Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2017-07
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18938
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 02, 2017 12:57 am    Заголовок сообщения: 2017-07 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017070201
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Алена Ковалева
Автор| Алиса Асланова
Заголовок| Алена Ковалева
Где опубликовано| © Ballet Insider
Дата публикации| 2017-07-01
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/solo/7672
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Интервью с артисткой балета Большого театра Аленой Ковалевой, которая всего год назад окончила Академию им. А. Вагановой. За один сезон в Большом она уже успела станцевать ведущие роли в балетах «Бриллианты» и «Этюды».
Об ответственности, петербургском стиле и целях на будущее Алена рассказала Ballet Insider.




Bi: Вы заканчиваете свой первый сезон в Большом театре, многое успели станцевать – например, такие важные вещи, как «Бриллианты» и «Этюды». Как Вы справляетесь с этой ответственностью?

АК:
Это действительно тяжело. Я только пришла, и сразу такие партии – конечно, нужно оправдывать доверие. Самый мой первый ввод был в октябре, я даже не успела понять, что произошло. «Бриллианты» я подготовила за три недели. После спектакля мы стоим на сцене, все поздравляют, а мне не верится, что все это не снится. Когда готовишь такие большие роли в короткие сроки, ты все время работаешь и не успеваешь задуматься. На этих эмоциях все и проносится.

Bi: Когда Вы приняли решение работать в Большом, Вам уже обещали что-то большее, чем кордебалет?

АК:
Нет. Махар Хасанович меня принимал на общих условиях, без каких-либо обещаний: сказал, что все зависит от меня.

Bi: «Бриллианты» были первой сольной работой, или Вы уже на тот момент начали что-то готовить?

АК:
13 сентября у нас начался сезон, а через два дня мне сказали, чтобы я подошла на занятие в определенное время: Махар Хасанович хочет начать что-то репетировать со мной. Его не было, но была мой нынешний педагог Ольга Ивановна Ченчикова. Она мне стала быстро показывать порядок, пришлось схватывать и соображать на ходу. Это были «Бриллианты».

Bi: «Бриллианты» – сложная партия даже для прима-балерин. Как Вы смогли подготовиться за эти три недели, хватало ли элементарно сил?

АК:
Иногда мне казалось, что я не смогу. Я очень боялась, так как понимала, что все будут смотреть, оценивать – и в первую очередь критически. Мне не хотелось подводить ни педагогов, ни кого бы то ни было… Это было сложно, иногда казалось, что стою на месте. Но Баланчин – это та хореография, которую нужно почувствовать, проникнуться стилем, тогда все пойдет легче и быстрее. Мне пригодилось, что во время учебы в Академии у меня был опыт работы с хореографией Баланчина: у нас на выпускном ставились его Вариации на тему «Раймонды». С нами тогда работали представители из фонда, и эти воспоминания в теле очень помогали мне.

Bi: Вы одна переехали в Москву?

АК:
Да, одна. Дома я жила с родителями.

Bi: Каково это – вдруг оказаться одной?

АК:
Конечно, нелегко. Хочется помощи, поддержки, а ты один. Но, оканчивая Академию, мне хотелось уехать куда-то, поменять жизнь. Поступление в театр – это уже большая перемена, а переездом я еще усложнила себе задачу. Но в этом есть какая-то прелесть, когда жизнь меняется кардинально.

Bi: В Вас большая доля бесстрашия…

АК:
Я бы не назвала это бесстрашием – скорее, жажда перемен.

Bi: Сейчас много выпускников из Вагановской академии приезжают в Москву. Я часто слышала, что все мечтают попасть в Мариинский, а выходит, что лучшие ученицы оказываются в Большом. Почему так случилось в Вашем случае?

АК:
Мариинский театр меня не пригласил.

Bi: Правда?

АК:
Да. Сначала долго думали, а потом решили, что все-таки нет. У меня было несколько вариантов, в том числе остаться в Петербурге и пойти в Михайловский или в театр Бориса Эйфмана. Но когда меня взяли в Большой после просмотра, конечно, у меня не было сомнений. Большой театр – это и имя, и статус, и сцена! Я помню, как у меня захватило дыхание, когда я вышла танцевать адажио в «Бриллиантах». Ты один на один с этим огромным и красивым залом с мерцающей люстрой. Думаю, только ради величия этой сцены стоило уезжать и работать столько времени. На этой сцене испытываешь непередаваемые эмоции.

Bi: Как Вы настраиваете себя перед выходом на сцену?

АК:
Перед выходом уже поздно переживать и бояться, ведь обратного пути нет, отступать поздно. Ты должен насладиться этим моментом: для любого артиста выход на сцену – это праздник, когда все труды превращаются в спектакль. Перед выходом нужно гореть, но ни в коем случае нельзя бояться.

Bi: Разница школ чувствуется?

АК:
Ощущается на классе. Петербургская школа – это в первую очередь руки. Что-то я беру от московской школы, если чувствую, что мне это подходит, но в основном стараюсь оставаться в своей стилистике. Стоит сказать, что требования моего педагога и Махара Хасановича очень схожи с тем, чему меня учили в Вагановской академии.

Bi: Поддержка Махара Хасановича помогает или, наоборот, увеличивает степень ответственности?

АК:
Он очень требовательный человек, и я считаю, что это хорошо для дисциплины в театре. Иногда это добавляет волнения, особенно его слова: «Не беси, не подведи». Но он поддерживает: подходит перед выходом, говорит последние наставления. Он доверяет мне такие партии, и я чувствую, что не могу его подводить и должна исполнять все на должном уровне.

Bi: Наверное, ваш педагог Ольга Ченчикова тоже волнуется, выпуская Вас сразу в таких больших ролях. Она занималась со многими выдающимися балеринами – расскажите, как Вы с ней работаете?

АК:
Она интересный человек и талантливый педагог, умеет найти подход к каждому. Если видит, что я не до конца понимаю замечание, подбирает такие слова, после которых ты неожиданно осознаешь, что нужно сделать. Конечно, всегда поддерживает и никогда не накручивает, что все плохо. Она знает, когда нужно отдохнуть, а когда поработать больше. Накануне спектакля мы всегда проходим все, но не злоупотребляя, потому что в последний день уже ничего сильно не изменишь. Перед спектаклем она проверяет, как я накрашена и причесана. Всегда очень переживает, и по ней это видно.

Bi: Сколько часов Вы репетируете? Расскажите про свой день.

АК:
Большинство времени провожу в театре, между репетициями есть свободное время, но если это всего пара часов, то выходить никуда не хочется, лучше отдохнуть, заняться какими-то делами в театре. Я прихожу на класс в 11 утра или в 10 утра, если репетиция начинается рано. Если она сольная, то это час или два, а если готовим что-то в срочном режиме – может, и больше. Меня также занимают в кордебалете. Когда была премьера «Этюдов», то каждый день было два прогона по три часа. Я не всегда была занята, но присутствие было обязательным. Получалось так, что у меня не было репетиции с оркестром, и я за кулисами сама все проверяла на оркестровых, чтобы понимать музыку, потому что ощущения, конечно, меняются.

Если есть цель и понимание, что нужно работать, то ты не замечаешь время. Особенно когда педагог умеет по-настоящему заинтересовать, и в конце репетиции ты удивляешься, что уже все закончилось.

Bi: Поговорим еще немного про «Этюды». По стилистике они очень похожи на «Бриллианты», но более сложные.

АК:
На мой взгляд, «Этюды» сложнее техникой, там присутствует все: скачки на пальцах, вращения, прыжки. Но облегчает все то, что части идут кусками: вышел – отдохнул – вышел – отдохнул. Есть возможность перевести дух, за исключением «сильфидной» части.

Bi: «Этюды» Вы готовили планомерно, то есть знали, что танцуете их?

АК:
Нет, мне только за неделю сказали, что я точно буду танцевать. Я, конечно, репетировала, но не так регулярно, как хотелось бы. Мы не знали наверняка. Были общие репетиции для всех солистов, и там мы с Якоппо позади сами проверяли, пробовали. Но определилось все с партнером и спектаклем, наверное, дней за десять до него. Не могу сказать, что это было спонтанно, все-таки мы готовились, но все равно был стресс из-за незнания, буду я танцевать или нет.

Bi: Скажите, у Вас был какой-то страх из-за того, что Ваш рост может где-то помешать в театре? Высоким балеринам непросто найти партнера.

АК:
Это всегда останется моей небольшой проблемой, но так складывается, что партнеры находятся, в театре никто не шокирован моим ростом. Я боялась, что из-за этого меня не возьмут в какие-то театры, поэтому пробовалась в большое количество трупп. Даже когда была в Лозанне, я ходила проверяться в труппу Мориса Бежара.

Bi: То есть, в принципе, Вы были готовы отойти от классического балета?

АК:
Да, я задумывалась о том, чтобы пойти и к Борису Яковлевичу Эйфману, я восхищаюсь его спектаклями. Хотя, когда столько лет учишься классике, отказаться от нее тяжело.

Bi: Как Вы настраиваете себя на будущее?

АК:
У меня много желаний и мечтаний, которые я хотела бы воплотить, партий, которые хотела бы станцевать. Чтобы достичь этого, нужно много работать. Я хорошо понимаю, что мне необходимо развиваться. В этом и интерес – расти, пробовать что-то новое, искать себя.


Блиц


Искусство для Вас


Жизнь

Композитор

Чайковский

Цвет

Красный

Вдохновение

Жизнь

Главное качество

Оптимизм

Впечатление из детства

Лето на даче с сестрами, велосипеды, ролики, весь день на улице

Идеальный день

Солнечный

Мне не нравится

Чувство неловкости

Социальные сети

Инстаграм

Я горжусь

Своей семьей, сестрами

Секрет успеха

Вера в него, в себя и в лучшее

Свобода

Возможность быть собой без сомнений и делать то, что любишь

Казус на сцене

Падение

Способность, которой хотели бы обладать

Не уставать

Отношение к критике

Позитивное

Чай или кофе

Кофе

Любимый спектакль

«Жизель», «Юноша и смерть»


Фотограф
Octavia Kolt

=====================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Авг 02, 2017 9:29 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18938
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 02, 2017 5:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017070201
Тема| Балет, Национальный театр оперы и балета им. Т.Шевченко, Премьера, Персоналии,
Автор| Лана Самохвалова, Киев
Заголовок| Ах, как танцевала на пуантах Проня Прокоповна!
Где опубликовано| © Укринформ. Новости Украины и мира
Дата публикации| 2017-07-01
Ссылка| https://www.ukrinform.ru/rubric-culture/2257153-ah-kak-tancevala-na-puantah-prona-prokopovna.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



В Киеве состоялась премьера балета по знаменитой пьессе «За двумя зайцами»

В Национальном театре оперы и балета им. Т.Шевченко состоялась премьера балета «За двумя зайцами». Взяться за постановку всеми любимой пьесы, замечательной комедии с массой смыслов и философских подтекстов, построенной в основном на диалогах – это был невероятный вызов и смелое решение творческого коллектива. И их победа стала бесспорной. Я часто бываю в Оперном театре, но таких раскатистых браво там ранее не звучало.

О конкретных объективных слагаемых успеха речь пойдет чуть ниже. Но в качестве пролога заметим: на сцене Киевской оперы проживали свою жизнь гордые римлянки, красивые египтянки, жгучие испанки, но вчера на премьере балета как-то мистически чувствовалось, что все разыгрываемое действие проходило именно тут, в нашем Киеве, недалеко от Оперного, на Подоле. Казалось, сам балет во всем – в декорациях, костюмах, танцах, музыке был пронзительным признанием в любви нашему городу.

ПОДОЛ НА БАЛЕТНОЙ СЦЕНЕ

Сначала про сценографию. Автором изумительных декораций был Сергей Маслобойщиков – художник-график, сценограф, режиссер театра и кино, лауреат более 50 наград в области искусства (декорации, сценография). На сцену из-под потолка спускались завесы, серые с пришитыми на них розовыми мальвами. Минуточку, не просто мальвами, розовыми, пастельными, белыми. Эти цветы (кажется сами они были созданы из шелка, фатина, а также там струились белые ленточные дорожки) как бы формировали рисунок – киевский пейзаж. Ну представьте: актеры танцуют, танцуют, и вдруг – раз – спускается завеса, на которой выложена Андреевская церковь с таким узнаваемым куполом. Все эти завесы создавали впечатление невероятной легкости. Сама сценография балета была праздничной и нарядной, она стала просто пиршеством для глаз.

Кроме того, очень интересной сценографической находкой была свинья на сцене. Если вы помните кинопостановку «Зайцев», свинья, которую колют на свадьбу Проне, появилась всего один раз, но ярко. Но авторы балета ни в чем не стали жертвовать «мелочами» и деталями, которые есть в пьессе. Свинья на сцене лежит напоминанием. Напоминанием, что нельзя вести себя по-свински, нельзя стесняться своих родных, своего сословия? Что она так и не украсила свадебные блюда? Более того, свиное рыло, которое появляется на бойком рынке на Контрактовой, оно как будто просилось в калашный ряд. И тем самым напоминало одну из центральных идей произведения. О стараниях людей более низкой культуры вырваться в другое сословие. Вырваться и приобщиться, иногда унижаясь, жертвуя достоинством и... проигрывая.

Еще одной находкой я считаю декорацию цирюльни. То ли туалет, то ли раскладная переносная раздевалка. Кроме того, что это красиво, это еще и символизировало отношение самого Голохвастова к своему делу.

МУЗЫКА И ПЯТЬ ПЕРЕМЕН ПЛАТЬЕВ

Музыка – это первое, что нас встречает и в Опере, и в балете. Композитор Юрий Шевченко писал музыку целый год. И создавая ее, он бережно сохранил настроение и музыкальные мотивы из старого украинского мюзикла. Эту мелодию знает каждый, кто-то называет ее «канареечкой», кто-то «один я в мамы сын». Но мотив песенки Голохвастова, которым оркестр начал балет, был очень уместен – это было, как встреча на Подоле со старым другом. Вообще-то, тут богатейший диапазон мелодий: кадриль (утро на Контрактовой), танго (в частном салоне, где учится Проня), вальс (когда Галя с грустью идет на Крещатик), но во все мелодии вплетаются иногда знакомые мотивы народных песен или даже хулиганской «Эта школа бальных танцев».

И, конечно, костюмы балета были просто изумительными. Тем, кто сидит дальше девятого ряда, категорически рекомендован бинокль. Потому что это почти театр высокой моды. Художник по костюмам Анна Ипатьева, наверное, хотела одеть балерин в одежду всех сословий из той киевской старины, при этом я не увидела двух одинаковых костюмов. Сначала танцовщицы были одеты в как бы народную одежду. Рисунок плахт-пачек у каждой балерины отличался. Насколько я поняла, тут использовали аппликации и принты из работ Марии Примаченко.

Следующий танец: балерины в салоне для обучения танцам одеты в прозрачные, как бы коктейльные танцевальные одежды – такие же светлые, как мальвы сценографии. В следующей сцене, силуэты одежды балерин напоминали одежду киевских мещанок. Городовые были одеты в костюмы с выразительной полоской. Должно было вызвать аллюзию заключенных? Изюминкой были мистические зайцы – танцовщики с ушами в странных фрако-ватниках (и фрак, и ватник одновременно). Мистические зайцы появлялись незаметно и как бы завершали или подчеркивали действие.

ЭТО БЫЛИ ДРУГАЯ ПРОНЯ И ДРУГОЙ ГОЛОХВАСТОВ: ПЛАСТИКА ГОВОРИТ ГРОМЧЕ СЛОВ?

Отдельно хочется сказать о нарядах Прони.

Проню танцевала артистка Татьяна Андреева (она же автор идеи и либретто). Исполнительница меняла наряды пять раз. Их старались сделать так, чтобы они имитировали – если не нелепость, то что-то несуразное. Как там в оригинале: «Начхала я на ваши моды»? Иногда она выходит в красно-розовом, что выглядит аляповато и тревожно на фоне идеальной цветовой гаммы одежды танцовщиц. Иногда, когда хотят показать ее дикое желание замужества, она остается в смешных панталонах. И хотя балерину трудно испортить, но Проню красивая Андреева изображала немного неуклюжей.

Блестящей творческой находкой было ее свадебное платье с длинным шлейфом, в который почти насильно закутывали Голохвастова. Кстати, про Голохвастова (роль исполнял Ярослав Ткачук). Грациозный, в красивой одежде (хотя первый костюм со смешными накладками выглядел смешно) – казался действительно таким обворожительным.

Вообще-то, идя на этот балет, забудьте все, что видели в одноименном кино. Настройте зрительные рецепторы на другие образы. Они не такие язвительные, не такие смешные, но более милосердные и, безусловно, более красивые.

Я никогда не понимала всеобщего смеха над Проней, она мне казалось жалкой и драматичной. Я знаю, как минимум, одного человека, который со мной согласен. Балерина Татьяна Андреева. Ее смешная, неуклюжая, временами хищная в своих намерениях Проня – очень одинока. И достаточно беззащитна перед опытным искусителем, который хочет ее денег. Так говорят ее движения, ее пластика.

Да и Галя тут другая. Это образ растерянной красавицы и скромницы, которая, тем не менее, хорошо, слишком в унисон, станцевала с Голохвастовым.

Голохвастов, над которым мы тоже привыкли посмеиваться (хотя чему смеяться, в пьесе он ведь и сам старается говорить на совершенно ломаном русском, чтоб идентифицировать себя со «знатью»), тут тоже вызывает скорее раздумья. Раздумья и сочувствие к прогоревшему цирюльнику, банкроту, имитирующему богатство. Может быть, над красивыми людьми труднее смеяться? (Наши танцоры-то все красивы).

Не знаю, что будете чувствовать вы, но когда на сцену выкатывается гроб с надеждами Голохвастова, мне самой стало грустно.

Признаюсь, в череде танцев, начиная с самой первой сцены на городской площади, трудно выделить что-то одно более яркое или запоминающееся. Даже через три часа после окончания премьеры мысли возвращаются то к моменту разоблачения Голохвастова (когда к нему тянутся сотни рук) – удивительное сценическое решение, то к номеру в школе бальных танцев, когда балерины держат в руках тонкие длинные папиросы (авторы балета никогда б не позабыли и не упустили фразу про «шкварчала ваша папироса», вмонтировав ее органично в другую сцену), то к самому началу – базарному дню и утреннему Подолу, где танцуют самые грациозные «торговки» страны.

После спектакля, на котором присутствовали и представители чуть ли не всех посольств, и академики, и юные и не очень юные балерины и профессиональные любители балета, никто не хотел расходится. Артисты не просто подарили радость, они уже сделали балет «визитной карточкой» украинской столицы.

Лана Самохвалова, Киев

Фото предоставлены пресс-службой Национальной оперы Украины
===================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18938
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 03, 2017 11:18 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017070301
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Персоналии, Диана Вишнёва, Наталья Осипова
Автор| Юлия Баталина
Заголовок| Диана Вишнёва и Наталья Осипова готовы к постоянному сотрудничеству с Пермским театром оперы и балета
Где опубликовано| © Новый Компаньон
Дата публикации| 2017-07-03
Ссылка| https://www.newsko.ru/news/nk-4103130.html
Аннотация|

В новом сезоне они могут стать приглашёнными солистками пермской балетной труппы


Как стало известно «Новому компаньону», участие мировых звёзд балета Дианы Вишнёвой и Натальи Осиповой в проектах Пермского театра оперы и балета не останется одноразовым событием. В сезоне 2017-18 года они могут предстать в статусе приглашённых прима-балерин пермской балетной труппы. Предварительная договорённость была достигнута после успешных совместных проектов: Осипова выступила на пермской сцене в заглавной роли в балете Прокофьева «Ромео и Джульетта» в хореографии Кеннета Макмиллана и на премьере балета «Жар-птица» Стравинского в постановке главного балетмейстера Пермского театра оперы и балета Алексея Мирошниченко; Вишнёва участвовала в балетном вечере Стравинского в роли Петрушки в одноимённом балете, поставленном Владимиром Варнавой.

По нашей информации, договорённость касается возможного участия этуалей в пермских сценических проектах премиум-класса, а также в зарубежных гастролях труппы.

Первый балет нового сезона с участием Натальи Осиповой состоится в Перми уже 5 сентября: балерина исполнит заглавную партию в «Жизели». 18 сентября планируется её выступление в проекте театра «Балет Евгения Панфилова», посвящённом его основателю.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18938
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 03, 2017 11:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017070302
Тема| Балет, Фестиваль 37-й Montpellier Danse, балет Лионской оперы
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Танцевально-шахматные комбинации
Завершается 37-й Montpellier Danse

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №117, стр. 11
Дата публикации| 2017-07-03
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3342005
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



Фото: Jaime Roquedela Cruz

Главным событием международного танцфестиваля в Монпелье (см. “Ъ” от 27 и 30 июня) стало выступление балета Лионской оперы, для которого главная постмодернистка прошлого столетия американка Люсинда Чайльдс возобновила свой культовый спектакль «Dance» (1979) на музыку Филиппа Гласса, ставший манифестом балетного минимализма. Татьяна Кузнецова убедилась, что ничего более радикального с тех пор так и не придумали.

Поначалу все выглядит вполне банально: восемь мужчин и женщин в мягких белых «джазовках» и в одинаковых белых брюках и майках проскакивают попарно из кулисы в кулису в неоклассической весьма незатейливой прыжковой комбинации. Маленькое жете с продвижением в сторону, па-де-бурре ан турнан, сиссон с ногой вперед, жете, сиссон с ногой назад — длится она секунд десять—двенадцать. А повторяется — в трех вариантах — ровно 20 минут, то есть раз 120. Сначала нетерпеливо ждешь, что будет дальше; минуты через три, потеряв надежду на продолжение танца и выучив комбинацию наизусть, начинаешь придираться к артистам: у того подняты плечи, у этой корявые руки, та косит подъем. Затем, отведя глаза от надоевших танцовщиков (те уже перешли на двустороннее движение — прыгают вдоль рампы навстречу друг другу), переключаешься на фильм, демонстрируемый на заднике: в нем те же артисты проделывают ту же комбинацию абсолютно синхронно с реальными людьми. Видно, правда, что в кино они неизменно бодры, а на сцене уже подустали от бесконечных скачков; да еще видео то увеличивает фигуры, то меняет ракурс, показывая артистов сверху, как фигурки на шахматной доске,— тоже разминка для глаз.

Вторая часть — женское соло (на премьере в 1979 году его танцевала сама Люсинда Чайльдс) — начинается двухминутной паузой: видеотанцовщица стоит неподвижно и смотрит в зал, слегка помаргивая. Следующие 18 минут она вместе с реальной артисткой проскакивает по кругу чем-то вроде полечки и поворотов-«блинчиков» или режет сцену по вертикали цепочками шене — от задника к авансцене и обратно. В последней части, самой богатой по лексике (в комбинации присутствуют большие жете, прыжки-фуэте, вращения в две стороны), две четверки артистов, танцуя попеременно и удвоенные видеоизображениями, очерчивают на плоскости сцены оставшуюся геометрическую фигуру: квадрат, пересеченный диагоналями.

К этому времени зритель впадает в гипнотический транс: от зудящей моторики Гласса в ушах стоит звон, фигуры — реальные и фантомные — скачут уже повсюду, сознание почти отключено, и лишь остатки рассудка фиксируют гроссмейстерский уровень этой танцевально-шахматной партии. А когда разом обрываются музыка и движение, в реальный мир приходится возвращаться с некоторым усилием: эффект погружения в танец, произведенный математической ворожбой Люсинды Чайльдс, действует на физиологическом уровне. Эта удивительная женщина, достойный соавтор своих постоянных друзей-соратников Гласса, Раушенберга, Уилсона (вместе с которым в 1976 году она представила на Авиньонском фестивале оперный манифест «Эйнштейн на пляже»), выстроила часовой спектакль на трех комбинациях с такой безупречно просчитанной и невозмутимой смелостью, что от ее «Танца» до сих пор захватывает дух.

Подобное нельзя испытать при просмотре на видео: исчезнет разница между реальными артистами и их видеодвойниками, пропадет взаимосвязь живого-неживого, создающая ту неповторимую атмосферу «Dance», благодаря которой он еще на премьере в 1979 году вошел в историю и вот теперь, впервые за десятилетия, вышел из нее к людям. В балетную труппу Лионской оперы спектакль переносила сама Люсинда Чайльдс, новое видео снимали под ее руководством. 77-летняя изящная дама с холодным профессорским лицом за два месяца выбила из артистов все личное: с икрами, сведенными судорогами от бесконечных трамплинных прыжков, они стали добровольными функциями ее бессмертного уравнения.

Директор и бессменный куратор Жан-Поль Монтанари, решив представить на 37-м фестивале историю contemporary dance с 1977-го до 2017-го, оказал медвежью услугу нынешним авторам: рядом с радикализмом творцов сорокалетней давности хореографы наших дней выглядят инфантильными эпигонами, в лучшем случае — бледными копиями, в худшем — пародией на титанов эпохи постмодернизма. Пожалуй, противовесом американской мощи мог бы стать какой-нибудь постсоветский соцреализм. Он и впрямь скоро появится в Монпелье: мэр города и президент области Филипп Сорель, страстный русофил, назвавший недавно построенный мост именем Гагарина, собирается установить на двух его концах статуи Юрия Гагарина и Валентины Терешковой, а в прилегающем парке — памятник летавшей в космос собаке Белке. Мэр, конечно, не прочь увидеть в родном городе и труппу из любимой им России. Однако — вот она, западная демократия: на фестивале, щедро субсидируемом областью, директор Монтанари — полновластный диктатор. И он уверен, что Россия ничего, кроме классики, произвести не может. Так что, похоже, отечественный современный танец, столь непохожий на западный, в Монпелье будет представлен лишь в виде «застывшего движения» — садово-парковой скульптуры.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 13, 2017 8:30 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18938
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 03, 2017 12:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017070303
Тема| Балет, Национальный театр оперы и балета им. Т.Шевченко, Премьера, Персоналии,
Автор| фото: Сергей Ефанов
Заголовок| В КИЕВЕ ПОКАЗАЛИ ПЕРВЫЙ В ИСТОРИИ БАЛЕТ ПО ПЬЕСЕ СТАРИЦКОГО «ЗА ДВУМЯ ЗАЙЦАМИ»
Где опубликовано| © Известия в Украине
Дата публикации| 2017-07-03
Ссылка| http://izvestia.kiev.ua/item/show/101715
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



В Национальной опере Украины состоялась одна из самых необычных премьер - впервые за всю историю существования знаменитой пьесы Михаила Старицкого «За двумя зайцами» по ее мотивам был создан балет. Риск был велик - слишком уж запал в души одноименный киношедевр. Но результат превзошел все ожидания – премьера балета «За двумя зайцами» прошла с огромным успехом!

Пересказать языком пластики полюбившийся сюжет о незадачливом цирюльнике, который в буквальном смысле, погнался за двумя зайцами, решился балетмейстер-постановщик Виктор Литвинов. Автор либретто и исполнительница роли одиозной Прони - Татьяна Андреева, композитор - Юрий Шевченко, дирижер - Владимир Кожухарь, сценограф - Сергей Маслобойщиков, художник по костюмам - Анна Ипатьева.

Согласно сюжета пьесы М.Старицкого, любовная трагикомедия разыгралась в Киеве, в районе Гончары-Кожемяки, который простирается от Андреевской церкви до Подола. И создателям постановки удалось как нельзя лучше передать атмосферу старого Киева – узнаваемого и любимого.

В декорациях, где основным символом стала Андреевская церковь, сквозь которую прорастают мальвы (впрочем, как и сквозь все, что было на сцене) - тонкий намек на провинциальность. Тем не менее, именно обилие цветов придало всему сценическому действу легкость и праздничность.

Даже огромная бутафорская свинья, логично вписавшаяся в общую атмосферу, стала аллегорией не только среды обитания главных героев, стремящихся «из грязи в князи», но и их «свинских» поступков.

Органично вписалась в сюжет музыка, написанная композитором Юрием Шевченко. «У балета есть свой язык, язык пластики, сценографии, музыки. И это сразу меняет все акценты - история остается все той же, но способ ее рассказа несколько иной. Я, например, месяца три колебался - использовать ли известную песенку Голохвастого и компании «В небе канареечка летает ...», - делится историей создания балета композитор. – В конечном итоге музыка была написана и в руках Владимира Кожухаря моя партитура зазвучала волшебно».

Тем не менее, веселые куплеты «Канареечки» стали лейтмотивом балета, в котором звучит и кадриль, и танго, когда Проня осваивает азы балетного искусства в частном салоне. В тоже время, в музыкальную канву удачно вплетены и народные мелодии, и знаменитая «Школа Соломона Пляра».

Костюмы героев, а их отшито более сотни - ручной работы и из натуральных тканей, стилизованных под эпоху прошлого века, далеки от классических балетных. На создание образов Анну Ипатьеву вдохновило творчество Марии Примаченко, а вот костюмы для главной героини – Прони, это влияние современного украинского художника Владислава Шерешевского. Стеганые ватники, льняные сарафаны, многослойные юбки и кожухи персонажей обильно декорированы принтами, лентами, аппликациями, кружевом и украинской вышивкой. Как и декорации, каждый образ «рассказывает» о своем персонаже, вызывает определенные ассоциации. Богатство сценических костюмов стало еще одной изюминкой постановки, добавляющей ей яркость, колорит и неповторимость.

Образ Прони в первом премьерном показе воплотила Татьяна Андреева, которой принадлежит инициатива постановки этого комическо-мистического балета. В ее исполнении Проня – это уже не просто смешная мещанка, мечтающая выйти удачно замуж. Проня стала мечтательной, влюбленной, более изящной и романтичной, барышней искренне желающей найти свое женское счастье. Блестящим творческим приемом стало ее свадебное платье с длинным шлейфом, в который почти насильно закутывали Голохвастова, роль которого исполнил Ярослав Ткачук. Грациозный в красивой одежде он казался обворожительным и искренним, а не злым искусителем, жаждущим богатства невесты.

Балетмейстер-постановщик Виктор Литвинов, заметил: «Нам очень хотелось донести до зрителя весь юмор, заложенный в пьесе Старицкого, - и добавил. - Но очень сложно было языком танца передать знаменитое выражение «Проня Прокоповна, вам просили передать, шо вы падлюка».

Можно с уверенностью сказать, что «За двумя зайцами» - балет уникальный, он получился многогранным – и мистическим, и юмористическим, и драматическим. Кроме того, он стал очень громким аккордом в завершении театрального сезона.

------------------------------------------------------------------------------------------------
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18938
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июл 04, 2017 9:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017070401
Тема| Балет, МТ, Премьера, Персоналии, Владимир Варнава, Борис Тищенко
Автор| Ольга Федорченко
Заголовок| Танец о полку Игореве
«Ярославна. Затмение» в Мариинском театре

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №118, стр. 11
Дата публикации| 2017-07-04
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3342362
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Наташа Разина/Государственный академический Мариинский театр

В разгар фестиваля «Звезды белых ночей» Мариинский театр представил премьеру балета Бориса Тищенко в постановке Владимира Варнавы «Ярославна. Затмение». Ольга Федорченко пробиралась сквозь щедро напущенные хореографом мрак, тлен и уныние.


Владимира Варнаву можно назвать всеобщим балетным любимчиком. Первое сногсшибательное впечатление он произвел на прессу и зрителей в партии Меркуцио. Вскоре он зарекомендовал себя неглупым балетмейстером. Его хореографические опусы, полные иронии и драматизма, решенные нетривиальным пластическим языком, быстро нашли свою аудиторию, к которой относится и продвинутая молодежь, и поклонники академического репертуара. Профессиональные артисты балета видят в Варнаве светоч современной хореографии и с энтузиазмом принимают участие в его проектах. С не меньшим увлечением следуют за ним и неформальные танцовщики, ценящие интеллектуальные усилия в приложении к телесному движению. В общем, всем Варнава люб и мил. Одно только вызывало до сих пор недоумение: отсутствие полнометражного многоактного балета в послужном списке. Но и этот недостаток господин Варнава устранил, сочинив для Мариинского театра трехактный балет «Ярославна. Затмение» на музыку Бориса Тищенко.

Партитура Тищенко не пользовалась бешеной популярностью у хореографов: после премьеры 1974 года в МАЛЕГОТе «Ярославны» с хореографией Олега Виноградова и режиссурой Юрия Любимова, емкого и сосредоточенного высказывания, спектакль благополучно стал легендой, наполненной сильными образами-символами. Образ врага выводился в рое ползучей всепожирающей саранчи, а одной из ярчайших метафор «Ярославны»-1974 стала Русь — прекрасная молчаливая женщина, бесстрастно обмывающая тела погибших. Сорок с лишним лет спустя Владимир Варнава написал свою «былину нового времени», построив ее на растиражированных медиасимволах.

Его история не иллюстрация предания, напетого Бояном вещим, но жесткая интерпретация вечного, повторяющегося в каждом поколении сюжета о настойчивом желании мужчин поиграть мускулами в ратях, великодушно оставляя женщинам право прозревать их будущее, увещевать и молиться об их спасении. В спектакле, оформленном художником Галей Солодовниковой, намеренно смешиваются времена, эпохи, стили, легенды и мифы. Игорь (Андрей Ермаков), как герой европейских средневековых эпосов, вытаскивает гигантский меч из камня; охочий до человеческой крови Див (прекрасная пластическая работа Григория Попова) вьется, словно джинн из бутылки; римскими гладиаторами маршируют дружинники; половецкое жертвоприношение напоминает этнографические пляски индейцев майя, а сцена соблазнения Игоря — шумные и безалаберные цыганские свадьбы. На милитаристские притязания главного героя печально смотрят православный патриарх, папа римский и некто похожий на далай-ламу. Увещевать Игоря являются три фигуры в золотых платьях, в афише именованные святыми (на это намекают нимбы вокруг их голов), но воспринимающиеся и прямым пластическим указанием на программное «золотое слово Святослава», без ссылки на которое не обходилось ни одно школьное сочинение, посвященное «Слову о полку Игореве».

В «Ярославне» Владимир Варнава укрощает богатство собственной хореографической фантазии, намеренно приводя пластику нового балета к лапидарному и скупому до скудности танцевальному решению. В его постановке нет места красивостям и лирико-романтической интерпретации, нет и любовной темы: «кака така любовь» в мире, где каждый сражается с собственными фантомами? На месте любовных дуэтов — скорбные похоронные плачи-отпевания в минималистской эстетике: голоногая Ярославна в коротеньком платьице (трогательная Надежда Батоева) тщетно силится увести с заданной орбиты солнечный диск-колесо — материальный образ затмения, жизненной предопределенности и бесконечной бессмысленности имперских амбиций о покорении мира. В «Ярославне» Варнава словно ваяет из глины пластическую реальность этого хореографического мира, порой его слепки напоминают лишь подготовительные наброски, в которых все же чувствуется несомненная сила замысла. Эпизод «О, русская земля! Уже ты за холмом!», открывающий второй акт, стал, пожалуй, самым сильным и запоминающимся в балете. Русское войско, вооруженное светящимися мечами аки джедаи, бессмысленно блуждает в потемках, натыкаясь на материализовавшиеся современные мемы. В наплывах этих фантасмагорических картин — печальный итог о сне разума, рождающем чудовищ. И пластическое резюме «Ярославны» — Игорь обреченно бредет в диске-колесе (так уставший хомячок, выпущенный на прогулку, перебирает лапками в прозрачном шаре) под литургическое пение хора «Игорю Святославовичу слава, дружине — аминь».


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 13, 2017 8:31 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18938
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июл 04, 2017 9:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017070402
Тема| Балет, Оперный театр им. С. Крушельницкой (Львов), Конкурс хореографов
Автор| Александр ЧЕПАЛОВ
Заголовок| Нужна перезагрузка
Впечатления от конкурса хореографов, прошедшего во Львове

Где опубликовано| © Газета "День" №112, (2017)
Дата публикации| 2017-07-03
Ссылка| https://day.kyiv.ua/ru/article/kultura/nuzhna-perezagruzka
Аннотация| Конкурс



Замысел конкурса хореографов в городе Льва возник в 2015 году по инициативе балетной труппы Оперного театра им. С. Крушельницкой. Энтузиасты этого начинания, объединившись в гильдию танцоров, поняли, что нет смысла ждать «милостей от природы». Они истомились по новой хореографии, современным выразительным средствам и собрались их искать, в основном, на своей территории... Пока активнее других на приглашение львовян откликаются хореографы нескольких крупных украинских городов, хотя конкурс был заявлен как международный.

И вот подвели итоги нового соревнования хореографов, а на сцене Львовской Оперы состоялся Гала-концерт победителей. Были показаны работы балетмейстеров, признанных лучшими. Их, разделенных на два отделения, оказалось практически двадцать. И эмоции зрителей, а не просто вежливые аплодисменты, крепли от номера к номеру, по нарастающей.

Конечно, сами организаторы гала-концерта понимали, что не все работы конкурсантов одинаково равноценны. Тем более, что по преимуществу их авторы — опытные танцовщики, а в сочинении танца новички. Многие, не обладая оригинальной фантазией, прибегают к заимствованию. Увидев однажды удачные комбинации движений, эффектные поддержки или многофигурные рисунки танца, они, видимо, и сами не могут вспомнить, что принадлежит им, а что — первооткрывателям. Или намеренно это «забывают».
Так, когда на сцену выходит исполнительница «Черного лебедя» (хореография Анастасии Исуповой), вспоминается и знаменитый фильм Даррена Аронофски и балет Матса Эка «Лебединое озеро». Та же Исупова, исполняя собственный номер «Маргарита» (вероятно, имеется в виду героиня романа Булгакова «Мастер и Маргарита») снова наполняет его большим количеством балетных «цитат», использует эффектную видеопроекцию, но добраться до сути образа все это не помогает.



Назову еще одну примечательную и характерную для многих современных постановщиков особенность — расхождение между масштабом замысла и его воплощением. «Всадники Апокалипсиса», «Ведомые тайной», «Изгнанники» — все эти названия сценических композиций несут в себе глубокий смысл, который действительно может открыть метафизика танца. Но только когда его выразительность диктует неподдельное чувство, обеспечивает исполнительская экспрессия. Здесь пригодилось бы и режиссерское мастерство (которым не все хореографы владеют). Характерно, что многие из композиций происходили на фоне «космического» видеоряда и просто обязывали хореографов к большим идейным и художественным обобщениям. Но увы!

Были, конечно, и земные «картинки» танца, обещанные самим его названием. Но, к примеру, в номере «Сложные отношения» (постановщик Николай Санжаревский) ничего сложного между персонажами не происходит — они как поссорились, так и помирились. К тому же есть расхождение между видерядом и музыкой — лирическая песня звучит на французском языке, а городской пейзаж явно с ней не сочетается. Есть расхождения с характером музыки и в хореографии «Баркаролы» (постановщик Gerlinda Dill). Зато именно музыка вдохновила известного классического танцовщика Евгения Светлицу поставить для себя и партнеров залихватский «Молдавский танец», который темпераментно исполнили артисты. Энергия в нем буквально выплескивалась наружу!+

Особо скажу об украинской тематике конкурса. В большинстве своем представленные номера тоже выглядели вторично. Здесь, кроме прибереженной для финала «Веснянки», мало выручает сюжет, изобразительная символика. Не отличается разнообразием музыка, построенная на народно-песенной основе, но простора фантазии для танца не дающая. Все вместе взятое не стимулирует развития оригинальной хореографии, породненной с фольклором, но предназначенной для сцены, для современного зрителя.

Глядя на то, как щедро раздает лавровые венки жюри телевизионных конкурсов (еще раньше это происходило в проектах типа «Майданс»), понимаешь, что неудачи наших молодых хореографов во многом закономерны. Они считают телевизионные шоу камертоном вкуса, образцом для подражания и думают, что при известной доле везения им тоже будет сопутствовать успех. Возможно, учитывая это, организаторы Львовского конкурса хотят со следующего года поменять его формат: не принимать к показу «кота в мешке» и принуждать своих артистов к творческому риску (мало ли что придумает начинающий хореограф). А принимать балетмейстера вместе с его коллективом и подготовленным заранее номером.

Очевидно, что конкурс современного танца или же фестиваль новой хореографии — насущная потребность наших дней: ведь в творческом соревновании проще увидеть панораму балетмейстерского поиска, понять скоро ли состоится пересменка у наших маститых хореографов и готова ли молодежь подхватить их эстафету. Сейчас среди постановщиков танца появилось много новых имен. Но пока мало тех, что запомнились.

Александр ЧЕПАЛОВ, доктор искусствоведения, Львов — Харьков; фото Елены ХРАМОВОЙ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18938
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июл 04, 2017 10:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017070403
Тема| Балет, «Русский балет», Гастроли в Липецке
Автор| Сергей Малюков
Заголовок| Одетта под Лебедянью /
Постановка у села Сезёново собрала несколько тысяч зрителей

Где опубликовано| © "Липецкая газета"
Дата публикации| 2017-07-04
Ссылка| http://www.lpgzt.ru/aticle/63193.htm
Аннотация| ГАСТРОЛИ


Фото Николая Черкасова

- Идея поставить «Лебединое озеро» под открытым небом, на озере под Лебедянью, нас потрясла, — признался заместитель директора Московского государственного театра «Русский балет» заслуженный артист России Виктор Давыдов. — Прежде всего, поразило само название города — Лебедянь. Такое звучное, красивое, русское, да еще и связанное с балетом.

Мы объехали весь мир, показывали великое искусство национального балета на всех континентах, теперь пришло время поделиться этим богатством с русской провинцией, — продолжил он. — Нас переполняют эмоции от невероятной красоты этих мест. Я очень благодарен организаторам этого необычного проекта за то, что выбрали наш коллектив, подготовили в селе замечательную площадку для выступления, удобные места для публики. Уверен, и нашим артистам, и зрителям эта постановка запомнится надолго.

Действительно, балет в таких декорациях — явление редкостное. Масштабный проект в год своего 60-летия реализовала Липецкая филармония по инициативе администрации Липецкой области, лично главы региона Олега Королёва, и регионального управления культуры и туризма. Знаменитый коллектив под руководством народного артиста СССР Вячеслава Гордеева показал один из лучших своих спектаклей на берегу озера у села Сезёново Лебедянского района. «Русский балет» привез на природу полноценный вариант «Лебединого озера» без всяких сокращений. В постановке занято около 60 московских артистов. Единственное отличие от классического спектакля в театре — отсутствие антракта.

Все билеты на постановку были проданы задолго до ее начала. А собрать и разместить полторы с лишним тысячи зрителей — дело непростое.



Приехавшие из Липецка и Лебедяни, а также из соседних регионов и столицы театралы долго не могли налюбоваться красотами просторов вокруг Сезёново, живописными видами на озеро и Сезёновский Иоанно-Казанский монастырь, где покоятся чудотворные мощи его основателя — затворника, подвижника и целителя преподобного Иоанна Сезёновского.

Внимание сразу же привлекали белые лебеди на озерной глади. На парковке и трибунах на склонах холма не было свободных мест. Само балетное действо проходило на развернутой у берега площадке, покрытой специальным немецким линолеумом и подсвеченной мощными прожекторами.


— Только бы снова не пошел дождь, — волновалась перед премьерой солистка «Русского балета», исполнительница партий Одетты и Одиллии Юлия Звягина. — Вчера на генеральной репетиции мы все вымокли до нитки. Вообще танцевать на открытом воздухе гораздо сложнее, чем в помещении. Артисты привыкли к тому, что существуют кулисы, а на сцене — четыре точки, по которым мы ориентируемся. Здесь нам придется затратить больше сил. Вокруг озеро, простор, деревья, концентрироваться на танце сложнее. Погодные условия, температура, сопротивление воздуха, ветер, и даже, извините, насекомые, всё это влияет на пластику. Танцевать будем более аккуратно, чтобы не поскользнуться и не упасть. Но чувствую я себя среди такой красоты очень комфортно, хочется выложиться по полной, показать весь потенциал нашего коллектива, удивить публику.

— Сложно ли танцевать сразу две партии, перевоплощаясь на сцене в совершенно разных героинь? — поинтересовались мы у Юлии.

— Когда учила эти партии, педагоги вложили в меня правильное понимание этих образов, — ответила балерина. — У моих героинь разная энергетика. Одетта — белый лебедь, нежный и трепетный. Он символизирует молодость и невинность. Черный же лебедь, Одиллия, воплощает коварство и силу, которая губит мужчин. Я хочу, чтобы публика почувствовала всю разницу характеров и темпераментов.

— Многие представляют балетный мир по популярной картине «Черный лебедь». Насколько верно она передает атмосферу подготовки к спектаклю и невероятную эмоциональную нагрузку танцовщицы?

— Да, безусловно, определенная доля правды в фильме есть. Но кино на то и кино, чтобы драматизировать события. В жизни всё спокойнее, без нервных срывов, — считает артистка.

К сожалению, природа преподнесла в этот вечер неприятный сюрприз. Едва закончилась увертюра и началась первая картина балета, тучи сгустились, и на зрителей обрушилась вся мощь летнего ливня. Зрители организованно покинули площадку, заранее предупрежденные, что в случае непогоды спектакль переносится на воскресенье.

Весь воскресный день ходили тучи, вечером над Сезёново прошел дождь, но к началу спектакля стихия отступила, и зрители наконец-то смогли оценить всё великолепие классического балета Петра Ильича Чайковского.

— Было очень трудно, но мы справились! — устало улыбнулся после спектакля Мстислав Арефьев, исполнитель партии принца Зигфрида. — Это был очень волнующий опыт. Всё прошло хорошо, я очень доволен, что участвовал в этом незаурядном проекте.

— Чайковский сегодня по праву — композитор номер один во всём мире, — отметил Виктор Давыдов. — Великого русского композитора слушают по всей планете. Его музыка трогает душу и сердце. После успеха в Липецке уже поступило предложение показать «Лебединое озеро» на Байкале. Так что не исключено, что наш проект получит продолжение. А возможно, скоро русскую музыку оценят на Великих озерах в Северной Америке. Начало положено здесь, под Лебедянью…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18938
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 05, 2017 9:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017070501
Тема| Балет, МТ, Премьера, Персоналии, Владимир Варнава, Борис Тищенко
Автор| Игорь Ступников
Заголовок| Ярославне не танцуется
Где опубликовано| © Газета "С.-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2017-07-05
Ссылка| http://spbvedomosti.ru/news/culture/yaroslavne_ne_nbsp_tantsuetsya_/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


ФОТО предоставлено пресс-службой Мариинского театра

Балет «Ярославна» композитор Борис Тищенко написал в 1974 году для Малого оперного театра. Спектакль в постановке хореографа Олега Виноградова и выдающегося режиссера Юрия Любимова, руководившего московским Театром на Таганке, стал одним из самых ярких событий 1970-х годов, новаторским шедевром, признанным и советской публикой, и критикой, и зарубежными зрителями.

Сценарий балета в корне отличался от либретто оперы Бородина «Князь Игорь» и подчеркивал, как личное бесстрашие Игоря и его трагически бессмысленный поход на половцев лишь усугубляли беды земли Русской. Спектакль Виноградова - Любимова выдержал более 120 представлений.

Вернуть на сцену сочинение Бориса Тищенко в новом хореографическом решении Мариинский театр доверил Владимиру Варнаве, известному сегодня балетмейстеру. Новое либретто Варнава сочинил совместно с драматургом Константином Федоровым. Свой спектакль авторы назвали «Ярославна. Затмение», имея в виду не только солнечное затмение 1185 года, описанное в летописях, но и затмение в душе человека: в новой версии князь Игорь Святославич предстает антигероем, человеком, чьи амбиции и жажда славы приводят к гибели множества людей.

Трудно определить жанр трехактного действа, сочиненного Варнавой: это не балет в привычном понимании этого слова. В нем нет танца как такового - все решено с помощью пластики, жеста, полуакробатических комбинаций и множества предметов-символов, смысл которых бывает нелегко расшифровать.

В первой сцене на подмостках - огромных размеров копье, по которому можно ходить, скользить, плавно и осторожно передвигаться. Когда же персонажи ставят копье вертикально, оно превращается в крест, осеняющий людей, занятых, увы, усобицами.

Дружина Игоря, готовящаяся к походу, напоминает волейбольную команду юных игроков. Художник Галя Солодовникова одела их в трусы-плавки, бейсболки и кеды. Оружием в их руках станут впоследствии длинные палки, напоминающие флюоресцентные лампы, которые и вспыхивают ярким светом в моменты сражений, словно проявляя внутренний накал ратников. Загадочным осталось для зрителей появление из-за кулис огромной головы динозавра, призванного, по-видимому, устрашить войско Игоря.

Хореограф решил проследить некоторые этапы истории советского периода на фоне рассказа о походе князя. Так, в глубине сцены неожиданно проплывает подводная лодка, а у правой кулисы на несколько минут возникает фонтанчик-крокодил, вокруг которого резвятся дети - верная примета садов и парков той поры.

Образ князя Игоря (Юрий Смекалов) решен статуарно, танцовщик нередко принимает позы, напоминающие очертания памятников вождей революции - с суровыми выражениями лиц и рукой, простертой в будущее. Злата Ялинич, танцовщица технически сильная, пытается насытить образ Ярославны эмоциями, но для нее хореограф не сочинил яркой пластической гаммы, ограничившись в основном скучными и претенциозными монологами. Кончак (Владислав Шумаков) - фигура проходная, он лишь устраивает засаду дружине князя, приглашая на пир. Но эта сцена выпадает из общей стилистики действа, напоминая варьете-шоу с оголенными красавицами и услужливой прислугой. Половцы возникают в спектакле в виде волчьей стаи, готовой загрызть русских воинов, под звериными масками скрываются половецкие девушки, которых князь, одержав первую победу, отдает на потеху своим молодцам.

Единственным и запоминающимся персонажем действа стал образ Дива в ярком исполнении Григория Попова. Убийца, упоенный запахом крови, символ зла, Див подталкивает князя к неразумному решению пойти на половцев. Пластика Дива полна нюансов - от льстивых, изгибающихся, якобы покорных коленопреклонений до торжествующих поз в эпизодах поражения русского войска.

Спектакль развивался по нисходящей, заканчиваясь рыхлым по логике и структуре финалом. Третий акт наводил уныние, порой хотелось закрыть глаза и просто слушать замечательную музыку Бориса Тищенко в тонком и проникновенном исполнении оркестра под руководством Валерия Гергиева.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18938
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 05, 2017 10:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017070502
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии,
Автор| Ольга Свистунова
Заголовок| МАМТ представит премьеру трех балетов классиков ХХ века
Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2017-07-05
Ссылка| http://tass.ru/kultura/4387896
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Для новой программы одноактных балетов выбрано три названия: "Сюита в белом" Сержа Лифаря, "Маленькая смерть" Иржи Килиана и "Вторая деталь" Уильяма Форсайта

Московский академический музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко (МАМТ) подготовил премьеру, поставив сразу три балета классиков ХХ века Сержа Лифаря, Иржи Килиана и Уильяма Форсайта, которые пройдут в один вечер.
"Это первый проект, осуществленный новым художественным руководителем балетной труппы МАМТ Лораном Илером", - сообщила ТАСС пресс-атташе театра Ирина Горбунова. Она проинформировала, что в среду состоится генеральная репетиция программы одноактных балетов, серия премьерных показов пройдет с 7 по 9 июля.

Лоран Илер - первый француз после Петипа, возглавивший русскую балетную труппу, отметила пресс-атташе МАМТ, добавив, что для новой программы одноактных балетов месье Илер выбрал три названия: "Сюита в белом" Сержа Лифаря, "Маленькая смерть" Иржи Килиана и "Вторая деталь" Уильяма Форсайта.

Впервые в России

Откроет вечер "Сюита в белом". Этот балет был поставлен Сержем Лифарем на музыку Эдуарда Лало в 1943 году для парижской Гранд Опера и никогда не исполнялся в России. МАМТ первым представит российской публике это сочинение.

"Сюита в белом" - не только первая постановка этого балета в России, но и вообще первое сочинение Сержа Лифаря, которое исполнит российская труппа", - уточнила Горбунова. Она напомнила, что Серж Лифарь был премьером "Русских сезонов" Дягилева, участниками которых были Михаил Фокин, Вацлав Нижинский, Леонид Мясин и другие русские мастера балета. Их сочинения во второй половине ХХ века вернулись в Россию, теперь наступило время и для Сержа Лифаря.

По словам Горбуновой, "Сюиту в белом" репетирует с артистами МАМТ Лоран Илер, который в недавнем прошлом танцевал в этом балете.

"Специально для постановки этого балета в Москву приехала великая французская балерина Клод Бесси, которая принимала "Сюиту в белом" от самого Лифаря, а сейчас репетирует ее вместе с Лораном", - рассказала пресс-атташе МАМТ.
"Лифарь всегда хотел увидеть свои балеты в России, он был бы очень доволен тем, что делает русская труппа", - процитировала Горбунова французскую этуаль.

"Великие классики Форсайт и Килиан"

Следующим балетом, который будет показан в новой программе МАМТ, станет "Маленькая смерть" Иржи Килиана на музыку Моцарта. Этот балет уже исполнялся артистами Театра Станиславского и Немировича-Данченко и был отмечен российской национальной театральной премией "Золотая маска". Худрук балетной труппы решил вернуть "Маленькую смерть" на подмостки МАМТ.

"Это великое произведение Килиана, как, впрочем, почти все его произведения, - говорит Лоран Илер. - И я очень рад, что артисты не просто смогут снова танцевать этот балет, но они также смогут развиваться и двигаться вперед к совершенству движения".
Завершит программу балет "Вторая деталь" Уильяма Форсайта на музыку Тома Виллемса.
"Мне повезло участвовать в создании Форсайтом нескольких балетов. Он архитектор движения, заново определяющий пространство", - поделился Илер. "Я думаю, Форсайт и Килиан являются сегодня великими классиками", - заключил худрук балета МАМТ.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18938
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 05, 2017 11:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017070503
Тема| Балет, БТ, Приз «Benois de la Danse»
Автор| Валерий Модестов
Заголовок| Benois de la Danse отметил свой четвертьвековой юбилей
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2017-07-04
Ссылка| http://musicseasons.org/benois-de-la-danse-otmetil-svoj-chetvertvekovoj-yubilej/
Аннотация|

Время летит быстро. Вот и приз «Benois de la Danse» достиг солидного по балетным меркам возраста. Все эти годы его художественным вдохновителем и бессменным председателем международного жюри был выдающийся хореограф Юрий Григорович.

Несмотря на проблемы и трудности, входящие и привходящие факторы, организаторам «Benois» удается почти каждый год знакомить москвичей и гостей столицы, специально съезжающихся на этот фестиваль, с чем-нибудь интересным в хореографическом искусстве, представлять балетному сообществу таланты, которые на фоне неизбежных в таком большом деле случайностей смотрятся особенно впечатляюще.

Двадцать пятое (юбилейное) вручение приза «Benois de la Danse» отличала скромная торжественность. Действо проходило на сцене Большого театра, где конкурс (теперь фестиваль!), собственно, и родился в 1992 году. За 25 лет в круг внимания «Benois» попало более 200 соискателей из почти 30 стран, которые представляли многие виды и направления классического и современного танца.

Но сегодняшний «Benois» уже не тот, что был четверть века назад. С тех пор как «Benois» объявил себя фестивалем мирового балета, он настойчиво движется к «балетному шоу», хотя конкурсную келейность пока не утерял, а сценическую зрелищность еще не приобрел. И вряд ли уже приобретет. Для полнокровного шоу нужны креативные идеи, художественный сценарий с возможностью свободной импровизации и талантливая режиссура.

А пока по старинке юбилейный вечер вела известная теле- и радиожурналистка и одновременно удачливая бизнес-леди Елена Ищеева в паре с замечательным артистом МХАТ имени А.П. Чехова Павлом Ващилиным. Роль ведущих на церемонии «Benois» в последние годы сводится к тому, чтобы объявлять лауреатов, дипломантов и призеров и вручать им дипломы и цветы, что, согласитесь, не совсем привычное дело для тех, кто привык сам получать цветы и подарки.

Получить заветную статуэтку работы скульптора Игоря Устинова, сына знаменитого актера Питера Устинова и потомка славного рода Бенуа, мечтают почти все танцовщики и хореографы, но удается это немногим.

«Benois de la Danse», конечно, не «балетный Оскар», как с легкой руки легендарного аргентинского танцовщика Хулио Бокка стали называть конкурс сначала журналисты по аналогии с киношным «Оскаром», а потом и сами его организаторы. Скорее это закрытый клуб, в котором восемь членов жюри, по совместительству они еще и эксперты, ежегодно составляют список претендентов и сами же из него выбирают призеров. Поэтому наивно думать, что нам представляют всё лучшее и всё самое интересное, что было в мире балета в прошедшем году. На самом деле это демонстрация личных пристрастий организаторов «Benois», членов жюри и их окружения. Отсюда такой разброс в качестве претендентов и победителей, отсюда – постоянное мелькание в номинантах и участниках концертов одних и тех же театров и балетных коллективов.

В 2011 году, например, рядом с блистательной примой Балета Монте-Карло Бернис Коппьетерс и талантливым танцовщиком из Музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко Семёном Чудиным (ныне – премьер Большого театра) удивляли зрителей невыразительным исполнением па-де-де из «Дон Кихота» американские «звезды»: солистка Балета Сан-Франциско Лорена Фейхо и солист Кубинского классического балета Майами Роландо Сарабиа. Тем не менее, г-н Сарабиа заветную статуэтку получил, а Балет Сан-Франциско не сходит с афиши «Benois».

Тогда же члены жюри оставили без внимания работу очень интересного, а главное самобытного китайского хореографа только потому, что дешифровка оригинальных и непривычных для европейцев пластических и образных символов «восточных хореографов» оказалась для них «китайской грамотой» – через призму устоявшихся стереотипов трудно понять «другой» образный мир.

Годом раньше после переклички и раздачи дипломов тогдашний ведущий Станислав Бэлза радостно сообщил, что высокое жюри решило приз «Benois» в номинации «Лучший хореограф» не присуждать. Зал вздрогнул: «Вот это да!» Сами выдвигали – сами и задвинули, уравняв всех шестерых в оценке. Вот и гадай, какой? То ли все одинаково хороши, а статуэтка всего одна, то ли наоборот все одинаково плохи – тогда зачем выдвигали?

Конечно, прыганье «солдатиком» под «Вальс-фантазию» Михаила Глинки – музыку нежную, чувственную, словно сотканную из серебряных нитей вдохновения и фантазии, нельзя считать удачным хореографическим решением, но были еще пять номинантов. Когда такое происходит на обычных конкурсах, всё понятно и логично: претенденты появляются «самоходом», и среди них может не быть того – «самого-самого», но здесь-то выдвигали сами члены жюри…

Ежегодно состав жюри меняется.

«Мы приглашаем в жюри авторитетных деятелей мирового хореографического искусства из числа руководителей знаменитых балетных трупп, видных хореографов, известных педагогов, звезд мирового балета, – сказал Юрий Григорович на встрече с журналистами. – Балет меняется, каждый год мы встречаем новых исполнителей и хореографов, которые поражают совершенством мастерства и творческой фантазией».

И хотя корпус членов жюри, проблема остается: составить жюри из одних только «звезд» не получается, поэтому чаще всего это – парад худруков разных балетных коллективов, которые выдвигают и лоббируют «своих».

Вот свежий пример. Концерт дипломантов и лауреатов открывала мировая премьера балета «Toi Moi / Ты Я», музыка (Илья Демуцкий), хореография (Юрий Посохов) и костюмы (Тимур Сулуашвили) для которого были созданы в дар юбилею «Benois». По задумке хореографа, солисты Джозеф Уолш (Балет Сан-Франциско) и Виктория Джайани (Чикагский Балет Джоффри) пытались «оживить» на сцене Большого театра скульптуру Приза. Но как-то вяло, невыразительно и не в музыку, которую блестяще исполнял необычный квартет (флейта, арфа, фортепиано и синтезатор). А ведь музыка Демуцкого – образная, многокрасочная и очень пластичная.

Закрывали гала-концерт прославленные звезды Большого театра лауреаты «Benois» Ольга Смирнова и Семён Чудин, которые продемонстрировали высочайший уровень классического танца в «Большом классическом па» Виктора Гзовского на музыку Обера. Их исполнение было технически безупречным, изысканно точным по пластике и линиям, царственным по манере исполнения, а потому завораживающе притягательным и прекрасным.

==================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18938
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 05, 2017 11:20 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017070504
Тема| Балет, МТ, ПремьерЫ, Персоналии, Илья Живой, Екатерина Кондаурова, Роман Беляков, Владимир Варнава, Борис Тищенко
Автор| Лариса Абызова
Заголовок| За порогом «Мастерской молодых хореографов»
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2017-07-05
Ссылка| http://musicseasons.org/za-porogom-masterskoj-molodyx-xoreografov/
Аннотация| ПРЕМЬЕРЫ

Под конец сезона Мариинский театр показал две балетных премьеры. Такие события частыми не назовешь. К тому же, обе постановки сделаны балетмейстерами, вышедшими из «Мастерской молодых хореографов», входящей в структуру балетного фестиваля «Мариинский».


Фото Наташа Разина @Мариинский театр

Двухактные «Времена года» Илья Живой поставил на музыку британского композитора Макса Рихтера, представляющую собой транскрипцию «Le quattro stagioni» Вивальди. Два природных сезона были освоены хореографом в минувшем сезоне театральном под названием «SeasonS». Нынче, добавив к ним еще два, Живой замкнул целостность цикла.

Свою концепцию хореограф заявляет так: «Смена времен года – не просто смена погоды за окном, это метафора всего происходящего на земле. Жизнь сменяется умиранием, одно состояние переходит в другое, и так бесконечно, пока существует мир». Впрочем, сезоны в спектакле выражены, их смена разграничена двумя интервалами со сменой картин и одним антрактом. Но главное – не природный цикл, а эмоциональное существование пары солистов (Екатерина Кондаурова и Роман Беляков), которые, несмотря на отсутствие сюжета, связывают действо в единое целое.

Начало спектакля очень живописно: из темноты сцены луч выхватывает сидящую на фоне маленьких холмиков женскую фигуру в ярко-оранжевой одежде. Мизансцена напоминает лаковую японскую миниатюру и хореограф дает время, чтобы полюбоваться ее красотой. Впрочем, на этом живописные изыски кончаются и хореография отталкивается исключительно от музыки, звучащей с фонограммы.

Солисты Екатерина Кондаурова, Роман Беляков и четыре пары работают с энтузиазмом. Живой умеет создать оригинальные композиции, удачно соединяя главный дуэт с остальными. Однако, десять человек на пустой, без декораций, сцене не могут заполнить огромную площадку Мариинки-2. Несоответствие камерного жанра представления и формы его показа в «космическом пространстве» не позволяют оценить все достоинства новинки. Например, изобретательно придуманные комбинации pas de bourrée во второй части («Лето») не фокусируются в безграничном просторе.

Но такое несоответствие наносит урон не только художественной стороне. Билеты на спектакль для десяти исполнителей под фонограмму и практически без декораций, каждый из двух актов которого не превышает получаса, продают по полноценной стоимости.

Балет Бориса Тищенко «Ярославна» имел успех в 1974 году в хореографии Олега Виноградова. Ныне к партитуре обратился молодой хореограф Владимир Варнава, назвав свой трехактный спектакль «Ярославна. Затмение».

На премьере за дирижерский пульт встал сам маэстро Валерий Гергиев. Это не часто случается на балетных спектаклях и сразу повысило зрительский интерес. В буклете к премьере Валерий Гергиев заявляет: «Музыка Тищенко сложнейшая, но его сочинения – и для музыкального театра, и симфонические – могут собирать восторженные залы везде, во всем мире. <…> Теперь его гениальное сочинение войдет в репертуар Мариинского театра в сценической постановке и еще больше зрителей узнают творчество этого глубокого музыканта. Считаю своим долгом знакомить публику с сочинениями такого большого композитора и передавать свою любовь к его музыке слушателям». Свою задачу маэстро выполнил: публика музыку слушала с интересом и пониманием. Оркестр, ведомый рукой Гергиева, звучал великолепно. Свою лепту внес хор (главный хормейстер Андрей Петренко, хормейстер Константин Рылов). Но в балете важна визуальная составляющая.

Сюжет (либретто Владимира Варнавы и Константина Федорова) изложен ясно: князь Игорь (Юрий Смекалов), подстрекаемый Дивом (Григорий Попов), несмотря на плохой знак – затмение Солнца – идет в поход на половцев, побеждает, а потом терпит поражение. Варнава определяет свою концепцию так: «Я занимаюсь современным искусством и убежден, что оно должно быть актуальным, считываемым сегодняшним зрителем. Зритель должен чувствовать, что это про него». Выбранные выразительные средства наглядно свидетельствуют, что хореограф представляет своих зрителей людьми, не способными видеть историческую ретроспективу и мыслящими примитивными компьютерными категориями.

Заставки к каждому акту, сделанные в жанре театра теней, выполнены в стиле компьютерной графики (художники Галя Солодовникова, Игорь Фомин, Илья Старилов). Сражения напоминают игры-стрелялки. Оттуда же и узнаваемые атрибуты – то подводная лодка проплывет, то динозавр вылезет. Половцы являются в обличии волков, русские воины ‒ в виде хоккеистов: натурально сделанные спортивные шлемы, наколенники и щитки. В руках у «хоккеистов» полосатые жезлы, как у инспекторов ГИБДД. Эти жезлы, подсвеченные изнутри лампами дневного света, превращаются в автоматы, огнеметы и прочие виды оружия массового поражения.

Главная идея постановщиков: князь Игорь – прародитель Октябрьской революции (неужто спектакль приурочен к ее грядущему столетию?). Позы Игоря постоянно и настойчиво имитируют памятники вождей пролетариата, а построения воинской дружины – физкультурные парады. Гипсовые пионеры (костюмы и грим сделаны очень натурально) играют вокруг огромного крокодила с детской площадки. На советские времена с их помпезными награждениями намекает и вручение Кончаком сверкающего ордена князю Игорю.

Несмотря на необходимость показать битвы и схватки, хореография Варнавы в большинстве сцен статична. Массовый сбор дружины в поход на врага в первом акте показан увеличением количества хоругвей над головами. Воины маршируют, не сходя с места. Намерение стоять насмерть за родную землю так и изображено – кордебалетные воины стоят недвижимы.

Зато динамична сцена расправы дружинников князя над половчанками, когда на фоне живописно развешанных обнаженных девичьих тел, двенадцать воинов – то по очереди, то всем скопом – долго и монотонно бьют и насилуют уцелевшую деву (Кристина Шапран).

С претензией на масштабность решена «сцена разврата» в третьем акте. Начало мизансцены с длинным столом от кулисы до кулисы отсылает к «Блудному сыну» Джорджа Баланчина. Массовка в замысловатых фантастических костюмах будит в памяти культовый фильм «Пятый элемент». Но ни философской глубины «Блудного сына», ни изысков «Пятого элемента» не получается, и в результате всё смахивает на оргию в недорогом стриптиз-клубе, где полуголые девицы в блестках соблазняют Игоря с товарищами.

А что же героиня, чье имя в названии балета? Ярославна (Злата Ялинич) появляется в первом и последнем актах, где у нее есть монологи и дуэты с Игорем, пластика которых отличается от общего строя хореографии и схожа с манерой Бориса Эйфмана. Поскольку и Юрий Смекалов, и Злата Ялинич бывшие танцовщики эйфмановской труппы, закрадывается мысль об их участии в сочинении партий. Об этом не стоило бы говорить, кабы было понятно, что за роль выпала Ярославне. В духе моды на дегероизацию отечественной истории, Игорь развенчан. Быть для мужа-антигероя «голубкой-ладой» вряд ли возможно.

В музыке Бориса Тищенко, включающей хор, поющий подлинные фрагменты «Слова о полку Игореве», есть трагедия и князя, и Ярославны, и Руси. Нет в ней только ерничества нынешних создателей балета на эту музыку.

========================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18938
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 05, 2017 2:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017070505
Тема| Балет, Театр Бориса Эйфмана, Персоналии, Мария Абашова, Олег Габышев
Автор| АНАСТАСИЯ БИРЮКОВА
Заголовок| «Русский Гамлет» возвращается
Театр Бориса Эйфмана празднует сорокалетие в Петербурге [фото]

Где опубликовано| © Комсомольская правда - Санкт-Петербург
Дата публикации| 2017-07-05
Ссылка| https://www.spb.kp.ru/daily/26697/3725052/
Аннотация|

Почему история «русского Гамлета» всегда будет окутана тайнами и мистикой, а Евгений Онегин неплохо смотрится в малиновом пиджаке? «Комсомолка» побывала на репетиции театра балета Бориса Эйфмана накануне его сорокалетия, который труппа отпразднует на сцене Александринского театра, узнала о профессиональных ритуалах ведущих артистов и том, что они чувствуют накануне значимой даты.


Спектакль "Русский Гамлет". Автор фото: Евгений Матвеев

Незабываемая Каренина

Петербург встречает легендарную труппу после семи недель гастролей по США и Канаде. Отдыхать некогда: впереди завершение театрального сезона и празднование 40-летия коллектива. Зрители увидят спектакли конца 90-х – 2000-х в новом формате: переосмысленная хореография, другие декорации, костюмы и, конечно, спецэффекты, без которых современное искусство не может существовать. Возрожденный спектакль «Русский Гамлет» откроет серию из шести вечеров, в течении которых покажут всемирно известные спектакли труппы: «Евгений Онегин», «Анна Каренина», «По ту сторону греха», «Роден, ее вечный идол», «Up & Down».

В гримерке идут последние приготовления к репетиции, а артисты уже разминаются на сцене в ожидании маэстро. Поговорить с ведущей солисткой театра Марией Абашовой удалось за кулисами. Предстоящий спектакль станет ее бенефисом: в театре Эйфмана она танцует уже 15 лет.

– Пожалуй, я даже не осознаю, что уже 15 лет на сцене. Хотя помню каждый сезон, каждую премьеру. Но наши спектакли в Петербурге – это нечто особенное, - рассказывает Мария. - Мы выступаем дома, для нашей родной публики и, конечно, выходим на сцену с большой радостью. Самая знаковая роль для меня – это Анна Каренина, поскольку после этой партии я стала ведущей солисткой театра. Я была первой исполнительницей роли Анны. Никогда не забуду эту премьеру: ты стоишь на сцене, и у тебя слезы в глазах. И ты говоришь себе: «Неужели это происходит». Непередаваемое чувство, когда ты танцуешь партию, которой не было до этого. Очень ответственно и приятно.

Гамлет по-русски

В постановке «Русский Гамлет» Мария Абашова исполняет партию императрицы Екатерины II. История жизни ее сына, Павла I, окутана ореолом тайн и мистики. Дворцовые интриги, убийство отца и холодность со стороны матери превращают юного наследника престола в осторожного, мнительного человека. Спектакль рассказывает историю юного принца-романтика с самого детства до столь ожидаемой им коронации на русский престол. Эйфман рисует мир фантастических галлюцинаций принца, через танец передает идею полного одиночества личности. Вечный поиск ответа на вопрос: «быть или не быть?»

Многие годы спектакля не было в программе театра. В 2017 году «Русский Гамлет» вернулся на сцену. Эйфман не привык создавать новые редакции старых спектаклей, куда важнее для него – существенно переосмыслить собственные постановки и донести их идеи уже для нового зрителя, современного и порой скучающего от классического балета.

– Спектакль имеет свойство устаревать. Возвращая на сцену свои старые балеты, я не реставрирую их, а создаю новые хореографические версии. Адекватные современным профессиональным и техническим возможностям моего театра. Ведь кто, как не автор, имеет право на то, чтобы вдохнуть новую жизнь в известные творения? – комментирует Борис Эйфман.

Путешествуем во времени

Новый «Гамлет» получился более изысканным и изобретательным. Танец теней на фоне полотна – это сцена, которая граничит между балетом и эротикой. Пока классические позиции остаются неизменными, руки и мимика выражают все эмоции: страх, гнев, страсть.

Исполнитель партии Павла I, ведущий солист театра Олег Габышев уверен, что «Русский Гамлет» – это отличная возможность для зрителя для путешествия во времени.

– Наш балет пронизан тайнами, мистицизмом, и для меня главное – это передать непохожесть Павла I на других русских правителей. Он чувствует себя императором и в то же время понимает, что он – марионетка. Зритель вместе с нами окунется в екатерининскую эпоху.

Другая, не менее знаменитая партия Олега Габышева – это Евгений Онегин в одноименном балете. Его герой перемещается из классического, созданного Пушкиным мира в 90-ые. Становится настоящим денди в малиновом пиджаке, вместо бала идет на дискотеку, а Ленского убивает не на дуэли, а в ходе схватки на ножах. Показ «Евгения Онегина» 5 июля станет бенефисом Олега Габышева.

– Как бы выглядел Онегин в 2017-м? Наверное, у него в карманах было бы огромное количество гаджетов, и он сидел бы во всех социальных сетях. А история все равно бы осталась прежней. Любовь, дружба, истина – это вопросы актуальные как для ХIХ века, так и для ХХI. «А счастье было так возможно», – подобная истина будет тревожить еще не одно поколение молодых людей.

«Балетные» ритуалы

На вопрос о том, какие ритуалы есть в жизни балетного артиста, Олег смеется и признается: много.

– Естественный ритуал – это разогрев всего тела, чтобы я почувствовал себя максимально свободным, раскрепощенным. Очень помогают дыхательные упражнения, многие элементы из йоги. Подобные практики увеличивают выносливость, приучают правильно дышать. Для артиста важно контролировать дыхание во время выступления.

Борис Эйфман появляется в зале, и артисты приступают к репетиции. Сосредоточенный и строгий, Эйфман для них и хореограф, и режиссер. Он следит за каждым движением, за каждым поворотом головы. В какой-то момент даже встает с места и начинает сам показывать танцовщикам отдельные элементы.

–Ты – хищник, зверь, тащи ее в свою берлогу,– Эйфман объясняет Сергею Волобуеву, исполнителю партии Фаворита, как правильно «похитить» свою партнершу.

Несмотря на маленькие ремарки, прогон спектакля смотрится на одном дыхании. Артисты не произносят ни звука, но их танец – язык, который зритель поймет без слов.

НА ЗАМЕТКУ

Театральный сезон труппы завершается ставшими уже классикой спектаклями. Они пройдут на сцене Александринского театра с 3 по 11 июля, а во второй половине месяца коллектив привезет свои избранные постановки в Москву – в Большой театр. У Бориса Эйфмана уже есть идеи для создания новых балетов. Но маэстро уверен, что, пока замысел не приобрел конкретные черты, его нужно держать в секрете. А чем удивить публику, он точно придумает.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Амалирис
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 02.07.2008
Сообщения: 10456

СообщениеДобавлено: Ср Июл 05, 2017 7:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017070506
Тема| Балет, Гамбургский балет, Премьера, Анна Каренина, Джон Ноймайер
Автор| ОЛЬГА БОРЩЁВА
Заголовок| «Анна Каренина», мировая премьера балета Джона Ноймайера
Где опубликовано| Belcanto.ru
Дата публикации| 2017-07-05
Ссылка| www.belcanto.ru/17070502.html
Аннотация|



2 июля в Гамбурге Джон Нормайер представил публике свой новый балет «Анна Каренина». В проекте участвуют Большой театр и Национальный балет Канады. Ноймайер подчёркивает, что не переводил роман Льва Толстого на язык танца, а вдохновлялся им, создавая собственное произведение.

Действие разворачивается в настоящем времени. Музыка П. И. Чайковского придаёт спектаклю измерение, связывающее его с XIX веком. Звучат, например, Торжественная увертюра на датский гимн, «Воспоминание о Флоренции» или «Andante cantabile» из Первого квартета (слушая его, Толстой когда-то «заливался слезами»). Когда «включается» музыка Шнитке, персонажи проваливаются в пространство дурных предчувствий, страхов и душевных метаний. И, наконец, Левин выделен из всех тем, что картины его деревенской жизни сопровождает музыка британского музыканта Кэта Стивенса.

Некоторые балетные сцены оставляют странное впечатление затянутости: смысл уже понятен, а танец зачем-то всё ещё продолжается.

Ломаные линии хореографии Ноймайера, лишенные захватывающей красоты чистого движения и не такие пластичные, изобретательные и полётные, как, например, у Бориса Эйфмана, малоинтересны сами по себе.



Безупречно элегантный Каренин (Иван Урбан) – политик, проводящий выборы в американском стиле. Поэтому для него важна внешняя сторона брака. Его мир – рационально-бюрократический, чётко расчерченный по клеточкам, как подчёркивают и спускающиеся с потолка квадраты Мондриана. Помощница или секретарша Лидия Ивановна (Майо Арии) в черном строгом платье утешает и ненавязчиво направляет Каренина в религиозную сторону, хотя роль, сыгранная этой женщиной в гибели Анны, не раскрывается.

Вронский (Эдвин Ревазов) – спортсмен и играет в лакросс.

Игроки скачут и машут клюшками, как гладиаторы – эта картина заменяет сцену скачек, не подходящую к балету по стилю.

Эпизод «грехопадения» Анны (Анна Лаудере) с Вронским стал одним из наиболее сильных в спектакле. Если встреча на празднике (когда Вронский забывает про воздушно-розовую Китти) освещается прелестью, лёгкостью и шармом начала любви, то этой пугающей сцене, подсвеченной жёлто-зелёным цветом, предан подлинно зловещий оттенок.



Долли (Патриция Фриза) пришла из магазина с бумажными пакетами и застала полуголого Стиву (Дарио Франкони) с няней-англичанкой (Джорджина Хиллс). Из пакетов разлетелись колбасы. В танце их шестерых детей Ноймайер использует элементы русской народной пляски. Серёжа (Мариа Хугует) был по виду уже подростком, и казалось нелепым, что он ещё играет с поездом и медвежонком.

Левин (Алеш Мартинез) – фермер в красной клетчатой рубашке, кожаных штанах и ковбойской шляпе. Он навещает Китти (Эмили Мазон) в санатории, где она переживает первую жизненную драму с картонным стулом на голове. Позже парни в голубых комбинезонах косили невидимую траву в утренних сумерках под песню Стивенса «Morning Has Broken». В их ряды влился и Левин, поссорившейся с женой. Китти с ребёнком на руках к всеобщей радости приехала к нему на тракторе.

Анна приходит на оперу Чайковского «Евгений Онегин».

«Быть может, это всё пустое…», – «поёт» Яиза Колл в белой рубашке с письмом в руке, напоминая о том, что «Анна Каренина» Толстого является своеобразной вариацией на заданную Пушкиным тему. А потом Татьяна c упрёком толкает Вронского, накануне танцевавшего с княжной Сорокиной (Грета Йоргенс), красивой, как северная принцесса. Анна летит в бездну одиночества среди отработанно и самодовольно двигающихся нарядных фигур.



Может быть, некоторые идеи Ноймайера воспринимались бы иначе, если бы я не видела одноимённого балета Анжелики Холиной, тоже на музыку Шнитке и Чайковского. Там точно так же стулья символизировали социальный порядок, и звучала ария из «Евгения Онегина». Если у Холиной в итоге Анну убивает общество (именно из его представителей выстраивается поезд), то у Ноймайера ключевую роль играет тяжелый внутренний конфликт, а трудная социальная ситуация – не более чем рамка для него.

По спектаклю разбросаны приятные мелочи, отсылающие к роману Толстого.

Это и букетик с фиалками в волосах у Анны, и белая рубашка, которую в самый последний момент перед свадьбой справили Левину хлопцы в голубых комбинезонах. Красный мешочек стал красной сумочкой, откуда Анна вынимает то сигареты, то таблетки.

Спектаклем дирижировал Саймон Хьюит, и музыка воспринималась как ненавязчивый фон. Но когда зазвучал фрагмент из симфонии П.И. Чайковского «Манфред», захотелось большего, а в правом углу ямы что-то уныло тянулось. Всё равно казалось, что «Манфред» намного сильнее происходящего на сцене (сначала медсёстры крутили стриженую Анну на кровати широкими белыми лентами, потом она разрывалась и мирила Каренина с Вронским среди железных прутьев).



Сквозь весь балет проходит образ Мужика (Карен Азатян) в оранжевом комбинезоне дорожного рабочего.

Он таскает за собой мешок, гремящий железом, и, конечно, приговаривает по-французски. В конце, когда Ноймайер рисует душевное состояние человека, отвергающего мир, и вокруг Анны двигаются ненавидящие друг друга и её, как ей представляется, тени, в оранжевом комбинезоне появляются и Каренин с Вронским.

Ноймайер не боится выстраивать сложные смысловые конструкции, но из зала они не всегда прочитываются. Так, мой немецкий спутник, не читавший романа, даже не понял, что Анна бросилась под подъезд. Также он поинтересовался, почему, всё-таки, такое больше место в спектакле отведено рабочему. Я ответила, припомнив что-то из Набокова, что тяжелый мешок может символизировать чувство вины и гнетущего стыда героини, а сам мужик – «грех, отвратительный и опустошающий душу».

«Что же она такое страшное сделала?», – поинтересовался он в ответ. И действительно, что?

Фото: Kiran West
_________________
С уважением, Андрей Галкин
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18938
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 06, 2017 1:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017070601
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Клод Бесси
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| «Лифарь говорил: “Бесси, покажи!”»
Клод Бесси поработала над «Сюитой в белом»

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №120, стр. 11
Дата публикации| 2017-07-06
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3343814
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко завтра состоится московская премьера программы одноактных балетов Сержа Лифаря, Уильяма Форсайта и возобновленного спектакля Иржи Килиана. Наибольший ажиотаж вызывает шедевр французской неоклассики — «Сюита в белом» Сержа Лифаря на музыку Лало. На московскую сцену балет переносит художественный руководитель труппы Лоран Илер. Для работы с солистками он пригласил в Москву своего бывшего педагога — великую француженку Клод Бесси, одну из любимых балерин Лифаря. Незадолго до премьеры с Клод Бесси встретилась Татьяна Кузнецова.


— Мадам Бесси, в нашем представлении вы оплот французского академизма, хранитель традиций, больше 30 лет возглавляли школу Парижской оперы. А между тем вы стали артисткой кордебалета Парижской оперы в 14 лет. Когда вы успели всему научиться?

— История проста: после войны, в 1946-м, многие артисты ушли из труппы по возрасту, в кордебалете было много свободных мест, и нас, 13 человек, взяли просто по необходимости. Хотя мы совсем не были готовы — я поступила в школу в 1942-м и проучилась всего четыре года.

— Говорят, Баланчин, приехав ставить в Парижскую оперу, нашел вас в кордебалете и поручил первую сольную партию.

— В «Серенаде», это была небольшая роль. Просто в то время газеты нас бурно рекламировали: писали, что Баланчин занял в своем балете всю молодежь. Это был 1947 год.

— А Серж Лифарь в то время не руководил Оперой? Он ведь был вынужден уехать из Франции из-за обвинений в коллаборационизме?

— Это — ложь, сочиненная теми, кто завидовал успеху Лифаря. Он никогда не сотрудничал с фашистами. Ведь что произошло? Немцы вошли в Париж, все руководство Оперы разбежалось, и единственный человек, который остался в Париже, был Лифарь. Как он мог бросить труппу? Потом говорили, что он показывал Гитлеру театр, но это тоже неправда. Во время войны Лифарь помогал очень многим. Он прятал танцовщиков-евреев.

— Какая была атмосфера в Парижской опере в то время? Она была подконтрольна немцам или это был такой островок независимости?

— Немцы приходили смотреть спектакли. Но внутри, за кулисами театра никогда немцев не видели. И не надо забывать, что мне тогда было 12 лет. Меня эти проблемы не занимали…

— А когда Лифарь заметил вас как танцовщицу?

— Когда вернулся, в 1948-м. Он меня часто занимал в своих балетах, потому что у меня была хорошая память. Он ставил хореографию быстро, быстро показывал, а я сразу схватывала. И Лифарь говорил: «Бесси, покажи». Моя первая роль была в «Септете». Это современный балет, такой балетный неореализм. Мы с моим одноклассником Пьером Лакоттом танцевали под аккордеон. Лифарь вообще меня опекал. В 1948-м у Парижской оперы были гастроли в Нью-Йорке. А поскольку я была несовершеннолетней, от моего отца потребовали бумагу, что он меня отпускает за границу. Он сказал Лифарю: «Я вам доверяю свою дочь». И Лифарь воспринял это очень серьезно: он меня повсюду таскал с собой — на деловые обеды-ужины, в посольство, всюду. В Нью-Йорке и потом, в Южной Америке. Это вызывало ревность, ведь я была всего лишь артисткой кордебалета, а вокруг этуали с именами. Но Лифарь был для меня как отец, прекрасный отец.

— Какой он был по характеру? С ним трудно было на репетициях?

— Совсем нет. Он не был вспыльчивым, у него были свои словечки для артистов, свои выражения. На репетиции он не приходил с готовым планом, всегда сочинял исходя из индивидуальности артиста. Говорил: «Давайте попробуем так. А если так?» Потом так работал Бежар. А вот Ландер являлся на репетицию с тетрадкой, у него все уже было расписано. Это, конечно, другой тип контакта с артистом — очень четкий, очень регламентированный.

— А вы просили у Лифаря роли, пользуясь своим положением?

— Мне он и так много давал танцевать. Правда, Федру я ходила просить. Я не подходила и по возрасту, и внешне, но мне очень хотелось ее станцевать. Потому что мне уже надоела классика в пачках и неоклассика в купальниках, надоело, что все обращали внимание на мое лицо и все время ахали: «Ах, красавица Бесси!» Я сказала Лифарю, что если я такая красотка, то лучше пойду в «Фоли-Бержер», буду там зарабатывать больше денег и меньше работать. И он сдался. Я брала уроки актерского мастерства и сделала эту роль. В 1958-м, на первых гастролях Парижской оперы, я станцевала в Москве «Федру» Лифаря.

— Резонанс тех гастролей был грандиозным, историческим.

— Да, принимали прекрасно. У меня был огромный успех с «Вариацией собачки».

— А это что такое?

— Это из «Сюиты танцев» на музыку Шопена. Постановка Авелина, нашего старого балетмейстера. Лифарь у нас отвечал за новые спектакли, а он — за старинный репертуар. Очень быстрая техничная вариация. А собачек, разумеется, на сцене никаких нет — просто Шопен так назвал эту музыку.

— Тогда же впервые москвичи увидели «Сюиту в белом» Лифаря, хотя самого его в Москву тогда не пустили. Балет произвел фурор. Вы в нем танцевали?

— Да, конечно. Это великий классический балет, Лифарь создал «Сюиту в белом» в 1943-м, в разгар войны, и за свою карьеру я станцевала в ней все: сначала кордебалет, потом «Сиесту», вариации — «Флейту», «Сигарету». У нас очень часто шла «Сюита в белом».

— Этот балет пятый по количеству представлений за всю историю Парижской оперы. Первой идет «Коппелия», потом «Жизель», еще два балета XIX века, теперь забытых. А потом — «Сюита в белом». А какая из партий в этом балете ваша любимая?

— У меня хороший прыжок и хорошие заноски, поэтому — «Сигарета». Я танцевала ее много и с удовольствием.

— Почему вариация называется «Сигарета»?

— Лифарь ее так назвал. Там такие плавные движения руками — будто дым клубится.

— Улавливают ли артисты Музтеатра Станиславского стиль «Сюиты», по-французски изысканный, очень непростой?

— Труппа хорошая. Со стопами нет проблем, с техникой тоже. Осталось немного поработать над музыкальностью и заносками. Заносок здесь нет. У женщин. У мужчин с этим все более или менее в порядке.

— Этот балет требует много солисток балеринского уровня.

— Да, это сложный балет, вариации сложные. Когда Лифарь ставил этот балет, в Опере были сильные танцовщицы, очень техничные — Иветт Шовире, Шварц, Дарсонваль. Но здесь тоже есть сильные солистки. Эрика, например, очень хорошая танцовщица (Микиртичева.— “Ъ”). И вообще у меня здесь столько воспоминаний, всплыли русские слова: «пошли», «пожалуйста». Это же театр Бурмейстера — лет 55 назад я три месяца с ним работала в Парижской опере, он тогда ставил нам «Лебединое озеро».

— Оно до сих пор идет в этом театре…

— Я обожаю этот спектакль, это лучшее «Лебединое озеро» из всех, которые я видела. Потом Парижская опера переставила «Лебединое озеро» с Нуреевым, и его постановка мне абсолютно не понравилась.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 13, 2017 8:36 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 1 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика