Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2013-04
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 11, 12, 13
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 11, 2013 11:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013043110
Тема| Балет, Детская школа искусств (Ноябрьск), Персоналии, Екатерина Крысанова (БТ)
Автор| Валерия ПОПОВА
Заголовок| Взлететь над сценой //
Урок хореографии ноябрьским танцорам преподала
прима-балерина Большого театра Екатерина Крысанова

Где опубликовано| © газета "Северная вахта" № 70 (5375)
Дата публикации| 2013-04-20
Ссылка| http://sv-gazeta.ru/watch/?vypusk=4427
Аннотация|



Как не создать себе кумира, если после многих лет изнурительных репетиций, взлетов и падений в твой класс входит прима-балерина Большого театра…
Она оценивает, как ты научилась выполнять сложные па и ассамбле, поправляет тебя, советует, как отточить движения.


О визите заслуженной артистки Республики Северная Осетия -Алания, лауреата международных конкурсов Екатерины Крысановой воспитанницы детской школы искусств еще долго будут взахлеб рассказывать родителям и одноклассникам. Занятие длилось около двух часов (ничуть не меньше стандартного балетного урока), за это время прима повторила с девочками большинство канонов классической хореографии.

Занятия в классах всегда проходят на износ – по три, а порой и по семь дней в неделю. Искусство требует. Но по хрупкой комплекции начинающих балерин не скажешь, что ежедневно они терпеливо переносят тяжелую физическую нагрузку. Екатерина Крысанова показала много сложных упражнений, но девочки не подавали вида, что устали, они ловили каждое ее слово и повторяли даже мимолетные движения звезды большой сцены.

Темп прима задавала не быстрый, не требовала от девочек невозможного, тем не менее сами комбинации оказались для учениц новыми. Стоит отметить, что во время занятия в зале был аншлаг: совсем юные балеринки, более взрослые воспитанницы и преподаватели очарованно наблюдали за происходящим. Более того, преподаватель подсказывала взволнованным балеринам, как правильно выполнить очередное движение у станка. После разогрева девочки уже вошли в общий ритм и часть занятия провели на импровизированной сцене в центре зала. Они почувствовали, как языком тела можно передать свой внутренний монолог зрителю.

– В свое время мне очень хотелось, чтобы в наш балетный класс пришла какая-нибудь прима балерина и провела с нами урок или хотя бы просто поговорила, – вспоминает Екатерина Крысанова. – Наверное, у профессионалов в Москве, к сожалению, нет на это времени, ритм столицы совсем иной. Хотя я считаю, что подобная практика выездных занятий – это здорово. Девочкам интересно, чему я могу научить, а мне - посмотреть, что они умеют.

Более подробную информацию о гастролях артистов Мариинского и Большого театров читайте на страницах «СВ» в следующий четверг.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 11, 2013 11:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013043111
Тема| Балет, БТ, МТ, Гастроли в Ноябрьске, Персоналии,
Автор| Валерия ПОПОВА, ФОТО Вячеслава ОВЧИННИКОВА
Заголовок| Величественное антре
Где опубликовано| © газета "Северная вахта" № 73 (5378)
Дата публикации| 2013-04-25
Ссылка| http://sv-gazeta.ru/velichestvennoe-antre/
http://sv-gazeta.ru/watch/?vypusk=4833
Аннотация| ГАСТРОЛИ

Два крупнейших храма балетного искусства – Большой и Мариинский театры – всемирно известные культурные символы нашей страны. Благодаря акции ООО «Газпром добыча Ноябрьск» выступление артистов главных академий танца стало возможно в нашем городе.


Сложные поддержки Анастасии Губановой и Александра Смольянинова подчеркнули строптивый дух Испании. ФОТО ВЯЧЕСЛАВА ОВЧИННИКОВА

Это событие поистине внесло культурный резонанс в жизнь Ноябрьска. ЦД «Нефтяник» был полон зрителей, среди которых присутствовали как искушенные ценители балета, так и те, для кого такой вид искусства был в новинку. Но равнодушной публики точно не было – даже маленькие дети пяти-семи лет, сидя на коленях у мам, с интересом наблюдали за происходящим.

Программа выступления представляла собой попурри – публика увидела в профессиональном исполнении лучшие фрагменты из всемирно известных постановок. Белое адажио из балета «Лебединое озеро», пируэты «Голубой птицы» из «Спящей красавицы», хореографическая миниатюра «Умирающий лебедь» в блестящем исполнении солистки Большого театра Нелли Кобахидзе – все это и многое другое познакомило зрителей с классическим балетом, но также артисты исполняли миниатюры из современного танца. «Магритомания» в па-де-де солистов Большого театра Иона Курошу и Нелли Кобахидзе стала настоящей сенсацией для публики. Изящные движения героев, их костюмы и эмоции помогали прочувствовать настроение постановки, которую, пожалуй, пока невозможно поставить на нашей скромной сцене. Страсть, магия, энергия – такими словами можно коротко описать увиденное.


Дмитрий Гуданов в образе журавля рассказывает о культуре Японии.

Более чем за два столетия своей истории Мариинский театр подарил миру многих великих артистов. Здесь блистали такие звезды, как Анна Павлова, Галина Уланова и Михаил Барышников. Сегодня традиции продолжают знаменитые артисты Диана Вишнева, Ульяна Лопаткина и Игорь Колб, который, кстати, был в числе приглашенных знаменитостей балета. Помимо него, в Ноябрьске в минувшие выходные блистала заслуженная артистка России, первая солистка театра Екатерина Осмолкина. А из звезд Государственного академического Большого театра на сцене Ноябрьска выступил премьер театра Дмитрий Гуданов, первый солист Андрей Болотин, а также примы-балерины Анна Антоничева, Екатерина Крысанова (известная по проекту Первого канала «Болеро»). Стоит отметить, что современные звезды Большого в профессионализме ничуть не уступают своим предшественникам Майе Плисецкой или Николаю Цискаридзе. Во многом нынешние кумиры продолжают традиции мэтров и вносят новые характеры в образы героев классических постановок.

- Помню, в маленьком возрасте я, как и другие дети, не могла определиться, кем хочу быть. То, что я стала балериной, конечно, в первую очередь заслуга моей мамы, — рассказывает прима-балерина Большого театра Екатерина Крысанова. — Она в свое время очень хотела танцевать и вложила это желание в меня. Постепенно в школе любовь к балету окрепла, и я поняла, что балет — это сложная и серьезная профессия. На сцене ты не просто радуешься и получаешь удовольствие. Ты несешь ответственность за работу с педагогом, с постановщиком, понимаешь, что в зале сидит зритель, который пришел на произведение, и ты должен донести до него правильный смысл.

Насколько популярен классический балет в наши дни, россияне смогли увидеть на прогремевшем телепроекте Первого канала «Болеро». Оказалось, такие акции действительно необходимы публике, ведь зачастую люди не интересуются балетом только потому, что ни разу не бывали на выступлении.

- Я считаю, подобные проекты необходимы. По крайней мере я нисколько не жалею, что участвовала в «Болеро», потому что сейчас в большие театры тяжело попасть людям среднего достатка — цены на билеты заоблачные. Но «Болеро» все же не создает полного впечатления об искусстве балета. Подобные гастроли — это просвещение, и мы постараемся сделать их традицией, — отметила Екатерина Крысанова.

Танец — одно из самых изящных видов искусства, в котором тело подчиняется душе, а душа дарит и самому исполнителю, и зрителям минуты вдохновения и радости. Это, судя по отзывам, в полной мере прочувствовали и ноябряне. Надеемся, выступление звезд балета — это только антре к культурному будущему города.

ФОТОРЕПОРТАЖ - 19
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
luk
Активный участник форума
Активный участник форума


Зарегистрирован: 16.03.2004
Сообщения: 412
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 25, 2013 1:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013043112
Тема| Балет, Персоналии, Maria Kochetkova
Автор|ФОТО ANGELA TAFOYA-SAN FRANCISCO EDITOR| Anna-Alexia Basil
Заголовок|Самая популярная балерина мегаполиса говорит о Сан-Франциско, о модах, и блистает за кулисами.
Где опубликовано|Refinery29
Дата публикации| 2013-04-30
Ссылка| http://www.refinery29.com/maria-kochetkova-interview
Аннотация| interview

Самая популярная балерина мегаполиса говорит о Сан-Франциско,
о модах, и блистает за кулисами.




Эксцентричная прима-балерина Балета Сан-Франциско Мария Кочеткова "стильно протанцевала" дорожку в наши сердца с первого дня знакомства. Выполняет ли она свои танцевальные движения в центре сцены, гуляет ли по улицам города в своих нарядах или позирует нашему фотографу, без сомнения, она излучает особый девичий магнетизм.


По той причине, что балерина готовится закрыть сезон главной ролью в американской премьере балета "Золушка" английского хореографа Кристофера уилдона, с нетерпением ожидаемого публикой, она занята, как никогда. Поэтому, "поймав" Кочеткову на ступеньках великолепного Опера Хаус, мы были очень обрадованы возможности поговорить обо всем, начиная от путей поиска вдохновения и заканчивая её любимыми ролями. Готовы узнать об этом еще больше? Приступим...

Расскажите немного о Вашей предстоящей роли в балете "Золушка", особенно о том, как Вы представляете себе характер Вашей героини?

"Я уже 11 лет на профеcсиональной сцене, но никогда ранее не имела возможности исполнить эту роль, но всегда мечтала о ней. В действительности, у меня не было никаких особых идей на этот счет, и я никогда не думала о том, что когда-либо этот балет будет поставлен на меня, но это все, о чем я могла мечтать."

Назовите Ваши любимые роли?

" Мне нравятся классические полноразмерные постановки(современных полноразмерных балетов совсем немного), и я люблю балеты "Жизель", "Онегин" и "Дон Кихот". Конечно, мне чрезвычайно комфортно и приятно принимать участие в современных работах таких людей, как Вейн МакГрегор."

Есть ли у Вас особый ритуал перед выходом на сцену?

"Ничего особенного, я, просто начинаю готовиться заранее. Я должна быть спокойной и сконцентрированной перед выходом на сцену, для того, чтобы войти в образ. Я люблю одиночество и тишину, в этот момент."

Мы знаем, что Вы очень "выкладываетесь" на сцене, но где Вы снимаете усталость в свободное время?

"Да, это проблема-я не хожу в дискотеки, но у меня есть друзья в Майями, Париже и Нью-Йорке, которые работают диск-жокеями и мне очень нравится посещать и общаться там с ними, но в СФ у меня нет особого места. Здесь, я себе отказываю в этом удовольствии."

Есть ли у Вас любимые песни, которые наиболее трогают Вас?

"Это не песни, а скорее, особый музыкальный стиль"

Где, в городе, Вы черпаете свое вдохновение?

"Я стараюсь посещать как можно больше различных событий и находить вдохновляющие моменты везде, будь то встреча с интересными людьми или участие в открытиях выставок. Я стараюсь шире смотреть на мир и не ограничивать своих взглядов. Я часто хожу в художественные галереи - люблю современное искусство. Люблю музыку и кинофильмы, и считаю, что кинофестивали, это огромная площадка и огромный шанс для общения людей. Я, правда, стараюсь быть в стороне от танцевального паркета, когда это зависит только от меня. Много читаю".

Зак Позен был в городе только в связи с приездом Балета Сан-Франциско - кого еще из дизайнеров, ранее сотрудничавших с Балетом Сан-Франциско, Вы хотели бы видеть, если бы предоставилась такая возможность?

"Джереми Скотта. Он имеет просто "сумашедшую" команду, и это очень увлекательно. Ещё хотелось бы встретиться с Comme des Garcons."

Где мы можем повстречать Вас, когда Вы не на работе?


"Я провожу много времени в репетиционном зале, поэтому, при малейшей возможности, стараюсь выйти "на воздух" и заняться различными вещами. Я пойду на ужин с друзьями, т.к. это позволяет мне восстановить мои духовные силы. Совершенно определенно, я отдыхаю, когда встречаюсь и общаюсь с людьми, не имеющиmi отношения к балетному мир. Я знаю несколько танцоров, которые отдыхают дома, но это не для меня".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 28, 2013 11:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013043113
Тема| Балет, НГАТОиБ, Персоналии, Игорь Зеленский
Автор|
Заголовок| Игорь Зеленский: «Я всегда помню, что второй серии не будет»
Где опубликовано| РАТМ Холдинг, г.Новосибирск
Дата публикации| 2013-04-30
Ссылка| http://www.ratm.ru/presscentre/public/453-igor-zelenskij-ya-vsegda-pomnyu-chto-vtoroj-serii-ne-budet
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

РАТМ Холдинг является партнером Новосибирского Государственного Академического Театра Оперы и Балета, президент холдинга Эдуард Таран входит в попечительский совет НГАТОиБ, а Российский деловой клуб (общественная структура холдинга) выступает учредителем Фонда поддержки балета имени Игоря Зеленского.

"Работаю на максимуме, стараюсь успеть все"

Жизнь артиста всегда кажется загадкой нам, простым смертным. Тем более, когда звезда успевает блистать на разных небосклонах. Народный артист Игорь Зеленский успешно совмещает карьеру художественного руководителя балета Новосибирского государственного академического театра оперы и балета с аналогичной должностью в Московском академическом музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, заодно оставаясь премьером балета Мариинского театра.



– Игорь Анатольевич, вам довелось учиться у легендарного Вахтанга Чабукиани. Какие уроки оказались самыми памятными?

– Тогда я был еще мальчишкой и не понимал, что имею дело с гениальным человеком: балетмейстером, педагогом, личностью. Он совершил революцию в танце, был новатором балета, он сделал ставку на мужской танец, поставив «Дон Кихота», «Баядерку», «Сердце гор». Именно такие люди делают балет искусством, превращая набор движений под музыку в художественное высказывание. Мы очень сблизились за первые годы учебы, и ради него я не уехал учиться в Москву или Ленинград. От Вахтанга Чабукиани я перенял серьезное отношение к жизни, работе, искусству.

– Легко ли было переехать из солнечной Грузии в туманный Петербург?

– Честно говоря, сырой петербургский климат оказался для меня настоящим испытанием. Отучившись в Северной столице полтора года, я отправился на конкурс в Париж, получил там главный приз и предложение от знаменитого датского танцовщика Питера Шафуса с контрактом в Берлине. Я согласился, и за два года познал то, чего тогда нельзя было увидеть в России: балеты Баланчина, работы Ролана Пети, Бежара. Это был новый мир.

– Как вы попали в New York City Ballet?

– Я оказался в Нью-Йорке на гастролях с труппой Мариинского театра, мы выступали в «Метрополитен-опера». На спектакле был директор NYCB Питер Мартинс, и он пригласил меня в свою труппу. Надо сказать, это довольно закрытый коллектив, там редко работают иностранцы, в театре до сих пор берегут ту особенную теплую атмосферу, которая досталась в наследство от самого Баланчина. Иностранцы обычно сотрудничают с NYCB в качестве приглашенных солистов, но я был не гостем, я работал по контракту.

– Какое влияние на ваш стиль оказал этот опыт?

– Мне повезло, что Питер Мартинс меня заметил. Этот удивительный человек принял труппу в возрасте 25 лет непосредственно от Баланчина. Я довольно рано понял, насколько важно в каждый период жизни найти правильное место приложения сил. Мне был необходим берлинский опыт, меня не зря тянуло в Нью-Йорк. В России я получил бесценную русскую классическую школу, в NYCB впитал стиль баланчинских балетов.

– Потом был Лондон?

– В какой-то момент понял, что необходимо развиваться дальше. Тогда я поехал в Лондонский Королевский балет танцевать балеты Макмиллана, перенимать его неоклассическую хореографию из первоисточников. Это было необыкновенное время. Оглядываясь назад, я понимаю, что у меня были великие учителя: Вахтанг Чабукиани, Константин Сергеев, Тони Уильямс, Питер Шафус. Это легендарные люди, каждый из которых помог мне совершить скачок в развитии. Теперь я стараюсь передать артистам тот опыт, который годами собирал по всему миру.

– Как сегодня развивается балетная труппа НГАТОиБ?

– Это, безусловно, сильная команда, что не отменяет необходимости внимания, работы, роста. К нам постоянно приходит интересная молодежь из разных городов, и это тоже – большая работа. Театры конкурируют за талантливых молодых исполнителей, найти, привлечь и удержать людей не так просто. В труппе много интересных артистов, некоторые получали заманчивые предложения от российских и зарубежных театров, и к каждому надо найти подход. Сегодня есть возможность развивать тесное сотрудничество двух музыкальных театров, давать возможность новосибирским артистам пробовать свои силы на столичной сцене. Мы активно включаем молодежь в спектакли – огромный репертуарный театр не должен зависеть от гастролирующих звезд. Зрители, которые приходят к нам каждый вечер, имеют право видеть качественные спектакли. Город можно поздравить с прекрасным приобретением – в качестве приглашенного солиста у нас танцует молодой и уже знаменитый Сергей Полунин. Великолепная Анна Жарова недавно получила звание «Народный артист РФ».

– Игорь Анатольевич, о каких балетных событиях этого театрального сезона стоит упомянуть особо?

– Серьезная работа по подготовке VI Сибирского фестиваля балета принесла свои плоды. Фестивальная программа стартовала в конце марта. Зрители уже увидели несколько оригинальных зарубежных постановок и новые работы МАМТ им. Станиславского и Немировича-Данченко, в том числе «Коппелию» в хореографии Ролана Пети, балеты Йормы Эло и Иржи Килиана. В финале фестиваля нас ждет главная балетная премьера сезона – легендарный балет Игоря Стравинского «Весна священная» в постановке яркого современного хореографа Патрика де Бана, с которым мы вместе работали у Бежара. В этом году исполняется 100 лет со дня первой постановки «Весны священной» и 130 лет со дня рождения Стравинского – эти даты отмечают во всем мире. Премьера намечена на 12–13 июня.

– Что нового увидят новосибирские зрители в следующем сезоне?

– Надеюсь, ближе к новому году увидит свет новый «Щелкунчик». Работа уже идет – мы провели переговоры с известным театральным художником Энцо Фриджерио, которому доверили оформление церемонии открытия Большого театра. Мы планируем сделать красивый классический балет, сохранив привычную хореографию Вайнонена. Балет, который станет визитной карточкой театра, будет с успехом гастролировать и радовать зрителей изо дня в день. Люди приходят в театр, чтобы получить наслаждение, оказаться в сказке, ощутить чудо, буквально привстать от удивления. Если это случается – значит, мы не зря делаем свое дело. Я, например, получаю наслаждение от хорошего спектакля, это такая эйфория, которая ни с чем не сравнится.

– Вы не только руководите балетом двух больших театров, но продолжаете исполнительскую карьеру и участвуете в общественной жизни. Какая сфера деятельности для вас важнее?

– Жизнь весьма интересна, и я всегда помню, что второй серии не будет. Поэтому я тороплюсь, стараюсь не пропустить главного. Раньше я мог выйти на сцену после десятичасового перелета, наложив грим по дороге от аэропорта до театра. Сегодня я стал спокойнее, рассудительнее. У меня не было цели стать руководителем, просто так сложилась карьера. Приходится совмещать, утром вместе с коллегами потеть у станка, а потом становиться требовательным руководителем. Я не мечтал сидеть в кабинете и решать административные вопросы, но понимаю, что на мне лежит большая ответственность. Конечно, это не так увлекательно, как танцевать на сцене, но я решил вложить весь свой человеческий капитал в дело, которое люблю.

– При вашем напряженном рабочем графике что для вас значит семья?

– Очень многое. Моя жена Яна подарила мне двух прекрасных дочерей и сына. Бывает, что я потакаю капризам дочерей, но они всегда знают, что папа есть папа. Стараюсь обеспечить их, причем не только эмоционально, но и материально, чтобы они росли в семье, как за каменной стеной. Для этого и работаю не покладая рук.

– Наверное, дочери интересуются балетом?

– Иногда я смотрю на своих дочерей, которые бегают, прыгают и беспрестанно кружатся, и думаю – зачем им это будущее, этот каторжный труд? Усаживаю старшую за книжку, потому что надо учиться, отдал ее на фигурное катание. Но она хочет только танцевать, спит и видит себя балериной, мечтает надеть пачку и туфельки. Как отец я могу только сказать «не хочу», а говорить «не пущу» не имею никакого права. Самое главное, чтобы дети были здоровы, а кем именно они станут, предстоит выбрать им самим. Каждый человек, будь то руководитель, ученый или спортсмен, может делать свое дело хорошо. Так что в выборе профессии мы можем только направлять, но не запрещать.

– Где вы чувствуете себя как дома?

– Мне дорог каждый город, в котором мне приходилось подолгу жить и работать, но дом для меня там, где моя семья, где слышны детские голоса и лай любимой собаки. Сейчас я стал более спокойным и организованным, семейным человеком.

– Как вы отдыхаете?

– Когда меня спрашивают о хобби или любимых занятиях, мне нечего рассказать: я занимаюсь балетом. Наверное, можно было бы уже остановиться, не танцевать, но я пока не могу. Я всегда работаю на максимуме, старюсь успеть все, мне все интересно. И по-другому не могу.

Досье
Игорь Анатольевич Зеленский


Родился 13 июля 1969 года в городе Лабинске Краснодарского края, вскоре родители увезли его в Тбилиси, на родину отца. Игорь Зеленский окончил Тбилисское хореографическое училище (класс Вахтанга Чабукиани), затем стал стажером Тбилисского театра оперы и балета имени С. Палиашвили, а в 1987–1988 годах стажировался в Ленинградском хореографическом училище имени А. Я. Вагановой у Геннадия Селюцкого. В труппе прославленного Мариинского театра с 1988 года, стал солистом в 1991-м, и по сей день остается премьером Мариинки. Танцевал все ведущие партии балетного репертуара, участвовал во всех гастрольных проектах театра.

Важный период танцевальной карьеры Игоря Зеленского связан с легендарным New York City Ballet, где он был премьером с 1992 по 1998 год. Это редкий случай, ведь свято чтящая баланчинские традиции труппа редко принимает чужаков, за всю историю театра исключение было сделано лишь для Михаила Барышникова и Игоря Зеленского. В качестве приглашенного солиста артист сотрудничал с ведущими мировыми театрами, в их числе Немецкая опера, Королевский балет, Большой театр. В статусе главного приглашенного солиста танцевал в Ла Скала, Баварском государственном балете (Национальный театр в Мюнхене), в театрах Бостона, Сан-Франциско, Рио-де-Жанейро.

Еще одной важной вехой можно считать сотрудничество в качестве солиста с Лондонским Королевским балетом в период с 1997 по 2001 год, где Игорь Зеленский в совершенстве освоил сталь неоклассики. Вслед за этим можно отметить работу в должности ассистента директора Афинского театра в течение пяти лет. Уже тогда стали проявляться руководительские способности Зеленского.

Пост художественного руководителя балета Новосибирского государственного академического театра оперы и балета Игорь Зеленский занимает с 2006 года, а с 2011 года также принял полномочия худрука балетной труппы Московского академического музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. С 2008 года по инициативе Игоря Зеленского НГАТОиБ проводит единственный международный балетный фестиваль за Уралом – Сибирский фестиваль балета, в котором принимают участие труппы и солисты Большого театра России, Мариинского театра, звезды мировой балетной сцены.

Игорь Зеленский – народный артист России, лауреат Международного конкурса артистов балета в Париже, лауреат и дипломант Национальной театральной премии «Золотая маска» и лауреат Государственной премии Новосибирской области, дважды лауреат Премии «Парадиз», член Попечительского совета НГАТОиБ.

Супруга Игоря Анатольевича, Яна Серебрякова, также балерина, в семье две дочери и сын.

Балетные партии

Мариинский театр

«Жизель» – Альберт

«Дон Кихот» – Базиль

«Щелкунчик» – Принц

«Баядерка» – Солор

«Лебединое озеро» – Зигфрид

«Спящая красавица» – Дезире

«Корсар» – Али

Grand Pas «Пахита»

«Шехеразада» – Золотой раб

«Ромео и Джульетта» – Ромео

«Аполлон»

Tchaikovsky Pas de Deux

«Драгоценности» («Бриллианты»)

«Тема с вариациями»

«Юноша и смерть»

«Манон» – Де Грие

«Барышня и хулиган» – Хулиган

New York Сity Ballet

Более 25 балетов Дж. Баланчина, в том числе «Тема с вариациями», «Аполлон», «Четыре темперамента», Brahms-Schoenberg-Quartet, Raymonda Variations, «Симфония Запада», Allegro Brillante, «Щелкунчик»

Балеты Дж. Роббинса «Гольдберг-вариации», Four Seasons

Балеты П. Мартинса

Королевский балет

«Манон» (К. Макмиллан)

«Спящая красавица» (редакция Э. Дауэлла)

«Баядерка» (в редакции Н. Макаровой)

«Жизель» (в редакции П. Райта)

«Аполлон» (Дж. Баланчин)

«Ромео и Джульетта» (К. Макмиллан)

Большой театр

«Баядерка»

«Лебединое озеро»


Балет «Майерлинг», хореография Кеннета Макмиллана
МАМТ им. Станиславского и Немировича-Данченко


Премьера этого гигантского трехактного балета с семью адажио, массовыми сценами и пантомимой на сцене МАМТа – долгожданная радость для Игоря Зеленского. За годы работы в лондонском Ковент-Гарден Зеленский досконально усвоил стиль Макмиллана, исполнив главные партии в «Манон» и «Ромео и Джульетте». Оставался только мятежный кронпринц Рудольф – главный герой «Майерлинга», исторический персонаж, единственный наследник престола Австро-Венгерской империи. В его жизни были политические интриги, запутанные отношения с родителями и бесчисленными пассиями, расстройство психики, наркотики и загадочная смерть в финале. Не случайно англичане по неписаному правилу не доверяют эту партию танцовщикам младше тридцати.

«Мощный, красивый, тяжелый мужской балет», – так охарактеризовал «Майерлинг» сам Зеленский. Партию Рудольфа также исполнили Георги Смилевски и Сергей Полунин, но симпатии зрителей оказались на стороне Зеленского. Знатоки утверждают, что Игорь Зеленский создал трагическую роль кронпринца: «Этот немолодой, внешне холодный, «застегнутый на все пуговицы», а внутренне страстный и ранимый Рудольф живет в состоянии постоянной сшибки между своим статусом и мироощущением». По мнению критиков, Зеленский показал, что в этой партии, используя русскую театральную школу, можно обойтись и без натурализма, сыграв не мелодраму, а настоящую трагедию.

Благодарим Новосибирский государственный академический театр оперы и балета за помощь в подготовке материала
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 15, 2015 2:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013043114
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Екатерина Крысанова
Автор| Екатерина Ружьева, Фото: Сергей Гутник
Заголовок| Натуральная прима
Где опубликовано| © Журнал Happy, №79 (Екатеринбург), стр. 140-142
Дата публикации| апрель 2013
Ссылка| http://issuu.com/happymagazine/docs/happy_79/143?e=1340251/2001761
или http://happy-blog.ru/%D0%BD%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BC%D0%B0/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Три года ей пришлось простоять в кордебалете. Таковы правила: обыкновенно новички приходят в труппу на самое низкое положение. Кому-то подобное «стояние у воды» добавляет уверенности на сцене, она же называет эти годы потерянными – артистка всегда чувствовала, что создана для большего.



Екатерину Крысанову не приняли в знаменитое Московское хореографическое училище: строгая комиссия посчитала, что ее данные для балета далеки от исключительных. Но обнаружив с самых ранних лет железную волю, уникальную работоспособность и самозабвенную любовь к танцу, победив на всевозможных балетных конкурсах, она доказала свое право обучаться в элитном заведении и блестяще его закончила, получив на выпуске приглашение в труппу Большого театра. Для того чтобы выбиться в лидеры самого главного театра страны, Екатерине понадобилось лишь несколько лет.

Сегодня Екатерина Крысанова – самая молодая прима-балерина Большого театра, к тому же с огромным репертуаром и широчайшим амплуа – от классики до модерна. Без ее участия не обходится ни одна балетная премьера. В театре нет другой такой исполнительницы, которая танцевала бы и совершенную Одетту-Одиллию, и романтическую Жизель, и бравурную Китри, и куртизанку Эгину, и партии инженю.

– Долгое время считалось, что настоящая балерина может вырасти лишь на классическом репертуаре. Насколько это справедливо для сегодняшнего дня? Что изменилось и каков облик балерины нового поколения?

– Современная балерина должна уметь танцевать все. Классика по-прежнему в основе всего, и я вас уверяю, если в арсенале балерины есть такие большие балеты, как «Лебединое озеро», «Спящая красавица» и «Баядерка», то она в принципе сможет танцевать все, что угодно. Освоит любые новые современные направления танца – сможет и на голове покрутиться, и даже на коньках покататься. Талантливое тело талантливо в любой хореографии.

– Но ведь считается, что у современного балета своя специфика, и станцевать это не каждому дано?

– Здесь многое зависит от личного желания танцовщика. Люди, которые действительно хорошо танцуют классику, не всегда загораются от современной хореографии, поэтому у них редко получается что-то действительно стоящее. Если бы они отдавались современной хореографии с тем же желанием, с которым исполняют классический балет, то и результат был бы совсем другим. Многих артистов классический балет вдохновляет все-таки гораздо больше.

– А вас?

–У меня как раз такого нет, мне нравится и классика, и модерн. Хотя не могу сказать, что любой современный балет я танцую с таким же удовольствием как, например, «Жизель». Это нельзя сравнивать! Большие классические спектакли – это целая жизнь за один вечер, на которую ты настраиваешься и проживаешь. А современные балеты – нечто совершенно другое.

– Такие балеты требуют особенного настроя?

– Порой современные балеты даже сложнее танцевать, чем классику. Например, «Классическая симфония» в постановке Юрия Посохова, в которой я собираюсь станцевать в Екатеринбурге ведущую партию, идет всего двадцать минут. Но настроиться нужно так, как будто ты выступаешь на олимпиаде и у тебя осталась последняя попытка. Вздохнуть и выдохнуть в самом финале. Даже за кулисами не удается перевести дыхание. Раньше, пожалуй, не было таких балетов – требующих от исполнителя сверхспособностей, сверхвыносливости.

– Сложно именно технически?

– Все сложно: и техника, и физика, и стиль, в котором ты в данном балете работаешь. Здесь нельзя сказать «сюжет» или «роль», это именно стиль балета, но им нужно владеть в совершенстве. Это совсем непросто.

– Катя, какие, на ваш взгляд, какие личностные качества помогли вам достичь самого высокого статуса в балете?

– Упорство, упрямство, трудолюбие. Может быть, это нескромно прозвучит, но я действительно всегда работаю с огромным желанием и большой отдачей. Однако моя карьера состоялась не только благодаря одним моим стараниям. Когда что-то не получается и хочется все бросить, очень помогает поддержка наставника. Педагог не только похвалит или поругает, но, когда это необходимо, сможет подтолкнуть в верном направлении. Это такой труд в паре, такой необходимый тандем. Одной в театре действовать трудно, да и невозможно – обязательно должен быть взгляд со стороны.

– И все-таки прима-балеринами Большого театра становятся не все. Дело, наверное, не только в способностях и характере.

– Да, одного трудолюбия недостаточно. Должен помочь случай, провидение. Боженька должен поцеловать…

– А если бы что-то не сложилось и вы «застряли» в кордебалете, могли бы быть довольны судьбой?

– Конечно, трудно сейчас это представить, но если бы вдруг такое случилось, я бы, пожалуй, попробовала себя в каком-то другом театре, может быть, пониже рангом, но где у меня все-таки был бы шанс выйти в качестве ведущей солистки. Либо вообще распрощалась бы с балетом. В силу характера мне трудно быть не на первых ролях.

– Катя, талантливые люди талантливы во всем, трудно поверить, что вы только танцуете, вы, наверное, и стихи пишите…

– В детстве писала. Однажды по природоведению нам задали написать сочинение о круговороте воды в природе, а у меня получилось в стихах: «Жила-была капелька, по имени Холодная, упала она в речку, скатилась в океан – что-то в таком духе, ну, вы понимаете, это был, наверное, второй класс.

Вообще, конечно, во многом благодаря своим родителям, я росла человеком творческим. Я часто читаю интервью других балерин, и мне всегда обидно, когда они говорят, что у них не было детства.

– Я как раз хотела вас спросить о том, с какими чувствами вы вспоминаете свои детские годы…

– Это было прекрасное время, и я была совершенно счастлива. У меня были чудесные учителя, мне нравилось учиться, хотя я не была тихоней, и случалось, озорничала вместе со всеми, даже сбегала с уроков. Когда я вспоминаю школьные годы, мне безумно хочется туда возвратиться!

Не было ведь ни айподов, ни даже сотовых телефонов – и мы всегда проводили время всей семьей. Вечерами мама хлопотала по хозяйству, а мы с папой «осваивали» подвижные игры – лыжи, коньки, велосипеды, ролики. В выходные все вместе ездили в музеи, на выставки, потом приезжали домой и за ужином делились впечатлениями. Вот тогда хотелось писать стихи. А сейчас, к сожалению, на это уже не остается ни времени, ни сил. После репетиций возвращаешься порой настолько изможденным, что хочется только одного – лечь и отдохнуть.



– Катя, все равно я чувствую, что вы такой человек, который не станет запирать себя надолго в репетиционном зале.

– Точно не буду пропадать там целыми днями! Вот сегодня такая чудная погода, светит солнышко, и мне не терпится пойти погулять. В Москве мне так редко выпадает возможность пройтись по улицам, полюбоваться городской архитектурой, заглянуть в витрины магазинов и вообще понаблюдать за тем, как течет жизнь. Каждый такой миг для меня – большая удача, и я это очень ценю.

– А что вам требуется для того, чтобы чувствовать себя «на все сто»?

– Поскольку я артистка балета, для меня самое главное – чтобы ничего не болело. Правда, такого не бывает: вот сейчас, после перелета, тянет мышцы, но это ничего, я знаю, что к вечеру ноги разойдутся. Гораздо страшнее профессиональные травмы, которые, бывает, мучают месяцами и даже годами. Так что одно из непременных условий – это хорошее самочувствие. А внутренний настрой может зависеть от всего – от погоды, от того, какого человека ты встретил по дороге в театр. И в первую очередь, от того, как ты сам себя настроишь.

– А если бы в сутках было на два часа больше, на что бы вы их потратили?

– На сон.

– А каблуки, наряды для Кати Крысановой имеют значение? Вы, кстати, носите шпильки?

– Конечно! Я вообще люблю одеваться красиво и женственно. Мне не очень-то нравится такой заурядный casual, когда девушка надевает джинсы и кроссовки – и вперед. Конечно, ритм жизни требует побывать за день в пяти разных местах, но все равно нужно стремиться выглядеть красиво. Когда я одеваюсь утром и вижу стильный образ, мое настроение поднимается. И даже в балетном классе я всегда стараюсь надеть какой-то особенный купальник, юбочку, потому что наша работа связана с зеркалом, и мне должно нравиться то, что я в нем вижу.

– Расскажите, что с вами происходит, когда вы влюблены? Обыкновенные люди, влюбляясь, танцуют, а как ведут себя балерины?

– А у меня душа поет. Трудно передать это чувство, но когда оно приходит, я ощущаю полное окрыление. И это очень помогает на сцене, потому что когда ты светишься изнутри, зрители это тоже ощущают. И я бы не сказала, что делюсь своими переживаниями. Могу рассказать маме – человеку, который, я знаю, искренне за меня порадуется. Но это очень личное, и я никогда в статусах не буду помечать, занята ли я, свободна или в поиске.

– О чем мечтает прима-балерина Большого театра?

– Хочу выйти замуж!

– А сейчас вы влюблены?

– Конечно. В жизнь! Это непременное условие для творчества.


Театральный февраль на Урале был отмечен грандиозным событием – с гастролями в Екатеринбургском театре побывал балет Большого театра России. Главная балетная труппа страны представила свои новинки – одноактные балеты «Аполлон Мусагет» хореографии Джорджа Баланчина на музыку Игоря Стравинского, «Классическую симфонию» в постановке Юрия Посохова на музыку Сергея Прокофьева и работу финского хореографа Йормы Эло “Dream of dream” на музыку Сергея Рахманинова.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Июн 18, 2015 7:46 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 18, 2015 1:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013043115
Тема| Балет, Марийский театр оперы и балета им. Э. Сапаева, Персоналии, Ольга Челпанова
Автор| Ирина Москвина
Заголовок| Ольга Челпанова: "Я с удовольствием готовлю и ем что-нибудь сладенькое"
Где опубликовано| © Газета "Марийская правда"
Дата публикации| 2013-04-23
Ссылка| http://www.marpravda.ru/news/society/2013/04/23/oljga-chelpanova-ya-s-udovoljstviem-gotovlyu-i-em-chto-nibudj-sladenjkoe/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Гостья рубрики - прима Марийского театра оперы и балета им. Э. Сапаева - развеет сегодня не один миф о балеринах.

Ольга родилась в небольшом селе Республики Коми. Ее семья никак не была связана с искусством, не грезила о сцене и девочка. Папа - водитель и мама - медработник воспитывали троих детей: сына и двух дочек, среди которых Оля - второй ребенок.

- Я училась в сельской школе, - рассказывает нынешняя солистка. - Заканчивала четвертый класс, когда к нам приехала комиссия из Сыктывкара. Столичные гости отбирали учеников для гимназии искусств. Меня приглашали на все три отборочных тура. А после их отъезда пришло письмо с приглашением на учебу. В 10 лет уезжать от родителей в интернат мне страшно не хотелось, тем более, сразу предупредили, что домой ездить будем нечасто. И только перед первым сентября я решилась - поехала в чужой город. Правда, в том же году пыталась бросить учебу. Выдерживать такой напряженный график и большие нагрузки оказалось очень тяжело. Мы круглые сутки проводили у станка на изнурительных тренировках, за исключением изучения общеобразовательных предметов, которым уделялось намного меньше времени, чем в обычных школах. Это, честно сказать, каторга. К тому же я страшно скучала по родителям. В общем, было море слез. Правда, к шестому классу я немного привыкла, но тут меня чуть не отчислили за неуспеваемость по классическому танцу, а это - основной предмет специальности. Помню, натянули мне слабенькую "троечку". Потом я взялась за работу, начала стараться и на третий год уже оказалась среди лучших.

Помимо того, что учеба в балетном классе отличалась ежедневными многочасовыми тренировками, уже с десятилетнего возраста приходилось контролировать вес. Каждый понедельник начинался со взвешивания, за лишние граммы нагоняй получали больше, чем за плохие отметки.
- Замечания по лишнему весу преподаватели записывали в наши дневники по специальности, - вспоминает Ольга. - Здесь же прописывали диеты. Они надеялись, что и родители нас пожурят. Но обычно было все наоборот. Как только мы попадали на выходной в руки домашних, те нас старательно откармливали. Поэтому в конце концов нас стали отпускать домой все реже, особенно подолгу скучали по родным перед экзаменами.
Еще один момент относительно питания был интересный. В столовой все вместе обедали четыре отделения - музыканты, художники, гуманитарии и мы. У них было разнообразное меню, всегда дразнившее аппетитными запахами, у нас - другое. Иногда мы не выдерживали и лакомились чем-нибудь с их стола.

В Марий Эл сбылись мечты

В нашей республике Ольга оказалась случайно. Художественный руководитель театра оперы и балета Константин Иванов обратил на нее внимание на конкурсе балета, проходившем в Перми, когда Оля еще училась.

- Я не долго раздумывала над предложением Константина Анатольевича, - признается собеседница. - Приехала работать в Йошкар-Олу сразу после учебы, потому что о Большом театре никогда не мечтала, а в марийской столице Константин Анатольевич обещал хорошие перспективы. В своем решении я не ошиблась. Конечно, пришлось потанцевать и в двоечках, и в троечках. Кто бы меня сразу солировать выпустил? Но в конце концов я стала примой, о чем мечтала все годы каторжного труда у станка. Я танцую все сольные партии всех спектаклей, которые сегодня идут. Уже два года я танцую “Ромео и Джульетту”, этот спектакль в постановке Константина Анатольевича помог сбыться моей мечте, сольной партией его я грезила много лет. Спектакль очень романтичный, а мне нравится танцевать переживания, не просто классику. Тем более хороша постановка Константина Иванова: хореография и музыка в ней целостны.
Ольга рассказывает, что на марийской сцене никто не грызет друг друга. Каждый делает свое дело и уважает другого за удачи, зная, какой труд вкладывается в большой успех.

Правда, тут же моя собеседница призналась, что отсутствие конкуренции порой расслабляет, и если нападает лень, то подстегивать себя нечем. Выручают обычно наставления педагога, усвоенные еще в школьные годы: каждый день нужно танцевать лучше, чем вчера - конкурировать с собой любимой, что называется. Но и тут прима не лукавит - не всегда это удается.

Как держать форму

- Я сейчас не в форме, - удивила при встрече хрупкая и изящная собеседница. - У нас были выходные после улановского фестиваля. Расслаблялась: просто спала, ела и ничего не делала. Отдохнула, пора приводить себя в порядок. Считается, что у артистов балета есть какие-то жесткие диеты, ограничения в еде, режим. Я так скажу: каждый сам знает, сколько может набрать веса, чтобы быстро его скинуть. Никто нам ничего не прописывает. Да и жестких требований к весу нет. Главное, чтобы зрителю было приятно на тебя смотреть.
Лично я могу ничего не есть, неделю или полторы пить только чай с конфетами и шоколадом. Так приведу себя в порядок. В прошлый раз таким методом худела перед премьерой "Корсара". В это время, когда идут изнурительные репетиции, нагрузка настолько огромная, что вообще нет времени думать о еде. Только пить постоянно хочется. Такое голодание - мой личный метод, никем мне не рекомендованный, часто и за два дня скидываю лишнее. Признаться, некоторые проблемы с желудком от этого начинаются иногда. Тогда перехожу на каши, ведь боли и сцена несовместимы.

В обычные дни я ем все, но никогда не переедаю. Всем всегда советую выходить из-за стола с легким чувством голода. Это лучше всяких диет - важен всего один момент - настрой в голове на то, что женщина хочет быть красивой и стройной, тогда дело пойдет. Сама я очень люблю готовить и особенно печь, а потом, конечно, есть какие-нибудь кондитерские лакомства. Поправиться не боюсь, потому что завтра на репетиции выложусь по полной, и грамма лишнего не останется. Мы ведь можем танцевать по полсуток подряд, если дело того требует.

Дуэт перерос в семью

К большому разочарованию всех поклонников наша прима-балерина в ближайшее время собирается замуж. Сердце девушки несвободно уже больше трех лет. Она состоит в гражданском браке с партнером по сцене Константином Коротковым.

- Костя меня на год младше, - поделилась Ольга. - Он - выпускник Константина Иванова. Когда я приехала в Йошкар-Олу, Костя как раз окончил учебу. У нас сразу сложился дуэт на сцене, а потом и в жизни. Мы ведем вместе все спектакли. Это не любовь с первого взгляда. Чувства пришли постепенно. Хотя некоторые и считают, мол, если артисты танцуют парой, то непременно испытывают друг к другу что-то большее, чем партнерские отношения, ведь порой в танце столько страсти, объятий и поцелуев... Это скорее заблуждение. Когда танцуешь, чаще думаешь о том, что у тебя страшно затекли стопы, в напряжении все тело. Тут не до посторонних мыслей. Вживаешься в роль, на остальное отвлекаться невозможно.

Мы присматривались друг к другу в течение трех лет, а потом привычка переросла в большее. Когда Костя признался, что любит, я уже была готова ответить ему взаимностью. Так и решили, что мы друг для друга созданы. Вообще в таком союзе есть много плюсов, хотя кто-то половину из них, может быть, назовет минусами. Мы круглые сутки вместе. Для кого-то это неприемлемо, а я привыкла и вообще без Кости не представляю себя ни минуты. Вместе на работу, домой, в магазин, на гастроли, на диету, на отдых... Театр дал нам квартиру, мы с удовольствием занимались обустройством своего семейного очага. Нам так комфортно. Сейчас у нас появилось новое увлечение - играем в большой теннис, купили для этого все необходимое снаряжение и выбираем время на тренировки.

Правда, обзаводиться детьми Ольга и Константин пока не спешат. И в этом ее избранник может понять и поддержать любимую.

- Никто не ставит балерине условий: рожать или не рожать, - говорит собеседница. - Каждая сама принимает решение. И наша пара не исключение - мы тоже хотим ребеночка. Но пока лучше повременить, потому что сейчас мы с Костей на пике своей карьеры, в расцвете, довольствуемся результатами труда предыдущих лет, ведь в балете век артиста совсем недолог. Лет до тридцати очень хочется потанцевать, а уже потом родить малыша и отдаться ему сполна. Потому что со сцены нужно уходить вовремя, запомниться зрителю красивой, не утомить его, оставить о себе хорошие воспоминания. Надеюсь, так и будет.

Коротко о важном

О дружбе
- Мои друзья рядом - в театре, в труппе. Правда, я довольно закрытый человек, поэтому тех, кому могу довериться, можно пересчитать на пальцах одной руки. Но они есть, я ими очень дорожу. Это люди, которые познаются в первую очередь не в беде, а в радости. На мой взгляд, не все умеют радоваться твоим успехам искренне, без зависти. На такое способны только настоящие друзья.

О шопинге
- Безусловно, положение обязывает всегда и везде выглядеть отлично. Одеваться я предпочитаю за границей, мы же нередко ездим на гастроли по миру. Дома покупаю только что-то по мелочам. А там масса распродаж, где фирменные вещи приобретешь намного дешевле, чем у нас менее качественные.

О поклонниках
- Они есть, Костя о них знает. Я могу отвечать им в социальных сетях, любимый мне не закатит при этом никакого скандала. Он уверен, что я никогда не пойду ни с кем на встречу, мне это не нужно.

О зрителях
- Зритель, который любит русский балет, есть везде. Радует, что мы часто бываем в Мексике, Германии, Франции, Китае, Корее, и нас здесь ждут с большим нетерпением. Собираются непременно полные залы. Идут обязательно с цветами, как и в России. Я обожаю цветы, никогда ни один букет не оставила за кулисами, всегда принесу домой. Они меня очень радуют. Бывают, кстати, очень трогательные подарки от маленьких зрителей. Они сидят в зале и во время спектакля рисуют открыточку с балериной, которую потом тебе дарят. Я привезла такие детские творения из Мексики и Германии.

О здоровье
- Его в нашей профессии приходится беречь особенно. Ни простуда, ни головная боль не допустимы. С ними просто не станцуешь как надо. У нас в балете часты травмы. Тело изнашивается, даже если правильно занимаешься, не подворачивал ноги, все равно может где-то что-то неожиданно заболеть. Тут надо себя чувствовать и дать себе возможность вовремя отдохнуть. Иначе, если фанатично надорвешься сегодня, завтра не выйдешь на сцену вообще, а то и на год выпадешь из процесса.

О мечтах
- Наверное, заветная уже исполнилась: я стала солисткой и танцую любимый спектакль "Ромео и Джульетта" среди других не менее замечательных. Что еще? Я очень люблю домашних животных. На пенсии мы обязательно обзаведемся собакой и будем за ней ухаживать.

О наградах
- Заслуженная артистка Республики Марий Эл, лауреат международных конкурсов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 03, 2017 9:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013043116
Тема| Балет, Национальный академический Большой театр оперы и балета Республики Беларусь (Минск), Персоналии, Ольга Лаппо
Автор| Татьяна Мушинская
Заголовок| Ольга Лаппо: "Ночь после спектакля, как правило, была бессоная..."
Где опубликовано| © журнал "Партер" 2013. ― № 4. ― С. 30―35
Дата публикации| 2013 апрель
Ссылка| http://bolshoibelarus.by/images/Parter_pdf/Parter_29_print.pdf#page=30
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Она принадлежит к тому поколению артистов, что и Людмила Бржозовская, Юрий Троян, Нина Павлова, Владимир Комков. Эту замечательную балерину хорошо знают и до сих пор помнят настоящие ценители хореографического искусства. В их памяти живы многие трепетные образы, созданные Ольгой Лаппо на сцене Национального академического театра оперы и балета. Сольвейг в "Пер Гюнте", Золушка в одноименном балете, Мария в "Бахчисарайском фонтане", Китри в "Дон Кихоте", Ева в "Сотворении мира", Фригия в "Спартаке". В каждой из партий Ольга представала разной — проникновенной или лирической, озорной или исполненной трагедийных чувств. Но всегда неизменно изысканной и женственно-хрупкой.


Балет "Альпийская баллада". Иван — В. Саркисьян, Джулия — О. Лаппо

Необычайно интересным оказался дуэт Ольги Лаппо с Виктором Саркисьяном, ее постоянным партнером и мужем. Они танцевали Джулию и Ивана в "Альпийской балладе", Натальку и Машеку в "Кургане", Коломбину и Арлекина в "Арлекинаде", Редисочку и Чиполлино. Ольга гастролировала с театром и по индивидуальным приглашениям во многих странах мира: Италии, Индии, Пакистане, Сингапуре, Малайзии. Вдвоем с Саркисьяном они как педагоги и хореографы работали в Сирии, Турции, Китае. Расцвет творчества балерины пришелся на 70-е и начало 80-х годов прошлого века. Сегодня Лаппо — один из самых опытных педагогов Белорусского хореографического колледжа. А ее воспитанница Екатерина Олейник — одна из ведущих солисток Национального академического театра оперы и балета.

Редко можно встретить большего фаната профессии, чем Ольга Лаппо. Впечатление, что для нее, кроме балета, танца и сцены, в мире ничего не существует. Все ее мысли, заботы, впечатления — из этой сферы. Поводом для беседы стал юбилей, который Ольга Александровна отмечает в апреле этого года.

— Ольга, ваша творческая судьба оказалась яркой и впечатляющей. Вы станцевали многие ведущие партии, объехали многие страны мира. Но начало вашей карьеры было достаточно непростым. Как вы "пробивались"?

— Ко времени дебюта я уже не один год танцевала в кордебалете. Из сольных успела исполнить партии Феи и сестер в "Золушке", одного из маленьких лебедей, одну из подруг Китри в "Дон Кихоте", принцессу Флорину в "Спящей красавице".

Мне очень нравился образ Сольвейг и спектакль "Пер Гюнт". Главную женскую партию в нем танцевала Людмила Бржозовская. Я решила, что это первый спектакль, с которым смогу справиться. Он лиричный по музыке, по внутреннему состоянию.

Это был 1973 год. В театр к тому времени уже пришел в качестве художественного руководителя Валентин Елизарьев. Я сказала ему, что хотела бы подготовить партию Сольвейг. Он не был против: "Хорошо, работайте. Когда будете готовы, покажитесь..." Все свои спектакли я репетировала с народной артисткой Беларуси Ниной Степановной Давыденко. К тому времени она уже закончила танцевать, и ей предложили вести утренний женский класс и быть педагогом-репетитором. Моим партнером в спектакле стал Леонид Чеховский, танцевавший Пера.

В партии Сольвейг не было больших технических сложностей. Самым сильным оказался последний третий акт, знаменитая "Песня Сольвейг". Когда Пер Гюнт прошел по всему миру, все увидел, все познал, и теперь старик, уставший и истерзанный, возвращается к своей первой любви. А Сольвейг выплакала все слезы, ожидая Пера, — и стала слепой...

И когда герой возвращается, Сольвейг его даже не увидела, а лишь почувствовала. В последней сцене нет сложных движений. Но там такая музыка и такие потрясающие чувства! Сейчас вспоминаю спектакль и партию, и у меня мурашки по коже бегают. Я чувствовала эмоциональное состояние героини, проживала ее жизнь. Я ощущала, как Сольвейг на расстоянии ощущает появление Пера. И как моя героиня, я действительно ничего вокруг не видела… Вероятно, эта сцена удалась, так как после премьеры в гримерную пришел Елизарьев. Он — человек, сдержанный в оценках, и похвалы добиться от него не так-то просто. Тем не менее он сказал: "Последней сценой я просто потрясен…"

Видео тогда не существовало, сейчас оно облегчает актерам процесс контроля над собой, усовершенствования партии, потому что видишь себя со стороны. А тогда функции контроля часто выполняли фотографии из спектакля. Мы рассматривали их внимательно и придирчиво. Помню, на одной из фотографий "Пер Гюнта" в первом действии я себе не понравилась. Думала: почему я стою, глаза опустив, никакие эмоции в пластике и на лице не отражаются? Была и совсем другая фотография, сделанная во время вариации, когда на лице отражен всплеск эмоций и столько жизни! После этого начала внутренне контролировать себя: "А как я стою на сцене? Что отражает лицо? А не пустая ли я эмоционально?"

Следующей работой после "Пер Гюнта" оказалась "Шопениана". Спектакль, конечно, потрясающий. Ставила его балетмейстер Нина Фёдорова. Однажды на спектакль пришла Нина Млодзинская, мой педагог в училище. Конечно, она была выдающейся балериной, еще при жизни про нее ходили легенды. К числу ее любимых учениц я никогда не относилась. После "Шопенианы" Нина Федоровна, такая маленькая и хрупкая, зашла в мою гримерную: "Олечка, девочка моя, как ты меня порадовала! У тебя не руки, а песня…"

Услышать такие слова от Нины Млодзинской, представительницы ленинградской школы, где очень большое значение придается технике рук, их пластичности и выразительности, — дорогого стоит. Честно говоря, я чуть не расплакалась. А Нина Федоровна продолжает: "Я горжусь тем, что ты — моя ученица…"

Когда я сказала педагогу, что начала учить Китри, она отнеслась к этому настороженно:
— Оля, зачем тебе это?! Это не твой балет! В тебе нет резкости… Не берись…

— Но ведь это полезно! — возразила я. — Спектакль технически сложный, в нем много виртуозных вариаций, дуэтов… Я буду расти. К тому же в "Дон Кихоте" я смогу танцевать вместе с Виктором. Я буду стараться в плане техники дотягиваться до его уровня.
— Но я тебе не советую…

Все-таки я взялась за спектакль, выучила его. И мы станцевали "Дон Кихот" с Саркисьяном. Репетировали с нами Нина Степановна Давыденко, она сама исполняла партию Китри, и Александр Александрович Смолянский, оба опытные педагоги-репетиторы. От раза к разу улучшались техника и чувство образа. Когда Нина Федоровна посмотрела спектакль с моим участием, она сказала:
— Да, я ошибалась. Ты создала совсем иной, непривычный образ. Не такой, как все. Легкой, озорной девчонки. Твоя пластика совпала со спектаклем.

Я танцевала с разными Базилями — Александром Мартыновым, Александром Курковым. В зале мы работали с утра до ночи — отрабатывали все адажио и поддержки. Ведь когда выходишь на сцену, волнение неизбежно. Оно "съедает" многие достижения. "Дон Кихота" танцевали так много — и в театре, и на гастролях, и на выездах.

Когда-то театр много гастролировал по Беларуси, по областным городам. Я любила выездные спектакли, потому что отрабатывалась техника, шло дальнейшее освоение образа. У меня не было проблем ни в первом акте, ни во втором. Все было по моим ногам, все нравилось.

Иногда шла на спектакль и думала, почему я, например, осветителем не работаю? Или костюмером. Насколько жизнь была бы проще! Когда третье действие "Дон Кихота" заканчивалось, я получала свои аплодисменты, возникало чувство радости — оттого что победила: и себя, и страх. Ведь каждый балетный артист переживает, волнуется за какое-то движение. Бывает, трюк не получается, случаются ошибки, иногда артисты падают. Мы все живые люди.

— Когда в 1980 году состоялась премьера балета "Спартак", вы были одной из исполнительниц партии Фригии…

— Работать над спектаклем было очень интересно. Хотя балет тяжелый и сложный физически. Но сложности преодолевались сами в процессе репетиций. Иногда не замечали, сколько работаем. Одиннадцать часов вечера, а никто и не вспоминал, что рабочий день закончился. Самые большие сложности начались, когда вышли на сцену. Иногда казалось, что ты просто не выдержишь и начнешь демонстрировать зрителю физическую работу. А надо же было не отходить от образа, от пластичности, легкости!

Я впервые встретилась непосредственно в творческой работе с хореографом Валентином Николаевичем Елизарьевым. Раньше я воспринимала его спектакли как зритель. Работать с ним — одно удовольствие. Прекрасные адажио, сделанные так музыкально и пластично! Хореограф давал возможность показать пластику актера, раскрыть его эмоциональный мир. Наиболее важное качество Елизарьева то, что, работая с актером, он шел от его индивидуальности, ставил партию на определенного исполнителя, учитывая его сильные стороны и своеобразие.

— Многие ваши партии помнятся прежде всего внутренней наполненностью, умением насытить смыслом и эмоциями даже простые пластические движения…

— Я убеждена: какая бы ни была роль, зритель всегда видит за ней личность исполнителя, отношение актера к герою. И как бы артист ни пытался спрятаться за бутафорию или технические моменты — ни музыка, ни декорации, ни партнеры не скроют: есть личность или ее нет. Зритель всегда ощущает, кто перед ним. Чувствует, придерживаешься ли ты в жизни того, что так пылко утверждаешь со сцены, или для тебя это только декларация. Потому что в роли невольно, я не знаю как, но отражаются вкус артиста, его жизненные принципы, его убеждения. Для меня всегда было очень важно, чтобы определенная партия или эпизод не становились набором движений. Больше всего я боялась просто исполнить, оттанцевать и ничего не чувствовать, не переживать при этом. Конечно, можно и так: вышла ты на сцену, стала в позу, и-и... раз, и-и... два. Музыкально, приятно, изящно. Но такая работа никому не нужна. Искусство, не согретое живым чувством актера, оставляет зрителя равнодушным...

— Вы хорошо помните те чувства, которые владели вами после станцованного спектакля?

— Для меня был страшен не столько спектакль, сколько ночь после него. Потому что она, как правило, оказывалась бессонной. Вечерами обсуждали: что сделано, что не сделано… По сто раз прокручивала в памяти все сцены, детали, подробности. Когда все продумываешь заново, уснуть — абсолютно невозможно.

Никогда не возникало такого чувства: не получилось, ну и пусть! Трагедию переживала каждый раз, если что-то не выходило! Чуть ли не до утра мысленно, в воображении танцуешь, танцуешь и никак не можешь остановиться. И так было на протяжении всей сценической жизни…

Теперь мой сценический опыт, вся моя театральная жизнь продлевается в моих ученицах.
===============================================

ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 04, 2017 2:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013043117
Тема| Балет, , Персоналии, Борис Эйфман
Автор| Ольга Купцова
Заголовок| Борис Эйфман. Интеллектуальный танец
Где опубликовано| © журнал "Партер" 2013. ― № 4. ― С. 44―46
Дата публикации| 2013 апрель
Ссылка| http://bolshoibelarus.by/images/Parter_pdf/Parter_29_print.pdf#page=44
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

16 и 17 апреля на сцене Большого театра Беларуси состоятся премьерные показы спектакля "Братья Карамазовы" Театра балета Бориса Эйфмана. Знаменитый петербургский хореограф ответил на вопросы журнала "Партер".

— Борис Яковлевич, ваш театр с момента основания и по сей день остается новаторским. Вы создали свой хореографический стиль. Каждому ли танцору под силу его освоить? Каков собирательный портрет актера вашего театра?

— Далеко не каждый артист готов исполнять наш репертуар, и это огромная проблема для моего театра. Причем речь не только об особых требованиях к технической подготовке и физическим данным (а я ищу высоких, красивых исполнителей с отличной выучкой), но и о психоэмоциональных и ментальных особенностях личности танцовщика. Артисты моей труппы не могут существовать на сцене, бездумно выполняя определенную последовательность движений. Обязательным условием является интеллектуальное и психологическое проникновение в хореографический материал. Это серьезная актерская работа на стыке балетного театра и драматического.

Мне с каждым годом все труднее находить артистов. Надеюсь, открытие Академии танца в Санкт-Петербурге поможет решить эту проблему на стратегическом уровне.

Во всем мире известно понятие "широкой русской души". Как воспринимают глубину ваших постановок за рубежом? Или вы все же стараетесь показывать на гастролях произведения мировой классики?

— Как раз показ мировой классики за рубежом более ответственен, чем представление балетов по произведениям Пушкина, Достоевского или Толстого. Например, сейчас мы готовимся к гастролям в Париже со спектаклем "Роден" и очень волнуемся. Для французов Огюст Роден — один из культурных символов, фигура практически сакральная. Наверняка, каждый парижанин имеет собственное представление о том, что это была за личность, каков ее внутренний мир. Но я, с другой стороны, никогда не стремлюсь ограничить свое творчество рамками одной национальной культуры. Говоря о Родене, я размышляю не столько о судьбе конкретного человека, жившего в определенную эпоху, сколько о глобальной трагедии художника, обреченного на изнурительный жертвенный труд. Сочиняю ли я балет о Родене, Онегине, Карениной — я всегда обращаюсь к вечным, архитипическим сюжетам. Именно поэтому нашим спектаклям с одинаковым восторгом рукоплещут как в Китае, так и в Австралии.

Сейчас вы переработали свою собственную постановку "Карамазовы". Что вас к этому подтолкнуло? Изменились вы сами или мир вокруг вас?

— Есть художники двух типов. Первые работают легко и быстро, а единожды созданные ими произведения навечно остаются в первозданном виде и впоследствии не претерпевают никаких изменений. Но есть и другой тип — те, кто, вложив в свое творение немало жизненных и духовных сил, раз за разом обращаются к нему вновь в безудержном стремлении к совершенству. Это путь мучительный, неблагодарный. Но именно такова моя творческая индивидуальность. Я не могу спокойно оставить в истории свои работы, если со временем начинаю видеть их несовершенство.

Да, за те 18 лет, что прошли с момента выпуска первого балета по роману "Братья Карамазовы", мир изменился. Во многом — не в лучшую сторону. Но и я сам приобрел определенный профессиональный и духовный опыт. Появились новые, более широкие художественные и технические возможности для реализации наполняющих меня идей. Да и сам роман Достоевского сегодня воспринимается мною совершенно иначе, нежели в 1990-х. Поэтому новое обращение к "Карамазовым" было неизбежным.

В спектакле, который увидят минские зрители, мы полностью отошли от какой-либо повествовательности и целиком сосредоточились на психоаналитическом осмыслении личностей главных героев романа. Исследуя сложнейшие, "широкие" (по Достоевскому), разрываемые противоречиями души Карамазовых, я стремлюсь найти истоки катастрофы, настигшей их семейство.

— Вы как-то сказали, что некоторое время буквально жили романом "Братья Карамазовы". Чем для вас лично дорого и значимо это произведение?

— Это произведение стало итогом всего творческого пути Достоевского, его своеобразным духовным завещанием. В романе "Братья Карамазовы" писатель собрал те многие философские идеи, над которыми он мучительно размышлял всю свою жизнь. Эти же темы волнуют меня самого. К ним я шаг за шагом приближался во всех своих предыдущих спектаклях.

Здесь речь идет о мотиве "карамазовщины" — довлеющей над человеком порочной наследственности, духовно разрушающей его. Кроме того, для меня очень важны размышления Достоевского о путях, ведущих человечество к справедливости и всеобщему счастью, а также о возможной цене такого благоденствия.

- Роман "Братья Карамазовы" входит в школьную программу. Как вы считаете, может ли понять столь глубокое произведение школьник, или все-таки лучше к нему вернуться в более сознательном возрасте?

— Непростой вопрос. С одной стороны, такой сложный роман нельзя до конца понять, будучи совсем юным человеком. С другой, здесь сразу же возникает проблема воспитания, духовной подготовки личности. Если со школьной скамьи не начать приобщать человека к Достоевскому и другой высокой классике, есть вероятность, что во взрослом возрасте он уже никогда не возьмет в руки этих книг. Мы живем в безумном и циничном мире, и далеко не всякий 40-летний или 50-летний человек найдет время и силы, чтобы впервые прочесть "Карамазовых".

— Достоевский представлен не одним произведением в вашем театре. Какую роль сыграл автор в вашей карьере?

— В 1980-е я поставил спектакль "Идиот". Это был первый опыт обращения к творчеству Достоевского на балетной сцене. В очень значительной степени именно в спектакле "Идиот" заложены основы традиции пластического осмысления нашим театром классики мировой литературы. Без этого балета были бы невозможны такие постановки, как "Анна Каренина", "Чайка", "Онегин". И, конечно же, другой наш спектакль по Достоевскому — "Карамазовы", путь к которому был непростым. Немало времени мне понадобилось для того, чтобы просто осмелиться подступиться к такой философской глыбе. Однако спектакль состоялся, и у него оказалась счастливая сценическая судьба.

Безусловно, я буду рад вновь обратиться к творчеству Достоевского, если почувствую, что готов для этого.

— Совсем недавно было завершено строительство Академии танца. Как наставник каких принципов вы придерживаетесь в работе со своими учениками?

— Самое главное — стремление помочь человеку распознать в себе дар и раскрыть его с максимальной эффективностью. Трагедия многих талантливых людей — в невозможности самореализации. Кто-то осознает свое призвание, но не имеет необходимых материальных или бытовых условий для развития способностей. А кто-то доживает до глубокой старости, так и не поняв, в чем заключалась его личностная уникальность.

В Академии будут учиться талантливые дети из России и со всего постсоветского пространства. Используя передовые педагогические методики и современные технологии, мы дадим нашим ученикам шанс сформироваться в универсальных, широко востребованных артистов, представляющих новую балетную эли- ту XXI века.
==========================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 25, 2017 5:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013043118
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Меа Венема
Автор| Ксения Поль / Фото: Андрей Калугин
Заголовок| Балет - это удовольствие
Где опубликовано| © Журнал «Дорогое удовольствие – Челябинск»
Дата публикации| 2013-04-04
Ссылка| http://dorogoe74.ru/statyi/95/4433.html?sphrase_id=78560
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В самом начале весны в Екатеринбургском театре оперы и балета состоялась грандиозная балетная премьера — «XIX\XX\XXI. Три века, три балета, три стиля». Век ХХ был представлен балетом «Пять танго» в постановке Ханса ван Манена, известного европейского неоклассика. Сам мастер, которому уже за 80, в Россию не приехал. С труппой нашего оперного работала Меа Венема, главный ассистент голландского балетмейстера. «Дорогому удовольствию» Меа рассказала, почему любит цирк и каково это — танцевать с самим Рудольфом Нуриевым.



— Когда вы только начали заниматься в балетной школе, что было самым сложным для маленькой девочки: диета, ежедневные репетиции, строгий распорядок?

— Мне было 8 лет, когда старшая сестра привела меня в балетную школу, где занималась сама. Я о балете тогда не знала ровным счетом ничего, только видела фильм Red Shoes (фильм-балет по мотивам сказки Ганса Христиана Андерсена «Красные башмачки», 1948, Великобритания. — Ред.), и подумала, что здорово было бы выучить все эти прекрасные движения, научиться двигаться вслед за музыкой. И потому учеба в балетной школе для меня никогда не была в тягость. Возможно, вы не поверите, но это было ежедневное наслаждение и удовольствие. В балетной школе в Харлеме у меня были замечательные учителя, которые научили меня, как себя вести в балетной студии, что читать, на что обращать внимание в мире искусств и в обычной жизни. В общем, я не могу сказать, что балет — это тяжелый труд. Это настоящее удовольствие!

— Есть ли у вас любимые роли, балетные партии?

— Прежде всего, у меня есть любимый хореограф, с которым мы уже знакомы полвека — это Ханс ван Манен. Из 160 балетов, поставленных им, я танцевала в 23-х. Мне нравится его способ мышления в балете, его манера движений и музыкальность. Простота и четкость. А из тех ролей, что принято считать большими, я танцевала только Жизель и Джульетту. Я, скорее, ценю не определенные роли, а людей, с которыми мне посчастливилось работать. Например, Питер Райт, хореограф британского Королевского балета. Он настоящий английский джентльмен, интеллигентный человек, обладает большими знаниями и талантом; Руди ван Данциг, знаменитый голландский хореограф, — с ним я работала в труппе Нидерландского национального балета.

— Вы также работали с Джорджем Баланчиным, хореографом, который положил начало современному неоклассическому балетному искусству…

— Да, и я знаю, что родился и учился он в России. Мне посчастливилось танцевать в его балетах и с ним лично в Швейцарии — тогда его данс-компания базировалась в Женеве. За полтора года я танцевала, если мне не изменяет память, в пятнадцати его балетах.

— В России все наверняка интересуются и вашим сотрудничеством с Рудольфом Нуриевым…

— О, я никогда ранее не была в России, так что русским изданиям точно не рассказывала еще про Нуриева, вы первые! Рудольф имел прочные связи с Руди ван Данцигом и его Нидерландским национальным балетом, несколько раз танцевал там еще до того, как я пришла в труппу. Мы вместе танцевали в балете Руди ван Данцига «Про темный дом». Потом, в составе данс-компании «Нуриев и друзья», я гастролировала в США.
Он был не самым простым в общении человеком, очень гордился собой и был несколько высокомерен. И танцевать с ним было для меня не только ценным опытом — ведь я тогда была очень молода, но и захватывающим приключением и удовольствием каждый раз. Иногда он мог тебя поднимать так бережно, будто ты — драгоценная антикварная ваза, а на следующий день — быть резким, грубым и экспрессивным.

Как-то раз на репетиции мы с Рудольфом показывали другим танцорам дуэт, они должны были нас копировать. И мы допустили небольшую ошибку. После репетиции я об этом сказала Рудольфу. Он довольно строго на меня посмотрел и безапелляционно заявил: «Запомни. Я никогда не совершаю ошибок!» Такой вот человек. А я даже испугаться не успела.



— Вам посчастливилось сотрудничать со многими прославленными хореографами, танцевать в разных странах. Есть ли принципиальные различия в танцевальных школах — скажем, американской и европейской?

— Тут дело, как вы понимаете, не в технике, а в ментальности. Американские танцоры, прежде всего, очень уверены в себе, ничего не боятся. Но я давно работаю с Ван Маненом и мне ближе его подход. Он четко следует музыке, обращает внимание на мелочи: как балерина смотрит в зал на публику — ему важен не только поворот головы, но и мимика, эмоции. Иногда это довольно сложно для танцоров. У него специфические движения рук, своя трактовка некоторых классических балетных позиций рук и ног. В постановках Ханса ван Манена мужчина и женщина всегда равны на сцене, его женщина одновременно и женственна, и эмансипирована.

— А ментальность какой страны подходит вам, где любите отдыхать?

— О, это, конечно, Амстердам — в этом городе я жила, там родились мои дети. Сейчас они, как и я, работают в разных странах. Дочь — танцовщица, живет в Дюссельдорфе. Мой сын — жонглер, у них с женой собственное шоу Juggling Tango — сочетание жонглирования и танго на музыку Астора Пьяццоллы. В этом сезоне они его показывают в Нью-Йорке, в The Big Apple Circus. Сын с самого раннего детства решил, что хочет быть жонглером, я ему не стала в этом мешать. Чем-то увлек и меня, и сейчас, в каком бы городе я ни находилась, стараюсь сходить в цирк. А еще я, оказываясь в разных странах, люблю покупать местные продукты в обычных супермаркетах. Зашла в магазин и в Екатеринбурге, но тут в молочном отделе такой огромный выбор всего, что я даже слегка растерялась. Ну и нет ни одной надписи на английском языке. Но я надеюсь, что это мой не последний визит в Россию и у меня еще будет шанс выучить русский хоть немного.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 11, 12, 13
Страница 13 из 13

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика