Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2017-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17311
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 10, 2017 1:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111004
Тема| Балет, Труппа Бориса Эйфмана, Персоналии, Дарья Резник, Сергей Волобуев
Автор| Автор текста: Галина Батищева, Автор фото: Александр Онопа
Заголовок| Повесть о настоящем
Где опубликовано| © «Сургутская трибуна»
Дата публикации| 2017-11-10
Ссылка| https://ugra-news.ru/article/10112017/58156
Аннотация| гастроли

«Сургутская трибуна» познакомилась с визитной карточкой Бориса Эйфмана - балетом «Анна Каренина»



Поставленный 12 лет назад балет «Анна Каренина» и сегодня с большим успехом идет на многих мировых сценах. География выступлений широкая: Франция, Китай, Германия, Австралия, США, Канада, Голландия…

Встреча с артистами балета состоялась за час до спектакля, в гримерке. Двадцатилетняя Дарья Резник в образе Анны Карениной выходит на сцену в третий раз. Балерина значительно моложе своей героини, но разница в возрасте ее ничуть не смущает. Танец, язык тела способны передать любой накал страстей, внутренний мир человека и весь драматизм классического произведения, считает артистка.

- Мне очень помогает музыка, она буквально проникает внутрь меня. Это полное погружение в психологический мир героини, выражение эмоций и души через тело. Анна пошла за страстью, забыв о ребенке, забыв о той жизни, которой она жила, и эта страсть привела к такому трагическому финалу. Спектакль полон внутренней психологической энергии, очень точен по своему эмоциональному воздействию и драматичен. Он требует полной самоотдачи артистов - психологической, физической, напряжения все душевных сил. В этом, наверное, и кроется секрет его долголетия и успеха, - говорит Дарья Резник.

Артист театра балета Бориса Эйфмана Сергей Волобуев в этот вечер выходил на сцену Дворца искусств «Нефтяник» в образе мужа главной героини – Алексея Каренина. Партию Вронского он, кстати, также исполняет, и, судя по отзывам критиков, ему блестяще удается раскрыть сложный психологический образ двух таких противоположных персонажей.



- Это лучшее творение легендарного балетмейстера Бориса Яковлевича Эйфмана. Он душевный, а история такая, которая пронзает, всегда актуальна. Это жизненный треугольник, – говорит Сергей Волобуев.

- Балет «Анна Каренина» — это повесть не о дне минувшем, а исключительно о настоящем, такие страсти постоянно бушуют и сегодня, но только сильные личности в состоянии отдаться им полностью. Только Борис Яковлевич ставит такие спектакли, очень драматичные, которые цепляют за душу по-настоящему, - добавляет Дарья Резник.
Здесь куда ни ступи – классика. Классическое произведение Льва Толстого под классическую музыку Чайковского языком танца, жеста, тела… Действие балета сосредоточено на классическом треугольнике: Анна – Каренин (муж) – Вронский. Эйфман сознательно сузил рамки сюжета романа Толстого, сосредоточившись на главной трагедии, в которой, казалось бы, ничего нового. Люди во все времена переживают любовные драмы и сталкиваются с, казалось бы, неразрешимыми вопросами.
Поглощенная страстью женщина преступает все общественные нормы, мораль, материнскую любовь… Итог - порицание света, душевные муки, трагизм безысходности. Сильные чувства, жгучая страсть, метания, тонкие ощущения.

Так о чем спектакль? О дне минувшем, о том, как общество уничтожило Анну, или о том, что, как в стихотворении Зинаиды Гиппиус «Любовь – одна»,

«Любви мы платим нашей кровью,
Но верная душа - верна,
И любим мы одной любовью...
Любовь одна, как смерть одна»?..


Конечно, о любви. Но в поставленном Эйфманом балете основная идея - это не прошлое, это настоящее. Накал чувственных страстей и сегодня ничуть не меньше, чем сто лет назад. Легендарному балетмейстеру удалось настолько поразительно точно и психологически тонко раскрыть образы главных героев ХIX века, что классическое произведение обрело абсолютно современное звучание.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Ноя 15, 2017 8:11 am), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17311
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 11, 2017 9:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111101
Тема| Балет, Академия балета имени А. Вагановой, Персоналии, Николай Цискаридзе
Автор| Татьяна Элькина
Заголовок| Николай Цискаридзе: Не жалею, что закрыл дверь в прошлую жизнь
Где опубликовано| © Телеканал «Санкт-Петербург»
Дата публикации| 2017-11-11
Ссылка| https://topspb.tv/news/2017/11/11/nikolaj-ciskaridze-ne-zhaleyu-chto-zakryl-dver-v-proshluyu-zhizn/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Видео по ссылке.



Николай Цискаридзе снова готовится выйти на сцену. В выходные он примет участие в спектакле вместе с другими звездами мирового балета.

Впрочем, в последнее время большую часть времени Народный артист России проводит не на сцене, а в стенах Академии балета имени А. Вагановой. Что самое сложное в его нынешней работе? Чему он учит своих воспитанников? И как изменилась жизнь бывшего премьера Большого театра? Об этом и не только с Николаем Цискаридзе говорила Татьяна Элькина.

ТАТЬЯНА ЭЛЬКИНА, корреспондент:
«В эти дни четыре года назад вы осваивали для себя новую роль – роль ректора Академии балета им. Вагановой. Скажите, что вы считаете для себя главной победой, а что – неудачей?»

НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ, ректор Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, народный артист России:
«Невозможно говорить – победа или неудача. Так я не могу сказать. Я могу сказать какие-то конкретные вещи. Могут похвастаться такой вещью. Год назад мы проходили аккредитацию, как и все вузы страны. В области культуры мы единственный вуз в Петербурге, который прошел аккредитацию по всем пунктам с первого раза. Честно скажу, для молодого ректора, человека, который занимается этим с нуля, это очень непростая задача».

ТАТЬЯНА ЭЛЬКИНА, корреспондент:
«Вы не жалеете, что так кардинально изменили свою жизнь, что теперь, кроме творческих вопросов, приходится решать вопросы хозяйственные, экономические и так далее?»

НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ, ректор Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, народный артист России:
«Мне не жалко по одной простой причине. Если я хочу сделать что-то хорошее с творческой точки зрения, я обязан улучшить материальную базу. Дело в том, что всегда в Советском Союзе, понимаете… Катастрофа произошла после того, как рухнула система, после падения Советского Союза. Система рухнула в чем? Во всех заведениях культуры – учебных , музыкальных, театральных – всегда главенствовала – может, это была вторая должность по номиналу, – творческая личность. А за эти 20 лет случился перевертыш. Люди, которые были всегда администраторами и в чьих руках оказались деньги, посчитали, что должны указывать творческим личностям, не учитывая специфику профессии. Я своим примером должен доказать государству и всем тем, кто принимает решения, что надо вырастить таких творческих людей, которые были бы в состоянии заниматься и экономической, административной, хозяйственной работой. Если мы не будем заниматься, то эти администраторы в этой стране погубят культуру, которая всегда была превыше всего, навсегда».

ТАТЬЯНА ЭЛЬКИНА, корреспондент:
«Главные изменения, которые удалось привнести?»

НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ, ректор Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, народный артист России:
«Я ничего не привносил. Мы сидим в том месте, где слишком много лиц на нас смотрит. Здесь слишком хорошо было придумано до меня, очень правильно и очень качественно. С чего я начал? Я просто попытался здесь создать дисциплину, то, как я ее понимаю.

С этой стороны есть портрет одного из любимейших моих людей на земле. Это Марина Тимофеевна Семенова. Она меня выучила профессии педагога, помимо того, что она меня учила в классе каждый день. В ее классе она главная и самая любимая ученица Вагановой. Это было и у Вагановой в классе. Никогда никто не смел открыть рта. Никто не мог встать туда, куда он хочет. У него было свое место. Несмотря на то, что в ее классе стояли народные артисты. То, в какой строгости я рос в московском училище. У нас очень было строго в плане дисциплины. Это была советская система. То, что было в классе у Семеновой, а значит, то, к чему ее приучила Ваганова. Я просто взял и это вернул сюда. Я ничего не придумывал. Я просто призвал жить по правилам нашей профессии. Ничего, что противоречит классическому танцу…Здесь главное – балет».

ТАТЬЯНА ЭЛЬКИНА, корреспондент:
«Я очень хорошо помню 2013 год, когда появились самые первые сообщения о том, что вы займете должность ректора. И эта волна негодования, неприятия. Было ли у вас тогда ощущение обиды, горечи от того, что это происходит?»

НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ, ректор Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, народный артист России:
«В тот день, когда я дал ответ, что я на эту службу соглашаюсь, я понимал, что в любом случае для петербуржцев слово «москвич» будет дискомфортно.
Вот была у нас пресс-конференция, когда меня представляют как петербуржца. Михаил Петрович Пиотровский говорит: «Да, Коля наш».

ТАТЬЯНА ЭЛЬКИНА, корреспондент:
«А вы чувствуете, что значит признали?»

НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ, ректор Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, народный артист России:
«Чувствую, что люди стали оценивать какие-то поступки. Мне это очень приятно».

ТАТЬЯНА ЭЛЬКИНА, корреспондент:
«Я наблюдала за вами во время репетиции. Очень переживаете, я вижу, нервничаете за своих воспитанников. Чему вы их учите?»

НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ, ректор Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, народный артист России:
«В очень сложное время мы живем. Информационно колоссальное. Они по-другому воспринимают информацию. Поэтому я заставляю их учиться размышлять. Я понимаю, что, может быть, Достоевского они так досконально не прочтут в этом возрасте, как мы читали, потому что для них это не так динамично. Пытаюсь научить слушать музыку. Отвожу в музей, заставляю воспринимать произведения искусства. К сожалению, это трагедия поколения. Я не могу сказать, что они плохие, они просто другие. По-другому усваивают информацию. Абсолютно по-другому. Я как педагог, как это делала Ваганова в начале 20-х годов, должен взять и перестроиться к их менталитету. Если я не смогу это сделать, я не смогу эту информацию донести».

ТАТЬЯНА ЭЛЬКИНА, корреспондент:
«Как вам кажется, вы смогли это сделать?»

НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ, ректор Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, народный артист России:
«С предыдущим классом – да. У меня было поменьше ребят. Пятеро. Двое танцуют в Большом театре, трое – в Мариинском. С нынешними пока про литературу не могу поговорить. Мы с ногами никак не можем разобраться. Сначала надо заинтересовать. Сейчас просто ноги по одной простой причине. Я их должен заинтересовать чем-то, что у них какой-то результат, а потом уже говорить о каких-то более сложных материях».

ТАТЬЯНА ЭЛЬКИНА, корреспондент:
«Не могу не спросить: вы учите детей, а они вас чему?».

НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ, ректор Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, народный артист России:
«Они меня учат, прежде всего, тому, что они не одинаковые, что я у каждого должен найти какую-то собственную струну. Мне мой педагог объяснял, что мне будет преподавать сложно, что не такой как все, есть все, никогда не поймешь простого человека. Я на него тогда смотрел и думал, что он сумасшедший, что значит, что я не пойму. А сейчас я понимаю, что он прав. Он преподавал более 40 лет. И у него таких детей, как я, было двое. Нам не надо повторять ничего второй раз, ничего учить. Мы один раз смотрели и все могли повторить. А другим надо по 48 раз одно и то же объяснить. И для меня это испытание. Но я каждый раз для себя мотивирую это тем, что нужно расплатиться с создателем. Мне он это подарил. Это сложно».

ТАТЬЯНА ЭЛЬКИНА, корреспондент:
«Главные изменения, который вы в себе зафиксировали?»

НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ, ректор Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, народный артист России

«Главное – это то, что я вышел из прошлой жизни. Я закрыл дверь и ни одной секунды не пожалел. И не оглянулся. Я не ожидал от себя. Клянусь. Я это делал сознательно. Я много раз думал, когда у меня защемит, когда я захочу обратно. У меня не было ни печали, ни переживаний. Чем дальше идет время, тем больше, смотря на своих коллег, которые пытаются имитировать молодость, я радуюсь, что мне выпало счастье не только получить такие способности от природы, которые на самом деле еще лет десять могли бы служить. Но мне послалось еще какое-то разумение не совершать ошибку эту на сцене».


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Ноя 15, 2017 8:12 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17311
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 11, 2017 11:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111103
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Иржи Килиан
Автор| Анна Виноградова
Заголовок| КУЛЬТПОХОД: Балетный марафон Большого театра - "Клетка", "Забытая земля" и "Этюды"
Где опубликовано| © Ref news, сетевое издание
Дата публикации| 2017-11-10
Ссылка| http://www.refnews.ru/read/article/1439915
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Премьера балета Иржи Килиана "Забытая земля" в Большом театре

В репертуаре Большого появился еще один балет чешского хореографа Иржи Килиана - "Забытая земля". Постановка была осуществлена в 1981 году на музыку Бенджамина Бриттена "Симфония-реквием", а сюжетом послужила картина Эдварда Мунка "Танец жизни". Нарисованные на полотне художником пары оживают перед зрителем, рассказывая языком танца свою драматическую историю. Их шесть - пара в белом, черном, красном, сером, розовом и бежевом. У каждой пары своя хореографическая партитура, своя эмоциональная подача, свой ритм. Килиан в "Забытой земле" проявляет себя в качестве хореографа- философа, пытается погрузить публику в глубинные переживания каждого образа, посредством пластического рисунка открывая нам внутренний мир героев. Перед нами нет предыстории, прошлого и будущего персонажей, они живут здесь и сейчас, как бы в моменте настоящего, демонстрирую свою сущность, характер, настроение. Конечно, передача замысла хореографа - суть таланта исполнителей, а в Большом таковых целое созвездие. Хочется особо отметить Марию Виноградову, в паре в черном она просто поразила своей пластикой, точным попаданием в музыкальный ритм и драматургию образа. В паре в красном блистал Игорь Цвирко - динамичный, мощный, заражающей своей энергией. Любопытно было посмотреть на нового артиста балета Якопо Тисси, приглашенного Махаром Вазиевым из Ла Скала. Действительно по-итальянски красив, статен, выразителен. В целом, можно сказать, что балет состоялся.

А первой в этом балетном марафоне была представлена "Клетка" Джерома Роббинса на музыку И. Стравинского. И хотя этот спектакль не был премьерой, именно он задал настроение. Премьера состоялась в Нью-Йорке в июне 1951 года, но и по сей день - это истинный шедевр современной хореографии. Начиная от сюжета, а речь идет о перипетиях в жизни пауков, а точнее паучих, с их замысловатыми, ломанными, скрюченными танцами, преподнесенными Роббинсом во всей красе - от витиеватых, заманивающих в сети, до алчных, пожирающих жертву. Пластика, хореография, костюмы, сценография переносят нас в мир насекомых, неожиданного выросших до человеческих размеров.

И опять хочется отметить балетную труппу Большого - от кордебалета до солистов - все было исполнено ярко, слаженно, музыкально, артистично. В главной партии блистала Екатерина Крысанова - балерина экстракласса, невероятных физических возможностей и большого драматического таланта. Буквально на глазах публики она превратилась из закутанную в кокон "новенькую" вначале в трепетное, радостное создание, а затем в алчную, жаждущую победы и власти самку. Выгнутые лопатки, растопыренные как щупальца пальцы, резкие и в тоже время грациозные движения - все абсолютно завораживало и переносило зрителя в другой мир. Аплодировать хотелось бесконечно!

И под занавес - "Этюды" Харальдера Ландера на музыку Карла Черни.

Этот балет - настоящее приношение танцу, демонстрирующий зрителю всю танцевальную кухню - от пяти базисных позиций, до самых сложных движений, от репетиционного станка до сценического выступления. Балет яркий, стильный, насыщенный движениями, участниками, динамикой.

Это настоящий вызов балетной труппе - экзамен на профессионализм, качество, подачу. Не даром он был исполнен "Лондон Фестиваль Балле" во время празднования свадьбы Грейс Келли и князя Ренье. Труппа Большого, на мой взгляд, экзамен выдержала с честью. И солисты - Евгения Образцова, Вячеслав Лопатин, Марк Чино были на высоте. Исполнение требовало виртуозной, безукоризненной техники, высокого прыжка, четкой фиксации, головокружительного фуэте - всем этим арсеналом уверенно владеет очаровательная Евгения Образцова - одна из любимых балерин Пьера Лаккота. Именно для нее мэтр поставил в Большом балет "Марко Спада", отмечая, что такая четкая работа ног, как у Евгении, может быть только у балерин Гранд опера, а это огромный комплимент, между прочим.

В заключении хочется отметить, что все три балета - разные по сути, форме и содержанию, на удивление сочетаемые и оставляют у публики гармоничное, легкое, радостное представление о современной хореографии, труппе Большого театра, на деле доказывающей, что "в области балета мы впереди планеты всей"!
=============================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Ноя 15, 2017 8:12 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17311
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 11, 2017 11:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111104
Тема| Балет, Современный танец, фестиваль CONTEXT, Персоналии, Диана Вишнева, Софья Капкова
Автор| АНАСТАСИЯ ПОНОМАРЕВА
Заголовок| Что нужно знать о фестивале CONTEXT: рассказывают Диана Вишнева и Софья Капкова
Где опубликовано| © Harper’s Bazaar
Дата публикации| 2017-11-06
Ссылка| http://bazaar.ru/bazaar-art/teatr/chto-nuzhno-znat-o-festivale-context-rasskazyvayut-diana-vishneva-i-sofya-kapkova/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Пятый фестиваль современной хореографии пройдет в Москве и Санкт-Петербурге с 12-го по 19 ноября. Мы решили расспросить организаторов, как они планируют отметить свой первый юбилей, а заодно погрузились в воспоминания вместе с ними



Эта история начиналась как сага о супергероях — невероятно и стремительно. Wonder woman современного балета Диане Вишнёвой стало тесно в роли примы Мариинки с ее классическим репертуаром, и она пустилась в творческий поиск. Познакомилась с легендарным хореографом Пиной Бауш, попала на ее фестиваль в Вуппертале, а потом загорелась идеей сделать нечто подобное. Уже не одна, а в компании мощной «лиги справедливости»: продюсера Алексея Бокова, хореографа и руководителя Голландского фестиваля танца Самуэля Вюрстена, основательницы Центра документального кино Софьи Капковой и педагога-репетитора, заслуженной артистки России Анастасии Яценко. Поначалу «CONTEXT. Diana Vishneva» проходил только три дня и только в Москве и был воспринят настороженно, как и все новое в мире танца — тем более когда фестиваль современной хореографии организует балерина классической школы. Но на то они и супергерои, чтобы превосходить ожидания: довольно скоро творческая лаборатория превратилась в большой международный смотр талантов. В «CONTEXT» поместили и топовые танцевальные труппы, и всемирно известных хореографов, и новых, загорающихся прямо на наших глазах звезд.

ДИАНА ВИШНЁВА

Основатель и арт-директор фестиваля

«Контекст» — то слово, которое мы в разговорах о фестивале употребляли чаще всего. В результате оно оказалось идеальным названием, ведь мы хотели создать не статичную структуру, а развивающийся живой организм.

Встречаясь с молодыми российскими хореографами, я слышала от них одни и те же жалобы: «Мы никому не нужны, нам никогда не удастся пробиться». Их можно понять: репертуарные академические театры сегодня не так нацелены на взращивание талантов, им нужен уже готовый постановщик. Но где молодому хореографу набираться опыта, как внутренне подготовиться к большой сцене? Так родилась одна из главных миссий фестиваля — дать молодым постановщикам шанс заявить о себе. И эта миссия выполнима: к примеру, Владимир Варнава теперь ставит в Мариинке, у Лилии Бурдинской собственная компания в Петербурге, Константин Кейхель работает с артистами балета Якобсона. А ведь когда-то про них знали немногие.

Топовые зарубежные постановщики говорили мне, что из-за плотного графика ни за что не найдут для нас времени. Но у меня были свои аргументы: когда я рассказывала им о том, что не просто хочу исполнить их хореографию, но и планирую вместе с ними создавать новый язык, они тут же расчищали расписание. Так, в этом году мы покажем работы невероятно востребованных хореографов: Уэйна МакГрегора, Джастина Пэка, Гойо Монтеро, Марко Гекке и Алексея Ратманского. Еще к нам приедет феноменальная итальянская балерина Алессандра Ферри, которая семь лет назад завершила карьеру, а теперь вернулась на сцену.

Сейчас мы ведем переговоры с крупнейшими танцевальными компаниями: «Нью-Йорк Сити балет», Американским театром балета и Театром Пины Бауш. Планируем привезти их в следующие годы. Раньше мы работали только с камерными коллективами, но теперь, когда фестиваль вышел на большие сцены Мариинки и Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, можем позволить себе совсем другой масштаб. Звучит неплохо, согласитесь.

АЛЕКСЕЙ БОКОВ

Продюсер фестиваля в 2013—2014 годах

Фестиваль нужно открывать именно в России — вот что мы с Дианой поняли уже в самые первые дни работы. Чтобы создать мощный культурный локомотив, к которому в дальнейшем будет цепляться множество разных вагонов.

В нашей стране современный язык вытравливается каленым железом. Вы видели, как запретили «Нуреева» Серебренникова и какой скандал разворачивался вокруг «Матильды» Учителя? С фестивалем «CONTEXT» тоже поначалу была непростая ситуация. На тот момент зрители воспринимали Диану исключительно как классическую балерину. Мы прорывались через большое непонимание. Но то, что происходит сегодня, когда на «CONTEXT» не достать билет, показывает: мы оказались правы. Будущее — за новыми формами. Мы делаем фестиваль живой культуры. Работая с молодыми хореографами, всегда поощряем создание чего-то нестандартного, призываем выходить за рамки. Да и сами все время выходим. Помню, как в одном из многочасовых обсуждений с Дианой я уже не находил слов, чтобы донести свою мысль, и вдруг выпрыгнул на середину комнаты и изобразил какое-то движение. Она долго не могла поверить, что я на такое способен, и после этого случая заговорила со мной иначе. (Смеется.)

СОФЬЯ КАПКОВА

Генеральный директор и куратор кинопрограммы

Я долго отказывалась от должности директора фестиваля, потому что, по сути, не имею никакого отношения к танцу — я не танцовщица, не хореограф и не балетный критик. Но Диане удалось меня уговорить. Я трудоголик, и у меня есть такая черта: попросили один столик убрать, а я уже незаметно навожу порядок во всем ресторане. Так получилось и с «CONTEXT». Если в первый год я курировала только кинопрограмму, то со второго являюсь генеральным директором фестиваля. Сначала я купила огромную книгу по истории танца, чтобы хоть как-то вникнуть в тему, а сегодня уже путешествую по всему миру, отсматривая ведущие труппы.

Я профессиональный зритель. Если Диана и Самуэль сосредоточены на том, чтобы сделать интересную программу, то я представляю интересы нашей аудитории. Мы продаем интеллектуальное времяпрепровождение, и наша задача — воспитывать, не нагружая. Мы не можем просто пригласить зрителя, посадить его и сказать: «Будет тяжело, но ты терпи». Вместе мы добились того, что в прошлом году на фестиваль пришли 10 тысяч зрителей. Никогда не забуду, как я, будучи беременной и уже с довольно большим животом, бегала за худруком израильской труппы «Бат- Шева» Охадом Нахарином после премьеры его работы «Last Work» в Бруклинской музыкальной академии в Нью-Йорке. Еще во время спектакля я поняла, что его точно нужно везти в Россию. И вот я носилась по театру и просила вызвать Охада. Все косились на мой живот и спрашивали: «У вас какой-то личный вопрос?» А я в ответ: «Личный! Очень срочный!» Уже в следующем году «Бат-Шева» приедет в Россию со своей новой работой.

Залог успеха — коллаборация. Чем больше людей объединяются ради успеха одного дела, тем лучше результат. Например, благодаря поддержке Сбербанка на юбилейный фестиваль мы смогли пригласить знаменитого испанского хореографа Гойо Монтеро, который поставил номер специально для нас. Теперь мы надеемся, это будет хорошей традицией. Очень советую выбраться на кинопрограмму фестиваля. В этом году мы сделали акцент на закулисье. Мой выбор — «Парижская опера», признанный лучшим документальным фильмом ММКФ, крайне личная история японской примы-балерины Норвежской оперы Маико Нишино «Маико: танцующее дитя», и, конечно же, «Марсело Гомес: анатомия танцовщика» о бессменном партнере Дианы, который ровно пять лет назад впервые приехал в Россию, как раз чтобы выступить с ней на фестивале «CONTEXT».

АНАСТАСИЯ ЯЦЕНКО

Куратор конкурса молодых хореографов

Я с детства обожала современную хореографию, хотя всю жизнь проработала в Большом театре, танцуя классические партии. «CONTEXT» исполнил мою мечту: теперь я отвечаю за поиск молодых имен в мире современного танца. Их действительно нужно искать. К примеру, в этом году на конкурс прислала заявку девушка, мы с Дианой посмотрели видео и сразу в один голос сказали: «Да, берем!» Оказалось, перед нами настоящий самородок. А раньше мы о ней даже не слышали.

В первый год в конкурсе участвовали только ребята из Москвы и Петербурга, а в 2017-м к нам приедут танцовщики из Новосибирска, Красноярска, Минска. Всего было 120 заявок, из которых мы выбрали пять. Самое сложное — говорить «нет». Мы стараемся всем отвечать, чтобы учились и приходили на следующий год. Многие воспринимают отказ как побуждение к действию. Одна участница из Петербурга написала нам: «Ваш конкурс меня спас. Я уже думала, мне не суждено танцевать, но теперь знаю, что могу больше». Главное, что дарит фестиваль, — не победа, а среда, в которую попадают участники. Зачастую они живут в регионах и варятся в собственном мире. А тут мы, можно сказать, привозим их на «большую землю», открываем горизонты. Все они уходят с конкурса друзьями — следят друг за другом, сплачиваются. В ноябре мы покажем номер молодых хореографов Павла Глухова и Константина Кейхеля, наших «выдвиженцев» разных лет. Это огромная редкость в балетном мире — чтобы два постановщика добровольно решили работать вместе.

САМУЭЛЬ ВЮРСТЕН

Куратор

Путешествие первооткрывателя — вот на что похожа работа над каждым фестивалем. Мы все время изобретаем новые стили, способы и языки танца, воздерживаясь при этом от радикальных суждений и оценок. Обычно танцевальные фестивали фокусируются на каком-то одном аспекте — мы же пытаемся представить весь спектр современной хореографии.

Моя задача как куратора — год от года совершенствовать собственный вкус, ведь я привожу на фестиваль только то, что люблю сам. Я не могу заранее предугадать, одобрит ли зритель мой выбор, поэтому самое большое наслаждение — сидеть в зрительном зале и предвкушать реак- цию аудитории на каждое движение на сцене.

Один из счастливейших моментов за историю фестиваля — показ спектакля «Live» нидерландского хореографа Ханса ван Манена, где танцевала Диана. Это важнейшая работа Ханса 1979 года, которая очень редко исполнялась. По остроте эмоций сравнима разве что с премьерой нынешнего юбилейного года — балетом Марко Гекке «Нижинский», поставленным для труппы Gauthier Dance из Штутгарта.

Честно говоря, мне и самому не верится, что мы за пять лет привезли такое количество зарубежных хореографов. Кто-то более известен, кто-то менее, но каждый из них — крупный художник, определяющий характер современного танца.

Фото: АНТОН ЗЕМЛЯНОЙ
Стиль: ЕКАТЕРИНА КЛИМОВА
Текст: АНАСТАСИЯ ПОНОМАРЕВА
===========================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Ноя 15, 2017 8:13 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17311
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 12, 2017 10:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111201
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Светлана ЗАХАРОВА, Денис РОДЬКИН
Автор| Вера ЧИСТЯКОВА; Фото автора
Заголовок| Дуэт
Где опубликовано| © Проект "Танцевальный Клондайк"
Дата публикации| 2017-11-08
Ссылка| http://dancerussia.ru/publication/845.html
Аннотация|

8-го октября один из самых красивых дуэтов современной балетной сцены – Светлана ЗАХАРОВА и Денис РОДЬКИН – вновь выступили в балете "БАЯДЕРКА" (Большой театр России, хореография Мариуса ПЕТИПА, редакция Юрия ГРИГОРОВИЧА).



В дебютном спектакле (14 апреля 2016-го года) Никия (Светланы ЗАХАРОВОЙ) и Солор (Дениса РОДЬКИНА) любили нежно, и одновременно, пламенно, по-детски бездумно, не осознавая преград, не умея себя защитить. Неожиданное вмешательство грубой силы в их идеальный мир губило и любовь, и жизнь быстрее, чем можно представить. И вот уже Солор, нарушая священную клятву, шёл под руку с другой – богатой избалованной дочерью раджи – шёл, как во сне, не чувствуя себя, не веря в происходящее… и вновь просыпался, лишь дойдя до роковой точки невозврата – дотронувшись до бездыханного тела своей первой святой невесты, убранной соперницей с пути, как ненужную улику прошлого.

Никия, не примирившись с вынужденной изменой, тихо и светло умирала, унося сердце возлюбленного в своём, и акт "Тени" воспринимался, как отдохновение, долгожданная свобода и умиротворение души Солора в абсолютном единении с любимой.

В последующих спектаклях Никия и Солор уже не казались заложниками обстоятельств, их любовь стала честным вызовом судьбе, добровольным святым преступлением обоих, не только в третьем акте, но изначально, духовным единством. Баядерка и Солор очень разные, но очень похожи. Оба имеют на этой земле некую миссию, для обоих с детства особо значимо чувства долга. Святое служение долгое время было для них самой жизнью, а случившаяся любовь – помеха, нечто странное, незапланированное. Необходимость внутренних перемен должна была бы оттолкнуть их друг от друга, но срабатывает обратное – разъединяющие обстоятельства объединяют.

Первый дуэт-встреча Никии и Солора – вершина поэзии на балетной сцене. В каждом жесте очевидность абсолютной открытости друг перед другом, отсутствие каких-либо тайн. Как радостна им тихая близость, звук дыхания друг друга, взгляды, полные волшебно-переливчатых настроений, чуткие благоговейно-страстные прикосновения и созерцание каждого движения партнёра, как чуда, совершенной, неповторимой, любимой до сладкой боли в сердце красоты.

В сцене со змеёй Солор Дениса РОДЬКИНА не уходит в мелодраматизм и, тем самым, не умельчает глубину и истинность своего чувства к Баядерке. Никию, при первом же её появлении, он, как родной человек, чувствует кожей, каждой клеткой, они без взглядов и без прикосновений неумолимо близки, самодовольная Гамзатти в подвенечном наряде – не помеха. Сопереживает баядерке он молча, не желая тешить Гамзатти, жаждущую скандала, красочных картин чужого горя.

Третий акт – это продолжение истории одной большой любви, которая и не знала конца.

Отходя от разбора драматургии, стоит заметить, что второй свадебный акт, несмотря на трагический финал, становится чистой радостью для глаз, которую Денис Родькин дарит зрителям, исполняя праздничную вариацию-фейерверк. Уверенные лёгкие прыжки танцовщика напоминают вспыхивающие в воздухе жгучие искры огня. Его эйфория от пребывания в небе и победы над земным притяжением настолько очевидна, что заражает каждого.
=================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Ноя 15, 2017 8:14 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17311
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 13, 2017 9:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111301
Тема| Балет, фестиваль DanceInversion, Танцевальная компания Дрездена-Франкфурта
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Танцы беспокойной души
Компания Дрездена-Франкфурта на DanceInversion

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №210, стр. 11
Дата публикации| 2017-11-13
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3466133
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

На сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко в рамках фестиваля DanceInversion выступила Танцевальная компания Дрездена-Франкфурта — бывшая труппа Уильяма Форсайта, которой руководит ее бывший солист Якопо Годани. Рассказывает Татьяна Кузнецова.

Якопо Годани танцевал у Форсайта во Франкфуртском балете с 1991 по 2000 год, в пору расцвета труппы. Как раз тогда худрук труппы разработал и записал на диск свою знаменитую «технику танцевальной импровизации»: следуя открытым им законам геометрического движения тела, любой танцовщик мог сочинить себе танец. Дополнив упражнения в импровизации сводом правил по композиции и освоению сценического пространства, мэтр создал научную базу для всех желающих стать хореографом, не учтя одного — оригинального дара будущих творцов. Ведущий солист Франкфуртского балета Якопо Годани принимал деятельное участие в исследованиях, а хореографические амбиции проявил еще до поступления к Форсайту. Вооружившись научным инструментарием, честолюбивый итальянец покинул Франкфуртский балет и начал ставить по всему миру. Впрочем, в худруки его не звали до 2015 года, когда Форсайт отчего-то покинул Forsythe Company, созданную специально для него двумя городами.

ДАЛЕЕ ПО ССЫЛКЕ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Ноя 15, 2017 8:15 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17311
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 13, 2017 10:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111302
Тема| Балет, Персоналии, Мария Александрова
Автор| Беседовала Ия Баратели
Заголовок| "Испытание свободой — это серьезная вещь"
Балерина Мария Александрова о том, каково это — работать вне системы. Беседовала Ия Баратели

Где опубликовано| © Журнал "Огонёк" №45 от 13.11.2017, стр. 35
Дата публикации| 2017-11-13
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3461050
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Lado Vachnadze / The State Ballet of Georgia

В Грузии событие: в Тбилисском театре оперы и балета "Лауренсию" легендарного Вахтанга Чабукиани в редакции Нино Ананиашвили представила публике блистательная пара — Мария Александрова и Владислав Лантратов. После премьеры с прекрасной гостьей поговорил корреспондент "Огонька"

Вычитав в интернете, что Майя Плисецкая называла Александрову "самой интеллектуальной балериной Большого театра", я прихожу в театральную гримерку, из окна которой виден расположенный по соседству тбилисский дворик. В феврале Мария Александрова по собственному желанию ушла из штатных балерин Большого театра. А летом новый "эпизод": вместе с Владиславом Лантратовым она должна была танцевать в спектакле "Нуреев", но перед самой премьерой спектакль отменили, потом, правда, выяснилось — перенесли...

— Что сейчас происходит в Большом театре с балетом о Рудольфе Нурееве, в котором вы играете Марго Фонтейн? Вы думаете, скандала больше не будет или спектакль все же порежут?

— А что там резать? Спектакль получился об одиночестве артиста, об архетипе любого артиста, любого уровня. Суть артиста в том, что он идет за ролью. Здесь роль колоссальная — меняется десять амплуа... Спектакль с новой музыкой, с новой хореографией, с новой режиссурой. На самом деле никто правды об этом спектакле так и не сказал. Потому что, скорее всего, писать о том, что это просто хороший спектакль, никому не интересно. Мы очень ждем этот спектакль, хотим прожить эту историю. Премьера заявлена в декабре.

— Мария, а как складывается ваша карьера после ухода из Большого театра?

— Я осталась в Большом на контракте, да и вообще везде осталась на контракте. Сейчас я существую как свободный художник, танцую и работаю там, где я нужна. Вот премьера "Лауренсии" — это очень интересно. Потом будут другие проекты, которые будут создаваться в другом месте. А с театром я осталась в отношениях вне системы.

— Почему "Лауренсия" — это "очень интересно"?

— Это наследие советской эпохи, там много драмбалета. Как "Золушка" Ростислава Захарова, как "Ромео и Джульетта" Леонида Лавровского,— это характерные спектакли, с ярко выраженным стилем, хореографическим посылом. Это непростая работа — собирать драмбалет. И, конечно, приехать в Тбилиси, станцевать версию Чабукиани — это как прикоснуться к первоисточнику. Как прочитать книгу хорошего автора, которая написана не сейчас...

— Прочитать книгу — это понятно. Но как это переложить на балет?

— Балет уникален. Он развивает у артиста сразу три центра: и физическое состояние, и духовное, и интеллектуальное. Мы молчаливые создания, наша жизнь — движение. Вот сегодня я впервые говорю так долго. С утра мы репетировали — шесть часов напряженной работы, и все это молча. Чтобы сделать спектакль, ты должен изучить эпоху, нельзя станцевать барочную вещь и при этом быть человеком из XXI века — ты обязан быть человеком барочной эпохи. И вот ты об этом читаешь, слушаешь определенную музыку, смотришь определенные картины, фильмы и так далее. Этим занимается только балет. И это сиюминутное искусство, не застывшее, как скульптура. Видеозапись передает порядок, но не эмоциональное состояние между зрителем и артистом — оно существует только эти два часа на спектакле в театре. Вообще балет — это очень странное, условное, синтетическое искусство, которое требует внимания от зрителя, это рабочий процесс. Балет отличается от танца, особенно российский, потом советский. Ни один старинный балет — ни итальянский, ни французский — не разложен "научно", так, как это было расписано у нас. Как это было сделано Вагановой, затем Тарасовым и так далее. И это — наше достояние. Современный танец — хобби, времяпровождение. Балет — сверхискусство.

— Но при этом совсем недавно вы выступали в Нью-Йорке в гламурном проекте...

— Это очень красивая вещь на очень интересном стыке, называется "Goddesses & Demonesses", или "Богини и Демоницы". Нас там только две танцовщицы — я и француженка Бланка Ли. Это о женской сути в разных перевоплощениях — от начала времен, когда это что-то неопределенное, в свете зари, не то животное, не то женщина, и заканчивается таким сильным, очень женским танцем. Все костюмы в спектакле — haute couture, и мы не просто в них ходим, мы активно танцуем — полтора часа мы без остановки существуем вот в таком формате. В шоу красивый свет, это очень современная вещь.

— Выходит, есть жизнь и после Большого?

— Знаете, Большой театр, с одной стороны, задает огромный масштаб. С другой — огромное количество приходящих туда людей не способны даже понять или ощутить этот масштаб. Они просто приходят в громкое место, получают погоны, короны, конъюнктуру и уходят куда-то дальше. Поэтому все эти разговоры, "что после Большого?"... Да ничего. Огромное количество людей после Большого начали делать себе карьеру. Хотя, может быть, к чему-то важному или основному они так и не прикоснулись. Это все зависит от человека — ты можешь думать, что в масштабе космоса ты песчинка, а можешь знать, что ты целый космос. Это все очень личные вещи. Поэтому я вообще не задаю себе этот вопрос — я просто дико люблю это место — Большой театр. Он сделал меня тем, кто я есть. И я знаю, что в этом месте слишком много стервятников вокруг. Когда я стала понимать, что мне трудно в такой ситуации, я ушла.

— Довольны или разочаровались?

— Разочарования нет. Был очень жесткий выбор. Я поняла, что нельзя это затягивать, потом театр будет съедать. И этот момент нужно чувствовать. Театр — это люди. Иногда с ними бывает очень непросто. И задаешь себе вопрос: ты живешь, чтобы что-то сделать или чтобы людям было удобно? Я живу сегодняшним днем. Сейчас, в эту секунду я собой — да, довольна. Планов много, свободного времени, чтобы лежать на диване, у меня вообще нет. Испытание свободой — это вообще серьезная вещь. Можно пребывать в иллюзии, что ты кто-то...

— Какая же это иллюзия — быть примой Большого?

— Как раз потому что ты прима Большого. А вот нет Большого? И что тогда? Наша проблема, вообще балетных, в том, что мы привязаны к месту, привязаны к труппе. Чем больше ты мотаешься, тем больше выходишь из формы. Балетный артист — это очень специфично, это философия. Перед тем, как выйти на сцену, мы не можем проговорить это в комнате, нам нужно место для репетиций. Это большая проблема. Вот в опере можно набрать штатную или есть еще опера "стаджони", когда артистов берут на сезон. С балетом такое не получится — нельзя набрать их на месяц, а потом распустить. Для балетных артистов выезжать — это тоже проблема. Потому что до выхода на сцену мы репетируем в десять раз больше, чем танцуем. И должно быть место, где ты репетируешь, занимаешься классом, на это должно быть время. У меня сейчас достаточно нормальная ситуация — я в Большом театре и репетирую, и занимаюсь классом, и выхожу иногда на сцену. Но при этом я свободна в выборе других вещей, не трачу время впустую, ничего не жду, меня никто не обманывает. В Большом ты каждый спектакль ждешь, не можешь договориться уехать куда-то танцевать... И еще повторю: театр — это люди. Зачастую ты просто не хочешь тратить время впустую.

— Извините за вопрос, но в Тбилиси всем интересно: сколько должна весить балерина?

— Для балерины главное не вес, а умение владеть своим телом. Надо осознавать, какие у тебя ноги, длина рук, и учиться двигаться. Вот в этом фишка, а не в том, чтобы просто весить 50 килограммов при росте 180. Балерина должна оставаться здоровым человеком. С хорошей, живой психикой, чтобы радовать других. Танцевать и не есть — так можно и ноги протянуть. Я четко знаю, что для того, чтобы семь часов простоять на ногах и работать, мне не нужно завтракать и обедать, но потом я ем. Вот сегодня после работы на ужине в Тбилиси мне захочется сациви, значит, я буду есть сациви...

Беседовала Ия Баратели, Тбилиси


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Ноя 15, 2017 8:15 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17311
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 13, 2017 10:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111303
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Иржи Килиан
Автор| Наталия Звенигородская
Заголовок| Танец жизни на музыку Симфонии-реквиема
Премьера балета Иржи Килиана "Забытая земля" в Большом театре

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2017-11-13
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2017-11-13/7_7113_balet.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Эффектная пара в черном – Екатерина Шипулина и Вячеслав Лантратов. Фото Дамира Юсупова с официального сайта Большого театра

Иржи Килиан поставил «Забытую землю» на музыку Бенджамина Бриттена. Английский композитор написал Sinfonia da Requiem по заказу правительства Японии к 2600-летию основания японского государства в 1940 году. Обиженное тем, что в основу лег латинский текст католической литургии, милитаристское правительство работу не приняло, и Бриттен посвятил произведение памяти своих родителей. Хореографию на эту музыку Килиан сочинял по просьбе бывшей примы, а затем худрука Штутгартского балета Марсии Хайде. Мировая премьера балета состоялась 4 апреля 1981 года. На сцену Большого театра «Забытую землю» перенесли ассистенты Килиана Стефан Жеромски и Лоррен Блуан. Вместе с премьерами прошлого сезона «Клеткой» Джерома Роббинса и «Этюдами» Харальда Ландера она составляет теперь программу вечера одноактных балетов.

Не помешает, конечно, помнить, что родившийся на туманных берегах холодного океана Бриттен писал Sinfonia da Requiem, когда мир сотрясала страшная война. Полезно прочитать о том, что Килиана (в 1980-е возглавлявшего Нидерландский театр танца) вдохновляли мысли об океане как силе, отнимающей и дарующей жизнь, а также картина Эдварда Мунка «Танец жизни». Но, честно говоря, знать все это необязательно. Настолько сценический результат тематически шире, эмоционально богаче и во всех отношениях глубже любых пояснений и программ.

Шесть танцующих пар в костюмах разных цветов на черно-буро-сизом фоне. Как стая чаек. Хотя ни в красках, ни в пластике никакой имитации. «Хореография здесь, – утверждает Килиан, – проистекает из музыки напрямую». Музыка и хореография действительно составляют единое целое, вместе со сценографией и даже с динамикой специфически скроенных длинных юбок (сценограф и художник по костюмам Джон Макфарлейн) создавая некую «дополненную реальность», отворяя окно в суровую Северную Европу, к угрюмым варяжским водам, где вытесываются характер и эстетическое чувство. А у зрителя задействованы, кажется, даже осязание и обоняние. Едва ли не реально ощущаешь колючий, но укрепляющий воздух и запахи здорового холода, йода, чистоты. А еще – внутреннюю, какую-то «почвенную» силу. Далеко уже не только физическую.

Написанная почти 80 лет назад музыка и сочиненная почти 40 лет назад хореография воспринимаются как остроактуальные. С одной стороны, созвучные сегодняшней душевной смуте. С другой – не позволяющие в этой смуте потонуть.

В отличие от некоторых его именитых коллег Иржи Килиан не накладывает вето на исполнение своих балетов по всему миру. Он из тех, чьи творения показаны танцевальным труппам не просто из соображений цеховой респектабельности, но и как путь к раскрытию новых душевных, чувственных, интеллектуальных, а с тем и выразительных возможностей. К освобождению от шор. К раскрепощению. В конечном счете – к расширению мировоззрения.

Конечно, если в труппе найдутся «отзывчивые» исполнители.

В Большом театре нашлись. Это прежде всего три ведущие пары. Екатерина Шипулина – Владислав Лантратов (пара в черном), Ольга Смирнова – Семен Чудин (пара в белом), Янина Париенко – Вячеслав Лопатин (пара в красном) с известной долей пафоса, но не погрешив против вкуса, рассказали зрителю, точнее, поговорили с ним о любви и красоте, о трагедии и преодолении, о страсти и несвободе, о беззащитном и всесильном человеке, о частном и универсальном – поговорили на языке, для которого в такого рода «разговорах» нет границ.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Ноя 15, 2017 8:16 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17311
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 14, 2017 7:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111401
Тема| Балет, Самарский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии,
Автор| Татьяна БОГОМОЛОВА / Фоторепортер: Антон СЕНЬКО
Заголовок| Дань уважения Мариусу Петипа
Где опубликовано| © газета "Волжская Коммуна"
Дата публикации| 2017-11-13
Ссылка| http://www.vkonline.ru/content/view/192067/dan-uvazheniya-mariusu-petipa
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В Самарском театре оперы и балета прошла премьера спектакля «Grand pas Петипа». Это балет-дивертисмент, в который вошли фрагменты балетов великого Мариуса Петипа, как самые известные, идущие много лет на самарской сцене, так и достаточно редкие.



Русско-французский балетмейстер, балеты которого идут на всех сценах мира уже более ста лет, царил в этот вечер в самарском театре. Хореография Мариуса Петипа на сцене, его портреты и фрагменты из спектаклей в работах юных художников в фойе театра. Мариус Петипа уже в возрасте, смешной, запечатленный в прыжке на программке спектакля, нарисованный в сатирическом ключе и настоящий денди на портрете. Легкий, ироничный и привлекательный - истинный француз.

Балеты Петипа составляют основную часть репертуара самарского театра, но в спектакль-девиртесмент вошли также редко звучащие: «Талисман», «Привал кавалерии», «Пробуждение Флоры» и «Арлекинада».

О жизни Петипа и его постановках рассказывали перед исполнением каждого фрагмента, но вот не вошедший факт, связный как с Петипа, так и с Матильдой Кшесинской. Нашумевший фильм еще до премьеры прославил в сотый раз звезду императорского балета. Матильда Кшесинская, танцевавшая в балетах Петипа, была первой русской балериной, которая исполнила 32 фуэте. Знаменитый трюк итальянок, которые на то время считались более техничными. Кшесинская - именно та русская балерина, которая победила итальянок. Говорят, Петипа ее недолюбливал за человеческие качества, но как балерину очень ценил. Но это все домыслы, легенды, мифы, в спектакле звучали только проверенные факты.

Открывался же спектакль детским танцем из балета «Пахита». Полонез-мазурка, поставленный в 1881 году, сегодня был исполнен учащимися Детской центральной хореографической школы.

Валентина Пономаренко,

режиссер-постановщик, заслуженная артистка России:


- Спектакль «Grand pas Петипа» - дань уважения мастеру. Два месяца работы над постановкой стали настоящим счастьем. Пришлось провести много исследовательской, архивной работы, в ходе которой многие вещи я сама для себя открывала впервые.

ФОТОРЕПОРТАЖ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Ноя 15, 2017 8:17 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17311
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 14, 2017 7:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111402
Тема| Балет, Государственный театр оперы и балета Республики Коми, Премьера, Персоналии, Наталья Терентьева
Автор| корр.
Заголовок| Главный балетмейстер Наталья Терентьева: «Работа над «Баядеркой» далась большим трудом»
Где опубликовано| © БНК
Дата публикации| 2017-11-14
Ссылка| https://www.bnkomi.ru/data/interview/70614/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА, ИНТЕРВЬЮ

В пятницу, 17 ноября, на сцене Государственного театра оперы и балета Республики Коми состоится большая премьера балета Людвига Минкуса (хореография Мариуса Петипа) «Баядерка». В юбилейный для театра сезон труппа взялась за колоссальную и знаковую для себя работу. В постановке занят весь без исключения состав балетной труппы, для которой создано более сотни уникальных костюмов. О работе над спектаклем, его значении для театра в интервью БНК рассказала главный балетмейстер Наталья Терентьева.

- Почему вы решили обратиться к этому балету? «Тянет» ли труппа такую постановку?

- В ряду спектаклей Петипа балет «Баядерка» - один из самых сложных. Одной из целей Мариуса Петипа было желание познакомить зрителей с Древней Индией. В принципе, он своей цели достиг, насколько это было возможно. Конечно, какие-то детали Петипа в своей спектакль привнес, например, портрет, которого не могло быть в Древней Индии. Как балетмейстер с огромной фантазией и масштабным видением он создал балет в семи картинах. «Баядерка» - особенный по красоте спектакль с потрясающей музыкой Минкуса. Композитору ведь было уже много лет, когда он создавал этот балет. И он уже был маститым композитором. В этом балете сошлись два гения музыки и хореографии: Минкус и Петипа.



Конечно, когда ты берешься за спектакль, то в первую очередь смотришь, сможет ли труппа этот спектакль станцевать, есть ли у тебя все персонажи. Не могу сказать, что у нас большая труппа. Работа над «Баядеркой» далась нам большим трудом, просто огромным. У нас не Большой театр - другие возможности, другая сцена, нет таких средств на постановку, но в спектакль вложены все силы. Зритель услышит прекрасную музыку, увидит яркий, зрелищный балет, игру талантливых артистов. Мы бережно сохраняем хореографию Мариуса Петипа. Да, нас немного, и возможности наши в чем-то ограничены, но все равно мы этот спектакль сделаем.

Это красивый, солидный спектакль в юбилейный для театра сезон. Я вообще против того, чтобы региональные театры ограничивались малыми формами – камерными спектаклями. Хочу подчеркнуть, что у нас небольшая труппа, но мы способны на многое: у нас идут «Лебединое озеро», «Щелкунчик», «Дон Кихот», «Спящая красавица». У нас нет запасных, работает вся труппа, состав – единственный, кроме исполнителей главных партий. Это замечательные, ответственные и трудолюбивые артисты, они понимают, что вместо них выйти будет некому, и потому работают с полной отдачей. И я уверена в них – что бы ни случилось, они придут и станцуют.

- Насколько сильно пришлось менять спектакль Мариуса Петипа, чтобы поставить его на нашей сцене?

- Как говорил Виктор Астафьев, «театр – это не музей». Время меняет художественные направления, от этого меняются и спектакли. В наше время в театрах другие технологии изготовления декораций и костюмов, световое оформление спектаклей, да и сама техника артистов балета шагнула далеко вперед. И восприятие спектаклей современным зрителем сегодня другое. Раньше балет был элитарным искусством, сегодня прийти на спектакль может каждый. Чтобы понять балетный спектакль, не нужно знать язык, неважно, в какой стране показывается балетный спектакль. Все передается языком тела.

Сохранить спектакли в первозданном виде невозможно часто просто потому, что изменилась сама жизнь. Например, от зрителей я слышала, что в выходной трудно приходить на спектакли, потому что вечером плохо ходят автобусы. И с этим тоже приходится считаться – я не могу поставить слишком длинный спектакль, потому что зрители просто уйдут к своему последнему автобусу. Да и не только поэтому. Я сократила некоторые картины, сделала спектакль более динамичным в соответствии с реалиями сегодняшнего дня.

- «Баядерку» можно назвать показателем зрелости труппы и театра в целом?

- Труппе было очень интересно взяться за такой серьезный спектакль, потому что чем сложнее балет по хореографии и драматургии, тем выше уровень самой труппы. За прошлый и за этот сезон в труппе произошли колоссальные изменения. Если раньше труппа танцевала два спектакля в месяц, то только в августе прошлого года мы станцевали восемь спектаклей. А потом поехали на гастроли в Киров и там показали еще восемь спектаклей. И сейчас у нас нет отдыха, балетная труппа работает очень интенсивно. Сегодня в репертуаре театра 12 балетных спектаклей, мы работаем в операх, опереттах и мюзиклах. Артист балета растет и развивается технически только тогда, когда у него есть работа. Наша труппа небольшая, около 40 человек. В этом спектакле нам помогают воспитанники нашей балетной студии при театре, студенты Колледжа культуры и Колледжа искусств. Благодаря этому, мы показываем спектакль в полном составе.

- Костюмы в «Баядерке» - отдельная часть спектакля, тоже рассказывающая свою часть истории. Много костюмов готовится?

- Я знаю, что художник Наталия Кравченко сама была в Индии, изучала историю индийского костюма. И она создала костюмы, которые абсолютно соответствуют духу времени Древней Индии. Каждый день происходит доработка костюмов и элементов, все просматривается много раз. Они получились красивыми, зрелищными, исторически правильными. Художники уже написали мягкие декорации. Вообще на постановку у театра нет огромных средств, но у нас работают художники с золотыми руками. Один из номеров спектакля - танец с попугаями, бутафоры и художники создали таких попугаев, что они кажутся настоящими, живыми.



«Баядерка», как все истории Востока, очень эмоциональный балет. Удается соединить восточные страсти и наш северный темперамент?

- Вообще, «Баядерка» - спектакль об огромной силе любви во всех ее проявлениях. Были сложности с поиском многих образов в этом спектакле. Каждый образ мы проговаривали, искали. Все эмоции на сцене нужно прожить, мало просто выразить жестом: «Я тебя люблю». Зритель это не всегда увидит, поэтому артистам нужно вжиться в эти чувства и своим телом до последнего ряда донести это признание. После индивидуальной работы в балетном зале мы переносим образы на сцену. Но я считаю, что раскроются артисты по-настоящему только при зрителе, особый накал страстей ждет нас во время премьеры. Например, артист Василий Куратов исполняет раджу Дугманта. Пока он просто репетировал, я смотрела на него и думала: чего-то не хватает. Но как только он надел костюм, загримировался и вышел на сцену, я его не узнала. В нем появились сила, жесткость, царственная интеллигентность. Откуда все взялось в простом северном парне? Все это искусство перевоплощения. Также с образом Великого брамина в исполнении Василия Немчинова.

- Есть ли уже планы куда-то везти спектакль?

- Этот спектакль все-таки очень сложно вывезти, не на каждой сценической площадке его можно показать. Но нас уже ждут в Кирове осенью следующего года, нам заказали его на гастроли, хотя у нас еще и премьеры не было. «Баядерка» - такой спектакль, которым по праву можно гордиться.

==================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Ноя 15, 2017 8:17 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17311
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 14, 2017 3:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111403
Тема| Балет, Национальный балет Финляндии, Премьера, Персоналии, Кеннет Грив
Автор| Текст: Лейла Гучмазова
Заголовок| В Национальном балете Финляндии прошла премьера "Земля Калевалы"
Где опубликовано| © Российская Газета
Дата публикации| 2017-11-14
Ссылка| https://rg.ru/2017/11/14/v-nacionalnom-balete-finliandii-proshla-premera-zemlia-kalevaly.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Большой балет про историю с политикой сегодня раритет. Прецеденты как "Эксельсиор" Ла Скала конца XIX века с его вскочившими на пуанты Наукой и Техникой ныне выглядят чистым музеем. Но Национальный балет Финляндии разработал тему по-своему: "Земля Калевалы" об истории страны на сборную музыку строится на простых ходах в нескольких жанрах, чередует драматизм с юмором, заботится о "хорошей картинке" и, главное, избегает пафоса.


Фото: Пресс-служба Национального балета Финляндии

ДАЛЕЕ ПО ССЫЛКЕ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Ноя 15, 2017 8:18 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17311
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 14, 2017 4:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111404
Тема| Балет, Современный танец, фестиваль CONTEXT, Вечер молодых хореографов "Context Lab", Персоналии, Ольга Васильева, Лилия Бурдинская, Константин Кейхель
Автор| корр.
Заголовок| Ольга Васильева, Лилия Бурдинская и Константин Кейхель о конкурсе молодых хореографов в рамках CONTEXT. Diana Vishneva
Где опубликовано| © Peterburg2.ru
Дата публикации| 2017-11-14
Ссылка| https://peterburg2.ru/articles/olga-vasileva-liliya-burdinskaya-i-konstantin-keyhel-o-konkurse-molodyh-horeografov-v-ramkah-context-34087.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Конкурс хореографов – ключевое событие фестиваля CONTEXT. Diana Vishneva. За всю историю Конкурса многие талантливые хореографы из Москвы, Санкт-Петербурга, Киева и Еревана смогли получить экспертную оценку Дианы Вишнёвой, Ханса ван Манена, Вячеслава Самодурова, Алексея Мирошниченко, Самуэля Вюрстена и Матса Эка. Что особенно приятно – три года из четырех победу одерживали именно петербургские хореографы. В преддверии Вечера молодых хореографов CONTEXT Lab поговорили с Ольгой Васильевой, Лилией Бурдинской и Константином Кейхелем о том, какую роль сыграл конкурс в их жизни.


The Room, Ольга Васильева

Расскажите немного о постановке, с которой вы участвовали в конкурсе в рамках фестиваля CONTEXT. Diana Vishneva.

Ольга Васильева: Постановка "The Room" была создана специально для фестиваля CONTEXT. Diana Vishneva на музыку итальянского композитора Ezio Bosso. К моему счастью, мне удалось поработать с прекрасными танцовщиками – Володя Варнава, Полина Митряшина, Костя Кейхель и Саша Челидзе. Отличная команда, все мы молодые хореографы из Петербурга. В этой работе для меня важна идея объединения и поддержки. Человеку нужен Человек – такой хештег.

Лилия Бурдинская: На фестивале я показала две работы, первая, "Forest" была поставлена на музыку Мередит Монк "Forest Questions". В то время я много времени проводила в лесу, снимая видеоминиатюры. Лес всегда кажется мне загадочным и неоднозначным, таинственным, волшебным и пугающим ночью. Я представляла, что мысли и вопросы, которые люди, приходящие в лес, оставляют в нем, перерождаются в существ, которые продолжают жить после их ухода. Запоминающейся деталью моей работы были маски на танцовщиках, полностью скрывавшие их лица. Эти маски состояли из мерцающих цветов, связанных в ручную. Для меня была важна сложная композиция непрерывного танца.

Вторая моя постановка называлась "Inner V." Она сильно отличалась от первой и была посвящена вопросу "слышат ли глухие люди звук своего внутреннего голоса?". Я использовала настоящий язык жестов, который переплетался с вымышленным языком жестов, таким образом эту работу можно было в буквальном смысле "прочитать".

В тот год я выпускала работы с сильным желанием привлечь слабослышащего зрителя в танцевальный театр. Моя вторая работа была показана на фестивале вне конкурсной программы, как завершающая конкурсный день. Обе постановки исполнили постоянные танцовщики моей танцевальной компании, с которыми я продолжаю работать по сей день.

Константин Кейхель: Моя работа называлась "Экспонат". Отправной точкой послужил фильм "Клуб безбашенных" (The Bang-Bang Club) про фотографов в ЮАР в неспокойное время начала 1990х. Эта история очень впечатлила меня. Однако я не хотел иллюстрировать сюжет фильма или говорить на политические темы, которые этот фильм затрагивал. Мне импонировала идея показать человека как своеобразный экспонат. Рассмотреть отношения между людьми и мимолетность мгновений в жизни через объектив фотоаппарата.

Вы участвовали в других подобных конкурсах? Чем конкурс в рамках фестиваля CONTEXT. Diana Vishneva отличается от других?

Ольга Васильева: Вы знаете, я думаю подобных конкурсов в России не существует. Я бесконечно рада быть маленькой частью прекрасного большого фестиваля. CONTEXT – единственный в своём роде, в этом году юбилей – 5 лет. Я от всей души поздравляю всю команду и лично Диану Вишневу с этим событием. Ура! На мой взгляд, от других фестивалей CONTEXT отличается творческой доброжелательной атмосферой и организацией на высшем уровне. Он дает озможность показать свою работу профессиональному жюри и широкой публике. Победитель получает грант на стажировку. На мой взгляд, это действительно очень важно, есть продолжение, есть развитие.

Лилия Бурдинская: До CONTEXT я никогда не участвовала в конкурсах хореографии. Вся профессиональная жизнь с момента поступления в школу – это бесконечный конкурс: примут ли постановку на фестиваль, удастся ли получить грант, подписать контракт. Судить хореографию очень трудно, я доверилась только Диане Вишневой, потому что всегда верила в ее профессионализм и бережное отношение к танцу, известное во всем мире. Самым главным отличием от других конкурсов является то, что однажды попав на CONTEXT, победивший в конкурсе, остается в бережных руках Дианы и ее команды. Благодаря моему участию я всегда чувствую связь с фестивалем и присутствие Дианы и ее команды в моей творческой жизни. CONTEXT – это большая и очень талантливая семья, всегда готовая открыть свои двери и вдохновить на новые свершения. А это уникальная ценность, которой могут гордиться немногие фестивали мира. Я очень благодарна за эту связь и за весь тот вклад, который Диана вносит в наши жизни на сцене.

Константин Кейхель: До фестиваля CONTEXT. Diana Vishneva я побывал на Dance – платформе, которую организовал Вячеслав Самодуров в Театре оперы и балета Екатеринбурга. Это тоже очень интересный проект, который многое мне дал.

Основным отличием фестиваля CONTEXT. Diana Vishneva является возможность получить стажировку за рубежом. Кроме того, большое внимание уделяется образовательной составляющей, мастер-классы, лекции, просмотры видео и дискуссии. Все это помогает обогащаться творческим людям, можно многое смотреть, делиться, удивляться.

Грант на какую стажировку вы получили благодаря победе на конкурсе? Какой опыт вы получили благодаря этому?

Ольга Васильева:
Стажировка проходила в "Maslool" – professional dance program, Tel Aviv-Jaffa. Очень скоро мы привезём на фестиваль новую постановку "Choice", покажем ее в Москве и Петербурге. Фестиваль подарил мне удивительную возможность поработать с командой профессионалов и молодыми танцовщиками из Израиля. Наоми Перлов, мой куратор, поддерживала и направляла меня. Безумно интересно общаться и работать с человеком такого большого опыта. Я очень благодарна Наоми за открытость, внимание и доброжелательность ко мне. Я приезжала в Израиль дважды. Первый раз познакомиться и выбрать исполнителей для будущей работы, а во второй раз – создать новую постановку. В течение месяца у меня была возможность погрузиться в работу, познакомиться с танцевальной культурой Израиля, получился очень творческий процесс. Признаюсь, случилось много открытий, стажировка дала действительно бесценный опыт. Спасибо фестивалю CONTEXT, моим исполнителям и команде "Maslool". Проект осуществлён при поддержке посольства Израиля.

Лилия Бурдинская: Гибкость фестиваля – еще одна отличительная его черта. Организаторы искренне хотят подарить именно такой приз, который необходим победителю в конкретный момент. В этом смысле фестиваль может гордиться индивидуальным подходом к победившему. Так было и с моей стажировкой. Мне предоставилась уникальная возможность выбрать ее самой. Я не хотела промахнуться с выбором, а CONTEXT терпеливо ждал моего решения.

Я прошла серьезный отбор на специальную программу danceWEB самого крупного фестиваля современного танца мира в Вене ImpulsTanz. Из многочисленных заявок были отобраны 65 участников из 32 стран. Из России я была одна. Это был грант на внушительную сумму, которая покрывала участие во всех мероприятиях фестиваля на протяжении 5 недель. Единственным условием было привлечение фонда из своей страны, который должен был покрыть часть расходов. Диана и Константин Селиневич не раздумывая поддержали меня в этом.

Таким образом я получила один из самых главных опытов в моем образовании, обучаясь у ведущих деятелей современного танца Европы и Америки таких, как Бенуа Лашамбр, Тино Сегаль, Ксавье Ле Руа, Иво Димчев, Мартин Спонгберг, Мег Стюарт, Жером Бель и многих других. За пять недель я посмотрела 47 спектаклей. Эта поездка изменила меня и дала сильнейший заряд на дальнейшие творческие озарения. Таким образом фестиваль дважды изменил мою жизнь.

Константин Кейхель: Я получил грант на постановку своей работы в академии CODARTS, в Роттердаме, за что благодарен Самуэлю Вюрстену. Процесс был очень увлекателен и полезен для меня. Студенты академии были невероятно открыты к поиску и замечательно подготовлены технически. Я посмотрел как устроен процесс в другой академии и многому научился как хореограф. Попал на спектакли Scapino ballet, Nederlands Dance Theater, Het National ballet, посетил различные театры и музеи в Нидерландах. Так что, уезжал вдохновившись, и с желанием поскорее приступить к новой работе.

Произошли ли еще какие-либо события в вашей творческой жизни, которые стали результатами победы в конкурсе?

Ольга Васильева:
Мою работу "The Room" пригласили на Holland dance festival в Гааге, мы полетим туда в феврале. Приняла участие в лаборатории молодых хореографов Мариинского театра. Для открытия студии Дианы Вишневой Contextpro создала работу "Time limit" с прекрасными исполнителями Мариинского театра Кристиной Шапран и Александром Сергеевым. Вы понимаете, я знаю и верю – самое лучшее впереди. Интересные творческие встречи, большие премьеры и открытия. Главное не просто мечтать, а делать.

Лилия Бурдинская: Вернувшись из Вены, я познакомилась с Теодором Курентзисом, который познакомил меня с Алисой Хазановой. Итогом этих встреч стал мой главный на данный момент спектакль "Распад Атома" с участием Алисы Хазановой, Каспером Равнхоем и танцовщиками моей компании Елены Чуриловой, Крестины Ёлкиной и Сергеем Филимоновым, мировая премьера которого состоялась в Перми на Дягилевском Фестивале в мае 2017, где также состоялась премьера "Петрушки" Владимира Варнавы с Дианой в главной роли.

Константин Кейхель: Изменения произошли очень значительные, я познакомился с огромным количеством талантливых людей, с некоторыми из них удалось сделать совместные проекты. С некоторыми я бы хотел поработать в будущем. Но, самые главные изменения произошли и происходят внутри меня, для этого и нужны такие фестивали. Поэтому хочу еще раз сказать спасибо всей команде фестиваля за их безумное упорство, веру и энергию, это настоящие фанаты своего дела.

Три года из четырех победу на конкурсе одерживают именно петербургские хореографы. Как вы считаете, с чем это может быть связано?

Ольга Васильева:
Да, и правда, я не задумывалась об этом. Я думаю, это связано с творчеством хореографов, а не с географией. Но я очень горда и рада за свой родной Петербург. Желаю ему дальнейшего культурного развития, особенно в современном танце. А мы молодые хореографы будет продолжать творить и вытворять новое.

Лилия Бурдинская: Петербург удивительно творческий город. Творить здесь одно удовольствие, его красота, его климат и самое главное люди, которые окружают нас на каждом шагу в этом городе очень влияют на настроение.

Это город, который все время бросает вызов, который настолько самодостаточен в своей красоте и грации, что казалось бы ничего не ждет. Но однажды начав писать, рисовать, сочинять, шить, играть, танцевать в нем, он буквально держит и питает. Я думаю, что в Петербурге отлично работать тем, у кого есть цель. Поэтому однажды приехав в Петербург, совсем не хочется из него уезжать надолго.
А еще все мы здесь хорошо знаем друг друга, и Костю, и Володю, и Олю я знаю уже много лет, мы часто случайно встречаемся на улице, не говоря уже о встречах в театре, как будто это маленький город и все в нем так или иначе знакомы друг другу. Это родной Город.

Константин Кейхель: Может быть мы очень хотели, чтобы фестиваль CONTEXT. Diana Vishneva появился в Петербурге Wink
======================================
Все фото и Видео - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Ноя 15, 2017 8:19 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17311
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 14, 2017 10:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111405
Тема| Балет, «Астана Балет», Премьера, Персоналии, Джордж Баланчин, Уильям Форсайт
Автор| Улькяр Алиева
Заголовок| Форсайт на сцене «Астана Балет»
Где опубликовано| © Belcanto.ru
Дата публикации| 2017-11-14
Ссылка| http://belcanto.ru/17111401.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Уильяма Форсайта с полным основанием можно назвать живой легендой современного балета. И первую постановку балетного спектакля «In the middle, somewhat elevated» («Посередине, чуть выше») американского хореографа на сцене «Астана Балет» уже можно назвать знаковой для казахской сцены. Это возможность раскрыть казахскому зрителю удивительный, ничем не ограниченный, мир современного балетного танца. Такие постановки открывают путь казахскому зрителю в мир современного танца, а специалистам позволяют освежить своё видение современной хореографии: его концептуальных особенностей, «механизмов» воплощения и выражения современного балетного танца.

Слово «игра», пожалуй, ключевое в отношении определения творчества Форсайта. Это игра слов в названиях и даже, в буквальном смысле, на сцене (появления в его хореографических композициях плакатов с одним конкретным словом). Сам Форсайт славится своей нелюбовью переводить слова. Поэтому не стоит искать смысла в названии «In the middle, somewhat elevated», которое в переводе на русский язык было облагорожено довольно странным эвфемизмом «Там, где висят золотые вишни» (под потолком действительно висят позолоченные шары). Устремлённый наверх любопытный взгляд исполнителей лишь добавляет интриги – Что же там подвешено и почему? И в этом можно уловить отголосок элемента «игры слов» и самого действия. На первый взгляд, в спектакле Форсайта всё в подвесном состоянии: слишком ассиметричная конструкция (изменчивая, непостоянная, неустойчивая), а свободные движения исполнителей лишены гравитационного проявления.



Возможно, необычные названия в хореографических постановках – пародия Мастера на заумные заголовки, которыми так любят обозначать свои композиции современные хореографы (хотя, если вспомнить его композицию с не менее парадоксальным названием «Nowhere and Everywhere at the Same Time» — «Нигде и повсюду в одно и то же время», к подвесным установкам Форсайт имеет явную склонность). И как объяснить то, что порой не поддаётся объяснению? Недаром на своём официальном сайте великий хореограф поместил цитату Рене Магритта: «Объект не настолько одержим своим собственным именем, чтобы нельзя было найти другое определение и даже лучше».

И в плане хореографического решения, не стоит искать какую-то идею в его композициях. Форсайта интересует не мысль о том, что он хочет выразить, а сам танец, красота движений человеческого тела, его пластические возможности и свобода выражения, переплетения ансамблевых линий. Если кратко определить хореографическую концепцию У. Форсайта, то она звучала бы как: «Тело имеет форму, мысль имеет границу, но творческое воображение неисчерпаемо и не ограничено ничем».

В спектакле «In the Middle, Somеwhat Elevated» пустое пространство сцены заполняется лишь геометрией кордебалетного ансамбля, то «аккомпанирующего» солистам, то делящегося на две контрапунктические линии. Можно трактовать, как выбор по жизни, – танцевать в первом ряду или во втором, а можно и вовсе «плыть» против течения, обособившись посредством сольной импровизации.

Напряжённый пульс жизни, разноголосицу урбанистических шумов рельефно передаёт музыкальное оформление спектакля Т. Уилльямса, скрепляя сменяемые с калейдоскопической быстротой разнообразные хореографические ансамбли: октет, септет, квартет, дуэт исполнителей, двигающихся то в унисон, то противостоящих в виде контрапункта.

«Синтетизм» хореографии Форсайта требует от исполнителей не только запредельной техники, – осмысления возможностей тела, но и артистических средств выражения замысла постановщика, – важен каждый акцент, каждый штрих. И в этом отношении, уровень балетной труппы «Астана Балет» приятно поразил. Дилара Шомаева, Анар Дукиева, Назерке Ахмет, Ансаган Кобентай, Дэвид Джонатан, Илья Манаенков слаженно создавали «механизированный» ритм-фон спектакля, где каждый исполнитель — составная часть сцепления хореографической «системы». И общий план (в виде последовательно выстраиваемой горизонтальной линии) — вовсе не помеха для индивидуального выражения (застывших в разных позах танцовщиков), а лишь его дополнение.

Парадокс форсайтовского спектакля состоит в том, что, даже на фоне монотонных футуристических звуков и шумов, он умудряется на планшете сцены-жизни, «рисовать» эмоции, импровизировать средствами владения ими и даже ими манипулировать. И в знаменитом развёрнутом дуэте в стилистике «рваного танго», хореография уникальна по ощущениям: словно подсматриваешь за мыслями, запечатлёнными в форме напряжённого диалога между Сильвией (Татьяна Тен) и Тьерри (Казбек Ахмедьяров) — читай: противодействием мужского и женского начала. Если у любовного противостояния есть облик, то этот дуэт, несомненно, его олицетворение.

Танец-игра, танец-соперничество, танец-спор, гораздо более честный и откровенный, чем произнесённые слова (слова могут обмануть, но язык тела – никогда). Показательна даже разминка перед дуэтом: мужчина и женщина готовятся к противостоянию; тела отталкиваются, но взаимному притяжению невозможно противостоять, а сцепленные руки лишь до минимума сокращают дистанцию (микрокосмос), свободно перемещаясь по сценическому пространству (макрокосмос)

Экстремальная техника солистов «Астана Балет» — скорость передвижения, точность поддержек, наклоны, развороты, замахи ногой, широкие плие, оригинальные форсайтовский «изломы» шпагатов и арабесок — на первый взгляд, изначально может ассоциироваться с хаотичным броуновским движением. Однако, несмотря на наполненность и многомерность пластики, возникает ощущение выверенности каждого жеста, монолитности, как жестовой пластики, так и формы, структуры композиции дуэта. Создаётся ощущение, что даже обычные привычные элементы (будь то пируэт или простые шаги) у хореографа из определения «in situ», — в нужном месте, в нужное время и в правильном контексте.

Игровое начало подчёркнуто и открытостью формы (спектакль заканчивается весьма двусмысленно, подобно тому, как если бы хореографом было поставлено многоточие). Правила игры Форсайта непросты: первая часть спектакля оформлена в духе коллективного экспрессионизма (почти по юнговской психологии – «коллективная бессознательная фантазия»), во второй же части — каучуково-гибкая эксцентрика в духе гегелевского тезиса о борьбе и единстве двух различных начал. И вступление третьего участника – Айжан Мукатовой, лишь добавляет каверзу в финальную составляющую – дуэт преобразуется в «танго втроём». А возможно, это всего лишь выражение непрерывности действия: движение, «пульс жизни» не прекращается ни на минуту.

При всей кажущейся непонятности и нелогичности (с точки зрения консерваторов балетного искусства), во время просмотра спектакля приходит и осознание того, что порой такого рода произведения не более абсурдны, чем реальная окружающая нас действительность. Как мастер танцевального парадокса, Форсайт играючи манипулирует движениями и эмоциями, «играми разума» современного, привыкшего всё анализировать, человека. А тут... спланированная провокация, утаённая под личиной хореографической импровизации.

P.S. Всё же есть логика в том, что в один вечер на сцене театра «Астана Балет» представлены «Серенада» Дж. Баланчина и «In the middle, somewhat elevated» У. Форсайта. Хореографию Форсайта определяют, как «Hard Balanchine» («Жёсткий Баланчин»), и в этом смысле, театр «Астана Балет» предоставил уникальную возможность казахскому зрителю увидеть одновременно два спектакля (своего рода, последовательность «цепи»), охарактеризовавшие начало американского балета и современное его выражение.

Фотографии предоставлены пресс-службой театра
==============================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Ноя 15, 2017 8:20 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3170

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 15, 2017 2:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111501
Тема| Балет, танец, «Балет Москва», Персоналии,
Автор| Алина Белянина, фото — Виталий Невар
Заголовок| Танцующий Достоевский: в Калининграде завершились «Балтийские сезоны»
Где опубликовано| © «Новый Калининград»
Дата публикации| 2017-11-14
Ссылка| https://www.newkaliningrad.ru/afisha/theatre/publications/15810290-tantsuyushchiy-dostoevskiy-v-kaliningrade-zavershilis-baltiyskie-sezony.html
Аннотация| гастроли



Фестиваль искусств «Балтийские сезоны» завершился спектаклем «Кафе Идиот» по мотивам знаменитого романа Фёдора Достоевского. На сцене артисты театра «Балет Москва» не только выполняли танцевальные па, но и бегали по стенам, парили в воздухе и смело ходили по стульям, опорой которым служили лишь стиснутые руки «князей Мышкиных» и «купцов Рогожиных». Сложносочинённый хореографический текст попыталась разгадать и «Афиша Нового Калининграда».

До непосредственного начала спектакля зрители наблюдают своего рода визуальную увертюру к нему — в воздухе пустой сцены, безропотно поддаваясь ветру вентиляторов, парит лоскут полупрозрачной белой ткани. То ли свадебная фата Настасьи Филипповны, которую она, как известно, так и не надела, то ли её призрак. Уже через пару минут зазвучит музыка, парящую ткань схватит хрупкая девушка и станет резко размахивать ей, словно «сдающимся» белым флагом.

Но на перемирие надеяться не приходится — сцену заполняет пламя людей в кроваво-красных платьях, фраках и цилиндрах, копирующих наряды XIX века. Чуть позже все эти элементы одежды «растворятся» во мрачном хронотопе спектакля, а герои «Идиота» предстанут в одном лишь исподнем, не имеющим привязки к конкретной эпохе.

По бокам чёрная густота сцены ограничена дверьми, ведущими будто бы из ниоткуда и в никуда. Из них может вывалиться в эпилептическом припадке князь Мышкин, могут выскочить сразу несколько Рогожиных на страстное свидание с Настасьей Филипповной — здесь всё происходит рвано, словно в беспокойном сне.

Впрочем, создатели спектакля не заискивают и честно признаются, что не ставили перед собой задачу пересказать роман. «Кафе Идиот» — это практически бессюжетный одноактный балет, отказавшийся от последовательного нарратива в пользу абстракции. Это спектакль не о том, что сделал князь Мышкин и в какой последовательности. Скорее это концентрация чувств и переживаний героев инфернальной истории, придуманной Достоевским, хореографическая интерпретация несмолкаемой боли в висках и пульсирующей крови.

Здесь каждая из женщин — и гордая Аглая, и ядовитая Настасья Филипповна, каждый из мужчин — одержимый Рогожин и кроткий князь Мышкин. Роли не закреплены за артистами, они «кочуют» от одного к другому в прерывистых и изощрённых хитросплетениях современного танца под нервную музыку Ника Берча, иногда отвлекаясь на хиты 60-х вроде «If you go away».

Возможно, смелая балетная фантасмагория «Кафе Идиот» стала разочарованием для тех, кто не успел прочитать афиши и анонсы и пришёл смотреть спектакль по нетленному роману Достоевского. Однако отсылок к Фёдору Михайловичу в названии постановки ничуть не больше, чем, кстати, аллюзий к знаменитой немецкой танцовщице Пине Бауш и её легендарному спектаклю «Кафе Мюллер», главный герой которого сопровождает слепую женщину, заменяя ей глаза. К сожалению, персонажам «Кафе Идиот» стать «глазами» друг друга не удалось. И даже наоборот. Та самая полоска белой ткани, что одиноко танцевала в воздухе перед началом спектакля, оказывается не фатой и не белым флагом. Она набрасывается Настасьей Филипповной, этим «чистейшим божьим наказанием», на лицо то ли Рогожина, то ли Мышкина, ослепляя купца неистовой страстью, застилая глаза и без того беспомощного, плохо ориентирующегося в этом странном мире князя.

ФОТОГАЛЕРЕЯ ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3170

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 15, 2017 2:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111502
Тема| Балет, танец, Персоналии, Пина Бауш
Автор| Андрей Загданский, Александр Генис
Заголовок| В тему дня. Балет Пины: в кино и на сцене
Где опубликовано| © «Радио Свобода»
Дата публикации| 2017-11-13
Ссылка| https://www.svoboda.org/a/28850876.html
Аннотация| гастроли


Александр Генис: Этой осенью в Нью-Йорке жемчужиной театрального сезона стал балет прославленной труппы авангардной танцовщицы и хореографа Пины Бауш. Хотя она умерла еще в 2009 году, ее работа по-прежнему поражает мир - и взыскательных балетоманов Нью-Йорк, к которым присоединился ведущий нашего Кинообозрения Андрей Загданский.
Пять лет назад мы уже беседовали с Андреем о Пине. В тот раз это был разговор о фильме, которому мы оба тогда прочили “Оскара” за лучший неигровой фильм. Сегодня в рамках рубрики “В тему дня” мы предлагаем нашим слушателям эту передачу.
За неделю до раздачи ''Оскаров'' мы с ведущим нашего ''Кинообозрения'' Андреем Загданским обсуждаем верного кандидата на приз в категории ''Неигрового кино'' - и возвращаемся к проблеме трехмерных фильмов, которая остро интересует всех кинематографистов мира. Прошу!
Андрей Загданский: Впервые среди документальных фильмов, номинированных на ''Оскара'', есть фильм, снятый в 3D, и уже одно это технологическое новшество в документальном кинематографе говорит о том, что 3D это всерьез и надолго.
Александр Генис: Трижды не прокричал петух, как было сказано по этому поводу. Совсем недавно мы с вами обсуждали фильм Скорсезе ''Хранитель времени'', где вы сказали, что 3D не работает и что никакого толку от трех измерений в кино нет.
Андрей Загданский: Я абсолютно последователен. В прошлый раз я сказал одно, теперь я говорю совершенно другое. Более того, я вам скажу, что картина Вима Вендерса ''Пина'' это первый трехмерный фильм, где технология показалась мне не коммерческим трюком, а органическим эстетическим решением. Словом, для меня это был наиболее интересный и самый зрелищно-захватывающий фильм, который я видел в 3D.
Александр Генис: Любопытно, что Вим Вендерс давно мечтал снять ''Пину'', но никак не знал как это сделать, до тех пор, пока технология 3D не добилась такого успеха, что ее стало возможно использовать для его проекта. Почему 3D так понадобился Виму Вендерсу для того, чтобы снять эту картину?
Андрей Загданский: Здесь несколько объяснений и я расскажу вам о каждом из них в отдельности, потому что здесь цепочка удачных, правильных, точных решений. Жанрово ''Пина'' это даже не совсем документальное кино, так же как и предыдущий фильм Вима Вендерса ''Buena Vista Social Club'' это зрелище, построенное на уже существуем зрелище. Фильм о балетных спектаклях знаменитой авангардной танцовщицы и хореографа Пины Бауш, которая умерла в 2009 году, был еще задуман при жизни Пины, но гений танца и хореографии скончалась за несколько дней до начала съемок. Таким образом, картина уже в работе стала не только воплощением хореографии Пины на экране, но и данью уважения и прощанием, tribute автора фильма и танцоров с Пиной Бауш, которая была, вероятно, одним из самых интересных хореографов в мире начиная с середины 70-х годов. Первый эпизод фильма это постановка ''Весны священной'' Стравинского. Две группы танцоров - женщины в нарочито элементарных платьях охрового, землистого цвета, и мужчины, обнаженные по пояс, в свободных черных брюках. Сцена засыпана темно коричневым материалом, очень похожим на сырую открытую землю, которая, конечно же, сыпется, взлетая под ногами танцоров. В какой-то момент в танце появляется одно единственное цветовое пятно — красное женское платье, которое один из мужчин передает смятенной группе женщин. Все хореографическое и сценическое решение, на мой взгляд, гениально и обладает подлинным языческим дурманом, таким волнением древним. Я думаю, что Стравинский был бы счастлив увидеть такую постановку. Захваченный музыкой и танцем, я все же поймал себя на критической мысли по отношению к 3D. Для меня сцена в театре очень напоминала объемные диорамы, которые были очень популярны во времена моего детства, да и сейчас, по-моему, это неотъемлемая часть любого приличного исторического музея, особенно когда дело доходит до батальных сцен - вы смотрите все в объеме, там такие маленькие человеческие фигурки. Самое замечательное, что, очевидно, когда-то Вим Вендерс подумал то же самое и он инкорпорировал этот эффект, это ощущение трехмерной модели с маленькими человечками, в ткань фильма. Сначала двое танцоров, ветеранов труппы, рассматривают то, что кажется нам сценическим макетом следующего спектакля Пины ''Кафе Мюллер''. Танцоры говорят какие-то в данный момент малозначительные, второстепенные реплики и заглядывают внутрь макета. А макет с крышей, как декорации Орсона Уэллса, что тоже очень важно. Комната - две распахнутые двери, слева и справа, черные столы и стулья, некоторые стулья опрокинуты. Вступает музыка и мы понимаем, что на экране уже не сценический макет, а реальная сцена, и на сцене движутся танцоры в меланхолическом экспрессивном танце, отстраненные одинокие фигуры. Как тут не вспомнить художников периода Веймарской республики, веристов? В той же монтажной сцене мы видим тех же двух танцоров, которые рассматривают сценический макет и внутри макета они же танцуют — трюк раскрыт. То, что делает Вендерс покажется неискушенному зрителю незначительным, но мне это показалось важным. Режиссер понимает, что трехмерное изображение выглядит на экране как дешевая диорама, и, включая реальный макет в ткань фильма, он тем самым это сомнительное кинематографическое качество инкорпорирует в фильм, проглатывает его, уничтожает. Это очень тонкий кинематографический ход, очень точное понимание пластики нового трехмерного изображения и как его оправдать на экране.
Вообще кинематографическая осведомленность, тонкое понимание природы медиума характерно для Вима Вендерса. В самом конце 80х он сделал фильм о Йодзи Ямомото «Записная книжка о городах и модах». В тот период документалисты только начинали всерьез снимать на видео. Не буду входить в детали того старого фильма, но осведомленность автора о разной физической природе кинопленки и видео, и игра на тех двух фактурах была очень интересной и важной частью и того фильма.
Александр Генис: В данном случае навстречу режиссеру, конечно, пришла фактура. Танцы Пины, те, что я видал, производят впечатление ошеломляющее. Это эксцентрика, это не балет, это не танец модерн, это какие-то сценические поэмы, лирический цирк, пластический гротеск. Знаете, что это мне напомнило отдаленно? ''Зримые песни'' Якобсона - была такая труппа, по-моему, еще в 60-е годы, я мальчиком видел. Эти спектакли оставили гигантское впечатление. Мне кажется, что эта фантазия Пины и фантазия Вендерса срезонировали друг с другом. Сам Вендерс говорит, что, впервые увидав ее спектакль, он разрыдался.
Андрей Загданский: Совершенно очевидно, что Вим Вендерс был очарован танцами Пины, иначе бы этой магии, этого восхищения, заражения зрительской аудитории у него бы никогда не было. Возвращаясь к трюку, или не трюку, трехмерного изображения. Помните, я в прошлый раз жаловался, что у Вернера Герцога в фильме о пещерах Шове смотреть интервью с учеными - мука мученическая, потому что совершенно непонятно, зачем мне видеть в трехмерном изображении обычные человеческие лица, которые говорят какие-то достаточно ординарные, наукообразные тексты. Вендерс, вероятно, и это понимает. Вместо этого он снимает крупные планы танцоров Пины, а за кадром звучат очень лаконичные и точные высказывания участников труппы о Пине. Например:
''Она сказала мне, что я должна быть более сумасшедшей. Это единственный комментарий моей работы, который она сделала за все время, что мы работали вместе''.
Или, например, такое:
''Как жаль, что Пина мне не снится. Я бы хотела уведеть ее во сне''.
И, что важно - Вендерс не ограничивается съемками балета на сцене, он переносит танец в кабины фуникулера, на улицы города, в заводские помещения, где на втором плане проезжают какие-то странные конструкции похожие на колеса локомотива, только без самого локомотива. И этот перенос работает совершенно блестяще, на мой взгляд. Условная картина, а для нас трехмерное изображение все еще очень условно, мы не принимаем его как безусловную данность, а все еще аттракцион, становится еще более условным, еще более аттракционным, а, значит - парадокс искусства - более естественным, правильно? Вендерсу удалось построить фильм практически начисто лишенный наррации, как развивающееся, эволюционирующее кинодейство.
И это, с моей точки зрения, большая заслуга режиссера.
Любопытно, что если в начале в Весне священной на сцене была земля, м.б. не настоящая, а сценическая, бутафорская почва, то в одной из финальных сцен фильма на театральной сцене настоящая вода. Танцоры танцуют в воде, и с водой, и обливают друг друга водой, и скольят на животе по огромным лужам на сцене.
Зрелище и завораживающее, и волнующее. Я вспомнил "Ноль за поведение Виго", когда мальчишки избитают друг друга подушками и пух летит во все стороны в спальне гимназии.
Праздник бунта, праздник свободы, праздник сумашествия. Праздник.
Александр Генис: По моим представлениям, очень неполным, документальное кино или не игровое кино делится на две части. Либо это фельетон -жалоба (в ''Литературке'' это называлось ''опять нет тары''), либо это поэзия. К чему ведет Вендерс, конечно, понятно, но как к этому отнесется ''Оскар''?
Андрей Загданский: Я не буду сейчас оспаривать вашу концепцию о видовом делении в документального кино. Она у вас несколько "схематична". Но я думаю, что Вим Вендерс должен получить ''Оскара'' за эту картину, и это будет правильно, и заслуженно. Кроме того, в этой картине есть дань уважения нескольким художникам и наградить картину ''Оскаром'' это признание заслуг и Вендерса, и заслуг Пины. Кроме того, в прошлом году ''Оскар'' получил фильм, который явно относится к вашей первой категории ''опять нет тары'' - фильм о финансовом крахе 2008 года, хорошо сделанный и точно рассказанный, но в нем артистического воображения не больше, чем в логарифмической линейке. Поэтому такой поворот от одного к другому был бы и заcлужен, и оправдан. Признаюсь, я буду болеть за Вима Вендерса 26 февраля и опять готов с вами пойти на еще одно пари - поставить доллар, что Вим Вендерс получит ''Оскара'' за лучший документальный фильм.
(Музыка)
Александр Генис: В тот раз Андрей пари проиграл. Но вместо того, чтобы злорадствовать я попросил Андрея сравнить впечатления кинозрителя с посетителем спектакля.
Андрей Загданский: Жесткий вопрос вообще. Потому что это два разных ощущения. В фильме Вендерса я вижу лишь фрагмент спектакля и догадываюсь о целом. Реальный же спектакль разворачивается на моих глазах от начала и до конца, все время я нахожусь в напряжении, которое постоянно нарастает. Эта эмоциональная дуга - сплошная, она принадлежит именно этому спектаклю, а не фильму. Поэтому мое ощущение совершенно иное, оно целостное, оно такое, как задумала Пина. И оно абсолютно языческое по своей сути. Я никогда не думал, что Стравинский такой языческий композитор. Ты ощущаешь плотью, кровью, мембранами своего тела некую предыдущую историю своего бытия.
Александр Генис: В связи с гастролями этого театра вся пресса вспомнила про фильм Вима Вендерса. Речь у критиков идет о том, что этот фильм сыграл очень важную роль в истории современного театра. Он совсем недавний, всего пять лет назад вышел, но тем не менее, этот фильм стал уже культовым. Как говорят специалисты, Вим Вендерс показал, что современный танец... а ведь это очень сложная вещь — современный танец, это не классический балет, который всем нравится, современный танец надо понимать и любить, как современное искусство, как абстрактное искусство, это то, что требует особых усилий. Так вот, после Вима Вендерса современный танец перестал пугать людей, он нашел себе новых поклонников, ибо Виму Вендерсу удалось передать магию Пины. Вы согласны с этим?
Андрей Загданский: Я согласен. Я болел за эту картину в тот год, когда ее номинировали на «Оскар» за лучший документальный фильм.
Александр Генис: К сожалению, она не получила «Оскара», но фильм остался в анналах точно.
Андрей Загданский: Этот тот случай, когда от фильма не убыло. Это картина, у которой вечная кинематографическая жизнь, потому что к фильму будут возвращаться. Далеко не все могут посмотреть реальный спектакль, а фильм могут посмотреть в общем-то все, и это очень важно. Действительно Вендерс нашел о особый баланс между реальностью танца и кинематографической реальностью.
Александр Генис: Как смотрели спектакль?
Андрей Загданский: Полный зал, ни одного свободного места. Когда спектакль закончился, я посмотрел по сторонам: люди встают, аплодируют, потом садятся. А Я рядом со мной сидят две молоденькие девочки. У многих в зале, кстати, такой вид балетный - молоденькие, тоненькие девочки. И вот я смотрю на них, а эти девочки плачут. Причем одна видно только что отрыдала, она стесняется мне смотреть в глаза. Я посмотрел на нее, улыбнулся, мол, сейчас сам заплачу. Это совершенно потрясающее ощущение. Я подумал: бог с ним, Трамп, то, се, коллизии жизни, когда люди так реагируют на искусство, когда мы можем разделять это волнение друг с другом, все не так плохо.
Александр Генис: Вы знаете, Андрей, это буквально то, что мне говорят мои московские друзья, вспоминая Путина, Украину, Крым, Олимпиаду с допингом. И каждый раз они повторяют: есть театр, есть кино, есть книги, жизнь продолжается. И я с ними согласен.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Страница 3 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика