Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2011-03
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 14, 15, 16
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3624

СообщениеДобавлено: Сб Янв 05, 2013 1:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011033308
Тема| Балет, , Персоналии, Роберт Джоффри
Авторы| Д. Трускиновская
Заголовок| Robert Joffrey
Где опубликовано| портал belcanto.ru
Дата публикации| 29.03.2011
Ссылка| http://www.belcanto.ru/joffrey.html
Аннотация| Он в юности мечтал танцевать в балетах Нижинского, но судьба распорядилась иначе – он восстанавливал их на американской сцене.

Настоящее имя знаменитого американского хореографа и педагога Роберта Джоффри – Абдулла Джаффа Анвер Бей Хан. Он родился в 24 декабря 1930 года в городе Сиэтле, штат Вашингтон, его отец был афганец-иммигрант, мать – итальянка. Ребенок рос болезненным, страдал астмой, и врачи боялись, что она станет хронической. Один из докторов, рекомендовавший дыхательные упражнения, посоветовал учить ребенка танцам, чтобы наладить его дыхание и укрепить здоровье.
Когда Роберту Джоффри было двенадцать, он начал заниматься в студии Мэри Энн Уэллс. Под ее руководством он сделал большие успехи и в восемнадцать лет даже отважился на сольный концерт. Потом он уехал в Нью-Йорк и поступил в Школу американского балета, которая была основана еще в 1933 году Линкольном Керстайном и Джорджем Баланчиным. Кроме того, он брал уроки у бывшей примы-балерины Мариинского театра Александры Федоровой. Когда в 1949 году в Америке гастролировал Ролан Пети, Джоффри поступил в его труппу «Парижский балет» – там и состоялся его дебют.
Вскоре после этого Джоффри был приглашен выступить в труппе О'Доннелл и танцевал там с 1950 до 1953 года. В этой труппе, практиковавшей танец модерн, он стал солистом, но уже тогда задумывался о собственной компании. Те, с которыми он был знаком, его не устраивали – он был недоволен ограничениями на фантазию и консервативным подходом к хореографии. Но он оставался в труппе О'Доннелл, желая набраться опыта и освоить различные стили танца. Заодно он присматривал артистов для своего будущего коллектива и думал о репертуаре. И, наконец, начал карьеру преподавателя в Школе сценического искусства в Нью-Йорке. Педагогом он оказался отличным – учил своих студентов не только технике танца, но и его осмыслению. А в результате он поставил со студентами свой первый крупный балет «Персефона» в 1952 году. 1953 году зрители увидели следующий балет – «Скарамуш».
Публике и профессионалам эти работы понравились.
В 1953 году Джоффри открыл школу, «Американ балле сентер», а в 1954 году организовал небольшую группу «Роберт Джоффри балле консерт», которая через два года стала основой труппы «Роберт Джоффри балле». Главным балетмейстером он назначит своего друга Джеральда Арпино. Труппа заявила о себе двумя премьерами – «Маскарад» на музыку Франсиса Пуленка и «Лунный Пьеро» на музыку Арнольда Шёнберга. Роберта Джоффри стали приглашать балетмейстером в другие коллективы, включая «Нью-Йорк Сити опера». Он брался за любую работу, где требовался хореографический талант, ставил танцы в операх, чтобы удержать на плаву свою молодую труппу. Он привлек внимание прессы, о нем много писали – и в результате он первым из американских хореографов был приглашен в Англию.
Настоящего признания Джоффри добился в 1962 году. Его труппа провела шесть гастрольных туров без внешней финансовой поддержки. В репертуаре уже было более двадцати балетов, в коллектив входило 38 человек, вк лючая маленький оркестр. Наконец Роберт Джоффри нашел богатого спонсора – Ребекку Харкнесс Кин. Миссис Кин еще в 1959 году основала фонд помощи американскому танцевальному искусству. Теперь Джоффри мог перевести дух и спокойно заняться хореографией.
Летом 1962 года миссис Кин пригласила в свое поместье шесть молодых хореографов, в том числе Джоффри и Арпино. Они получили возможность спокойно и продуктивно работать, а осенью состоялся просмотр. Те, которые были признаны удачными, вошли в репертуар труппы Джоффри вместе с костюмами, которые подарила любезная хозяйка.
Затем труппа Джоффри отправилась путешествовать. Она была включена в специальную международную президентскую программу культурных презентаций. Артисты побывали на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии.
В октябре 1963 года компания Джоффри выступила в Белом Доме по приглашению президента Джона Кеннеди. Вскоре после этого она отправилась в двухмесячную поездку по Советскому Союзу, дала концерты в Москве, Ленинграде, Донецке, Киеве и Харькове. Но возвращение домой было нерадостным – хореограф вплотную столкнулся с тем, что бесплатным сыр бывает только в мышеловке. Ребекка Харкнесс объявила, что ее фонд выделяет более одного миллиона долларов на создание «Харкнесс балет». Джоффри сообщил прессе, что он получил ультиматум – требуется изменить название труппы, а его права ограничиваются художественным руководством, то есть – все берется под строгий контроль. Он отказался, и после двух лет отличных отношений с фондом труппа оказалась на пороге краха – большинство костюмов и декораций формально принадлежало фонду, многие танцоры именно с ним заключили свои контракты.
Джоффри начал все почти с нуля. Он зарегистрировал Фонд американского танца как некоммерческую, освобожденную от налогов организацию в поддержку «Роберт Джоффри балле», получил чрезвычайную субсидию на тридцать пять тысяч долларов от Фонда Форда. Использовал он и еще одну возможность – когда труппа «Нью-Йорк Сити балле» перебралась в Центр исполнительских искусств Линкольна, он договорился с «Нью-Йорк Сити сентер», и в 1966 году труппа вошла в его состав, изменив название– теперь она стала «Сити сентер Джоффри балле». Там она работала до 1982 года, когда Джоффри решил перевести ее в Чикаго. Под этим названием труппа получила международную известность. Он создал одну из самых уважаемых и самых известных балетных трупп 1960-х годов.
Джоффри и его друг Арпино все это время ставили экспериментальные балеты, а также возобновляли знаменитые работы таких хореографов двадцатого века, как Аштон, Курт Йосс, Мясин, Нижинский, Роббинс и Фокин. Одним из ранних рок-балетов Джоффри была «Астарта», поставленная в 1967 году, в ней использовались кинокадры и поп-музыка. Он участвовал и в проектах других балетмейстеров – в1973 году Туайла Тарп, объединив свою труппу танца модерн с труппой Джоффри, создала оригинальный спектакль.
В марте 1979 года на Бродвее был показан балет Джоффри «Памяти Дягилева», созданный по случаю пятидесятилетней годовщины его смерти. Это были идея Рудольфа Нуриева – он хотел станцевать в один вечер три роли, прославленные Нижинским. Подобно Баланчину, Роберт Джоффри всегда возражал против приглашенных звезд. Однако его труппа испытывала сильный недостаток в деньгах, и он знал, что Нуриев обеспечивает полный зал. Хотя Джоффри едва ли жаждал видеть своих танцовщиков оттесненными на задний план суперзвездой, он усердно изучал историю танца и разделял рвение Нуриева, а также его увлеченность балетами, имеющими важное историческое и художественное значение.
Джоффри скончался 25 марта 1988 года от СПИДа в возрасте 57 лет. Но до сих пор оригинальные постановки его труппы привлекают зрителей всех возрастов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18649
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 30, 2017 10:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011033309
Тема| Балет, Американский театр балета, Персоналии, Алексей Ратманский
Авторы| Алесь Кирикович
Заголовок| Рыцарь балета
Где опубликовано| журнал "Партер" № 3(7)? c. 28-31 (Белоруссия)
Дата публикации| 2011 март
Ссылка| http://bolshoibelarus.by/images/Parter_pdf/Parter%202011.pdf#page=30
Аннотация|

Нынешний хореограф Американского театра балета, бывший художественный руководитель Большого театра и "пожизненный" ведущий солист Датского Королевского балета, возведенный в рыцари королевой Маргарет II, — все это Алексей Ратманский, один из самых прогрессивных хореографов современности.


Алексей Ратманский во время работы с актерами

Если посмотреть на список постановок этого деятеля, обратив внимание на их географию и даты, то можно невольно подумать, что Алексеев Ратманских, как минимум, двое. Хореограф умудряется ставить спектакли одновременно для Музыкального театра оперы и балета в Киеве, Большого театра, Мариинского театра, Датского Королевского балета, труппы Сан- Франциско. Но главное, где бы ни работал Алексей Ратманский, его спектакли получаются неизменно изящными, заставляя публику испытывать бурные эмоции, а критиков — осыпать наградами и званиями.

Алексей Ратманский родился 27 августа 1968 года в Санкт-Петербурге, однако до десяти лет жил с родителями в Киеве. И хотя его семья не имела никакого отношения к балету — отец был известным ученым- инженером, а мать психиатром — в четырехлетнем возрасте Алексей вдруг увлекся танцами. Через шесть лет он поступил в Московское хореографическое училище. Его одноклассниками были Владимир Малахов и Геннадий Янин, которые стали участниками первых балетмейстерских опытов Ратманского-подростка. Окончив училище, Ратманский вернулся в Киев и поступил в балетную труппу Национальной оперы Украины, где практически сразу начал исполнять ведущие партии. "Спящая красавица", "Лебединое озеро", "Щелкунчик", "Золушка", "Жизель", "Тщетная предосторожность", "Чипполино" — все эти балеты были прекрасно восприняты публикой, и вскоре Ратманский получил звание "Заслуженный артист Украины".

Став успешным танцовщиком, он решил оттачивать балетмейстерские навыки и с 1988 по 1992 год учился в ГИТИСе. После этого три года Ратманский с женой Татьяной работали в труппе Виннипегского Королевского балета (Канада), где Алексей танцевал в балетах Баланчина, Аштона, Тюдора, Ноймайера. В виннипегской труппе Ратманский поставил две миниатюры: "Взбитые сливки" и "Альборада". С 1997 года Ратманский живет и работает в Дании. За это время он стал одним из лучших исполнителей хореографии, и Датский Королевский балет заключил с ним пожизненный контракт. Там артист получил статус лучшего танцовщика страны, орден королевы, почетный титул. Ему были созданы прекрасные условия для жизни и творчества. "Датский период" оказался чрезвычайно плодотворным для Алексея и как для хореографа. В свободное от основной работы время он за шесть лет создал 15 эксклюзивных балетных спектаклей, из которых большая часть предназначалась для лучших балетных трупп России.

Сотрудничество Ратманского с Большим театром началось одновременно с переездом хореографа в Данию. 8 декабря 1997 года на сцене одного из главных театров России состоялась премьера программы "Новогодние премьеры", в которую вошел одноактный балет Ратманского "Каприччио" на музыку Стравинского. В главных партиях выступили Анастасия Яценко и Сергей Филин. Через год появился балет "Сны о Японии", в котором солировали Нина Ананиашвили, Инна Петрова, Андрей Уваров, Сергей Филин, Алексей Фадеечев, Дмитрий Гуданов, а также Татьяна Терехова из Мариинского театра. Этот балет был награжден театральной премией "Золотая маска". А балет "Светлый ручей" на музыку Дмитрия Шостаковича собрал уже четыре таких награды. Премьера балета состоялась весной 2003 года. Среди исполнителей были Мария Александрова, Елена Андриенко, Екатерина Шипулина.

Впервые этот балет поставили на сцене Большого в 1935 году. Спектакль успешно шел на протяжении года, однако 6 февраля 1936-го в газете "Правда" опубликовали разгромную статью "Балетная фальшь", которая завершалась такими строчками: "Авторы балета — и постановщики, и композитор — по-видимому, рассчитывают, что публика наша так нетребовательна, что она примет все, что ей состряпают проворные и бесцеремонные люди. В действительности нетребовательна лишь наша музыкальная и художественная критика. Она нередко захваливает произведения, которые этого не заслуживают". После выхода статьи балет сняли с репертуара. А через 67 лет "Светлый ручей" собрал рекордное количество "Золотых масок", был увенчан титулом лучшего балетного спектакля в сезоне 2002/03, а хореограф-постановщик Алексей Ратманский получил Национальную театральную премию. Также было объявлено, что с 1 января 2004 года Алексей Ратманский становится художественным руководителем балетной труппы Большого театра.

Последние десятилетия балет Большого театра, имеющий статус мировой легенды, упрекали за творческую инерцию и рутину, за разрушительную атмосферу внутренних интриг. Для того чтобы вернуть утраченные позиции в мировом балете и очертить при этом территорию собственных интересов, театру нужен был новый талантливый хореограф. Таковым стал Алексей Ратманский. Свою карьеру в Большом этот хореограф начал с балетов ранней советской эпохи. "Мне кажется, в последнее время у Большого театра сложилась определенная программа, которой мы пытаемся следовать, — постановка уникальных балетов, — рассказывал Алексей Ратманский в одном из своих интервью того времени. — В следующем сезоне это будет балет "Болт" на музыку Дмитрия Шостаковича. Он прошел всего один раз — в 1930 году — и с тех пор больше не ставился. Хотя балет гениальный. Меня очень интересует советская хореография догригоровичевского периода. Хотелось бы что-то восстановить или сделать ремейк: "Пламя Парижа", "Мирандолину" Василия Вайнонена или "Красный мак" — это были сильные, профессионально сделанные спектакли, несправедливо забытые. Такие балеты дадут труппе много ролей, много танцев, характерных и драматических".

В свое время, уезжая за границу, Ратманский хотел узнать об искусстве балета как можно больше. На новой должности главного хореографа его знания и опыт весьма пригодились, помогая видеть, анализировать и вскрывать проблемы. Так, одной из главных проблем российских танцовщиков Алексей Ратманский назвал их неумение быть разными в разных спектаклях. "Некоторые считают это достоинством, но я уверен, что актер обязан передавать стиль и меняться от спектакля к спектаклю. У нескольких поколений танцоров Большого театра не было такой возможности. Благодаря этому возник уникальный стиль, который нельзя потерять. Особенно сейчас, когда ведущих хореографов не так много, все компании ставят одни и те же балеты и танцуют их тоже совершенно одинаково. Спектакль в Амстердаме не отличишь от его версии в Лондоне или АBT в Нью-Йорке. Я считаю, что чем больше стилистически разных спектаклей танцует наша труппа, тем она точнее понимает свой собственный стиль и лучше развивается. Артисты учатся осознанно относиться к стилю и контролировать себя на сцене. Не просто танцевать так, как они умеют, а быть разными"

Алексею Ратманскому потребовалось меньше пяти лет, чтобы вернуть балету Большого титул ведущей труппы мира, способной восхищать не только раритетной классикой, но и актуальной хореографией. И все это время на хореографа сыпались предложения по работе от зарубежных компаний. К 2008 году хореограф "сдался". "Работа руководителя труппы отнимает 24 часа в сутки: надо постоянно просматривать спектакли, определять, что нужно для театра, для конкретного артиста. Любая творческая идея, которую я хотел бы осуществить в качестве хореографа, тоже требует большого времени, — объяснил Ратманский перед своим уходом. — Хочется надеяться, что в течение четырех лет, которые я работал в Большом театре в качестве руководителя труппы, мне удавалось совмещать свои интересы и интересы театра. Кроме того, для меня это было балансирование между идеями: Большой театр — это классический балет и одновременно — живой театр для артистов. Мы ставили и классику, и балеты Шостаковича, и хореографию 1950—60-х годов, привлекали современных хореографов для работы с артистами, создали Мастерскую новой хореографии. Я убежден, что в театре должно постоянно происходить обновление — в этом залог движения". В честь своего художественного руководителя Большой театр устроил грандиозный "Ратманский-гала" на Новой сцене. В прощальном вечере приняли участие звезды Большого и Мариинского театров, Нью- Йоркского балета и Тбилисского театра оперы и балета.

Глава Нью-Йоркского балета Питер Мартинс предлагал Ратманскому должность задолго до окончания контракта Ратманского с Большим театром, однако хореограф выбрал Американский театр балета. Этот театр был одним из главных балетных центров XX века. Сегодня наряду с балетом Нью-Йорка и балетом Сан-Франциско, АТБ определяет американский стиль на мировой сцене. С самого начала своего существования театр сотрудничал с лучшими хореографами и балетмейстерами мира: от Энтони Тюдора до Кеннета МакМиллана. В июне 2009 го- да Алексей Ратманский поставил балет "На Днепре" (музыка Сергея Прокофьева), а в октябре — "Семь сонат" на музыку Доменико Скарлатти. Подводя итоги 2009 года, газета "Вашингтон пост" назвала эту постановку одним из самых ярких событий в мире классического танца.

Однако первой полноформатной постановкой Алексея Ратманского для Американского театра балета считается "Щелкунчик", премьера которого состоялась в конце декабря прошлого года. Спектакль, который постановщик определил как "маленькая история с большими эмоциями", прошел на сцене Бруклинской академии музыки. "Этот балет — не просто сладкая сказка или ностальгия, он также о страхах и взрослении и мистических реалиях детства. Все это есть у Ратманского, он верит в это, и вот почему ожидаемый спектакль непременно станет удивительным произведением", — так анонсировала премьеру газета "Фастер Таймс". Стоит ли говорить о том, что Ратманский целиком и полностью оправдал надежды публики — как и подобает настоящему рыцарю.

===============================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18649
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 24, 2018 11:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011033310
Тема| Балет, Американский театр балета, Персоналии, Кевин МакКензи (Kevin McKenzie)
Авторы| Беседовали Мария Потоцкая и Татьяна Роднянская
Заголовок| Большие гастроли
Где опубликовано| Сетевое издание «Актуальные комментарии»
Дата публикации| 2011-03-30
Ссылка| http://actualcomment.ru/bolshie_gastroli.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



При поддержке Фонда Мстислава Ростроповича с 29 по 31 марта в Москве проходят гастроли Американского Балетного Театра (American Ballet Theatre). Стоит отметить, что это первый визит АВТ с 1966 года. К сожалению, те гастроли помнят лишь самые стойкие приверженцы балета, видевшие Михаила Барышникова на сцене Большого театра. Для российских зрителей, привыкших к традиционной школе, эти гастроли открывают занавес современного танца в самом актуальном его понимании.

Cовременный танец нельзя сравнивать с балетом. Contemporary dance сродни асимметрии, тогда как балет основан на принципе золотого сечения. Каждое движение оточено и выверено, ни одно из па не должно ни на градус отклоняться от заданной, идеальной по умолчанию, траектории. В современном же танце, наоборот, здоровое хулиганство только приветствуется. Но именно этот здоровый неакадемический подход создает то, что принято называть отдельным и самостоятельным искусством со своей эстетикой, своими смыслами и содержаниями.

Нельзя говорить, что американский театр основан на современном танце. Безусловно, есть и классический балет, но в собственной интерпретации. Так, в таблице спектаклей числится и «Тема с вариациями» Баланчина, и неоклассика от Ратманского в «Семи Сонатах», и современный танец в «Тройке» и «На берегу».


Артистический директор American Ballet Theatre (АВТ) Кевин МакКензи (Kevin McKenzie) в эксклюзивном интервью «Актуальным Комментариям» поделился своими впечатлениями от долгожданных гастролей и авторитетным мнением о современном балете.

Кевин, что и говорить, гастроли АВТ в Москве – это настоящее культурное событие, а, не какая-то обычная присыпка гламура в светской тусовке. Расскажите о первых ощущениях пребывания в столице, ведь еще не отработано ни одного спектакля.

Во-первых, гастроли проходят в легендарном для всего мира Большом Театре. Это само по себе событие. Пусть и малая сцена, но я уже чертовски горд, что гастроли состоялись.

Чувство прикосновения к истории? Большой до сих пор является мировым брендом?

Безусловно! В Большом - своя неповторимая аура. Действительно, ощущаешь его мощь и историю. Для большинства балетных трупп гастроли в Большом – мечта. Для нас она стала явью.

Я знаю, что в Америке все сцены плоские, а в России имеют небольшой наклон. Трудно ли приходится танцорам и откуда взялось такое разделение?

В России исторически сцена наклонена в сторону аудитории, а зрительный зал уходит вверх. Даже премьеры волнуются, ведь технически это накладывает отпечаток, но с этим ничего не поделаешь.

Российский балет принято считать классическим, некой основой. Применимо ли определение «классика» к американской школе, ведь чаще всего ее воспринимают как нечто только современное?

На самом деле, я не согласен. Просто на американский балет, как и на страну в целом, повлияло множество культур. У нас по определению нет ничего своего. Мы заимствовали лучшие знания со всего мира -от Баланчина (George Balanchine) и Вагановой (Агриппина Ваганова) до Марты Грэм (Martha Graham). Действительно, русская школа – это основа.

Кстати, об обучении. Какие классы у вас обязательные?

Классический, современный, народный - в контексте характерного танца.

Ввиду своей ортодоксальности и воспринимаемым в штыки попыткам сделать что-то новое, наш балет является менее коммерческим по сравнению с Америкой - родиной шоу! Это как Голливуд и все остальное кино.

Все потому, что мы не оригинальны в первоначальном продукте. Всем понятны и узнаваемы определения - российская балетная школа, французская, британская… А говоря о нас, получаем микс.

У нас сейчас многие деятели искусства, в частности балета, позиционируют себя как бренд и делают представления имени себя. Например, экс-прима Большого Анастасия Волочкова. Ее концерты, где она еще и иногда поет, пользуются популярностью. Вот это инновация по-русски...

Я считаю, что это - мейнстрим. У нас такого тоже достаточно. Это бизнес.

Но ведь тренд интеграции жанров, даже их смешения, вполне очевиден. Фильм «Черный лебедь» с Натали Портман наделал немало шума. Насколько он реалистичен?

Честно говоря, еще не смотрел и не хочу. Очевидно, что этот фильм - не о балете, а о человеческой трагедии.

Как насчет современной русской хореографии?

В этом плане Россия пропустила одну ступень в XX веке, сразу перейдя от классики к постмодернизму. Сейчас это напоминает вспышку накопленной энергии. Но нельзя не отметить, что есть некое заимствование других современных школ. Это абсолютно нормально, ведь все учатся на примерах. Тем более, что сейчас все границы открыты.

Вы знаете наши новые балетные школы, направления, балетмейстеров? Например, Николая Огрызкова?

К сожалению, я совершенно не осведомлен о них. Россия до сих пор известна своей классикой.

А из мировых хореографов кто нравится? Матс Эк (Mats Ek), Начо Дуато (Nacho Duato), Сильви Гиллем (Sylvie Guillem)?

О, они все - потрясающие. Просто нужно видеть их работу!

Среди остальных коротких спектаклей вы привезли в Москву и «Семь сонат» Скарлатти в постановке Алексея Ратманского. Пожалуй, это самая нетривиальная постановка, что видел Большой театр за долгое время...

Да, вы правы. Алексей - уникальный хореограф. Он - настоящий, как и его постановки. У «Семи сонат» нет сюжета, это просто танец. Ратманскому удалось сделать танец мягким, легким и, одновременно, быстрым и отточенным.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 14, 15, 16
Страница 16 из 16

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика