Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2011-08
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18086
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 27, 2011 6:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083210
Тема| Балет, Персоналии, Владимир Васильев
Авторы| Беседовала Ирина ФАЛЛАХА
Заголовок| Мне очень мало лет
Где опубликовано| журнал «Элита Татарстана»
Дата публикации| 2011 08 08
Ссылка| http://www.elitat.ru/one/1695/1312808349.jpg
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Этим летом в Татарском академическом театре оперы и балета под занавес 72-го сезона состоялась долгожданная премьера спектакля «Анюта» на музыку Валерия Гаврилина и по мотивам известного рассказа А. Чехова «Анна на шее». Хореограф и постановщик «Анюты», русский танцовщик-легенда ХХ века Владимир ВАСИЛЬЕВ вновь посетил Казань спустя 23 года. Он благословил свое творение, побывав на премьере возрожденного балета, а во время беседы с казанскими журналистами Васильев успел порассуждать о состоянии современного балетного искусства и раскрыть новые неизвестные грани своего таланта.



Владимир ВАСИЛЬЕВ, артист балета, хореограф, педагог

Владимир Викторович, в 1988 году вы выступали на сцене Татарского театра оперы и балета, с тех пор прошло немало лет, что-нибудь изменилось за это время?

– Часто смотрю по телевизору фестивали, которые проходят в вашем городе. Скажу, что сегодня Казанью можно гордиться, стало любо-дорого смотреть на ее внешний облик. А поглядите, какой у вас прекрасный театр! Видно, что артисты, которые здесь работают, искренне любят свой храм искусств. Качество театра определяет оркестр, хор и кордебалет – здесь с этим все отлично. Если говорить о приглашенных артистах, то сейчас это может делать любой театр – были бы деньги, количество приезжих солистов - не показатель. Гораздо важнее возможности собственной труппы. Это несмотря на низкие местные зарплаты… Я приехал и ужаснулся - как люди живут на эти деньги? Мало того, когда я спросил, посещает ли театральные постановки президент, правительство, в ответ услышал «нет». Вот вам и показатель отношения к культуре. Ведь это ваше национальное достояние! Республика должна им гордиться! И все, что создается на сцене, достойно всяческих похвал. Все основано лишь на любви и отношении к работе работников театра. Работают не на страх, а на совесть! Уйди эти люди, и мы будем нищими, духовно нищими! Дай бог, чтобы Татарский оперный театр был оценен по достоинству, и, главное, чтобы это понимало правительство Татарстана и чаще бывало на спектаклях.

Чеховская «Анюта», рассказанная балетным языком, вернулась в Казань, чтобы вновь покорить зрителей. А какую роль сыграл этот балет для вас?


– Очень люблю Чехова, потому что в его произведениях много оттенков, полутонов, неоднозначности и недосказанности, которая заставляет размышлять. И без волшебной музыки Валерия Гаврилина, которая точно соответствовала настроению чеховских героев, спектакля бы не получилось. Понимаете, до тех пор, пока я не влюблюсь в музыку, не ставлю балет. Сначала не мог поверить, что творчество моего любимого писателя можно выразить без слов. И когда услышал вальс Гаврилина, подумал: «Да ведь это просто обязано попасть на сцену!» Так родился сначала фильм-балет «Анюта», где в роли главной героини блистала Катя Максимова, она играла совершенно удивительно. Этот спектакль был создан в наше время командой талантливых людей: композитор Валерий Гаврилин, сценограф Белла Маневич… Мы приучали зрителей к тому, что искусство развивается, не стоит на месте, появляются оригинальные спектакли в новом необычном прочтении. Прошел год, и я получил предложение от Неаполитанского театра оперы и балета поставить «Анюту». За нее мне в Италии даже присудили премию «За лучший спектакль». Затем вся труппа Большого театра уехала в США гастролировать, и меня спросили, возможно ли за месяц, пока артисты основной труппы в отъезде, поставить спектакль. Так «Анюта» попала на отечественную сцену. Кто-то из классиков сказал, что в театре нет маленьких ролей, так вот, в этом балете нет маленьких ролей. Все персонажи своей игрой создают те самые полутона и тончайшие оттенки ностальгической атмосферы, которую литературным языком описал Чехов в рассказе «Анна на шее».



Когда вы занимаетесь балетными постановками, учитываете ли изменения, которые происходят в жизни и мировоззрении зрителей с течением времени?

– Эстетические вкусы и предпочтения у людей меняются постоянно, это неизбежно. Когда я ставлю один и тот же балет, но в разных театрах, обязательно переосмысливаю его. Мы все живые люди, все меняемся, и если игра артистов при этом «застывает» - грош ей цена. Я вовсе не сторонник той идеи, что если в театре что-то придумано, движения поставлены, то это раз и навсегда. Ничего подобного! Выразить одну и ту же мысль, движение, поворот головы каждый человек может совершенно по-разному. Я за живой театр. Когда приходят талантливые люди с неординарным мышлением, танцовщики и что-то начинают менять, я поддерживаю это. Если они выдумают какую-то новую мизансцену в балетной постановке, которая украсит, дополнит и оживит ее, буду им признателен. Потому что я против мертвечины, театр не музей.

Владимир Викторович, вы сказали, что изменения классическим постановкам только на пользу...

– Сегодня техника исполнения балетных танцовщиков усовершенствовалась и стала по-настоящему сильной лишь за счет смешения стилей и введения новых движений в классические спектакли. Я и сам часто предлагал новое прочтение старых постановок и придумывал оригинальные движения. Плохо, когда одна и та же однажды сочиненная, и даже очень удачная комбинация повторяется из номера в номер.

В ХХ веке жили и работали всемирно известные звезды балета, например, Марис и Андрис Лиепа, Рудольф Нуриев, Майя Плисецкая… Сегодня есть ли равные им?

– Ну как я могу знать, не все так просто. Вот раньше бывало, увидел одну танцовщицу, подумал, ах, какая талантливая девочка! Это же будущее нашего балета! А прошло два года, смотришь, где теперь эта девочка, чем она занимается? Отвечая на этот вопрос, боюсь ошибиться. Все может получиться, если у артистов есть терпение и искренняя любовь к своей профессии. К примеру, несравненная Галина Уланова стала мировой звездой не с бухты-барахты, это произошло только когда ей исполнилось 46 лет. Она много трудилась и набирала популярность шаг за шагом. Поэтому не могу взять на себя ответственность и озвучить выдающихся танцовщиков современности. Это очень сложно. Видел немало людей, которые прекрасно начинали строить балетную карьеру, подавали надежды, а затем исчезали.

А какое будущее, по-вашему, ожидает современное балетное искусство?


- Если бы знал, я бы собрал всех балетмейстеров и рассказал им! Бог его знает… Думаю, сегодня в театре стало мало искренних эмоций, души. Артисты танцуют, выступают с номерами, показывают отдельные упражнения. Часто эти движения и профессиональны, и красивы, но в то же время безучастны и поверхностны. Не люблю, когда артисты балета танцуют под музыку, а не с ней. Никто не знает, что нас ждет завтра. Внезапно появится гений танца, который перевернет все с ног на голову, и мы все обомлеем от восторга. Лишь одно могу сказать с уверенностью, классика никогда не умрет.

Владимир Викторович, последние 10 лет вы профессионально занимаетесь живописью, и сегодня все чаще говорят о вашем таланте художника…

- Я серьезно увлекаюсь изобразительным искусством, и оно занимает в моей жизни гораздо больше места, чем балет. У меня уже было 13 выставок. Живопись - это мое большое увлечение, пишу натюрморты и пейзажи, маслом и акварелью. Я не продаю мои работы, но случается, что их покупают. Один из портретов моей жены Кати Максимовой приобрел бизнесмен Борис Березовский за 40 000 долларов.

Возможно ли, что и в Казани пройдет выставка ваших картин?

- Может быть. Если поставим еще один балет, тогда к следующей премьере привезу в ваш город и выставку. У меня полно различных идей, планов и проектов. Некоторые замыслы буквально мучают меня в течение долгих лет. Есть множество балетов, которые я хотел бы поставить, например, «Луна и грош» по роману Сомерсета Моэма. Хватило бы сил и здоровья.

Вы очень разносторонний человек. Скажите, занятия балетом, живописью и поэзией, обогащают вас одними и теми же эмоциями, красками или поэзия дает вам одно, а балет что-то иное?

– Направления моего творчества действительно разные, но они необычным образом перекликаются во время постановки спектаклей. Это и танец, и музыка, и яркие декорации и либретто балета. Главное для меня связать воедино то, что я слышу, вижу и чувствую.

Вам не занимать энергии и жизнелюбия. Поделитесь, в чем секрет вашей молодости?

– Мне просто очень мало лет!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18086
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Фев 09, 2012 11:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083211
Тема| Балет, АРБ им. Вагановой, Персоналии,
Авторы| Вера ЧИСТЯКОВА, фото автора
Заголовок| Выпускной на сцене Мариинского театра
Где опубликовано| Газета "Танцевальный Клондайк" № 7-8(122-123)
Дата публикации| 2011 08 03
Ссылка| http://dancerussia.ru/publication/209.html
Аннотация|

18, 19 и 26 июня на сцене Государственного академического Мариинского театра прошёл выпускной спектакль Академии Русского балета им. А.Я. Вагановой. Спектакль состоял из трёх отделений: в первом отделении был показан фрагмент из балета «Конёк-горбунок» (картина «Дно моря-океана» (хореография Александра Горского, постановка и новая хореографическая редакция Юрия Бурлака); во втором учащиеся и студенты академии исполняли номера современных хореографов (Ильи Ларионова, Виктора Баранова, Константина Кейхеля), хореографию Мариуса Петипа, Юрия Григоровича, Константина Сергеева, Ростислава Захарова, Леонида Якобсона; в третьем был показан фрагмент из балета «Баядерка» (картина «В царстве теней»). Комментарии к действию представителю проекта «Танцевальный Клондайк» Вере Чистяковой дали Алтынай Асылмуратова (народная артистка России, художественный руководитель Академии Русского балета им. А.Я. Вагановой) и Юрий Бурлака (заслуженный артист России, балетмейстер).

- Отличаются ли чем-то выпускники этого года от своих предшественников?



Алтынай Асылмуратова: Я никогда никого ни с кем не сравниваю. Всегда есть только одно желание: максимально раскрыть профессиональные возможности учащихся. Мы пытаемся взрастить в учениках нашей Академии огромную любовь к балету, сделать так, чтобы без танца они не мыслили себе жизни – тогда у них будет желание постоянно работать и совершенствоваться, и их жизнь в профессии не окажется бессмысленной.

- Вы довольны тем, что увидели на сцене?

- Довольна. Те задачи, которые были поставлены – выполнены. Отнюдь не каждый год мы можем позволить себе включить в программу выпускного спектакля картину «В царстве теней» из балета «Баядерка». В этом году среди студенток выпускных и предвыпускных курсов есть достойные исполнительницы этой хореографии. В первую очередь, Ольга Смирнова (Никия, баядерка), а также Анастасия Асабен, Ирина Толчильщикова, Елизавета Каукина, Юлия Кабатова, Татьяна Горюшкина (исполнительницы вариаций).

- Программу выпускного спектакля утверждали Вы?

- Да. Но в подготовке этой программы приняло участие много людей. В первую очередь профессора, в классе которых обучались выпускники этого года: Л.В.Ковалёва и Б.Я. Брегвадзе. А также педагоги: М.А. Васильева, Т.А.Удаленкова, Г.Н. Селюцкий, В.С. Десницкий, К.Е. Заклинский, И.А. Ситникова, Е.А. Шерстнева, В.А. Сиротин, Л.Г. Постижева, Г.А. Еникееева, Е.Г. Порывкина, И.В. Новосельцев, А.В. Ильин, В.М. Баранов.

- Выпускники Академии уже получили предложения о работе из театров?

- Да. В основном приглашения поступили из Мариинского театра, Михайловского театра, Театра Балета под руководством Бориса Эйфмана. Ольгу Смирнову пригласили и Мариинский театр, и Большой театр.

- В этом году впервые в качестве хореографа к подготовке выпускного спектакля был привлечён Юрий Бурлака (к 140-летию Александра Горского он сделал постановку и новую хореографическую редакцию фрагмента из балета «Конёк-горбунок»). Ваши впечатления от профессионального сотрудничества?

- Самые приятные. Юрий Бурлака очень требовательный в работе, в нём есть полезная для учеников профессиональная суровость, при этом он интеллигентен и обходителен в общении.

- Планируется ли дальнейшее сотрудничество?

- Да, такие планы есть.



- Юрий Петрович, расскажите немного о сделанной Вами реставраторской работе. Какие документы были привлечены для воссоздания того хореографического текста, который зрители смогли увидеть сегодня?

Юрий Бурлака: Хореография «Конька-горбунка» знакома мне и как исполнителю и как хореографу достаточно давно. В юности я танцевал Па де труа из этого балета и со мною непосредственно работал Асаф Мессерер (исполнитель первой редакции Горского), позже для «Мастерской новой хореографии» в Большом (2004 год) я ставил па де катр «Ковры» из балета «Конёк-горбунок». На подготовительном этапе постановки для Академии Русского балета им. А.Я. Вагановой мною были изучены три редакции «Конька-горбунка» Александра Горского: я тщательно просмотрел те материалы, которые хранятся в методическом кабинете Московской государственной академии хореографии, и те материалы, которые были присланы мне из Гарварда. Если говорить о музыке – я пользовался своими личными музыкальными архивами – коллекцией музыкальных партитур, которую собираю уже около тридцати лет. Также мне очень помог Александр Троицкий (с которым мы работали вместе и при постановке балета «Корсар» на сцене Большого) – он предоставил мне материалы из нотно-музыкального архива ГАБТ. Декорации для постановки взяты из оперы «Садко», идущей сегодня на сцене Мариинского театра. Костюмы сделала художница Татьяна Ногинова, у которой уже есть опыт работы над старинными спектаклями, адаптированными к требованиям современной сцены (она художник по костюмам «Коппелии», идущей сегодня на сцене Большого театра).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18086
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 07, 2012 8:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083212
Тема| Балет, Театр оперы и балета Молдовы, Персоналии, Кристина Терентьева
Авторы| Наталья Сергеев
Заголовок| Кристина Терентьева: Спектакль — это живой организм
Где опубликовано| аllfun
Дата публикации| 2011 08 25
Ссылка| http://www.allfun.md/index.php?page=projects&id=1220454752&sid=1312545537&pid=24514
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Писать о балете — все равно, что танцевать об архитектуре. Его надо видеть и чувствовать. Балет — одно из тончайших искусств, и нужно такое же тонкое строение души, чтобы без слов понимать эмоцию движений тела. Но мир вертится на бешеной скорости, и мы вместе с ним, а на молчание в несколько актов уже не остается времени.

Про закулисье театра и жизнь танцовщиц нам расскажет Кристина Терентьева — прима-балерина Театра оперы и балета и заслуженная артистка Молдавии.




Что значит быть прима-балериной Театра оперы и балета?

Ответственность перед зрителем и перед собой. Говорят, что кордебалет, глядя на разных ведущих танцовщиков, где-то подтягивается, а где-то расслабляется. Неважно, сколько спектаклей я "отскакала" за день, их качество не может зависеть от настроения или плохого самочувствия, домашних проблем и усталости. Ведь зритель по нашему выступлению делает выводы об истории, уровне танца и культуры. Это тяжелый труд, но я рада, что оправдала и свои надежды, и чаянья своих родителей.

Родители сыграли важную роль в вашей судьбе как балерины?

Да, они с детства пытались меня приобщить к искусству: народные танцы, художественная гимнастика и, конечно, балет.

Насколько я знаю, стать примой — это вершина карьеры балерины. Куда дальше?

В этом году мы с мужем окончили Институт искусств, кафедру хореографии, так что уже можем пробовать себя как хореографы. Тем более что мне это очень интересно.



А что делают девушки, которые не стали ведущими танцовщицами?

Конечно, когда девочка идет учиться на балерину, она стремится стать лучшей. Но из личного опыта могу сказать, что без хорошего кордебалета, без танцовщиков, выступающих в первой линии, без того же гримера и швеи качественного представления не получится. Спектакль — это живой организм, в него вкладывают очень многое и очень многие.

Какую роль играет возраст?

Довольно сложно сказать. Мышцы, сухожилия, даже моральное состояние в каждом возрасте подготовлены в разной степени. В 17 лет тебе даже разогреваться не нужно, но с каждым годом ты яснее понимаешь, что тело надо разминать и уделять ему все больше внимания. Хотя в балете, как и в жизни, возраст у каждого свой.

Каков мир балета?

Зависит от человека, от того, как он на него смотрит. Подводные камни есть в любых профессиях, и, если думать только о них, трудностей не оберешься. Не надо оглядываться на свои или чужие промахи. Я стараюсь жить в профессии и этим облагораживать, поднимать искусство балета, насколько это возможно.

За кулисами плетут интриги?

Не могу сказать с уверенностью, что этого нет. Но если ты остаешься честным перед собой и перед другими людьми, интриги редко тебя касаются.

Получается, между балеринами дружба есть…

Конечно, общение адекватное, у нас дружный коллектив. Хотя, знаешь, бывают такие артисты, которые рассказывают, что у них в театре ведущие балерины с кордебалетом не общаются — мол, это другой уровень. Но неужели важнее статус, чем человеческие отношения? На гала-концертах совершенно другая картина. Когда ты видишь, что звезды мирового уровня настолько легки и просты в общении, то понимаешь, что чем большего человек добился, тем он спокойнее относится к статусу.



Ты многим пожертвовали ради карьеры?

Не могу назвать это жертвой. В детстве я успевала и погулять, и потренироваться, даже на художественную гимнастику время находила. Сейчас в личной жизни тоже все хорошо. Жертвуют, наверное, те, кому их дело не нравится. А я получаю удовольствие от того, что превозмогаю себя.



Что вы предпочитаете — классические постановки или современную хореографию?

Я люблю все. Но мне кажется, что артист балета не может быть только артистом балета — он еще и актер. А современная хореография дает возможность раскрыться в этом плане. Сыграть сцену сумасшествия в "Жизель" или сцену смерти Никии в "Баядерке", безусловно, удивительно, но когда ты можешь разыграть на сцене жизненные ситуации, зрители видят, что с нами происходят те же самые драмы. Это сильнее их трогает.

К тому же в современных постановках необязательно надевать пуанты и используются разные световые и музыкальные эффекты. Хореографы зачастую сотрудничают с модельерами, и костюмы могут быть умопомрачительными.



Ваш муж — коллега по ремеслу, ведущий танцовщик. Сложно ли работать в одной сфере?

Нам это, наоборот, помогает. Кроме того, что балет нас соединил, он теперь и укрепляет наш союз. Например, можно бесконечно обсуждать работу, хотя Алеша считает, что должно быть разделение отдых–труд. Очень важно и то, что выезды на гастроли совместные. Многие пары расстаются из-за долгой разлуки.

Вы гастролируете по всему миру. Где вам больше всего понравилось выступать?

Для публики каждой страны найдется место в сердце артиста. Но особо интересно наблюдать за ее реакцией в разных концах света. В Англии весь акт проходит в полной тишине, зато, когда опускается занавес, они тебя просто не отпускают. В Испании стучат и кричат. Америка свободна даже в этом: когда хотят, тогда и выражают эмоции, иногда даже перебарщивают. В Канаде было интересно работать: публика очень душевная, не ожидали.



Уверена, что вы сравнивали уровень культуры других стран с нашим. Не становилось обидно?

Смотря за какое поколение. Те, кто постарше, хотят пойти в театр со всей семьей, но из-за того, что цены на билеты подняли, не могут себе этого позволить. И это обидно, потому что должны быть какие-то скидочные системы для студентов и пенсионеров — как в Европе. Зато когда были дешевые билеты, молодежь говорила: "А я не хочу за 40 лей вести девушку в театр, лучше мы в кино пойдем".

У вас подрастает дочь. Вы видите ее в балете?

Честно сказать, нам бы хотелось, чтобы она сама сделала выбор. Данные у нее есть, и мы пытаемся ее развить в разных областях. У нас еще есть пару лет, чтобы подумать. Пока заветные слова "Я хочу быть балериной" не произнесены, а принуждать ее мы ни к чему не будем. Надеемся, она сама ко всему придет.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18086
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 04, 2012 8:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083213
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Иван Алексеев
Авторы| Татьяна Юрина
Заголовок| Иван Алексеев: «Совпадение с ролью - это огромное счастье для актера»
Где опубликовано| Информационно-аналитический журнал Parere.ru
Дата публикации| 2011-08-08
Ссылка| http://parere.ru/strategy/show/459
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Воронежский театр оперы и балета вырастил не одно поколение талантливых артистов. Но специфика провинциального театра такова, что рано или поздно самые одаренные и перспективные покидают его, получая приглашения в лучшие труппы мира. С одной стороны, есть повод радоваться за талантливого человека, получающего почти безграничные возможности для творческого роста. С другой стороны, жаль, что у нас становится одним хорошим артистом меньше, и в следующий раз мы сможем увидеть его уже только в ранге приглашенного солиста. Иван Алексеев, ведущий танцор нашей балетной труппы, пришел в воронежский оперный театр в 2006 году после окончания хореографического училища. И сразу стал заметен. Его оценил и легендарный хореограф Владимир Васильев, поручивший молодому актеру роли Студента в «Анюте» и Принца «Золушке». В 2008 году Иван Алексеев стал лауреатом II Международного конкурса имени Юрия Григоровича «Молодой балет мира», где заодно получил премию и в другой номинации - за лучшую современную хореографию. Последняя новость такова – Иван Алексеев приглашен в балетную труппу Большого театра. Эта информация и стала поводом для беседы с артистом.

На Вашем счету участие в нескольких важных конкурсах. Расскажите о них. Насколько важно для молодого артиста участие в такого рода представительных мероприятиях?

Первым таковым для меня был международный конкурс артистов балета имени Юрия Григоровича «Молодой балет мира». Это было в Сочи, в сентябре 2008 года. Параллельно шли два конкурса – исполнителей и хореографов на лучший современный танец, поставленный специально для конкурса. В итоге я занял третье место как исполнитель и получил специальную премию как хореограф - один из танцев, входивших в мою программу, я сам и придумал. Сам поставил – сам и станцевал (улыбается). Этот конкурс – моя удача, моя гордость. Очень сложной была подготовка к нему, она стоила неимоверных усилий. Но бывает так: долго и упорно готовишься, а выйдешь на сцену - и не хватает мизерной доли концентрации, чтобы станцевать наилучшим образом. Конкурс тем отличается от спектакля, что за две минуты нужно показать все, на что способен. Но в Сочи все прошло прекрасно.

Второй важный для меня конкурс был в 2010 году в Перми. Там потрясающий театр, имеющий связь с традициями петербургского балета, чем пермяки очень гордятся. Возможно, это третья балетная столица России. Так вот конкурс «Арабеск», проводимый в Перми, - один из самых престижных в мире, им руководит Владимир Васильев. И там я не прошел на третий тур. Я остался собой очень недоволен – как раз концентрации не хватило. Была сильная конкуренция, участвовало много корейских танцоров, которые обладают поистине сверхъестественной работоспособностью. Но, так или иначе, на этом конкурсе я почерпнул даже больше, чем на сочинском. Во-первых, была возможность увидеть работы других танцоров. Во-вторых, мы занимались с лучшими педагогами – это Вадим Писарев, художественный руководитель Донецкого театра оперы и балета, прославленный танцовщик, Маргарита Кулик, которая раньше была прима-балериной Мариинского театра, а теперь работает в Корее.

Участие и победа в конкурсах как-то повлияли на то, что Вас пригласили в Большой театр?

Безусловно. И вот в каком плане – когда готовишься к конкурсу, происходит быстрый творческий рост. Несколько месяцев работаешь, не жалея сил – и это не проходит даром никогда. Думаю, что не будь этих конкурсов, я бы не достиг нынешнего профессионального уровня, да и просто бы не решился подавать заявку в Большой театр.

Как случилось приглашение в Большой театр?

Я принял участие в конкурсном наборе. Информация о нем была на сайте Большого театра. Предварительный отбор происходил по анкетам, а затем меня пригласили на конкурс. Я очень рад, что получил приглашение, но о сути и содержании работы говорить пока рано – это принципиально иной профессиональный уровень и огромная ответственность.

Мне, как человеку непосвященному, думается, что набор в Большой театр в чем-то равносилен конкурсу. Так ли это?

Пожалуй, нет. Это же было не концертное выступление, а урок, посмотрев который можно что-то сказать о профессионализме танцора. И конечно это другая специфика. Мы там были более-менее все равны. А в конкурсах участвуют с одной стороны театральные артисты, а с другой - танцовщики, ориентированные преимущественно на конкурсы. Они обладают колоссальной техникой, отличными физическими данными, наработанной программой, но не совсем соответствуют театральному представлению об артисте, их с трудом можно представить в спектакле. Специфика другая. И театральному танцору бывает сложно с ними соревноваться.

На Вашем счету огромный список ролей, сыгранный на сцене воронежского театра оперы и балета. Есть ли среди них такие, которые особенно дороги Вам?

Есть. Пожалуй, это партия Студента в спектакле «Анюта», поставленном Владимиром Васильевым. Бывают такие стопроцентные совпадения с ролью, что не приходится ничего играть – это твой собственный образ и есть. И вот партия Студента из «Анюты» из таковых. Я ее буквально чувствовал. И на репетициях с Владимиром Викторовичем мне было очень приятно слышать его лестные отзывы о моей работе. Мне дорог этот спектакль. У меня были две замечательные «Анюты» в исполнении Татьяны Фроловой и Валерии Анциферовой. К тому же там прекрасная музыка Валерия Гаврилина.

Этот спектакль - настоящая радость для меня как для актера. Балетное искусство очень близко к ремеслу. Физическая нагрузка, концентрация и самоконтроль настолько велики, что о глубоком психологическом переживании, какое происходит у драматического актера, как правило, речи не идет. Но если роль оказывается близка, если случается вот это совпадение с образом, то играть такой спектакль – огромное удовольствие. Испытываешь невероятную свободу.

Недавний Платоновский фестиваль включал специальную программу «Шедевры современной хореографии» - таким образом мы увидели несколько интереснейших постановок, сделанных в остро актуальном ключе. В чем заключается различие между классическим балетом и современным, если смотреть с точки зрения профессионального балетного артиста?

В классическом есть четкое представление об идеальном исполнении – и это накладывает на артиста огромную ответственность. Есть каноны - и ты не имеешь права станцевать хуже. С другой стороны, такое чистое и строгое отношение дает возможность совершенствоваться. А в неклассическом балете больше свободы. Но если говорить о России, то у нас все-таки и современный балет основан на классическом танце. В Европе много трупп, артисты которых не имеют этой базы – и это совершенно иное направление балета. Современный танец невозможно сравнивать с классическим, это иная школа и абсолютная самобытность. Хороший пример - это украинская труппа Раду Поклитару. «Неоклассические» же спектакли – те, которые основаны на традиции, но включают современные элементы - тоже имеют свою прелесть: в них есть и свобода, они эмоциональны и максимально приближены к драматической выразительности. И вот мой танец «Двое», за постановку которого я получил одну из сочинских наград, мне очень дорог тем, что, танцуя, я чувствую себя совершенно свободным.

Расскажите же о нем…

Он был поставлен на музыку японского джазового композитора Кейко Мацуи. Идея в том, что в мире все двойственно и многозначно – и мои две руки олицетворяют двух людей, две половинки или раздвоенность, это уж кто что увидит.

Есть ли желание и дальше пробовать себя в качестве хореографа?

Есть. И для конкурса в Перми я тоже ставил собственный номер «Остры края у стрел минутных». Мы исполняли его вместе с женой. Он начинался четверостишием: «Все уже произошло однажды / Остры края у стрел минутных / Время - воздух, липкий, влажный / Не прожить сегодня дважды». Это рассказ о том, насколько время обостряет человеческие отношения и нашу жизнь.

Есть ли в балетном мире люди, чье творчество оказало на вас влияние?

Скорее, это некоторые партии, в которых артист себя наиболее ярко реализовал себя, сверкнул. Или определенные спектакли. Допустим, я очень люблю постановки Иржи Килиана. У него своя труппа в Нидерландах, но спектакли он ставит по всему миру, в том числе и в России. Моя любимая постановка – «Маленькая смерть» на музыку Моцарта. «Le petit mort» – это такое изящное французское выражение, означающее следующее: воин, возвращаясь домой, встречается с любимой женщиной, они занимаются любовью. И вот наступает высшая точка наслаждения, которую французы называют «маленькой смертью». Это потрясающий рассказ о красоте любви! Кстати, спектакль показали в Воронеже во время Платоновского фестиваля.

Как Вы оцениваете время, годы, проведенные в нашем театре?

Это была моя жизнь. Театр дал мне огромный репертуар, большой творческий рост и опыт. Я благодарен своим педагогам - Владимиру Ивановичу и Людмиле Ивановне Сычевым, Людмиле Ивановне Масленниковой и другим. Здесь я поработал с Владимиром Викторовичем Васильевым. И я с радостью вспоминаю эти годы и благодарен коллегам. Конечно, театр для меня стал родным и я надеюсь когда-нибудь еще станцевать здесь. Мне было интересно здесь работать, но наступает момент, когда хочется расти дальше.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18086
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Янв 02, 2018 8:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083214
Тема| Балет, Американский театр балета, Персоналии, Дэвид Холберг
Автор| Ольга Жарковская, искусствовед
Заголовок| Дэвид Холберг: Мечтаю стать творцом в танце
Где опубликовано| журнал "Светский Петербург" №11 стр. 28-30
Дата публикации| июль–август • 2011
Ссылка| http://www.svetskyspb.ru/files/issues/magazine12.pdf#page=30
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

ПАРЯЩИЙ ПРЫЖОК, БЕЗУКОРИЗНЕННАЯ ФИЛИГРАННАЯ ТЕХНИКА В СОЧЕТАНИИ С ЕСТЕСТВЕННОСТЬЮ И ПРИРОДНЫМ БЛАГОРОДСТВОМ, УМЕНИЕ НАЙТИ ИНДИВИДУАЛЬНОЕ ДАЖЕ В ОБЩЕМ НАБРОСКЕ, СЛЫШАТЬ МУЗЫКУ, УЛАВЛИВАЯ НЕ СЮЖЕТ, А НЕКУЮ ЧУВСТВЕННУЮ ИДЕЮ, – ЕГО ТАЛАНТ РАЗВЕНЧАЛ ОБЩЕПРИНЯТЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ТОМ, ЧТО ПУТЬ В КЛАССИЧЕСКИЙ БАЛЕТ НАЧИНАЕТСЯ В ДЕТСТВЕ И ПРОХОДИТ ЧЕРЕЗ ГОДЫ СТРОГОГО СИСТЕМНОГО ОБУЧЕНИЯ.



В детстве солист Американского театра балета Дэвид Холберг занимался джазовым танцем и чечёткой и лишь в 13 лет поступил в Аризонскую балетную школу в Фениксе. В 2008 году состоялось его первое выступление в России. Искушённые зрители и взыскательные критики были потрясены: уроженец Южной Дакоты Дэвид Холберг танцевал русскую классику так, как это умели делать лишь в России в эпоху «большого балета».

СП: С чем связан Ваш выбор профессии?

– С детства мне доставляло огромное удовольствие двигаться под музыку, чувствовать гармонию творчества, рождаемую единением мелодии и ритма с движениями собственного тела. Уже в 9 лет я решил, что буду танцевать. Музыка, будь то современные стили или классика, никогда не оставляла меня равнодушным, рождая желание экспериментировать, постигать новые жанры и направления танца. В Соединённых Штатах, в отличие от России, множество балетных школ, обучение в которых можно начинать в любом возрасте. Мой путь в профессию начался в Аризонской балетной школе, где на протяжении четырёх лет я изучал классический репертуар. В 1999 году поступил в балетную школу Парижской оперы, посещал курсы при Американском театре балета (ABT) в Нью- Йорке, в 2000 году поступил в студию при театре, а через полгода был зачислен в труппу ABT артистом кордебалета.

СП: Кордебалет – это обязательная ступень для становления солиста?

– Она очень важна: молодой артист набирается опыта и уверенности, учит различные партии, узнаёт манеру исполнения разных солистов, а затем, заслужив сольную партию, относится к ней с особой ответственностью. Солист всегда чувствует себя индивидуальностью и, не имея кордебалетного прошлого, рискует впасть в заблуждение, что спектакль создан исключительно для него. На самом же деле спектакль – это плод работы всей труппы: режиссёра, художника, артистов, монтировщиков, осветителей, костюмеров, бутафоров, гримёров.

СП: Балетный труд очень тяжёлый и изнуряющий...

– Безусловно, наша работа связана с физическими нагрузками и творческими переживаниями, но всё зависит от отношения артиста к своему делу. Для меня ежедневные занятия – как воздух, вода, пища, без которых невозможно существовать. Когда тело слушается меня, когда движения помогают раскрыть закодированные в музыке смыслы, обогащая её содержание и расцвечивая новыми красками – это состояние насыщает меня энергией, рождает гармонию, приносит духовное исцеление. Танец как любовь – в нём достигаешь вершин блаженства и страдаешь, гибнешь и вновь возрождаешься – им живёшь.

СП: Как Вы настраиваетесь на спектакль?

– Я знаю, что русские артисты верят в приметы, носят талисманы и обереги, причём часто это гвозди, выдернутые из сцены. Перед спектаклем все желают друг другу «ни пуха, ни пера», крестятся, стучат по дереву, колются острыми предметами – на удачу. Я не верю в приметы, но с уважением отношусь к своим коллегам, которые придают этому значение. Артисту необходим психологический настрой на спектакль, а каким образом он достигается, каждый решает для себя сам. Для меня важно прийти в театр заранее, вдохнуть воздух сцены, почувствовать её пространство и сконцентрироваться на роли, которую предстоит исполнить в этот вечер.

СП: Как строятся Ваши взаимоотношения с российской публикой?

– В России замечательные зрители, тонко чувствующие искусство и очень благодарные. В Уфе, когда после спектакля публике с цветами разрешили выйти на сцену, ко мне подошла пожилая женщина – она плакала. Меня потрясла её способность столь открыто и непосредственно воспринимать искусство. Петербургские балетоманы чрезвычайно образованы, обладают потрясающим вкусом и не терпят фарса на сцене классического театра. Мне очень импонирует такой серьёзный, вдумчивый подход к искусству.

В 2009 году в рамках турне «Короли танца» мы выступали во многих городах бывшего Советского Союза. Для меня было чем-то невероятным проехать на поезде практически по всей России, знакомясь с её традициями и людьми. Одним из самых ярких впечатлений от поездки стала темпераментная перебранка галёрки и партера в Одесском театре – чрезвычайно колоритная сцена!

СП: Вы оказываете поддержку молодым артистам, уделяете внимание благотворительности...

– С каждым годом, обретая жизненный и профессиональный опыт, расширяя границы творческой самореализации, я всё острее ощущаю потребность поддерживать тех, кто только начинает свой путь в искусстве. Молодому артисту необходим друг и наставник, готовый помочь советом и делом, дать вектор творческим исканиям, заставить поверить в собственные силы, вдохновить на развитие и совершенствование. Первым моим шагом на этом пути стало учреждение стипендии для поощрения молодых танцовщиков, обучающихся в школе Жаклин Кеннеди-Онассис Американского театра балета. Также я поддерживаю начинания международного балетного фонда «Открытый мир», основанного балериной, педагогом и моей бывшей коллегой по сцене Екатериной Щелкановой. Профессионалы балета и других танцевальных направлений находят в детских домах детей, мечтающих танцевать, и дают им возможность воплотить свою мечту в жизнь. Этот уникальный для России проект сейчас как никогда актуален и востребован, и я с удовольствием помогаю ему.

СП: Какой отдых Вы предпочитаете?

– Я много и часто путешествую и, конечно, скучаю по дому. Поэтому лучший отдых для меня – в родной семье, где можно расслабиться, на время забыть о балете и побыть самим собой: из прекрасного принца превратиться в обычного американца, выпить с братом бутылочку пива и поговорить о жизни. Общение с родителями помогает мне восстановить силы, придаёт уверенность, вдохновляет. Перемещаясь по миру, я стремлюсь узнавать культуру тех стран, в которых бываю. Сейчас изучаю русский язык и историю России и не перестаю удивляться глубине и красоте литературного стиля русских классиков, с которыми до сих пор не может сравниться никто из современных писателей.

СП: Каковы Ваши жизненные цели, мечты?

– В глобальном смысле цель жизни я понимаю как познание и совершенствование себя и окружающего мира. Мне хотелось бы стать творцом в танце, подобно композиторам, художникам, писателям, привносящим в мир частицу своей души и делающим его чуть лучше, красивее, добрее. Мечтаю стать инструментом в руках хореографа и создавать партии, позволяющие достичь максимального творческого самовыражения.

Редакция выражает благодарность за по- мощь в организации интервью Екатери- не Щелкановой, президенту международ- ного балетного фонда «Открытый мир»


Фото предоставлено Дэвидом Холбергом
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18086
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Янв 03, 2018 10:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083215
Тема| Балет, , Персоналии, Борис Эйфман
Автор| Наталья Кожевникова
Заголовок| Борис Эйфман:
Балет в России – больше, чем балет

Где опубликовано| журнал "Светский Петербург" №11 стр. 32-35
Дата публикации| июль–август • 2011
Ссылка| http://www.svetskyspb.ru/files/issues/magazine12.pdf#page=34
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

БОРИСУ ЯКОВЛЕВИЧУ ЭЙФМАНУ, НАРОДНОМУ АРТИСТУ РОССИИ, СОЗДАТЕЛЮ ПЕРВОГО АВТОРСКОГО ТЕАТРА В СОВЕТСКОЙ СТРАНЕ, ВЫДАЮЩЕМУСЯ ХОРЕОГРАФУ, ПОДВИЖНИКУ БАЛЕТНОГО ИСКУССТВА, ИСПОЛНЯЕТСЯ 65 ЛЕТ. МЫ ПОЗДРАВЛЯЕМ МАЭСТРО С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ И ЖЕЛАЕМ ЗДОРОВЬЯ И НЕИССЯКАЕМОЙ ТВОРЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ, СПОСОБНОЙ ГЕНЕРИРОВАТЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ИДЕИ И РАЗВИВАТЬ БАЛЕТНЫЙ ТЕАТР XXI ВЕКА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ.



СП: Перед тем, как возник собственный театр, Вы работали как хореограф-постановщик в Малеготе, в Кировском...

– До создания своей труппы в 1977, я ставил в Малом оперном «Гаяне», в Кировском – «Жар- птицу», 10 лет работал хореографом в училище Вагановой, поставил много одноактных балетов на сцене Кировского театра, многое делал на ТВ, в Ленконцерте, в балете на льду. То есть я постоянно находился в каком-то творческом тренинге, но, конечно, настоящая творческая жизнь началась, когда я создал свой театр.

СП: Ваши первые спектакли были бессюжетны, сейчас почти у каждого есть сюжет, причём основательный, но это всегда драма.

– Драматизм моих спектаклей идёт от попытки обратиться вглубь человеческой психологии, открыть её тайны, материализовать человеческие эмоции через пластику человеческого тела – языка удивительного. Реакции человеческого организма на боль, на радость, на горе и выражение этих реакций через жест, движения, тела, мимику были первоосновой общения, прежде чем люди начали говорить. И это сохранилось в человеческой памяти. Сегодня язык тела прошёл через цивилизованный период своего развития, после экстерьерного балета XIX века, в ХХ веке искусство балета обратилось именно внутрь человека, к его эмоциональным состояниям, даже освоило попытки какого-то человеческого психоанализа. Балет стал способен выражать глубинные психологические состояния, мысли, идеи наших современников. Так что сегодня балет может конкурировать с драматическим театром, с кинематографом.

А если говорить обо мне – в первую очередь это моя природа. В 13 лет я начал сочинять, в 16 у меня была уже своя компания, для которой я сочинял хореографию, и первые же мои постановки были обращены к драматическим сюжетам, конфликтам, характерам.

СП: На чем основана хореография Бориса Эйфмана?

– В XIX веке искусство классического танца достигло своего апогея. XX век, особенно в первой половине, посвятил себя танцу модерн и свободной пластике, освобождению от классической техники. Сегодня, на мой взгляд, и классическая техника, и техника танца модерн – уже анахронизм, в этих рамках невозможно удивить и двигаться дальше. Поэтому для меня нет каких-то приоритетов в использовании одного стиля танца: я предпочитаю быть независимым и, владея всем арсеналом технических средств современного балетного театра, просто двигаюсь в своём развитии и не думаю, через какую технику я смогу выразить ту или иную эмоцию или мысль. И получается, что один спектакль ближе к неоклассическому танцу, другой – к модерну, а бывает, вообще не вписывается ни в одну из систем. Бывает, начинаешь какой-то спектакль, и музыка или герои твоего балета выводят на ту или иную стилистику. И это истинное творчество, Богом данное, и способность мыслить, выражать мысли через хореографию, генерируя эмоциональную энергию, которую даст спектакль, танец тысячам людей, – это привилегия и большая радость.

СП: По каким параметрам отбираете танцоров, и чего требуете от них?

– У нас завышенные требования к актёрам – они должны быть молодыми, высокими, стройными и талантливыми. И главное – профессиональными. Потому что профессионализм – это, в первую очередь, владение языком классического танца – языком школы. К сожалению, дилетантство сегодня просто прёт из всех щелей. Летом в нашем замечательном городе «Лебединые болота» заполоняют сцены разных театров, и это стыд и позор, это агрессивная политика дискредитации такого супербренда, которым является русский классический балет. Наши великие предшественники работали, чтобы получить мировое признание и любовь к русскому классическому балету. И сегодня дискредитировать это достояние очень опасно, это может привести к уничтожению понятия «русский классический балет». Так вот, профессионализм – это великая вещь, это база, основа для дальнейшего совершенствования искусства. И, конечно же, это способность через тело донести эмоцию, мысль, идею хореографа. Интерпретатор идей хореографа – это великая миссия для артиста балета, потому что хореограф без артиста – никто. Наш театр постоянно находится в поиске, задачи всё время становятся более сложными для артистов балета, и чтобы их решать, нужна не только техника, но и интеллект, способность к ассоциативности, нужна энергетика и способность быть лицедеем, который может «лицедействовать» посредством движения тела.

СП: Расскажите о перспективах развития театра.

– Наша цель – создать новый балетный репертуар современной России. Мы внимательно следим за тем, что происходит в мире, и я с большим уважением отношусь к мастерам мирового балета, но мы не копируем западные образцы современной хореографии, активно развиваем, раздвигаем возможности русского балетного театра, сохраняя традиции, всё ценное, что было создано нашими великими предшественниками. Если можно сказать, что Петипа – кульминация русского балетного театра XIX века, Григорович – кульминация русского советского балетного театра XX века, то наш театр – в какой-то степени квинтэссенция того, что может дать современный русский балетный театр в нача- ле XXI века. Говорю без ложной скромности, потому что, к сожалению, этим никто больше не занимается. Это важная миссия и очень большая работа.

СП: Вы не только создаёте балеты, но генерируете крупные проекты...

– Мы строим Академию танца, школу нового типа, в которой будут воспитываться профессиональные танцовщики. Мы надеемся создать такие условия, чтобы дети развивались, чтобы они в первую очередь полюбили это искусство, чтобы они стали не только профессиональными танцовщиками, но интеллектуалами, образованными людьми, чтобы появилась новая генерация лидеров балетного искусства.

А второй проект – это Дворец танца. Это не театр для Бориса Эйфмана, но театр танца для всех, кто любит это искусство. Я надеюсь, что в этом театре с раннего утра до поздней ночи будет гореть свет и люди будут заниматься искусством танца разных направлений. Надеюсь, что именно в этом храме танцевального искусства появятся новые личности, хореографы, которые будут развивать дальше то направление, которое мы проповедуем в нашем театре.

Мы не знаем, когда мы станем мировой лидирующей державой в нанотехнологиях или экономике. Но мы были лидерами в музыкальном, балетном искусстве. Мы обязаны сохранить то, что имеем. Материальные ценности мы храним в музеях, а то, что в душах людей мы имели, мы не храним. Да, это невозможно измерить, положить на полочку, повесить каталожный номер. Но это было в советских людях. Был период трудный, многое разбросало, но уже пора камни собирать. Я как хореограф говорю о своём искусстве – это особое искусство в России, элитарное искусство. «Балет в России – больше, чем балет».

СП: Вы поставили новый спектакль «Я – Дон Кихот». Вы отождествляете себя с этим рыцарем?

– В 1994 году я поставил балет «Дон Кихот, или Фантазии безумца». Но прошло уже много лет, я многое пересмотрел в своём творчестве. И мне захотелось вернуться к этому спектаклю. Спектакль получился новый по духу. В нём есть классическая красота и очень современная душераздирающая идея личности, борьбы личности за то, чтобы состояться. Обычно у меня рвутся страсти в клочья, и трагическое выражено открыто эмоционально. А тут получился спектакль, где очень много юмора, иронии, притчевости. Всё время смеёшься, но потом понимаешь, что прожил вместе с героем трагическую судьбу. Каждый художник в какой-то степени Дон Кихот, потому что через искусство он пытается сказать людям то, чего они не видят, поскольку потеряли чувство истинности. Это спектакль о Творце с большой буквы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Страница 7 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика