Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2017-10
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17456
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 12, 2017 11:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017101202
Тема| Балет, ГКД, VI Международный фестиваль балета
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Кремль открывает балетный сезон
В Москве прошел VI Международный фестиваль балета

Где опубликовано| © "Московский комсомолец"
Дата публикации| 2017-10-12
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2017/10/12/kreml-otkryvaet-baletnyy-sezon.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

В Государственном Кремлевском дворце уже в шестой раз прошел Международный фестиваль балета. В спектаклях труппы «Кремлевский балет» под руководством Андрея Петрова в этом году приняли участие звёзды мирового балета из Великобритании, Италии, США, Болгарии, Кубы и России.


Николетта Манни и Тимофей Андриашенко в балете "Жизель"

Фестиваль этот ежегодный и один из крупнейших в Москве, а с этого сезона (после того как худрук Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Лоран Илер объявил, что аналогичный фестиваль у них в театр больше проводиться не будет) в таком формате, еще и единственный. Правда и сам фестиваль в Кремле, в отличие от прошлых сезонов стал скромнее, значительно уменьшив количество спектаклей представленных на нем. В этом, как и в прошлом году, их было всего пять.

Открылся фест «Щелкунчиком» в редакции Андрея Петрова. Было что потанцевать в этом спектакле впервые выступившему в Кремле танцовщику из Болгарии Николе Хаджитаневу. Как и в Парижской Опере в редакции Нуреева, здесь главный герой Дроссельмейер, который во сне Мари становится Принцем-Щелкунчиком, и главная мужская партия таким образом увеличивается почти в два раза.

Николу в Москве помнят со времен его участия в знаменитом Московском Международном конкурсе артистов балета, что раз в четыре года проводится в Большом. В 2005-ом он выступал по младшей группе и состязался с самим Иваном Васильевым. С тех пор Никола вырос, стал премьером Софийской Национальной оперы, и теперь в его танце чувствуется мастерство и художественная зрелость.

Приятно удивила и его партнерша - совсем неизвестная в Москве Марта Петкова, выступившая в «Щелкунчике» в роли Мари. Удивила прежде всего своей красивой и окультуренной стопой, легкостью и искристостью танца. А вместе с ней хорошо смотрелась и вся труппа «Кремлевского балета», особенно женский кордебалет в «Вальсе нежных хлопьев». Своими «вихревыми» вращениями в этой сцене вызвали аплодисменты зрительного зала «Снежные вихри» (эксклюзив редакции Петрова) Амир Салимов и Даниил Росланов. Кремлевская труппа вообще может похвастаться своим художественным и техническим уровнем. В этот раз на фестивале блистали такие её танцовщики как Егор Мотузов, Ирина Аблицова, Наталья Балахничева, Саори Коике, Ксения Хабинец, Александра Тимофеева, Дмитрий Прусаков, Сергей Васюченко и многие другие.

Было в этом «Щелкунчике», как впрочем и в других фестивальных спектаклях, множество вводов: в первых своих партиях на кремлевском форуме вышли вчерашние выпускники хореографических училищ Владимир Пискарев, Анатолий Соя, Арина Томилина и другие.

Главный сюрприз нынешнего фестиваля – участие в нем молодых и многообещающих артистов. Их звездный статус может быть не столь очевиден, зато продюсер фестиваля Айдар Шайдуллин предоставил московским зрителям редкую возможность наблюдать процесс становления будущих звезд. Так 23-летний Тимофей Андрияшенко пока лишь артист кордебалета театра Ла Скала, но уже танцует там главные партии. Пригласил его в миланский театр Махар Вазиев (в то время нынешний руководитель балета Большого театра возглавлял балет Ла Скала), перехватив таким образом инициативу у Большого, который не сумел заинтересовать своим предложением молодого танцовщика после победы того (золотая медаль в младшей группе) в престижнейшем Московском Международном конкурсе в 2013 году.

- Для меня в этой партии важно тронуть сердце каждого зрителя,– признается мне Тимофей Андриашенко после спектакля. - А этот спектакль очень ответственный, ведь последний раз «Жизель» я танцевал в ноябре прошлого года, и тогда это был мой первый спектакль после травмы. А вообще это всего лишь четвертая «Жизель», которую я танцую. Мой дебют в Ла Скала был именно в партии Альберта. Махар Хасанович дал мне возможность в ней тогда показаться, и первой моей партнершей в этом спектакле как и сегодня была Николетта Манни.


Полина Семионова и Иван Зайцев в балете "Баядерка"

Тронуть зрительские сердца Тимофею Андриашенко удалось. Их дуэт с примой театра Ла Скала Николеттой Манни отличался во втором акте романтической прозрачностью, гармонией и трепетностью чувств. Технически Тимофей очень вырос, и хотя его дебют на кремлевской сцене не был лишен недостатков, в целом перед нами один из потенциальных лидеров нового поколения. Приятно, что мои прогнозы, относительно этого артиста, которые я делал, подводя четыре года назад итоги московского конкурса, сбываются.

Настоящих международных балетных звезд на этом фестивале было всего две: Полина Семионова представлявшая Берлинский Государственный балет и Американский Балетный Театр (ABT) и Вадим Мунтагиров из лондонского Королевского балета (Ковент-Гарден). Семионова выйдя в одном из лучших классических спектаклей кремлевского репертуара («Баядерка», редакция Андриса Лиепы) в партии Никии, не смотря на то, что совсем недавно родила ребенка, была в прекрасной форме. Представительница московской балетной школы она покорила зрителей не только неизменной харизмой, горделивостью осанки и убедительной игрой, но и грациозностью танца, доказав, что на сегодня является одной из лучших классических прим в мировом балетном пространстве.

Под стать ей был и партнер – премьер Михайловского театра Иван Зайцев, который смог в партии Солора предъявить свои прекрасные внешние данные, а кроме того академическую выучку. Высокий и статный, с красивыми длинными ногами (к сожалению, скрытыми под «псевдоиндийскими шароварами» из кремлевского гардероба, хотя сам постановщик Андрис Лиепа танцевал этот балет в трико) и мужественными манерами (что сейчас редкость на балетной сцене), он поражал не только фактурой, красотой позировок и высокими зависающими прыжками, хорошо покрывая ими гигантскую сцену Кремлевского дворца. Прошедший «университеты» в труппе Бориса Эйфмана, Иван к тому же прекрасный актер. Он внес в трактовку партии много психологических оттенков, отражая различные эмоциональные состояния своего героя.

Столь же фактурен был в «Лебедином озере» и премьер лондонского королевского балета Вадим Мунтагиров, участвующий в фестивале звезд в Кремле не впервые. Добившийся мирового признания выпускник пермского колледжа также поражал воображение своими мягкими и красивыми ногами, приземлялся в идеальные пятые позиции и не смотря на единственную репетицию был предупредительным и надежным кавалером, составив гармоничный дуэт с Одеттой- Одиллией - американкой балериной Сарой Лейн.

С этого года 33–летняя Лейн, балерина, прославившаяся в нашумевшем оскороносном фильме «Черный лебедь» как танцевальная дублерша кинозвезды Натали Портман - прима ABT. В театре, взявшем курс на воспитание собственных кадров, а не приглашенных звезд со стороны (особенно русских), она наконец то добилась высшей позиции, которой ее долгое время обходили. Обходили, надо сказать, не напрасно. В том же Кремлевском балете, с которым артистка выступала, она вряд ли бы смогла получить какие-либо партии выше корифейских. Харизма у балерины есть, но подкачала внешность, рост, да и техника – короткие руки совсем не походили на лебединые, хотя американская балерина и пыталась «гнать» ими «волну», 28 вместо 32 фуэте, тяжеловатые прыжки – всё это делало её «самым слабым звеном» фестиваля.

Зато очень порадовали своим выступлением кубинцы Адиарис Альмейда и Тарас Домитро, танцовщики в балетном мире известные. В свое время артисты остались на Западе. Тем не менее, сегодня они имеют полную возможность выступать и на Кубе. Адиарис работала в балете Цинциннати, потом в Испании у Анхеля Корейи, затем в Бостоне. Тарас 9 лет проработал в Сан-Франциско, а сейчас гастролирует по миру в качестве свободного танцовщика. Не смотря на свои украинские корни (бабушка у танцовщика украинка), в нашей стране Тарас Домитро впервые.

Проблемы у кубинской танцовщицы почти такие же, что и у Сары Лейн - маленький рост, короткие ноги, излишние объемности в бедрах. Но техника у нее в отличие от американки виртуозная. Партнер тоже выдавал её, поражая воображение видавших виды балетоманов. Обладатель огромного прыжка и сценической харизмы, он был естественен и дерзок на сцене, а вместе с Адиарис Альмейдой создавал ощущение «цунами». Энергетика в танце кубинцев зашкаливала и била через край.

Три года назад у фестиваля, который по сути открывает московский балетный сезон, была хорошая задумка - начинать его премьерой. Но с премьерами в «Кремлевском балете» сегодня «напряженка», поскольку финансируется эта труппа (заметим, третья в Москве после Большого и Музыкального театров), к сожалению, по остаточному принципу. Премьеры не случилось и нынче, зато как нам удалось узнать, на следующий год она ожидается. Да еще какая! Переговоры уже успешно прошли, и следующий, седьмой по счету фест, предполагают открыть знаменитым балетом Бориса Эйфмана «Евгений Онегин», который крупнейший российский балетмейстер перенесет со своими ассистентами специально на кремлевскую труппу!


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Окт 29, 2017 11:33 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17456
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 13, 2017 10:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017101301
Тема| Балет, Музыкальный театр им. Яушева, Персоналии, Алексей Чумаков
Автор| Татьяна Михайлова
Заголовок| «Честно говоря, в спектакле дураком себя не чувствовал!»
Где опубликовано| © Еженедельная газета "Столица С"
Дата публикации| 2017-10-13
Ссылка| https://stolica-s.su/culture/99522
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Алексей Чумаков смог раскрыться в родном Саранске

Ведущий солист Музыкального театра имени Яушева Алексей Чумаков — о себе и своих ролях

Новый сезон в Музыкальном театре им. Яушева открылся 9 сентября премьерой балета Родиона Щедрина «Конек-Горбунок» в постановке петербургского хореографа Надежды Калининой. Главную партию Ивана исполнил ведущий солист Алексей Чумаков. Что общего у 32-летнего артиста с героем сказки Петра Ершова? Как обычный саранский подросток стал ведущим мастером сцены, и как работал над новой ролью, выяснила Татьяна Михайлова.

Спектакль по сказке Ершова пришелся по душе саранской публике. На представлении был аншлаг. Артистов зрители долго не опускали со сцены аплодисментами! Герой Алексея Чумакова – персонаж в русской традиции непростой. На поверку лежебока Иван-дурак всегда оказывается ловким, смекалистым парнем с неизменно счастливой судьбой… «Работа над ролью шла тяжело, порой мучительно, — признался солист. — Балет поставлен в современной стилистике с классическими элементами. Мне ближе классические партии и романтические герои. В балете помимо физических данных артиста большое значение имеет характер персонажа. Зритель все это прекрасно видит… Честно говоря, в спектакле дураком я себя не чувствовал! (Смеется – «С».) Как правило, к своей работе отношусь критически. Для большей уверенности в роли нужно отработать хотя бы три спектакля… Силы и вдохновение придает великолепная музыка Щедрина. Особенно нравится последнее адажио и соло девицы во втором акте… Уверен, спектакль понравится зрителям любого возраста, начиная со школьного. Любовь к классическому искусству надо воспитывать с детства…»

Он учился в саранской школе №16. Как и в сказке, у родителей будущего артиста было три сына. Алексей пошел по стопам старшего брата Сергея Чумакова, чья карьера в балете складывалась успешно. Он 8 лет проработал в московском театре им. Наталии Сац, а сейчас вместе с женой гастролирует по миру с сольными проектами…

В детстве Алексея сцена не привлекала. Его судьбу определила мама — отвела в Республиканскую хореографическую школу. 10- летний мальчик отчаянно сопротивлялся родительской воле, но спустя год втянулся в учебу. «Когда мне исполнилось 14 лет, произошла забавная история, — вспоминает артист. – Мама сообщала, что мы едем в гости к брату в Москву. Сели в поезд, но он направился в… противоположную сторону. «Сынок, мы с тобой едем учиться в город Пермь», — сообщила мать. Я сильно расстроился, на станции Красный Узел чуть было не спрыгнул с поезда. Остановило лишь обещание мамы покататься на теплоходе…» Алексей поступил в 3-й класс балетной школы знаменитого хореографического училища. Полгода жил в интернате. Для свободолюбивой натуры строгий режим, отбой после 8 вечера были невыносимы. В стране начались лихие 1990-е годы. «Мама переехала в Пермь, сняла домик, устроилась кондуктором трамвая, – продолжает артист. — Жили мы трудно, денег не хватало. Доходило до того, что после занятий я собирал трамвайные билетики. Проглаживал утюгом, чтобы продать снова… В столовой просил у поваров хлеб, чтобы отнести маме… Несмотря на финансовые проблемы и больше физические нагрузки, учеба приносила удовлетворение и радость. Со временем все наладилось. Во время учебы удалось побывать на гастролях в Испании и Англии…» После окончания училища танцор два года проработал в Челябинском театре оперы и балета. Однажды ему позвонил директор Мордовской хореографической школы Виталий Иевлев и пригласил работать в Саранск. Вернувшись домой, артист не спешил трудоустраиваться. Ведь его профессия привлекательна гастрольными поездками, а в то время казалось, что в Мордовии такой возможности не будет. Алексей решил поискать счастья в Краснодаре, некоторое время занимался у знаменитого балетмейстера Юрия Григоровича. Там ему обещали работу через месяц, но Чумаков решил все-таки вернуться на малую родину… Так с 2005 года он работает в Музыкальном театре им. Яушева. Является мастером сцены, исполняет ведущие партии в балетах «Жизель», «Лебединое озеро», «Алена Арзамазская»…

«Мне особенно дорог балет «Кармен», — рассказывает артист. — Перетанцевал в нем все ведущие и второстепенные партии! Музыка Бизе выворачивает душу наизнанку. Здесь огромная заслуга хореографа-постановщика Надежды Калининой. Огромное ей спасибо!» Алексей ни разу не пожалел о выбранной профессии. Благодаря балету он повидал мир, побывал в Китае и Европе… «Я всегда любил свободу. К примеру, рабочие на заводе люди вкалывают за такую же зарплату, практически не отрываясь от станка, – поясняет танцор. – В театре у меня есть свободное время между репетициями, есть возможность подрабатывать в другом месте. Это большой плюс».

Давнее увлечение Алексея – фотография и видеосъемка. Также он любит рыбачить и собирать грибы. Жена занимается флористикой, продает цветы. Дочке Насте скоро исполнится два года. «Я радуюсь, когда на мои спектакли приходят родственники и друзья, – говорит артист. — Появляется особый накал, желание показать все, на что способен!»

Личное дело

Алексей Чумаков родился в 1984 году в Саранске. В 2003-м окончил Республиканскую хореографическую школу, учился в Пермском хореографическом училище. В труппе Музыкального театра им. Яушева работает с 2005 года. Репертуар: Принц Зигфрид, Фон Ротбарт, Па-де-труа в «Лебедином озере» Чайковского; Граф Альберт в «Жизели» Адана; Эспада в «Дон Кихоте», Иван в «Коньке-горбунке» Щедрина.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17456
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 13, 2017 10:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017101302
Тема| Балет, Государственный академический большой театр имени Алишера Навои (ГАБТ), Персоналии, Азарий Плисецкий
Автор| Тамара Санаева / Фото и видео автора
Заголовок| Азарий Плисецкий делится секретами мастерства
Где опубликовано| © Новости Узбекистана
Дата публикации| 2017-10-13
Ссылка| https://nuz.uz/kultura-i-iskusstvo/26899-azariy-pliseckiy-delitsya-sekretami-masterstva.html
Аннотация|



В Ташкент для работы над премьерным балетным спектаклем «Поэма двух сердец» на музыку А Меликова, композиция и хореография И. Чернышёва, приглашён заслуженный артист России, хореограф и педагог Азарий Плисецкий.

Около двух недель талантливый деятель мировой балетной сцены делится мастерством с узбекистанскими артистами. Проводит утренние балетные классы, как консультант-балетмейстер премьерной постановки присутствует на всех репетициях, по вечерам посещает спектакли и концертные программы, которые дают в ГАБТе. Зная о богатых традициях узбекской балетной школы, передаёт свой богатый опыт новому поколению артистов.

Каждое утро Азарий Михайлович спешит к служебному театральному подъезду. Поднимается по мраморным ступеням крутой лестницы на пятый этаж - в репетиционный класс ташкентского Большого театра.

Здесь к 10 часам утра собирается вся балетная труппа: заслуженные артисты, ведущие солисты и новички, премьеры и кордебалет. На утреннем уроке они на равных встают к станку, разогреваются, делают растяжку, отрабатывают классические па.

Давно хотелось посмотреть на скрытую от взгляда зрителей жизнь и работу блистательных прим и премьеров. И такая возможность выдалась: мне любезно предоставили возможность посмотреть на таинство рождения искусства танца и спектакля на уроке знаменитого хореографа и педагога.
Это был настоящий мастер-класс.

В репетиционном зале звучали музыка, постукивали балетки, раздавался тихий голос хореографа, объяснявшего комбинации экзерсиса, которые помогают развить силу мышц и эластичность связок, "выворотность" стопы, устойчивость и координации движений танцоров.

Утренний класс и репетиции - интимная сторона творчества. Десятки раз повторяя те или иные движения, артист не думает в этот миг о взгляде со стороны, не прячется в гриме, образе. Он как на ладони: с болью, потом, трудностями – их тоже хватает. К примеру, пока не начался отопительный сезон, в театральных душевых (после реконструкции их сделали в каждой артистической) нет горячей воды. И смывать семь или десять согнанных во время утреннего класса потов приходится холодной водой. Чем это грозит для разгорячённых во время класса или репетиции артистов, которые пуще зеницы ока должны беречь своё здоровье, понятно. Но они знают: пока не дадут отопление – не будет и горячей воды. А простуды придётся переносить на ногах, если удастся. О, как же мне захотелось пробудить у городских властей совесть и обеспечить театр горячей водой, а не только дарить им горячие аплодисменты в награду за наслаждение искусством.

Сказочная возможность – увидеть в работе представителя легендарной династии Плисецких. Азарий Михайлович дипломант Первого международного конкурса артистов балета в Варне (Болгария, 1964) – он был партнёром знаменитой примы-балерины Ольги Лепешинской, с которой танцевал на сценах Болгарии, в странах Азии, Китае. С труппой Большого театра гастролировал в Америке, потом преподавал на Кубе, работал в Испании, Японии, был членом жюри международного конкурса в Лозанне, где живёт и работает с 1992 года. Четверть века служит он педагогом-репетитором школы-студии Мориса Бежара «Рудра». Бежар отпускал его поработать в Нью-Йоркском городском балете и Школе американского балета, проводить мастер-классы в Центре искусств Михаила Барышникова (2006), в Большом театре в Москве, в Санкт-Петербурге, Новосибирске (2008 и 2014). За артистическую и педагогическую деятельность и вклад в мировое балетное искусство в 2017 году хореограф награждён Орденом Дружбы.

- Какие у него руки, спина, - восхищаются артисты ГАБТа.
Хореограф учил молодых коллег "держать затылок" - как танцоры фламенко, правильно распределять нагрузку на мышцы, корпус, стопы. Говорил о лёгкости, полётности прыжка, выразительности взгляда, способности "говорить" руками. Кстати, у Плисецких - великой Майи Михайловны и Азария Михайловича - руки действительно "говорящие". И работоспособность - потрясающая работоспособность!

Наблюдая хореографа в работе, заметила, с какой простотой и достоинством, без суеты, сдержанно и уважительно, деликатно он относится к каждому артисту, насколько корректен в беседе. Интеллигент до могза костей, он не страдает звёздной болезнью, не требует для себя особых условий.

После окончания урока в зале остались самые упорные - звёзды ГАБТа. Хореограф терпеливо продолжал работу, пока не прозвучало последнее "Спасибо!"

С утра - класс (таких великолепных уроков наши артисты, признаются, не получали; многое стало понятнее и легче выполнять в танце - у каждого педагога свой стиль); в час - обед в служебном театральном буфете-столовой, где подкрепляются и артисты; в 16 часов - репетиция; вечером, возможно, просмотр спектакля. Таким был сегодня рабочий день именитого хореографа.

В Большой театр Узбекистана Азарий Михайлович приглашён как консультант-балетмейстер премьерной постановки «Поэма двух сердец». Но миссию свою этим не ограничил. Проводит уроки и мастер-классы для балетной труппы театра, с молодыми педагогами Высшей школы национального танца и хореографии делится секретами, как взрастить будущих звёзд балетной сцены.

Балет – удел молодых. Век артистов в нём короток, и в этой профессии работают лишь одержимые. Разве можно расстаться с искусством, которому посвятил себя с детства?

- Балет – это, скорее, диагноз, - шутит хореограф.
Летом 2017 года Азарий Михайлович отметил 80-летие. Работа с молодыми, признаётся он, не позволяет расслабляться. Наблюдая за его уроком, понимаешь: в любом деле нельзя давать себе ни в чём поблажек. Это главный секрет, которым хореограф, не ставя перед собою такой цели, делится с каждым.

Тамара Санаева
Фото и видео автора
===========================================
ФОТО и ВИДЕО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17456
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 13, 2017 11:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017101303
Тема| Балет, The Canada All Star Ballet Gala (Канада), Персоналии, Вл. Москалев
Автор| Марина ЛЕРОН
Заголовок| БАЛЕТ МИРОВОГО КЛАССА – В ТОРОНТО!
Где опубликовано| © RussianWeek.ca - Новости Канады
Дата публикации| 2017-10-13
Ссылка| http://www.russianweek.ca/articles/our-authors/marina-leron/balet/
Аннотация| Интервью

11 февраля этого года в Торонто произошло событие огромного значения в культурной жизни нашей страны – Canada All Star Ballet Gala.

Шестнадцать балетных звезд международной величины, представляющие восемь величайших балетных компаний мира, собрались для единого представления. В программе Гала были собраны номера из истинных шедевров классического балета 19го и 20го столетий.




Тем, кому посчастливилось побывать на Гала, представилась редкая возможность увидеть высочайшее хореографическое мастерство, определяющее искусство балета. Но не только техникой покорили зрителей исполнители. Яркая индивидуальность, харизма, шарм, гармония, зажигающая энергетика танцовщиков глубоко затронули души всех и каждого. С блестящими глазами, трепещущими сердцами, чище, моложе, добрее и мудрее расходились по домам зрители в тот вечер не это ли и есть призвание истинного искусства?

Об этом и говорили мы с Владиславом Москалевым, продюсером Гала, мужем Светланы Лунькиной, прима балерины Национального Балета Канады, не так давно прима балерины Большого Театра. Говорили и о том, что происходит за кулисами большого события, как невозможное становится возможным, и сколько всего нужно сделать, чтобы счастливый зритель мог насладиться результатом. За всей этой воздушностью и волшебством кроется недюжинная воля, характер и упорство этого человека.

Владислав Москалев: Одному, конечно, такое дело не одолеть. У нас большая команда профессионалов, которая ставит фильтр на качество и не дает просочиться халтуре. B команде хореограф, педагог международного класса, действующая прима балерина, доктор наук, специализирующaяcя в балетe и сотрудничающая с тремя университетами мирового значения. В первую очередь, мы определилиcь в главном: Гала должен быть максимально качественным по содержанию. Это значит, что у нас должна быть максимально качественная хореография, а также артисты, которые технически и артистически подходят под эту хореографию и подходят друг другу. Три этих основных составляющих, a не просто сборный концерт известных танцовщикoв современости, хотя и это уже само по себе может заинтересовать зрителя. Мы всегда выстраиваем программу Гала, начиная от хореографии. Затем подбираем артистов, которые этой хореографии наиболее подходят с точки зрения драматических смыслов и технических возможностей, а также подходят друг другу по энергетике. Мы стремимся к эталонному качеству предстaвления в целом, и для этого нужно, чтобы артист танцевал именно то, что задумал хореограф, который ставил тот или иной балет co всеми техническими и драматическими нюансами, предполагаемыми в сюжете. Наш Гала не сборник звёзд, которые танцуют то, что им хочется и как им хочется. Мы приглашаем только тех звезд, которые наиболее выразительны в определенной хореографии. Это – принцип, который мы хотим сохранить и развивать. Не зря же, например, гениальный танцовщик и хореограф Рудольф Нуриев в своих контрактах на постановку того или иного балета для различных театров мира отдельным пунктом писал фамилии артистов (в том числе, звезд), которые не имели права танцевать его балеты. Потому что, по его мнению, эти артисты не могли выразить суть его хореографии. Зрительское восприятие нужно воспитывать, и его можно воспитать, только показывая искусство балета, в котором много факторов должны совпасть. Наш Гала как жанр даёт возможность показать эталонный вариант исполнения определенных шедевров хореографии.

Светлана – артистический директор. Она наполняет содержанием программу Гала, без чего невозможно само существование концерта. Она знает многих артистов, понимает, кто кому подходит, кто с кем какой именно номер может станцевать блестяще. Да, именно Светлана тот человек, который собирает материал воедино, но комуто другому приходится решать множество текущих вопросов. Вот я и хочу открыть читателям некоторые секреты того механизма, который приводит к таким мощным, качественным событиям мирового класса.

– А где еще в мире и как часто проводятся балетные Гала?

– Таких событий много. Практически каждый weekend где-­то в мире проходит какой-­либо Гала. Обычно относительно небольшой, на публику от 500 дo 2000 зрителей, сборный концерт различных артистов балета из различных театров. Они бывают разного уровня, бывают, конечно, и хорошие. Но мероприятия нашего уровня это как ролл с­ройс ручной сборки. Это как выходишь на шоссе и видишь разные машины: тoйота, хонда, киа, мерседесы и всего два-­три роллс ­ройса. Таких, как мы, такого качества, еще буквально два­три Гала в мире.

– Как же создаются такие шедевры?

– Сделать такого уровня Гала это очень сложный процесс. Как правило, 7-8 месяцев уходит на подготовку события такого масштаба. Я подсчитал, что понадобилось более двух с половиной тысяч электронных писем для организации нашего февральского Гала. Переговоры с театрами и артистами, авторские права на хореографию, перелеты, гостиницы, реклама… это производство шоу, состоящее из тысячи мелких и больших нюансов, каждый из которых важeн и необходим для конечного результата.

– Интересно, что же происходит за кулисами такого события? Сколько репетиций было у артистов перед Гала? Проводится ли генеральная репетиция?

– Все артисты приезжают уже полностью подготовленными. В день Гала каждому из них дается с полчаса, чтобы освоиться со сценой, проверить свет, качество звучания музыки и еще раз отрепетировать свой номер. Генеральной репетиции как таковoй нет. Мы делаем генеральную репетицию только для дефиле артистов это когда они все вместе выходят в конце шоу на целых 5 минут. Для того, чтобы состоялась вся эта красота и состоялась без сбоев трудится большая команда техников: налаживает и следит за светом, музыкой, звуком, видеопроекцией.

– Артистам, наверное, самим очень интересно встретиться и пообщаться с коллегами?

– Всех артистов, кто нам нужен, а тем более в таком большом количестве собрать вместе очень сложно. Перед каждым Гала мы работаем, как правило, с 8-9 элитными театрами. Договориться с ними, иногда с агентами, очень непросто. Артисты такого уровня могут собраться вместе на Гала максимум на сутки или двое. У них настолько насыщенный график репетиций и выступлений в своих театрах, что времени ни на что другое почти не остается. У нас одна артистка прилетела за 4 часа до начала Гала. Она станцевала вечером предыдущего дня в Риме главную роль в Спящей Красавице, в 5 утра полетела в Цюрих, сделала пересадку на Торонто, приземлилась в 2 часа дня. Прямо с чемоданом приехала в Сони Центр. В 6:30 уже стояла на сцене, готовая к выступлению. Вот так бывает в жизни артистов такого класса. Вот еще один индикатор качества. Как правило, во время концерта артисты ждут своей очереди в гримерках, готовятся к выступлению. На нашем Гала все артисты, все шестнадцать, не уходили в свои гримерки. Все смотрели выступление своих коллег, находясь за кулисами, поддерживали друг друга. Им было очень интересно, что происходило на сцене.

– На сайте Canada All Star Ballet Gala четко указан девиз: “Exquisite. Educational. Enlightening. Transforming”. Расскажите, пожалуйста, о просветительском аспекте Гала.

– Конечно, одна из важнейших функций нашего Гала просветительская. Мы стараемся больше показывать канадским зрителям балетных номеров, шедевров, никогда ранее не исполнявшихся в Канаде.

Мы любим местную публику. Она много знает и открыта к тому, чтобы знать больше. Мы сделали цветной образовательный буклет на шестьдесят страниц в 3000 экземплярах и раздали его бесплатно зрителям.

– Я тоже получила ваш буклет на представлении. Это не просто буклет, это книга с ценной информацией по классическому балету.

– Мы рассказали о пяти главных классических стилях балета, которым был посвящен наш первый Гала: французском, датском, русском, английском и североамериканском, а также о каждом представленном сюжете. На нашем сайте и страничке на ФБ мы постоянно выкладываем информацию: что мы хотим показать, кого и, главное, почему мы хотим показать именно эту хореографию в исполнении этих артистов. Мы все подробно освещаем наперед, чтобы подготовить зрителя. Мы полагаем, что наш Гала несет просветительскую функцию, чем мы отличаемся от других событий такого рода.

Mы подготовили выставку детских рисунков на тему “Дети Рисуют Балет”. В художественных школах, с которыми мы работали, детям подробно рассказывали о каждом балете, представленном на нашем Гала. И дети рисовали то, как они себе представляют наших героев и героинь. Опять же все с целью образовывать и просвещать. Кроме того, мы начали готовить серию образовательных видео­программ о балете, первую из которых мы только что записали в Риме.

– Наверное, это большая честь выступить на вашем Гала?

– После первого Гала мы получили огромное количество звонков от очень интересных и больших артистов с предложением выступить у нас. Мы живем в маленьком мире таков и мир балета. О нас пошел слух. Мы не боимся заявить, что мы один из самых престижных, если не самый престижный Гала в мире по статусу, по сложности. Гала номер один. И не всегда мы стремимся выбирать самых известных балетных звезд. Иногда артист, который подходит к избранной хореографии, еще не совсем известен. Он завтра может стать известным.

– То есть, вы еще и стремитесь помочь молодым талантливым артистам пробиться через свой Гала?

– Конечно. Одна из целей нашего Гала помочь молодым талантам проявить себя. У нас полным ходом идет подготовка к новому Гала, который состоится в октябре. И на этом Гала мы запустим новый проект поддержки молодых. Смысл в том, что мы покажем молодых артистов до 20 лет включительно, которые скоро, на наш взгляд, будут мировыми звездами. Например, мы пригласили юную балерину из Мариинского театра. Ей 20 лет, a она уже танцует главные роли в крупных балетах. И юношу 19 лет, который уже танцует сольные партии в Баварском балете в Мюнхене. Он только в прошлом году закончил Московскую Академию Хореографии – и уже так танцует. А девушка закончила Вагановку; она из первого выпуска блистательного ректора этой легендарной балетной академии Николая Цискаридзе. Вот так учат!

– Вот и подошли к теме нового Гала. Чем он будет отличаться от февральского? Что ожидать зрителям?

– Два крупнейших балетных гала в Торонто в этом году в течении 8 месяцев с привлечением 30 балетных звезд и суперзвезд из 14 балетных театров мира это редчайший, исключительный случай. В Торонто такого никогда не было! Мы решили, что это будет нашим подарком зрителям к 150-летию Канады. Bторой Гала будет совершенно другим другие хореографы, другие артисты, другие образы, другие движения. Будут другие краски, но качество исполнения будет на том же высочайшем уровне. Tема второго Гала показать хореографию неоклассическую и современную, хореографов, которые оказали влияние на развитие балета сегодняшнего дня и повлияют, безусловно, на развитие балета завтрашнего дня. Второй Гала вcегда делать сложнее, чем первый. Первый может получиться случайно звезды сошлись. После успеха первого у зрителя сложились определенные ожидания тут уже нужно держать планку столь же высоко или поднимать еще выше.

– Сложность, наверное, состоит в самой тематике Гала? С классикой проще это общепринято. Как дело обстоит с современным балетом?

– Действительно, eсли шедевры классического балета всем давно известны, эталон отточен иногда столетиями, то в современном балете еще предстоит разобраться. В мире существует бесчисленное множество стилей и направлений современного балета. Ставят все! Каждый хочет сказать свое слово, проявить себя. Как вычиcлить именно того хореографа, который находится на пике смысловом, который показывает вектор развития балета на многие годы и десятилетия вперед? Кто это сделал первым в современном балете? Вычленить этих хореографов из тысяч хореографов, которые сегодня ставят, очень сложно. Я вам скажу, мы одним Гала не отделаемся, нам не хватит одного Гала именно из-за количества материала. Hам придется сделать еще 23, чтобы охватить все, что, в первую очередь, хотелось бы показать. При подготовке к нашему второму Гала мы обращаемся к творчеству таких хореографов, как Ханс Ван Манен, Джон Ноймаер, Уэйн МакГрегор, Кристофер Уилдон, Дэвид Доусон, Алексей Ратманский, Роберт Бине, Юрий Посохов, Маypо Бигoнцетти и других.

– Скажем, зрителям от этого только повезло можно ожидать много событий в балетном мирe.

– Вторым Гала мы хотим дополнить знания зрителей о современном театре. Существуют театры, в которых классического балета нет, только современный. Нет театра в мире, в котором представлен только классический балет. Мы обязаны показать, как развивается балет. Ведь это философия воcприятия смысла балета, через современный танец, в том числе.

Мы сделаем такую же брошюру, второй том, уже о современном балете, и тоже подарим ее нашим зрителям. Покажем снова выставку детских рисунков, плюс, сделаем выставку балетных фотографий одного фотографа мирового класса договоренность уже есть.

– Из каких театров вы планируете взять артистов в этот раз?

– Мы пригласили артистов из Парижской Оперы, Театра Ла Скала в Милане, Английского Национального Балета в Лондоне, Мариинского Театра, балетной труппы Баварской Оперы, из Американского Балетного Театра в Нью Йорке, балетной труппы Сан-Франциско, Дортмундского Балета Германии и, естественно, из Национального Балета Канады.

– На сегодняшний день получены все соглашения? Подписаны контракты? Обговорена логистика?

– В целом, да. Возможны изменения, конечно, часто так бывает. Мы надеемся, что второй Гала будет таким же успешным. Мы расцениваем его как органическое продолжение первого. Как вторая серия фильма. Многие номера современного Гала в Канаде еще никогда показаны не были. Будет как минимум одна мировая премьера. Будет поставлен номер, подготовленный специально для нашего Гала. Одна из целей нашего Гала сделать из разных элементов единое целое, чтобы смотрелось на одном дыхании.

– Очевидно, нас ожидает много сюрпризов!

– Очень много! И мы уверены, что эти сюрпризы понравятся. Они будут красиво упакованы, и начинка будет очень вкусной.

Мы это делаем для всей страны. Мы объявили Торонто одной из балетных столиц мира. В одном ряду с Парижeм, Москвoй, СанктПетербургoм, Лондонoм и Нью Йоркoм уже стоит и Торонто. Для сведения уважаемых читателей, в Национальном Балете Канады на сегодняшний день работает 7 солистов самого высокого мирового уровня. Из них трое – суперзвезды мирового балета. Такого количества солистов этого уровня нет на сегодняшний день ни в одном другом балетном театре мира. Сегодня именно канадский балет, если говорить о солистах и хореографах, впереди планеты всей! У нас огромный зал – нa 3200 зрителей. Аудитория из людей с разным уровнем подготовки. Некоторые пришли в первый раз. Но каждый, абсолютно каждый человек чувствует, что происходит на сцене. Задача наша в том, чтоб обучать этих людей, дать им возможность больше понять из того, что они видят чтоб их чувства были глубже, спектр красок восприятия происходящего на сцене стал намного многограннee.

The Canada All Star Ballet Gala
состоится 28 октября 2017 года
в Sony Centre for the Performing Arts.
В качестве реверанса нашим соотечественникам предусмотрен специальный дискаунт от организаторов Гала для представителей русской общины Торонто. Информация и заказ билетов у Михаила Лахмана по телефону: 4166658704.
Марина ЛЕРОН
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17456
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 13, 2017 11:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017101304
Тема| Балет, Театр оперы и балета «Астана Опера», Персоналии, Мадина Басбаева
Автор| Татьяна Казанцева
Заголовок| Балет - дело тонкое
Где опубликовано| © Газета "Литер" (Rfpf[cnfy)
Дата публикации| 2017-10-14
Ссылка| https://liter.kz/ru/articles/show/38065-balet_-_delo_tonkoe
Аннотация| Интервью



Театр оперы и балета «Астана Опера» 20 октября открывает юбилейный, пятый по счету сезон балетом «Спящая красавица»
Главную роль в классической постановке исполнит ведущая солистка Мадина Басбаева. С очаровательной и жизнерадостной талантливой балериной мы пообщались перед репетицией.


Не видишь ошибок – пора на пенсию

– Мадина, сегодня вы – состояв­шаяся успешная балерина. А как начинался ваш путь на большую сцену?

– Танцую я с раннего детства. Ког­да училась в школе-гимназии № 81, ко мне пришли педагоги и отобрали для учебы в музыкальном училище имени Александра Селезнева, куда я поступила в десятилетнем возрасте, с тех пор и танцую. Мама мне всегда говорила, что у балерины есть воз­можность много ездить по миру. Это было дополнительным стимулом по­святить себя балету. Через пару лет учебы поняла, что очень люблю эту профессию. И действительно, много гастролировала, когда еще училась в музыкальном училище. Спустя 8 лет, когда его окончила, меня пригласили в Театр оперы и балета имени Куляш Байсеитовой. Десять лет отработала в нем. И вот уже пятый сезон, с самого открытия, работаю в театре «Астана Опера». Так начиналась моя карьера…

– Судя по всему, у вас она скла­дывалась гладко, и путь в профес­сию был предопределен.

– В балете не бывает все гладко. Это очень большой труд, колоссальные физические нагрузки. Надо много ра­ботать. Вкладывать свои эмоции в то, что ты делаешь. Признаюсь, это все было непросто, потому что в это вре­мя я еще успела создать семью. Моей дочери уже 9 лет. Параллельно хотела построить карьеру. Многие выбирают что-то одно. У меня получилось все это совместить. Мой супруг работает со мной в театре.

– Тогда вам, видимо, было про­ще этого добиться. Думаю, он вас во всем поддерживает как коллега по цеху, все понимает.

– В любой семье всякое бывает. Но мы ладим, у нас все в порядке.

– Рада за вас. А как вам работа­ется над ролью Авроры в «Спящей красавице»?

– Роль эта очень сложна в том пла­не, что это «голубая» классика. Мож­но провести параллель с балетом «Лебединое озеро». Очень сложные движения, ну и, конечно, сам стиль. В «Спящей красавице» он совершенно другой, нежели, к примеру, в «Манон», где героиня более раскрепощенная. А здесь главная героиня – девочка, как и в «Ромео и Джульетте». Роль в «Спящей красавице» мне особенно по душе, очень нравится. Это, образ­но говоря, настоящая «балеринская» партия. Любая балерина мечтает ее станцевать.

– Какой зритель увидит спящую красавицу в вашем исполнении? Что-то от себя привнесете в эту роль?

– Каждый раз танцую по-разному, по-другому просто не получается. К примеру, сегодня станцевала эмоци­онально. Завтра будет все иначе. По­смотрела танец сама, увидела свои ошибки. Где-то эмоций недостает или технику надо подправить. И уже новый мой выход на сцену будет дру­гим. Наши педагоги говорят, когда своих ошибок не видите, то уже пора на пенсию. Постоянно находится что исправить. У меня еще есть время для работы над своими ошибками.

Такой театр только у нас

– Нет предела совершенству. За 15 лет, что вы на сцене, где гастро­лировали? Какие балетные партии успели станцевать?

– Было много гастролей, например, во Франции, в городе Бордо. Дважды туда приглашали. Танцевала в балете «Ромео и Джульетта», когда премьеры еще не было в нашем театре «Астана Опера». Исполняла партию в балет­ном спектакле «Дон Кихот». Мы вы­езжали в Геную (Италия). Были пер­вые гастроли в Омане. Зритель там очень благодарный. Правда, в любой стране нас публика всегда очень хо­рошо принимает. Но перед новыми гастролями артисты всегда волнуются – другая страна, люди везде разные. Недавно представляла лицо театра в Кишиневе (Молдова). Признаюсь, мне было немного страшно, волновалась сильно. Впервые там выступала. Как оказалось, волнения были напрас­ны – меня принимали очень хорошо. Они были просто в восторге от моего выступления. Директор театра хочет пригласить меня на исполнение но­вых партий.

– Здорово! Рада за вас, театр и нашу страну! Каждое выступление, наверное, как новый экзамен на профессионализм?

– Да, а еще это опыт. На гастролях перенимаешь все лучшее, что есть у коллег. Выступление на разных сценах стимулирует артиста к работе над со­бой. Он не должен замыкаться в рамках только своего театра. Иначе он переста­нет развиваться и совершенствоваться. Гастроли – это новый взгляд на себя, другие ощущения, эмоции.

– Работа с кем из приглашенных режиссеров вам особенно запом­нилась?

– В театр «Астана Опера» к нам приезжали Патрисия Руанни и Карл Барнетт. Они ставили здесь балет «Манон». Это была просто потряса­ющая работа! Мы с Патрисией Руанн отрабатывали не только движения, но и взгляд, как я должна посмотреть, вплоть до положения моего пальчика.

Надо сказать, наш художественный руководитель Алтынай Асылмурато­ва работает так же. Очень рада, что она с нами и доверяет артистам такие сложные ответственные партии, роли. Для балерины это очень важно.

– Надо отдать должное всему коллективу театра «Астана Опера», который за столь короткое время успел заявить о себе на весь мир. Помимо одаренных, поистине та­лантливых артистов, опытных руководителей, у вас еще и пре­красные условия для работы. Рас­скажите немного об этом.

– Хочу сказать огромное спасибо нашему Президенту Нурсултану На­зарбаеву за этот великолепный театр, такой шедевр для культуры, молодого поколения. Мы благодарны нашему Министерству культуры и спорта за постоянную поддержку и внимание, которые они нам оказывают. Успела побывать в лучших театрах мира, так что есть с чем сравнивать. Всегда гово­рю, такого храма культуры нет больше ни в одной стране. Технические воз­можности «Астана Опер» на высоте. А какие у нас великолепные декорации и костюмы. Их для нас создают извест­нейшие художники из Италии Эцио Фриджерио и лауреат премии «Оскар» Франка Скуарчапино. Они лично при­езжают и контролируют здесь весь процесс. Не в каждом театре такое бы­вает. Спектакли в «Астане Опера» ста­вят мировые знаменитости. Нам очень повезло работать здесь!

И, конечно же, выходя на сцену, полностью отдаю себя зрителю. Ведь он всегда чувствует фальшь. По-дру­гому просто нельзя, да и не умею тан­цевать вполсилы.

– Нет сомнений, что все ваши коллеги также искренне и с любо­вью относятся к тому, что делают на сцене. Поэтому и все постанов­ки этого театра просто обречены на успех, который мы все и наблю­даем с момента открытия театра. А как проводите досуг и восста­навливаетесь после утомительных тренировок и выступлений?

– Свободного времени немного. А когда оно есть, то мы с ребенком и супругом выбираемся в кинотеатры или поужинать в ресторан. Люблю по­спать, потому что во сне восстанавли­ваюсь. Приходя домой, ложусь сразу минут на 15, чтобы мышцы немного расслабились. Еще надо немного по­быть в тишине. Иногда на вопросы не хочется отвечать. Прошу меня за это простить. Все понимают и не обижа­ются.

Уходить надо красиво

– Дочь не хочет пойти по стопам мамы?

– Нет, хотя она тоже танцует, но народные танцы. Говорит: «Мама, я не хочу так уставать, как ты». Кстати, дочь у нас закулисный ребенок. По­стоянно маленькой брали ее с собой на спектакли и репетиции. Она у нас девочка очень музыкальная, хорошо поет. Однажды стояла за кулисами и подпевала во время спектакля. Я даже не заметила, что танцевала под ее пе­ние. Запретила ей петь, потому что могли не попасть в такт с оркестром. Дочь немного обиделась, сказав: «Как это я не попаду в музыку». Дома и на работе мы часто вместе с семьей.

– Поделитесь творческими пла­нами. Что мечтаете еще станце­вать?

– Мечты сбываются. Они моби­лизуют весь творческий потенциал. Станцевала уже почти все классиче­ские партии. До этого моей мечтой была роль Манон. Она уже сбылась. Сейчас мечтаю выступить в спекта­кле «Евгений Онегин», потому что он такой же эмоционально насыщен­ный, как и «Манон». А после «Спящей красавицы» буду танцевать в «Бая­дерке». Мы ее уже ставили в нашем театре.

– А чем планируете заняться по­сле окончания карьеры?

– Всему свое время. Балет – это за­нятие для молодых. Буду танцевать, сколько здоровье позволит. Макси­мум до 40 лет. Когда пойму, что рабо­тать на сцене становится все сложнее, красиво уйду. Пусть зритель запомнит меня на взлете карьеры. Мечтаю от­крыть собственную балетную студию и буду там преподавать.

– Верю, что и эта ваша мечта станет реальностью. Искренне же­лаю успеха во всем!

– Спасибо! Еще хочу пригласить наших зрителей на открытие сезона – балет «Спящая красавица» 20 октября и 29 октября – «Баядерка». Все мы бу­дем рады новой встрече!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17456
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Окт 14, 2017 8:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017101401
Тема| Балет, Балет Монте-Карло, Гастроли в Москве
Автор| Анна Гордеева специально для «Ленты.ру»
Заголовок| Радужная осень
Зачем королеву-трансвестита привезли в Москву

Где опубликовано| © Lenta.ru
Дата публикации| 2017-10-14
Ссылка| https://lenta.ru/articles/2017/10/14/prividenie/
Аннотация| ГАСТРОЛИ

Фестиваль Dance Inversion открылся в Москве гастролью Балета Монте-Карло со спектаклем La Belle. Также был представлен новый мюзикл «Привидение», который будет идти весь сезон. Постановщики и того и другого спектакля делают все, чтобы публика позабыла о реальности.

Театр как общественная трибуна — отлично, как экспериментальная площадка — просто замечательно. Но тысячи и тысячи наших сограждан стремятся в театр не для того, чтобы там задуматься над социальными и политическими проблемами — наоборот, они ждут от театра забвения, «снов золотых», навеянных на шелковые ресницы, историй, вовсе не связанных с реальностью. Чем труднее жизнь — тем больше спрос на песни и танцы (недаром большинство театров музкомедии в нашей стране основаны с 1932 по 1939 год).

Балет Монте-Карло привез «Спящую красавицу» — впрочем, ровно для того, чтобы зрители не ожидали «классической» версии и сразу понимали, что ни одной вариации Мариуса Петипа они не увидят, спектакль называется La Belle, то есть просто «Красавица». Это постановка худрука компании, Жана-Кристофа Майо. Хореограф известен российской публике благодаря «Укрощению строптивой» — веселый пересказ шекспировского сюжета был сделан им для Большого театра в 2014 году. Спектакль на музыку Шостаковича, в котором старинная история, превращалась в танец под мелодии «Замучен тяжелой неволей» и «Нас утро встречает прохладой», стал одним из бриллиантов в короне Большого — и от Майо балетная публика ждала многого.



Что ж, невинная Красавица в его спектакле разгуливает в прозрачном надувном шаре; не танцует, нет — долго вышагивает, чтобы все успели ее рассмотреть. На шар набрасываются и сминают его вожделеющие девицу женихи (они так картинно кровожадны, что напоминают большевиков из европейских довоенных фильмов). Хореограф потрудился сочинить один-единственный любовный дуэт — зато от души расписал свекровь Красавицы, выдав эту роль мужчине. Майо взял за основу не дистиллированную балетную сказку, а оригинал Шарля Перро, который детям точно лучше не читать — ведь в нем Принц, разбудив девицу, привозит ее в свой замок к матушке, а сам отправляется на войну, матушка же оказывается людоедкой и собирается сожрать Красавицу. Вот на сцене эта королева-трансвестит и пытается угробить невестку — но та побеждает ее силой любви. Смертоносную любовь, вероятно, вырабатывают ее слюнные железы — потому что она кусает свекровь в рот и та помирает от укуса. И на всех героях божественной красоты костюмы.

Выходит, что Жан-Кристоф Майо, получивший труппу двадцать с лишним лет назад из рук принцессы Каролины, выстроил свою компанию по уникальным для XXI века правилам — придворного театра. Все должно радовать взор; что-то должно удивлять, но ничто не должно огорчать; первоклассные дизайнеры обязательны; слишком сложные трюки не нужны (не дай бог, кто упадет на глазах у принцев и принцесс). В результате получился театр гламура — идеально подходящий для тех журналов, что лежат в парикмахерской. Очень красивые картинки. Просто очень. Перелистнуть — забыть.

То есть — виной ли тому значительно большие технические возможности труппы Большого, стресс работы в знаменитом театре, какие-то руководящие указания, которые были выданы Майо в Большом, или еще неизвестные науке факторы — но в гостях хореограф сделал значительно лучший спектакль, чем дома. Случайность ли это — выяснится через пару лет, когда он поставит новый балет для Большого (договоренность уже есть, название не разглашается).

В Большом сцену занимали монегаски, а в театре МДМ готовила к выпуску спектакль смешанная российско-американская команда: «Привидение» Дэйва Стюарта и Глена Балларда ставил Алистер Дэвид, оформлял Марк Бэйли, переводил на русский язык Алексей Иващенко. И эту сделанную без особых претензий и экстремальных сценографических фокусов сказку, сюжет которой основан на сценарии давнего фильма с Деми Мур и Патриком Суэйзи, пока можно назвать самой обаятельной премьерой начавшегося сезона.

Очень простая декорация — то квартира молодой пары (бодренько выезжают диван, кресло и книжный шкаф, в проемах окон — силуэты Нью-Йорка), то подземка (с колосников спускается и так же шустро поднимается вверх «вагон»), то просто ночная улица (а тут вообще ничего не нужно). Несложная история, которую многие помнят — героя убивает случайный (как ему кажется) грабитель, и он, став призраком и узнав о подоплеке преступления, должен предупредить об опасности свою девушку. Девушка его не видит и не слышит — и герой обращается к тетке-медиуму, которая всю жизнь обманывала клиентов, а тут вот впервые услышала настоящий голос «с той стороны». Блестящие комические эпизоды с этой самой Одой Мэй (в фильме ее играла Вупи Голдберг, на московской сцене с удовольствием идет в разнос, ругается, вопит и обнаруживает добрейшую натуру героини Марина Иванова) точно и тонко подчеркивают лирическую историю, сыгранную Галиной Безрук и Павлом Левкиным. Их герои достоверны — как ни смешно ждать достоверности от мюзикла; их герои волшебны — потому что им удается без сюсюканья и глупостей сыграть вот это чувство принадлежности друг другу. То чувство, что и делает мужчину и женщину парой на сто лет вперед, — даже если они ругаются ежедневно.

Это сказка, да — и не только потому, что герой тут становится призраком и встречает еще двух призраков (одного в больнице — «я жду жену, она в кардиологии, скоро будет»), другого в подземке (то ли случайно упавший под колеса, то ли покончивший с собой бедолага теперь обитает в вагоне). Но потому, что в этой истории транслируется абсолютная убежденность в том, что добро всегда будет вознаграждено, а зло наказано. Что подлец прямо-таки рухнет в ад посреди сцены, а хорошему человеку будет проложена звездная дорожка. И зрители, пришедшие на премьерный показ (каждый второй из мужчин, кажется, работает в той же финансовой сфере, что главный герой), на три часа забывали, что в реальности все, скорее всего, сложнее, и тот, кто предаст друга ради десяти миллионов, вовсе не обязательно будет наказан судьбой.

Оркестр, руководимый Мириам Барской, легко и чуть насмешливо перелистывает партитуру (мелодии «Привидения» мгновенно запоминаются и не колотятся в голове о стенки черепа, а успокаивающе мурлычат), актеры так же легко пропевают свои партии. «Привидение» успокаивает публику в мокрой осенней Москве, убаюкивает ее, снимает стрессы и обещает, что если кто вам сделал пакость, так он обязательно за это ответит. Судя по разговорам во время театрального разъезда, тот факт, что для торжества справедливости нужно и самим постараться (как это сделал герой), наши люди пропускают мимо глаз. Что ж, каждый выбирает в сказке то, что ему ближе.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Окт 29, 2017 11:35 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17456
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Окт 14, 2017 9:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017101402
Тема| Балет, Башкирский театр оперы и балета, Премьера
Автор| Роман Володченков
Заголовок| «Аленький цветочек» ˗ волшебный балет о любви
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2017-10-14
Ссылка| http://musicseasons.org/ufimskij-eksklyuziv/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Башкирский театр оперы и балета представил премьеру балета Владимира Купцова «Аленький цветочек». Спектакль, показанный на открытии 80-го сезона, привлек внимание философским видением известной сказки Сергея Аксакова и желанием поддержать лучшие традиции хореографического искусства.



Идея создания балета на башкирской земле в стенах знаменитого Аксаковского народного дома логична: автор «Аленького цветочка» – известный русский писатель, театральный критик, общественный деятель Сергей Тимофеевич Аксаков – уроженец Уфы. Среди постановщиков «Аленького цветочка» – хорошо известные московские авторы, сумевшие объединиться в команду единомышленников. Это хореограф, художественный руководитель театра «Кремлёвский балет», Андрей Петров, художник Григорий Белов, художник по костюмам Ольга Полянская. За световое оформление отвечала Ирина Вторникова. Дирижером-постановщиком выступил Герман Ким. Реализация замысла каждого из них во многом зависела от композиторского видения Владимира Купцова (автор либретто совместно с Андреем Петровым), музыкальная палитра которого оказалась яркой и необычайно колоритной.

Андрей Петров – признанный мэтр отечественного балета, энергичный, профессиональный, наделенный богатой творческой фантазией хореограф. Хорошо владея формой многоактного спектакля и обладая неоспоримым режиссерским талантом, он вот уже около сорока лет, практически не прерываясь, создает на сцене все новые и новые балеты на базе выразительных средств классического танца.

Обратившись к «Аленькому цветочку», хореограф-постановщик не ставил цели создать российскую версию «Красавицы и Чудовища». Он не склонялся к прямолинейной романтической интерпретации и вовсе не стремился подробно иллюстрировать данное литературное произведение. Аксаковская сказка привлекла Петрова самобытностью, возможностью «повернуть» сюжет в философское русло. Уйдя от бытовых подробностей, он придумал такую драматургию, где аленький цветочек – только символ, а олицетворением его волшебной силы является прекрасная добрая фея. Именно она противостоит Злой колдунье, превратившей в Чудище прекрасного царевича (сравнимо с тем, как в прологе «Спящей красавицы» Фея Сирени противостоит злой Карабос). Благодаря такому видению русская сказка приобрела значимость мифа, где есть борьба высших сил (Добра и Зла) и Человек (Настенька), возвышающийся над бушующими вокруг него страстями.

Балет начинается сказочным прологом. Перед зрителями открывается картина цветущего рая с порхающими бабочками, как живописно-декорационными, так и танцующими (их исполняют шесть артисток балета). В самом центре такого идиллического мира на пригорочке растет аленький цветочек. Его воплощает облаченная в алое платье фея (Софья Гаврюшина). К цветку и фее стремятся юноши и девушки (появляющиеся в прыжках из противоположных нижних кулис). Идея пролога такова, что все живущие на земле молодые люди ищут счастья на земле и находят его в праведной жизни и добрых деяниях.

Здесь же, в райских кущах, впервые и появляется прекрасный царевич (герой, классический танцовщик: в первом составе – Рустам Исхаков, во втором – Олег Шайбаков). Его любви тщетно добивается Злая колдунья (балерина-виртуозка с характерными данными Лилия Зайнигабдинова). Не получив ожидаемого, она превращает царевича в ужасное и косматое Чудище (фоном злому колдовству идет центральная видеопроекция нечисти).

В первой картине «Пристань» звучит лирическая напевная тема, которую композитор и хореограф отдают танцующим девушкам; удалая тема у юношей, соревнующихся друг с другом в переплясе. К отплытию в дальние страны готовится богатый купец Иван Васильевич (в первом составе – Ильдар Маняпов, во втором – Артём Доброхвалов). С ним прощаются его три дочери. Старшая и средняя выпрашивают у отца заморские подарки, чему отдана целая танцевальная гротесковая сцена. Соло старшей сестры Марфы (Адель Овчинникова) по движениям размашисто, масштабно, насыщено игровой пантомимой; соло средней дочери Пелагеи (Софья Доброхвалова) – искрометно, изобилует техническими элементами (мелкими кабриолями, заносками, пируэтами). Тема мелочных и суетливых сестер соприкасается с темой духовного богатства младшей купеческой дочери Настеньки (Гульсина Мавлюкасова – первый состав, Карина Салимова – второй), удивляющей неожиданной просьбой привезти ей аленький цветочек.

В картине «Восточной базар», подразумевающей попадание купца в Индию, постановщик развертывает целый действенный дивертисмент. Именно в нем наиболее раскрывается талант Петрова как изобретательного хореографа. В картине всего три танца, но каждый из них отличается по форме, содержанию и актерским задачам. Все они представляют богатый и разнообразный по пластике восточный мир.

Танец с веерами, поставленный на двух высоких корифеек (Амина Халикова и Разиля Мурзакова), открывает дивертисмент. Орнаментальный, привлекающий плавностью движений рук и рисованными позировками тела, он гипнотизирует зрителей, погружает в атмосферу загадочной азиатской страны. Главная особенность Танца с веерами в том, что он исполняется на пуантах, без опускания ног на полные стопы. Следующий затем Танец восточных красавиц из гарема султана исполняют на полупальцах облаченные в золотистые, поблескивающие одежды танцовщицы. Они ловко управлялись с прозрачными покрывалами, являвшимися неотъемлемой частью хореографического действа (солистка в первом составе – Азалия Зиганшина, во втором – Ирина Чыонг). По характеру музыка и пластика данного танца напомнили знаменитых гадитанских дев А.Хачатуряна из балета «Спартак» Леонида Якобсона. Правда, следуя симфоническому развитию, Петров не стал превращать его в чувственное эротическое действо, как это было у Якобсона. Он остановился на воспроизведении ориентального колорита, создав картину развлекательной пляски девушек.

После восточных красавиц дивертисмент подходит к наиболее яркой и одновременно завершающей части – Танцу ловцов жемчуга. Этот сюжетный, зрелищный мужской танец привлек композиционным решением, пластическими деталями (при сохранении статичного корпуса в танце, обращают на себя внимание выразительные кисти рук и ритмично сокращающиеся стопы) и юмористическим содержанием. Одетые в белые легкие костюмы артисты подыгрывают солисту, а затем, выносив удлиненное полотно, имитирующее морскую волну, начинают разыгрывать сценку с бутафорской акулой, которую с успехом и убивает кинжалом главный ловец (Тагир Тагиров).

Нечисть, изображаемая облаченными в серые лохмотья артистами балета, волнует море, а вместе с ним и наполненный иноземными товарами корабль купца. Не устояв пред бушующей стихией, отец Настеньки оказывается в морской пучине. Чудесным образом выплыв на берег райского острова, он находит аленький цветочек.

Появление купца Ивана Васильевича на райском острове зрительно (благодаря красочным декорациям и костюмам) и на слух (композитор вводит в танцевальную ткань балета поэтичный вокализ, исполняемый: в первом составе Дилярой Идрисовой, во втором – Галиной Бутолиной) воспринимается как вхождение в особый сказочный мир. Его гармонию нарушает размашистая, разухабистая, образная музыкальная тема Чудища, с которым у купца возникает дуэт. Вмешавшаяся в конфликт сторон фея добра склоняет Чудище отдать аленький цветочек Ивану Васильевичу. С помощью волшебного перстня (на занавесе просцениума возникает видеопроекция переносящей во времени воронки) тот переносится к себе домой, где вместе с возвратившимися сотоварищами и одаривает дочерей заморскими гостинцами. Отделанный драгоценными каменьями кокошник достается Марфе, тяжелое жемчужное ожерелье – Пелагее, а аленький цветочек – Настеньке.

Пластическая дума (танцевальный монолог) Ивана Васильевича открывает второе действие спектакля. За ней следует дуэт-объяснение купца с Настенькой и перемещение той на райский остров. Здесь опять-таки удачно введенный композитором вокализ привносит радужные краски в танцевальное действо, тем самым разъясняя «ситуацию счастья». Встреча Чудища и Настеньки решается средствами танца и пантомимы, что помогает зрителям точнее уловить нюансы начинающих складываться отношений главных героев. Видения-воспоминания родных Настеньке транслируют переживания героини, решающей вернуться к ним.

Оказавшись дома вовремя, младшая дочь купца начинает ухаживать за больным отцом. Интригующие сестры по навету Злой колдуньи переводят стрелки часов и закрывают шторами окна, чтобы Настенька не смогла уследить за временем. Однако та, почувствовав неладное, в последний момент оказывается на острове рядом с потерявшим сознание Чудищем. Благодаря любви Настеньки силы зла отступают, и косматое Чудище преображается в прекрасного молодого царевича. Добро и справедливость торжествуют, а любовь, подаренная аленьким цветочком Настеньке и царевичу, продолжает окрылять всех, кто соприкоснулся с этой волшебной историей.

Обратив внимание на народную, сказовую составляющую аксаковского «Аленького цветочка», руководство Башкирского театра сделало правильную репертуарную ставку: тема балета и красива, и универсальна. Подходящий для хореографии сюжет доброй сказки близок и интересен разной аудитории. Особая же ценность «Аленького цветочка» в эксклюзивности его художественных составляющих: музыки, хореографии, сценографии, костюмов. Ведь все это родилось на уфимской земле и создано специально для местного национального театра. А балетная труппа, выступившая на премьере на самом высоком уровне (во многом заслуга ассистентов хореографа-постановщика Жанны Богородицкой и Леоноры Куватовой), уверен, дальше будет исполнять это произведение еще и с большей отдачей, так как здесь есть возможность раскрыться артистам разных дарований и поколений.

Фото Андрей Коротнев
===================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Окт 29, 2017 11:38 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17456
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Окт 15, 2017 9:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017101501
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Лифарь. Килиан. Форсайт
Автор| Роман Володченков
Заголовок| Стиль, энергия и техника трех балетов
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2017-10-15
Ссылка| http://musicseasons.org/stil-energiya-i-texnika-trex-baletov/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

«Лифарь. Килиан. Форсайт» ˗ такой заголовок афиши на фасаде Музыкального театра К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко долгое время зазывал на балетную премьеру в начале июля. И вот она с успехом состоялась, во многом благодаря отменному качеству работы постановочной команды и худрука танцевальной труппы Лорана Илера.


«Маленькая смерть» Иржи Килиана. Ксения Шевцова, Сергей Мануйлов. Фото: Светлана Аввакум

Имя последнего премьера дягилевской труппы и ключевой фигуры французского балета ХХ века Сержа Лифаря никогда не звучало в контексте премьеры московского театра. Балеты Лифаря показывали на российских гастролях, но ни в одном из театров здесь их не ставили. Сегодня, когда спектакли мэтра уже давно превратились в наследие мировой хореографии, один из подлинных лифаревских шедевров танца ˗ «Сюита в белом» на музыку Эдуарда Лало ˗ наконец появился на академической сцене. Отметим, что его премьера состоялась еще в 1943 году, а умер Лифарь в 1986 году.

Для репертуара Музтеатра «Сюиту в белом» Илер выбрал не случайно. Этот бессюжетный балет отличается необыкновенно изящным стилем классических па. Осваивать его труппе трудно из-за своеобразных и нетрафаретных комбинаций, но и легко, поскольку решен он в рамках канонов классического танца ˗ а этому балетные артисты Музтеатра хорошо обучены.

Поделенная на восемь номеров «Сюита» (ей предшествует увертюра при закрытом занавесе) демонстрирует танцевальные способности балерин и танцовщиков: их техническую смелость, апломб, артистизм, музыкальность. Кто из артистов не справляется с материалом ˗ того сразу же видно. Причем успех или неудача мгновенны и времени на оправдание нет! Среди исполнителей, кого хочется и надо отметить ˗ Эрика Микиртичева («Сигарета»). Все придирки к особенностям ее формы со слегка приподнятыми плечами и большими стопами оказались не существенны, поскольку балерина уловила главное ˗ характер и индивидуальные особенности хореографии Лифаря. Микиртичева не только хорошо выучила и исполнила текст, но и убедительно показала его содержательную основу. Среди других артистов в «Сюите» обратили на себя внимание Мария Бек («Тема с вариациями»), Максим Севагин и Иннокентий Юлдашев («Pas de cinq»), Оксана Кардаш («Флейта»).

Иржи Килиан ˗ более поздний, чем Лифарь, классик ХХ столетия. Его «Маленькая смерть» на музыку В.А. Моцарта ˗ признанный и никем не оспариваемый шедевр мировой хореографии 1991 года создания. Ещё в 2010 году он был поставлен на сцене Музтеатра и моментально обрел многочисленных поклонников. Нынешний вариант балета все тот же, но без тонкой нюансировки. Старательность артистов налицо, однако абсолютного проникновения в хореографию нет! Скорее всего здесь внешняя форма поглотила внутреннее содержание и не случилось слияния этих компонентов. Не уверен, что в данной работе столь важен актерский накал, который, помимо прекрасной пластики, показали Анастасия Першенкова и Дмитрий Соболевский.

Испытание Форсайтом, его «Второй деталью» на музыку Тома Виллемса (мировая премьера в 1991 году), можно считать пройденным, несмотря на необходимую последующую стилистическую и техническую доработку. Почему? Положено серьезное начало освоению танцевального материала, в котором большого опыта у артистов Музтеатра еще не было. Категории «наше» и «не наше» здесь не подходят. Апеллировать же уместно только понятиями возможно и невозможно. Так вот ˗ освоить такого Форсайта нашим танцовщикам возможно и даже очень! А преодолев его интеллектуальный техницизм, артистам будет легче и в поисках новых хореографических направлений!

Премьерная программа одноактных балетов, предложенная Лораном Илером, оказалась насыщенной и перспективной. Интересны и полезны не только разные по стилю хореографы, представленные в танцевальном вечере, но и различные пути, по которым они следовали (неоклассика, абстракция и сюрреализм, технология и импровизация). Благодаря Лифарю, Килиану и Форсайту, а точнее репетиторам, переносившим их постановки, Клод Бесси, Лорану Илеру («Сюита в белом»), Элке Схеперс («Маленькая смерть»), Ноа Гелберу и Стефани Арндт («Вторая деталь»), языковая палитра репертуара Музтеатра стала богаче, а артисты профессиональнее и многограннее.


Фото: Светлана Аввакум
============================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Окт 29, 2017 11:41 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17456
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Окт 15, 2017 9:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017101502
Тема| Балет, Памятники
Автор| Владимир Котыхов
Заголовок| Память, Память… ПАМЯТНИК
О памятниках, поставленных выдающимся артистам балета и танцовщикам

Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2017-10-11
Ссылка| http://musicseasons.org/pamyat-pamyat-pamyatnik/
Аннотация|

Один из поклонников балерины Анны Павловой и владелец театрального здания Victoria Palace Theatre Альфред Батт (Alfred Butt), решил показать Павловой и всем жителям Лондона, как высока его любовь к великой артистке. В прямом и переносном смысле. В 1911 году, когда здание Victoria Palace Theatre в очередной раз было перестроено, Батт распорядился поместить на самой верхней его точке, на куполе, позолоченную статую Павловой.



Анна Павлова стала первой балериной, которой при жизни был установлен памятник, причем памятник неприкосновенный. Поскольку не всякий мог добраться до подобных высот. Но одна маленькая пикантность. Павлова была невероятно суеверной женщиной и к тому, что ей живой, поставили памятник, отнеслась с резким неприятием. Вообще характер у нее был тот еще, она была взрывной, капризной, взбалмошной, упрямой. Поэтому и повела себя соответствующим образом. Памятника этого она никогда не видела, поскольку старалась никогда не проезжать мимо него, а если подобное случалось, то тщательно задергивала шторы на окнах автомобиля.

Интересной оказалась и судьба самого памятника. Скульптура удержалась до 1939 года. С началом Второй мировой войны ее сняли с купола в целях маскировки. А потом оказалось, что она исчезла. И только в 2006-м году на куполе театра вновь застыла в золотом аттитюде Анна Павлова, правда это был не оригинал, а копия первой статуи.

Еще одно имя – Галина Уланова, и уже не один памятник при жизни, а несколько. Первый, который тогда памятником и не считался, скульптор Елена Янсон-Манизер делала с натуры. Скульптуру называли «Танцовщица» или «Балерина», работа над ней была завершена в 1936 году. Скульптуру установили в ЦПКиО на Масляном лугу, где она простояла полвека. В середине 80-х годов прошлого века, когда в парке проводилась реконструкция, «Танцовщицу» сочли ветхой, реставрировать не стали и отправили в подвал Елагиноостровского дворца. Там она и пролежала два десятка лет. Наконец преподаватели Академии русского балета имени А.Я. Вагановой, ученицей и выпускницей которой была Уланова, решили на собственные деньги отреставрировать скульптуру. И в 2004-м году, в день рождения Улановой, памятник был установлен во внутреннем дворике Академии.

Еще один памятник Улановой работы скульптора Янсон-Манизер появился в Стокгольме перед единственным в мире Музеем танца. Музей был открыт в 1982-м году. Тогда же его посетила и Галина Уланова. Она и открыла памятник самой себе.

Во времена СССР существовали различные высокие и высочайшие звания и награды. Самым-самым было звание Героя Социалистического Труда. Если герой удостаивался звания Героя дважды, то при жизни на его родине должны были поставить памятник. Галина Уланова дважды становилась Героем в 1974 и 1980. Естественно, она получила еще одно прижизненное признание в бронзе. В Ленинграде в Парке Победы на аллее героев в мае 1984 года был установлен бронзовый бюст балерины. Скульптор Михаил Аникушин, мраморный постамент к нему создан архитектором Вячеславом Бухаевым.

Но стоит рассказать и о памятниках, поставленных выдающимся артистам балета и танцовщикам после жизни.

Это символическая бронзовая фигура французского танцовщика и хореографа, украинца по происхождению Сержа (Сергея) Лифаря в роли Икара. Скульптура, изготовленная в Киевских художественных мастерских работы украинского скульптора Владимира Чепелика, усилиями посольства Украины была перевезена в Лозанну. Монумент в 2003 году установили на набережной Женевского озера.

Лифарь долго жил в Лозанне вместе с близким и верным ему другом графиней Лиллан Алефельдт-Лаурвиг. Здесь он умер, передав городу значительную часть своего уникального архива. Открытие монумента состоялось с участием Лиллан Алефельдт-Лаурвиг, а также хореографа Морис Бежара (1927-2007), труппа которого Béjart Ballet Lausanne располагалась и сейчас базируется в Лозанне.

Еще один интересный балетный памятник – Вацлаву Нижинскому сравнительно недавно, в 2016 году, был открыт во внутреннем дворике одесского Музея западного и восточного искусства. Легендарный танцовщик предстает в одной из свои известнейших партий — Фавне из балета «Послеполуденный отдых Фавна». Автор скульптуры – выпускник Одесского училища им. Грекова Александр Бродарский. Скульптура, выполненная из белого мрамора, поражает трепетностью и нежностью, исходящими от белоснежно-снежного Фавна Вацлава Нижинского.

Но, пожалуй, самый оригинальный и роскошный памятник создал для себя Рудольф Нуреев. Нуреев заранее предупредил близких ему людей, как он хочет, чтобы выглядела его могила: она должна была быть накрыта его любимым ковром. Это желание очень соотносилось с тем образом жизни, который вел Нуреев. Он и после смерти хотел оставаться экстравагантным и оригинальным персонажем мирового балетного театра.

Танцовщик коллекционировал старинные ковры, древний текстиль разных стран. Особо любимые ковры кочевали с ним по гастролям, вдохновляя на новые танцы.

Эскизы могильного ковра, выполненные художником и другом танцовщика Энцо Фриджерио, точно повторяют один из любимых восточных ковров из коллекции Нуреева. Как воспроизвести ковер в красках, с визуальным эффектом тканевой текстуры? Задача не из легких. Но ее решили с помощью мозаики. Мозаика помогла и в воспроизведении изящных складок ниспадающего ковра, обеспечила естественный вид нитям золотой бахромы. Средства на создание памятника выделили состоятельные друзья прославленного артиста. В 1996 году надгробие было изготовлено в итальянской мозаичной мастерской Акомена Спацио Мозаико. Мозаика ковра выполнена из мелких, преимущественно квадратной формы элементов, с таким плотным прилеганием деталей, что практически не видно швов. Но при этом поверхность мозаики оставлена шероховатой, с резкими изменениями уровня мозаичных элементов. Этот прием с расстояния уже 2-3 метров создает общее впечатление ковровой текстуры. Скульптурная основа мозаики точно копирует особенности образования складок, и мозаичные элементы плавно повторяют все изгибы и волны поверхности. Можно с уверенностью сказать, что такого фантастического надгробного памятника нет нигде в мире.



Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Окт 29, 2017 11:45 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3265

СообщениеДобавлено: Вт Окт 17, 2017 11:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017101701
Тема| Балет, Персоналии, Леонид Десятников, Алексей Ратманский
Автор| Сергей СЫЧ
Заголовок| Десятников и Ратманский покоряют Нью-Йорк
Где опубликовано| © «Аргументы Недели»
Дата публикации| 2017-10-17
Ссылка| http://argumenti.ru/culture/2017/10/552681
Аннотация| премьера

Американский балетный театр 18 октября открывает осенний сезон мировой премьерой от Алексея Ратманского и Леонида Десятникова.

Известный хореограф, сотрудничавший с нью-йоркской труппой с 2009 года, поставил одноактный балет на совершенно новое произведение композитора Леонида Десятникова — «Буковинские песни».

Солистами в новой постановке выступят Изабелла Бойлстон и Албан Лендорф.

"Буковинские песни" являются частью проекта театра "Ратманский", рассчитанного на пять лет, до 2020 года. В рамках проекта уже созданы такие первоклассные балеты, как «Золотой петушок» (американская премьера 2016 г.), «Серенада после симпозиума Платона» (мировая премьера 2016 г.) и «Взбитые сливки» (мировая премьера 2017г.).

На этом сюрпризы не заканчиваются. Еще одно премьера - 24 пьесы для фортепиано, посвященные пианисту Алексею Гариболю и специально написанные для него, будут исполнены на сцене «Театра Дэвида Коха» самим музыкантом.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17456
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 18, 2017 9:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017101801
Тема| Балет, МТ, Гастроли в США, Персоналии, Юрий Фатеев
Автор| Корр. ТАСС Дмитрий Кирсанов
Заголовок| Труппа Мариинского театра открыла гастроли в США балетом "Баядерка"
В некоторых сценах спектакля были задействованы ученики средних школ и балетных училищ Вашингтона

Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2017-10-18
Ссылка| http://tass.ru/kultura/4655442
Аннотация| ГАСТРОЛИ


Балет Мариинского театра на сцене Центра исполнительских искусств имени Джона Кеннеди© Valentin Baranovsky/Пресс-служба Кеннеди-центра

ВАШИНГТОН, 18 октября. /Корр. ТАСС Дмитрий Кирсанов/. Балетная труппа Мариинского театра открыла во вторник вечером очередные гастроли в столице США. На этот раз российские артисты, которые уже второй раз за текущий год прилетают в Вашингтон, привезли балет "Баядерка". На протяжении шести вечеров подряд (по 22 октября) прославленный коллектив из Санкт-Петербурга выступает на сцене главного театрально-концертного комплекса американской столицы - Центра исполнительских искусств имени Джона Кеннеди.

С Тихоокеанского побережья на Атлантическое

В Вашингтон балет Мариинского театра прибыл с другого побережья Соединенных Штатов - из штата Калифорния, где продемонстрировал свое отточенное мастерство 12-15 октября.

"У нас было шесть выступлений в Центре исполнительских искусств имени Сегерстрома в городе Коста-Меса, куда мы уже традиционно приезжаем с 1989 года - почти с самого открытия этого театра [в 1986 году], этого теперь достаточно большого культурного центра в Калифорнии", - рассказал во вторник в беседе с корреспондентом ТАСС исполняющий обязанности заведующего балетной труппой Мариинского театра Юрий Фатеев.

"Там мы показывали программу балетов Фокина под названием "Русские сезоны", включающую в себя "Шопениану", "Видение розы", миниатюру "Умирающий лебедь" и "Шехеразаду". Четыре отделения балета объединены названием "Русские сезоны", поскольку все они демонстрировались в антрепризе Сергея Дягилева во время его показов в Париже и других городах Европы, поскольку все балеты созданы хореографом Михаилом Фокиным, очень плотно сотрудничавшим, особенно на начальном этапе дягилевской антрепризы, и с "Миром искусства" (российским художественным объединением, созданным в 1898 году и существовавшим до 1920-х годов - прим. ТАСС), с художниками "Мира искусства", и вообще, скажем так, с направлением искусства Серебряного века [русской поэзии]", - отметил Фатеев.

По его оценке, аудитория и критики хорошо приняли россиян. "Прием был самый теплый в Калифорнии. Очень хорошо принимал зритель, хорошая была критика", - сказал заслуженный артист России.

"И в принципе достаточное количество звезд, сегодняшних звезд Мариинского балета, приняло участие в выступлениях. Это и Виктория Терешкина, и Екатерина Кондаурова, и Оксана Скорик, и Ким Кимин, и Владимир Шкляров, и Филипп Степин, и Анастасия Колегова, и Ксандер Париш. То есть речь идет о большом созвездии артистов театра, включая, естественно, кордебалет и оркестр Мариинского под руководством американского дирижера Гавриэля Гейне, который уже на протяжении долгих лет живет и работает в России, является постоянным дирижером Мариинского театра", - добавил Фатеев.

Новые костюмы и декорации

Говоря о "Баядерке", он пояснил, что Мариинский театр привез этот балет в Кеннеди-центр не в первый раз, российские танцовщики показывали его в Вашингтоне в 2008 году. "[Но] сейчас мы покажем спектакль в обновленных костюмах, в обновленных декорациях, и, естественно, уже с новым составом исполнителей <...>. Это один из моих самых любимых балетов. Я надеюсь, естественно, что и публике он тоже очень понравится", - заявил и.о. заведующего труппой.
Судя по продолжительной овации зрительного зала по завершении спектакля и аплодисментам по его ходу, которые прежде всего были адресованы исполнителям главных ролей - Виктории Терешкиной и Киму Кимину, балет не оставил равнодушным никого из видевших его.

Дети на сцене

При этом в спектакле приняли участие дети, "мобилизованные" российскими артистами на месте. Как сообщил Фатеев, это были учащиеся "из разных школ Вашингтона". Как уточнила в беседе с корреспондентом ТАСС сотрудник пресс-службы Кеннеди-центра Бриттани Лэгер, на сцену вышли воспитанники одного из местных балетных училищ, а также ученики ряда вашингтонских средних школ. Дети были задействованы в таких сценах спектакля, как танец с Золотым Божком и танец Ману.

"Репетиторы <...> заранее приезжали в Вашингтон для того, чтобы их подготовить к выступлению. <...> Дети готовы. Я считаю, что все сложится хорошо, и они впишутся в этот спектакль на достойном уровне", - подчеркнул Фатеев перед выступлением. А по завершении спектакля балетмейстер утвердительно ответил на вопрос корреспондента ТАСС о том, остался ли он доволен выступлением малолетних подопечных.

И классика, и современность

"Баядерку" специалист охарактеризовал как "один из лучших классических балетов" Мариуса Петипа. "Петипа известен как основатель направления романтического императорского балета в России, и 2018 год объявлен президентом России годом Мариуса Петипа в честь его двухсотлетия. Мариус Петипа творил в Мариинском театре около 50 лет, создал за этот период более 100 балетов. И по праву Мариинский театр считается домом Петипа, а балет "Баядерка" - один из лучших шедевров, он наряду с "Лебединым озером", "Спящей красавицей" и другими классическими спектаклями является жемчужиной репертуара Мариинского театра", - констатировал Фатеев.

Тем не менее по его словам, Мариинский старается привозить в гастрольные туры в США далеко не только классику из своего репертуара.

"А вы знаете, мы ведь действительно разнообразим репертуар, привозя его сюда. Мы же были в последний раз здесь не год, а полгода назад - в феврале. <...> Мы тогда привезли "Конька-Горбунка" - современный спектакль, который поставлен на музыку Родиона Константиновича Щедрина. И именно контрастируя с предыдущей "Раймондой" классической, специально был выбран "Конек" - современный спектакль, с юмором, с современной хореографией, с современной музыкой", - сказал Фатеев.

"Сейчас опять классика. До этого, до "Раймонды", мы привозили "Золушку" Сергея Прокофьева - тоже в современной хореографии Алексея Ратманского. Так что в принципе мы стараемся здесь репертуар постоянно варьировать и привозить как классические вещи, которые, естественно, являются основой репертуара Мариинского театра, так и современную хореографию, достойную современную хореографию, которая в Мариинском театре... тоже существует в достаточно большой пропорции. У нас идут балеты и Джона Ноймайера, и Уильяма Форсайта, и Уэйна Макгрегора, и Анжелена Прельжокажа, и Алексея Ратманского, и современных молодых российских хореографов, <...> и классика голландской хореографии Ханса ван Манена", - рассказал наставник труппы.
"Но, безусловно, классика, поскольку она является "лицом" нашей компании, превалирует", - признал Фатеев.

Кроме того, уточнил он, "естественно, принимающая сторона <...>, выбирая репертуар, <...> смотрит и на ту программу", которая у нее "существует с другими коллективами". "Они не хотят ни повторения названий, ни повторения тематики. Здесь мы тоже вместе ищем пути, чтобы можно было показать и наши современные постановки, и классические", - отметил балетмейстер.

Взаимодействие с Кеннеди-центром

Действовавший между Мариинским театром и Кеннеди-центром десятилетний договор о сотрудничестве истек в 2012 году. Однако сотрудничество двух сторон с тех пор продолжается фактически в виде ежегодного ангажемента. "Несмотря на усиление напряженности в отношениях между [двумя] странами, мы приехали уже второй раз сюда [за год]", - констатировал российский деятель культуры. По его свидетельству, ни о каком ухудшении связей Мариинского и Кеннеди-центра говорить не приходится. "Наоборот", - заверил Фатеев.

Согласно изложенной им информации, Мариинский может не появиться в Вашингтоне в 2018-м календарном году, поскольку Кеннеди-центр строит свою программу, по существу раскладывая ее по двухлетним сезонам. "Мы приедем в сезоне 2018-19 годов - зимой 2019 или осенью 2018 года. Так мы уже тоже приезжали: получалось, дважды в один год, а потом год пропускали. У них это идет по сезонам", - сказал и.о. заведующего труппой.
"Уже строим планы на 2019 год, [решаем], что привезем", - подытожил Юрий Фатеев.
Наряду с этим, вскоре в продолжительный гастрольный тур, который охватит 13 городов США и Канады, отправится Симфонический оркестр Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева. Как ожидается, в Кеннеди-центре музыканты выступят 12 ноября.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17456
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 18, 2017 4:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017101802
Тема| Балет, Современный танец, Персоналии, Софья Гайдукова
Автор| Беседовала — Вита Хлопова
Заголовок| «Я не люблю работать,
люблю сразу танцевать»

Где опубликовано| © NO FIXED POINTS
Дата публикации| 2017-10-17
Ссылка| http://nofixedpoints.com/gaydukova-mera-straha
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Софья Гайдукова и Константин Матулевский
Из личного архива С. Гайдуковой


18 октября на сцене Центра имени Мейерхольда пройдут спектакли «Мера страха» и «Оркестр», над которыми Софья Гайдукова работала совместно с Константином Матулевским.
Перед, возможно, последним показом этих работ мы побеседовали с Софьей про ее незаурядный творческий путь.

Билеты можно приобрести на сайте «Балета Москва».


Софью Гайдукову многие знают сейчас как одного из самых ярких хореографов современного танца, я же помню её еще с хореографического училища, где училась на пару классов старше. Мы, конечно, тогда исходили желчью: маленькую Соню ставили везде, и иногда не совсем заслуженно. Ну, а как иначе, если твоя бабушка — ректор училища, знаменитая балерина Софья Николаевна Головкина.

Но и именно поэтому мне очень нравится наблюдать за тем, как Соня успешно освобождается от приставки «внучка Головкиной» и становится прекрасным хореографом.

Мы встретились с Соней поговорить о её вечере в память бабушки, и об уходе из «Балета Москва», а в итоге прошлись по всей творческой биографии, от поступления в училище, до увлечения современным танцем, кастинга у Яна Фабра и потребности ставить своё. Краткая история новейшего современного танца получилась.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------
Софья Николаевна Головкина
была известной советской балериной, солисткой Большого театра, но одним из главных ее проектов был перенос хореографического училища в 1967 году в новое здание, и реформа хореографического образования.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------

— Спрашивать, как ты попала в балет, наверное, нет смысла: вряд ли с такой бабушкой у тебя был выбор?

— Фактически у меня не было выбора. Но мне кажется, когда я была маленькая, я не очень понимала, что такое «директор училища», и что это вообще такое за училище. Позже мне объяснили, что бабушка у меня балерина. А мне просто хотелось научиться танцевать. Поэтому в маленьком возрасте меня отдали в Культурный центр ЗИЛ, в школу Ледяха. Там я проучилась до поступления в училище. У нас был какой-то большой концерт, и мне кажется, что моя бабушка в первый раз именно тогда меня увидела в танце. А впервые мы встретились, когда мне было года четыре, наверное.

— То есть у вас не было тёплых взаимоотношений бабушки и внучки?

— Нет, таких взаимоотношений не было. Всегда на «Вы», всегда по имени-отчеству. Периодически я к ней приезжала, когда была маленькая, но я этого совершенно не помню.
Она пришла на мой экзамен по классике у Ледяха. И тогда она сказала, ну ладно, давайте пробовать в училище. Единственное, что я помню от вступительных экзаменов: я ни с кем не готовила никакой номер. Я импровизировала под восточную музыку: у меня дома были кассеты, которые привез из Индии мой дядя, прослуживший там три года. И под эти индийские песни, как мне казалось, я индийские танцы танцевала.

— И тебя сразу взяли?

— Конечно, но, видимо, меня взяли по блату (улыбается). И медкомиссию я тоже не прошла, потому что пальцы на ногах у меня были не того размера.

— Это как?

— У меня второй, третий и четвёртый — одинаковой длины. Это плоскостопие развивает, вроде так говорили. В общем, каким-то образом, не знаю (хотя, конечно, знаю) я попала в училище. Но я тогда совершенно об этом не подозревала, потому что мне казалось, что я в общем-то ничего. (Смеётся)

— Ты попадаешь в училище, и, конечно, сразу на средний станок (прим. — место лучших учеников в классе)?

— Да, я практически всегда стояла на среднем станке. Была сама маленькая. И вообще у нас был элитный класс: Настя Винокур, Шура Котова, Вероника Аникина. Было много-много всяких таких непростых ребят…

— А как с первых классов одноклассницы к тебе относились? Все же понимали, чья ты внучка?

— Был один такой случай за полгода до моего поступления. На зимние каникулы мы с мамой поехали в какой-то дом отдыха. Оказалось, что в этом же доме отдыха остановилась Настя Винокур с мамой Тамарой, и другие девочки. Почему-то в общей телевизионной комнате мы по вечерам смотрели «Поле чудес», там даже уже Настя Меськова что-то выиграла. И вот в этой комнате перед ужином они все занимались балетным станком. Там мамы же все балетные были, они и готовили своих дочек к поступлению в училище. Я набралась наглости и попросилась позаниматься с ними. Но мне сказали: «Деточка, к сожалению, это невозможно. Наши дочки поступают в Московское балетное училище, и мы занимаемся с ними по специальной программе. Поэтому ты не можешь с нами заниматься». Каково же было их удивление, когда они увидели 1 сентября меня в составе своего собственного класса. Потом мы очень смеялись над этой историей с девочками, но тогда я ужасно обиделась на них всех, плакала.

— И как проходило обучение?

— До пятого класса у меня было совершенно счастливое училищное детство в том плане, что мне казалось, что я действительно хорошо танцую. А то, что у меня нет шага — это нормально (смеётся). Я получала «отлично» на экзаменах. Единственное, что я помню, что я всегда занималась с удовольствием. С одноклассницами всегда нормально общались, дружили, танцевали. Я помню, что очень стеснялась того, что езжу на метро, а не на машине, поэтому старалась максимально от Фрунзенской идти какими-то окольными путями, якобы у меня машина стоит подальше.

— Ну у Головкиной же был наверняка водитель: тебе не одалживали его?

— Мы же жили раздельно. Она жила с моим дедушкой, с папой на старом Арбате, а мы с мамой и моей бабушкой жили… не там. В маленькой двушке на Автозаводской. Естественно, никакой машины у нас не было.

— Когда ты училась в училище, бабушка тебя опекала, выделяла? Или все равно на Вы и минимум общения?

— По большому счёту, мы с ней достаточно мало виделись в училище. Какой-то период у неё была такая мода, она вызывала меня с урока к себе, причём это раздражало всех на свете, прерывало мой учебный процесс, но все считали это нормальным. Она приглашала меня к себе в тот самый знаменитый её кабинет (который и на меня наводил страх), заставляла пить чай с молоком (она всегда сама именно так пила его, поэтому выбора не было) и есть творог. Для меня это всегда было мукой, так как я не ем молочные продукты. Но процесс был очень интересный: изящные чашечки, все красиво подано.

— О чем вы разговаривали?

— Если честно, не помню. Я жутко этих встреч боялась. Она для меня была недосягаемой английский королевой, но вот Бабушкой, которая блинчики бы по утрам пекла — так никогда.

— Ты говоришь «мне казалось, что я хорошо танцую», это значит, в какой-то момент произошло так, что тебе перестало так казаться?

— Да, для меня это стало большим озарением. Меня действительно ставили танцевать, я танцевала ведущие какие-то партии, «Русскую»… Кстати, никогда только в «Суворовцах» не танцевала.

— Потому что это, может быть, массовый номер?

— Ну там же в конце есть девочка, которая машет рукой. В основном, я шла по стопам Меськовой. Вот что надоест ей танцевать — отдают мне. Танцевала какие-то вариации, но в пятом классе, не знаю, что произошло, Софа (прим. — ученики так всегда называли Головкину) отдала меня учиться к Валерию Владимировичу Дмитриеву. Он был педагогом народно-характерного танца в училище. Они с Галиной Владимировной (супругой) были ведущими солистами ансамбля Игоря Моисеева, и давали частные уроки. Я до этого никогда ни с кем не занималась дополнительно. Все же вечно занимались, а мне и так было отлично.

— И зачем вдруг понадобилось тебя отдавать к нему в пятом классе?

— С шести лет с ними занималась Маша Кочеткова (прим. principal dancer American Ballet Theatre): они вели её с самого начала, потом Головкина отдала им Настю Меськову. Именно благодаря им Настя крутила по семь пируэтов в вариации Эсмеральды. Видимо, Головкина увидела прогресс, и решила, что меня тоже нужно подтянуть. И с этого момента я отчетливо поняла, что все, что было со мной до этого в моей жизни — это были розовые очки поверх розовых очков. Я поняла, что мне все врали. Весь мир мне врал. Тут на меня нападает весь ужас того позора, которого я тогда просто не понимала. Галина Владимировна с Валерием Владимировичем спросили меня однажды: «ты знаешь, кто такая Сильви Гиллем?» Но откуда я могла знать. У нас не было дома видеомагнитофона, компьютера тоже не было.

Да и кассет особо не было. В то время не было практически никаких видеоматериалов. На истории балета были показаны какие-то крохи. За 40 минут в неделю не насмотришь особо ничего. По телевизору тоже никакой Сильви Гиллем, как понимаешь. Они мне говорят, ты понимаешь, что сейчас у балерины должен быть шаг. Я не очень в это верила: ну танцевали же как-то и без шага. Держали ногу на 90 градусов, и ничего. Они продолжают: «Ты понимаешь, что у балерины должна быть стопа»? Я думаю, какая стопа — харизма важнее. «Ну и плечи должны быть опущены». Но я ничего этого не понимала и понимать не хотела. Мне хотелось танцевать с экспрессией.

И вот Галина Владимировна начинает занимается тем, что она растягивает мои нерастянутые подколенные связки, заставляет меня гнуть спину, опускать лопатки. А с Валерием Владимировичем мы начинаем заниматься у станка, опять battement tendu по 32 раза, чтобы бедра были выворотными, чтобы завалов на большие пальцы не было, копчик в себя, живот прилип к позвоночнику — и так далее. Ну и через какое-то время начинаем репетировать репертуар. И я поняла, что начинаю танцевать в совершенно другом качестве.

— Тебе нравились эти занятия?

— Мне было стыдно, и я бегала от них. С одной стороны, мне ужасно хотелось хорошо танцевать, а с другой стороны… Представляешь, мне 13 лет, я в пятом классе, а меня вдруг начинают растягивать. Я ведь даже, стыдно сказать, на поперечный шпагат не садилась. Пятерочки получала, а на шпагат не садилась. Они начинают меня тянуть, мне больно, у меня все болит, они заставляют меня работать. А я же не люблю работать, люблю сразу танцевать. Зачем мне в зале потеть, поэтому я от них и бегала, пряталась в шкафу. Просила в раздевалке закрывать меня в шкафчике, и выжидала определенное время. Выходила потом из раздевалки, а там сидела Галина Владимировна и говорила: «Ну что, насиделась? Пошли!». Часто занятия проходили во время обеда: то есть когда все идут в столовую за этими вкусными пирожками-восьмёрками, обсыпанными сахаром, я должна была в зале опять тянуться. Но потом вдруг я вошла в этот режим и стала фанаткой: приезжала за два часа до классики и тянулась в зале. По большому счету, спасибо Головкиной за то, что она отправила меня к этим педагогам. Причем они и после училища со мной занимались, совершенно бесплатно. Невероятные люди.

— На первый курс после такого тренажа ты попадаешь к Головкиной?

— Нет, тогда меня берет в класс Татьяна Гальцева. У Софы на тот момент есть как раз тот курс, где Настя Меськова, Маша Кочеткова, Полина Семионова. Они были старше меня на год. Когда я перешла на второй курс, она должна была их выпускать. И все понимают, что это будет последний её выпуск. Мы просим её взять меня к себе в класс, чтобы я выпустилась при ней. Так как было совершенно непонятно, что было бы со мной после её ухода. Но она отказалась.

— Как объяснила?

— Сказала, у нее есть Настя Меськова: это был главный её проект. Я не могла в тот момент поговорить с ней напрямую, не могла тогда к ней пойти и сказать: «бабушка, возьми меня, пожалуйста, к себе на курс. Ты же понимаешь, что когда ты уйдешь, и я останусь одна в училище без тебя, у меня будет куча проблем. Да какая разница, закончу я там в последней линии, но буду заниматься целый год усиленно и не опозорю честь семьи». Может, она боялась, что опозорю. Не знаю. Но возможности поговорить не было. В итоге я выпускалась у Гальцевой, а Головкина, конечно, ушла с поста директора, как только выпустила последний свой курс. Тот год стал очень тяжелым для меня.

— А кто с тобой в классе был?

— К нам как раз только пришла Катя Крысанова, от Головкиной к нам перешла Настя Сташкевич, так как она понимала, что на курсе с Меськовой и Богданович её никто просто не заметит. А на нашем курсе у неё была возможность проявить себя. Была еще Юля Гребенщикова.

— И как прошел твой последний год в училище?

— Ужасно. Она ушла, и все начали резко на мне отыгрываться. Ладно бы я… Мы дружили с одной девочкой, и вдруг стали вызывать её родителей и говорить: «ваша дочка дружит с Соней, она не должна этого делать, по крайней мере, не в стенах училища, иначе у нее будут проблемы». И в результате эта девочка отказалась их слушать. Я осталась стоять на среднем станке, а её они поставили под рояль. Самое ужасное, что она была очень талантливой балериной, но когда тебе на госэкзамене не дают ничего делать, тебя просто никто не замечает. В то время мою судьбу решал отец, и сразу, как только я стала выпускаться, он сказал, что «никаких Больших театров, что ты там будешь лезть, до конца жизни маленьких детей танцевать? Щелкунчика или четверку лебедей, с твоим ростом-то? Ты не будешь там солисткой никогда. А ты должна быть солисткой».

— А ты сама хотела-то в Большой?

— Дело в том, что к концу третьего курса я была настолько забита и замотана, что могла не ходить в школу несколько дней. Потому что меня трясло, у меня была истерика. Я думаю, у многих детей в училище было такое состояние ада, который никогда не завершится. Я мечтала, лишь бы это все закончилось, лишь бы я больше никогда не ходила в это училище. И мне было все равно — лишь бы не туда. Меня заставляли поступать на высшее в МГАХ, но я понимала, что я просто не смогу… По-моему, даже наврала родителям, сказав, что пойду, а потом заболела и не пошла на эти экзамены.

Короче, все, что угодно, только не это. Я не хотела там находиться, я до сих пор боюсь Фрунзенской. Поэтому на момент выпуска мне было все равно, куда идти. Мой отец договорился в то время с директором «Балета Москва» Николаем Басиным о том, что к ним придет Соня в труппу, и она сразу станет танцевать ведущие партии.

— Ну, а за границу ты не хотела уехать?

— Во-первых, про это мало тогда кто думал. А во-вторых, на что? Я к выпуску-то была раза два за границей и то — на гастролях от Академии. В итоге, я пошла к Басину. Это был 2003 год, и несмотря на то, что сам театр «Балет Москва» небольшой, там не такие большие дотации, большинство ребят были очень хорошими и действительно профессионалами своего дела.

— А они откуда все были?

— Самое интересно, что большинство ведущих артисток в этом театре, с которыми я до сих пор дружу, это те ученицы, которых в пятом классе Софа выгнала из училища. Когда я к ним пришла, для них это стало совершеннейшим шоком. Потом они меня лучше узнали, короны у меня нет, я нормальная. Так до сих пор я и работала там.

— Вот сейчас ты рассказала про свой путь: но я все равно не вижу там момента, когда ты стала интересоваться современным танцем. Сейчас ты одна из сильнейших исполнительниц в нашей стране. Но ты закончила МГАХ, не уезжала за границу. Когда же произошла та трансформация в современный?

— В «Балете Москва» тогда, как и сейчас, было две труппы: классическая и современная. Я танцевала в классической все, что возможно: от кордебалета до Китри. В какой-то момент у меня случилась травма, я поломала все пальцы на левой ноге, потому что крутила с утра до вечера фуэте. Тогда меня папа заставлял этим заниматься, так как Головкину в свое время называли «королевой фуэте», и говорят, она могла и на почтовой марке 100 раз скрутить. Её заставлял Лопухов (прим. — один из важнейших советских хореографов 20 века) тренироваться, у них там стол был, на котором она крутила…

— В смысле — у них?

— Федор Лопухов был её первым мужем. Она закончила училище, которое находилось там, где сейчас ГИТИС на Театральной, и пришла в Большой театр, где Лопухов был главным балетмейстером. И спустя какое-то время она становится его женой. Ну и соответственно — ведущей балериной Большого театра.

— Долго они были вместе?

— Ну прилично, да. Говорят, что она вроде хотела детей, а он — нет, или наоборот. Он был старше её почти на 40 лет. Но как только он покидает пост главного балетмейстера, они разводятся. На конференции в Тегеране Головкина знакомится с моим дедушкой, с Львом Гайдуковым. Он не балетный, а военный. Делал «катюши» вместе с Королёвым во время войны. Соответственно, это все засекреченно было. И афишировать всякие их истории было нельзя.

— Значит, у тебя дома есть бесценные архивы Лопухова?

— Сейчас-то мне до этого не добраться. Ну вот книга, которую я тебе давала, «Письма Новерра», там интересно почитать его заметки на полях. С Головкиной они нормально расстались, он даже дружил потом с моим дедушкой, постоянно гостил у них, периодически ночевал там, они со Львом Михайловичем попивали коньячок, общались на какие-то темы. То есть это не значит, что они плохо расстались, нет. Но это не афишировалось. Но весь балетный мир, конечно, все про это знал.

— Ну так что про фуэте Головкиной?

— Лопухов заставлял её постоянно крутить фуэте на столе. Во время фуэте нельзя же продвигаться вперед, и если ты делаешь это на ограниченном пространстве, тебе, чтобы не упасть, приходится оставаться на исходном месте. И она все время говорила потом: «Я на почтовой марке крутила!». Ну вот мой отец меня потом тоже заставлял крутить эти 100 фуэте. Я делала 64. В какой-то момент пальцы мои, из-за которых меня по блату взяли, поломались. Я не могла больше танцевать, но мне все равно хотелось что-то делать. И я вспомнила, что в современной труппе танцуют босиком. Поэтому подошла к директору и спросила, могу ли я ходить на их классы, на йогу и так далее. Мне разрешили.

— И как тебе показался тогда современный танец?

— Я пришла туда и ничего не понимала. Тогда современная труппа была как раз с самым сильным составом: Марина Акелькина, Роман Андрейкин, Светлана Шишкина, Ульяна Бачерникова. Тогда от них, правда, уже ушла Елена Богданович. Я стала с ними заниматься, чего-то пробовать, одно-второе, а в это время туда пришел Никита Дмитриевский ставить «Терраклиниум». Мне, наверное, можно сказать, повезло. Никита же тоже классик, и он боролся с «современниками» в плане каких-то балетных эстетических ног и поз «à la seconde». В свою очередь «современники» давали ему, например, работу с полом. Конечно, все эти перекаты мне тяжело давались, я ничего не понимала. Маша Колегова мне орала: «тупая классичка, что ты тут делаешь». (смеется). Веселая у них там была атмосфера.

В какой-то момент получилось так: у Никиты в спектакле должно было быть 13 танцовщиков, и каждому предназначалась своя световая точка. Вот никак по-другому. Одна девчонка заболела, и последняя точка остается пустовать. И я говорю, ребят, так я же знаю эту комбинацию! Ну как знаю, че-то ковырялась там в углу, как могла, конечно. Но Никите уже была важнее точка, и он меня поставил. Так я вышла впервые у «современников». Потом пришла Лариса Александрова, которая вообще не работает с балетной эстетикой, у нее все на импульсах. И она ставит «Свадебку» Стравинского, говорит, мне нужно 6 девочек, а шестой девочки нет, она должна была приехать из Екатеринбурга. Но меня попросили просто «походить», чтобы «развести» картинку. В итоге, девочка не приехала, а я станцевала премьеру. Ну и понеслось…

— И ты уходишь из классической труппы?

— Нет, я продолжаю разрываться на две части, потому что ноги уже более-менее зажили. С тех пор начинается эта беготня, так как базы двух трупп были в разных местах: одна на Рижской, другая в «Vortex» на Водном стадионе. Я умудряюсь договориться с зав. труппами, чтобы они подстроили так репетиции, чтобы я успевала и там, и там. Благо, это было все в рамках одного театра, и я весь день бегала в метро туда-обратно, мне было все это ужасно интересно. Я помню, был сложный очень спектакль: в первом отделении «современники», я валяюсь по полу, падаю в колени, а во втором, например, «классики», — «Пахита», и мне надо крутить фуэте и надеть пальцы. Но было все равно безумно интересно, ребята были такие, я на них училась. Знаешь, другая атмосфера. Мы вот маленькие учились на старших, они нам помогали. Это было потрясающее время, и я вообще ни о чем не жалею, и безумно рада, что так произошло. В этот момент я и поняла, что у меня что-то получается в современном танце. Вернулось вот это моё детское состояние, когда я хотела танцевать, а не загонять себя в рамки. Получалось, что в классике надо мной всегда висел этот дамоклов меч, что я сейчас кого-то опозорю, что я не сделаю правильно dégagé, что я не влезу в пачку и не так подниму ногу. А в современном я вроде танцую то, что мне нравится, и могу даже характер свой проявить, и вроде как физики даже хватает.

— Бабушка тебя уже не видела на сцене в современном танце?

— В современном танце — нет. Когда её не стало, я тогда еще к «современникам», по-моему, даже не перешла. Но вот отец считал, что я предала традиции и позорила честь семьи.

— Мама твоя тоже так думала?

— Нет, мама всегда была за меня. Но в основном, знакомые говорили, что, мол, скатилась, неизвестно куда, пошла валяться по полу. Ведь до сих пор же думают, что «современники» — это неудавшиемся классики.

— Ну да, помню это «Не волнуйся — отчислят из училища, пойдешь модерн танцевать».

— Да, крайняя степень падения (смеется)

— Получается, что технику современного танца ты урывками ухватывала в «Балете Москва»?

— Когда я начала заниматься современным танцем, мне очень понравилось, но я понимала, что все уже всё умеют, а я не знаю ничего. Я стала ездить на мастер-классы за границу. В России на тот момент почему-то вообще ничего не было. Помню, ездила в Польшу, там были летние мастер-классы, и у нас были занятия по contemporary dance, по джазу, по lyrical jazz, плюс различные техники. Но тогда я не понимала, что такое «техника», и тем более — кому она принадлежит. Может, она и чья-нибудь и была, не помню.

— Желание ставить появилось тогда же?

— Я вынуждена была начать ставить из-за того, что хотела танцевать. Не было возможности исполнять интересную хореографию — ничего, придумаю что-нибудь свое. Не было такого, что я не могу уснуть из-за мыслей только о новой постановке.

— Ну и опять же: уехать надолго за границу узнавать мир современного танца не хотелось?

— Мне всегда нравилось здесь, и не было желания уезжать. Я даже на кастинги никакие не ходила никогда. Случайно вот попала на кастинг к Фабру, поехала с подружкой за компанию.

— Ну и как это бывает, тебя взяли, а подружку — нет?

— Нет, не взяли никого. Я в тот момент откладывала деньги и ездила на мастер-классы в Бельгию и Голландию. И вот жила в Амстердаме у подруги, а она мне говорит: «Слушай, у тебя завтра выходной, классов нет, а я еду на кастинг к Яну Фабру в Антверпен, поехали?». Я, конечно, не знала, кто такой Фабр. Но с другой стороны, чего не поехать. Вместо того, чтобы сидеть одной в Амстердаме, лучше сгонять на денек в Бельгию, поесть мидий, выпить пива и проветриться. В общем, распечатали анкету, приехали в этот Антверпен на кастинг.

— Ну и как выглядел этот кастинг?

— Все происходит в маленьком помещении с небольшой сценой. Он сидит в зале, курит со своими ассистентами, а артисты, соответственно, находятся на сцене по группам.

Первым заданием было представить, что ты сидишь в настолько маленькой коробке, что еле в неё помещаешься. Тебе очень некомфортно, ты сидишь в неудобной позе. Ассистент тебе кричит разные вводные: то ты сидишь там час, то — пять, а, может, уже неделю, или даже год. Это не танец показать, нужно было уловить состояние. То есть если ты три часа сидишь, то у тебя еще есть силы биться в конвульсиях, а если ты там сидишь год? Тебе уже все равно, у тебя апатия. И вот это переключение было очень сложным, это было для меня нереальной школой. Я сидела в этой воображаемой коробке, а рядом еще 20 человек: кто-то начинает орать, кто-то начинает биться об пол, кто-то тихо скулит. Но я прошла во второй тур, где нужно было снять с себя ту одежду, которую можешь себе позволить. Я ограничилась тем, что осталась в топе и закатала штанины, и затем нужно было в безумно медленном темпе делать temps lié на середине с tour lent.

— То есть прям по балетной классике?

— Ну да, они только это adagio назвали, но по факту — базовый temps lié. Но жутко сложно делать его в таком медленном темпе. Только ты начинаешь ускоряться, к тебе подходит его ассистент со словами: «медленней, медленней!». Кто-то к этому моменту разделся до трусов, кто-то вообще не разделся.

— А он с вами разговаривал?

— Да, он выстроил всех в ряд и спрашивал у каждого, почему он здесь, чего он хочет получить тут, и так далее. Многие люди говорили о том, что хотят у него работать, чтобы он достал из них самое грязное и страшное. Дошла очередь до меня:

«—Здравствуйте,
— Здравствуйте.

— Представься?
— Меня зовут Соня, я из Москвы.

— А что ты здесь делаешь?
— Не знаю, с подружкой на кастинг заодно приехала.

— Ты вообще знаешь, кто я?
— Нет, понятия не имею.

— Какие ты мои спектакли видела?
— Никаких.

—Go to Moscow, Russian bitch!
— Спасибо!».

— Ясно, с Фабром не задалось, а сейчас что у тебя? Ты же ушла из «Балет Москва»?/b]

— Да, со мной не подписали контракт после 14 лет работы. Но вот сейчас — 18 октября — будут показаны наши (прим. — с Константином Матулевским) постановки — «Мера страха» и «Оркестр». На этих спектаклях мы задействованы как хореографы и будем в них танцевать, но это совершенно не значит, что после эти спектакли повторятся. Пока это одноразовая акция, она была запланирована до нашего увольнения.

«Оркестр» кстати попал в лонг-лист «Золотой Маски». Причем если современная труппа почти каждый год берет «Маску» по современному танцу, то в классической труппе «Масок» не было. В лонг-лист входили всего пара спектаклей, да и то это были переносы европейских хореографов. Первый — это «Эгопойнт» Нади Сайдаковой, который она ставила в Берлинской опере, а потом перенесла к нам. Второй — «Эрос», поставленный в Het Nationale Ballet и переработанный для нас. В общем, для классической труппы попадание нашего спектакля в номинацию «современный танец» стало неплохим результатом.

[b]— А сейчас вы с Костей работаете в театре «Новый балет»: на какую позицию вас взяли? Исполнителей или еще и хореографов?


— Исполнителей, но мы обсуждали с директором возможность ставить новые работы, и, возможно, это осуществится.

— Ну там еще и пенсия не за горами: ты хочешь уйти в преподавание или интереснее ставить?

— Вообще, потанцевать еще хочется. Я пока еще могу, пока у меня «предпенсионный» возраст — надо танцевать. Танцовщик в первую очередь развивается на хореографии не своей собственной, а других хореографов. Когда ты ставишь сам, ты делаешь только то, что тебе удобно, это замкнутый круг для тебя. Танцовщику нужно танцевать разную хореографию, чтобы тело боролось с неудобством.

В какой-то момент произошло так, что в современной хореографии многие хореографы дают возможность ребятам импровизировать, создавать спектакль совместно. С одной стороны, это хорошо, ты можешь создать что-то новое, но с другой стороны, если это не контролировать, получается, что каждый танцовщик импровизируя, делает то же самое, что он умеет. Грубо говоря вот, Костя — высокий пластичный, мягкий; приехал хореограф и говорит: «вот придумай что-нибудь», и Костя начинает импровизировать то, что ему удобно. И отлично, оставляем это. Приезжает следующий, опять просит импровизацию, и все повторяется в таком же стиле. Просят меня поимпровизировать, так я начинаю прыгать, падать в пол, я по доброй воле не стану лиричкой. (смеется)

— Логично, ты же существуешь в своем паттерне.

— Вот именно! И получается, что я не развиваюсь, как танцовщица.

— А если говорить про твой пусть хореографа, то думаю, уже ни у кого не встанет вопрос о том, что ты позоришь честь семьи Smile

— Ну да, я ставила на Dance-платформе в Екатеринбурге, потом был фестиваль «Context». Я поняла, что надо ставить новое, плюс же еще можно потанцевать самой, поэтому стала танцевать свою хореографию. Потом у меня появились какие-то награды, немножко, правда в другой области танца, но все равно. Для меня это было большой радостью. В современном мире на самом деле мало кто знает, что я внучка Головкиной, и ко мне так не относятся, как раньше. Я уже сама, своими силами. Ну и потом у меня была еще номинация на «Золотую Маску» со спектаклем Режиса Обадиа «Тристан+Изольда». Так что, да, можно сказать, больше честь семьи не позорю.


~~~~~~

А мы напоминаем, что спектакли Софьи Гайдуковой и Костантина Матулевского «Оркестр» и «Мера страха» можно будет увидеть 18 октября в ЦИМе.
Билеты все еще можно купить на сайте «Балета Москва».

ОРКЕСТР (по мотивам одноименной пьесы-концерта Жана Ануя).
Хореография: Софья Гайдукова
Спектакль вошел в long-list Национальной театральной Премии «Золотая Маска"-2016.
МЕРА СТРАХА
Хореография: Константин Матулевский, Софья Гайдукова

=========================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17456
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 18, 2017 6:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017101803
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Кристина Шапран
Автор| Лизавета Лето
Заголовок| Кристина Шапран
Где опубликовано| © La Personne
Дата публикации| 2017-10-18
Ссылка| https://www.lapersonne.com/post/kristina-shapran
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

О том, за что солистка Мариинского театра любит город линейных проспектов, о том, с какими трудностями сталкивается балерина, только что вышедшая из декрета. Было задано много вопросов и получено много ответов от завораживающей всем своим существом Кристины Шапран. С теми и с другими вы можете познакомиться в интервью La Personne.



Ее фамилия, имя, а также внешность и мимика вкупе кажутся сказочными. Критики отмечают особую пластику ее рук, которые как бы самостоятельно, отдельно от тела, протанцовывают каждое движение. Мы с Кристиной встретились в родном ей Петербурге и о многом успели поговорить.

Кристина, редакция поздравляет вас с рождением дочки. Как чувствуете, форма уже вернулась?

Спасибо. Сейчас, конечно, намного лучше, чем в первое время, когда я готовила первый спектакль после беременности. Тогда казалось, что я навсегда останусь такой… хм, желеобразной. Чувствую себя увереннее, но все-таки нужно еще время.

Какими методами вы пользуетесь для возвращения «балетного состояния»?

Диеты я придерживалась, только когда родилась дочка. Нельзя было молочное, жареное. Но я это делала исключительно для ребенка. Свой рацион ради похудения я не меняла, хотя набрала очень много. Мама даже не верила, что я вернусь в прошлый вес.

Просто не было времени кушать, но я много пила. Как только минутка появлялась – лучше пресс покачать, в театр сбегать. Все ушло само собой. Когда первый раз вышла на сцену, была еще легкая припухлость (показывает на щеки, которых уже нет), а следующий спектакль танцевала уже в таком виде, в каком была раньше.

Геолокация вашей карьеры пока получается закольцованной. Санкт-Петербург (Академия Русского балета им. А. Я. Вагановой) – Москва (Московский музыкальный театр имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко) – Санкт-Петербург (Государственный академический Мариинский театр). Петербург для вас – точка притяжения?

Когда я училась в Академии, моей мечтой было танцевать в Мариинском театре. Чуть позже мне захотелось поработать где-то, набраться практики и опыта и вернуться сюда. Появилась мысль, что неплохо было бы иметь в запасниках набор вытанцованных балетов. Хоть я не ожидала, но так и получилось. Не знаю почему, но тогда между Большим театром и Мариинским выбрала театр Станиславского (смеется).

Ближайшее время планируете оставаться в Петербурге?

На ближайшее время, да. Но когда думаю о вариантах на будущее, склоняюсь к тому, что ребенку лучше быть в Москве. Больше возможностей для развития.

А как же экология?

Мы живем в историческом центре Петербурга, нас окружают четыре стройки. Поэтому вопрос экологии меня не смущает.

Что самое неприемлемое из проявлений недоброжелательности в ваш адрес, связанное с профессией?

Помню ситуацию, когда перед выходом человек дал мне напутствие. Звучало оно примерно так: «Ты только ногу не сломай, а то мне вводиться придется». Вроде сказано было мельком, да ведь можно не обращать внимание, но в следующую секунду ты стоишь и думаешь: «Ногу не сломать, ага. А вдруг сломаю, что же делать?». Эмоциональное давление, пожалуй, сбивает настрой сильнее всего. Но со временем я стала по-другому относиться к такого рода вещам. Можно над ними посмеяться, что-то и совсем мимо себя пропустить. Не я первая, не я последняя.

Впервые я вас увидела на проекте «Большой балет» пять лет назад. Вы танцевали в паре с Сергеем Полуниным. Тогда еще совсем юный, перед новой публикой показался артист с ярким западным акцентом. Сейчас он состоявшаяся медиаперсона с личным PR-менеджером. Что скажете об опыте работы с ним?

Он, как и большинство мальчиков, не очень любит дуэтный танец. Их в первую очередь интересуют сольные вариации. Еще он практически не репетирует, а для меня прогоны очень важны, поэтому лично мне совместная с ним работа казалась непростой. Однако в плане настроя, отдачи, безусловно, получалось поймать его импульс, характерную волну. А это здорово.

А вам что интереснее – дуэт или соло?

Нет смысла заниматься каким-то одним из этих элементов. На уставшее после адажио тело надо брать свою вариацию, тогда будет толк. Для меня важно их чередовать.

Танцевать с супругом, наверное, неповторимое ощущение?

Да, действительно за гранью. Тимур все чувствует, все понимает. На сцене супер, замечательно, удобно и комфортно. А на репетициях бывает сложно. Мы ругаемся, что-то делим. Но, выйдя из зала, все прекращается. Только-только кричали друг на друга, а как за дверь – другие люди.

Есть ли предпочтения относительно классической хореографии и современного танца?

Мне интересно и то, и другое. Классика обязательна как базис. Тем не менее мне нравится изучать новые направления в танце, быть в курсе, в тренде. Но отдать предпочтение все-таки не могу.

Может быть, тогда вы выделяете какого-то хореографа?

Моя безумная мечта – станцевать Манон Кеннета Макмиллана. Сколько я ни смотрю на его постановки, каждую из них признаю шедевром.

Расскажите о планах на будущее.

27 октября у меня премьера «Сильфиды». Вот только записала видео, буду изучать порядок. Кстати, это очень полезно. Снимать других артистов, а потом и себя. Одно дело смотрит зритель и педагог, совсем другое – ты сам. Сразу «здесь надо это сделать, тут обязательно переделать». Смотришь на себя по-другому.

Попробуем смоделировать ситуацию. Ваша дочка выросла и подходит к вам с новостью, что хочет стать балериной. Как вы поступите?

Безусловно, да. Заставлять не буду, но если появится желание, то, конечно, пусть пробует. Не забегая сильно вперед, когда она чуть подрастет, мы думаем отдать ее на танцы или ритмику для всестороннего развития. Если Эвилия и выберет балет в качестве профессии, я смогу ей помочь, подсказать. Потому что сама я очень нуждалась в детстве в совете родного человека, но и мама, и папа далеки от этой темы. Хотя мне почему-то кажется, что она будет петь.

А как вы поняли, что ваш тогда еще детский танец должен перерасти в дело жизни?

Случайно. Мне нравилось это с детства. До школы я ходила в кружок бальных танцев, меня это увлекало. Когда мы переехали, я пошла в класс хореографии в другой школе. Там было занятие балетом. И чтобы объяснить мне, что это такое, мама отвела меня в Мариинский. Для меня вся атмосфера театра и балета была по-настоящему царской.

Мы жили в спальном районе, и меня всегда угнетали эти кирпичные домики, маленькие окошки. Когда мы приезжали в центр, я буквально застывала. С детства влекла эта архитектура, широкие улицы. А когда впервые оказалась в Мариинском театре, я сразу отметила огромные тяжелые двери, позолоченные ручки на них. Я ощущала себя в театре, как в сказочном замке. Тем более мы смотрели «Баядерку». Все это слилось и воспринималось мной как фантастика. Тогда и пришло осознание, что хочу танцевать. И в центре я всегда хотела жить…

Вот вы пришли к родителям и что сказали?

На занятия хореографией я ходила с подружкой. Однажды она мне позвонила и сказала, что объявляется набор в Академию русского балета им. Вагановой. «Есть такая академия?» – первая моя мысль. Мы собрались с мамой и поехали показываться. Так оно и вышло. Сейчас вспоминаю, что если бы не та девочка, не знаю, как сложилась бы моя судьба.


Интервью Лизавета Лето

Фотограф Дарья Ратушина

Стиль Аполлинария Рачевская

MUA Станислава Шокова

Ассистент Вероника Супханова

Благодарим «Цархитектор» и Лофт «Особняк» за содействие в организации съемки.

======================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Окт 30, 2017 10:23 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17456
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 19, 2017 7:05 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017101804
Тема| Балет, , Персоналии, Алексей Ратманский, Леонид Десятников
Автор| Марина Харс
Заголовок| The New York Times: Ратманский и Десятников: родство душ в музыке
Где опубликовано| © Лехаим
Оригинал| © The New York Times https://www.nytimes.com/2017/10/17/arts/dance/alexei-ratmansky-leonid-desyatnikov-songs-of-bukovina.html
Дата публикации| 2017-10-19
Ссылка| https://lechaim.ru/events/the-new-york-times-ratmanskij-i-nbsp-desyatnikov-rodstvo-dush-v-nbsp-muzyke/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Некоторые композиторы и хореографы чувствуют музыкальное родство, притягивающее их друг к другу как магнитом. Плоды этого взаимного притяжения, совместные творения гораздо значительнее, чем просто сумма двух частей. Сколько меломанов оценили бы сложный, едкий «Агон» Стравинского, если бы не пронзительный балет Джорджа Баланчина?

Хореограф Алексей Ратманский — уроженец Санкт‑Петербурга, выросший на Украине, а теперь живущий в Нью‑Йорке, поставил пять балетов на музыку уроженца Украины композитора Леонида Десятникова, живущего в Санкт‑Петербурге. «Песни Буковины» — серия танцев на музыку Десятникова, сочиненную по мотивам украинских народных песен, будет шестым таким балетом. (Премьера 18 октября в Американском театре балета.)

Ратманский второй раз за год обратился к музыке Десятникова. В первом случае это был балет «Одесса», премьера которого состоялась в «Нью‑Йорк‑Сити балет» в мае. Хореографию «Одессы» отличает стилизованное буйство, повторяющееся в фантастической музыке Десятникова. Это буйство на грани брутальности оскорбило некоторых зрителей, которые сочли это изображением сексуального насилия.

Ратманский не только часто обращается к дискографии Десятникова — ему единственному он заказывал написать музыку для своего балета (дважды). «Песни Буковины» — не совсем заказ, но близко к тому. Ратманский попросил разрешения использовать эту музыку еще до того, как услышал ее.

Несколько дней назад Десятников, только прилетев в Нью‑Йорк, встретился в Американском театре балета с Ратманским, чтобы в присутствии переводчика обсудить новый балет и причины родства их душ в музыке. Ратманский, склонный говорить тихо и мало, разговаривал на английском, Десятников — ироничный и смешливый — на русском.


Хореограф Алексей Ратманский, слева, и композитор Леонид Десятников
Винсент Тулло для The New York Times


Марина Харс
Что вас восхищает в музыке Десятникова?

Алексей Ратманский
Когда я впервые услышал музыку, написанную Леонидом, я почувствовал, что это такая музыка, которую писал бы я, будь композитором. В ней есть гармония, ритм, музыкальные цитаты, энергия в духе Стравинского, клезмер и еврейская мелодика.

МХ
Что вас вдохновило на эти фортепьянные пьесы?

Леонид Десятников
В основе лежит толстая книга, изданная в Советском Союзе, с записями украинских народных песен начиная с XVIII века. Многие из них были из Буковины (область в Карпатах).
Буковина всегда была наполовину Украиной, наполовину Румынией, люди приезжали туда и уезжали оттуда, и буковинская культура очень смешанная, эклектичная. Буковинская музыка может напоминать украинскую музыку, или балканскую, или еврейскую.

МХ
У вас обоих корни на Украине. Считаете ли вы себя украинцами?

ЛД
Я считаю себя русскоязычным евреем, рожденным на Украине. Единственная причина, по которой я умею говорить по‑украински, в том, что я обязан был учить этот язык в школе. Но спустя 40–50 лет я очень увлекся этим языком.

АР
Я вырос в Киеве и, как и Леонид, считаю себя русскоязычным евреем‑полукровкой. [Отец Ратманского еврей.] Сейчас — дело другое; сейчас украинский язык и культура — это язык и культура молодой страны, которая старается сделать себя. Разумеется, нельзя забывать о конфликте Украины с Россией, о Крыме и российской поддержке сепаратистов в Донецке. Все это создает определенное напряжение, и я считаю правильным — для себя, по крайней мере, — как‑то обращаться к Украине, поддерживать ее.

МХ
То есть у этого балета есть политическое измерение?

ЛД
Эти чудесные народные песни — явление, которое существует вне истории и политики. Но тот контекст, в котором этот балет создается, может придать ему политический оттенок.

МХ
Некоторые из этих народных песен в оригинале имеют драматические, даже брутальные тексты. В одной описывается тело, порубленное на части. Влияли ли эти тексты песен на ваши музыкальные композиции?

ЛД
Иногда влияли, иногда нет. Я помню, Шуберт писал песни, а потом писал на них музыкальные вариации, и под конец цикла смысл лирики менялся. Так что смысл текста не неизменен.

МХ
«Одесса» вдохновлена музыкой, написанной для фильма, снятого по «Одесским рассказам» Исаака Бабеля, описывающим мир еврейских налетчиков. Вы также поставили балет по «Диббуку». Вы питаете особый интерес к еврейским темам?

АР
Мы никогда не говорили об этом в нашей семье. В Советском Союзе заявить, что ты еврей, означало обречь себя на изоляцию. И конечно, как реакция на это во мне проснулось желание искать и исследовать, как только ситуация начала меняться и эта тема стала более открытой.

МХ
Печально известный преступный мир в «Одессе» создан на основе рассказов Бабеля. Это мрачный, даже жестокий балет.

АР
Это все заложено в музыке, и, вероятно, да, это напряжение идет от Бабеля. В балете есть «танец апашей» [в котором партнеры как будто дерутся], жанр, популярный в 1920‑х годах. Для меня отправной точкой была музыка.

ЛД
Я видел здесь замечательную загадочность и не видел человеческих отношений, о которых написали в «Таймс»: что было изнасилование и так далее. Разумеется, человек может это увидеть в балете, но не может утверждать, что так же думал хореограф. В конце концов, хореограф не может просто выйти на сцену и высказывать свое мнение о том, что балет изображает.

МХ
Какой первый балет Ратманского вы видели?

ЛД
«Светлый ручей» («The Bright Stream»). Я влюбился в него с первого взгляда. У него была очень советская эстетика, и это важно. Разумеется, мне глубоко противны советская культура, искусство и эстетика. Но довольно давно я начал с мазохистическим чувством работать с этой эстетикой, глядя на нее глазами археолога.

АР
Я думаю, у нас с Леонидом общая история — не только наша личная история, но история места и культура, в которой мы выросли. Я закончил хореографическое училище, когда Советский Союз распался. Леонид — из предыдущего поколения, но все равно у нас общая ДНК.

МХ
Имеет ли значение разница в возрасте?

ЛД
Алексей, будучи моложе, жил в Советском Союзе уже в более «вегетарианскую» эпоху. Но все равно: опыт советской жизни — это всегда травма. 
-------------------------------------------------------------------------------------------
Оригинальная публикация: Alexei Ratmansky’s Elective Affinity, Musically Speaking


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Окт 30, 2017 10:34 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17456
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 20, 2017 1:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017102001
Тема| Балет, Приморская сцена Мариинского театра, Персоналии, Сергей Уманец
Автор| корр.
Заголовок| Премьер Приморской сцены Мариинского театра Сергей Уманец – о службе в армии и служении Терпсихоре
Где опубликовано| © Новости Владивостока на VL.Ru
Дата публикации| 2017-10-20
Ссылка| http://www.newsvl.ru/vlad/2017/10/20/164212/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Постоянные зрители и поклонники балетного искусства уже давно уточняют у кассиров, покупая билет на тот или другой спектакль,: «А Уманец будет танцевать?» Сергей Уманец – премьер Приморской сцены Мариинского театра покорил сердца зрителей. Сегодня в его репертуаре – ведущие партии в «Жизели», «Лебедином озере», «Корсаре». Сергей рассказал VL.ru о том, как попал в балет и о своем жизненном пути.

«Все, что я танцую, я мечтал станцевать! — говорит Сергей Уманец. — И вообще – я мечтал танцевать с того момента, когда понял, что значит для меня балет».

А в балет он пришел в семь лет. Разумеется, не сам. Обычный питерский ребенок, Сергей никогда не думал – в раннем детстве редко мальчики мечтают о балете, – что выберет такую профессию.

— Как же в вашей жизни появился балет?

— Мой отец привел меня в Мюзик-Холл, директором которого был его хороший друг Илья Рахлин. Как раз в это время там был набор в специальную группу с балетным классом для детей. Нам и гимнастику преподавали, и атлетику. В общем, я там и хореографии учился, и выступал на сцене в детских спектаклях в течение трех лет – играл то львенка, то зебру. Постепенно мне стало нравиться то, чем я занимаюсь. А потом, когда в Мюзик-Холле были выпускные экзамены, на них пришел педагог из Академии имени А.Я. Вагановой, присматривался к нам. И мне единственному сказали, что приглашают на просмотр в академию. Я пошел. Экзамены сдавал легко. Я поступил учиться, учился девять лет. Впервые на сцену я – вместе с однокурсниками – вышел примерно через месяц после начала учебы. Для начала на сцену академии, разумеется. Давали там клятву Терпсихоре – что будем служить балету.

И я клятву старался сдержать. На 1-м курсе я должен был станцевать партию Паяца в «Щелкунчике» на исторической сцене Мариинского театра, и настолько активно репетировал, так рвал жилы, что порвал их в буквальном смысле. Восстанавливался, лечился. Меня хотели либо оставить на второй год, либо вообще советовали искать призвание, не связанное с балетом (потому что с медицинской и профессиональной точки зрения все было серьезнее некуда). А я сказал – нет. Буду сдавать экзамены со своим курсом. И сдал. На следующий год продолжил обучение со своим курсом. Но на сцену Мариинки выйти не довелось.

— Говорят, что у балетных детей нет детства.

— У меня все было! Каждое лето папа возил нас с сестрой и братом на Украину – там было то самое настоящее детство: футбол, плавание, игры, до ночи на улице. Правда, буду честен, наслаждаться детством получалось только летом.

— Еще один стереотип: ребята во дворе, в компании, не очень-то жалуют «балетных слабаков».

— Кого? Смеетесь? Да меня даже в армии не дразнили «балетным», наоборот – все были воодушевлены, что ли, этим. Да как разок покажешь прыжок или еще что, что умеешь, – все, вопросы отпадают. «Научи!» – вот это много раз слышал.

— В армии? Вы прошли срочную службу?

— Да. Однажды я решил, что надо отказаться от балета и идти в какую-нибудь другую сторону. И ушел. Служить в армию. Мне был 21 год, я работал в Мариинском театре, в кордебалете, не рос так, как мне казалось правильным, что ли. И в итоге решил, что надо уходить.

— Где вы служили?

— В разведке. Со снайперской винтовки пострелял, с парашютом прыгал, словом, все, что в детстве в военной службе романтичным казалось, за год попробовал и испытал. И за этот год службы понял, что балет – мое навсегда, что я вернусь на сцену.

Потому и осенью прыгал с парашютом, а весной, перед демобилизацией, не стал. Решил – надо ноги поберечь для работы. Вернулся домой, отдохнул недели две и пошел на просмотр в театр имени Леонида Якобсона. Спасибо Андриану Фадееву, он принял меня.

— Армия пошла вам на пользу?

— Вообще это был полезный год – я оказался в совсем другой обстановке, атмосфере, мозги прочистил. Это меня развило, закалило, что ли. И пошло на пользу как артисту! Раньше на сцене я скрывал эмоции, чего-то боялся, а теперь наоборот – стараюсь показать те чувства, которые испытываю, то, что внутри меня.

До армии я не танцевал сольных партий. Совсем. Был в кордебалете. А после – все изменилось, в Театре имени Леонида Якобсона станцевал первые сольные партии в «Лебедином озере» и «Спартаке». Но мне все время казалось, что я еще не готов, не дорос. Хотя отзывы были хорошие.

— Вам свойственно самоедство?

— Каждый день, каждую секунду пытаюсь познать себя, преодолеть свои сомнения. Стараюсь думать, что все это идет мне на пользу.

— Чем жертвуют мужчины ради балета?

— Семьей. Но не потому, что нам этого хочется, а потому что так получается. Я на работе весь день – репетиции, вечером выступления. Прихожу – а дочка уже спит. Когда ухожу утром тоже мало времени получается провести с ней. На море хочется съездить с семьей – а не получается. Вот машины у нас пока нет, вот как куплю, будем чаще отдыхать вместе.

— Ваша жена ведь родом из Владивостока?

— Да, и ее родители здесь живут. И поженились мы во Владивостоке.

— Это супруга уговорила вас приехать в наш город?

— Решение приняли вместе. Мы строили планы, хотелось некой стабильности, что ли, а я работал в основном по контрактам в разных труппах Европы. И тут нам рассказали, что во Владивостоке открылся театр оперы и балета, тогда еще не Приморская сцена. И я подумал, да и друзья сказали: «Сережа, завязывай тратить себя на короткие контракты, приезжай работать на длительный срок». И тогда мы приехали во Владивосток, прошли просмотр в труппу, нас взяли.

— Какое впечатление на вас произвел город?

— Чем-то напомнил Санкт-Петербург, я не шучу. А в некоторых районах, особенно старинной застройки, я чувствую, как духовно, атмосферой, что ли, близок мне Владивосток. Город встретил меня добром. Появилось ли уже любимое место в городе? А как же! Там, где живут Аленины родители, наша «дача» (смеется). Там можно расслабиться, дышать свежим воздухом и отдыхать душой и телом. Шамору еще люблю.

— Вашей дочке уже два года. Какой вы папа – балующий или суровый?

— Папу нужно слушаться. Я из тех пап, которыми не покрутишь, как захочешь. И я знаю, что растет девочка, что нужно мягче, но что поделать – я суровый папа. Любящий, но не балующий, вот так правильно.

— Будете ли вы водить дочь на балет?

— В смысле – будете? Да она с полугода в театре, ходит на балет (улыбается). Ульяну Лопаткину уже видела! Будет ли она заниматься балетом? Не знаю, но в том, что какой-то физической активностью будет точно, в этом уверен. Вообще умение танцевать – важная составляющая человека, как и умение держать свое тело в форме. Конечно, это труд, но и трудиться нужно уметь.

А вообще – посмотрим, какие таланты проявятся. Между прочим, у дочки голосок очень хороший, может, петь будет!

— Балет – работа через боль, через преодоление себя.

— Да. Вот я с вами разговариваю, а у меня все болит, потому что я с репетиции, с урока. Но разговор закончится – и я снова пойду заниматься. А что касается выступления, то когда разогреешься, то вроде как боли и не чувствуешь. А вот домой придешь, на диван ляжешь – тогда тебе каждая мышца скажет все, что хотела сказать еще во время спектакля. Танец такая вещь, которой ты выражаешь свое состояние, свои чувства и переживания. Это еще надо уметь делать. Не так просто раскрыть себя.

— В большинстве классических балетов главные партии, так или иначе, влюбленных мужчин. Вы в реальной жизни влюбчивый?

— Я люблю людей и стараюсь в каждом видеть хорошее. Люблю весь этот мир, в котором живу. Поэтому для меня любовь везде и выходит – да, я влюбчивый.

— Как ваш Хосе в «Кармен-сюите»?

— Да я там по сути сам себя играю.

— Вы в душе страстный испанец?

— Я в душе солдат. И чуточку испанец. Но точно могу понять те чувства, которые испытывает мой герой. Понимаете, мне в принципе свойственны азарт, некий запал, стремление рвать жилы.

— Выполняете ли вы домашнюю мужскую работу?

— Я все умею в этом смысле делать по дому, проблем нет. Было бы желание. Спасибо отцу. Он у меня всегда был, что называется, человек – золотые руки, все умел, сейчас вот дом сам строит. Ну и научил меня, внушил, что настоящий мужчина все должен уметь. Я даже плитку могу класть! Была бы практика!

— Привередливы ли вы в еде? И сидите ли на диете?

— У меня страстная любовь ко всей еде на свете! Я все худею и никак не могу поправиться, хотя мне бы и не помешало. За спектакль теряю 3-4 килограмма. Даже если я неделю ел все, что хотел, точно знаю – за спектакль все улетит.

А поесть люблю все – в зависимости от настроения и места. И замечу, что хорошо готовлю. Ну, то есть мне кажется, что я вкусно готовлю. Когда ем приготовленную мною еду, мне нравится (смеется). Люблю экспериментировать на кухне и накормить себя и родных при необходимости вполне способен.

====================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 3 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика