партнера) он противостоял долговязой Деборе ди Джованни с отвагой Кота в сапогах. Подчеркивал легкую оторопь, когда железный пуант балерины вонзался ему в горло, деятельно поощрял ее акробатические труды в «мостиках», слегка пугался, когда партнерша выстреливала ногой в арабеске в пяти сантиметрах от его лица,— «мистер Би» в его трактовке представал большим шутником. Нежданно вскрывшиеся пикантные подробности абстрактной, казалось бы, хореографии отвлекали от частных несовершенств исполнения.

Хронометраж балета Брюно Мантовани в два раза больше, чем у Стравинского. Его мрачная «Абстракция» накатывает этакими волнами: сольные стоны виолончели, то интимные, то душераздирающие, поглощает оркестр, постепенно повышая свой голос до вопля, его снова сменяет виолончель — и так почти 50 минут, освобожденных от старомодного мелодизма и традиционной метроритмической структуры. Жизнелюб Майо, добавив к «Abstract» слово «Life», поставил спектакль о жизни, хотя бы и после всемирной катастрофы. Художница Эме Морени разбросала по сцене обломки алюминиевых скал, будто оплывших от запредельных температур, свесила с колосников фаллический сталактит, а человечество обрядила в бронзово-прозрачные комбинезоны, обтягивающие, как вторая кожа.

Поначалу это похоже на «Весну священную» все того же Стравинского — только после заката, а не на заре человеческой эры: мужчины меряются силами, женщины проскальзывают стайками, составляются и распадаются эффектные группы, возникает первый разнополый дуэт, обильный сложносочиненными поддержками и взаимным напряжением. Но «Абстракция» Мантовани, похоже, отрицает само движение — и как художественный прием, и как способ жизни. Так что хореографу приходится вновь и вновь сталкивать массы в оркестровых кульминациях и снова отступать под виолончель к медитативным трио, секстетам или монологам солистки (Мимоза Коике), которая тут (в отличие от «Весны священной») отнюдь не жертва, а проповедница всеобщего мира, что отнюдь не вдохновляет автора на яркую хореографию.

Дрейфующая туда-сюда музыка в конце концов порождает и танец, похожий на плавание. Возникают и персонажи будто из подводного царства: в почти полной тьме светятся гребнями какие-то морские коньки, поблескивают щупальцами актинии, группируются светящиеся водоросли. Хореограф, будто жалея свою публику, привычную к увлекательным спектаклям, явно хочет развлечь ее с помощью визуальных эффектов, несмотря на то, что свою локальную хореографическую задачу он уже выполнил: заполнил непрерывным, связным, подчас весьма изобретательным танцем 48 минут чистого времени. Правда, в отличие от Баланчина со Стравинским и Петипа с Чайковским, соавторы «Абстракции / Жизни» явно не сошлись темпераментами.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Июн 17, 2018 10:16 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 03, 2018 11:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018050302
Тема| Балет, БТ, Планы на сезон, Персоналии,
Автор| Павел Ященков
Заголовок| В Большом поставят Бежара
Руководство театра поделилось планами на 243-ий сезон

Где опубликовано| © Газета "Московский Комсомолец"
Дата публикации| 2018-05-03
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2018/05/03/v-bolshom-postavyat-bezhara.html
Аннотация| Планы на сезон

В единственный выходной день у артистов и разгар майских праздников Большой театр обнародовал свои планы. Что же покажет главный театр страны в своем уже 243 сезоне?

Как уже заведено в последнее время в Большом Императорском фойе (бывшем Бетховенском зале) на фоне исторического декора с лепниной и вензелями Александра II за стол президиума рассаживаются спикеры: генеральный директор театра Владимир Урин, главный дирижер-музыкальный руководитель Туган Сохиев, руководитель балетной труппы Махар Вазиев и пресс-секретарь Катерина Новикова.

При этом участие господина Вахиева в пресс-конференции оказалось чисто символическим: коротко обрисовав балетные планы, он вынужден был покинуть почтенное собрание, поскольку опаздывал на экзамены в Академию хореографии, которые начались еще за два часа до начала пресс-конференции. Поэтому руководитель балета успел ответить только на один вопрос, но вопрос принципиальный. Дело в том, что при оглашении планов сенсацией оказалось наличие в них балета Мориса Бежара на музыку Жака Оффенбаха «Парижское веселье». Таким образом, хореограф, о планах постановок балетов которого говорилось более 40 лет, еще с 70-х годов прошлого века (то есть сразу после первых триумфальных гастролей бежаровской труппы «Балет XX века» в СССР), впервые в истории русского балета будет представлен на отечественной сцене. Мало того на сцене главного театра страны.

Вопрос же на который Вазиев успел ответить, касался выбора названия. Почему, например, не легендарный бежаровский балет «Весна священная», произведший после его показа в Москве на сцене Кремлевского дворца чуть ли не сексуальную революцию, будет показан на сцене Большого? Почему именно балет «Парижское веселье»? На этот в общем-то простой вопрос руководитель балета ответил в том духе, что этот балет хорошо монтируется с другой постановкой, намеченный на этот вечер, -балетом Джорджа Баланчина «Симфония до мажор», который уже с большим успехом шел на сцене Большого театра и теперь вновь возвращается в афишу. Он также заявил: «Весну священную» я ставил в Ла Скала и у меня неоднозначное отношение к этой работе. Вообще, в целом «Весна священная», «Жар-птица» и другие балеты, конечно замечательные работы великого мастера. Но начнем с того, что «Парижское веселье» мне нравится. Если есть какие-то сомнения, то это дело личного вкуса. И мне кажется, что в этой работе артисты Большого театра себя замечательно покажут и проявят».

Премьера вечера одноактных балетов с «Парижским весельем» Бежара и «Симфонией до мажор» в комплекте покажут на Новой сцене Большого под конец сезона 13 июня, а откроет его тоже вечер одноактных балетов, в состав которого войдут известный балет «Артефакт» Уильяма Форсайта на музыку Эвы Кроссман-Хехт и Иоганна-Себастьяна Баха и «Петрушка» Стравинского хореографа Эдварда Клюга. Имя этого талантливого хореографа, худрука Словенского Национального театра в Мариборе хорошо известно в России. Свои балеты он неоднократно привозил , например, на фестиваль Dance Open в Санкт-Петербург. Идут они и на сцене Новосибирского театра оперы и балета. Его популярный балет «Радио и Джульетта» показывали и на сцене Кремлевского дворца. Но на Новой сцене Большого нас ждет совершенно новый балет, специально поставленный для театра. Кстати, 19 мая его вместе с балетом «Кармен-сюита» покажут и в прямой трансляции на экранах кинотеатров России и всего мира. Помимо этого, прямые трансляции ждут балеты «Сильфида» (11 ноября) и «Баядерка» (20 января).

А завершится сезон тоже мировой премьерой: на 19 июля намечен балет под пока условным названием «Красавин-Самодуров». Расшифровывается название просто: это фамилии композитора (Красавина) и хореографа (Самодуров), которые и создадут это совершенно новое произведение. Музыка композитора Юрия Красавина уже однажды предполагалась при постановке балета «Герой нашего времени», но тогда режиссер Кирилл Серебренников настоял на Илье Демуцком, так что новые балет, условно говоря, некая компенсация композитору. Вячеслав Самодуров при этом тоже не так давно поставил в Большом мало пользующийся спросом балет «Ундина». Тем не менее наряду с новым названием в репертуаре театра сохранится и «Ундина», которая в этом сезоне, кстати, не шла.

Вообще в отличии от прошлых сезонов в этот раз при оглашении планов интрига присутствовала: никаких слухов, что же собственно планирует показать в Большом в следующем сезоне в труппе не циркулировало. Известно было только, что очередная постановка хореографа из Монте-Карло Жана-Кристофа Майо, уже поставившего в Большом свой удачный балет «Укрощение строптивой», в следующем сезоне не состоится. С ним велись переговоры еще в позапрошлом сезоне, но что-то застопорилось, и в планах по крайней мере на ближайший год имени этого хореографа не оказалось.

Зато в планах оказался английский балетмейстер Кристофер Уилдон. О постановке его работы совместно с лондонским Королевским балетом речь шла еще до прихода в Большой в качестве руководителя Махара Вазиева, но в связи с появлением нового начальника планы тогда скорректировались. И вот Уилдон опять в репертуаре. ТТолько на этот раз речь идет не об одноактном балете. На Исторической сцене Большого театра покажут его относительно свежий (2014 года) трехактный балет на музыку Джоби Тэлбота «Зимняя сказка». Надо заметить, что модный английский хореограф уже когда-то ставил, причем специально для Большого, балет с названием - Misericordes («Милосердные»). Но хореография тогда получилась слишком абстрактной, и балет быстро исчез из репертуара. Теперь руководство театра предлагает нам балет апробированный, который в Лондоне пользуется неизменным успехом. Будем надеется, что новый балет этого хореографа по мотивам одноименной пьесы Уильяма Шекспира (его премьера намечена на 4 апреля) ждет другая судьба.

Помимо шести балетных премьер, любителей музыкального театра в 243-ем сезоне ждут и премьеры пяти оперных спектаклей: «Кандида» на музыку Леонардо Бернстайна поставят дирижер-постановщик Туган Сохиев и молодой, но уже востребованный оперный режиссер Алексей Франдетти (премьера состоится 29 сентября), две оперы Россини - «Севильский цирюльник» (3 ноября) дирижера Пьера Джорджо Моранди, режиссера Евгения Писарева в сценографии Зиновия Марголина и «Путешествие в Реймс» (12 декабря), постановщиками которой выступят дирижер Туган Сохиев и режиссер Дамиано Миукьелетто, а также «Русалка» Дворжака ( 7 марта; дирижер – Айнарс Рубикис, режиссер – Тимофей Кулябин) и «Евгений Онегин» Чайковского в новом прочтении режиссера Евгения Арье и дирижера Тугана Сохиева. Премьера «Евгения Онегина» намечена на 28 мая.

Обширны и гастрольные планы Большого театра в следующем сезоне. Самые амбициозные из них: Ла Скала в сентябре - там покажут балеты «Баядерка» и «Укрощение строптивой»; Лирический театр Квинслендского центра исполнительских искусств в Брисбене (Австралия), где станцуют «Спартак» и «Драгоценности», и Королевский театр Ковент-Гарден в Лондоне, в котором обширные гастроли пройдут с 25 июля по 17 августа. Балетная программа английских гастролей будет объявлена особо, но уже известно, что в Лондоне тоже хотят увидеть балет «Спартак» (поэтому, сейчас обсуждается вопрос сумеют ли перевезти этот балет с помощью авиации из Австралии в Лондон) и балет «Нуреев». По поводу последнего генеральный директор Большого пояснил:

«Я хочу, чтоб было понятно, что если сегодня балетная труппа Большого театра выезжает на большие гастроли в составе где-то 240 человек, то в случае если туда поедет спектакль «Нуреев», вывести нужно на 120 человек больше. Это очень серьезный экономический вопрос и, как только мы даем реальные параметры этого спектакля с учетом и декораций ( а это 6 фур только этого спектакля), и даем цифровые показатели, импресарио начинают задумываться. Тем не менее такие предложения есть, и они обсуждаются. Как что-то только реальное появится, я обязательно прессе расскажу».


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Июн 17, 2018 10:17 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 03, 2018 11:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018050303
Тема| Балет, БТ, Планы на сезон, Персоналии,
Автор| Татьяна Кузнецова, Юлия Бедерова
Заголовок| Сезонное обозрение
Большой театр обнародовал планы

Где опубликовано| © Коммерсантъ
Дата публикации| 2018-05-03
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3619602
Аннотация| Планы на сезон

В Большом театре прошла пресс-конференция, на которой его руководители — генеральный директор Владимир Урин, главный дирижер Туган Сохиев и директор балета Махар Вазиев — рассказали о планах на следующий, 243-й сезон. Комментируют Татьяна Кузнецова и Юлия Бедерова.

Балету Большого придется поработать над многими разноплановыми и далеко не равнозначными проектами. 20 ноября сезон премьер на Новой сцене Большого театра откроет бесспорный Уильям Форсайт — его одноактный балет «Artifact» станет российской премьерой. В пару к нему дадут и мировую премьеру, но не столь очевидного качества: хореограф второго ряда Эдвард Клюг, возглавляющий труппу в словенском Мариборе, представит свою версию «Петрушки» Стравинского.

Большой интерес вызывает явление на Исторической сцене «Зимней сказки» (премьера намечена на 4 апреля) — трехактного балета композитора Джоби Тэлбота. Это один из лучших спектаклей английского хореографа Кристофера Уилдона. В 2014 году премьера «Зимней сказки» прошла в «Ковент-Гардене» с огромным успехом. Сомнение вызывает лишь адресат московского спектакля — переведенная на язык танца сложная философская пьеса Шекспира предназначена для малолетней аудитории, которая по этому поводу окончательно лишается и советского неизменного «Чиполлино» в постановке Генриха Майорова, и еще свежего, весьма посредственного, но, несомненно, детского «Мойдодыра», поставленного Юрием Смекаловым. Тут была бы впору «Алиса в Стране чудес» — другой, гораздо более легкий балет Уилдона. В случае же «Зимней сказки» повезло скорее взрослым, чем детям.

Очередного Баланчина — блистательную неоклассическую «Симфонию до мажор», за которую без малого 20 лет назад московская труппа отхватила «Золотую маску», представят на Новой сцене 13 июня 2019 года с новым поколением исполнителей.

К Баланчину добавят и первого в истории Большого театра Мориса Бежара (в советское время его проекты с Майей Плисецкой в регулярную афишу театра так и не попали).
Однако, предъявляя Москве Бежара, Махар Вазиев из всего наследия великого хореографа выбрал «Парижское веселье» на музыку Оффенбаха — мозаичное попурри, которое никак нельзя причислить к шедеврам. На вопрос корреспондента “Ъ”, чем вызван такой выбор, руководитель труппы ответил, что артисты хорошо проявят себя в этом спектакле, «Парижское веселье» хорошо контрастирует с Баланчиным и вообще этот балет ему нравится.

Наконец, 19 июля зрителей Большого ждет вторая мировая премьера сезона — на Новой сцене покажут одноактный балет с рабочим пока что названием «Красавин—Самодуров». Первый — композитор Юрий Красавин — еще пишет к нему музыку. Второй — хореограф Вячеслав Самодуров — пока ее ждет. Московская труппа хорошо знакома с работами главного балетмейстера Екатеринбурга и любимца «Золотой маски»: пару лет назад Самодуров поставил в Большом двухактный балет «Ундина». Зрители же творчество хореографа распробовали не до конца — хотя «Ундину» показали целых 13 раз, сборов, если только верить злопыхателям, она не делала и с июня 2017-го в афише не появлялась. Теперь публике представится второй шанс оценить талант Вячеслава Самодурова.

Оперные планы Большого театра выглядят более буднично, нежели сенсационно, но назначены и резонансные события. И главное из них — не внезапное торжество бельканто и даже не новая постановка Тимофея Кулябина, в диалог с которым дирекция Большого, как известно, вступила задолго до запрета новосибирского «Тангейзера» и старта кулябинской европейской карьеры. Самым громким сюжетом будущего сезона, скорее всего, окажется исчезновение из репертуара «Евгения Онегина» Дмитрия Чернякова.

Кулуарные разговоры о планах Большого заменить легендарный спектакль на новый шли уже несколько лет, но не так давно против ожиданий черняковский «Онегин» под чутким руководством режиссера пережил реновацию и вышел в новых составах, в чем-то еще краше прежних. И вот теперь объявлено, что новый вариант сделают режиссер Евгений Арье (в прошлом году он выпустил в Большом «Идиота» Вайнберга), художник Семен Пастух и главный дирижер театра Туган Сохиев. Состав этот может обещать что угодно (включая, положим, действительно нужное водворение «Онегина» на Исторической сцене), кроме полноценной альтернативы новаторству черняковского спектакля. По словам Владимира Урина, прежний «Онегин» «вызвал интерес и споры», но важнее, наверное, то, что спектакль стал неординарной частью не только российского, но и мирового современного оперного контекста.

Что до Кулябина (как говорят, клятвенно пообещавшего больше не браться за комедийный оперный репертуар: так трудно дался «Дон Паскуале» Доницетти в 2016 году ему и публике, не оценившей мрачного социального сарказма), в марте 2019 года на Новой сцене он ставит «Русалку» Дворжака.

За беспримерно трудный в вокальном исполнении театральный глянец, судя по всему украшающий основания новой концепции-мечты Большого, призвано ответить «Путешествие в Реймс» Россини в постановке мастеровитого итальянского режиссера Дамиано Микьелетто, художника Пауло Фантина и того же Тугана Сохиева. Премьера на Исторической сцене назначена на декабрь 2018-го. Более того, еще один Россини («Внимательно изучая текущий репертуар, мы поняли, что у нас вообще нет Россини»,— поделился открытием Владимир Урин) появится в ноябре на Новой сцене. «Севильского цирюльника» вместе с Зиновием Марголиным и дирижером Пьером Джорджо Моранди ставит близко знакомый с темой Евгений Писарев: его «Свадьба Фигаро» — спектакль умеренных достоинств, но зато кассовый.

Тему концертных исполнений, которые иногда, как «Путешествие в Реймс», могут со временем превращаться в полноформатные спектакли, продолжит в будущем сезоне «Кандид» Леонарда Бернстайна — оммаж столетию дирижера и композитора. Что, безусловно, внесет разнообразие в сезон, внимательно (по примеру гендиректора Большого) изучая который мы поняли, что ни одной копродукции вроде генделевских «Альцины» и «Роделинды», серьезно, но недолго разнообразивших стилистическую палитру театра, в ближайшем будущем не запланировано.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Июн 17, 2018 10:19 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 03, 2018 11:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018050304
Тема| Балет, БТ, Планы на сезон, Персоналии,
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Большой, еще больше
Главный театр страны объявил планы на будущий сезон

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск №7558 (95)
Дата публикации| 2018-05-03
Ссылка| https://rg.ru/2018/05/03/reg-cfo/bolshoj-teatr-obiavil-plany-na-budushchij-sezon.html
Аннотация| Планы на сезон

Интригу пытались сохранить до последнего, но слухи просачивались, и в главном подтвердились: в Большом театре будут петь Россини и танцевать Форсайта.

Объявление планов обещало сенсации, и для эффекта "из первых уст" генеральный директор Большого Владимир Урин предоставил право делиться ими музыкальному руководителю Тугану Сохиеву и руководителю балетной труппы Махару Вазиеву. В опере сенсации начнутся уже в сентябре: культурно прогнозируя потепление отношений с Америкой, Большой представит "Кандида" Леонарда Бернстайна. Его не исполняли в театре со времен балета "Леа" Алексея Ратманского. Много сил не потратят, исполнение будет театрально-концертным с режиссурой дебютанта в Большом Алексея Франдетти, но на Исторической сцене.

Оперная труппа всерьез берется за Россини с итальянским акцентом: в ноябре будет не шедший в театре с 1995 года "Севильский цирюльник" с дирижером Пьером Джорджио Моранди и режиссером Евгением Писаревым (Новая сцена), а в декабре давно обещанное нашим музик-директором "Путешествие в Реймс".

Он встанет за пульт, а режиссирует действо Дамиано Микьелетто (Историческая сцена). В марте обещают "Русалку" Дворжака с бывшим новосибирским тандемом Айнарс Рубикис - дирижер и Тимофей Кулябин - режиссер, то есть театр опять не боится звать авторов оскорбившего чувства верующих "Тангейзером". Самым грустным из обещаний стал новый "Евгений Онегин". Через год вместо умного, сделанного на сплетении смыслов спектакля Дмитрия Чернякова покажут постановку Евгения Арье, и если она будет похожа на его недавнего "Идиота" , зрелище станет школярским.

Балет, сдюживший грандиозный по затраченным силам сезон (и еще приберегший под занавес обновленную "Дочь фараона"), снова поражает громадьем планов. Мало того, он трижды ответственно гастролирует - уже в сентябре в родной для шефа балета Махара Вазиева театр Ла Скала. В ноябре на Новой сцене - классика авангарда, безупречно лаконичный "Артефакт" Уильяма Форсайта и нежданный в таком соседстве "Петрушка" Эдварда Клюга, руководителя Словенского балета Марибора, крещенного в России петербургским фестивалем Dance open. После неизбежной череды "Щелкунчиков" балет приготовит к весне чудесную "Зимнюю сказку" Кристофера Уилдона по пьесе Шекспира, поставленную в 2014-м для Ковент-Гарден и сочетающую громадные античные статуи с древом желания, а классический балет с индийскими рагами.

Потом труппу ждет жаркое-жаркое лето. В июне неоклассическая "Симфония до мажор" Джорджа Баланчина, с блеском опробованная Вазиевым во времена взлета Мариинского балета и толком не освоенная в Большом, стыкуется с неочевидным "Парижским весельем" Мориса Бежара - как блюдо высокой кухни с деревенской окрошкой. В середине июля будет мировая премьера с условным пока названием "Красавин-Самодуров" по имени влюбившегося в балет петербургского композитора и самого трудолюбивого в России хореографа. Перед ней гастроли в Австралии, после - в Лондоне. Как бы ни чудил театр в выборе премьер, Большой балет ценится по-прежнему высоко и востребован в мире больше оперы.

Кстати
На гастролях от балета по-прежнему ждут героического "Спартака", а привоз новинок обсуждается, причем не по художественным соображениям. Приглянувшийся многим импресарио многострадальный "Нуреев" отпугивает неподъемной сценографией и невывозимым количество артистов - спектакль будто заведомо ставился в негастрольном формате, как встроенная мебель. Лучшая гастрольная судьба ожидает "Ромео и Джульетту" Алексея Ратманского, в своей традиционности поражающего легкостью и свежим взглядом.

По словам руководства, в концертной жизни театр будет особо следить за качеством исполнения: только два вечера в Концертном зале имени Чайковского и продолжение симфонических вечеров в родном Бетховенском зале. Там же весь сезон с октября по июнь вербуют поклонников стажеры Молодежной оперной программы театра под руководством Дмитрия Вдовина. А для тех, кто никак не может попасть в театр, Большой демократично продолжит прямые трансляции: в сезоне ждем "Сильфиду", "Щелкунчика", "Баядерку" и в один вечер "Кармен-сюиту" и нового "Петрушку"; все вживую с перебивкой на антракты.

И трансляции записей никто не отменял, можно купить билет в ближайший кинозал от Калининграда до Южно-Сахалинска на "Дон Кихота", "Спящую красавицу" и "Золотой век".

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Июн 17, 2018 10:20 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 07, 2018 11:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018050701
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Маргарита Дроздова
Автор| Светлана Наборщикова
Заголовок| «Наш зритель привык к широте русской души»
Народная артистка СССР Маргарита Дроздова — о судьбоносном «Лебедином озере», становлении хореографов и счастье артистов

Где опубликовано| © Известия
Дата публикации| 2018-05-07
Ссылка| https://iz.ru/739950/svetlana-naborshchikova/nash-zritel-privyk-k-shirote-russkoi-dushi
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Выдающаяся балерина и замечательный педагог Маргарита Дроздова отмечает 70-летний юбилей. Накануне народная артистка СССР поделилась с обозревателем «Известий» мыслями о балете, театре и творческом долголетии.



— 7 мая, в день вашего рождения, балетная труппа Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко дает «Лебединое озеро» в вашу честь. Что значит для вас этот спектакль?

— С «Лебединого озера» началась моя творческая деятельность. Роль Одетты-Одиллии я исполнила, еще будучи ученицей балетного училища. Владимир Павлович Бурмейстер (главный балетмейстер театра. — «Известия») меня пригласил. Пришлось одновременно готовиться к выпускным экзаменам и готовить роль. Еще до окончания школы, в мае, я станцевала два спектакля. Конечно, это подарок судьбы.

— Одетту-Одиллию называют мечтой балерин. Как получилось, что еще ученицу пригласили исполнить такую сложную партию?

— Владимир Павлович решил, что я это станцую. Он видел меня в классе и на концертах училища. У меня не было технических сложностей, всё давалось достаточно легко. Естественно, необходима была работа над образом, и он со мной работал, многое объяснял. Много помогали Леонид Михайлович Лавровский, который был художественным руководителем училища, Суламифь Михайловна Мессерер, у которой я выпускалась. Я не могла подвести и моего педагога Нину Николаевну Чкалову, с которой потом дальше работала здесь, в театре.

Для меня это был праздник. Я понимаю, что значит начать с такого большого спектакля. Появилась возможность сразу набрать актерский опыт. Я вводилась в репертуар, и главное — на меня ставили новые балеты. Для исполнителя это очень важно, и я счастлива, что так повернулась моя судьба.

Когда входишь в спектакль, который уже давно в афише, отмечаешь, что так уже делали и вот так уже делали… Когда ставят на тебя, то создаешь вместе с хореографом новое произведение. Это увлекает, занимает всю твою жизнь. Поставили кусочек, а ты уже начинаешь думать: «Как сделать, чтобы понятно было, что здесь происходит…»

— Вам посчастливилось создать множество произведений.

— Да. Было много постановщиков. И Дмитрий Александрович Брянцев, и Алексей Виссарионович Чичинадзе спектакли на меня ставили. Я танцевала у Тома Шиллинга, у Константина Сергеева, который делал у нас «Легенду о Жанне д'Арк». Наталия Касаткина и Владимир Василев ставили «Прозрение». Что говорить, мне посчастливилось станцевать все новые спектакли, которые у нас шли.

— Выпадет ли такое счастье вашим ученицам? Сейчас в Театре Станиславского в основном идут возобновления и переносы.

— К сожалению, такое время. Не думаю, что нет балетмейстеров, просто нужно давать им ставить, пробовать. Мы вспоминаем Мариуса Ивановича Петипа и его балеты, которые являются шедеврами мировыми. Но он поставил больше 200 названий, а осталось 10–15. Это говорит о том, что балетмейстеров надо растить. Хореограф не может родиться, сидя у себя на кухне.

У него, конечно, могут быть соображения, как ставить, но балет — это совместное искусство хореографа и исполнителей. Хореограф дает свои задумки, но и набирает от танцовщиков. Когда Дмитрий Александрович Брянцев работал, я время от времени говорила: «Нет, здесь так будет лучше». И он отвечал: «Да!» Общая работа рождает спектакли, которые становятся явлением. Сейчас в этом смысле сложно.

— Вы преподаете в ГИТИСе, там каждый год выпускаются балетмейстеры. Куда они уходят?

— Они вынуждены ставить какие-то подтанцовки, возможности создавать спектакли совместно с исполнителями у них практически нет. Западные хореографы, которые переносят на нашу сцену свои спектакли, не всегда делали их на такие высокопрофессиональные труппы, какой является наша. Артисты вынуждены подстраиваться под эту хореографию. Мне кажется, если бы те же балетмейстеры ставили на наших исполнителей, которые на голову выше, они могли бы сделать более интересные вещи.

Я уже не говорю про актерское начало. В нашем театре актерские задачи обязательно прорабатывались. Из поколения в поколение мы передаем спектакли, которые требуют большой драматической выразительности. Когда этого не требуется, получается, мне кажется, однобоко.

— В театре есть проект «Точка пересечения». Он как раз создан для того, чтобы хореографы работали с артистами, вместе создавали спектакли.

— Думаю, что задумка проекта хорошая, но она как-то затормозилась. Я бы приглашала больше наших балетмейстеров. Открытие того же Кайдановского (хореограф, чей спектакль будет включен в репертуар театра. — «Известия») показало, что это правильный путь. Казалось бы, развивайте дальше, набирайте. Но балеты, поставленные молодыми хореографами, проходят один-два раза — и всё. А могли бы идти на той же Малой сцене. Все-таки артист растет от спектакля к спектаклю.

Да, он делает одинаковые движения, но мы — люди, у нас бывают разные настроения, разные состояния. Даже разное звучание оркестра влияет на артиста. Эти перемены интересны зрителям, поэтому они ходят на спектакль не по одному разу. Каждый спектакль — сиюминутный шедевр, рождающийся у них на глазах.

Я видела премьеры «Спартака» Юрия Николаевича Григоровича. Все они были разными. Васильев — один, Лавровский — другой, Владимиров — третий. Ничего не менялось кардинально, но спектакли были другие. Их было интересно смотреть.

— За полтора года руководства Лорана Илера театр взял курс на одноактные балеты. Идут вечера-«тройчатки». В традициях театра Станиславского — многоактные спектакли, балеты-рассказы. Необходимо повернуть вектор развития в эту сторону или пусть идет, как идет?

— Всё должно быть в равновесии. Дмитрий Александрович Брянцев ставил множество одноактных балетов, но они всегда чередовались с большими спектаклями. Конечно, большой спектакль требует больше времени, затрат, но нельзя делать только маленькие произведения, сузить всё до одноактных балетов. Мы всё равно привыкли к другому. Это — Россия. Наш зритель и исполнитель привык к выразительности, к широте русской души. Если ее не требуется, это идет в минус.

Должна сказать, что постановщики современных «тройчаток», которые приезжают переносить свои спектакли, сначала замечают, что нашим артистам с их классической подготовкой и репертуаром будет трудно. А уезжая, поют нам дифирамбы, говорят, что у них нигде и никогда так хорошо не шло, хотя балеты они ставили по всему миру.

Мы их хореографию танцуем подчас лучше, чем там, где это поставлено. В России любой балет будет выглядеть лучше. Я имею в виду сочетание техники, выразительности, сценической отдачи. Этим и отличается русский балетный театр.

— Продолжая тему больших спектаклей, не могу спросить о заявленном на следующий сезон «Дон Кихоте» в хореографии Рудольфа Нуреева.

— Немного провокационный вопрос. Я очень люблю наш спектакль «Дон Кихот» в постановке Алексея Виссарионовича Чичинадзе. Когда он начинал ставить, то множество танцев сделал заново, поменял многие мизансцены. Но мы попросили, чтобы остались па-де-де, вариации, сцена сна из традиционной постановки Горского. Это основа, которая, мне кажется, может жить вечно. Любой концерт, который заканчивается па-де-де из «Дон Кихота», всегда идет на ура. Это вершина, которая всегда выигрышна.

Мне очень жалко, что возникло решение снять этот спектакль и поставить спектакль Нуреева. Он поставил «Дон Кихота» на себя, на свои возможности — очень интересные, но на свои. В меньшей степени это было сделано, чтобы обогатить новыми красками саму постановку. Меня немного коробит присутствие там музыки из «Баядерки». В городах, где есть балет, зритель это понимает.

Но это решение руководителя, который считает, что именно этот спектакль Нуреева нужно поставить. Если бы у нас не было своего «Дон Кихота», очень интересного, — возможно. Мне кажется, надо было бы найти другое название, другой балет, чтобы его не сравнивали со спектаклем, имевшим здесь колоссальнейший успех. На премьере «Цыганский танец» бисировали. Это все мы помним, и зритель это помнит.

— Зато объявлено, что «Эсмеральда» возвращается в репертуар.

— Да, вся труппа настоятельно просила Лорана Илера вернуть этот спектакль. Во-первых, такие спектакли являются лицом нашего театра. Во-вторых, в них множество актерских партий и, следовательно, множество возможностей растить молодое поколение.

— «Призрачный бал» Дмитрия Брянцева вы тоже просили вернуть?

— «Призрачный бал» был возобновлен к юбилею Брянцева и исполнен в концерте, посвященном ему. Лоран Илер увидел, насколько этот спектакль наполненный, интересный. Это действительно шедевр. У Брянцева еще много интересных спектаклей. Жалко, что они выпали из репертуара. Многие наши исполнители могли бы проявить себя в них.

— Как вы считаете, какие еще спектакли можно вновь включить в афишу?

— Я считаю шедевром Брянцева «Одинокий голос человека». Очень интересными — «Браво, Фигаро!», «Суламифь», «Ковбои». Они остались в памяти. Брянцев много ставил, что-то уходило, что-то оставалось. Можно подумать о возвращении каких-то названий в репертуар. Сегодня они хорошо прозвучат.

— С точки зрения балерины во главе балетной труппы должен стоять хореограф, который для нее ставит, или менеджер, как сейчас принято?

— И так, и так хорошо. Зависит от личности человека, от того, насколько глобально он может мыслить, видеть перспективу коллектива. Да, балетмейстер ставит специально для труппы, но одного балетмейстера в театре обычно не бывает, обязательно ставят и другие, потому что нельзя, чтобы театр двигался только в одном направлении вместе со своим руководителем.

Менеджер — тоже очень удобно, можно непредвзято относиться к постановкам, обращаться к разным хореографам, следить за разноплановостью репертуара. Я очень рада, что мы все-таки уговорили Юрия Николаевича Григоровича дать нам один спектакль. Мы просили любой, какой он сочтет нужным. Он сказал: «Я вам дам «Каменный цветок». И спектакль идет с таким колоссальным успехом, его так любит танцевать труппа… Это замечательно.

— Я была на премьере, видела в роли Хозяйки Медной горы интересную вашу ученицу Марию Семеняченко. Она сейчас в Большом?

— Да.

— Вы растите мастеров, а они вдруг уходят в театр, который считается более престижным. Как в этом случае реагируете?

— Это же замечательно! Значит, я хорошо их вырастила, раз они могут куда-то уйти. По всему миру танцуют мои ученики. Я рада, что у них есть возможность поехать в другую страну, работать с другими балетмейстерами, в других театрах, в том же Большом. Новый репертуар — новые возможности.

Наш век очень короток — 20 лет. Сначала учатся работать, танцевать на сцене спектакли, а в конце уже дотанцовывают. Период интенсивного актерского и технического роста — очень ограниченный. Если уходят и приобретают, это замечательно. Если уходят и теряют — жалко, обидно, потому что каждый ученик — частичка тебя.

Работать с учениками — процесс интересный, но сложный, требует усилий обеих сторон. Найти общий язык, сделать так, чтобы человек стал заметен, выявить его индивидуальность… Чтобы он поверил, что его индивидуальность интересна. Всегда радуюсь, когда идут в плюс. Если в минус — огорчаюсь.

— Вы всю жизнь прослужили в одном театре. Но в балетоманских кругах рассказывают историю о том, как Серж Лифарь приглашал вас в балет Парижской оперы.

— Когда я только выпустилась и первый год работала, в Париже были гастроли Московского хореографического училища (ныне Московская академия хореографии. — «Известия»). Меня пригласили поехать с училищем. К поездке Леонид Михайлович Лавровский поставил свою знаменитую «Классическую симфонию» на музыку Прокофьева. Наши выступления прошли с колоссальнейшим успехом, а после заключительного концерта ко мне подошел Серж Лифарь и предложил остаться танцевать в Париже. Сказал: «Технически ты готова, нужен только репертуар». Как мне объяснили, Нуреев пока танцует с Марго Фонтейн, но ему скоро будет нужна молодая партнерша.

— Вам еще и двадцати не было, а решение надо было принимать серьезное.

— Да. Дома оставалась семья: мама, папа, брат, сестра. Как я могла? Для меня это было невозможно. Это было советское время — ноябрь 1967 года.

— Но это был бы не побег — контракт.

— Мы были так воспитаны. Считалось, что если ты уедешь, то предашь родных, страну. Мое воспитание сразу сказало: «Спасибо большое, я не могу оставить родных».

— Барышников, Макарова, Нуреев сделали блистательную карьеру на Западе. У вас был шанс стать не только звездой Советского Союза, но мировой звездой. Впоследствии вы об этом жалели?

— Что значит «жалеть»? Если бы мой отъезд случился в наше время, то не имел бы никаких последствий. Сейчас на это по-другому смотрят. А тогда я на секундочку представила, что было бы с моей семьей, если бы на них показывали: «Вот как они ее воспитали». Перешагнуть через это я не смогла.

Я прекрасно понимаю, что время повернуло в другую сторону, теперь больший почет, уважение и внимание к людям, которые в свое время уехали за славой. В нашей стране, на мой взгляд, более интересные и сильные исполнители в большем забвении находятся, чем те, кто уехал.

И потом не все там приживались. Я очень хорошо была знакома с Сашей Годуновым (солист Большого театра, эмигрировавший в США). Он не смог там жить, хотя танцевал, зарабатывал. Русской душе там трудно. Человек привык к общению, а когда каждый сам за себя, у каждого своя линия… Никто не знает, как и что с ним случилось. Значит, так сверху было указано.

— Что бы вы пожелали себе на следующее десятилетие творческой жизни?

— Хорошей творческой работы. Хочется, чтобы всегда были интересные, разнообразные спектакли. Когда интересно, на работу идешь с удовольствием…


СПРАВКА «ИЗВЕСТИЙ»
После окончания Московского хореографического училища в 1967 году Маргарита Дроздова была принята в Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко.

Выступала в главных партиях классического и современного репертуара. Была первой исполнительницей многих балетов. В настоящее время — педагог-репетитор. Народная артистка СССР, лауреат многочисленных премий и государственных наград.

=========================================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 07, 2018 1:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018050702
Тема| Балет, Бурятский театр оперы и балета, Премьера
Автор| корр.
Заголовок| В Бурятии поставят оригинальную версию балета «Корсар»
Где опубликовано| © ИА «Байкал-Daily»
Полная версия: https://www.baikal-daily.ru/news/16/310772/
Дата публикации| 2018-05-07
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Художественный руководитель бурятского балета Морихиро Ивата впервые максимально приблизил постановку к поэме романтика Байрона

Как сообщал «Байкал-Daily», 16 и 17 мая Бурятский театр оперы и балета даёт премьерные показы нового балета. Зрителю представят «Корсара» в честь 200-летия хореографа балета Мариуса Петипа.

- Наша версия абсолютно оригинальная. Чем отличается наш балет - мы старались в либретто сохранить идеи, заложенные именно поэтом Байроном. Это конечно, уникальная идея, потому что сама поэма захватывающая, драматичная, - отметил сегодня на правительственном брифинге постановщик Морихиро Ивата.

Балет «Корсар» создан по одноименной поэме Джорджа Гордона Байрона. По сюжету, похищённую корсаром Конрадом невольницу Медору с помощью обмана и предательства возвращает к себе её владелец Исаак Ланкедем и продаёт паше Сеиду. Влюблённый в Медору корсар с друзьями проникает во дворец паши на берегу Босфора, чтобы её освободить.

В красочной постановке на приключенческую тему из жизни пиратов в четырёх действиях на музыку Адольфа Адана, Лео Делиба, Рикардо Дриго и Цезаря Пуни задействованы все звёзды театра.

Несмотря на стремление к новаторству, Морихиро Ивата сохранил традиционную постановку Мариуса Петипа сцен «Одалиски», «Оживлённый сад».

- Я думаю, это как «Белое адажио» во втором акте «Лебединого озера» -нельзя тронуть. Поэтому мы сохранили эти сцены в оригинале. Остальные три действия ставил я, хореография абсолютно новая, сделан акцент именно на драматическую работу актёров, - объяснил балетмейстер.

Морихиро Ивата пообещал не только зрелищность, но и смысловую нагрузку действия – зрителей ждут элементы греческие и турецкие, исторические моменты.

- Я думаю, что вы увидите через художественное решение, атмосферу, идеи, заложенные именно Байроном, - сказал он.

Исполняющий партии в разные дни Али и Конрада ведущий солист балетной труппы Бурятского театра оперы и балета Михаил Овчаров, отметил, что участвовать для не года в новом воплощении спектакля для него в радость.

- Работая в разных театрах по всему миру, я знаю, что идёт «Корсар» в немногих вариантах, в основном сохраняя традиции Мариуса Петипа и Гирогоровича. То, что у нас будет оригинальная версия, показывает, что Бурятский театр оперы и балета идёт своим путём, что мы занимаемся именно творчеством. Это очень важно, потому что сейчас балет переходит на уровень спорта. И это не правильно, потому что балет является одним из самых высочайших искусств в мире, который объединил в себе множество разнообразных направлений искусств: это музыка, это художественный жанр, актерская игра и сам танец.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 07, 2018 8:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018050703
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Маргарита Дроздова
Автор| Алиса Асланова
Заголовок| Маргарита Дроздова!
Где опубликовано| © La Personne
Дата публикации| 2018-05-07
Ссылка| https://www.lapersonne.com/post/margarita-drozdova
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Педагог, не нуждающийся в представлении. Королева Марго, которую боготворят ее ученицы, а она отвечает им взаимностью. Сегодня юбилей у Маргариты Сергеевны Дроздовой, и мы от всей души поздравляем ее с этим прекрасным праздником! О роли классического балета, свободе в творчестве и новом поколении в интервью специально для La Personne – Маргарита Сергеевна Дроздова.



Маргарита Сергеевна, правда, что вас называют королевой Марго в театре?

Сейчас как-то меньше, а раньше называли.

А как вы к этому относитесь? Чувствуете себя королевой?

Нет. Просто все звали Марго, а кто-то назвал королева Марго, и так и пошло.

В вашей биографии единственным местом работы значится Муз. театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, и я думаю, что вы как никто можете точно сформулировать, в чем заключается тот самый стиль театра Станиславского с балетной точки зрения.

С балетной точки зрения… Театр танцующего актера, именно это изначально было заложено Станиславским и Немировичем-Данченко. Во все, что делает артист на сцене надо верить. Деятельность Владимира Павловича Бурмейстера, мне кажется, была продолжением того, что начали делать Станиславский и Немирович-Данченко. Владимир Павлович всегда говорил, что балет – красивое искусство, где зрителю все должно быть понятно. Если зритель будет сопереживать с артистами, значит, он будет участвовать в творчестве.

Наш театр всегда имел своего зрителя. Московский зритель – и не только московский, а даже приезжающий из других городов, всегда шел в наш театр именно за эмоциями, для того чтобы эмоционально набрать каких-то душевных качеств.

Бурмейстер же вообще сыграл в вашей жизни большую роль? Насколько я знаю, в 18 лет пригласил вас в театр и доверил сразу «Лебединое озеро».

Да. Мы принимали участие в постановках театра, ходили дамами в третьем акте. Это было здорово – сидеть на сцене и смотреть спектакль. Мы уже со школы вливались в это настроение спектакля, в настроение сопереживания с артистами. Владимир Павлович был на концерте в училище, потом пришел на урок, посмотрел и так после урока подозвал меня и говорит: «Я видел, вы приходите к нам в театр, ну, как тебе «Лебединое озеро» нравится у нас?». Я говорю: «Конечно!». Он говорит: «Хочешь танцевать?», — «Конечно, хочу», — «Ну хорошо, тогда давай сейчас приходи, будем начинать репетировать». Так я станцевала в мае спектакль, еще не сдав госэкзамены.

А вы представляли, что вас ждет такое событие? В своих желаниях вы были скромны или все-таки мечтали стать примой?

Конечно, не представляла. Но как можно вообще заниматься каким-то делом и желать быть только дворником? Естественно, все хотят танцевать. Владимир Павлович решил мою судьбу, потому что на меня было 3 заявки от Большого театра, только организованной классической труппы Игоря Моисеева и Муз. театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. Меня как-то мало прельщала именно концертная деятельность, мне все-таки нравились спектакли больше. И вопрос решился только у министра культуры Екатерины Фурцевой. Меня вызвали в кабинет и Фурцева сказала: «Ты куда хочешь? Тут на тебя три заявки. Сама ты что хочешь?». Я говорю: «Я хочу в театр Станиславского, потому что в меня поверили здесь, я станцевала спектакль, и мне хочется продолжить танцевать». Так все и решилось.

На ваш взгляд, нужно все-таки стоять в кордебалете способным артистам или лучше сразу танцевать сольные роли?

Я считаю, что это все абсолютно индивидуально. Опыт все равно приходит только в театре. Но если человек физически подготовлен, способен выдерживать спектакль и у него есть актерское дарование, то я не считаю, что обязательно должен «сидеть» в кордебалете. Потому что все-таки кордебалет – это единое целое, которое должно чуть сжимать свою индивидуальность, если каждый будет со своей индивидуальностью что-то делать, то это никогда не будет вместе. Поэтому, если артисту приходится долго сидеть в кордебалете, ему потом трудно будет перейти в другое измерение, где важно именно раскрытие индивидуальности. Но если артист пришел, как ребенок и у него не хватает еще сил, технических навыков, то тогда ему может быть и нужно встать в кордебалет и потихонечку набирать.

Вы всегда присутствуете на государственных экзаменах в МГАХ, конкурсы смотрите. Мне интересно, вы выбираете себе учениц еще в школе или уже только в театре?

Это бывает абсолютно по-разному. Вопрос в том, что работать можно со всеми, но должно быть все-таки, наверное, что-то общее, мы должны мыслить одинаково. Кто-то приходит, и сразу начинаешь с ним работать, с кем-то через какое-то время. А бывает увидишь артиста и говоришь, что нужно попробовать поработать.

Какие качества вы цените в человеке? Что вас привлекает?

Человеческие. Я считаю, порядочность в любой профессии должна быть. Вера в себя должна быть обязательно, с другой стороны, все время должна быть чуть-чуть неудовлетворенность, но чуть-чуть. Все слишком – это всегда плохо. И, конечно, работоспособность.

К слову о свободе. Вы говорили о том, что даете ученицам варианты попробовать, как они хотят. Я не раз была у вас на репетициях, и создается впечатление, что действительно, очень свободно проходит репетиция, но в то же время видно, что никакого своеволия у балерин нет. Как вам удается сохранять эту грань? Это авторитет ваш? Потому что кто-то кричит, кто-то строго разговаривает, а у вас отношения на равных.

Мы делаем одно дело. Артисты – не моя собственность все-таки. Это люди со своей индивидуальностью, со своим видением. Может быть, они где-то ошибаются или еще не знают, не понимают суть своей индивидуальности. Зажать, нажать и заставить думать только как я вижу – это значит уже урезать у него возможности творчества. Поэтому, я даю свободу творчества до определенного момента. Но если я вижу, что мне не доказывает артист свое видение и чувствую ложь, это значит, не докажет и зрителю. В таком случае не проявится лучшая сторона исполнителя, и тут я уже буду более строгая.

Когда даешь свободу, а потом в спокойной форме говоришь, что у тебя это не идет или тебе это не выигрышно, они должны доверять. Педагогу надо доверять. Если ученик не доверяет педагогу, то какой смысл? История знает много солистов, которые пропали в никуда, потому что они мечутся, прыгают от педагога к педагогу. Им кажется, что их сейчас увидели, и вдруг оказывается, что ничего не происходит. Не то, что не происходит, а происходит хуже.

У вас были яркие ученицы – Ксения Рыжкова, Мария Семеняченко и Виктория Капитонова, которые решили в определенный момент карьеры работать в другом театре. Вы переживаете уход таких учениц?

Я не переживаю. Я с ними в очень хороших отношениях. И абсолютно принимаю их выбор. Сейчас такая свобода выбора, почему человек должен сидеть на одном месте, если его способности не реализуют.

Сейчас поколение артистов сильно отличается от вашего, или наоборот, это все-таки высокие фразы, и артисты во все времена одинаковы?

Конечно, отличаются. Я не могу сказать, что сейчас они менее преданные своему искусству. Но сейчас, наверное, больше других возможностей, больше отвлекающих факторов. Артист моего поколения чувствовал, что он несет в массы, если так пафосно сказать. Он нес искусство. Сейчас эта профессия не так востребована, престижность балета несколько упала. Таксистом можно зарабатывать в пять раз больше, чем артистом балета, а затрат энергии у артистов во много раз больше.

Есть такая безжалостная фраза в театрах – «незаменимых нет». Как вы считаете, есть заменимые или нет?

Наверное, можно заменить, другое дело, что есть люди-единицы, которые создают и несут неповторимую индивидуальность.

Если стараться всех поставить под одну гребенку, то со временем индивидуальности перестанут развиваться. Будет серая масса с одинаковыми, с хорошо сложенными фигурами, хорошо исполняющими элементами, но на этом все. Сейчас есть очень большое увлечение современным балетом. В нем есть свобода, но ведь посмотрите тенденцию последних времен, меня очень она как-то волнует.

Всех артистов делают одинаковыми, все в одно движение, все в одной пластике. Убирается то, что изначально есть в балете – это индивидуальная пластика тела, индивидуальная выразительность тела. И это, к сожалению, очень настораживает, потому что вырастить индивидуальность сложно, долго и кропотливо. А вот зачеркнуть все – легко.

Сейчас, и не только сейчас, Запад через это прошел, а мы через это все проходим только-только. Они возвращаются опять к классическому балету, и наши хореографы там ставят все, что только можно, а мы как-то с запозданием берем то, что не нашло большого развития. Конечно, есть талантливые и сейчас балетмейстеры, которые ставят. Дай Бог, конечно, чтобы что-нибудь проросло от творчества новых хореографов, но пока эти семена лежат на поверхности.

Это интервью, скорее всего, будут читать ваши ученицы, молодое поколение артистов тоже. Что бы вы им пожелали?

Я желаю, чтобы творчество, в котором они работают было интересно, чтобы оно открывало в них что-то новое, чтобы бесконечная жажда новых ролей не перекрывала того, что нужно творить и понимать роль, ведь каждая роль должна оставлять маленькую капельку в сердце – это накопление жизненного опыта. Чтобы на каждого исполнителя ставили балет, чтобы на него ставили, из него лепили скульптуру, а не его одевали в чужой костюм. Вот то, что бы мне хотелось пожелать.


Особая благодарность Муз. театру им. Станиславского и Немировича-Данченко за помощь в создании материала.



Фото Карина Житкова
==================================================
Все фото по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 07, 2018 9:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018050704
Тема| Балет, НОУ, Персоналии, Ольга Морозенко
Автор| Екатерина Попова
Заголовок| «НА БАЛЕТ ПОДСАЖИВАЕШЬСЯ, КАК НА НАРКОТИК». СОЛИСТКА НАЦИОНАЛЬНОЙ ОПЕРЫ УКРАИНЫ ОЛЯ МОРОЗЕНКО
Где опубликовано| © FW-DAILY
Дата публикации| 2018-05-07
Ссылка| http://fw-daily.com/na-balet-podsazhivaeshsya-kak-na-narkotik-solistka-natsionalnoy-operyi-ukrainyi-olya-morozenko/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Балет – один из самых красивых видов искусства, однако далеко не каждый знает, что стоит за этой красотой. Утонченная, нежная, хрупкая – героиня нашего интервью балерина Ольга Морозенко радует новыми проектами и свершениями. Глядя на нее, сложно поверить, что она успевает не только упорно работать над собой, но и воспитывать сына, а также заниматься образовательным проектом Balleroosha. Девушка поделилась с FWD тем, как выстоять в конкурентной среде, рассказала о балете как о спорте, успехе в карьере и о знакомстве с Сергеем Полуниным.

Оля, балет – это искусство «для избранных» или все-таки им может заниматься каждый?

Мы создали проект Balleroosha для всех, кто мечтает о балете, вне зависимости от возраста, природных данных, уровня подготовки и образа жизни. К нам приходят, чтобы побеждать себя, тренировать волю и тело, узнавать о балете и великих артистах, реализовать детскую мечту.

На большую сцену могут попасть лишь избранные – это правда. Те, кто, как и я, посвятили балету большую часть жизни. Но если вы любите балет всем сердцем, вы можете заниматься им вне зависимости от чего бы то ни было.

И много желающих учиться балету?

Когда мы задумывали проект Balleroosha с моим партнером Ксаной Нечипоренко, то даже представить не могли, как стремительно он будет расти и развиваться! На наших образовательных лекциях уже побывали сотни слушателей, а в студиях занимаются балетом 50 удивительных девушек и парней всех возрастов. И это только начало пути, у нас большие цели.

Говорят, что балет помогает раскрепоститься. Скажите, в чем это проявляется, ведь это такая колоссальнейшая нагрузка.

Начать заниматься балетом в любом возрасте – это войти в зону дискомфорта. Но если вы готовы принять этот вызов, то сможете преодолеть любые препятствия в жизни, в бизнесе, в семье, в чем угодно. Балет очень организовывает и раскрепощает, потому что дарит уверенность в себе и тренирует силу воли.

Любой девочке с 5-6 лет я рекомендую заниматься танцами, не обязательно балетом. Это самый красивый путь к пониманию, что такое труд и здоровое тело. Но я верю, что не поздно начать в любом возрасте.

В Balleroosha есть и детские классы?

Да, это мое вдохновение, самые честные ученики. Я начинала карьеру педагога именно с малышами. Сейчас мы ведем деток до 10 лет, готовим их, закаляем, знакомим с трудом, воспитываем выносливость, помогаем раскрыть талант. К 10 годам ребенок сможет принять решение, нравится ли ему искусство балета, и если «да» – легко поступить в балетное училище.

Можно ли с детства определить предрасположенность ребенка к балету?

Да, но моя практика показывает, что способные девочки порой сдавались и, наоборот, кто-то компенсировал талант трудолюбием. Ведь, когда ты приходишь в 10 лет в училище, выбирая такую профессию, ты еще не понимаешь до конца, на какой труд себя обрекаешь в профессии. А вот в 13-14 лет решение принимается уже осознанно и родителями, и детьми.

Почему в 13 лет вы все-таки выбрали балет?

Я поступила в 10 лет в училище с мечтой о сцене, красоте балета, признании. Но за первые три года колоссального труда, боли, слез и переутомлений, поверьте, неизбежно возникает желание убежать. Почти у всех детей. Уже к 13 годам я поняла, что этот образ жизни приносит мне истинное удовольствие. На балет подсаживаешься, как на наркотик, просто не можешь жить без него.

Когда вы только начинали карьеру балерины, у вас были примеры для подражания, кем вы восхищались?

Мы часто ходили в театр по специальным пропускам, и, естественно, у нас были кумиры: Алина Кожокару, сейчас она работает в Королевском балете, Елена Филипьева, народная артистка Украины, восходящая тогда звезда Денис Матвиенко. И еще я очень любила Анну Дорош, она прекрасно исполняла партию Жизель, я старалась не пропускать ни одного ее спектакля.

Судя по фильму «Черный лебедь», работа балерины – это сплошная конкуренция. Так ли это?

В фильме все утрировано, в нем мало правды. (Улыбается.) Никто из наших артистов балета и преподавателей не помнит битого стекла в пуантах. Конечно, есть живая конкуренция, ревность, но это нормально. К этому я стараюсь относиться с юмором.

Но хрупкая балерина должна обладать железным характером, ведь ее работа – кровь и пот, стресс и беспрерывные гастроли?

Да, это правда. Балерина должна быть очень выносливой, сильной, целеустремленной. Балетные люди всецело принадлежат искусству, и потому их отличает несгибаемый характер. На гастролях мы работаем без выходных, нас никто не может заменить, даже если температура 39 или сорвана спина, мы все равно выходим на сцену. Практически каждая балерина может поставить себе обезболивающий укол.

Как на самом деле питаются балерины?

Этот вопрос задают все. (Смеется.) Мы начинаем рабочий день в 10.00 балетным классом, независимо от того, есть спектакль вечером или нет. После репетиция 2-3 часа, потом маленький перерыв. Затем снова репетиция, и в 19.00, скорее всего, спектакль, станцевать 4 акта – колоссальная нагрузка! Поэтому завтрак для балерины – обязанность, иначе до вечера она просто не доживет. В обед – легкий суп или салат, потому что нельзя нагружать организм перед спектаклем. А вот после спектакля мы можем себе позволить картошечку фри и бургеры. (Улыбается.) Балерины очень много едят, это правда. При нашем графике и нагрузках, особенно на гастролях, поправиться мы не боимся, это практически нереально.

Как вы подзаряжаетесь в сложные периоды: во время гастролей или когда эмоциональный и физический фон на нуле?

Путешествия во время гастролей вдохновляют. Мы побывали практически во всех уголках земли, видели удивительные страны. Например, в Японии я была на гастролях 8 раз, это моя любимая страна, в которой уже сама могу быть гидом. Вдохновляет работа с профессионалами высочайшего уровня из других театров, это возможность поиска, творческой коллаборации.

И безусловно, любимый и родной зритель! Аплодисменты и цветы очень важны для артистов, это гораздо ценнее всех гонораров и титулов. Когда зал после спектакля встает и взрывается аплодисментами, это для нас главная подзарядка.

Балет – это тот же спорт. Наверняка есть особенности образа жизни в этом спорте, расскажите о них.

Да, главное – регулярно посещать занятия, не бояться трудностей и не жалеть себя. Balleroosha мы называем альтернативой фитнесу. Если надоело таскать гантели, приседать, бегать – приходите к нам танцевать. Это тяжелее, но эффективнее и интереснее в разы. (Смеется.)

Хорошо совмещать балет с плаванием, йогой, пилатесом – спина отдыхает. В балете мы задействуем такие группы мышц, о существовании которых вы даже не подозревали.

Скажите, как солистка Национальной оперы Украины, возможно ли полноценно реализоваться как балерина в Украине?

До некоторой степени возможно. У нас прекрасная школа, замечательные педагоги в театре, много хороших постановок. Но сегодня многие яркие украинские таланты уезжают за границу, и я могу их понять. Наш театр, к сожалению, не способен пока по разным причинам приглашать балетмейстеров из Гранд-Опера, Ковент-Гарден, Мариинского театра в Санкт-Петербурге, Большого в Москве, платить достойные гонорары артистам и т.д. Но это уже проблема государственного масштаба, а не конкретного театра.

Но на какой бы прославленной сцене мира ты ни танцевал, всегда нужно обязательно помнить, кто ты и откуда, кто тебя воспитал и выучил.

Ольга, а у вас есть любимые постановки и роли?

Люблю балеты «Спящая красавица», «Баядерка», «Коппелия» и свои роли в них. Моя кукла Коппелия, например, преподносит очень актуальный урок. В этом балете все как в жизни: принц влюбился в бездушную куклу, хотя рядом с ним была живая любящая женщина… Но потом его, к счастью, осенило. (Смеется.) Люблю этот спектакль, его поставил знаменитый Анатолий Шекера, бывший художественный руководитель балета, а его жена, балерина Стебляк Элеонора Михайловна, была его музой. Его уже нет в живых, а она по-прежнему ведет его постановки, воспитывает артистов, организовывает балетные вечера. По его постановкам у нас идут такие балеты, как «Спартак», «Ромео и Джульетта», «Лебединое озеро», и все это живет пока благодаря Элеоноре Михайловне. Именно она дала мне первую дорогу в жизнь, когда я пришла в театр, за что по сей день ей благодарна.

Вы добрые приятели с Сергеем Полуниным. Расскажите о том, какой он в общении и действительно ли так много и упорно работает над собой?

С Сережей мы знакомы со времен учебы в балетном училище, мы все жили тогда в общежитии и были как большая семья. Потом меня пригласили в наш киевский театр, а Сережа поехал учиться в Лондон. Он стал премьером Королевского балета в 19 лет – это вообще большая удача для артиста. Сережа – очень думающий артист. Он все время себя ищет, я его даже в чем-то ассоциирую с великим Нуриевым. Он не любит фальши на сцене, как и в жизни. Считает, что на сцену нельзя выходить, если ты не понимаешь роли, потому что лучше быть пустым, чем лгать. Естественно, как любому творческому человеку, ему иногда сложно справиться со своими эмоциями.

Но я горжусь Сережей. Мы ведь все немножко в балете рабы, как говорила Майя Плисецкая, подчиняемся какой-то системе: системе театра, гастролей, гонораров. А Сережа увидел мир балета совсем иначе благодаря своему труду, упорству, таланту.

Вы видели фильм «Танцы»? В нем вся правда?

Да, Сережа пригласил нас с мужем на закрытый показ его фильма в Киеве. Далеко не каждый артист может позволить снять о себе такой фильм. Мы дружим с его мамой, она действительно поддержала и направила Сережу в свое время. И сегодня он абсолютная звезда, особенно после выхода фильмов «Убийство в Восточном экспрессе» и «Красный воробей».

В жизни Сережа очень легкий, простой, открытый. При этом он выходит на сцену как настоящий принц, парень голубых кровей. Это восхитительно.

Расскажите, как пришла идея открыть школу балета Balleroosha? Как вы познакомились с вашим партнером Ксаной Нечипоренко?

Я в балете уже 19 лет, 11 из которых – в театре. У меня был насыщенный и очень яркий творческий путь, жизнь без балета я уже не представляю.

Но однажды я встретила свою любовь, вышла замуж и родила сына Мишу. Из декрета бегала на классы, репетиции, приходила в форму, чтобы вернуться на большую сцену. И однажды пришло понимание, что совмещать полноценную семейную жизнь и карьеру балерины невозможно, нужно выбирать. И я решила изобрести свой путь. Остаться в любимой профессии, но уже в другой роли.

Я понимала, что для этого придется многому научиться, и подала заявку в ASPEN, прошла отбор. Там я познакомилась с невероятными людьми, которые вдохновляют меня каждый день, мы стали очень дружны. Именно там у нас с Ксаной зародилась мечта создать совершенно новое образовательное пространство балета для взрослых и детей, которому пока нет аналогов в Украине. Ксана – очень талантливый стратег и менеджер, а я занимаюсь контентом, творчеством и образовательной программой. А еще у нас совершенно потрясающая команда, которую мы очень ценим.

Вы позиционируете балетную школу как принципиально новый образовательный проект, который реализуется в Украине. В чем ваша уникальность?

Мы верим, что занятия балетом могут повысить качество жизни и уровень радости каждого человека в любом возрасте. Я, как солистка Национальной оперы Украины, могу делиться уникальным опытом и знаниями не только как педагог, но и как состоявшийся артист балета – это очень важно, поверьте. Мы ценим индивидуальный подход во всем, потому в группах занимается до 10 человек, в современной студии в центре Киева.

Наша уникальность еще и в том, что мы стремимся рассказать о балете интересно и как можно большему количеству людей, ведем Facebook, Insta, помимо занятий проводим лекции о балете, фотосессии в театральных костюмах, выездные семинары, встречи со звездами…

Как проверить, подходит ли тебе балет в 30 лет, стоит заниматься или нет?

Для этого мы регулярно проводим пробные занятия, на которые всегда можно записаться. Это интересный опыт, очень рекомендую. Я рассказываю, что вас примерно ждет на первом курсе Balleroosha, показываю, чему мы научимся вместе, у нас можно прочувствовать атмосферу и испытать себя.

Когда я смотрю на успехи наших любимых учениц сегодня, мне просто не верится, что всего несколько месяцев назад они пришли на свое первое пробное занятие… Уже такие грациозные балерины – это моя гордость! Я, конечно, не даю им отдыхать абсолютно, через час занятий они уже даже не разговаривают. (Смеется.) Но они счастливы.


Фото: Ира Яковлева
======================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 08, 2018 11:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018050801
Тема| Балет, ТАГТОиБ им. М. Джалиля, Персоналии, Владимир Яковлев
Автор| Беседовала Нина Максимова
Заголовок| Владимир Яковлев: «В центре — театр, а мы все вокруг него крутимся»
Где опубликовано| © TatCenter.ru
Дата публикации| 2018-05-08
Ссылка| http://tatcenter.ru/rubrics/vladimir-yakovlev-v-tsentre-teatr-a-my-vse-vokrug-nego-krutimsya/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

О приглашенных звездах и новшествах фестиваля имени Рудольфа Нуриева, об историческом визите «летающего татарина» в Казань, а также о том, почему солисты других театров мира любят возвращаться в столицу Татарстана в интервью TatCenter рассказал художественный руководитель балета ТАГТОиБ им. М. Джалиля Владимир Яковлев.



— Афиша Нуриевского фестиваля каждый год складывается по-разному, что отличает нынешнюю программу?

— Фестиваль уникален уже потому, что он будет проходить тридцать первый раз подряд. В этом году весь культурный мир отмечает 200-летие Мариуса Петипа, в связи с этим мы готовим новую постановку «Баядерки», которой откроем Нуриевский фестиваль.

Этот балет идет с 1992 года, дважды мы его переделывали, потому что считаем, что такие шедевры должны с точки зрения зрелищности соответствовать времени, его эстетическим направлениям. Художники Андрей Злобин и Анна Ипатьева, которых мы пригласили как сценографов спектакля, уже долгие годы живут в Индии и настолько погрузились в эту культуру, что, как говорится, сам бог велел, чтобы они оформляли спектакль. Всю пышность, весь колорит этой страны мы постарались передать в постановке.

— В афише фестиваля «Баядерка» заявлена как премьера — речь идет об обновленной версии спектакля?

— Да, именно обновленной, и мы открыли некоторые купюры, которых не было в предыдущих постановках. Приурочили мы этот спектакль к юбилею Рудольфа Нуриева: 80 лет со дня рождения. Нуриев в свое время танцевал партию Солора. И его последней работой как руководителя и хореографа Парижской оперы стала именно постановка «Баядерки».

— Кто будет танцевать партию Солора на нынешнем фестивале?

— У нас в этом году «Баядерка» будет идти два дня подряд. Один спектакль полностью танцуют наши солисты: в роли Никии — Кристина Андреева, в партии Солора — Олег Ивенко, Гамзатти — Аманда Гомес. А второй — приглашенные звезды: Матильда Фрустье, балет Сан-Франциско, Игорь Цвирко и Анна Тихомирова, солисты балета Большого театра. Спектакль «Баядерка» наряду с «Лебединым озером» должен быть визитной карточкой театра, потому что это бесспорный шедевр, один акт теней чего стоит!

Еще одной особенностью нынешнего фестиваля станет приезд двух трупп: Санкт-Петербургского государственного академического театра балета Бориса Эйфмана и Московского академического Музыкального театра им. К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко.

Борис Эйфман — один из ведущих мировых хореографов — уже достаточно хорошо известен казанскому зрителю. На этот раз он покажет балет «Чайковский. PRO et CONTRA». А театр им. К.С.Станиславского представит три одноактных балета: «Сюита в белом», «Маленькая смерть», «Вторая деталь». Причем два из них будут идти в сопровождении нашего оркестра. Хотя в афишах заявлена фонограмма, но мы нашли возможность показать их именно с живым музыкальным сопровождением.

Впервые мы принимаем сразу две труппы, причем столь мощные и по составу артистов, и по техническому сопровождению. Эти театры будут представлять линию современной хореографии на фестивале.

— А классику зрители увидят?

— Конечно, в рамках фестиваля публика сможет увидеть и классику, и национальный балет «Шурале». Партию Шурале будет танцевать Руслан Савденов, которого многие поклонники балета в Казани хорошо знают: он долго работал в нашем театре, здесь и вырос как актер, но потом захотел попробовать себя на новой стезе и некоторое время работал в Перми, затем уехал в Тулузу. Приехав к нам на фестиваль, думаю, встретит немало почитателей. Роли Сююмбике и Былтыра впервые на нашей сцене исполнят солисты Мариинского театра Рената Шакирова и Тимур Аскеров.

«Лебединое озеро» представят солисты национального балета Мюнхена и Дрездена, и, естественно, наши солисты.

В «Дон Кихоте» в главных партиях зрители увидят артистов Национального балета Кубы Адиарис Асмейда и Тарас Домитро.

В программу фестиваля вошел также балет «Ромео и Джульетта». Это авторский спектакль нашего театра, поэтому, естественно, партии исполняют наши солисты: Кристина Андреева, Михаил Тимаев и другие.

— На нынешнем фестивале также анонсированы специальные программы…

— Да, в рамках фестиваля впервые пройдут встречи с балетными критиками «Ballet Talk/Разговоры о балете»: перед началом большинства спектаклей фестивальной программы в фойе театра все желающие смогут послушать лекции искусствоведов и задать им вопросы.

О своем опыте работы с Рудольфом Нуриевым на встрече со зрителями расскажет экс-солист и балетмейстер Парижской Национальной оперы, худрук балетной труппы Московского Музыкального театра им. К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко Лоран Илер.

В Доме актера пройдут встречи и кинопоказы, посвященные Рудольфу Нуриеву и искусству танца. В частности, будут показаны фильмы «Прощание с Родиной», «Танцующий в пустыне», «Визит», «Курбан-роман». Будут лекции, мастер-классы, живое общение… Вход на большинство мероприятий свободный. Так что нынче не только расширилась география, но и значительно обогатилась структура фестиваля.

— Солисты нашего театра регулярно завоевывают высокие награды. Какие добавились в копилку театра за последнее время?

— Наш танцовщик Коя Окава награжден журналом «Балет — душа танца» в номинации «Восходящая звезда», 30 апреля в Москве он получил этот приз. А балерина Аманда Гомес номинирована на соискание крупной международной премии «Бенуа де ля данс». Соперники ее — это Светлана Захарова из Большого театра, Юргита Дронина, она работает и в Гонконге, и в Английском Национальном балете. Конкуренция серьезная, пожелаем нашей балерине удачи.

Раз в два года телеканал «Культура» проводит проект «Большой балет», где уже принимали участие наши танцовщики — Кристина Андреева и Олег Ивенко в первом сезоне, позже — Мидори Тэрада и Коя Окава. В этом году приглашены Аманда Гомес и Вагнер Карвальо — еще один солист нашей труппы, родом из Бразилии. Летом у них начнутся соревновательные выступления, съемки, а осенью телезрители смогут увидеть битву балетных титанов.

— Часто ли артистов театра им. М. Джалиля приглашают как солистов в другие театры? И отпускаете ли Вы их?

— Да, приглашают и не только в театры. Наш солист Олег Ивенко сыграл главную роль в фильме о Рудольфе Нуриеве британского режиссера Рэйфа Файнса «Белый ворон». Когда к нам приезжала отборочная комиссия, я им сразу сказал, что лучшего кандидата на эту роль они не найдут. Они ответили, что верят мне, но по правилам обязаны провести кастинг в разных театрах мира. И когда отснятый видеоматериал показали таким специалистам, как Наталья Макарова, Михаил Барышников, которые хорошо знали Рудольфа Нуриева, то они сошлись во мнении, что действительно Олег Ивенко больше всех подходит для этой роли.

Я артистов отпускаю, когда есть возможность, даже считаю, что это необходимо, чтобы артисты ездили, танцевали разный материал, если, конечно, это не в ущерб репертуару нашего театра.

— Звезд на фестиваль им. Рудольфа Нуриева Вы приглашаете или они сами проявляют инициативу?

— Изначально приглашения идут от нас, потом многие хотят принимать участие вновь и уже сами выходят с инициативой, как, например, Матильда Фрустье: она работала в Парижской опере, сейчас в Сан-Франциско, и к нам приезжает уже в третий раз.
Но мы все же наряду с полюбившимися артистами всегда стараемся пригласить новых участников, которых публика еще не видела.

Одна из задач фестиваля — открывать для зрителя все новых и новых звезд балетной сцены. Сейчас для этого гораздо больше возможностей, чем в самом начале пути, когда мы начинали скромно, как фестиваль классического балета, — не было еще ни международного статуса, ни имени Рудольфа Нуриева.

— К слову, идея присвоить фестивалю имя Рудольфа Нуриева в том далеком 1992 году принадлежала Вам?

— Эту идею высказал директор нашего театра Рауфаль Мухаметзянов, а Рудольф Нуриев сразу согласился. Он тогда приезжал к нам и дирижировал балетом «Щелкунчик» и сюитой Сергея Прокофьева из балета «Ромео и Джульетта». Руководство театра обратилось с просьбой разрешить присвоить форуму имя танцовщика. Мы рассматривали Рудольфа Нуриева как нашего полпреда на мировой балетной арене, потому что тогда ему, конечно, было гораздо проще пригласить кого-либо из зарубежных артистов к нам. Но, к сожалению, через полгода Нуриева не стало.

— Владимир Алексеевич, во время того визита Рудольфа Нуриева в Казань, какое впечатление он произвел на Вас?

— Я приехал учиться в Вагановское училище в 1961 году, как раз когда Нуриев сделал свой знаменитый «прыжок в свободу». В здании все было завешано фотографиями великих артистов, но его среди них, конечно, не было, да и имя было под запретом. Но скрыть его совсем от нас было невозможно, потому что приезжали студенты из разных стран, привозили балетные журналы, и со временем мы узнали про этого танцовщика. А впервые его красивый портрет я увидел на квартире моего педагога Николая Зубковского. Его жена Нинель Кургапкина была единственной балериной в нашей стране, кто сохранил тайные контакты с Рудольфом Нуриевым. И не случайно на свой последний спектакль — «Баядерку» — он пригласил именно ее как ассистента.

Много мы слышали о взрывном характере и непредсказуемости этого человека, и психологически я был готов встретить именно такого Нуриева, настраивал себя, что придется потерпеть, поскольку это мировая знаменитость. Но на самом деле все вышло не так.

Во-первых, для нас Рудольф Нуриев был, прежде всего, танцовщиком, великим актером, никакие личные особенности нас не волновали. И он, вероятно, это почувствовал. Мы окружили его теплом, он всегда был рядом с нами, много беседовали, смотрели спектакли. Я запомнил его мягким человеком со своеобразным юмором.

Хорошо помню, как мы встречали его на вокзале, прибыл поезд, мы стояли внизу на перроне, и увидели его, когда проводница открыла дверь вагона. Рудольф тревожным взглядом обвел весь перрон, видимо, ждал, что там будут стоять люди в черных плащах и шляпах, ждал провокации. Ведь когда он приехал к нам, статья предателя родины на нем еще висела, пусть и номинально. А потом мы взяли его, как говорится, под крыло, он понял наше отношение, и, на мой взгляд, во время того визита в Казань он был счастливым человеком.

Когда Рудольф Нуриев дирижировал балетом «Щелкунчик», помню, идут аплодисменты, он поднялся на сцену в первую кулису, и у него было такое счастливое лицо, одухотворенные глаза. И с какой радостью он выходил на поклоны. Мы продлили в каком-то смысле его творческую жизнь.

— Ведь перед этим он несколько лет уже не танцевал?

— Да, последний раз его приглашал Олег Виноградов, главный балетмейстер Мариинского театра, танцевать «Сильфиду». И когда Рудольф Нуриев приехал в Ленинград, директор нашего тетра Рауфаль Мухаметзянов предложил мне поехать туда и попытаться пригласить его в Казань. Но я отказался. «Кто такой Яковлев, он знать не знает, а вот если Вы поедете и скажете „Исэнмесез!“, он хотя бы голову повернет», — ответил я тогда. И действительно почти так и получилось. Я помог организовать эту встречу, благодаря опять же Нинель Кургапкиной. И, как рассказывал Рауфаль Сабирович, он поднимался по лестнице в Мариинском театре, где была назначена встреча, увидел через открытую дверь Нуриева, поздоровался по-татарски, а тот сразу повернулся и спросил «Ты кто?». Так и начался их разговор.

Потом они несколько раз созванивались, затем Рудольф на некоторое время просто исчез, не отвечал на звонки, и мы уже потеряли всякую надежду увидеть его. И вдруг звонок из Москвы, это был Владимир Вайс, дирижер, он был приглашен в Австралию на прощальное турне Рудольфа Нуриева и пообещал передать ему наше приглашение. Через месяц он сообщил, что Рудольф согласился и едет к нам.

— Владимир Алексеевич, как артисты нашего театра переживают фестиваль? Атмосфера в театре меняется в дни его проведения?

— Конечно, с приездом новых актеров в балетной труппе возникает приподнятость, чувствуется адреналин, есть и определенное соревновательное настроение в хорошем смысле слова. Скажем, если наш солист видит, как танцует ту же партию приглашенный артист, у него появляется стимул совершенствовать свое мастерство. Имидж фестиваля в балетном мире настолько высок, что сам факт его проведения пробуждает в наших артистах здоровый ажиотаж, труппа подтягивается.

— Для Вас лично время Нуриевскго фестиваля — это напряженная работа, репетиции, а когда идет спектакль, Вы в зале?

— Конечно, и не только во время фестиваля, но и всегда, когда идут спектакли, я обязательно смотрю. На гастролях я нахожусь за кулисами, а здесь я всегда в зале. Это связано с тем, что технике и команде сценического обслуживания в нашем театре я доверяю на 100%, поэтому могу смотреть из зала. Во время гастролей мы приезжаем в новые театры, и там такого доверия к команде, обслуживающей сцену, у меня нет, да и площадки каждый раз разные, требующие быстрой адаптации спектакля. Поэтому я должен находиться за кулисами, чтобы в нужный момент отреагировать и принять меры, дать указания танцовщикам.

Зрительское наслаждение получаю только на чужих спектаклях, а вот смотреть свои — удовольствие ниже среднего, потому что вижу ошибки, недочеты, нервничаю, вскакиваю, ухожу за кулисы, потом возвращаюсь обратно. У меня и место в зрительном зале такое, чтобы я мог выбежать, не мешая зрителям.

— Вы как человек, который много лет танцевал, во время просмотра спектакля чувствуете, как внутри просыпается танцовщик?

— Конечно, и ноги напрягаются, и руки «просятся» в движение, каждую партию «протанцовываю» вместе с актерами, но свою эмоциональную волну стараюсь держать в себе, не выплескиваю ни на актеров, ни на педагогов.

— Спектакли Нуриевского фестиваля будут идти еще и летом для гостей Чемпионата мира по футболу. А Вы не пойдете на матчи как зритель, как болельщик?

— Если откровенно, я со спортом не дружу. Могу посмотреть по телевизору знаковый матч сильных команд высокого уровня. Владение мячом, шайбой — это ведь тоже искусство. Но ажиотаж фанатов мне абсолютно не понятен.

— Вы создатель хореографического училища, как Вы сегодня оцениваете казанскую школу?

— Выпускники училища сейчас составляют основу нашей балетной труппы. Скажу так: театр, он был и до нас, а вот то, что мы создали училище, по инициативе директора театра Рауфаля Мухаметзянова и моей, это стало основой балетной труппы. Это был период, когда система образования в России рушилась, и спасение утопающих стало делом рук самих утопающих. Я понял: чтобы театру выжить, надо создавать свое училище. Конечно, мы не собирались отказываться от приглашения танцовщиков из других городов, но базис закладывали своими силами. И я с трудом представляю, как бы мы жили без училища. Сейчас приглашаем выборочно: в этом году, например, я беру одного мальчика и одну девочку.

— Важен и обратный процесс — переход в статус педагогов актеров, завершивших карьеру.

— Безусловно, ведь для многих актеров по завершении карьеры самый болезненный вопрос: что делать дальше? А в училище они могут передавать свой опыт и оставаться в профессии. Связь «училище-театр» очень важна.

— В каждом творческом коллективе есть свои принципы. На каких внутренних скрепах держится балетная труппа театра в Казани?

— Я всегда говорю актерам, особенно молодым, если артисты Большого театра или Мариинского допустят ошибку, им простят. А нам никто не простит, поэтому мы должны работать на все 100%. Главное, что цементирует театр — это дисциплина. Если на гастроли назначен отъезд на 8−30, то мы должны отъехать именно в этом время, а не в 8−32. Если человек не понимает этого, мы наказываем.

— Как?

— И финансово, а можем и отправить с гастролей домой раньше времени, скажем, за опоздания на репетиции. Люди у нас привыкают работать в полную силу, на пальцах надо стоять высоко, на репетиции надо приходить вовремя. На гастролях мы приезжаем каждый день в новый театр. Иногда 500 км надо ехать, потом сразу отзаниматься классом, провести репетицию, успеть опробовать площадку и провести спектакль, причем так, чтобы и первый спектакль гастролей, и последний были одинакового уровня. Всякий раз надо быть на высоте. Именно благодаря дисциплине и собранной работе, мы уже более четверти века регулярно выезжаем на гастроли и не имеем ни одного замечания. Успех достигается через труд: репетиции, спектакли и строгая дисциплина.

— Часто можно слышать про натянутые отношения и высокую конкуренцию внутри театральных трупп.

— Внутренняя атмосфера балетного коллектива — второй очень важный момент. Актеры должны понимать, что уровень спектакля зависит от всех и каждого: если солист великолепно прыгает и крутит фуэте, а кордебалет кривой-косой, то впечатления не будет от спектакля. И в начале работы мы с директором театра вернули высокий статус кордебалета. Я могу пригласить солиста из другого театра, но пригласить труппу из семидесяти человек — нет. Только здесь может сформироваться кордебалет как единый организм.

Так как мы изначально стали приглашать солистов высокого уровня из других театров, это сразу подняло статус наших солистов. Это стало нормальным явлением для театра, и отношение к приглашенным артистам у нас очень человечное, добросердечное. Наши актеры помогают приезжим, показывают нюансы наших постановок, часто добровольно приходят на репетиции, потому что понимают, что и их творческое благополучие зависит от общей ситуации в театре.

Я всегда говорю артистам, особенно молодым, что для нас в центре — театр, а мы все вокруг него крутимся, и я, и солисты, и кордебалет, и все остальные. Актеры, которые много ездят на фестивали и как приглашенные солисты в разные театры, они всегда отмечают творческое отношение всех членов нашей труппы к общему делу. И именно из-за этого многие именитые солисты любят к нам возвращаться, потому что знают, что здесь их ждут, и по-человечески, и с профессиональной точки зрения.

Беседовала Нина Максимова
Фотографии из личного архива Владимира Яковлева

===============================================
Фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 08, 2018 11:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018050802
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Андрей Меркурьев
Автор| Ирина Лазарева
Заголовок| Андрей Меркурьев: «Быть великим не на словах»
Где опубликовано| © газета "Берег" №31 (2203)
Дата публикации| 2018-05-08
Ссылка| http://www.bereg.vrn.ru/31234.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Артист балета, имя которого упоминают в одном ряду с лучшими и которого выбирают в партнеры знаменитые балерины Светлана Захарова и Диана Вишнева, побывал на гастролях в Воронеже. Андрей Меркурьев выступил на фестивале «Воронежские звезды мирового балета».

Свои традиции, стиль, вкус

– Андрей Николаевич, вы поставили спектакль на музыку Арнольда Шенберга. Расскажите, почему вы остановились именно на этом композиторе?


– «Просветленная ночь» Шенберга – это не новая постановка, но для Воронежа – безусловно, премьера. Я освоил эту музыку два года назад на Дягилевском фестивале в Перми. Мне предложили поучаствовать в постановке, где один спектакль в разных стилях должны были поставить три хореографа. Но так получилось, что двое «отвалились», остался только я. Я решил, что полностью возьму на себя музыку, буду делать сам.

Взять музыку Шенберга было предложением фестиваля, а не моим желанием. Но теперь, я не скрываю, эта музыка стала для меня родной. Я без нее не могу. Я могу лететь в самолете, ехать в автобусе – и снова и снова слушать этого композитора. У этой музыки есть какая-то своя энергетика, своя жизнь, что-то такое родное, из-за чего я уже не могу убрать ее из своей жизни.

– А как вы искали образы для балета? Что можете сказать о воронежской труппе?

– На самом деле «Просветленная ночь» Шенберга для музыкантов обязательна к прослушиванию. Это как обязательный минимум в школе по литературе. Есть даже история, рассказывающая, о чем эта музыка. Но я ее не придерживался, а искал свои образы, чтобы у меня получился свой сюжет.
Да и не нужно это. Когда я ставлю спектакль, я не смотрю других хореографов, потому что есть риск, что ты захочешь взять что-то себе. А так передо мной пустой лист, я иду вперед интуитивно. Сначала есть только музыка, затем ставится хореография, и только потом рождается сюжет.
Если говорить об артистах, то я не делю их на столичных и провинциальных, тех, кто работает немного лучше, и тех, у кого получается хуже. Я ценю желание работать и совершенствоваться. У воронежской труппы это есть. Они могут и готовы работать много, хорошо и интересно.

«На сцене я артист-актер»

– Артист балета Сергей Полунин как-то сказал: «Классический балет мертв, а в современном – не происходит ничего интересного». Вы согласны с этим высказыванием?


– Полунин какое-то время проработал в Лондоне, он видел много классической и современной хореографии. Возможно, ему что-то наскучило. Он говорит со своей колокольни. Но если разбираться глубинно, с оглядкой на жизненные обстоятельства, то, наверное, мы найдем этим словам какое-то объяснение. Я говорю об ударах судьбы, скандалах вокруг его имени… Я, например, тоже нередко, когда даю интервью, говорю, что в театре непросто, что все время приходится что-то доказывать. Меня знает весь балетный мир, но мне каждый день приходится доказывать, как мальчишке, что я могу быть конкурентоспособен. Это, само собой, заставляет переживать, волноваться, ругаться… В такие моменты ты, естественно, можешь что-то ляпнуть, за что потом зацепятся, вот как с этой фразой. Просто если ты хороший артист, то тебе всегда есть что сказать – со сцены.

Нужно быть великим не на словах, а на деле. Сегодня часто путают талант и способности. Ногу поднимать – это не талант, это способность, природная. Тебя мама таким родила. Давайте это будем различать.

– Вы поработали со многими хореографами. Чья стилистика, эстетика вам наиболее близка?

– Я бы отметил работу с Аллой Сигаловой, благодаря которой я стал по-другому относиться к балету, по-другому его переживать, у меня складывалось впечатление, будто меня снимают в кино. Большое влияние на меня оказала семейная пара из группы NDT Соль Леон и Пол Лайтфут. Они доступным языком объясняют артистам, каким хотят видеть танец, на примере простых жизненных историй. Вот это две истории, которые перевернули мой мир, потому что я больше погружаюсь в актерское. Я себя ощущаю артистом-актером. Я люблю жить на сцене, не просто делать движения, а переносить на нее свой жизненный опыт. Со временем ты можешь все меньше сказать в танце, потому что спина уже не та, надо в более строгих рамках себя держать. А опыт жизненный, напротив, приобретается с годами, и актерская база наполняется.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 09, 2018 11:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018050901
Тема| Балет, , Персоналии, Геннадий Ледях
Автор| Оксана Крученко
Заголовок| Геннадий Ледях. Сибирский характер
Где опубликовано| © газета Вечерняя Москва
Дата публикации| 2018-05-09
Ссылка| http://vm.ru/news/490395.html
Аннотация|


Фото: Светлана Колоскова, "Вечерняя Москва"
Геннадий Ледях после концерта Московской школы классического танца


Танцор балета и балетмейстер Геннадий Ледях признается: он не мечтал о балетной карьере. Но у провидения относительно него, очевидно, были свои планы.
Таких людей, как Геннадий Ледях, без преувеличения — единицы. Талантов немало, герои есть, силачи, умницы, а он — все и сразу. Везунчик, каких поискать, и работяга, каких мало. Заслуженный артист РСФСР, премьер Большого театра в 50–60-х годах, балетмейстер, чьим постановкам рукоплескала Европа, Геннадий Ледях весной отметил 90-летие. Про таких говорят: он сделал себя сам.

— Я сибиряк. Сибирь мне до сих пор силы дает, — бывший солист Большого говорит о родине с придыханием. Кажется, еще чуть-чуть — и начнет декламировать стихи.

Геннадий Васильевич руководит Московской школой классического танца, учит детей хореографическому мастерству. 91-й год идет, а Ледях если заведет разговор о работе — не остановишь. Балет, балет, балет.

— Хотя я мечтал стать киноактером, — усмехается балерун. — С 10 лет пропадал в домах культуры. Все сам, родители даже и не знали, где я болтаюсь. Сам в кружки записывался, просился стихи читать в госпиталях, сам научился танцевать чечетку.

Когда мальца Генку спрашивали, что он умеет делать, тот отвечал: все! — Но видел я себя только в кино, — говорит балетмейстер. — Смазливый на мордочку был, и здоровье бычье. Спортом увлекался, Обь на веслах переплывал туда-обратно. А в балет случайно попал.

Балетное искусство талантливый Гена Ледях считал занятием несерьезным для мужчины. А с другом на пробы в открывшийся Новосибирский театр оперы и балета, куда набирали труппу, пришел из любопытства.

— Преподаватель спросил, умею ли я танцевать, — вспоминает балетмейстер. — Я и изобразил чечетку. Преподаватель оценил пластику и предложил остаться в труппе. Я согласился, думал, танцевать буду. А меня поставили к балетному станку. Шел 1945 год.

Попав в балетный коллектив, Ледях уже не мог отступить. Такой характер: только вперед, даже если трудно и не хочется. Потихоньку балетная карьера пошла вверх. В столицу танцовщик попал, уже имея успех у себя в Сибири. Поддался давлению артистов балетной школы Большого театра. Приехавшие в Новосибирск москвичи все подбивали амбициозного Ледяха: тебе в Москву надо, в Москву.

— Заявился я в столицу и оказался никому не нужен, — рассказывает Геннадий Васильевич. — Это я в Сибири был звездой, а тут и звать никак.

Но не был бы сибиряк Ледях сибиряком Ледяхом, если бы упал духом. Начал брать школу Большого театра штурмом.

— У меня же образования танцевального не было, никакой школы, — говорит именитый балетмейстер, — нужна была база. В начальные классы я не проходил по возрасту, а в старшие — по навыкам и мастерству. Тем более свободных мест не было.

Сейчас заслуженный артист с улыбкой вспоминает, с каким высокомерием матерые педагоги балетной школы смотрели на него, молодого и дерзкого. А кто-то и взглядом не удостаивал: не подходите, и все.

— Другие возмущались: куда вы лезете?! — вспоминает Геннадий Васильевич. — Вам поздно учиться. Но я ходил от одного преподавателя к другому. Печально это говорить, но помог несчастный случай.

Неожиданно позвонил один из педагогов. Его новость шокировала. Утонул танцор седьмого класса балетной школы... В группе великого балетмейстера Асафа Мессерера появилось свободное место.

— Страшно представить, что должен был умереть человек, чтобы состоялся я, — сокрушается 90-летний артист.

Учеба давалась непросто. Нужно было догнать остальных и перегнать. Характер же. Первое время, пока не решил проблему с жильем, молодой артист обитал в фойе школы при Большом. Дождется, пока все уйдут, и идет в пустой зал, к станку.

— Я видел, как великие мастера крутят фуэте по восемь оборотов, и решил, что тоже так должен, — продолжает рассказ Геннадий Васильевич.

Со временем озорной мальчишка, который, как сам сейчас признается, легко мог попасть в плохую компанию — беспризорник при живых родителях стал премьером Большого театра. Танцовщику Геннадию Ледяху аплодировали в 32 странах мира. В 70-е он возглавил Варшавскую балетную школу. Успех в Польше он имел потрясающий.

— Представляете, — смеется 90-летний балетмейстер, — после спектаклей мне, бывало, даже мужчины руки целовали! Ужас. Я такими проявлениями брезгую. Но нельзя не признать — успех был сумасшедший.

Детский балетный театр на базе Дворца культуры ЗИЛ в Москве Геннадий Васильевич открыл в 1982 году, а через десять лет — профессиональный хореографический колледж «Школа классического танца», тот самый, которым руководит до сих пор.

Дома 90-летнему балетмейстеру не сидится. Говорит, на диване у телевизора болеть начинает.

— Каждое утро я начинаю с контрастного душа, — говорит Геннадий Васильевич, — потом гимнастика. А вечером ложусь на иголки — на массажеры специальные. Один под голову, второй под поясницу.

Не уступает балетмейстер старости. Характер же.

СПРАВКА

В репертуаре Геннадия Ледяха: Филипп («Пламя Парижа»), Фрондосо («Лауренсия»), Базиль («Дон Кихот»), Вацлав («Бахчисарайский фонтан»), Меджнун («Лейли и Меджнун»), Принц («Золушка»), Евгений («Медный всадник»), Вакх («Вальпургиева ночь»), Франц («Тщетная предосторожность»), Колен («Коппелия») и другие партии. Он танцевал со всемирно известными балеринами: Ольгой Лепешинской, Ириной Тихомировой, Софьей Головкиной, Раисой Стручковой, Ниной Тимофеевой, Мариной Кондратьевой, Екатериной Максимовой и многими другими. На первом международном конкурсе артистов балета в Москве жюри присудило Ледяху специальный диплом — «Лучший партнер».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 1 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика